В расстелившейся долине ребята увидели урган лежбище байкальских нерп: Евгений Рудашевский — Куда уходит кумуткан, страница 32 читать на Topreading.ru – Читать онлайн Куда уходит кумуткан страница 30

Байкал. Редчайшие кадры

Экология жизни: Мало, кто из фотографов может похвастаться такими снимками. Снять щенка нерпы в естественных условиях - большая редкость. Даже многие из тех, кто живет на Байкале, никогда не видели бельков в их среде обитания.


Барышни! Готовьтесь! Сейчас будет адское ми-ми-ми и ах-х-ах!
Защитники природы! Успокойтесь! С героем репортажа все в порядке. Он был спасен нашими проводниками и сейчас набирает вес в заботливых руках. 

Мало, кто из фотографов может похвастаться такими снимками. Снять щенка нерпы в естественных условиях - большая редкость. Даже многие из тех, кто живет на Байкале, никогда не видели бельков в их среде обитания.

Привет!

Увидеть издалека взрослую байкальскую нерпу не сложно. Нерпа населяет весь Байкал. Она любопытна, но и так же и осторожна. Путешествующий летом по просторам Байкала часто может увидеть появившуюся из воды на несколько секунд симпатичную мордочку с огромными черными глазами. Иногда можно увидеть нерп отдыхающих не береговых камнях, но соскальзывающих в воду при малейшей попытке приблизиться к ним. Близко к себе нерпа не подпускает. Летом на берег Ушканьих островов приплывает огромное количество этих животных. Несмотря на то, что в экоситеме озера Байкал нерпа находиться на вершине пищевой цепочки, она пуглива. При малейшем подозрении на опасность это симпатичное животное скрывается в глубинах Байкала. Лежбище байкальских тюленей я снимал в прошлом году.

Байка́льская не́рпа, или байкальский тюлень (лат. pusa sibirica) — один из трёх пресноводных видов тюленя в мире, эндемик озера Байкал, реликт третичной фауны. Время ее отделения от общего ствола предков - около 20 тыс. лет.
Это животное в значительной мере было причиной в заселении берегов Байкала древним человеком, выступая в роли и товара, и божества. Она давало меховые шкуры, жир, обладающий целебными свойствами, мясо. В настоящее время промысловая охота на байкальскую нерпу запрещена.

Байкальская нерпа, в зависимости от возраста, имеет несколько имен. Только что родившийся щенок нерпы, до момента линьки, когда белый или сероватый мех меняется на темный зовется белек. Молодой самец – кумай. Взрослая нерпа – ушкан. Старый самец-секач – аргал.

UPD: Небольшое дополнение. Нерпенок первого года - кумуткан, второго-хубун. Подсказал байкальский проводник Игорь Шрамко.

Сразу после как на Байкале встанет лед, нерпа проделывает отдушины. Пока лед тонкий, нерпа легко его разрушает, надавливая на него снизу мордой. Более толстый лед (2-2,5 см) зверь пробивает только с помощью удара, наносимого передним ластом. В более толстом слоя льда (3-6 см) нерпа проделывает отдушины мощными когтями. Диаметр отдушины может достигать 15-20 см.

Байкал. Редчайшие кадры

Очень редко нерпа делает отдушины в торосах. Обычно нерпа процарапывает отдушину невдалеке от гряды торосов (в 1,5-8 м) в монолитном гладком льду под конусовидным сугробом - наметом. Работа выполняется не за один и не за два приема. Уже в начальной стадии изготовления отдушины в ледяной полусфере скапливается выдыхаемый нерпой воздух. Эти пузыри воздуха нерпа может использовать для дыхания, так как углекислота при низких температурах быстро растворяется. А из воды выделяется кислород.

Воздушные пузыри предохраняют от быстрого намерзания льда. Лед, пронизанный нерпичьими пузырями, намного легче разрушается когтями. Пока идет процесс нарастания льда (с января по март), нерпа способна бросать одни и изготавливать другие отдушины. В том числе и во льду метровой толщины. Отдушина имеет строго цилиндрическую форму, а воздушная камера в снегу над отдушиной имеет равный с этой отдушиной диаметр.

Байкал. Редчайшие кадры

Логовище - это, прежде всего, надежное убежище для новорожденных на первых порах их жизни от хищников, а также от излишних переохлаждений. От постоянного присутствия детеныша и самки во время кормления, а также учитывая то, что в течение 1-1,5 месяцев логово не сообщается с наружной средой ни единым видимым отверстием, внутри снежного сооружения образуется своеобразный микроклимат: при наружном 15-20-градусном морозе с сильными ветрами, температура внутри логова приближается к нулевой и до +5 градусов, когда в нем задерживается самка. Это обстоятельство благотворно влияет на рост детенышей.

Байкал. Редчайшие кадры

Особенно велика роль логовищ в качестве защиты молодняка от пернатых хищников: черной вороны, повсеместно живущей по берегам Байкала, и рано прилетающих орланов-белохвостов. Стенку логова нерпята сами не процарапывают, так как стараются спрятаться от света. Они показываются наружу после того, как крыша логова сама обвалится из-за таяния снега, а нерпята подрастут настолько, что при малейшей опасности могут сойти в воду, где врагов у нерпы нет. Нахождение нерпят в логовищах и расположение последних обычно в участках глубоководного Байкала, т.е. вдали от берега, исключают возможность гибели детенышей нерпы от наземных хищных животных - лисицы, волка, соболя.

Байкал. Редчайшие кадры

Из-за этого, что детеныши нерпы постоянно скрыты в норах, увидеть белька фактически невозможно. Редко когда, при сильных подвижках льда, логовище разрушается и белек оказывается на поверхности. Если мать в это время находиться на кормежке под водой или отдушина разрушена надвигом льда и мать не может вернуться в логовище, то нерпенек подвергается серьезной опасности. Прежде всего ему угрожает нападение вечно голодных черных ворон. В день этой съемки, пока ждали проводников около Большого Ушканьего, я стал свидетелем, как большая стая черных ворон, по призывному сигналу сородича-разведчика, поднялась с деревьев и полетела в сторону Байкала. И опустилась в нескольких километрах от берега острова. Когда через несколько часов мы подъехали к этому месту, мы увидели картину разыгравшейся трагедии. Вороны растерзали нерпеныша.

Вам теперь туда!
Байкал. Редчайшие кадры

Наш герой оказался в подобной ситуации. В тот день мы вели разведку севернее Ушканьих островов. Вооружившись биноклями, с опытными проводниками, мы искали выходы нерпы из логовищ. Лед не шуточно двигало. наступила теплая погода, днем было в плюсе. Это вызывало сильные подвижки льда. И тут, наш проводник Андрей сообщил по рации, что видит белька. Это было огромное везение (для нас, естественно). Тот редкий случай, когда мамаша-нерпа сделала логово в торосе. Произошла подвижка, торос прижало. Наметный снежный слой был разрушен, дыхало задвинуло льдом. Белек выполз на поверхность. Что его ожидало - предположить не сложно. Он был спасен, побыв некоторое время нашей моделью.

После запрета на промышленную добычу байкальская нерпа процветает. Пониженная смертность на первом году жизни, раннее половое созревание, высокий воспроизводительный потенциал, крупные размеры тела, большая общая масса, исключительная рыбоядность и т.д. - результат повышенного темпа роста на первом году жизни, устойчивости кормовой базы в озере Байкал. Таким образом, нерпа - неотъемлемое звено, вернее, вершина в пищевой цепи в экосистеме Байкала. опубликовано econet.ru

Автор: Алексей Трофимов

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Читать онлайн "Загадки Байкала" автора Ламакин Василий Васильевич - RuLit

Впоследствии средняя часть сквозной долины поднялась горбом и здесь образовался водораздел. Долина разделилась на два отрезка с противоположными уклонами, и по ней потекли в разные стороны Бугульдейка и Манзурка.

А когда Лена вытекала из Байкала, нерпа могла, по мнению Черского, приплыть в озеро.

Древний сток Байкала в Лену через долину Бугульдейки и Манзурки, вероятно, существовал в действительности. Такая точка зрения не противоречит и современным научным данным. Кроме того, не исключено, что еще раньше Байкал вытекал в Лену севернее, по долине реки Чанчура, которая своим верховьем подходит близко к Онгуренскому берегу озера. Однако эти северо-западные направления стока в Лену – через долины Бугульдейки и Чанчура – вероятно, закрылись еще до переселения нерпы. Позднее в течение некоторого времени байкальские воды текли в Лену на северо-восток – через Баргузинскую долину и реку Витим.

Исследование песчаных и других отложений в Баргузинской долине показывает, что прежде в ней существовал большой залив Байкала. Было это в межледниковое время, приблизительно тогда, когда и Северный Ледовитый океан вторгался на побережье Сибири. И вторжение Байкала в Баргузинскую долину, и вторжение океана на сушу вызваны были одной и той же причиной – опусканиями земной коры под тяжестью гигантских ледников великого оледенения.

В бассейне Витима расположена группа больших Баунтовских озер, названных так по имени самого крупного из них, озера Баунт. Все они представляют собой остатки одного большого озера.

Изучая наносы в этом районе по Данным других геологов, мне удалось выяснить, что в межледниковое время байкальская вода через Баргузинскую долину и Баунтовскую впадину могла стекать в Витим, а по нему и в Лену.

Через Лену и Витим проникли в Байкал с севера нерпа с омулем.

Впоследствии, когда лед сошел, местность в районе Баунтовских озер и Баргузинской долины вновь поднялась и сплошная водная связь Байкала с Леной и Ледовитым океаном прекратилась.

Что же было потом? Вода из Байкала прорвалась через Ангару в Енисей. Но в озере остались прибывшие по Лене и Витиму животные.

За многие тысячелетия, прошедшие с той поры, нерпа успела несколько видоизмениться в Байкале и превратилась в особый вид – сибирскую нерпу. Омуль же преобразовался в Байкале только в местный подвид, – у него много общего с его предком, который жил в Ледовитом океане.

Но все-таки почему нерпа не могла переселиться в Байкал через более древний сток, например по долине Манзурки и Бугульдейки, как думал Черский? Тут на помощь нам, кроме геологических данных, приходят и биологические. Дело в том, что в бассейне Витима обитают некоторые байкальские животные. Кроме того, до нас дошли исторические сведения о том, что нерпа жила в озере Ороне, расположенном в этом же бассейне Витима.

И еще. В Баунтовском озере обитает байкальский многощетинковый червь манаюнкия. Червь этот не способен передвигаться вверх по течению реки. Он мог попасть в Баунтовское озеро только через Баргузинский залив Байкала или через реку, вытекавшую из него в направлении Баунтовских озер. Этот же червь живет в озере Ороне-Витимском и в Чарских озерах, принадлежащих бассейну Олекмы – правого притока Лены.

В озере Ороне-Витимском нерпу застали в XVII веке и полностью истребили русские охотники. Напоминает о нерпе и название речки – Нерпа или Нерпинка, – впадающей недалеко от Орона в Витим…

Вот какими сложными путями, на основании разных данных, добытых стараниями многих ученых, удалось разрешить загадку, заданную науке байкальской нерпой…

Нерпа сравнительно крупный зверь. Длина его в среднем – около 80 сантиметров. Попадаются иногда экземпляры, вес которых превышает 100 килограммов. У нерпы – толстый слой подкожного жира, составляющего половину веса животного.

Нерпа не может пробыть под водой больше 20 минут, иначе она задохнется без воздуха. Когда Байкал покрыт льдом, нерпа проделывает в нем отдушины, к которым она периодически подплывает, чтобы подышать. Каждая нерпа делает обычно несколько отдушин. Во время сильных морозов отдушины быстро затягиваются льдом. Нерпы должны протаивать и проламывать его каждый раз, чтобы подышать.

В феврале – марте у нерпы рождаются детеныши. На льду, в торосах, под снегом, мать устраивает для детенышей гнездо. Снаружи оно мало заметно, так как в снежном своде над ним делается лишь небольшое отверстие для доступа воздуха. Внутри гнезда имеется лунка во льду, через которую взрослые нерпы и молодые нерпята могут нырять в воду.

Охота на «символ». Стоит ли вновь разрешать добычу нерпы? — Рамблер/новости

Сейчас все разговоры, связанные с экологией и Байкалом, в нашем регионе крутятся вокруг омуля. Недавно пришла новость, что квоту на его вылов в 2017 году уменьшили в три раза, и словно грозовая туча висит вопрос — запретят или не запретят добычу деликатесной рыбы полностью. А вот вестей о другом знаменитом байкальском эндемике в последнее время практически нет. Корреспондент «АиФ-Иркутск» разбирался, насколько сильно мифологизирована байкальская нерпа.

Слишком много?

Учёные из Бурятии предполагают, что численность нерпы достигла почти 130 тысяч, но точные данные никто не может назвать уже давно. «Качественный» подсчёт перестали вести с тех пор, как появился запрет на промысловую добычу этих млекопитающих: цифры потеряли актуальность.

Исследователи проводят «ревизию» своими силами. В апреле подсчитывают, сколько появилось бельков — детёнышей нерпы, знакомых нам по белой «шубке», а осенью наблюдают за взрослыми особями, вычисляя яловых самок, которые не смогут принести потомство.

«Абсолютно все говорят, что нерпы стало больше, — отмечает Андрей Бобков, заместитель директора по науке Байкальского филиала «Госрыбцентра». — Она всё чаще выходит на мелководье и создаёт дополнительные лежбища на берегах в тех местах, где раньше её не было. Уже пару лет назад это заметили в Байкальском заповеднике. Дело в том, что она стоит на верхушке пищевой цепочки, на Байкале у неё нет естественных врагов.

Специалисты осторожно говорят, что называть численность животных большой или маленькой нельзя, это ненаучное занятие. Но есть реальные доказательства того, что нерпа размножилась настолько, что вышла за пределы своих традиционных участков обитания.

Промышленную добычу нерп начали пресекать примерно с 2006 года, а в 2009 году запрет внесли в новые правила рыболовства. По словам Бобкова, сделали это под давлением «зелёных». В течение нескольких лет учёные готовят биологические обоснования для изменения запрета и постоянно получают отказ.

Без охотничьего интереса

Сейчас право добывать нерпу есть только у коренных народов Севера, живущих рядом с озером, и у учёных. Так как эти коренные народы живут в Бурятии, почти все квоты уходят туда. В 2017 году республика получила разрешение на отлов 2,7 тыс. особей для этнических общин, 250 — для учёных. Иркутской области традиционно выделили 50 квот для научных целей. Учёные в свою очередь считают, что ежегодная добыча 5 тыс. особей не повредила бы экосистеме.

По их мнению, нерпа всегда была промысловым животным. Её численность регулировали с помощью охоты. А сейчас обществу навязали мысль, что нерпа слишком милое животное, чтобы его добывать.

И действительно, когда пару лет назад зашла речь о возможном открытии в России промышленной добычи тюленей, к чьим рядам относится и байкальский эндемик, зоозащитники и обычные иркутяне с ужасом восприняли идею о «котлетах из нерпы». Хотя на самом деле мало кто сейчас горит желанием добывать млекопитающее. Даже те квоты, которые выделяют коренным народам, они не осваивают в полном объёме — максимум 60%, да и то люди зачастую лукавят, списывают квоты, не использовав их, чтобы в следующем году ведомства не придирались к ним. По словам Алексея Тельпуховского, заместителя начальника иркутского отдела Ангаро-Байкальского территориального управления федерального агентства по рыболовству, всего два-три человека за год интересуются добычей нерпы.

Друг или враг омуля?

Чем грозит «перенаселение» самим нерпам? Специалисты напоминают: начнут работать механизмы естественной саморегуляции и может повториться страшная история конца 80-х годов прошлого века. Берега Байкала были усыпаны трупами млекопитающих: их стало так много, что внутри вида началась эпидемия чумки. Природа сама взялась приводить популяцию в норму с помощью болезни. По крайней мере, такую причину определили учёные. Среди других факторов называли ядовитые стоки БЦБК.

«Естественно, никто не утверждает, что эпидемия непременно возникнет снова, но болезнь может активизироваться в любой момент», — добавляет Бобков.

Не нравится возросшая популяция и байкальским рыбакам. Именно из-за нерпы, по их глубокому убеждению, в озере стало меньше омуля. Они жалуются, что милое животное просто «пожирает» эту рыбу.

Однако специалисты, которые изучают нерпу, не согласны с такими заявлениями. Хотя и признают, что в претензиях рыболовов есть доля правды, но не такая большая, как они пытаются представить. Стандартное «меню» нерпы — голомянка и байкальский бычок. В естественных условиях омуль — недоступная добыча, потому что медлительной нерпе за ним не угнаться, да она и не пытается. А вот когда животные заплывают на мелководье и обнаруживают там рыбацкие сети, наполненные омулем, тогда от «бесплатного» корма не отказываются.

На одном из прошлогодних экологических форумов в Иркутске Владимир Фиалков, исследователь Байкала и директор Байкальского музея ИНЦ СО РАН, сказал, что нерпа, наоборот, помогает омулю, поедая голомянку, ведь эти две рыбы едят одно и тоже. Выходит, чем больше голомянки съедает животное, тем больше пищи достаётся омулю.

Комментарий:

Андрей Варнавский, старший научный сотрудник Байкальского филиала «Госрыбцентра»:

«Не вижу причин бояться повального истребления нерп, если откроют промышленную добычу, потому что на неё нет активного спроса. Он полностью исчез в 2002-2003 годах. Причины просты. Добывали исключительно кумутканов (детёнышей нерпы в возрасте двух-трёх месяцев), и только из-за их меха, чтобы шить верхнюю одежду. Спрос на мех пропал, значит — и на добычу нерпы тоже. Её мясо практически никогда у нас не использовали — оно малопригодно для еды. Когда-то давно ценился жир, потому что его применяли в домашнем хозяйстве за неимением альтернативы, а сейчас это неактуально. Туристам интересно покупать сувениры, сделанные из меха нерпы, но на изделия уходит совсем немного «сырья». А сами изготовители порой хитрят, выдавая купленный мех норвежской нерпы за «шубку» байкальской. Если людям нерпа была бы нужна, разве наш народ остановил бы запрет на её добычу? Я каждый год выезжаю на лёд Байкала. Если раньше видел повсюду следы мотоциклов и снегоходов, то теперь кругом практические нетронутое белое поле».

Точка зрения:

Борис Дицевич, старший научный сотрудник учебно-методического центра «Сибохотнаука» ИрГАУ:

«Отрасль добычи нерпы, которая исторически всегда была на Байкале, исчезает. Почти не осталось специалистов, занимающихся непростым процессом отлова. Образ нерпы сильно мифологизировали. Да, это один из символов озера, хотя соболя ведь тоже считают символом тайги, но используют же, и он приносит пользу. Мы, учёные, не призываем уничтожать нерпу и уж тем более не хотим подталкивать людей к браконьерству, но выступаем за рациональное и умеренное использование диких животных. Также я считаю, что фотоохота на нерпу или даже её туристический отлов могли бы помочь развитию зимнего туризма на Байкале».

Особое мнение:

Надежда Николаева, эксперт регионального туристического рынка:

«По своему опыту могу сказать, что туристы и иностранные, и русские нерпу любят, даже просят зимой устроить им «встречу» с ней. Экскурсии на Ушканьи острова, где находится самое знаменитое лежбище байкальского символа, всегда пользовались популярностью. Но в последние годы, чтобы увидеть нерпу, необязательно отправляться туда -животное замечали рядом с мысом Хобой, островом Замагой, на Малом Море. Нерпа и сама очень любопытное животное, подплывает, наблюдает за людьми, высовывает мордочку из воды. Часто людям удаётся сфотографировать её с берега во время прогулок. Причём раньше нерпу обычно встречали в июне и в июле, а теперь отдыхающие натыкаются на неё всё лето».

Контрольный диктант в 8 классе № 1 | Сборник диктантов по Русскому языку в 8 классе с русским языком обучения

Контрольный диктант в 8 классе № 1