Война с османской империей – Османская империя в Австро-прусско-итальянской войне — Википедия

Содержание

Русско-турецкая война (1710—1713) — Википедия

Ру́сско-туре́цкая война́ 1710—1713 годов — война между Русским царством и Османской империей. Основным событием стал неудачный Прутский поход царя Петра I в 1711 году, приведший Россию к неудаче в войне.

Отношения России с Османской империей в 1700—1709 годах[править | править код]

Через год после заключения в 1700 году Константинопольского мирного договора был отправлен в Константинополь князь Д. М. Голицын с целью убедить османцев дать разрешение русским кораблям плавать свободно по Чёрному морю. Поездка Голицына не увенчалась успехом. Османское правительство не согласилось, и Голицын вынес из поездки вообще такое впечатление, что османцы очень недоброжелательно относятся к России и готовы воспользоваться всяким удобным случаем, чтобы вернуть себе назад все сделанные по последнему миру уступки земель. Такое положение дел могло создать большие затруднения для России ввиду войны со Швецией. Двух войн сразу Россия не могла вести. Пётр I решил употребить все меры, чтобы предотвратить возможность новой войны с Османами. С этой целью в ноябре 1701 года он отправил Петра Андреевича Толстого для постоянного пребывания при дворе султана Мустафы II. Он должен был собрать самые точные сведения об Османской империи в отношениях политическом, административном, военном, экономическом и даже бытовом. Толстого встретили в Константинополе очень подозрительно, и к дому его был приставлен караул. Тем не менее, ему удалось выведать, что главным противником России был крымский хан Девлет II Гирей, который распространял тревожные слухи с целью побудить султана к новой войне с Россией. Толстому удалось свергнуть при помощи матери султана великого визиря, сочувствовавшего планам Девлета II. Вскоре, в 1703 году, умер и султан Мустафа, и на престол был возведён брат его Ахмед III. Боясь козней, он почти ежедневно менял великих визирей и привёл империю в такое положение, что о войне и думать нельзя было.

Так продолжалось до 1706 года, когда новый хан Крыма Газы III Гирей донёс, что причерноморские ногайцы терпят от русских религиозные преследования и изъявляют желание переселиться в пределы Османской империи. Французский посланник при дворе султана всячески старался поссорить османцев с Россией. Но султан и теперь не решался на войну, и в этом отношении соболи и деньги, раздававшиеся щедро Толстым, делали своё дело. В июне 1709 года пришло новое письмо от восстановленного на крымском престоле Девлета II Гирея с тревожными известиями, будто бы русский военный флот появился уже в Азовском море.

Интриги Карла XII и объявление войны[править | править код]

После разгрома шведской армии в Полтавской битве в 1709 году шведский король Карл XII укрылся в городе Бендеры, владении Османской империи. Желая побудить султана к войне с Россией, Карл написал ему письмо, в котором изложил все выгоды этой войны и предлагал союз Швеции. Предложение это, однако, не имело успеха. Напротив, Пётр даже заключил с Османской империей договор, по которому последняя обязывалась удалить из своих пределов Карла и всех бежавших с ним казаков. Узнав об этом, король шведский отправил в Константинополь преданного ему генерала Понятовского и при посредстве его свергнул великого визиря, при котором был заключён договор об удалении Карла. Новый визирь Нуман-паша Кёпрюлю также был против разрыва мирных отношений с Россией и помог Карлу только деньгами. Тогда Карл решился на другое средство. Интриги Понятовского подняли восстание янычаров. В это же самое время Пётр усиленно стал настаивать на удалении Карла из османских пределов, грозя в противном случае начать военные действия в союзе с королём польским. В ответ султан Ахмед III под влиянием французской и шведской дипломатии, и особенно под давлением своего вассала, крымского хана Девлета II Гирея, объявил 20 ноября 1710 года войну России. Толстой был посажен в Семибашенный замок. Как писал английский посол в Стамбуле Саттон, «

война с Россией целиком является делом татарского хана».[6]

Планы сторон[править | править код]

В декабре 1710 года крымский хан Девлет II Гирей встретился в Бендерах с шведским королём Карлом XII и гетманом Правобережной Украины Филиппом Орликом. Было решено нанести удар по Правобережной Украине соединёнными силами ханского сына Мехмеда Гирея с орликовцами и поляками (противниками Петра I) и одновременно по Левобережной Украине силами самого крымского хана с запорожцами. Турция была занята войной в Ливане и собиралась воевать через своих вассалов.

Пётр I решил действовать наступательно и, нанося отвлекающие удары по крымским татарам и их союзникам, атаковать Османскую империю через Молдавию и Валахию, где его союзниками стало бы христианское население империи.

Схема похода на правобережную Украину. Красным — маршрут наступления армии; синим — пути отступления

В январе 1711 года крымское войско (80—90 тысяч человек) вышло из Крыма. На Левобережье Днепра хан повёл до 40 тысяч воинов, правым берегом Днепра на Киев пошли Мехмед Гирей с 40 тысячами крымцев в сопровождении 7—8 тысяч казаков (сторонников Орлика и запорожцев), 3—5 тысяч поляков Потоцкого и небольшого шведского отряда полковника Цюлиха (700 солдат).

Левобережье Украины[править | править код]

На Левобережье хан Девлет II Гирей рассчитывал на помощь ногайцев с Кубани. Русские войска, противостоящие крымцам на Левобережье, состояли из 11 тысяч солдат генерал-майора Ф. Ф. Шидловского в районе Харькова, корпуса Апраксина под Воронежем и 5 тысяч донских казаков. Столкнувшись с Белгородской и Изюмской крепостными оборонительными линиями, крымцы в середине марта повернули в Крым, оставив полуторатысячный гарнизон под общим командованием запорожского полковника Нестулея в захваченной ими без боя Новосергиевской крепости.

В апреле Новосергиевская крепость была освобождена отрядом Шидловского.

Правобережье Украины[править | править код]

Поначалу соединённые силы крымцев, орликовцев, запорожцев и поляков имели успех на правом берегу Днепра, слабо прикрытого русскими войсками. Союзники захватили ряд крепостей и разбили при Лисянке отряд есаула Бутовича, посланного гетманом Скоропадским. Однако затем между украинцами, поляками и крымцами начались серьёзные разногласия. Казаки призывали к борьбе за независимость Украины, поляки Потоцкого хотели присоединения Украины к Речи Посполитой, крымское войско было заинтересовано в грабеже и угоне пленников.

25 марта (ст.стиль) 30 тысяч крымцев и запорожцев подошли к Белой Церкви. Их первый штурм был отбит русским гарнизоном (ок. 1000 человек), на следующий день гарнизон сделал вылазки, в которых крымцы понесли большие потери и предпочли отойти к Фастову. После этого поражения крымские отряды стали заниматься грабежом и захватом мирных жителей. Главнокомандующий русскими силами на Украине Голицын собрал для отпора набегов 9 драгунских и 2 пехотных полка, которые заставили в конце апреля отступить Орлика и Мехмеда Гирея в Бендеры, османские владения. 15 (26) апреля 1711 года возле Богуслава Голицын настиг часть крымцев и отбил свыше 7 тысяч захваченных пленников.

Кубань[править | править код]

Ещё в январе 1711 года было принято решение послать на Кубань экспедицию под командованием казанского губернатора П. М. Апраксина. В мае 3 пехотных и 3 драгунских полка (6300 человек) вышли из Казани, в Царицыне к ним присоединились иррегулярные войска и яицкие казаки. Позднее подошло 20 тысяч калмыков тайши Аюки.

В августе Апраксин вышел из Азова и направился на Кубань. В победной реляции сообщалось, что было побито более 11 тысяч ногайцев, а 21 тысяча взята в плен. В сентябре русские и калмыки разбили войско Бахта Гирея из 7 тысяч татар и 4 тысяч казаков-некрасовцев. Был отбит русский полон в 2 тысячи человек. Известие о заключении Прутского мира заставило Апраксина вернуться в Азов.

Поход на Крым[править | править код]

После отражения нападения крымцев на Украину, русские войска под началом Бутурлина перешли в наступление. 30 мая 1711 года 7 пехотных и 1 драгунский полки (7178 человек), а также 20 тысяч казаков Скоропадского вышли в поход на Крым. Движение войска было крайне затруднено громоздким обозом, в котором везли припасы, необходимые в засушливых степях. Первоначально планировалось послать в Крым через Сиваш лёгкие казацкие отряды, но, как выяснилось, сделать этого было нельзя из-за нехватки лёгких судов. В войсках начался голод, ели одну конину. Девлет II вывел часть конницы из Крыма и приступил к широкомасштабным партизанским действиям в тылу русских войск: как в войсках, пытавшихся блокировать Перекоп, так и в тылу основной армии, двигавшейся с Петром I на Дунай.

Голод и действия крымцев заставили в конце июля отступить Бутурлина и Скоропадского от Крыма.

Черногория. Миссия Милорадовича и Лукачевича[править | править код]

В начавшийся войне Пётр I рассчитывал использовать национально-освободительное движение угнетенных славянских народов против турок в своих интересах[2][1]. В 1711 году с тайной миссией поднять восстание черногорцев, герцеговинцев и жителей Адриатического приморья на Балканы были направлены служившие в русской армии герцеговинец полковник Михаил Милорадович и черногорец капитан Иван Лукачевич снабжённые грамотами Петра I[3][2]. Тайная миссия была удачной лишь в Черногории

[1] — в июне 1711 года Милорадович с небольшим отрядом высадился на побережье Адриатики и вскоре прибыл в Цетине, где без особых усилий добился того, что черногорцы взялись за оружие. В июле 1711 года черногорское ополчение вместе с небольшим отрядом Милорадовича перешло границу и напало на турецкие крепости Грахово, Никшич, Спуж и Гацко, однако не добилось успеха в их штурмах. В ответ против черногорцев была брошена 20-тысячная армия боснийского визиря Ахмет-паши Шапшатлии, в то же время потерпел неудачу Прутский поход Петра I. В мирном договоре, заключённом по итогам поражения Русского царства, о балканских славянах в целом и черногорцах в частности не было сказано ни слова, а уже весной 1712 года российская военная миссия была вынуждена отбыть из Черногории, оставив её один на один с враждебной Османской империей. В дальнейшем, несмотря на победу черногорцев у Царева Лаза, турецкая армия заняла Цетине, а владыка Данило Шчепчевич Негош был вынужден искать убежища у венецианцев[3].

Прутский поход[править | править код]

В апреле 1711 года Россия заключила союз с молдавским господарём Дмитрием Кантемиром, 27—30 мая Борис Шереметев переправил свою конницу через Днестр на территорию Молдавии и двинул на Исакчу для захвата переправ через Дунай, но, получив сведения о подходе к Дунаю крупных османских сил, повернул на Яссы, куда 25 июня подошли главные силы русской армии под командованием Петра I.

Османская армия великого везира Баталджи паши (около 120 тысяч человек, свыше 440 орудий) 18 июня переправилась через Дунай у Исакчи и соединилась на левом берегу Прута с 70-тысячной конницей крымского хана Девлета II Гирея. Петр I, направив 7-тысячный конный отряд генерала Карла Ренне на Браилов, 30 июня с главными силами (38 тысяч русских, 114 орудий) двинулся по правом берегу Прута и 7 июля достиг Станилешти. Османцы переправились через Прут у Фальчи и 8 июля атаковали русский авангард южнее Станилешти.

Русские войска отошли в укреплённый лагерь у Новой Станилешти, который 9 июля был окружён противником. Штурм был отражён, турки потеряли 8 тысяч, но положение русских войск стало критическим из-за отсутствия боеприпасов и продовольствия. Были начаты переговоры и 12 июля 1711 года заключён Прутский мирный договор. Русские войска (а также часть молдаван с Кантемиром) получили свободный выход из Молдавии, но Россия возвращала Османской империи Азов и ликвидировала крепости на Азовском море. Состояние войны продолжалось до 1713 года, так как султан выдвинул новые требования, на которые Россия не согласилась. Адрианопольский мирный договор (1713) был заключён на условиях Прутского мирного договора 1711 года.

Пётр не сразу решился привести в исполнение постановление Прутского договора. Он потребовал сначала удаления Карла XII из пределов Османской империи. Османцы же требовали начать с передачи им Азова и с уничтожения крепостей. В помощь Толстому в Константинополь был отправлен Шафиров. Препирательства продолжались до декабря 1711 года, когда Порта решительно заявила, что она считает договор со стороны России нарушенным и войну объявленной. Пётр решил уступить. При помощи английских и голландских послов между Петром и Портой был заключён новый договор на следующих условиях: Пётр должен был вывести свои войска из Польши и совершенно устранить себя от вмешательства в её дела; Порта, в свою очередь, обязана была удалить из своих пределов Карла, хотя и не устанавливала для этого срока; на правом берегу Днепра за Россией оставлен был только Киев с областью, отведённой к нему по вечному миру с Польшей 1686 году; всякое вмешательство России в дела правобережных казаков запрещалось; между Черкасском и Азовом нельзя было строить новых крепостей. Договор этот был заключён на 25 лет; но исполнять его не думали. Шведы старались побудить султана к войне с Россией; Пётр не выводил своих войск из Польши. Придравшись к этому, султан 29 ноября 1712 года объявил войну России и приказал посадить Толстого и Шафирова в Семибашенный замок. Французский посланник особенно содействовал этой войне, которая ему казалась лёгкой и выгодной. До войны дело, однако, не дошло. Между османцами и остатками шведских войск произошло столкновение, и Карл XII был заключён в бендерскую крепость; великий визирь и другие советники, содействовавшие войне с Россией, были отставлены и заменены новыми. Султан вступил в переговоры с Шафировым, причём к предыдущему договору требовал присоединения двух пунктов, чтобы московский царь выплачивал ежегодную дань крымскому хану и чтобы граница России была установлена между речками Самарой и Орелью и на ней были поселены запорожцы, изменившие России. Шафиров согласился только на то, чтобы граница была между Самарой и Орелью; остальные условия отверг безусловно. Мирный договор был подписан, причём Порта потребовала, чтобы русские войска были выведены из Польши в двухмесячный срок и чтобы царь не въезжал туда даже без войска. С этих пор до самой смерти Петра отношения России с Портой были мирные, хотя Пётр всегда мечтал отнять у Османской империи уступленные земли. Желая вознаградить черногорцев, сербов и других христиан, приставших к России во время Прутского похода, Пётр предложил переселиться им в Россию.

Все даты по старому стилю.

1709 год[править | править код]

29 июля — Ультиматум русского посла П. А. Толстого султану о выдаче Карла XII и Мазепы. Нарастание напряжённости между странами.

1710 год[править | править код]

Май — Крымский хан Девлет II Гирей заключил военный союз с Филиппом Орликом, преемником Мазепы в стане мятежных казаков.

20(09)ноября — Объявление Османской империей, подталкиваемой Карлом XII и Девлетом II Гиреем, войны России.

1711 год[править | править код]

1 января — Кубанский поход. Было принято решение об организации похода на Кубань, который возглавил казанский губернатор Пётр Апраксин.

Зима — Крымский фронт. Нападение крымских татар на Украину. Османские источники сообщают о походе русских войск в Молдову, и захвате ими интернированного там шведского отряда. Переброска русских войск из Прибалтики на Юг.

6—12 января — Крымский фронт. Войско (40 тысяч крымцев и ногайцев, 7-8 тысяч казаков, 3-5 тысяч поляков, 700 шведов полковника Цюлиха и 400 янычар) под командованием ханского сына Мехмеда Гирея перешло Перекоп и вторглось на Правобережную Украину. Этой армии противостояли 8 полков генерал-майоров Волконского и Видмана. На Левобережную Украину вторгся сам хан Девлет II Гирей (30-40 тысяч крымцев и ногайцев, 2 тысячи казаков и 40 шведских офицеров). Хану противостояли войска бригадира Осипова и корпус генерал-майора Ф. Ф. Шидловского (10 934 человек), под Воронежем — корпус Ф. М. Апраксина и 5 тысяч донских казаков.

Февраль — Крымский фронт. В течение первой половины февраля 1711 года крымцы легко овладели Брацлавом, Богуславом, Немировом, немногочисленные гарнизоны которых не оказали практически никакого сопротивления. Посланный гетманом И. С. Скоропадским компанейский полк есаула Бутовича был разбит при Лисянке, а сам Бутович едва спасся. Хан на Левобережной Украине сумел захватить Новосергиевскую крепость (в верховьях реки Самары), население которой, в основном бывшие запорожцы, сдалось без боя. Далее Девлет II бросился в направлении Харькова и Изюма, но был отбит и повернул в начале марта в Крым.

12 февраля — Крымский фронт. На военном совете в имении Потоцкого Немирове 12 февраля 1711 коронный гетман И. Потоцкий настаивал на скорейшем движении в Польшу, против Августа II. Тем не менее возобладала точка зрения Мехмеда Гирея и Орлика, согласно которой было решено взять Белую Церковь, затем идти к Фастову, где «дожидаться турок для совместного похода на Киев»

25 февраля — Манифест о войне с Османской империей. Зачитан в Успенском соборе Кремля в присутствии Петра I.

9 марта — Крымский фронт. Орлик и Мехмед Гирей обратились с призывом к украинскому народу бороться против «московской неволи». Мехмед Гирей заявил, что крымцы идут на помощь «всем стонущим под игом неволи» короля Августа и царя. Крымцам был отдан приказ «черкасам (украинцам) разорения не чинить, и в полон их не имать, и не рубить». Манифесты Орлика и Мехмеда Гирея первое время привлекли на их сторону часть казачества. В письме к хану Орлик сообщал, что за две недели его войско возросло до 40 тысяч человек.

25—26 марта — Крымский фронт. Свыше 30 тысяч крымцев и запорожцев подошли к Белой Церкви. Русский гарнизон крепости состоял из 500 солдат бригадира Аненкова и нескольких сотен казаков полковника А. Танского. 25 марта первая атака крепости была отбита. В ночь на 26-е крымцы и орликовцы напали повторно и смогли захватить предместье Белой Церкви. Но большего добиться им не удалось. Пушечный огонь гарнизона наносил сильные потери нападавшим. В 4-м часу ночи гарнизон совершил удачную вылазку, солдаты захватили неприятельские шанцы и «гранатами и оружием побили множество неприятелей и взяли несколько знамен». 26 марта утром неприятель предпринял ещё одну атаку, снова вошёл в Нижний город и установил там пушки. Аненков послал против них две роты солдат и гренадер вместе с казаками. Вылазка была удачной: ружейный огонь и гранаты наносили ощутимые потери осаждавшим. Потеряв свыше тысячи убитыми, Мехмед Гирей и Орлик отошли к Фастову. Атаки Черкасс, Канева и Чигирина также ни к чему не привели.

5 апреля — Крымский фронт. Против Новосергеевской крепости, где Девлетом Гиреем был оставлен гарнизон (1,5 тыс. запорожцев и крымцев под общим командованием запорожского полковника Нестулея), был послан отряд в 2,5 тысячи солдат и казаков под командованием Ф. Ф. Шидловского. После двухдневной осады крепость была освобождена. Таким образом, действия крымцев и запорожцев на Левобережье весной 1711 года оказались неудачными.

12—13 апреля — Прутский поход. Военный совет в Слуцке. Присутствуют, кроме Петра, фельдмаршал Шереметев и генерал Алларт, а также канцлер Головкин и посол в Речи Посполитой Григорий Долгоруков. Стратегическим планом предусматривалось раньше турок подойти к Дунаю и захватить переправы. Главные силы русской армии (Пётр I) должны были достигнуть Днестра к 15 мая. Шереметев должен был достигнуть Днестра не позже 20 мая, имея трёхмесячный запас продовольствия.

Апрель — Крымский фронт. Неудача под Белой Церковью, а также появление на Правобережной Украине 9 драгунских и 2 пехотных полков Д. М. Голицына вместе с казаками заставили Орлика и Мехмеда Гирея отступить. 15 апреля 1711 года возле Богуслава Д. М. Голицын настиг часть крымцев и отбил свыше 7 тысяч захваченного «ясыря». В конце апреля Мехмед Гирей и Орлик вернулись в Бендеры.

13 мая — Кубанский поход. 3 пехотных и 3 драгунских полка (6286 человек) вышли из Казани. В Царицыне к ним присоединились саратовские и симбирские дети боярские, царицынские и астраханские городовые люди и яицкие казаки. Позднее подошло 20 тысяч калмыков тайши Аюки.

26 мая — Прутский поход. Шереметев достиг Рашкова на Днестре.

Май — Крымский фронт. Нуреддин Бахт Гирей совершил нападение на Тор и Бахмут. Атака была отбита, но тем не менее задержала планируемый поход Бутурлина и Скоропадского на Крым.

27—30 мая — Прутский поход. Переправа через Днестр основных сил Шереметева. Узнав о движении к Дунаю крупных турецких сил, Шереметев поворачивает на Яссы.

29 мая — Прутский поход. Выход драгунских полков из Рашкова к Яссам.

30 мая — Крымский фронт. Русские войска в составе 7 пехотных и 1 драгунского полка (7178 человек), а также 20 тыс. казаков вышли из Переволочны на Крым. Движение войска было крайне затруднено громоздким обозом.

5 июня — Прутский поход. Армия Шереметева подошла к реке Прут.

7 июня — Крымский фронт. Бутурлин и Скоропадский прибыли в Новобогородицкую крепость. «Языки» сообщили им, что в верховьях Самары находится около 30 тысяч воинов Бахта Гирея. Оставив часть сил для охраны коммуникаций, Бутурлин медленно двинулся через Днепровские пороги.

12 июня — Прутский поход. К Шереметеву присоединился Пётр с гвардейскими полками. На военном совете было решено медленно идти вниз по течению реки и «вдаль не отдалятся». Заключаются договоры с господарями молдавским Дмитрием Кантемиром и валашским Бранкованом.

18—20 июня — Прутский поход. Главные силы русской армии сосредоточились на Днестре, в районе Сороки. В то же время турецкая армия (120 тысяч человек, 440 орудий) под командованием великого визиря Мехмеда Балтаджи переправилась через Дунай у Исакчи (18.06) и соединилась на левом берегу Прута с крымской армией (70 тысяч человек) хана Девлета II Гирея. По оценкам Петра у противника было до 270 тыс.ч.

25 июня — Прутский поход. Русская армия сосредотачивается в районе Ясс.

30 июня — Прутский поход. Пётр I отправил конный отряд (7 драгунских полков + небольшой отряд молдавской конницы, всего около 7 тысяч человек) генерала Ренне для захвата Браилова, а сам с главными силами (38246 человек и 5 тысяч молдаван; 122 (114) орудий) двинулся по правому берегу реки Прут.

2 июля — Крымский фронт. Бутурлин прибыл в Каменный Затон. Первоначально планировалось послать в Крым через Сиваш лёгкие казацкие отряды, но, как выяснилось, сделать этого было нельзя из-за нехватки лёгких судов.

7 июля — Прутский поход. Пётр I прибыл в Станилешти. Воспользовавшись нерешительностью русского авангарда (генерал Я. фон Эберштедт), османцы переправились через реку Прут у Фальчи, вынудив русский авангард отойти.

7 июля — Крымский фронт. Бутурлин получил сведения о выходе основных сил крымцев из Перекопа. Движение русского войска было остановлено. Вперед послали только 4 батальона капитана Постельникова, который сжёг опустевшие курени Новой Запорожской Сечи и взял там 4 пушки. Состояние войска было крайне тяжёлое. Начался голод, пришлось есть только конину. Росло дезертирство как солдат, так и казаков. Тем временем 15 тысяч крымцев Бахта Гирея зашли в тыл Бутурлину и нависли над Слободской Украиной, Полтавским и Гадячским полками, Миргородом, Бахмутом и Тором. Удар они хотели нанести в районе Полтавы, куда не распространялась Изюмская черта.

8 июля — Прутский поход. Южнее Станилешти русские войска отбили атаки турецко-татарской конницы и отступили в укреплённый лагерь у урочища Новые Станилешти. Османцы заняли Фальчу.

9 июля — Прутский поход. Мехмед Балтаджи окружил русский лагерь. Русские отбили штурм: две атаки янычар, наскоки конницы. Потери: русские — убит генерал-майор Видман, 44 офицера,707 нижних чина; пропало без вести или попало в плен: 3 офицера и 739 нижних чина. Потери турок: 7 тысяч человек По другим данным соответственно: 3 тысяч и 8 тысяч.

10 июля — Прутский поход. Артиллерийская дуэль у русского лагеря. Отряд Ренне занял Мэксинени. Из-за безвыходного положения русской армии (окружение, нехватка продовольствия) было решено начать переговоры о мире. К османцам послан унтер-офицер Шепелев. Вечером послали вице-канцлера Шафирова.

11 июля — Прутский поход. Предварительный договор: Россия отдаёт Османской империи Азов, обязуется срыть крепости Таганрог, Богородицк и Каменный Затон. Русская армия отступает в Россию. Османский султан высылает Карла XII. Отряд Ренне подошёл к Браилову.

12 июля — Прутский поход. Подписание Прутского договора. В его гарантию у османцев в заложниках — вице-канцлер Шафиров и сын фельдмаршала Бориса Шереметева Михаил Шереметев. Русская армия выступила в обратный путь (по другим данным 14 июля). Вечером пять спешенных драгунских полка Ренне атаковали Браилов. Османцы не выдержали, оставили передовые укрепления и отступили в цитадель.

14 июля — Прутский поход. Цитадель Браилова капитулировала на условиях выхода из крепости.

16 июля — Прутский поход. Отряд Ренне отступил из Браилова.

22 июля — Прутский поход. Русская армия переправилась через Прут.

23—24 июля — Крымский фронт. Голод, дезертирство и опасение быть отрезанными от тыловых баз заставили Бутурлина и Скоропадского спешно, без приказа отступить. Таким образом, поход на Крым провалился и никак не повлиял на ход боевых действий: отвлечь основные крымские силы от главного театра военных действий в Молдавии не удалось.

1 августа — Прутский поход. Русская армия переправилась через Днестр (По другим данным: 3.08 в районе Могилёва-Подольского). Прутский поход стоил России 4 тысяч человек.

17 августа — Кубанский поход. Пётр Апраксин вышел из Азова и двинулся на юг. 26 августа была разорена ставка нуреддина Бахта-Гирея — Копыл. В победной реляции Пётр Апраксин сообщил, что было побито 11 460 ногайцев, а 21 тысяча — взята в плен. Неприятеля преследовали вдоль по течению Кубани на протяжении 100 верст, более 6 тысяч татар утонуло в реке.

6 сентября — Кубанский поход. Русские и калмыки разбили войско Бахта Гирея из 7 тысяч крымцев и 4 тысяч казаков-некрасовцев. Был отбит русский полон в 2 тысячи человек. Однако поход завершить не удалось: известие о заключении Прутского мира заставило Петра Апраксина вернуться в Азов. Успех Кубанского похода не повлиял на общий неблагоприятный для России ход военных действий в Прутской кампании 1711 года.

14 декабря — Приказ Петра I Апраксину о сдаче Азова и разорении Таганрога.

1712 год[править | править код]

2 января — Азов сдан османцам в полной сохранности и даже с 60-ю пушками, взятыми в 1695 году. Недовольный Прутским миром султан Ахмед III низложил великого визиря Мехмеда Балтаджи и отправил его в ссылку на остров Родос, где он был удавлен. На пост великого визиря назначен ага янычар Юсуф паша.

5 апреля — Узнав о сдаче Азова, султан заключил мир с Россией (в Константинополе). Русские обязались вывести войска с территории Речи Посполитой и не вмешиваться в её дела.

Лето — Пётр I ввёл в Польшу корпус для транзита в Померанию.

1713 год[править | править код]

13 июля — Османская империя и Россия заключили окончательный мирный договор. Подтверждал договоры 1711 и 1712 годов, ставил Запорожскую Сечь под юрисдикцию султана. Ещё одним важным последствием войны стала гибель Азовского флота (почти пятьсот кораблей).

Турецко-персидские войны — Википедия

Турецко-персидские войны (ирано-турецкие войны) — войны между Османской империей и Сефевидским Ираном, в XVI — начале XIX века за обладание Кавказом и Ираком, за захват стратегических и торговых путей, проходивших через Месопотамию и Закавказье. В то же время войны велись под религиозными лозунгами — османы объявили ересью шиизм, государственную религию Сефевидского Ирана, а сефевиды в свою очередь — суннизм, господствовавший в Османской империи. Американский учёный Руди Пол Линдер называет противостояние Османов и Сефевидов борьбой оседлого и кочевого мира[1].

Всего историки насчитывают в течение указанного периода 9 войн между Ираном и Турцией:

Война Османский султан Персидский шах Мирный договор
1514—1555 Селим I Явуз, Сулейман I Кануни Исмаил I, Тахмасп I Амасьяский мир
1578—1590 Мурад III Аббас I Великий Стамбульский договор (1590)
1603—1618, 1-я фаза Ахмед I Аббас I Великий Договор Насух-паши
1603—1618, 2-я фаза Ахмед I, Мустафа I, Осман II Аббас I Великий Серавский мир
1623—1639 Мурад IV Аббас I Великий, Сефи I Зухабский мир
1723—1727 Ахмед III Мир Махмуд-шах, Мир Ашраф-шах Хамеданский договор
1730—1736, 1-я фаза Ахмед III, Махмуд I Тахмасп II Договор Ахмет-паши
1730—1736, 1-я фаза Махмуд I Аббас III, Надир-шах Константинопольский договор (1736)
1743—1746 Махмуд Надир-шах Керденский договор
1775—1776 (англ.)русск. Абдул-Хамид I Керим-хан Зенд Мохаммад нет
1821—1823 Махмуд II Фетх Али-шах Эрзурумский мир

Война началась после того, как персидский шах Исмаил I (1502—1524) захватил Курдистан, Армению и Ирак Арабский с Багдадом, которые ранее входили в состав тюркского государства Ак-Коюнлу (2-я пол. XV — начало XVI веков). Турецкий султан Селим I нанёс ответный удар, истребив в 1513 году в Малой Азии 40 тысяч шиитов и выступив в поход против Ирана. 23 августа 1514 года турки разгромили кызылбашское войско шаха в Чалдыранской битве, а затем и в битве у Кохчисара в 1515 году и, отказавшись от заключения мира, предложенного Исмаилом, заняли столицу Сефевидов Тебриз (временно) и присоединили к своим владениям Западную Армению, Курдистан и северную часть Ирака.

В 1533 году турецкий султан Сулейман Кануни (1522—1560), заключив мир с Австрией, вновь начал военные действия на востоке. В 1533—35 годах турецкие войска под фактическим командованием великого визиря Ибрагима-паши Паргалы трижды вторгаются в Южный Азербайджан и занимают Тебриз, в 1534 году захватывают Багдад. Затем ими оккупируется весь Ирак, за исключением Басры (которая занимается турками в 1546 году). Таким образом, османы получают контроль над торговыми путями, соединяющими Средиземноморский регион с Персидским заливом.

В результате похода в Закавказье в 1536 году турецкие войска присоединили часть Юго-Западной Грузии (Олти, Артвин и др.), в 1538 году взяли город Ван в Южной Армении.

В свою очередь, армия шаха Тахмаспа I (1524—1576) в 1538 году завоёвывает Ширван.

В 1548 году турецкий султан принял Элькаса Мирзу - брата шаха Ирана. Одновременно османы, совершив дальний рейд в Иран, вновь заняли Азербайджан, взяли Тебриз, углубились в Иран до Кашана и Кума и захватили Исфахан. В том же году они вторглись в Восточную Армению, в 1549 году — в Южную Грузию.

29 мая 1555 года в Амасье между Турцией и Ираном был подписан мирный договор, по которому к Турции переходил Ирак с Багдадом. Азербайджан с Тебризом удерживал Иран. Грузия и Армения были поделены между обеими государствами. Крепость Карса должна была быть срыта, а его окрестности опустошены. Область вокруг Карса объявлена нейтральной.

Восстановив к 1578 году, вопреки договору, крепость Карса, турки перешли в наступление и захватили в 1578 году восточную часть Самцхе-Саатабаго, 10 августа разбили персидские войска при Чилдыре, вторглись в Восточную Грузию и Восточную Армению, заняли Ширван. Но 27 ноября 1578 года турецкая армия была разгромлена под Шемахой и изгнана из Ширвана.

С 1579 года турецкая армия и 100-тысячное войско крымского хана опять совершают набеги на Ширван и Восточную Армению. В 1583 году они захватили Ширван и Баку. Опустошительные походы турецко-татарских войск в Закавказье продолжались до 1589 года. Значительная часть местного населения была перебита, угнана в рабство или бежала; города Тебриз, Гянджа, Шемаха и другие разорены.

По Стамбульскому мирному договору 21 марта 1590 года Турция получала весь Азербайджан (без Талыша и Ардебиля), Восточную Армению, Восточную Грузию, значительные части Луристана и Курдистана, а также другие территории.

Победы турок над персами в XVI столетии в первую очередь были обусловлены внутренними неурядицами и восстаниями в Иране, который к тому же не имел такой сильной артиллерии и постоянной пехоты, как Турция.

Персидский шах Аббас I Великий, создав регулярную армию, в начале XVII века начинает новую войну с Турцией, которая была втянута в очередную войну с Габсбургами. Благо, на престол взошел молодой султан Ахмед I, а в Анатолии бушевала джелялийская смута. В 1603—1604 годы войска шаха, разбив турок в битве при Суфиане, взяли и разграбили Нахичевань, Тебриз, Джульфу, Ереван. В 1603—1607 годах они также уничтожили турецкие гарнизоны в Азербайджане, завоевали Восточную Армению. Из Армении было переселено вглубь Ирана более 300 тысяч армян. Были захвачены также Луристан, Восточная Грузия и Южный Курдистан.

Турецкая армия в 1609—1612 годах неоднократно вторгалась в Азербайджан, пытаясь взять Тебриз, но всякий раз терпела неудачу. При этом в Османской империи нашлись государственные чиновники, которые намеревались признать завоевания персов. Стамбульский мирный договор от 20 ноября 1612 года подтвердил завоевания Ирана.

Турция начала военные действия в расчёте вернуть утраченные территории. В сентябре — ноябре 1616 года турецкие войска безуспешно осаждали Нахичевань и Ереван, в 1617 году крымские татары устроили набеги на Ганджу и Джульфу, а затем вместе с турецкой армией подошли к Тебризу, но 10 сентября 1618 году турецко-татарское войско было разгромлено шахом Аббасом в Серабской долине. При этом на трон взошел султан Осман II, который пристально следил за началом Тридцатилетней войны в Европе.

Ирано-турецкий договор от 29 сентября 1619 года в основном подтверждал положения договора 1612 года. Добавлялось лишь то, что Турция предоставляла Ирану свободу действий в Картли и Кахети, а также передавала ему санджаки Дерне и Дертенг.

Военные действия начал Иран. При этом валиде Кёсем-султан посадила на трон своего сына Мурада, однако в Анатолии вспыхнуло восстание Абаза Мехмеда-паши. В 1623—1624 годах шах Аббас завоёвывает весь Ирак Арабский с городами Багдад, Неджеф, Кербела, а также Северную Месопотамию. В том же, 1624 году иранские войска в Грузии занимают Ахалцихе. Однако в конце 1625 года, в результате ослабления иранского господства в Грузии, подорванного народным восстанием Г. Саакадзе, турки возвращают себе Ахалцихе. За этот район в течение нескольких последующих лет происходила упорная борьба — в 1627 он был отвоёван у турок Ираном, в 1635 турецкие войска вновь занимают Ахалцихе, а также Ахалкалаки. В том же 1625 году турки отторгли от Грузии Самцхе-Саатабаго, превратив его в турецкий пашалык. Турция вернула себе также северную Месопотамию с Мосулом и Киркуком, но 9-месячная осада Багдада (сентябрь 1625 — июль 1626 г.) успеха не имела. Потерпев вторую неудачу под Багдадом в 1630 году, турки сделали главным полем военных действий Западный Иран (разорив лежащий на востоке Ирана Хорасан) и Закавказье. В 1638 году турецкая армия во главе с султаном Мурадом Четвертым взяла Багдад.

17 мая 1639 года был подписан мирный Касре-Ширинский (Зохабский) договор, по которому между Турцией и Ираном в основном подтверждалась граница, установленная договором от 1612 года.

Воспользовавшись развалом государства Сефевидов, ускоренным нашествием на Иран афганских племён, турецкий султан Ахмед III (1703—1730) весной 1723 года разворачивает широкое наступление на востоке. Турецкие войска вторглись в Восточную Грузию (взяли Тбилиси), Восточную Армению, Азербайджан (в 1724—1725 годы были взяты турками Мераге, Хой, Нахичевань, Ордубад, Тебриз, Ганджа, Ардебиль), Западный Иран (провинция Луристан, города Нехавенд, Казвин, Хамадан).

Турецкие завоевания создали серьёзную угрозу интересам России на Кавказе и на Каспии. В 1722—1723 годах Россия в результате Персидского похода заняла каспийское побережье до Энзели, что было закреплено российско-иранским договором от 23 сентября 1723 года. Возникшая в связи с этим угроза русско-турецкой войны была устранена подписанием Константинопольского договора между Россией и Турцией 23 июня 1724 года.

Не удовлетворившись захватом огромной территории, Турция отправила свои армии в Восточный Иран, к Исфахану, но была в октябре 1726 года остановлена афганским правителем Ирана — Ашрафом. По Хамаданскому мирному договору от 4 октября 1727 года Ашраф признавал турецкого султана халифом всех мусульман, а также признавал отход к Турции всех владений Ирана, завоёванных Турцией в результате войны и перешедших к ней по русско-турецкому договору 1724 года. Султан, в свою очередь, признавал Ашрафа государем Ирана, но в вассальной зависимости от Турции.

Фактический правитель Ирана, полководец Надир выступил против Хамаданского договора и в 1730 году разбил и изгнал турецкие войска из Хорасана, Керманшаха и Южного Азербайджана.

Позднее, когда Надир подавлял восстания афганцев в Хорасане в 1731 году, шах Тахмасп II, боявшийся усиления Надира, предпринял самостоятельно военные действия против турок, но был разбит под Хамаданом и 10 января 1732 года подписал с ними мир, по которому Турция удерживала за собой всё Закавказье севернее реки Аракс.

Низложив Тахмаспа, Надир в конце 1732 года опять развязывает военные действия против турок, в 1733 году дважды осаждает Багдад и вынуждает турецкого пашу Багдада подписать договор о признании границ 1639 года. Когда договор был отвергнут султаном, Надир развернул боевые действия в Закавказье — в 1734—1735 его войска завоевали и опустошили Северный Азербайджан, Восточную Армению, Восточную Грузию. 14 июня 1735 года между Эчмиадзином и Карсом 70-тысячная армия Надира разбила 80-тысячное турецкое войско. Заключённый в Стамбуле 17 октября 1736 года мирный договор предусматривал возвращение Ирану всех территорий, ранее захваченных Турцией. Однако этот договор так и не вступил в силу.

В 1743 году Надир начинает против Турции новую войну. В сентябре его армии осаждали Мосул, в июле-октябре 1744 года — Карс. 23 августа 1745 года иранские войска нанесли туркам серьёзное поражение в битве при Карсе, однако развить этот успех Надир не смог — в Иране вспыхнули мятежи, и он вынужден был для их подавления перебросить вглубь страны значительные силы, сняв их с театра военных действий.

Мирный договор, заключённый 4 сентября 1746 года в Кердане, между Казвином и Тегераном. подтвердил условия договора 1639 года.

После поражения Турции в русско-турецкой войне 1768-1774 и пользуясь фактическим отпадением мамлюкского Ирака от Османской империи Керим-хан Зенд начал войну, за обладанием Ирака Арабского. Али-Мурад Хан Зенд и Назар Али Хан Зенд вторглись в Курдистан, для поддержки эмира Бабана, который вёл войну с багдадским пашой. Тем временем младший брат Керим-хана Садиг-Хан в апреле 1775 года осадил Басру. Несмотря на помощь Омана и британской Ост-Индской компании, имевшей в городе свою факторию, Басра пала спустя год осады 16 апреля 1776 года. Багдадские власти оказали городу незначительную помощь, поскольку в это время в Багдаде произошла смута. Басра оставалась во власти Ирана до 1779 года, когда, после смерти Керим-хана, была возвращена тогдашним правителем Багдада Хасан-пашой. Из-за смут, происходивших как в Османской империи, так и в Иране, война на этом прекратилась восстановлением status quo. Формальных договоров заключено не было.

После поражения в русско-персидской войне 1804—1813, Иран, по инициативе принца Аббас-Мирзы провёл модернизацию своей армии с помощью британских советников. Возможность испытать боевые качества своей новой армии Аббас-Мирза получил во время конфликта с Османской империей, которая предпринимала вторжения на территорию иранского Азербайджана под предлогом наказания бежавших мятежников. В ответ на эти действия Иран в 1821 году начал войну. Армия Аббас-Мирзы вторглась на территорию Западной Армении в район озера Ван, а затем нанесла поражение турецким войскам при Эрзуруме. Иранские войска действовали успешно и на других фронтах: в районах Баязета, Диярбакыра и в Ираке. Слабость Турции была вызвана необходимостью борьбы с греческим восстанием 1821—1829 гг. В дальнейшем иранским войскам не удалось закрепить свой успех. По мирному соглашению 1823 года границы остались неизменными.

В 20—40-х годах XIX столетия на ирано-турецкой границе неоднократно происходили вооружённые столкновения, однако они не привели к изменению границы.

  1. ↑ R. P. Lindner, «The Nomads and Ottomans in Medieval Anatolia», p. 9
  • Muahedat mecmuasi, cilt 3 Istanbul 1297 (1879)
  • Mutamen-ol-Molk, Recueil traites de l´Empire Persan avec les pays etrangers, Teheran 1908.
  • Бартольд В. В. «Историко-географический обзор Ирана», СПБ 1903
  • Левиатов В. Н. «Очерки по истории Азербайджана в XVIII веке», Баку 1948
  • Новичев А. Д. «История Турции, т.1» Ленинград 1963
  • Bellan L. L., Chah Abbas I, Paris 1932
  • Danismend I.H., Izahli Osmanli tarihi kronolojisi, cilt 2-4, Istanbul 1950-55.

Польско-турецкая война (1672—1676) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 29 мая 2018; проверки требуют 10 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 29 мая 2018; проверки требуют 10 правок. Речь Посполитая перед войной с турками 1672—1676 гг.

Польско-турецкая война 1672—1676 годов — война между Речью Посполитой и Османской империей за власть над Правобережной Украиной.

Неудачи гетмана Петра Дорошенко в ходе польско-казацко-татарской войны 1666—1671 годов стали поводом для новой войны Османской империи против Речи Посполитой. В стремлении сохранить свою власть, Дорошенко подписал договор с султаном Мехмедом IV в 1669 году, признав над собой власть султана[4]. Османская империя за три года до этого успешно завершила войну с Венецией и завоевала Крит, и великий визирь Ахмет Кепрюлю решил направить усилия против ослабленной длительными войнами Речи Посполитой.

В то же время, Речь Посполитая пыталась подавить волнения на Украине, но польско-литовское содружество было ослаблено десятилетиями длительных войн (Восстанием Хмельницкого, Потопом и русско-польской войной (1654-67)).

Соглашение с турками лишило Дорошенко поддержки значительной части казаков. В 1670 году он попытался захватить контроль над всей Украиной, а в 1671 году крымского хана Адиль Герая, ставленника поляков, сменил Селим I Герай, ставленник турок, который вступил в союз с казаками Дорошенко. Объединённое войско было разбито войсками Собеского, и Селим попросил султана о помощи. Так пограничный конфликт перерос в очередную войну в 1671 году: Османская империя увидела для себя реальную возможность получить контроль над Украиной[5]:646.

В 1672 году Турция, пытаясь овладеть Украиной, начала против Польши войну. Османские силы, насчитывавшие 80000 человек, во главе с великим визирем Кёпрюлю Фазылем Ахмед-пашой и османским султаном Мехмедом IV, вторглись в польскую Украину в августе, взяли Каменец-Подольский и осадили Бучач и Львов. Силы Собеского были слишком малы, чтобы остановить османскую армию, и смогли добиться лишь нескольких незначительных тактических побед над отдельными турецкими подразделениями. Неподготовленный к войне и раздираемый внутренним конфликтом между королем Михаилом I и шляхетской знатью, сейм Речи Посполитой не мог действовать, чтобы поднять налоги и собрать большую армию. В итоге Польша вынуждена была заключить с Турцией Бучачский мир 1672 года. Правобережная Украина передавалась гетману Дорошенко как владение, зависимое от Порты; Подолье и Каменец напрямую входили в состав Турции как Каменецкий пашалык[5]; Речь Посполитая оплатила Турции вознаграждение за военные затраты и обязательно выплачивала ежегодную дань.

Этот договор не был признан сеймом Речи Посполитой в апреле 1673 года[5]. Сейм большинством депутатов, объединенных гневом из-за территориальных потерь и унизительной дани, поднял налоги на новую армию и принял на службу казаком Хоненко. Во время возобновлённых военных действий великий коронный гетман Ян Собеский 11 ноября 1673 года разбил турецкие войска Гусейна-паши под Хотином. 20 тыс. турок были убиты, 66 знамён и 120 пушек оказались в руках поляков. Собесский планировал занять Дунайские княжества, но после битвы значительная часть польских и литовских войск ушла в Речь Посполитую[6]. Потому пришлось ограничиться размещением гарнизона в молдавских крепостях — Сучаве, Хотине и Нямце. 13 декабря 1673 года отряд М. Сенявского взял Яссы, но был вынужден оставить их в связи с подходом татарской конницы уже в январе следующего года[6]. В том же году король Михаил I умер, и, в знак признания его побед и преданности, Ян Собеский был избран королем Речи Посполитой в 1674 году.

В течение следующего года польские войска стали сокращаться, так как сейм снова отказался повышать налоги и платить армии, в результате началось дезертирство. Польские проблемы были более усугублялись некомпетентным руководством гетмана Паца, который противился инициативам Собеского, в то время как османы продолжали получать подкрепления. Тем не менее, в 1674 году Речь Посполитая возобновила наступление, воспользовавшись новой русско-турецкой войной. 6-тысячная армия Собеского разгромила 20000 турок и татар под Львовом в августе 1675 года[5].

В 1676 году польские войска с небольшим напряжением отбили наступление турецко-татарских войск на Львов. Невзирая на удачные бои под Журавным (сентябрь-октябрь 1676 года), Польша подписала с Турцией Журавенский договор 1676 года. Этот договор отдал туркам 1/3 Украины но вернул 10 тысяч пленных-христиан.

Война показала растущую слабость Речи Посполитой, которая во второй половине XVII века начала приходить в упадок, что в итоге завершилось столетие спустя разделами Польши. Неработоспособный сейм, парализованный правом liberum veto, коррупция и забота депутатов о собственных интересах вредила защите государства от внешних врагов.

Польша уступила османам Подолию. Правобережная Украина за исключением Белоцерковского и Паволочского округов, переходила под власть турецкого вассала — гетмана Петра Дорошенко, превращаясь, таким образом, в османский протекторат[7].

  1. ↑ см. Русско-турецкая война (1672—1681)
  2. 1 2 Davies, 2007, p. 152.
  3. ↑ Davies, 2007, p. 156.
  4. ↑ Finkel, C., 2005, Osman’s Dream, Cambridge: Basic Books, ISBN 0-465-02397-5
  5. 1 2 3 4 Tucker, S.C., editor, 2010, A Global Chronology of Conflict, Vol. Two, Santa Barbara: ABC-CLIO, LLC, ISBN 978-1-85109-667-1
  6. 1 2 Флоря Б. Н. Россия и Дунайские княжества в 1674 г. // Вестник славянских культур. — 2015. — Т. 1. — № 35. — С. 123
  7. ↑ Османская империя, с. 123
  • Davies, Brian L. Warfare, State and Society on the Black Sea Steppe, 1500-1700 (англ.). — London: Routledge, 2007. — ISBN 9780415239851.
  • Polish-Ottoman War, 1672—1676
  • Polish Warfare: The Turkish and Tartar Wars 1667—1676 parts 7 and 8
  •  (польск.) Wojny polsko-tureckie, Encyklopedia WIEM
  • Viorel Panaite, On Ottoman-Polish Diplomatic Relations, Asian Studies. International Journal for Asian Studies (II/2001), [1]
  • Stanford Jay Shaw, Ezel Kural Shaw, History of the Ottoman Empire and Modern Turkey, Cambridge University Press, 1977, ISBN 0-521-29163-1, Google Print, p.213

Османо-габсбургские войны — Википедия

Османо-габсбургские войны
Battle of Lepanto 1571.jpg

Османо-габсбургские войны — серия военных конфликтов между Османской империей и различными ветвями династии Габсбургов, правившими в Австрийской империи, а также в отдельные промежутки времени в Испании, Священной Римской империи и королевстве Венгрия. Началом этих конфликтов считается Мохачская битва, после которой треть Венгрии стала данником Османской империи.

В XVI веке Османская империя была серьёзной угрозой Европе, которая не могла мобилизоваться на отпор из-за Реформации и франко-габсбургского соперничества. Однако у Османской империи в это время были свои проблемы — с Персией на востоке и египетскими мамлюками на юге — которые не позволили ей обратить против Европы все свои усилия.

Вестфальский мир 1648 года и Война за испанское наследство 1701—1714 годов оставили Австрию единственным компактным габсбургским владением, и османо-габсбургские войны свелись к австро-турецким войнам. Нарастающее превосходство Европы в военном деле позволило Габсбургам отвоевать Венгрию и начать наступать на Балканах. Конфликты завершились, когда во время Первой мировой войны Австро-Венгрия и Османская империя стали союзниками, а после войны обе империи прекратили своё существование.

Долгое время Королевство Венгрия являлось основным противником турок в Европе. После гибели его короля Лайоша II в 1526 году в Мохачской битве его вдова Мария Австрийская бежала в Австрию к своему брату Фердинанду. Фердинанд, будучи женатым на старшей сестре погибшего Лайоша — Анне — предъявил права на его наследство. Часть венгерских дворян, собравшись на съезд в Пожони, провозгласила Фердинанда новым королём Венгрии, однако другая часть, собравшись в Токае, избрала королём Яноша Запольяи.

В 1527—1528 годах армия Фердинанда вторглась в Венгрию, разбила войска Запольяи и изгнала его из страны в Польшу. Находясь в изгнании, Янош Запольяи обратился в 1528 году за помощью к Османской империи. 10 мая 1529 года началось вторжение Сулеймана Великолепного в Венгрию. Во время этого вторжения османские войска выбили силы Габсбургов из страны и восстановили власть Яноша в большей части Венгрии. Янош Запольяи в июле 1529 года принёс вассальную присягу турецкому султану и был признан им королём Венгрии.

Одержав победу при Мохаче, Сулейман считал, что он, как завоеватель, вправе распоряжаться венгерской короной, и пообещал её Запольяи. У Фердинанда было мало ресурсов и людей как в австрийских владениях Габсбургов, так и в самой Венгрии, поэтому весной 1528 года он направил в Стамбул посланников, которые должны были вести переговоры о мире, но те вернулись с пустыми руками. 10 мая 1529 года Сулейман выступил со своей армией в поход на Вену. По дороге, в Мохаче, Запольяи был коронован королём Венгрии. Затем у Фердинанда отобрали Буду, и Запольяи был возведён на венгерский трон.

Тяжёлые природные условия привели к тому, что турецким войскам пришлось потратить четыре месяца на путь от Стамбула до Буды, и ещё две недели, чтобы подойти к Вене, куда они прибыли в последние дни сентября. Коммуникации османской армии были слишком растянуты, а сами войска — измотаны, поэтому после трёх недель безуспешной осады Сулейман отдал приказ об отступлении. Уход турок осаждённые восприняли как чудо.

После поражения под Веной Сулейману пришлось отвлечься на дела в других частях своей империи. Воспользовавшись отсутствием турецких войск, австрийцы в 1530 году перешли в контрнаступление, и отбили ряд важных крепостей на Дунае. В 1532 году Сулейман вернулся, но, чтобы подойти к Вене, его войскам нужно было взять находившийся в 80 километрах к югу от столицы городок Кёсег, который капитулировал только после трёх недель осады. С началом августовских дождей османская армия была вынуждена отступить. В 1533 году между Фердинандом и Сулейманом был подписан мирный договор. Янош Запольяи был признан венгерским королём и османским вассалом, турки признали оставшуюся часть Венгрии за Габсбургами.

Договор не удовлетворил ни Яноша, ни Фердинанда, чьи армии начали стычки друг с другом вдоль границы. Периодически обращаясь за помощью к туркам, венграм удавалось сдерживать Габсбургов, а в 1543—1544 годах турки вновь перешли в наступление, взяв ряд крепостей на Дунае, после чего вновь было подписано перемирие.

Состояние мира между австрийцами и турками продолжалось до 1552 года, когда Сулейман решил атаковать Эгер. Осада Эгера закончилась неудачей, австро-венгерская победа под Эгером после долгого периода поражений в Венгрии дала австрийцам основание полагать, что Венгрия всё-таки является спорной территорией, а не потеряна навсегда.

В 1566 году старый Сулейман вновь атаковал австрийские владения в Венгрии, но во время Сигетварской битвы скончался.

В XV веке произошли два события, вызвавшие большой рост числа бездомных в Средиземноморье: падение Константинополя в 1453 году, и постепенное изгнание мавров из Испании начиная с 1492 года. Разорённые и недовольные бывшие обитатели этих мест жаждали мщения, и многие из них стали пиратами. Обычно христиане базировались в Центральном Средиземноморье: на Сицилии, Мальте или на одном из островов близ побережья Далмации; мусульмане присоединялись к своим единоверцам в Северной Африке. В начале XVI века в Алжире укрепился Хайр-ад-Дин Барбаросса, провозгласивший себя султаном и признавший верховную власть Османской империи.

Основной угрозой для Османской империи в Восточном Средиземноморье был Орден святого Иоанна, превративший в свою укреплённую базу остров Родос. Турецкая атака на остров в 1480 году была отбита, но в 1522-м турки смогли, наконец, захватить его. Император Карл V в 1530-м году передал рыцарям остров Мальта, и они продолжили свою собственную войну с турками, опираясь на новые базы.

Избранный в 1519 году императором Священной Римской империи Карл V, принадлежавший к испанской ветви Габсбургов был ревностным католиком, и реально пытался построить всеевропейскую империю, поэтому турецкую угрозу он воспринял со всей серьёзностью. Однако против его универсалистских планов выступил французский король Франциск I, в результате чего в 1521 году началась война. Чтобы ослабить соперника, в 1528 году Франциск I пошёл на неслыханный шаг: заключил договор с султаном Сулейманом о союзе против Габсбургов; так был основан Франко-турецкий альянс. Будучи вынужденным отвлечься от Франции, Карл V также открыл «второй фронт»: он сумел подвигнуть на действия против османской империи персидского шаха, образовав габсбургско-персидский альянс.

В 1533 году Хайр-ад-Дин Барбаросса был назначен главнокомандующим турецким флотом, и в 1534 году захватил Тунис, однако год спустя Тунис был отбит Карлом V. В 1538 году морское сражение при Превезе турецкого флота против объединённых флотов Испании, Венеции и Папского государства окончилось победой Барбароссы. В 1543 году, во время очередной «итальянской» войны флот Барбароссы совместно с французским флотом участвовал в осаде Ниццы, которую защищали войска Карла V. В 1556 турецкие войска начали осаду Орана, которая не принесла успеха.

В 1565 году турки решили захватить Мальту, которую Карл V отдал иоаннитам. За 30 лет пребывания на острове рыцари выстроили там мощные укрепления, а получив от своих шпионов информацию о планах турок стали день и ночь работать над улучшением обороноспособности, поэтому, хотя турки и доставили на Мальту огромную армию, Великая осада Мальты закончилась их поражением.

После смерти Сулеймана I в 1566 году султаном стал его сын Селим II. Чтобы противостоять туркам, в 1571 году европейские страны создали «Священную лигу», флот которой одержал победу над турецким в битве при Лепанто. Победа при Лепанто во многих странах западной Европы тогда рассматривалась не просто как победа в обычном морском сражении, а как и важнейшая победа христианства над исламом, однако в реальности она не оказала особого влияния на ход шедшей тогда очередной венециано-османской войны: воспользовавшись отсутствием единства среди союзников, Турция построила новый флот и успешно закончила войну. По мирному договору 1573 года Венеция уступила Турции остров Кипр.

Завоевание Крита Османской империей[править | править код]

Мальтийские рыцари, воспрянув духом, возобновили нападения на мусульманские суда по всему Средиземноморью. В ответ турки в 1648 году высадились на Крите. Венецианцам пришлось защищать свой последний крупный остров в Эгейском море в одиночку, так как Австрия приходила в себя после Тридцатилетней войны, а Испания воевала с Францией.

Тем не менее, Венецианская республика всё ещё обладала мощным флотом, и осада турками последней венецианской крепости на Крите затянулась. Блокада венецианцами Дарданелл явилась серьёзным унижением для Османской империи, и не давала возможности нормально снабжать экспедиционный корпус на Крите. В течение следующих десяти лет Испания успела помириться с Францией, а Австрия возобновила войну с турками. Тем не менее, в итоге в 1664 году турки заключили мир с Австрией, а венецианский флот в итоге потерпел поражение, и остров Крит пал после десятилетней осады.

В 1682 году, в ответ на габсбургские налёты на Османскую Венгрию, турки двинули на Австрию огромную армию, но в 1683 году она была разбита под Веной. В 1684 году была создана антитурецкая Священная лига в составе Австрии, Польши и Венеции. После заключения в 1686 году Вечного мира между Русским царством и Речью Посполитой к Священной лиге примкнула Россия. В течение последующих 16 лет австрийские войска перешли в масштабное наступление и отбили у турок значительные территории — южную Венгрию и Трансильванию. Турки были вынуждены признать условия Карловицкого мира 1699 года, который передал Австрии Венгрию, Трансильванию, Хорватию, Венеции — Морею и острова Архипелага, Польше — находившееся с 1672 г. у Турции Подолье.

Хотя Великая турецкая война явилась для Османской империи бедствием, от которого она так и не смогла оправиться, Габсбурги вскоре также оказались втянутыми в разрушительную войну против своего традиционного противника — Франции. Поскольку испанский король Карл II с самого раннего детства был болен умственно и физически, а других мужчин в Испанской ветви рода Габсбургов не было, вопрос о наследовании огромной Испанской империи — которая включала помимо Испании также владения в Италии и Америке, Бельгию и Люксембург — был постоянным предметом обсуждения. На испанский престол претендовали две династии: французские Бурбоны и австрийские Габсбурги; обе королевские семьи были тесно связаны с последним испанским королём. В результате охватившей всю Европу и Северную Америку войны за испанское наследство корона Испании перешла от Габсбургов к Бурбонам, под властью Габсбургов осталась лишь Австрия.

В XIX веке и Австрийская, и Османская империя постепенно приходили в упадок, их обгоняли другие государства, раньше их вступившие в индустриальную эпоху. Начался рост национализма на Балканах и в долине Дуная. В 1867 году Австрийская империя превратилась в Австро-Венгрию, в результате чего одна из крупнейших наций империи прекратила бороться против единства страны, но Османская империя подобных преобразований не сделала, и её раздирали восстания национальных меньшинств. В результате, терпя поражения на разных фронтах, турки не смогли предотвратить оккупацию Австро-Венгрией Боснии в 1878 году (была формально аннексирована в 1908 году).

Отношения между Австро-Венгрией и Османской империей стали улучшаться, когда они почувствовали в России общую угрозу. Это привело к тому, что в Первой мировой войне бывшие противники сражались на одной стороне, однако проигрыш войны привёл к распаду обоих государств.

  • Histoire du peuple serbe (фр.) / Bataković, Dušan T. (англ.)русск.. — Lausanne: L’Age d’Homme, 2005.
  • Bronza, Boro. The Habsburg Monarchy and the Projects for Division of the Ottoman Balkans, 1771-1788 // Empires and Peninsulas: Southeastern Europe between Karlowitz and the Peace of Adrianople, 1699–1829 (англ.). — Berlin: LIT Verlag (англ.)русск., 2010. — P. 51—62.
  • Ćirković, Sima (англ.)русск.. The Serbs (неопр.). — Malden: Blackwell Publishing (англ.)русск., 2004.
  • Ottomans, Hungarians, and Habsburgs in Central Europe: The Military Confines in the Era of Ottoman Conquest (англ.) / Fodor, Pál; Dávid, Géza. — BRILL, 2000.
  • The Peace of Passarowitz, 1718 (неопр.) / Ingrao, Charles; Samardžić, Nikola; Pešalj, Jovan. — West Lafayette: Purdue University Press (англ.)русск., 2011.
  • Jelavich, Barbara (англ.)русск.. History of the Balkans: Eighteenth and Nineteenth Centuries (англ.). — Cambridge University Press, 1983. — Vol. 1.
  • Pešalj, Jovan. Early 18th-Century Peacekeeping: How Habsburgs and Ottomans Resolved Several Border Disputes after Karlowitz // Empires and Peninsulas: Southeastern Europe between Karlowitz and the Peace of Adrianople, 1699–1829 (англ.). — Berlin: LIT Verlag (англ.)русск., 2010. — P. 29—42.
  • Stavrianos, Leften (англ.)русск.. The Balkans Since 1453 (неопр.). — London: Hurst, 2000.

Русско-турецкая война (1877—1878) — Википедия

Русско-турецкая война 1877—1878 годов (В Турции известна как Война 93-го года (тур. 93 Harbi), поскольку велась в 1293 году от хиджры) — война между Российской империей и союзными ей балканскими государствами с одной стороны, и Османской империей — с другой. Была вызвана подъёмом национального самосознания на Балканах. Жестокость, с которой было подавлено Апрельское восстание в Болгарии, вызвала сочувствие к положению христиан Османской империи в Европе и особенно в России. Российские верхи вынашивали планы включения балканских христианских народов в состав Российской империи, что открывало дорогу к извечной мечте российского государства – Константинополю. Константинополь (Станбул, Второй Рим) должен был войти в состав Третьего Рима, на который российские правители имели законные династические права. Попытки мирными средствами улучшить положение христиан были сорваны упорным нежеланием турок идти на уступки Европе, и были использованы Россией как повод для развязывания войны. В апреле 1877 года Россия объявила Турции войну.

В ходе последовавших боевых действий русской армии удалось, используя пассивность турок, провести успешное форсирование Дуная, захватить Шипкинский перевал и, после пятимесячной осады, принудить лучшую турецкую армию Осман-паши к капитуляции в Плевне. Последовавший рейд через Балканские горы, в ходе которого русская армия разбила последние турецкие части, заслонявшие дорогу на Константинополь, привёл к выходу Османской империи из войны. На состоявшемся летом 1878 года Берлинском конгрессе был подписан Берлинский трактат, зафиксировавший возврат России южной части Бессарабии и присоединение Карса, Ардагана и Батума. Восстанавливалась государственность Болгарии (завоёвана Османской империей в 1396 году) как вассальное Княжество Болгария; увеличивались территории Сербии, Черногории и Румынии, а турецкая Босния и Герцеговина оккупировалась Австро-Венгрией.

Угнетение христиан в Османской империи[править | править код]

Статья 9 Парижского мирного договора, заключённого по итогам Крымской войны, обязывала Османскую империю даровать христианам равные права с мусульманами. Дальше опубликования соответствующего фирмана (указа) султана дело не продвинулось. В частности, в судах свидетельства не-мусульман («зимми») против мусульман не принимались, что фактически лишало христиан права на судебную защиту от религиозных преследований[5].

  • 1860 год — в Ливане друзы при попустительстве османских властей[6] вырезали свыше 10 тыс. христиан (преимущественно маронитов, но также греческих католиков и православных). Угроза французской военной интервенции заставила Порту восстановить порядок[7]. Под давлением европейских держав Порта пошла на назначение в Ливане христианского губернатора, кандидатура которого выдвигалась османским султаном после согласования с европейскими державами[8].
  • 1866—1869 годы — восстание на Крите под лозунгом объединения острова с Грецией. Восставшие взяли под контроль весь остров кроме пяти городов, в которых укрепились мусульмане. К началу 1869 года восстание было подавлено[9], но Порта пошла на уступки, введя на острове самоуправление, укрепившее права христиан[10]. В ходе подавления восстания широкую известность в Европе получили события в монастыре Аркади, когда свыше 700 женщин и детей, укрывшихся за стенами монастыря, предпочли взорвать пороховой погреб, но не сдаться осаждавшим туркам.

Последствием восстания на Крите, особенно в результате жестокости, с которой турецкие власти его подавляли, стало привлечение внимания в Европе (Британской Империи в частности) к вопросу об угнетённом положении христиан в Османской империи.

Как ни было мало внимание, уделяемое англичанами к делам Османской империи, и сколь несовершенным не было бы их знание всех деталей, достаточно информации просачивалось время от времени чтобы произвести расплывчатое, но твёрдое убеждение что султаны не выполняли свои «твёрдые обещания», данные Европе; что пороки османского правительства были неизлечимы; и что когда придёт время возникнуть очередному кризису, затрагивающему «независимость» Османской империи, для нас будет абсолютно невозможным снова оказать османам поддержку, оказанную ранее во время Крымской войны[11].

Изменение баланса сил в Европе[править | править код]

Из Крымской войны Россия вышла с минимальными территориальными потерями, однако была вынуждена отказаться от содержания флота на Чёрном море и срыть укрепления Севастополя.

Пересмотр итогов Крымской войны стал основной целью российской внешней политики[источник не указан 1803 дня]. Это было однако не так просто — Парижский мирный договор 1856 года предусматривал гарантии целостности Османской империи со стороны Великобритании и Франции. Откровенно враждебная позиция, занятая во время войны Австрией, осложняла ситуацию. Из великих держав только с Пруссией у России сохранялись дружеские отношения.

Именно на союз с Пруссией и её канцлером Бисмарком сделал ставку назначенный Александром II в апреле 1856 года канцлером князь А. М. Горчаков. Россия заняла нейтральную позицию в деле объединения Германии, что в конечном итоге привело к созданию после ряда войн Германской империи. В марте 1871 года, воспользовавшись сокрушительным поражением Франции в франко-прусской войне, Россия при поддержке Бисмарка добилась международного согласия на отмену положений Парижского договора, запрещавших ей иметь флот на Чёрном море.

Остальные положения Парижского договора, однако, продолжали действовать. В частности, статья 8 давала право Великобритании и Австрии в случае конфликта России с Османской империей вмешаться в него на стороне последней. Это заставляло Россию проявлять крайнюю осторожность в её отношениях с османами и все свои действия согласовывать с другими великими державами. Война с Турцией один на один, таким образом, была возможна только при получении от остальных европейских держав карт-бланша на такие действия, и российская дипломатия выжидала удобного момента.

Подавление восстания в Болгарии и реакция Европы[править | править код]

Летом 1875 года в Боснии и Герцеговине началось антитурецкое восстание, основной причиной которого были непомерные налоги, установленные финансово несостоятельным османским правительством[12]. Несмотря на некоторое снижение налогов, восстание продолжалось в течение всего 1875 года и в конечном итоге спровоцировало Апрельское восстание в Болгарии весной 1876 года.

В ходе подавления болгарского восстания турецкие войска совершили массовые убийства мирного населения, погибли свыше 30 тысяч человек; в особенности свирепствовали нерегулярные части — башибузуки. Против проводившего протурецкую линию британского правительства Дизраэли рядом журналистов и изданий была развёрнута пропагандистская кампания, обвинявшая последнего в игнорировании жестокостей турецких нерегулярных формирований; особую роль сыграли материалы американского журналиста, женатого на российской подданной, Януария Мак-Гахана, печатавшиеся в оппозиционной Daily News (англ.). В июле — августе 1876 года Дизраэли был вынужден неоднократно защищать политику правительства в Восточном вопросе в палате общин, равно как и оправдывать ложные донесения британского посла в Константинополе Генри Эллиота (англ. Henry Elliot). 11 августа того же года, во время последних для него прений в нижней палате (на следующий день он был возведён в пэры), Дизраэли оказался в полной изоляции, будучи подвергнут жестокой критике со стороны представителей обеих партий.

Публикации в Daily News вызвали волну общественного возмущения в Европе: в поддержку болгар высказались Чарльз Дарвин, Оскар Уайльд, Виктор Гюго и Джузеппе Гарибальди[13].

Виктор Гюго, в частности, написал в августе 1876 года во французской парламентарной газете[14]:

Необходимо привлечь внимание европейских правительств к одному факту, одному совершенно небольшому факту, который правительства даже не замечают… Подвергнут истреблению целый народ. Где? в Европе… Будет ли положен конец мучению этого маленького героического народа?

Общественное мнение в Англии было окончательно развёрнуто против «туркофильской» политики поддержки Османской империи изданием в начале сентября 1876 года лидером оппозиции Гладстоном брошюры «Болгарские ужасы и Восточный вопрос»[15] (The Bulgarian Horrors and the Question of the East)[16][17], что было основным фактором невмешательства Англии на стороне Турции при последовавшем в следующем году объявлении войны Россией. Брошюра Гладстона, в своей позитивной части, излагала программу предоставления Боснии, Герцеговине и Болгарии автономии[18].

Дизраэли, премьер-министр Великобритании (1874—1880)

В России с осени 1875 года развернулось массовое движение поддержки славянской борьбы, охватившее все общественные слои. В обществе развернулась острая дискуссия: прогрессивные круги обосновывали освободительные цели войны, консерваторы рассуждали о её возможных политических дивидендах, таких как захват Константинополя и создание славянской федерации во главе с монархической Россией.

На эту дискуссию наложился традиционный российский спор между славянофилами и западниками, причём первые, в лице писателя Достоевского, видели в войне выполнение особой исторической миссии русского народа, заключавшейся в сплочении вокруг России славянских народов на основе православия, а вторые, в лице Тургенева, отрицали значение религиозного аспекта и считали, что целью войны является не защита православия, а освобождение болгар[19].

Событиям на Балканах и в России в начальный период кризиса посвящён ряд произведений русской художественной литературы.

  • В стихотворении Тургенева «Крокет в Виндзоре» (1876) королева Виктория открыто обвинялась в попустительстве действиям турецких изуверов;
  • В стихотворении Полонского «Болгарка» (1876) повествовалось об унижении болгарской женщины, отправленной в мусульманский гарем и живущей жаждой мщения.

У болгарского поэта Ивана Вазова есть стихотворение «Воспоминания о Батаке», которое написано со слов встреченного поэтом подростка — худой, в лохмотьях, он стоял с протянутой рукой. «Откуда ты, мальчуган?» — «Я из Батака. Знаешь ли Батак?». Иван Вазов приютил мальчика в своём доме и впоследствии написал прекрасные стихи в виде рассказа мальчика Иванчо о героическом эпизоде борьбы болгарского народа с османским игом[20].

Поражение Сербии и дипломатическое маневрирование[править | править код]

  • В июне 1876 года Сербия, а следом за ней и Черногория, объявили войну Турции. Представители России и Австрии официально предостерегали против этого, но сербы не придавали этому особого значения, так как были уверены, что Россия не допустит их разгрома турками.
  • 26 июня (8 июля) 1876 года Александр II и Горчаков встретились с Францем-Иосифом и Андраши в Рейхштадтском замке в Богемии. В ходе встречи было заключено так называемое Рейхштадтское соглашение, которое предусматривало, что в обмен на поддержку австрийской оккупации Боснии и Герцеговины Россия получит согласие Австрии на возвращение юго-западной Бессарабии, отторгнутой у России в 1856 году, и на присоединение порта Батуми на Чёрном море. На Балканах Болгария получала автономию (по русской версии — независимость)[21]. В ходе встречи, результаты которой были засекречены, была также достигнута договорённость о том, что балканские славяне «ни в каком случае не могут образовать на балканском полуострове одного большого государства»[22].
  • В июле-августе сербская армия потерпела несколько сокрушительных поражений от турок, и 26 августа Сербия обратилась к европейским державам с просьбой о посредничестве для прекращения войны. Совместный ультиматум держав вынудил Порту предоставить Сербии перемирие сроком на один месяц и начать переговоры о мире. Турция, однако, выдвинула весьма жёсткие условия будущего мирного договора, которые были отвергнуты державами.
  • 31 августа 1876 года был низложен объявленный недееспособным по болезни султан Мурад V и престол занял Абдул-Хамид II.
  • В течение сентября Россия пыталась договориться с Австрией и Англией о приемлемом варианте мирного урегулирования на Балканах, который можно было бы от имени всех европейских держав выставить Турции. Дело не заладилось — Россия предлагала оккупацию Болгарии русскими войсками и ввод объединённой эскадры великих держав в Мраморное море, причём первое не устраивало Австрию, а второе — Великобританию.
  • В начале октября истёк срок перемирия с Сербией, после чего турецкие войска возобновили наступление. Положение Сербии стало критическим. 18 (30) октября русский посол в Константинополе граф Игнатьев предъявил Порте ультиматум о заключении перемирия на 2 месяца, требуя ответа в 48 часов; 20 октября в Кремле Александр II произнёс речь, содержавшую аналогичные требования (т. н. московская речь императора), и предписал произвести частичную мобилизацию 20 дивизий. Порта приняла российский ультиматум.
  • 11 декабря началась созванная по инициативе России Константинопольская конференция. Был выработан компромиссный проект решения, дарующего автономию Болгарии, Боснии и Герцеговине под объединённым контролем великих держав. 23 декабря Порта заявила о принятии конституции, провозглашавшей равенство религиозных меньшинств в империи, на основании чего Турция заявила об отказе признать решения конференции.
  • 15 января 1877 года Россия заключила письменное соглашение с Австро-Венгрией, гарантировавшее нейтралитет последней в обмен на право оккупации Боснии и Герцеговины. Подтверждались прочие условия ранее заключённого Рейхштадтского соглашения. Как и Рейхштадское соглашение, данное письменное соглашение держалось в строжайшем секрете. Например, о нём не знали даже крупные российские дипломаты, включая российского посла в Турции[23].
  • 20 января 1877 года безрезультатно завершилась Константинопольская конференция; граф Игнатьев заявил об ответственности Порты, если она предпримет наступление против Сербии и Черногории. Газета «Московские ведомости» характеризовала итог конференции как «полное фиаско», которого «можно было ожидать с самого начала»[24].
  • В феврале 1877 года Россия достигла договорённости с Великобританией. Лондонский протокол рекомендовал Порте принять реформы, урезанные даже по сравнению с последними (сокращёнными) предложениями Константинопольской конференции. 31 марта протокол был подписан представителями всех шести держав. Однако 12 апреля Порта его отклонила, заявив, что рассматривает его как вмешательство во внутренние дела Турции, «противное достоинству турецкого государства».
  • 19 марта 1877 года — открытие оттоманского парламента.

Игнорирование турками объединённой воли европейских держав дало России возможность обеспечить нейтралитет европейских держав в войне с Турцией. Неоценимую помощь в этом оказали сами турки, которые своими действиями помогли демонтировать положения Парижского договора, защищавшие их от войны с Россией один на один.

12 (24) апреля 1877 года Россия объявила войну Турции: после парада войск в Кишинёве на торжественном молебне епископ Кишинёвский и Хотинский Павел (Лебедев) прочёл Манифест

Турецко-персидская война (1578—1590) — Википедия

Турецко-персидская война 1578—1590 годов (тур. 1578—1590 Osmanlı-Safevî Savaşı, перс. جنگ ایران و عثمانی (۱۵۹۰–۱۵۷۸)‎; азерб. Səfəvi-Osmanlı müharibəsi (1578—1590)) — вооружённый конфликт между Османской империей и Cефевидским государством за контроль над Закавказьем.

В 1555 году османский султан Сулейман I и персидский шах Тахмасп I подписали Амасьинский договор, установивший границу между их государствами. В 1576 году Тахмасп I умер, при его наследниках страна ослабла, и султан Мурад III решил воспользоваться этой ситуацией и расширить контролируемые османами на Кавказе территории. Кампания началась летом 1578 года, сардаром был назначен Лала Мустафа-паша. В 1578 году османы восстановили крепости в провинции Карс, которые по Амасьинскому договору должны были оставаться разрушенными, вторглись на территорию Грузии, заняли Тбилиси и захватили ключевую провинцию на Кавказе — Ширван. На зиму Лала Мустафа-паша увел армию в Эрзурум, оставив бейлербеем в Ширване Османа-пашу Оздемироглу. В 1579 году Осман-паша с помощью войска крымских татар захватил Баку и удерживал его, базируясь в Демиркапы.

В последующие два года ситуация не менялась, назначенный сардаром Коджа Синан-паша торопился вернуться в столицу, получив пост великого визиря. Он инициировал письмами к шаху мирные переговоры, которые зашли в тупик, поскольку персы хотели вернуться к границам 1555 года, а Мурад III не желал отдавать Карс и Ширван. В 1583 году наступила новая фаза войны, был назначен новый сардар — Ферхат-паша. Весной в битве за Ширван Осман-паша разгромил войско Имамкули-хана, а Ферхат-паша захватил Ереван.

Следующий этап наступил в конце 1584 года, когда сардаром был назначен Осман-паша. Он прибыл на Кавказ и осенью 1585 года захватил Тебриз. Попытки шахского правительства получить помощь от других государств не увенчались успехом. После небольшой передышки в 1586 году Ферхат-паша, снова назначенный сардаром, приступил к организации нового похода, а в 1588 году взял Гянджу и Карабах. Шахское правительство понимало необходимость передышки и в 1590 году был заключен Стамбульский мирный договор, по которому Османская империя закрепила за собой Тебриз, Караджадаг, Гянджу, Карабах, Ширван, Грузию, Нихавенд, Луристан.

Официальные документы[править | править код]

  • Османские придворные дефтеры (Ahkâm Defterleri), в которых регистрировались обсуждавшиеся на диване юридические, административные и прочие вопросы[1].
  • Сборники указов (Mühimme Defterleri)[1].
  • Сборники документов, собранных секретариатом дивана (Münşeat Mecmuâları)[1].

Хроники[править | править код]

Османские историки оставили описание войны в своих трудах, в частности:

  • Мустафа Наима[1]

Свидетельства очевидцев[править | править код]

С османской стороны кампания освещалась историками, принимавшими участие в кампании либо как офицеры, либо как секретари сардаров:

  • Гелиболулу Мустафа Али (1541 — 1600), личный секретарь Лала Мустафы-паши, написал «Нусрет-наме»[1].
  • Рахимизаде Ибрахим Харими Чавуш, мюнши (секретарь при дворе султана Мурада III), по заданию сардара сопровождал армию и описал события кампании в трёх трудах: «Зафарнаме-йи Хазрат Султан Мурад-хан» (Книга побед Мурада-хана), «Гонче-йи баг-и Мурад» и «Гянджине-йи фатх-и Гянджа»[1][2].
  • Дал Мехмед Челеби (Асафи), личный секретарь Оздемироглу Османа-паши, написал «Шеджаат-наме»[3].
  • Шараф-хан Бидлиси (1543 — 1601/02), курдский эмир Битлиса. Воспитанный при шахском дворе и служивший шаху, после начала войны (в декабре 1578 года) перешёл на службу Мураду III и до 1588 года принимал участие в войне на османской стороне. Описал события войны в «Шараф-наме»[4].

С персидской стороны кампанию описали

  • Орудж-бек Баят, после крещения Дон Жуан Персидский (1560 — 1604), принимавший участие в войне как сын лидера племени баят до 1585 года и как лидер племени после смерти отца в Тебризе в 1585 году. Орудж-бек был в непосредственном окружении Хамзы Мирзы. Он написал «Историю Дон Жуана Персидского», описав события, свидетелем которых был[5].
  • Искандер-бег Мунши (1560/61 — 1633/34), который с начала 1587 года служил секретарём у шаха Аббаса I и принимал участие в военных походах. Он написал «Тарих-и алем арай-и’Аббаси» («История украшателя мира Аббаса»)[6]. По мнению И.П. Петрушевского, В.В. Бартольда и Л. Л. Беллана труд Искандера-бека заслуживает доверия[7].
Карта османских завоеваний в ходе Турецко-персидских войн

Граница между Османской и Сефевидской империями была установлена после войны между в 1555 году по мирному договору между османским султаном Сулейманом I и персидским шахом Тахмаспом I. Договор разделил Грузию на сферы влияния Османской империи и Сефевидского государства. Западная Армения, Западный Курдистан и Западная Грузия отошли к Османской империи, а Восточная Армения, Восточный Курдистан и Восточная Грузия (включая Восточный Самцхе) остались в руках Сефевидов. Османская империя получила большую часть Ирака и в Персидский залив, а персы сохранили бывшую столицу Тебриз и территории нынешнего Дагестана и Азербайджана. Провинция Карс по Амасьинскому договору должна была оставаться ничейной землей между двумя империями. Договор предусматривал, что ни одна из сторон не будет пытаться укрепить её[8].

В 1576 году шах Тахмасп I умер, а его наследники не отличались ни умом, ни талантами. По словам Шараф-хана Бидлиси, за год эмиры «пустили на ветер уничтожения» богатства, собранные Тахмаспом за 53 года правления[9][10]. Взошедший на престол сын покойного Исмаил II начал своё правление с репрессий в отношении своих родственников, убил шестерых братьев и в 1577 году был сам убит в результате заговора. Новым шахом стал единственный выживший брат Исмаила, слабый и полуслепой Мухаммад Худабенде. Через два года после смерти Тахмаспа султан Мурад III решил, что это подходящее время для возобновления военных действий. Великий визирь Соколлу Мехмед-паша был против, он говорил об огромной стоимости такой экспедиции и о том, что, даже завоевав Иран, его невозможно удерживать. Но влияние Соколлу уже было совсем мало. В 1578 году началась кампания, сардаром в которой был назначен Лала Мустафа-паша. Лала Мустафа предложил Оздемироглу Осману-паше поехать с ним, тот согласился и прибыл в армию в Эрзурум со своим окружением из 1000 человек[11][12].

Ход кампании. 1578 год. Сардар Лала Мустафа-паша[править | править код]

Начало кампании. Осада Мгелцихе[править | править код]

Летом 1578 года 100-тысячная османская армия выдвинулась из Эрзурума на восток[11][13]. Мустафа-паша достиг провинции Карс, которая по Амасьинскому договору должна была оставаться ничейной землей между двумя империями. Договор предусматривал, что ни одна из сторон не будет пытаться укрепить её. Мустафа-паша начал восстанавливать крепости в этом районе и оставлять в них гарнизоны. Было очевидно, что его следующим шагом станет нападение на Грузию[8]. Токмак-хан Устаджлу, правитель Чухур-Саада, предупредил шаха о выступлении османского войска. После этого в Казвине состоялся совет и было принято решение, что сам шах не станет возглавлять армию, поскольку это ниже достоинства верховного правителя — ведь во главе османской армии стоит не султан. Поэтому официально командование было возложено на сына шаха, Хамзу Мирзу. Токмак-хан написал Амиру-хану Туркману и Имамкули-хану Каджару, предлагая присоединиться к его войску[13].

Два поздних источника (XVIII века) — «История Грузии» Вахушти Багратиони и анонимная так называемая «Парижская грузинская хроника» — сообщали, что кампания началась ранее. Вахушти указывает, что война началась с осады 7 августа крепости Мгелцихе[k 1]. Оба источника относят к началу кампании, помимо Мгелцихе, и осаду крепости Каджи (Каджис-цихе, Шайтан Калеси). Вахушти писал, что османы за 6 дней так и не смогли взять город[k 2]. В Парижской хронике обе осады описаны более подробно, причём падение Каджис-цихе датировано 5 августа и тем самым сражение за неё подаётся как первое в этой войне[k 3]. Другие, в том числе современные событиям, источники не упоминают эти события. Согласно османскому историку и современнику событий Ибрагиму Рахимизаде кампания началась с осады крепости, название которой он не называл, возможно, это Еникале[16]. Согласно Ибрагиму Печеви кампания началась 9 августа 1578 года, когда османская армия выступила и захватила две крепости, названные историком Виле (Вале) и Еникале[17]. По словам Вахушти, древние грузинские хроники не упоминали названий крепостей[14].

Поздние грузинские источники содержат рассказ о том, что в 1578 году царь Георгий II разбил огромную армию, ведомую Лала Мустафой-пашой. Согласно Вахушти Багратиони это якобы произошло у Лихской Горы[k 4].

Путь к Тбилиси[править | править код]

Мустафа-паша отремонтировал форт в Карсе и занимался восстановлением крепости в Месхетии, которую Искандер Мунши называет Акеска. В это время Токмак-хан и Имамкули-хан собрались остановить османов и выступили в поход. Зная об этом от своих разведчиков, Мустафа-паша постоянно рассылал вокруг сторожевые отряды, и 9 августа 1578 года в равнине у озера Чилдыр персидское войско (30-тысячное по словам Печеви[17], 50-тысячное по словам Рахимизаде[20] и 15-тысячное по мнению азербайджанского историка Эфендиева О. А.[21]) столкнулось с одним из таких османских отрядов из 40-50 человек. Завязалась битва, османский отряд почти весь погиб. На помощь ему бейлербей Диярбакыра Дервиш-паша привёл 300—400 человек, но силы оставались неравными[17][13], персидская армия одерживала верх, самого Дервиш-пашу несколько раз сбрасывали с коня. В критический момент бейлербей Эрзурума и Осман-паша Оздемироглу подоспели на помощь. Весь день длилась рукопашная битва, поскольку из-за сильного дождя ни одна из сторон не могла применять огнестрельное оружие[22][23]. Битва продолжалась и ночью до утра следующего дня[23]. В итоге сражения кызылбаши были разгромлены, османам досталась богатая добыча[22]. По словам свидетелей потери сефевидской армии в битве были велики, но и потери османов были значительными[24].

Османская амия входит в Тбилиси. Нусретнаме.

Причины разгрома крылись внутри сефевидской империи. Междоусобица между кызылбашскими эмирами привела к тому, что они не объединились. Амир-хан из-за ссоры между туркманами и устаджлу не хотел, чтобы кто-либо из членов племени устаджлу занимал какой-либо важный пост, и потому задержал своё выступление насколько мог[8]. Победе османов способствовало и то, что курдская знать массово перешла на их сторону[20]. Токмак-хан Устаджлу вступил в бой, поскольку ошибочно полагал, что в османской армии не более 40 тысяч человек, а когда ему стало понятно, что он вступил в бой лишь с передовыми отрядами, а сама армия намного больше, Токмак-хан начал отступать[25]. Искандер Мунши писал, что к поражению привело высокомерие кызылбашских эмиров, недооценивавших османов[8].

После победы при Чилдыре путь на Грузию для османских войск был открыт[26]. Местные правители предпочитали подчиняться сильной стороне, и сразу после битвы к Мустафе-паше прибыл фактический правитель Самцхе-Саатабаго Манучар Джакели, который выразил покорность османам[27]. Царь Кахетии Александр II (османы называли его Искендер Левенд-оглу) и царь Картли Симон I получили от Мустафы ультиматум с требованием подчиниться. Османская армия без проблем прошла через горные перевалы и достигла Тбилиси, в котором правил Давид, брат царя Симона I. Отчаявшись получить помощь от братьев из-за семейных ссор, Давид эвакуировал гарнизон и сдал крепость османам. 24 августа они вступили в Тбилиси, а затем в Гори[28]. В первый же день «Мустафа превратил две церкви этого города в мечети». После захвата Тбилиси кахетинский царь Александр II прибыл к Мустафе-паше с изъявлением покорности. Впоследствии он обеспечивал османские войска провизией и принимал участие в боях на стороне османов. Лишь Симон отказался подчиниться и вел войну с османами[29].

От Тбилиси до Ширвана[править | править код]

Битва на реке Канык. Шеджаатнаме

Следующая встреча османских и сефевидских войск произошла в сентябре 1578 года у местечка Коюнгечиди (Овечья переправа) у реки Канык[30]. 8 сентября 1578 года армия Лала Мустафы-паши выступила из Тбилиси и 16 сентября прибыла в Ареш[az] (город на территории современного Евлахского района недалеко от впадения в Куру Канык-Алазани)[31][29]. Путь от Тбилиси до Каныка османам дался тяжело, пришлось преодолевать болота и леса. Армия голодала, килограмм ячменя стоил шесть дукатов, а окка муки — полдуката. Лала Мустафа-паша отправил десять тысяч человек на равнины, чтобы собрать урожай[29], но 9 сентября они попали в засаду Токмак-хана, Амир-Хан и Имамкули-хана, которые форсировали Куру и у Коюнгечиди атаковали фуражиров[31][32]. В ответ один из отрядов османов переправился через приток Куры, Габырры, и напал на сефевидскую армию с тыла[31][33]. Разделившаяся на три части под командованием Османа-паши, бейлербея Алеппо Мехмеда-паши и бейлербея Дулкадира Мустафы-паши османская армия одновременно атаковала противника с трёх сторон[30][34]. Кызылбаши не выдержали и обратились в бегство. Отступая к реке, они пытались перейти через мост, который не выдержал тяжести толпы и рухнул. Находившиеся на мосту утонули, а остальные либо бросились в воду и тоже пошли ко дну, либо были зарублены на берегу[34][35]. Потери кызылбашской армии были огромны — кто не был зарублен, тот утонул[30][36], попавшие в плен были казнены. Лишь немногие уцелевшие после битвы укрылись в Ширване у Араса-хана Румлу, который опоздал и не принимал участия в битве[31].

Причинами победы османов у Коюнгечиди называют их превосходство в численности, наличие у них артиллерии и несогласованность действий кызылбашских беев[37]. Победа открыла османам путь на провинцию Ширван, расположение которой делало её стратегически важным пунктом[38]. После своего поражения кызылбашские эмиры рассеялись и ушли в свои города — Гянджу, Ереван, Нахичеван, где ожидали последующих распоряжений проживающего в Казвине шаха[29].

В Ареше[az] Дервиш-паша и Осман-паша за неделю построили крепость, «окруженную глубоким рвом, с фортами и башнями, со складами для вооружения». Назначенному бейлербеем Ареша Гейтасу-паше оставили сто пушек и гарнизон для защиты крепости. Местное кызылбашское население подверглось преследованиям османов и местных суннитов[39][40].

Мурад назначает Османа-пашу сардаром. Шеджаатнаме

Должность бейлербея Ширвана Мустафа-паша предложил сначала Дервишу-паше, а после его отказа — другим бейлербеям, но они отказались. Мустафа-паша пообещал, что бейлербей Ширвана получит звание визиря, и бейлербей Эрзурума выразил согласие остаться в Ширване, но почти сразу передумал, сказав, что «лучше сейчас признать себя побежденным, нежели потом прослыть предателем». Мустафа-паша уже собирался сам остаться в Ширване на зиму, но Осман-паша предложил свою кандидатуру[41]. Этот шаг стал ключевым в его карьере. Лала Мустафа-паша увёл на зиму армию в Эрзурум, а Османа-пашу повысил до звания визиря и сардара[11][42]. Перед уходом в Эрзерум Мустафа-паша провел переговоры с правителями Аварии, Кайтага, Кумуха, Табасарана и Шахрухом Мирзой из рода ширваншахов, заручившись их поддержкой для остающихся в регионе османских войск[43][44].

В крепостях расположились османские гарнизоны, а Осману-паше как бейлербею Ширвана и Дербента Лала Мустафа оставил, по словам Печеви, небольшое войско из 1000 янычар, более 60 пушек, 200 сундуков боеприпасов и полугодовое жалование для солдат[11][42]. Но по словам Рахимизаде, «не было оставлено даже 1/10 части от того количества войск и казны, которое было ему обещано». Осману-паше приписываются слова: «Раз уж так случилось, у нас нет иного выхода, кроме как сражаться до самой смерти, не роняя своего достоинства и своей чести»[45].

Битвы за Шемаху и Ареш[править | править код]

Осман-паша (справа вверху) и его секретарь Асафи в битве против Араса-хана. Шеджаатнаме

В связи с недостатком припасов Осман-паша решил напасть на Порталоглу Ахмеда, владения которого находились на противоположном от Ареша берегу Куры[45]. Над рекой Кабур[30] перед Арешем[46] Оздемироглу Осман-паша велел построить понтонный мост[45] для того, чтобы совершить набег на Карабах и Муган[46]. Правитель Ареша, Гейтас-паша, по приказу Османа-паши перешел по мосту Куру и напал на Порталоглу Ахмеда. Часть кызылбашких воинов бежала сразу, с оставшимися состоялся бой, выигранный османами. Захватив трофеи, Гейтас-паша вернулся к Осману-паше, который сам не переходил мост, но стоял со своим отрядом на берегу, готовый вмешаться[46][45].

Чтобы укрепиться в Ширване, Осман-паша должен был либо покорить, либо победить Араса-хана Румлу, который ранее управлял этим регионом. Арас-хан успел покинуть Шемаху до прихода османской армии и выжидал на другом берегу Куры. Когда на него напал османский отряд численностью около 250 человек, он разбил его, при этом обе стороны понесли ощутимые потери. Осман-паша узнал о поражении и прибыл из Ареша, чтобы лично сразиться с Арасом-ханом. Кызылбаши прибегли к излюбленной практике — они опустошили территорию, чтобы лишить противника возможности пополнить запасы продовольствия в походе. Понимая, что без пропитания его войско не будет в состоянии сражаться, Осман-паша передумал и отложил поход на Ширван, тем более, что он получил известие о прибытии подкрепления — войска крымского хана[47]. Весть о скором прибытии татар достигла и Казвина[48]. Для шаха и его военачальников было ясно, что из Стамбула помощь османским гарнизонам зимой прийти не сможет. Было принято решение отправить навстречу татарам войско из 12 тысяч всадников, во главе которого номинально стоял Хамза Мирза[48]. Осман-паша планировал дождаться татар и напасть на Араса-хана с двух сторон одновременно, однако тот неожиданно атаковал первым до прихода татар и окружил город с войском, численность которого оценивается в 20[49] — 25 тысяч человек[46]. Торопливость Араса-хана имела объяснение — Хамза Мирза, сопровождаемый главными должностными лицами государства и своей матерью Махди Ульей, покинул Казвин и во главе армии направился в Азербайджан. По прибытии он собрал военный совет, на котором было решено идти в сторону Карабаха. Принц и его мать должны были стать лагерем в Кызыл-Агаче, а эмиры и визирь Мирза Салман — пересечь Куру и войти в Ширван[50]. Узнав о приближении армии шаха, Арас-хан и эмиры Ширвана решили, что могут вызвать недовольство повелителя тем, что оставили Ширван без боя. Поэтому они решили, что до прибытия принца организуют экспедицию против Шемахи[50][51]. Сражение за Шемаху началось 9 ноября 1578 года[52][46].Битва продолжалась весь день, и лишь с темнотой обе стороны прекратили сражение[46]. Одновременно с нападением Араса-хана на Шемаху его союзники Имамкули-хан и Гейлани Эмир-хан с 10—15 тысячами воинов перешли Куру и напали на Ареш[53]. 9 Согласно Кютюкоглу новость о нападении на Ареш пришла 9 ноября вечером, то есть сражения за Ареш и Шемаху происходили обновременно[52].

Битва за Шемаху возобновилась утром и продлилась весь день[46]. Гейтас-паша, санджакбей Ареша, послал гонца к Осману-паше с просьбой о помощи. Несмотря на тяжёлое положение в Шемахе, Осман-паша, по словам Рахимизаде, выслал на помощь Гейтасу-паше около тысячи воинов, которые прибыли в разгар сражения, но не смогли изменить ситуацию[54][55]. Рахимизаде обвинял в поражении османов неопытность и неумелость Гейтаса-паши, но историки считают, что победу Имамкули-хан одержал благодаря своему военному таланту. Он понял, что османская артиллерия на стенах Ареша опасна и дает противнику преимущество, и поэтому, имитируя бегство, выманил Гейтаса-пашу в поле подальше от пушек. Гейтас-паша с небольшим отрядом из примерно 250 человек бросился преследовать отступающего противника, оказался в окружении и погиб в бою. Почти все османские воины либо погибли в бою, либо были забиты в городе местными жителями. Разграбив Ареш, персидские войска ушли из города и направились к Шемахе, командовал ими, согласно Рахимизаде, Имамкули-хан[56], а согласно Орудж-беку — Хамза Мирза[51]. Известие о разгроме Гейтас-паши и взятии кызылбашами Ареша дошло до Осман-паши на второй день сражения за Шемаху. Осман-паша скрыл от своих подчинённых печальные новости, чтобы не деморализовать их. На правом фланге османской армии сражались правитель Дагестана Шамхал и бей Санджара Будаг; на левом фланге находился аталык Адиля Герая Мехмед-бей, прибывший раньше своего воспитанника, вместе с ним сражались грузинские вассалы османов (например, Александр Кахетинский), правители Агдаша и Садара. С противоположной стороны на помощь Арасу-хану после захвата Ареша к Шемахе прибыл со своим войском Имамкули-хан[57]. Кызылбаши брали верх в битве[46], и Арас-хан мог бы одержать победу[11], но все изменилось, когда утром третьего дня, во вторник, через Ширванское ущелье на помощь Осману пришёл брат крымского хана Адиль Герай с которым было 15 тысяч татарских всадников. Это переломило ситуацию, 15 тысяч свежих воинов спасли османов и разгромили изнурённых битвой сефевидских воинов[57][11][58].

Часть кызылбашских эмиров бежали и спаслись, но Арас-хан «не мог заставить себя отступить»[50]. Он продолжал сражаться и попал в плен: «Их сардар Арас-хан, отмеченный знаком неустрашимости, и его сын Деде-хан были взяты живыми, а впоследствии казнены» (повешены)[51]. Вместе с ними Осман-паша казнил многих других пленённых сефевидских беев. Среди казнённых Рахимизаде называл и Имамкули-хана, тогда как Селаники писал, что хан утонул при бегстве. Однако это утверждения ошибочны, поскольку через пять лет Имамкули-хан участвовал в Факельной битве и в боях за Тебриз. Потери кызылбашей были огромны. Согласно Рахимизаде, удалось спастись лишь тысяче человек из всего войска[59]. Немногочисленные уцелевшие кызылбаши укрылись в горах[60]. Османы тоже понесли огромные потери, историки называют 8000 погибших и столько же раненых[61]. Шемаха сильно пострадала — по словам представителя английской торговой кампании Х. Бэрроу, добравшегося с миссией английских купцов до Баку и Дербента, она была полностью разорена, жителей в ней практически не осталось[62]. После захвата Ширвана персидские посланники предложили Мураду III мир, пытаясь вернуться к условиям договора в Амасье.

Пленение Адиля Герая[править | править код]

Адиль Герай сдаётся в плен Хамзе Мирзе. Шеджаатнаме

Адиль Герай и новый санджакбей Ареша Пияле-бей решили разграбить лагерь Араса-хана, расположенный на другом берегу Куры, внезапно напали на него и захватили огромное число трофеев[11][58]. Печеви утверждал, что их послал Осман-паша[63]. Историк сообщал: «Были захвачены казна Эреш-хана, 70 его красавиц-дочерей и жен и около 50 его красивых наложниц, там же был схвачен его малолетний сын»[64].

Сефевиды собрали 80-тысячную армию, во главе которой стал наследник престола Хамза Мирза (малолетний по словам Печеви[63], 8-летний по словам Рахимизаде[65]), а фактически командовал визирь Мирза Салман[k 5]. По оценкам османских источников, численность армии противника составляла от 50 до 100 тысяч человек. 26 ноября 1578 года она подошла к Шемахе и три дня осаждала город[63][66]. Осман-паша отправил Адилю Гераю письмо, прося бросить добычу и прибыть в Шемаху, но оно было перехвачено, и Мирза Салман принял решение отправиться навстречу татарам[63][67].

28 ноября 1578 года возле реки Агсу у местечка Моллахасан с Адиль Гераем столкнулся визирь шаха Мухаммада Худабенде Мирза Салман, двигавшийся во главе 20-тысячного войска[11][58]. Адиль Герай беспечно предавался увеселениям и развлечениям, «ослепленный красотой своих пленниц», в начавшейся битве не сумел организовать отпор, и хотя он сам «ринулся в бой как разъяренный лев», татары были разгромлены. Адиль Герай и правитель Ареша Пияле-бей попали в плен[68][11][58][51].

Османские войска находились в подавленном состоянии. Осман-паша скрыл известие о поражении татар и объявил об их победе. Чтобы придать достоверности рассказу, он велел стрелять из пушек, но правда открылась и солдаты начали массово дезертировать[69]. Кызылбашское войско из Шемахи направилось в Ареш. После убийства османских командиров и сожжения Арешской крепости сефевидское войско возвратилось в Карабах[58].

Отступление в Демиркапы[править | править код]

Осман-паша в Демиркапы. Нусретнаме

После пленения Адиля Герая персидское войско подошло к Шемахе. В феврале 1579 года Осману-паше пришлось отступить и укрыться в крепости Демиркапы, поскольку он понимал, что не может удержать Шемаху со своей небольшой армией[11][58][63], при этом ему пришлось бросить всю свою артиллерию

Русско-турецкая война (1806—1812) — Википедия

Русско-турецкая война 1806—1812 годов была одним из звеньев в серии войн между Российской и Османской империями.

Поводом к войне послужила отставка в августе 1806 года правителей Молдавии и Валахии — Александра Мурузи (1802—1806) и Константина Ипсиланти (1803—1806). По русско-турецким договорам (в соответствии с положениями Ясского мира 29 декабря 1791)[источник не указан 1008 дней] назначение и смещение правителей Молдавии и Валахии должны были происходить с согласия России.

В княжества в 1806 году были введены русские войска генерала И. И. Михельсона, что не противоречило статье 16 Кючук-Кайнарджинского мира (1774). Численность его армии доходила до 40 000 человек. 11 ноября русские войска начали переходить Днестр. Коменданты крепостей Хотин, Бендеры, Аккерман и Килия уступили их без боя. Паша, начальствовавший в Измаиле, не поддавался увещаниям Михельсона, заверявшего, что русские войска вступают в княжества лишь для спасения Турции от честолюбивых замыслов Бонапарта. В то же время рущукский комендант Алемдар Мустафа-паша выслал отряд войск к Бухаресту, заняв который, турки стали предаваться всяческим насилиям над жителями, но 13 декабря были вытеснены отрядом генерала Милорадовича и ушли в Журжу. Предпринятая почти одновременно с этим попытка генерала Мейендорфа овладеть Измаилом кончилась неудачей. Между тем Михельсон, расположив свои войска на зимних квартирах в княжествах, вступил в союз с сербами, которые под предводительством Карагеоргия ещё в 1804 года восстали против османской власти. В княжествах было ослаблено османское влияние.

Только 18 декабря последовало со стороны Османской империи объявление войны. Огромную роль в провоцировании войны сыграл французский дипломат генерал Себастьяни. Армии верховного визиря было приказано поспешно сосредоточиваться у Шумлы, а боснийскому паше с 20 000 человек двинуться против сербов, которым 30 ноября удалось взять Белград. Несмотря на протесты английского посла, боровшегося в Константинополе с французским влиянием, ему не удалось помешать разрыву с Россией. Тогда он выехал из османской столицы на эскадру адмирала Дакворта, а в конце января 1807 года эта эскадра силой прорвалась через Дарданеллы и остановилась против султанского дворца.

По наущениям Себастияни Порта завязала с англичанами письменные переговоры, а пока они тянулись, стала энергично укреплять Дарданелльский проход, угрожая пути отступления эскадры Дакворта. Последний понял это и в конце февраля ушёл из-под Константинополя. Вслед за тем Порта заключила союз с Францией, Англии же объявила войну.

Боевые действия до первого перемирия[править | править код]

Формирование турецкой армии шло медленно, но этим нельзя было воспользоваться, так как новое столкновение с Наполеоном не позволяло усилить войска в княжествах, и поэтому в начале 1807 года Михельсону приказано было ограничиваться обороной. Наступательные действия возлагались на Черноморский флот и эскадру Сенявина, крейсировавшую в Средиземном море (Вторая Архипелагская экспедиция), а также на русские войска, находившиеся в Грузии.

Активные военные действия на Дунае и на Кавказе начались с весны 1807 года. Русскими войсками были заняты Хотин, Бендеры, Аккерман, Бухарест, а корпусом генерала Мейендорфа осажден Измаил. Последний, однако, ничего не мог сделать, и простоял у Измаила с начала марта до конца июля, ограничиваясь лишь отражением турецких вылазок.

Корпус гр. Каменского, отправленный к Браилову, тоже не имел успеха и после нескольких стычек с неприятелем отступил за реку Бузео. Милорадович, направленный на Журжу, успел разбить османский отряд у с. Турбат, но в начале апреля тоже отошёл к Бухаресту. Тем временем визирь, собрав армию под Шумлой, готовился вторгнуться в Валахию, но был задержан вспыхнувшим в Константинополе бунтом янычар, которые свергли Селима III и провозгласили султаном Мустафу IV. Когда последний заявил намерение энергично продолжать войну, визирь с сорокатысячной армией перешёл Дунай у Силистрии и двинулся к Бухаресту, рассчитывая на дороге соединиться с корпусом рущукского аяна Алемдар Мустафы-паши, следовавшего туда же от Журжи. Соединение это не удалось: 2 июня Милорадович разбил у Обилешти авангард визиря, который после этого опять ушёл на правый берег Дуная. Тем временем 19 июня Сенявин разгромил османский флот в Афонском сражении.

Сербские восставшие во главе с Карагеоргием, выступившие за независимость Сербии, в начале 1807 года, поддержанные русским отрядом Исаева, взяли Белград, и 10 июля 1807 года Сербия перешла под протекторат России.

В Закавказье граф Гудович, вначале действовавший неудачно, 18 июня разбил эрзурумского сераскира Кёр Юсуф Зияюддина-пашу на реке Арпачай. Черноморская эскадра контр-адмирала Пустошкина овладела Анапой[5].

Ряд неудач, плохое состояние армии и утрата надежды на помощь Наполеона, заключившего с Россией мир в Тильзите, вынудили Порту принять сделанное ген. Михельсоном предложение о перемирии, которое и было заключено 12 августа 1807 года, сроком по 3 марта 1809 года. Русские войска должны были оставить княжества, Турции возвращались захваченные корабли и остров Тенедос. Османы обязались не вступать в княжества и прекратить военные действия в Сербии.

За Кавказом в 1808 году дела приняли неблагоприятный оборот: местное население, подстрекаемое персидскими и турецкими агентами, волновалось; имеретинский царь Соломон II явно восстал против России. Персы, по внушениям Англии, не соглашались на предполагавшееся установление границы и заявляли притязания на Грузию. Чтобы усмирить их, граф Гудович подступил к Эривани, но предпринятый им 17 ноября штурм был отбит и стоил больших потерь. Но всё же несколько персидских отрядов, вторгшихся в Грузию, были разбиты.

Император Александр I остался крайне недоволен такими условиями перемирия. Заключение мира с Наполеоном дало возможность увеличить численность Дунайской армии до 80 000 человек. Вместо Мейендорфа главнокомандующим был назначен кн. Прозоровский, которому предписывалось поставить другие условия перемирия. Однако Порта не желала менять условия. В это время в Париже при посредничестве Наполеона шли переговоры об окончательном мире; однако с отъездом его в Испанию они были прекращены. В начале 1808 года опять начались переговоры, но на этот раз не с визирем, а с влиятельнейшим из турецких пашей, Мустафой (Рущукским). Переговоры были прерваны новым переворотом в Турции, где султаном провозглашён Махмуд II. Мустафа, став теперь верховным визирем, отверг все требования России и отдал распоряжения о подготовке к войне. После новой встречи Александра I и Наполеона в Эрфурте начались новые переговоры, но не надолго, так как в ноябре Мустафа был убит янычарами, а Порта пошла на сближение с Англией и Австрией и выказала решительное упорство в переговорах с Россией по условиям мира.

12 марта 1809 года в Петербург явился султанский фирман с объявлением войны.

Кампанию 1809 года князь Прозоровский решил начать покорением османских крепостей на левом берегу Дуная и прежде всего — Журжи; но штурмы как этой крепости, так и Браилова кончились неудачей.

Между тем государь требовал решительных действий; престарелый и больной главнокомандующий противопоставлял ему разные причины невозможности ранее осени переходить Дунай. Тогда в помощники Прозоровскому послан был князь Багратион.

В конце июля корпус генерала Засса переправился через Дунай у Галаца и затем без единого выстрела овладел Исакчей и Тульчей. Авангард атамана Платова вступил в Бабадаг, после чего перешли на правый берег Дуная и главные силы. 9 августа князь Прозоровский умер, и начальство над армией перешло к Багратиону. Лёгкость переправы через Нижний Дунай объяснялась малочисленностью находившихся там османских войск, так как главные силы свои визирь двинул в Сербию ещё в начале мая. В то время князь Прозоровский признал возможным отделить в помощь сербам лишь трёхтысячный отряд Исаева, который скоро принужден был вернуться в Валахию.

В это время Сербия подвергалась страшному разгрому, и жители толпами спасались в австрийские пределы. По переходе главных сил князя Багратиона через Дунай в Большой Валахии оставлен был корпус генерала Ланжерона, а у Бузео — корпус Эссена, предназначенный для поддержки, в случае надобности, русских войск в Бессарабии. Багратион, удостоверившись в слабости противника на Нижнем Дунае, решил попытаться овладеть Силистрией, к которой 14 августа и начал наступать, а через несколько дней после того отряды генерала Маркова и Платова овладели Мачиным и Гирсовым.

Между тем, благодаря субсидиям Англии османская армия была значительно усилена, и верховный визирь возымел намерение, пользуясь удалением главных русских сил к Нижнему Дунаю, вторгнуться в Валахию, овладеть Бухарестом и тем заставить Багратиона отступить на левый берег Дуная. Во 2-й половине августа он начал переправлять свои войска у Журжи. Ланжерон, узнав о том, решился, несмотря на незначительность своих сил, идти на встречу османам и приказал ген. Эссену, передвинувшемуся к Обилешти, присоединиться к нему. 29 августа у деревни Фрасине (в 9 верстах от Журжи) они атаковали османский авангард и разбили его. Между тем сам визирь, получая тревожные известия из-под Силистрии, не трогался из Журжи.

Тем временем Багратион продолжал своё наступление; 4 сентября разбил у Рассевата корпус Хюсрева-паши, а 18 сентября остановился перед Силистрией. За 4 дня перед тем крепость Измаил сдалась отряду генерала Засса. Визирь, узнав о Рассеватском поражении, перевёл свою армию из Журжи обратно в Рущук и послал приказание войскам, действовавшим против сербов, спешить туда же. Таким образом грозивший Сербии окончательный разгром был временно прекращён; расположенный там османский отряд отступил к городу Ниш.

Между тем у Багратиона родились опасения англо-турецкой высадки в Добруджу и наступления османских войск от Варны; поэтому он перевёл оставленный у Исакчи и Бабадага корпус графа Каменского I к Коварне, корпус Эссена — к Бабадагу, а отряд Засса оставил в Измаиле. Для действий против Силистрии осталось у него не более 20 000 солдат; осада крепости шла вяло, а когда приблизился к ней визирь с главными силами османской армии, то Багратион признал нужным отступить к Черноводам, приказав в то же время Каменскому отойти до Кюстенджи. Вслед за тем он обратился в Петербург за разрешением отвести армию на левый берег Дуная ввиду неимения на правом берегу достаточного продовольствия, а также по причине опасности уничтожения мостов ледоходом. При этом он обещал ранней весной снова перейти Дунай и двинуться прямо к Балканам. Последним действием этой кампании была осада генералом Эссеном Браилова, который сдался 21 ноября. Государь, хотя и крайне недовольный бесплодием предшествовавших действий, согласился на ходатайство Багратиона, но с тем условием, чтобы на правом берегу Дуная оставались занятыми Мачин, Тульча и Гирсово.

На Кавказе ещё в начале 1809 года место Гудовича заступил Тормасов. Угрожаемый со стороны Персии и Османской империей, он не отваживался на наступательные действия, но, когда персы ворвались в русские пределы, встретил их на реке Шамхоре и заставил отступить, после чего они опять инициировали переговоры о мире. Пользуясь этим, Тормасов послал отряд князя Орбелиани для овладения крепостью Поти, служившей пунктом сношений осман с Абхазией и Имеретией: крепость была взята 16 ноября. Другой отряд, посланный в Имеретию, захватил в плен её царя Соломона, и обыватели присягнули на верность России. К Анапе, укрепления которой были возобновлены османами, послана была из Севастополя эскадра с десантными войсками. Крепость эта была взята 15 июля и занята русским гарнизоном.

Между тем князь Багратион, огорчённый неодобрением государя, испросил увольнения от звания главнокомандующего, и на его место назначен был граф Каменский II, только что отличившийся в войне против Швеции. В начале марта 1810 года он прибыл к Дунайской армии, силы которой доходили до 78 тысяч, и, кроме того, направлена была для подкрепления её ещё одна пехотная дивизия.

План действий нового главнокомандующего был следующий: корпуса Засса и Ланжерона переправляются у Туртукая и осаждают Рущук и Силистрию; корпус графа Каменского I направляется на Базарджик; главные силы (наполовину ослабленные отделением войск для осады крепостей) наступают на Шумлу; стоявший в Малой Валахии отряд Исаева переходит в Сербию, против которой османы снова приняли угрожающее положение; для прикрытия Валахии оставляется отряд под начальством генерал-майора графа Цукато.

Османская империя в это время ещё вовсе не была готова к войне, и сбор её войск у Шумлы сопряжён был с большими затруднениями. Граф Каменский 2-й, спеша воспользоваться этим, ещё в середине мая перешёл через Дунай у Гирсова и двинулся вперёд; 19 мая Засс овладел Туртукаем; 22 взят штурмом Базарджик, 30 сдалась Силистрия, осаждённая корпусами Ланжерона и Раевского, а 1 июня пал Разград. Русские передовые отряды заняли Балчик и линию Варна — Шумла. Денежные субсидии английского правительства доставили, однако, османам возможность продолжать войну; быстро набиравшиеся войска отсылались к Шумле, Рущуку и на сербскую границу. Чтобы выиграть время, визирь предложил было заключить перемирие; но оно было отвергнуто.

Между тем русская армия безостановочно двигалась к Шумле и к 10 июня обложила её с трёх сторон. Главнокомандующий, уверенный в слабости гарнизона, 11 июня предпринял штурм крепости, но после упорного 2-дневного боя убедился, что взять Шумлу открытой силой нельзя, и потому перешёл к тесной блокаде. Он рассчитывал взять крепость голодом; но когда через несколько дней туда успел пройти большой транспорт с припасами, то и эта надежда исчезла.

Между тем и на других пунктах театра войны успехи остановились; отовсюду требовали подкреплений, а взять их было негде. Тогда главнокомандующий решил стянуть все свои силы к Рущуку, овладеть этой крепостью и, базируясь на неё, двинуться через Тырнов за Балканы. Оставив корпус графа Каменского I для наблюдения за Шумлой и Варной, главные силы подошли 9 июля к Рущуку, у которого присоединился к ним корпус Засса; 22 июля, после 10-дневного бомбардирования предпринят был штурм, но он был отбит и стоил российской армии огромных потерь.

Между тем визирь, узнав об отбытии русских главных сил, несколько раз пытался атаковать оставленные для наблюдения за Шумлой отряды, но 23 июля был совершенно разбит графом Каменским I. Тем не менее, главнокомандующий приказал графу Каменскому I отойти на линию Траянова вала и, разрушив укрепления Базарджика, Мачина, Тулчи, Исакчи, притянуть к себе оставленные в них гарнизоны; вместе с тем отряду Ланжерона, оставленному в Разграде, велено присоединиться к главной армии. Рущук продолжал оставаться в тесном обложении, а попытка турок освободить эту крепость кончилась 26 августа несчастным для них сражением у Батина, после чего русские отряды заняли Систов, Белу, Тырнов и Орсову. 15 сентября сдались Рущук и Журжа.

У сербов только благодаря посланным к ним сильным подкреплениям (сначала отряд О’Рурка, а потом корпус Засса) дела тоже пошли успешно, так что в начале октября Сербия была освобождена. После падения Рущука граф Каменский II двинулся 9 октября вверх по Дунаю для овладения османскими крепостями вплоть до Сербской границы. Никополь и Турно сдались без сопротивления; в то же время отряд генерал-майора графа Воронцова овладел Плевной, Ловчей, Сельви и разрушил их укрепления. Зимний поход за Балканы главнокомандующий признал, однако, невозможным по продовольственным соображениям и потому решил оставить одну половину армии в занятых крепостях, другую же расположить на зимовку в княжествах.

За Кавказом после бесплодных переговоров с персиянами военные действия возобновились и в общем были благоприятны, а после поражения неприятеля под Ахалкалаками персияне снова начали переговоры о мире. Действия Черноморского флота ограничились покорением крепости Сухум-Кале.

Между тем, к началу 1811 года отношения России к Франции настолько обострились, что предвещали близкую войну, и для усиления Русских сил на западной границе Александр I приказал графу Каменскому отделить от его армии 5 дивизий, отправить их за Днестр, а с остальными войсками ограничиться обороной занятых крепостей; вместе с тем ему предписывалось поспешить заключением мира, но с непременным условием признания границы по реке Дунай и исполнения прежних требований России. Главнокомандующий указывал на невыполнимость этих повелений и предлагал энергическое наступление за Балканы.

Тем временем Наполеон употреблял все усилия, чтобы воспрепятствовать заключению Турцией мира; об этом просила и Австрия. Подчиняясь их влиянию, Порта напряжённо собирала силы для нанесения русским чувствительного удара: войска её стягивались в Этропольских Балканах, а у Ловчи выставлен был их авангард (15 тысяч) под начальством Осман-бея. Граф Каменский, ожидая утверждения своего плана движения за Балканы, вознамерился подготовить себе путь туда и для сего приказал отряду графа Сен-При овладеть Ловчей, что и было исполнено 31 января; но вслед за тем по приказанию тяжко заболевшего главнокомандующего отряд этот вернулся к Дунаю.

Вскоре после того Каменский назначен был начальником 2-й запасной армии и в марте 1811 года отозван из Османской империи, а Дунайская армия вверена генералу от инфантерии М. И. Голенищеву-Кутузову.

Поставленный во главе армии, силы которой через удаление 5 дивизий чуть не наполовину уменьшились (осталось около 45 тысяч), новый главнокомандующий очутился в нелегком положении, тем более, что османская армия к весне 1811 года возросла до 70 тысяч. Ввиду этого Кутузов признал необходимым действовать с особенной осторожностью и, как он выразился, «держаться скромного поведения».

Ознакомившись со своим противником ещё в Екатерининские войны, он рассчитал, что османы ограничатся на Нижнем Дунае демонстрациями, а главные силы направят к Среднему Дунаю, чтобы, переправившись там, овладеть Бухарестом. Поэтому, уничтожив укрепления Силистрии и Никополя, Кутузов стянул свои главные силы к Рущуку и Журже. Войска Засса в Малой Валахии и О’Рурка в Белграде прикрывали его правое крыло; левое же охранялось отрядами, расположенными на Нижнем Дунае и у Слободжи. Одновременно с этими подготовительными распоряжениями Кутузов вступил в мирные переговоры с визирем. Но так как император Александр не соглашался на уменьшение своих прежних требований, а османы, со своей стороны, тоже явились крайне неуступчивыми, то переговоры были приостановлены. Бездействие русских убедило визиря в их слабости, а потому он решился начать наступление к Рущуку, а по овладении этой крепостью перейти Дунай и разбить Кутузова; в то же время другая османская армия, Измаил-бея, собранная у Софии, должна была переправиться около Видина и вторгнуться в Малую Валахию. По соединении обеих армий этих предполагалось овладеть Бухарестом.

В начале июня визирь выступил из Шумлы, а 22 атаковал русских у Рущука, но потерпел поражение и отступил к заранее укрепленной позиции у села Кадыкёй (15-20 верст к югу от Рущука). Несмотря на одержанную победу, Кутузов по разным соображениям признал опасным оставаться под Рущуком, а потому, разрушив его укрепления, переправил все войска на левый берег. Затем, подкрепив отряды на правом и левом крыле и усилив укрепления Журжи, сам главнокомандующий с корпусом Ланжерона расположился в одном переходе к северу от неё, рассчитывая в случае переправы визиря через Дунай нанести ему сильный удар. Вместе с тем, зная, что ещё нельзя было ожидать скорого начала войны на западной границе, он просил разрешения придвинуть к Дунаю из Ясс 9-ю дивизию и из Хотина 15-ю.

По отступлении Кутузова на левый берег визирь занял Рущук, но в течение всего июля не трогался оттуда, выжидая результатов действий Измаил-бея. Последний только в середине июля прибыл к Видину и 20 июля начал переправлять свои войска (около 20 тысяч) через Дунай. Заняв Калафат и сильно в нём окопавшись, он двинулся против отряда Засса (около 5 тыс.), но не мог овладеть труднодоступной русской позицией. Когда 24 июля присоединились к Зассу отряды О’Рурка и графа Воронцова и подошла к Дунаю русская флотилия, Измаил-бей лишён был возможности ворваться в Малую Валахию.

Между тем визирь решился переправиться на левый берег, чтобы, пользуясь огромным перевесом своих сил, разбить Кутузова и, угрожая сообщениям Засса, заставить его открыть дорогу Измаил-бею. Приготовления визиря продолжались долго, так что только в ночь на 24 августа началась переправа его войск, в 4 верстах выше Рущука. К 2 сентября уже до 36 тысяч осман было на левом берегу, где они, по своему обыкновению, немедленно окопались; на правом же берегу оставлено было до 30 тысяч. Вместо того, чтобы немедленно атаковать Кутузова, у которого под рукою было не более 10 тысяч, визирь оставался на месте. Благодаря его бездействию главнокомандующий успел притянуть к себе отряд генерала Эссена, стоявший на реке Ольте (как резерв для Засса), и, сознавая, что наступил критический момент войны, не стал выжидать приказаний из Петербурга относительно 9-й и 15-й дивизий, но собственной волей распорядился ими: первой он послал приказание спешить к Журже, а второй — к Обилешти, для прикрытия левого крыла армии со стороны Туртукая и Силистрии, откуда тоже угрожало появление неприятеля.

С прибытием (1 сентября) 9-й дивизии силы Кутузова возросли до 25 тысяч, и теперь он сам обложил укреплённый османский лагерь, устроив линию редутов, примыкавшую флангами к Дунаю. В то же время созрел у него весьма отважный план: он решил переправить часть своих войск на правый берег, отбросить остававшуюся там часть османской армии и таким образом отрезать у визиря его сообщения. Для выполнения этого предприятия ещё с середины сентября началась заготовка на р. Ольте плотов и паромов.

Между тем Измаил-бей дважды (17 и 30 сентября) атаковал Засса, чтобы открыть себе путь к Журже, но оба раза потерпел неудачу. Тогда визирь приказал ему возвратиться за Дунай, двинуться к Лом-Паланке, где собрано было много судов, и, переправившись там опять на левый берег, выйти в тыл Кутузову. Последний, своевременно узнав об этом замысле, послал к Лом-Паланке отряд полковника Энгельгардта, которому и удалось в ночь на 27 сентября уничтожить стоявшие там османские суда. Узнав об этом, Измаил-бей уже не решился двигаться из Калафата.

Вслед за этим план Кутузова был приведён в исполнение: 1 октября отряд генерала Маркова (5 тысяч пехоты, 2,5 тысячи конницы и 38 орудий) переправился на правый берег Дуная и 2 октября, на рассвете, внезапно атаковал остававшиеся там османские войска, которые, поддавшись паническому страху, бежали частью в Рущук, частью к Разграду. Вслед за тем Марков, выставив на правом берегу, свои батареи, стал громить лагерь визиря. Тогда визирь немедленно обратился к Кутузову с просьбой о перемирии, но, не дождавшись ответа, ночью переплыл на лодке в Рущук, передав начальство Чапан-оглы. 3 октября русская дунайская флотилия окончательно прервала сообщения с правым берегом, и остатки османской армии с истощением всех припасов оказались в отчаянном положении.

10 и 11 октября Туртукай и Силистрия заняты частями 15-й дивизии; в то же время и действия против Измаил-бея шли успешно и завершились отступлением его к Софии. Такое положение дел заставило наконец Порту склониться к миру.

В результате искусных дипломатических действий М. И. Кутузова, османское правительство склонилось к подписанию мирного договора.

Итоги войны[пра

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *