Как одеваются бандиты: Как одеваются бандиты в наше время

«Жена русского бандита из 90-х»: тиктокерши создали новый модный тренд

Российские соцсети захлестнул новый модный тренд — девушки наносят макияж и одеваются в стиле жён русских бандитов из 90-х. Блогеры делают smokey eyes, ресницы с толстым слоем туши, губы, очерченные тёмно-коричневым карандашом почти на полсантиметра за пределами их естественных краёв, волосы, зачёсанные назад и покрытые лаком, тяжёлая золотая цепочка и кожаный плащ.


@andreevavictorias

Я не смогла пройти мимообожаю эту эстетику. In$t:andreeva.vica

оригинальный звук — sadchill

Как пишет издание Russia Beyond, именно такие вещи и макияж ассоциируются у большинства современных девушек-блогеров с женщинами 90-х. Доказательством того, что их мамы носили именно такую одежду, стали старые фотографии в семейных альбомах.

@dashatoffee

Я пыталась больше образов в инсте DASHATOFFEE ##женабандита##женабандита90х##образ90х

оригинальный звук — sadchill

Однако журналисты напоминают, что в основном так одевались именно подруги провинциальных гангстеров в российских телешоу. На этот образ и опирались российские блогеры, когда запускали новый бьюти-тренд — «подружка местного криминального авторитета».

Многие барышни сопровождают видео музыкой «Би-2», в частности их песней «Большие города», которая использовалась как саундтрек к известнейшему в России криминальному боевику 1990-х «Брат-2».

@__rezzzy__

Хотела сделать образ жены бандита из 90-х, а получилась любовница#90е#женабандита90х#преображение

оригинальный звук — sadchill

Ранее российская фотомодель и суперфиналистка конкурса «Мисс Россия 2016» Алина Гончарова рассказала о трендах для выпускниц 2021 года — от платьев и туфель до причёсок и сумочек. Модель поделилась, что классикой последних лет стали шёлковые и сатиновые струящиеся ткани. В идеале платье из такого материала должно быть длинным.

Одеться по понятиям

Сергей Медведев: Начну с печального события: две недели назад в Парке Горького был избит до смерти молодой человек за то, что, как поначалу говорили соцсети, «одет не по понятиям» (он был одет хипстерски, он был в шляпе). Впрочем, как потом выяснилось, причины конфликта были другие. Но эта идея, что кто-то «одет не по понятиям», а кто-то — «по понятиям», меня очень заинтересовала. Интересно поговорить о том, что это такое — «одеваться по понятиям»? Как одевается средний российский человек? Об этом в сюжете нашего корреспондента Антона Смирнова.

Антон Смирнов: «Любимец моды легкокрылой, хоть не британец, не француз», — такими строками открывалось письмо Пушкина его другу Оресту Кипренскому, моднику и франту тех лет.

Авангардные проекты советской власти полностью перекроили карту мод и стилей

Авангардные проекты советской власти полностью перекроили карту мод и стилей. Советский дизайн формировался и шагал вперед своим особым маршрутом, открывая новое в повседневном, предельно разделяя новое и старое. Примеры таких границ мы можем найти в стихах Маяковского: «…к изящной жизни. У каждого класса свое понятье, особые обычаи, особое платье. Рабочей рукою старое выжми — посыплются фраки, польются фижмы». Прежнему обилью цветов и стилей не оставалось места. За работой дизайнеров и художников наблюдали партийные структуры, ее регулировали сотрудники Госбезопасности. Как итог — мода оказалась в застое, а советские граждане превратились в безликие серые массы.

С развалом Советского Союза мода ожила. Тут и там расцвели разные стили и направления. Мужская мода, несмотря на свою консервативность, была открыта к эксперименту. Теперь на улицах современной Москвы больше не увидеть серой массы, но, как оказывается, не все довольны таким разнообразием. Не всякий модник может избежать придирок за прикид.

Сергей Медведев: У нас в гостях — специалисты в мире моды и образования. Это Ануш Гаспарян, директор центра «Менеджмент и коммуникации в индустрии моды» НИУ ВШЭ, коммерческий директор Fashion Consulting Group, и Анзор Канкулов, главный редактор Port Magazine Russia, руководитель программы «Мода» в Школе дизайна НИУ ВШЭ.

Мне кажется, что дресс-код, по крайней мере, если говорить о Москве и других крупных городах, лет за десять очень изменился. Я вспоминаю традиционную российскую толпу — она невероятно серая, невероятно черная. Это действительно изменилось? Вы можете, скажем, навскидку отличить московскую толпу от толпы какого-то европейского города?

Ануш Гаспарян: Конечно, у нас есть свои стилистические особенности. Это также связано и с поколениями. Допустим, у взрослого поколения, которое воспитывалось и проходило становление в советский период, есть свои привычки, своя мода, свои способы одеваться. Это достаточно нивелированная стилистика, хотя понятно, что и внутри этого поколения всегда были модники.

Продвинутые молодые люди, которых действительно интересует мода, будут себя упаковывать так, как им нравится

Что касается нового поколения, особенно поколения Z, которое рождено с 1997 года с интернетом и со смартфонами в руках, — естественно, они абсолютные глобалисты. Интернет настолько расширил их границы, что они практически не имеют никакого представления о том, что носили их родители, бабушки и дедушки. Они черпают информацию в интернете. Они не смотрят телевизор. Понятно, что они используют все основные глобальные тренды, тем паче, что глобальные коммерческие массовые бренды на нашем рынке давным-давно есть. Они абсолютно понимают, что такое мода, держат руку на пульсе, знают, как одеваться. А дальше уже вопрос выбора, они выбирают стилистику, которая им близка. Если это какие-то более продвинутые молодые люди, которых действительно интересует мода, то они будут себя упаковывать, как им нравится.

Сергей Медведев: Традиционно та визуальная культура, в которой я вырос, состояла в том, что женщина в России одевается гораздо более броско, это некая новогодняя елка, а мужчина — это мужик: «не мужское это дело — как следует одеваться, как следует выглядеть». Это достаточно патриархальная модель. Анзор, вот это меняется?

Анзор Канкулов: В основном — меняется. Я сторонник той точки зрения, что наш город очень сильно изменился. О нем сейчас несправедливо говорить, что он серый. Я достаточно много езжу по миру и могу сказать, что у нас один из самых модных городов, которые я видел в жизни.

Сергей Медведев: Москва, Амстердам, Рим – прилетая в Москву, вы сразу чувствуете разницу?

Анзор Канкулов: Разумеется. У каждого большого города есть свой стиль и свой вид, но в данном случае он сводится не к серости, а к тому, что мы — все-таки северный город. В этом смысле мы мало отличаемся от Стокгольма. Это все связано с тем, какие цвета есть в окружающей природе. Испанцы дико любят странные цвета, и Пикассо такой художник, потому что у них вокруг все насыщенно. У итальянцев прекрасное голубое небо, которое можно увидеть на картинах Рафаэля и других художников. Точно так же они любят голубые рубашки. И та броскость, которая видится в русском стиле, сводится к тому, что мы всегда почему-то очень тянулись к каким-то итальянским решениям.

Москва — один из самых модных городов, которые я видел в жизни

А если говорить о том, что поменялось, скажем, за последние пять-семь лет, то город Москва выглядит очень интересно, и это во многом за счет того, что мужчины изменились в большей степени, чем женщины. Конечно, мужчины бывают разные. Но если сейчас пройти по местам, которые являются визитной карточкой города, а не просто тотально исследовать его по закоулкам, то мне как раз кажется, что мужчины у нас сейчас очень хорошо выглядят. Они к этому стремятся, стараются. Это же сводится не только одежде, но и к уходу за собой. У женщин всегда было подчеркнутое отношение к красоте. Мужчины у нас сейчас пошли немножко в другую сторону, стали гораздо более современными.

Сергей Медведев: А вот женщины, российский сексистский дресс-код? Как одевается средняя шведская женщина, и как одевается средняя российская девушка? Мне кажется, что в России подчеркиваются гораздо больше сексистские вещи: длина юбок, особый крой, формат декольте, — скажем, более унисекс-одежда и более такая женская-женская одежда…

Ануш Гаспарян: Наша женщина всегда хотела быть нарядной. Вообще, слово «нарядная» существует в нашем языке, а в английском очень сложно передать, что такое «нарядный». Наша женщина всегда была женственной, всегда подчеркивала свою фигуру, всегда хотела хорошо выглядеть, следила за волосами. Российские женщины всегда и славились тем, что позиционировали себя как настоящие женщины.

Сергей Медведев: Это не меняется? Скажем, в студенческой среде я это наблюдаю.

Ануш Гаспарян: Просто сегодня много различных параллельных трендов, и та же самая девушка может себе выбрать и отмаркетировать любой образ. Если она, допустим, внутренне тяготеет к какому-то романтическому образу, то может выбрать себе такой. Если ей ближе унисекс, почему бы и нет? Если она себя упаковывает еще более радикально, это тоже возможно. Это все отражение некоего внутреннего состояния.

Российская женщина всегда хотела быть нарядной

Мне кажется, молодежь себя маркетирует каждый день по-разному. Сегодня нет какого-то конкретного стиля, в который молодые впрягаются и волокут его дальше. Они сами конструируют эту реальность, сегодня выбирают один стиль, а завтра могут использовать уже совершенно другие приемы.

Сергей Медведев: В этом смысле хипстерский стиль уже ушел? Еще год, два года назад мы это обсуждали. И приходя куда-нибудь, скажем, на завод «Флакон», я вижу просто огромное количество молодых людей в этих толстых очках, с зауженными брюками, с голыми щиколотками, с набитыми татуировками.

Ануш Гаспарян: Нет, он существует параллельно, наряду с остальными. Любой стиль — это отражение чего-то более глобального, социального и внутреннего. Кто-то такие были хипстеры? Те, кто себя маркетировал, визуализировал под молодого человека или девушку, увлеченных западной культурой, читающих западных писателей, увлекающихся всем тем, что было тогда модно на Западе. И как следствие имела место определенная визуализация. Им казалось, что так они выглядят «западнее». Через некоторое время уже появились какие-то элементы этого хипстерского стиля. Он и до сих пор существует в элементах, но он не глобальный, не доминирующий.

Сергей Медведев: А насколько сейчас важны бренды для среднего российского потребителя? По-моему, в последнюю четверть века среди русских людей существовала брендомания. Человеку важно одеться не столько стильно, сколько модно, чтобы у него была правильная наклейка на одном месте. Такое ощущение, что люди одевались даже выше классом, чем могли себе позволить.

Анзор Канкулов: Хипстерский стиль с точки зрения тренда ушел. Хипстерская история возникла в Нью-Йорке. Она выражает некую идею, которая для меня связана с идеей безмятежной городской жизни. Мы живем в очень комфортной среде. И у нас это тоже было связано с городской историей, и Парк Горького был символом того, что мы прекрасно живем в своем городе, наслаждаемся жизнью, сидим на травке, пьем кофе и так далее.

Анзор Канкулов

Мир, к сожалению, по всем фронтам сломался, испортился года три назад, а то и больше. И вот этот слом мира вернул нас всех и моду в очень жестком режиме к состоянию 80-х годов, которые были с точки зрения идеологии и атмосферы антиутопическим временем. Все, что происходило, отражало ощущение мира на грани какой-то катастрофы. Мне кажется, мы сейчас все находимся в таком состоянии.

И настроение, и то, как люди хотят выглядеть, довольно сильно изменилось, но при этом оно изменилось в смысле брендов. Сейчас мода существует на уровне 14-16 лет. Московские школы, по моим наблюдениям — это тотальная мода. Они во многом очень сильно помешаны на моде, на брендах.

Человеку важно одеться не столько стильно, сколько модно, чтобы у него была правильная наклейка на одном месте

Сергей Медведев: Действительно, изменившаяся атмосфера последних трех лет в связи с событиями в стране, в связи с мировым терроризмом, с запрещенным в России Исламским государством, постоянными войнами убирает состояние безмятежности на фоне цифрового бума, на котором появились хипстеры.

О трендах, которые влияют на мир моды в России, говорит дизайнер и модельер Илья Варигин.

Илья Варигин: Кризис — это очень удачное время для начала своего дела, особенно здесь. Очень многие зарубежные марки, крупные и не очень, стали уходить из России. Это дает возможность работать нашим дизайнерам. Хотя как таковой индустрии российской моды не существует. Особенно это касается мужской одежды. У нас абсолютно все ткани, вся фурнитура, пошив, — все делается здесь, в России: и на дружественных нам, и на собственных предприятиях.

Например, вот эта шерсть по своим характеристикам близка к хорошему английскому твиду. Из-за дороговизны хорошего английского твида мы решили — а почему не попробовать воссоздать близкую к этому ткань здесь, в России?

Многие зарубежные марки стали уходить из России — это дает возможность работать российским дизайнерам

Мы находимся в начале пути. Да, марке три года, это совсем немного. На данный момент мы выходим в плюс. Это очень неплохо. Считается, что если через три года марка уходит в ноль, — это уже хорошо. Если через пять лет она зарабатывает, — это хорошо.

Средняя наценка в Москве, например, при продаже через посредников — 250-300% при любом раскладе. Магазин зарабатывает в три-четыре раза больше, чем ты. Дизайнер при этом еще несет определенные затраты на производство вещи. Ты получаешь эти деньги минус себестоимость, а магазин получает эти деньги без вычета себестоимости. Поэтому закономерно сделать собственный магазин.

Мы работаем по большей части по предзаказу. Открывать собственный магазин, куда возможен вход с улицы, с продавцом на постоянной основе мы не считаем нужным. Это придет с увеличением тиража.

Сергей Медведев: Вернемся к теме мужского и женского. Ануш, на что сейчас тренд: на стирание гендерных различий, на унисекс?

Ануш Гаспарян: Трендов много. Сегодня молодой человек или девушка фактически могут даже выбрать себе какой-то пол. Мы конструируем эту реальность и вписываем себя в нее. Это зависит от сегодняшних ощущений, в том числе, мы можем конструировать и какие-то половые признаки, несмотря на природные.

Сергей Медведев: Девушки не первое столетие одеваются в мужское: могут надеть костюм-тройку или двойку, галстук, мужские ботинки. Но очень много женских элементов приходит и в мужскую одежду: например, голые щиколотки.

Ануш Гаспарян: Да, и флористические орнаменты, и стрейч, и та же самая юбка появлялась на подиумах. Сейчас и в городе можно это видеть.

Был период женской эмансипации. Это не означало, что женщина хочет доминировать. Она просто боролась за свой выбор. А мансипация — это мужчина стал в 90-е годы бороться за выбор. Нравится ему — он домохозяйка, может он работать — ради бога. Он сам сделал этот выбор. И, естественно, это откладывает отпечаток на то, как он себя маркетирует и ведет дальше. У него появилось много свободного времени. Он красуется перед зеркалом, украшает себя, покупает себе парфюм. Например, в Англии сейчас кремы и парфюмы мужчины покупают себе больше, чем женщины. Весь этот социум, безусловно, изменяет и мужчин, и женщин.

Сергей Медведев: Анзор, какие стили одежды с этим связаны? Это метросексуалы?

Мир, к сожалению, по всем фронтам сломался, испортился года три назад

Анзор Канкулов: Нет. Это уже не самая актуальная тема. Вообще, метросексуализм свойственен людям более взрослого возраста, более обеспеченным.

Гендерная история сейчас крайне модна. Хотя, как мне кажется, вся эта гендерная тема сейчас сводится к тому, что мужчины заимствуют огромное количество привычек, в том числе и вещей, и идей, подходов, из женского гардероба. По гендерному фронту проходит сейчас передовой фронт самовыражения, борьбы и так далее. Если говорить о передовой моде, то она, безусловно, андрогинная. И вот эта андрогинность носит сейчас немножко другой характер. Если в какой-то момент это касалось именно ролей, то сейчас это скорее визуализация и такие фантастические существа. И оттого, что они фантастические, у них вот эта фантастика затмевает…

Сергей Медведев: …гендерное определение.

Анзор Канкулов: Да.

Сергей Медведев: Кстати, стираются не только гендерные, но и возрастные различия. Раньше было очень четко — детская одежда, специальные детские цвета, чулочки-носочки. А сейчас смотришь: на первоклассника надели и бабочку, и твидовую кепку. С другой стороны, я вижу, как пожилые люди очень сильно интегрируются и презентуют себя…

Ануш Гаспарян: Это тоже связано с состоянием души. Люди, которые чувствуют себя молодо, так себя и маркетируют. Кроме того, сегодня модно заниматься спортом, это делают практически все — и взрослые, и пожилые люди. И вот эта спортивизация и кэжуализация стирает возрастные границы. Джинсы, удобные чиносы, удобные свитера и футболки носят практически все.

Сергей Медведев: По-моему, это очень хорошее заимствование из средиземноморской культуры. Это южные культуры. Скажем, что такое итальянский старик, которому 70-80 лет, как он вечером оделся, чтобы выпить кофе? Какой у него там платочек из кармана торчит, какие носки… Он одет с такими же акцентами, как и 30-летний щеголь.

Анзор Канкулов: Италия производит красоту, дизайн, архитектуру на протяжении многих столетий. Это их главная фишка. Французы — это люди, у которых очень четкое ощущение стиля и благородства. У каждого что-то есть.

Передовая мода, безусловно, андрогинная

Я понял, к чему сводится гендерная тема: люди становятся единицами. Гендерная история и любая традиционная мода сводится к тому, что человек себя понимает как часть пары. Есть мужчина, значит, у него есть его половинка, которая летает по миру и должна к нему приклеиться. А сейчас, я думаю, вот эта молодежная история обращена к человеку как к единичному существу. У него нет половинки, он глобально сам по себе.

Ануш Гаспарян: Да, это вопрос самоидентификации.

Сергей Медведев: И это следует за очень большим социальным трендом на позднее создание семьи или вообще не создание семьи. Человек подает себя как личность, вне зависимости от гендерной роли, от семейного контекста. В этом смысле вообще стираются все и всяческие границы?

Ануш Гаспарян: Так и есть. Они абсолютно размываются, одно проникает в другое.

Сергей Медведев: Бизнес-стиль, кэжуал-стиль, выходной стиль… Можно увидеть человека в кроссовках в серьезном офисе.

Ануш Гаспарян: Это уже немножко другая вещь, связанная тоже с глобальной вещью, которая называется «фьюжн». Сегодня можно мешать все, что угодно. Стилистика спорта вкручивается практически во все стили: от вечернего до формального. Это как раз связано с той самой спортивизацией. Люди сегодня относятся к этому очень вольно. Им все равно. Безусловно, существует самый высокий дресс-код политиков, чиновников и так далее, которые упаковывают себя в формальную одежду, потому что это определенная идентификация в малой группе. А вот если нет такого заявленного дресс-кода, то люди маркетируют, визуализируют и обрамляют себя в зависимости от того, как они себя ощущают.

Ануш Гаспарян

Сергей Медведев: Помимо этого есть, наверное, демократизация моды. Сейчас становится удобнее, дешевле и легче одеться стильно, не выкидывая на гардероб свою годовую зарплату.

Ануш Гаспарян: Безусловно. Во-первых, можно микшировать любые люксовые марки с тем же самым масс-маркетом. Сегодня коммерческий масс-маркет использует все тренды, которые появляются.

Можно увидеть человека в кроссовках в серьезном офисе

Сергей Медведев: То есть с подиума все это тут же переходит в массовые марки.

Ануш Гаспарян: Даже раньше. Подиум показал, а, допустим, та же Zara увидела, и через месяц у нее это на полках, просто в более дешевом исполнении.

Сергей Медведев: А насколько подрывает монополию крупных марок Китай?

Ануш Гаспарян: Подрывает, конечно. Есть очень качественные подделки. Но целевые аудитории разные. Те, которые покупает люкс, никогда не ориентируются на подделки. Опять же, подделки бывают разные — дорогие, дешевые. Это уже просто другая целевая аудитория: те, кто хочет носить все эти бренды, но у них просто не хватает денег. И они покупают имидж за небольшие деньги, четко понимая, что это подделка.

Сергей Медведев: У нас есть небольшое видеоинтервью со стилистом Кириллом Вычкиным.

Кирилл Вычкин: Для меня шмотки — это скорее искусство, нежели что-то, чем можно себя накрыть и куда-то пойти. Это именно искусство самовыражения. Для меня это скорее развитие каких-то сакральных или субкультурных историй. Мода как бы транслирует все через себя: политику, войну, все, что есть. Это же такая суперпромокашка, которая проходит через людей.

Мода никогда не была чем-то обособленным от всего остального, как и любое другое искусство. Оно начинает тут же на это реагировать, тут же начинает появляться что-то новое и другое.

Сейчас очень сложный и классный период. Я думаю, сейчас может заново возродиться протестная мода. Как при Цое был панк, сейчас, я думаю, возможно, произойдет что-то подобное, такой же ренессанс.

Для меня шмотки — это искусство самовыражения

Сейчас все-таки великая депрессия. Все великие дизайнеры покинули бренды. А если брать нашу страну, то тут, в принципе, великих дизайнеров-то никогда особо и не было. Я, конечно, знаю суперкрутых дизайнеров, и я перед ними преклоняюсь. Они пытаются выживать. Но… Мы все понимаем: Зайцев и Юдашкин всегда получали какие-то блага сверху, какие-то большие дома моды и так далее, но в мировой моде они не сказали никогда и ничего. Они не сделали тенденции, не подняли шумихи.

У нас есть классные ребята, которых поддерживают Ком де Гарсон и японцы. А в нашей стране до сих пор, если вы включите телевизор или спросите бабушку на улице, она ничего не вспомнит, кроме Зайцева и его кандибобера на голову. Мы живем в городе, где больше 20 миллионов человек, и тут нет ни одного мужского концепт-стора, просто ни одного нормального мужского магазина. Есть какие-то уголки, какие-то полмагазина, а реально классного магазина для парней, куда ты можешь прийти и одеть себя с ног до головы, нет.

Я думаю, дальше мода пойдет немножко в другую сторону. Большие бренды слишком активно пытаются впарить свои вещи. Сейчас все развернутся в сторону очень маленьких брендов, потому что маркетинг стал суперагрессивным, супербольшим, полез в субкультуры.

Сергей Медведев: Есть ли специфический российский стиль одежды? Конечно, я не имею в виду русскую этнику.

Анзор Канкулов: Это очень трудноопределимо. Это все сводится к тому, о чем мы говорили.

Сергей Медведев: Более ярко, женственно одетая женщина…

Анзор Канкулов: Да. При этом в какой-то момент у нас это массово слилось с дурным вкусом. Сейчас так не кажется. Вот это ощущение другого стиля есть у нас в городе в основном за счет того, что мы в этом смысле живем немножко в другом режиме. У нас женщины выглядят по-другому, чем в Лондоне, хотя есть много ниш, и все это бывает по-разному. У нас всегда все стремятся быть красивыми.

Стилистика спорта вкручивается практически во все стили: от вечернего до формального

Ануш Гаспарян: Какая-то утрированная ухоженность…

Анзор Канкулов: Да. На улицах других городов несложно определить девушку из России, и она будет выглядеть, как правило, немножко лучше, чем все остальные прохожие.

Сергей Медведев: Это также заметно в больших международных гостиницах где-нибудь на курорте. Кто в макияже спустился к завтраку? Русская девушка.

Анзор Канкулов: Своего у нас нет, но мы же всегда стремимся догнать и перегнать. Мы как бы на всех фронтах и никогда не думаем про себя. Нам не хочется создать свое. Нам всегда хочется быть как бы передовее, чем все передовые. Когда я говорил, что у нас модный город, это все-таки сводится к тому, что мы пытаемся быть моднее, чем некий воображаемый западный мегаполис.

Сергей Медведев: А есть противоречие между модой и стилем? Мне кажется, что человек, который гонится за модой, часто забывает о стиле, ведь мода — это что-то, идущее снаружи, а стиль — идущее изнутри.

Ануш Гаспарян: Одно другому, как правило, не мешает. Но, наверное, да, стиль может быть самобытным. Условно говоря, это не модно, но какая-то женщина или какой-то мужчина с какими-то своими выдуманными элементами определенным образом транслируют некий стиль, и он может быть очень специфическим. А мода – это то, что потребляется практическими всеми.

Сергей Медведев: Насколько азиатским является русский стиль? Историк моды Александр Васильев не раз говорил, что в России все любят одеваться в черное, здесь много золота, мужчины любят узконосые ботинки. Это же «Тысяча и одна ночь»! А тем более, Москва — это такой караван-сарай.

Ануш Гаспарян: Скорее всего, это отголоски византийской истории. Не знаю, насколько это Азия как таковая.

Во всем, что связано с модой и стилем, мы очень четко ориентируемся на Европу

Анзор Канкулов: Мне кажется, нет. Во всем, что связано с модой и стилем, мы очень четко ориентируемся на Европу. Понятно, что у нас мультикультурная страна. Это сейчас очень заметно. На уровне Москвы видно, как город в этом плане изменился. Постоянные вливающиеся в нее потоки довольно плотно в ней растворяются.

Но если говорить о забавных феноменах, то есть, например, такая глобальная тема. Во всем мире есть некое увлечение выдуманным русским уличным стилем. Но при этом нельзя же сказать, что люди в Москве хотят подражать жителям того же Кавказа. Наоборот, кавказцы, приезжая в Москву, очень четко заимствуют здешний стиль.

Сергей Медведев: А мне кажется, что Кавказ, напротив, очень сильно транслирует свой стиль. Эти кавказские джигиты, которые приезжают, подчеркнуто сексуально одеваются — обтягивающие майки с аппликациями, «Армани», мокасины на голые ноги. Я часто вижу скопление студентов около Плехановской академии. Там учится очень много кавказцев, и вот они стоят в каких-то пурпурных мокасинах, в обтянутых брючках, в майках. По-моему, этот кавказский стиль очень сильно влияет на московский.

Анзор Канкулов: Тема гендерной истории на самом деле настолько же связана с женским гардеробом, насколько и с заимствованием из восточного гардероба. Каков был три года назад образ мужчины? Допустим, легинсы, на которых сверху надеты большие шорты или что-то похожее — юбка-шорты, обычные длинные рубашки… Это некое заимствование из женского гардероба, но одновременно… У меня есть друг из Казани. Он мне говорил: «Это же у нас старики так ходят: штаны, заправленные в носки».

Сейчас весь мир, а не только Россия, поддается огромному влиянию восточной эстетики

Сейчас весь мир, а не только Россия, поддается огромному влиянию восточной эстетики. Она довольно мощная. И влияет она примерно потому же, почему русская уличная культура влияет на весь остальной мир: в ней как раз до сих пор зашиты какие-то коды, по которым мы немножко скучаем. Да, у нас отчетливо присутствует ощущение того, что есть мужское начало. Но мне не кажется, что мы в этом смысле заимствуем эстетические коды с Востока. Мы как бы пытаемся выразить вот эту энергию.

Сергей Медведев: У нас есть еще одно видеоинтервью. Говоритхудожник Алексей Мордаша.

Алексей Мордаша: В 14 лет я увлекся катанием на скейтборде. Мне хотелось выглядеть круто, как европейские скейтеры, а денег, как всегда, не хватало. Я стал ездить по секонд-хендам. И в этот момент я как раз увлекся собиранием одежды. Я познакомился с художником, коллекционером, собирателем Александром Петлюрой и стал работать в его мастерской. Я увидел, что одежда может являться и художественным языком.

Мне нравится одежда, нравятся фэшн-показы. Сюжеты с одеждой являются источником вдохновения. Под определенный день я подбираю определенный образ. Как правило, будни — это будни: я стараюсь выглядеть абсолютно скромненько и со вкусом. А если это, например, вечеринка, то, соответственно, нужно принарядиться, чтобы выглядеть «вкусно». Правильно подобранный образ дает тебе определенную силу, ты начинаешь по-другому себя вести.

Под определенный день я подбираю определенный образ

Если смотреть последние модные показы, то видно, что мужская мода все-таки движется к унисексу. Она становится как мужской, так и женской. Это что-то андрогинное. Но если рассматривать моду в целом, то все-таки мужская мода должна оставаться мужской.

Сергей Медведев: А насколько российские художники могут быть успешными и продать вот этот русский или псевдорусский стиль на Западе?

Ануш Гаспарян: Том, что мы видели, это не мода, а, по сути, ходячие арт-объекты. Это искусство, которое использует инструменты моды. А когда мы говорим именно про элементы русского стиля, про какую-нибудь хохлому, гжель или кириллицу… Алена Ахмадуллина всегда использовала какую-то русскую символику, элементы русского стиля в своих коллекциях. Терехов периодически это использует. Если говорить о каких-то молодых марках, то они, как правило, больше глобалистские. Они уже делают то, что делает весь передовой дизайн. Все используют какие-то элементы русского стиля, и Dolce&Gabbana всегда это делали.

Перестроечный стиль и является русским стилем

Анзор Канкулов: Мне кажется, сейчас мы приблизились к пониманию того, что такое русский стиль. Перестроечный стиль и является русским стилем, — то, что мы сейчас несем. Сейчас русские, постсоветские дизайнеры диктуют погоду в моде. А то, что не диктуют, выражается в том, как представляется Россия периода 90-х годов, ведь это страна бурных страстей и жестоких решений, такого жесткого стиля.

Сергей Медведев: Всем нам хочу пожелать одеваться не столько модно, сколько стильно. И все-таки стиль, надеюсь, будет идти не от внешней среды, а изнутри, от каждого из нас, потому что стиль — это человек.

Стиль в фильмах Гая Ричи

«Карты, деньги, два ствола», 1998

«Карты, деньги, два ствола» — дебют Гая Ричи на большом экране (до этого режиссер снимал только клипы), который изначально был воспринят критиками неоднозначно, но в итоге собрал с дюжину наград и впоследствии стал культовым. С первого же фильма Ричи пишет криминальный мир нарочито утрированными крупными мазками. Это касается и одежды героев — бандиты носят кожаные плащи и «правильные» костюмы, а четверке главных героев приходится волей-неволей подстраиваться под эти правила.

«Карты, деньги, два ствола», 1998

«Большой куш», 2000

«Большой куш» получился косвенным продолжением предыдущего фильма — другие герои и интрига сюжета, но такие же ситуации на грани абсурда, черный юмор и живописная изнанка британского криминального мира. Кроме тех самых костюмов, истинно английских тренчей и верблюжьих пальто с темной оторочкой воротника (точь-в-точь как у Роберта Де Ниро в «Неприкасаемых») тут есть еще и очень колоритный Брэд Питт в роли ирландского цыгана — в кожаной панаме, жилетке поверх рубашки и с неудержимой харизмой.

«Большой куш», 2000

«Большой куш», 2000

«Револьвер», 2005

После нескольких фильмов другого жанра Ричи вернулся в область так хорошо удающихся ему криминальных картин: «Револьвер» — история про азартные игры с Джейсоном Стэйтемом в роли хитрого и умного мошенника. Как водится, солидные люди носят солидную одежду — костюмы с иголочки в любой ситуации, подобранные под пальто перчатки и щеголеватые головные уборы.

«Револьвер», 2005

«Револьвер», 2005

«Рок-н-ролльщик», 2008

К 2008 году Гай Ричи отточил свое мастерство изображения бандитов всех калибров, кажется, до максимального уровня. Тут есть авторитеты и олигархи, наркоманы и мелкие криминалитеты, аферы с искусством и пытки голодными раками в холодной воде, а главные герои «Рок-н-ролльщика» — члены банды с саркастично-четким названием «Дикая шайка»: каждый по‑своему харизматичен и, конечно же, наряден.

«Рок-н-ролльщик», 2008

«Агенты А.Н.К.Л.», 2015

Антуражем «Агенты А.Н.К.Л.» выбиваются из стройного ряда картин Гая Ричи: сюжет разворачивается в шестидесятые, в разгар холодной войны, и находящиеся по разные стороны шпионы вынуждены объединиться для совместной миссии. И тут в дело идет весь колорит той эпохи, к тому же герои уже не столь любимая режиссером лондонская шпана, а высококлассные агенты ЦРУ и КГБ — отсюда и хрестоматийные наряды вроде подчеркнуто-джентльменского костюма американца и советского шпиона в непременной водолазке и кожанке.

«Агенты А.Н.К.Л.», 2015

«Джентльмены», 2019

Самый пока что новый фильм Гая Ричи получился квинтэссенцией его режиссерского стиля, взяв лучшее от культовых «Карты, деньги, два ствола» и «Большого куша». Каждый из персонажей до карикатурности яркий и самобытный: накроторговец, который хочет войти в высший свет и переоблачается в клетчатые костюмы ладного кроя, пронырливый журналист в водолазке и кожаном пальто, тренер, перевоспитывающий молодежь, в китчевом (и при этом жутко модном) клетчатом спортивном костюме и не только.

«Джентльмены», 2019

Бандиты и закон: взгляд социолога • Arzamas

Вадим Волков о том, как бандиты 1990-х становились бизнесменами

Разговор Кирилл Головастиков

Вадим Волков — доктор социологических наук, доктор философии (Кембриджский университет), проректор по инновациям Европейского университета в Санкт-Петербурге, научный руководитель Института проблем правоприменения (ИПП).


— Как вышло, что вы как социолог стали изучать бандитов?

— До 1995 года я был в Англии, писал диссертацию совершенно на другую тему — по исторической социологии, а потом вернулся в Санкт-Петербург. 1995 год — это пик насилия, связанного с ростом числа преступных группировок. Те, кого называют бандитами, зримо присутствовали на улицах и в массовой культуре: бандитский шансон по радио, жаргон в первых фильмах, книги… Вы, наверное, не помните, но книжные лотки в 1990-е годы были завалены книгами типа «Сильвестр: история авторитета» или «Воры и бандиты». Я, кстати, скупил всю эту литературу, эта коллекция раритетов стоит у нас в ИПП.

Словом, это нельзя было игнорировать. Фактически бандиты как бы сами нашли меня. Сначала я просто начал наблюдать. Потом пришла основная идея всего исследования. В январе 1996 года я ходил от метро к Европейскому университету мимо РУБОПа на улице Чайковского. И видел, как люди приезжали, выходили из машин, садились в машины — и эти люди были мало отличимы от бандитов, хотя, по сути, должны с ними бороться. Так родилась идея, что в исследовании не надо принимать как исходную посылку различие между государством и преступностью. Это различие не качественное, а эволюционное, иногда его может не быть совсем. Хотя они противо­поставляются друг другу в правовом поле, в культуре — с социологической точки зрения это однопорядковые вещи.

Сотрудники МВД в штатском ведут задержанного мужчину в наручниках. Москва, 1987 год © Dod Miller / Getty Images
— Как вы проводили исследование — устраивали интервью, опросы?

— Ну, опросы группировок — это было бы верхом мечтаний (смеется). Конечно, если договориться с лидерами, они заставят своих бойцов заполнять анкеты, но боюсь, что группировка не поймет: это будет похоже на дачу письменных показаний.

Главная проблема состояла в том, чтобы обеспечить доступ в поле. Каким образом, не имея отношения к этой среде, заполучить на час или два для доверительного разговора члена оргпреступной группировки, а еще желательно — бригадира, а может быть, лидера?

— И как вам это удавалось?

— Это задача сложная, но не нерешаемая. Как и любой человек, в повседневной жизни я использовал социальные связи. Спрашиваешь приятелей-бизнесменов: «К кому обращаетесь, когда конфликты?» Человек отвечает: «Ну, вот есть один из бандитов, который решает вопросы» (или: «Мы с РУБОПом контактируем»). «А можешь организовать встречу?» — «Попробую, а что сказать?» — «Что я социолог-экономист, исследую роль структур, связанных с обеспечением безопасности в рыночной экономике». Так появляются первые респонденты, которые знакомят еще с кем-то. Кроме того, Агентство журналистских расследований помогло с контактами. Главное — чтобы тебя порекомендовали как адекватного человека не из правоохранительной системы.

— Как вы интервьюировали бандитов?

— Я сформулировал для себя некоторое количество правил взаимодействия. Это мои правила успешного интервью в трудном поле — то есть в поле с высоким уровнем недоверия и с высоким уровнем рисков.

Первое: всегда иметь рассказ, объясняющий ваш интерес и ваше исследование. Это не должна быть стопроцентная правда, вы не можете прийти и сказать: я исследую организованную преступность. Но вы можете сказать: я исследую рыночную экономику и роль в ней таких людей, как вы. Вас поймут.

Второе: сразу проговорить этическую составляющую. Я сохраняю анонимность своих респондентов в научных публикациях, прошу их отвечать только на те вопросы, на которые они хотят, не использую диктофон, секретная информация мне не нужна.

Третье правило, очень важное: не притворяйся тем, кем ты не являешься. Например, не надо делать вид, что ты тоже приблатненный. Говоришь, что ты ученый, и спокойно ведешь себя, как ученый.

Четвертое: по возможности разговаривай, а не просто задавай вопросы, потому что у респондентов это ассоциируется с допросом — и они привыкли к стилю «вопросы здесь задаю я».

Пятое: всегда проси рассказывать истории. Это люди не теоретического склада, им проще объяснять на примерах. При этом они могут говорить, что это все произошло с кем-то другим — и пусть: это удобно для всех, зато ты получишь очень много ценной информации, свободно изложенной.

Вообще, в социологии есть две техники интервьюирования. Первая: ты задаешь тему, а человек рассуждает долго и как хочет. Ты получаешь свободный нарратив, из которого потом можно реконструировать картину мира, хотя информационная ценность может быть нулевая. Но специфика моего поля состояла в его закрытости: у меня был минимум необходимой информации. Нарратив был мне важен, но он в любом случае бы состоялся. Поэтому я использовал второй подход — когда вы управляете разговором, не даете сильно отвлекаться, а если что-то интересно, просите рассказать поподробнее, можете зацепиться за деталь и попросить ее размотать. Некоторые социологи считают, что это некорректно, что слишком большое вмешательство исследователя загрязняет эксперимент. Но я считаю, что благодаря этому можно получить важнейшую информацию.

Ну и последнее правило: всегда имей ключевого информанта — человека из среды, с которым у тебя доверительные отношения. Которому ты всегда можешь позвонить и сказать: слушай, у меня несколько вопросов, давай встретимся — и проверить на нем правдивость того, что сказали другие респонденты, или порассуждать вместе над тем, что сам не можешь осмыслить.

Оружие, изъятое при обыске после операции РУБОПа. 1994 год © Юрий Тутов / РИА «Новости»
— Кто был вашим ключевым информантом?

— Я не могу это сказать.

— Это был бандит или человек из РУБОПа?

— Это был человек с большим опытом участия в организованной преступной группировке.

— Охотно ли шли на контакт ваши информанты?

— Нельзя сказать, что охотно, но легче, чем я ожидал. Оказалось, что они не боятся и им интересно: это люди с хорошим воображением и гибким, пытливым умом, им льстило внимание ученого. Гораздо труднее было интервьюировать бизнесменов: они трусили, боялись говорить. Единственная проблема с некоторыми бандитами — некоторые просто не умели себя выразить. Это люди действия: они могут вышибать долги, решать споры, угрожать, громить офисы, но модус рефлексии у них отсутствует.

— Сколько длилось ваше исследование и сколько у вас было респондентов?

— Исследование длилось с 1998 по 2000 год. За это время у меня были разговоры более чем с 30 людьми. Кого-то из них уже нет в живых, какие-то сидят.

— Книгу, написанную по результатам исследования, вы назвали «Силовое предпринимательство». Как появилось силовое предпринимательство?

— Вообще, это вечное, базовое явление социальной жизни. Принуждение, которое становится экономически конвертируемым благом, старше, чем рынок, и старше, чем обмен. Принуждение обеспечивает безопасность: я могу вас принуждать к чему-то, но, если вам что-то угрожает, могу принуждать другого человека снять эти угрозы. А безопасность и справедливость — это базовые потребности. В государстве они являются общественными благами, которые предоставляются вам централизованно, априорно, а вы за них платите вперед — налогами.

Но когда государства нет или оно слабое, появляется рыночная ниша силового предпринимательства. У любого предпринимателя должен быть изначальный ресурс: у кого-то это капитал, у кого-то — идеи, у кого-то — связи, а у кого-то это сила. Силовое предпринимательство — это когда ресурс организованного принуждения используется для превращения в экономические блага на постоянной основе. Это именно рынок: когда государство слабое, вы покупаете безопасность, торгуетесь, появляется конкуренция. Со стороны предложения появляются разные организации: воровские структуры, бандитские структуры, частные охранные предприятия, сотрудники правоохранительных органов.

— Как силовое предпринимательство появилось у нас?

— В нашей стране силовое предпринимательство существовало уже в узких сегментах теневой экономики брежневского периода, где государство не действовало как источник безопасности. Где были теневики, там была и мафия — люди, которые решали конфликты и собирали налог с теневиков. А потом эта сфера радикально и очень быстро расширилась во время перестройки. В период экономической либерализации конца 1980-х годов теневой и полутеневой бизнес стали очень быстро расти, а государство не предоставляло законодательное регулирование, милиция не защищала от рэкета.

Потом государство рухнуло, и в силовое предпринимательство пришли вообще все, у кого был ресурс в виде социальной организации плюс физической силы. Например, бывшие ветераны локальных конфликтов (это не только афганцы, конфликтов на территории бывшего СССР было очень много) — люди, которые владели оружием, объединялись в боевые братства, не боялись насилия и могли его применить. Еще приходили из уголовной сферы, из спорта, из правоохранительных органов. Сплоченные этнические диаспоры тоже быстро вошли в этот бизнес. Спрос на частные услуги по разрешению конфликтов был таким большим, что места хватало всем, хотя конкуренция естественным образом выражалась прежде всего в виде насилия.

Но в начале 2000-х годов, в период путинского укрепления государства, государственные служащие вернули себе монополию на рынках охраны, решения конфликтов и налогообложения. Вернули двумя путями: это были либо люди в погонах, либо легальные частные охранные предприятия, лицензированные государством. Но делали они это не в общественных интересах, а в групповых и в корпоративных.

Эти процессы дали возможность лучше понять суть государства. Представьте, что государство — это охранное предприятие; тогда возникает вопрос о том, кто является его собственником или доминирующим акционером. Если это сами государственные служащие, то речь идет о силовом предприниматель­стве: выгоду получают узкие группы лиц — люди в погонах, чиновники. А если доминирующий акционер — граждане, которые управляют этим охранным предприятием с помощью представительных органов, тогда бенефициаром становится все общество, поскольку работа такого предприятия и уровень охранных платежей (ренты, налогов) начинает ограничиваться самими клиентами.

Вообще вся суть демократических, буржуазных революций — это изменение формы контроля над доминирующим охранным предприятием, называемым государством. Государство, которое находилось под контролем короля, придворной аристократии, военного руководства, переходило под более широкий общественный контроль, и силовое предпринимательство внутри страны становилось невозможным, поскольку руководство этого предприятия не могло устанавливать цены и бесконтрольно присваивать доход.

Обучение женщин-телохранителей. Санкт-Петербург. 1995 год © Sergei Guneyev / The LIFE Image Collection / Getty Images
— Это то, что у нас на рубеже 1990–2000-х до конца не произошло?

— Вертикальный процедурный контроль внутри самого государства стал гораздо жестче и централизованней. Свободы у отдельных силовиков и группировок стало меньше, поэтому если силовое предпринимательство осуществляется, то в гораздо более систематическом виде, а не в хаотическом, как даже в начале 2000-х.

Но постановки силового ресурса под демократический общественный контроль не произошло. Поэтому до сих пор мы слышим много историй про то, как высокопоставленные сотрудники силовых структур участвуют в бизнесе, выполняя одновременно функции его собственников и его охраны.

Кроме того, в тот период силовой ресурс стали применять с большей оглядкой на формальный закон — началось движение от «понятий» к закону.

— Что такое понятия?

— Понятия — это не формализованная, но устойчивая, распознаваемая и признаваемая в определенной среде система обычного права, которая регулирует отношения и включает в себя людей, выполняющих судебные и исполнительные функции. В понятийном праве есть неписаные процессуальные нормы: как правильно разрешить спор, как излагать доказательства, выслушивать стороны и т. п. Есть люди, чей статус признается — это воры в законе; их коронация — это выдвижение и утверждение на должности судьи, который выполняет квазисудебные функции. Понятийное право работает быстро и гибко, учитывает обычаи делового оборота и сильно зависит от судьи, которому стороны доверяют (или вынуждены доверять) принятие решений. И есть исполнительный аппарат, который очень быстро и жестко приводит в исполнение эти решения.

Понятийное право в 1990-х выигрывало по сравнению с неповоротливым государственным правом. Но затем государство навело порядок и в арбитраже, и гражданском процессе, и даже в исполнении. Сфера понятийного решения конфликтов очень сильно сузилась, и это подорвало позиции преступных группировок и воров в законе.

— Вы чувствуете, что поработали не только как социолог, но и как историк, фактически описав целую эпоху?

— У меня было несколько целей. Я хорошо понимал, что 1990-е годы — это момент становления российского капитализма и новой российской власти, но скоро о ней будет совершенно другое, мифологизированное представление: появится благородная картинка, забудутся неприглядные первоистоки, а также кто в действительности стоял у истоков. И я воспринимал свою работу не как историю, а как критическую генеалогию — происхождение высокого из низкого.

Во-вторых, нужно было объяснить целому поколению людей, почему они умирали в молодом возрасте в таком большом количестве. Смертность в группировках была больше 50 процентов. Я спрашивал: «Когда вы начинали, сколько вас было?» Отвечали, допустим: «30 человек». «А сейчас сколько осталось?» — «Двенадцать».

И целое поколение молодых людей прожило жизнь именно так — слава богу, только одно. Вроде бы это был их личный выбор, но он был обусловлен структурными обстоятельствами. И я хотел объяснить, почему у них жизнь сложилась так, почему они стреляли друг в друга и умирали.

— Почему у нас было только одно бандитское поколение?

— Во-первых, это связано с объективной динамикой рынков и капитала и изменением ролей тех, кто выжил. Из людей, просто получавших дань, они стали собственниками. Это меняло горизонты ожидания: в тюрьму идти не хотелось, готовности умирать тоже поубавилось. Соответственно, изменились их способы действия: насилие стало невыгодно, разрушительно. Татуировки и откровенно бандитское поведение уже не приносили таких дивидендов, надо было изображать из себя бизнесменов — а когда ты кого-то систематически изображаешь, ты им и становишься, пока не произойдет сбой.

А второе — это конкуренция: бандиты проиграли частным охранным предприятиям и государству, многие просто сели в тюрьму или были вынуждены изменить методы. Символическая точка в процессе ликвидации бандитов как класса была поставлена процессом над Владимиром Кумариным в 2009 году.

Был такой эпизод: в 1998 году у меня был собеседник из чеченской группировки, очень конкретный, из тех, кто назначал встречи на пустыре за гаражами. Затем я его встретил в 2003 году и спросил: чем ты занимаешься? Он говорит: заканчиваю юридический. Это довольно точно обозначало переход от понятийного права к формальному. Он продолжил заниматься похожими вещами — участвовал в рейдерстве, но рейдерство происходило по Граждан­скому и Уголовному кодексам, с участием адвокатов, судов, исполнительного аппарата государства. Юридическое образование становилось не менее важным активом, чем умение толковать понятия и назначать стрелки за гаражами.

Очень важно понимать, что в начале нулевых не «государство задавило мафию», а произошли объективные структурные сдвиги, благодаря которым бандиты исчезли как класс — сами люди частично остались, конечно. Это установила социология. Если бы мы сказали, что были преступники, которые убивали и вымогали, а вот теперь с ними разобрались, мы бы не ответили на вопрос, что произошло с нашей страной в период с 1995 года по 2005-й. Уже к 2003 году бандиты исчезли в таком количестве, но это не значит, что их пересажали: они просто перестали воспроизводиться. Папа-бандит уже не будет передавать свой опыт — наоборот, он сделает все, чтобы его дети были другими, пошлет их учиться в хорошие школы или за границу.

— Как вы считаете, подтвердилась ваша гипотеза, что память о 1990-х годах будет искажена?

— Да, конечно, почитайте на сайте крупной алюминиевой компании историю ее становления, вы не найдете там ни намека на то, как это происходило в действительности и сколько людей погибло. Вот только спор в каком-нибудь лондонском Высоком суде вытащит на свет неприятные детали, но ненадолго.

Стрелковая подготовка женщин-телохранителей. Санкт-Петербург, 1995 год © Sergei Guneyev / The LIFE Image Collection / Getty Images
— Когда бандиты исчезли как класс, вы перестали заниматься ими и стали заниматься социологией права?

— Да. Может показаться, что между силовым предпринимательством и правоприменением огромная дистанция, но на самом деле это континуум. Функция принуждения и контроля за исполнением решений перешла от одних организаций к другим — к государству. У государства оказались другие правила — писаные кодексы, и другие органы — суды и полиция. Конечно, сообразно изменению объекта исследования изменились методы и цели, но, в принципе, я все время исследую одно и то же явление, принимающее разные социальные формы.

— Чем именно вы занимаетесь?

— Институт проблем правоприменения исследует суды, полицию и другие профессиональные группы, которые заняты толкованием и применением закона. Но мы занимаемся этим не как юристы, а как социологи, антропологи, экономисты. Юристы смотрят на догму, они абстрагируются от поведения реальных людей в реальной жизни во имя ясности, чистоты, логичности и непротиворечивости законов, которые они создают и эволюцию которых обеспечивают. Это основа юридической науки, и так будет еще долго, по крайней мере в континентальном праве.

А мы изучаем, как все происходит в действительности, нас интересует соотносящийся с нормой факт, а не сама норма в соотношении с другими нормами. Выясняется, что закон — только один из источников поведения судов и полиции. А есть еще организационные ограничения и стимулы, интересы, профессиональная культура, взаимодействие этих организаций.

— Что такое организационные стимулы и ограничения?

— Например, судья видит, что в деле слабые доказательства вины или много нарушений и он должен вынести оправдательный приговор. Но он не может этого сделать, потому что прокурор обязательно обжалует оправдательный приговор, его будет рассматривать вышестоящая судебная инстанция и может отменить. А отмененный приговор — это отрицательный показатель в работе судьи, с него потом спросят на квалификационной коллегии или вспомнят, когда надо будет следующий класс присваивать.

Кроме того, это минус гособвинителю и прокурор города скажет председателю городского суда: чего это у вас судья позволяет, обратите на него внимание. Да и следователя, который вел дело, лишат премии и вынесут выговор. получится межведомственный конфликт, и судья это понимает. Поэтому оправдательного приговора не будет. В лучшем случае — признание вины, прекращение дела за примирением сторон, срок, равный отбытому, условный срок. Есть суррогатные техники, они вызваны действием организационных ограничений, к закону отношения не имеющие.

Словом, с одной стороны требования закона, а с другой — множество ограничений, связанных с организацией судебной деятельности, с политикой проверочной инстанции, с оценкой работы судей, с ведомственной оценкой работы прокуроров и следователей, с межведомственными отношениями… Эти вещи не принадлежат сфере права, но очень сильно влияют на его применение.

— Правильно ли я понимаю, что сверхзадача ваших исследований — чтобы законодательные нормы были приведены в соответствие с реалиями?

— Нет, как раз наоборот. Изменение законов ничего не дает, потому что существует дискреция правоприменителей, которую очень трудно устранить или контролировать. Изменение законов должно обязательно сопровождаться исследованием и пониманием того, как работают люди, в чьих руках этот закон становится инструментом: будут они его применять или не будут. Десятки тысяч судей и участковых применяют закон по некоторому устоявшемуся шаблону, связанному и с их корпоративной культурой, привычками, интересами, и с учетом издержек на применение или не применение закона. Поэтому закон является не высшим руководящим принципом работы правоприменителей, а только одним из них. Это социологический реализм, которым мы руководствуемся.

— Но все-таки если изучение силового предпринимательства мы сравнили с работой историка, то теперь ваша деятельность больше направлена на прагматику?

— Да. Есть социология ради социологии: это когда мы что-то понимаем, изобретаем новый дискурс, используем много специального жаргона в узком кругу. Это интересно, но я завидую тем людям, которые от этого не устают. Я устаю, когда не вижу смысла и результатов. И эмпирические правовые исследования приносят мне большое удовлетворение, потому что это социология прямого действия.

Можно в качестве полевого исследования провести день с участковым уполномоченным или фокус-группы с судьями, присутствовать на разводе полка патрульно-постовой службы, применяя методы полевой антропологии. Так ты можешь очень хорошо понять проблемы и транслировать их в соответ­ствующее профессиональное сообщество или ведомство и вызвать эффект. Но важно, чтобы параллельно результаты исследования были открыты и распространены максимально широко, тогда от них труднее отмахнуться и тогда можно рассчитывать на изменения. Важно и то, что наши исследования меняют общественное восприятие проблемы. Например, обвинительный уклон в судах стал осознаваться как важнейшая проблема — не без вклада наших исследований и их распространения.

— Вы можете привести пример конкретных советов, которые вы бы уже дали?

— Мы приводили и приводим много аргументов за отмену палочной системы в полиции, вывод за рамки заинтересованных ведомств систем статистиче­ского учета преступлений, изменение, создание муниципальной милиции, изменение системы дисциплинарной ответственности судей, системы набора и назначения судей. Используя данные судебных решений и современные методы статистического моделирования мы можем показать систематическую дискриминацию безработных в судах или, наоборот, привести расчеты, показывающие несостоятельность заявлений руководителей МВД о том, что мигранты более склонны к преступлениям и что рост преступности из-за них. Больше МВД такого не заявляет.

— Получается, что вы полностью ушли в прикладную социологию?

— Нет, мы неожиданно нашли тот самый продуктивный синтез разных типов социологии, которые трудно совместимы и редко пересекаются. Во-первых, у нас много новых эмпирических данных, исчисляемых несколькими милли­онами единиц наблюдения. На их основе мы можем делать профессиональную науку, публиковать статьи в международных журналах и вносить вклад в социологию права и эмпирико-правовые исследования, используя российские данные. Во-вторых, наши исследования имеют морально-этическое основание и критический потенциал, так как мы работаем для реализации принципа равенства перед законом и верховенства права. В-третьих, это работа с несколь­кими публиками или аудиториями, такими как юристы, правоохранители, государственная бюрократия, эксперты, гражданские активисты, которые могут использовать наше знание. Это публичная социология. И да, это прикладная составляющая. То есть четыре в одном. Но главное — это те моменты, когда социолог получает огромное удовольствие от своего исследования, на этом все держится.

5 самых богатых и свирепых банд 90-х — Секрет фирмы

Самые громкие преступления: предполагается, что на счету банды — убийство авторитета Сергея Федяева с говорящим прозвищем Псих. Его убили в 1992 году у кафе на трассе Москва — Серпухов. Обезглавленный труп обнаружили у одной из подольских деревень. Официально доказать причастность Подольской ОПГ к убийству Психа не удалось, и уголовное дело приостановили.

Что стало с бандой: судьба большинства участников Подольской ОПГ достоверно не известна. Одним из авторитетных членов банды считается бывший совладелец спортивного клуба «Витязь» и глава медиахолдинга «Чехов Вид» Олег Стрекалов. Сейчас он находится в международном розыске. Его подозревают в хищении федеральных земель, мошенничестве и организации преступного сообщества. Бизнесмен вину отрицает и с сожалением отмечает, что его сделали «каким-то беглым бандитом», а бизнес «раздербанили».

До обвинений Стрекалов был настолько популярен, что чеховские каналы ежегодно поздравляли его с днём рождения. У Стрекалова был солидный капитал: например, до проблем с правосудием он продал принадлежащий ему торговый центр «Карнавал» за $55 млн.

2-е место: Ореховские

Город: Москва

Численность: 50–60 человек

Годы существования: 1980–1990-е

Сферы влияния: начинали с того, что брали в барах деньги с проституток и дальнобойщиков за покровительство. Но по-настоящему состоятельными бандиты стали, когда занялись рэкетом в 90-е. Под контролем ОПГ оказался, в частности, прибыльный Одинцовский рынок, а также часть московских такси и даже аэропорт Домодедово.

К 1993 году зонами влияния группировки были также Пражский, Покровский, Митинский и Дорогомиловский рынки, компания «Русское золото», банк «Капитан-Экспресс» и ряд ЧОПов. Затем бандиты стали осваиваться в Екатеринбурге, приняв участие в приватизации крупных металлургических заводов на Урале.

Ореховские установили таксу для подконтрольных бизнесменов: крупные предприниматели должны были отдавать 30% от прибыли, малые — около 70%.

Капитал и активы: состояние лидера ОПГ в 1994 году оценивалось в $14 млн ($23,7 млн с учётом инфляции), а сама группировка зарабатывала ежегодно $20–25 млн (сегодня $34–42 млн). Ореховские щедро платили тем, кто на них работал: один из киллеров получал ежемесячно $40 000.

Лидер и его окружение: ОПГ возглавил новгородский тракторист Сергей Тимофеев. В молодости он терпеть не мог всё, что связано с преступностью, прошёл военную службу в элитном кремлёвском полку, потом устроился спортивным инструктором в Главмосстрое и жил в старом общежитии в Орехово-Зуеве.

У Тимофеева было две страсти: спорт и фильмы с Сильвестром Сталлоне. Когда он изменил своим принципам и возглавил бандитскую группировку, получил прозвище Сильвестр. Прославился тем, что стал прототипом Саши Белова в «Бригаде», Рокки в «Ледниковом периоде» и Сильвера в «Бандах».

Самые громкие преступления: всего за Ореховской ОПГ числится около 30 убийств. Считается, что ореховские могут стоять за покушением на олигарха Бориса Березовского в июне 1994 года.

Ореховские были виртуозами психологического прессинга. Работавший на Сильвестра киллер Саша Солдат рассказывал, что однажды ему поручили убрать особенно несговорчивого предпринимателя. Вместо того чтобы пустить упрямцу пулю в лоб, Солдат купил торт и пришёл на чаепитие к бизнесмену и его жене. Весь вечер он ни разу не намекнул на убийство, а спокойно пил чай. Предприниматель так испугался, что после ухода киллера передумал и согласился отдавать часть прибыли.

Что стало с бандой: 13 сентября 1994 года Сильвестр погиб. В его машину на автомойке подложили радиоуправляемую бомбу. Наиболее популярная версия гласит, что Сильвестра заказал его бывший подчинённый Сергей Буторин по прозвищу Ося. Мотивом мог послужить страх: до смерти Сильвестра Ося начал терять влияние в банде, а значит, сам оказался под угрозой. Буторин сидит в тюрьме, но за другое преступление.

Есть версия, что Сильвестр не погиб, а, как и Саша Белов, инсценировал свои похороны и улетел к своей жене в Израиль, где живёт спокойной жизнью.

Последний лидер ореховских Дмитрий Белкин провёл 12 лет в бегах. В 2014 году его задержали в Испании и экстрадировали в Россию. На родине его приговорили к пожизненному заключению за организацию 22 убийств.

1-е место: Тамбовские

Город: Санкт-Петербург

Численность: 300–500 человек.

Годы существования: 1990-е — начало 2000-х

Сферы влияния: главным источником состояния ОПГ был рэкет и вымогательство. По некоторым данным, в середине 90-х тамбовские через порт Санкт-Петербурга контролировали треть российского наркотрафика, а также на несколько лет монополизировали весь топливно-энергетический бизнес города.

Капитал и активы: лидер банды жил в центре Санкт-Петербурга, на Таврической, 35. В этом доме во времена Серебряного века был литературный салон Вячеслава Иванова, куда приходили звёзды того времени: Александр Блок, Анна Ахматова и Николай Гумилёв. Когда бандит купил квартиру площадью 480 кв. м, она стоила $5 млн (не считая отделки и мебели из редких пород деревьев). Всего же у него было активов примерно на $2 млрд (сегодня около $3,5 млрд).

Лидер и его окружение: возглавлял группировку уроженец Тамбова Владимир Кумарин по прозвищу Кум. В 80-е он работал швейцаром, вышибалой и затем барменом в питерских клубах, а затем сел в тюрьму за подделку документов. Освободившись, Кумарин собрал вокруг себя молодых спортсменов, в основном выходцев из Тамбова.

Его называли «ночным губернатором» Санкт-Петербурга. Он выполнял роль судьи и главы города. К Кумарину обращались, когда искали справедливости.

Самые громкие преступления: тамбовским вменяют убийство политика Галины Старовойтовой в 1998 году — женщину застрелили у дверей её же квартиры. Исполнителями оказались двое тамбовских бандитов. Имя заказчика до сих пор официально неизвестно.

Что стало с бандой: в 2007 году Кумарина задержали. За два рейдерских захвата в Санкт-Петербурге его приговорили к 15 годам лишения свободы. А когда появились новые подробности лихой биографии Кумарина, в 2019 году приговор ужесточили до 24 лет колонии строгого режима. Под суд пошли и другие члены банды.

Фото: shutterstock.com/vostock-photo.online

#tbt: Одеться в духе сериала «Бригада»

Мы решили запустить ностальгическую модную рубрику, которая будет выходить по четвергам в честь Throwback Thursday. И начать ее, конечно, стоило с абсолютной русской классики кинематографа.

Сериал «Бригада» в 2002 году с замиранием сердца смотрела вся Россия. Пока перед зрителями на экране разворачивались трагичные истории главных героев — Саши Белого, Космоса, Пчелы и Фила, писалась модная история страны конца 1990-х и начала 2000-х. Едва ли найдется человек, который не ходил бы в то время на свидания в новеньком «адидасе» (менее удачливым приходилось ограничиваться «абидасом») и не мечтал о пальто из черной кожи.

Кадр из сериала «Бригада», 2002

Кадр из сериала «Бригада», 2002

Кадр из сериала «Бригада», 2002

Брутальный и крайне маскулинный бандитский стиль этой осенью снова актуален. Если сомневаетесь, посмотрите на огромные тракторные подошвы на шоу Prada, массивные кожаные пальто Balenciaga и армейские брюки Bottega Veneta. Мы пофантазировали на тему того, как модница из 2019 года могла бы одеться в духе сериала «Бригада» максимально классно. Представляем три образа для разных жизненных ситуаций.

На дело

Ботинки Ann Demeulemeester, 52400 рублей, tsum.ru; пальто Raey, 62003 рубля, matchesfashion.com; пиджак Brunello Cucinelli, 208509 рублей, mrporter.com; рубашка Dolce & Gabbana, 21950 рублей, tsum.ru; брюки Brunello Cucinelli, 71831 рубль, mrporter.com; ремень Prada, 21908 рублей, mrporter.com

На прогулку

Ботильоны Legres, 33932 рубля, matchesfashion.com; пальто Balenciaga, 316000 рублей, tsum.ru; свитер Loewe, 94250 рублей, tsum.ru; джинсы Levi’s Vintage Clothing, 13500 рублей, code7.ru; очки Celine, 24450 рублей, tsum.ru

На свидание

Кроссовки adidas, 6286 рублей, farfetch.com; куртка Undercover, 81000 рублей, beliefmoscow.com; футболка Uniqlo, 990 рублей, магазины Uniqlo; штаны Undercover, 30000 рублей, beliefmoscow.com; ожерелье Alexander McQueen, 40298 рублей, matchesfashion.com

Подпишитесь и станьте на шаг ближе к профессионалам мира моды.

gangsters — Translation into Russian — examples English

These examples may contain rude words based on your search.

These examples may contain colloquial words based on your search.

We need gangsters to get things done.

Нам нужны гангстеры, чтобы открыть путь для остальных…

That sounds like words that the gangsters would use…

Smart kids choose smart friends, not gun-carrying gangsters.

Умные дети выбирают умных друзей, а не гангстеров с пушками.

Except that you’re about to double-cross some gangsters.

Real gangsters like us hear people call us trash.

Такие как я, настоящие бандиты, знают, что люди считают нас отбросами.

Those guys, they’re gangsters, organized crime mobsters.

Те парни — бандиты, организованная преступная группировка.

The bourgeoisie would have us believe… that only hoodlums and gangsters… use certain methods of liberation.

Буржуазия хотела бы, чтобы мы верили в то, что только гангстеры и хулиганы используют такие методы освобождения.

If we kill them, we will have become like gangsters, just protecting ourselves.

Если мы их убьем, мы сами станем как гангстеры, просто защищающие себя.

He helped turn a few Costa Rican gangsters into soup for you.

Он превратил несколько гангстеров из Коста-Рики для Вас в суп.

Like if he’s been killed by gangsters or something.

There’s a new kids’ place where all the waiters dress like famous Chicago gangsters.

Открылось новое местечко для детишек, где все официанты одеваются как знаменитые чикагские гангстеры.

Lalo Hierra used your shop to meet with the head of the Latin gangsters.

Лало Хиерра встречался в вашем магазине с главарем латиноамериканских гангстеров.

He’s the one element that tied these gangsters together.

Он — единственный элемент, который связывает этих гангстеров.

One of the gangsters asks Tom if he has seen the woman, which he denies.

Один из гангстеров спрашивает Тома, не видел ли он девушку.

New York mayor Rudy Giuliani accused Time of romanticizing gangsters, and he stated: The idea that he civilized the Mafia is absurd.

Мэр Нью Йорка Руди Джулиани обвинил журнал Time в идеализировании гангстеров и заявил: «Идея облагорожения мафии абсурдна.

Former pool player forced into retirement by gangsters.

Бывший бильярдист, которого гангстеры вынудили уйти на покой.

The OPA has got more gangsters than Ceres.

I don’t care what kind of gangsters they are.

We’ve had two brothers, gangsters, under surveillance.

But she might be in danger with a group of Armenian gangsters in Las Vegas.

Но она может быть в опасности С группой армянских гангстеров в Лас-Вегасе.

Мы, бандиты — webandits.eu

  • ПЛАТЬЕ JUDY BISCOTTI BEIGE

    ПЛАТЬЕ JUDY BISCOTTI BEIGE

    Обычная цена
    112 евро

    Цена продажи
    112 евро

    Обычная цена
    160 евро

    Распроданный

    Цена за единицу
    / за

  • ПЛАТЬЕ KIMMY GEOMETRY BLUSH

    ПЛАТЬЕ KIMMY GEOMETRY BLUSH

    Обычная цена
    111 EUR

    Цена продажи
    111 EUR

    Обычная цена
    185 евро

    Распроданный

    Цена за единицу
    / за

  • КАСИЯ ТОП ХАКИ

    КАСИЯ ТОП ХАКИ

    Обычная цена
    105 евро

    Цена продажи
    105 евро

    Обычная цена

    Распроданный

    Цена за единицу
    / за

  • КАСИЯ ТОП КРОКУС РОЗОВЫЙ

    КАСИЯ ТОП КРОКУС РОЗОВЫЙ

    Обычная цена
    105 евро

    Цена продажи
    105 евро

    Обычная цена

    Распроданный

    Цена за единицу
    / за

  • КАСИЯ ТОП ТЕМНО-ТЕМНО-СИНИЙ

    KASIA TOP ТЕМНО-ТЕМНО-СИНИЙ

    Обычная цена
    105 евро

    Цена продажи
    105 евро

    Обычная цена

    Распроданный

    Цена за единицу
    / за

  • НАБОР SELMA PJAMA GINGER PINK

    НАБОР SELMA PAJAMA GINGER PINK PINK

    Обычная цена
    235 евро

    Цена продажи
    235 евро

    Обычная цена
    235 евро

    Распроданный

    Цена за единицу
    / за

  • НАБОР ПИЖАМЫ SELMA BLUE DOTS

    НАБОР ПИЖАМЫ SELMA BLUE DOTS

    Обычная цена
    235 евро

    Цена продажи
    235 евро

    Обычная цена
    235 евро

    Распроданный

    Цена за единицу
    / за

Используйте стрелки влево / вправо для навигации по слайд-шоу или смахивайте влево / вправо при использовании мобильного устройства

ALEXANDRA ПЛАТЬЕ HONOLULU КРАСНОЕ / СИНИЕ — вебандиты.eu

Размеры

Наше платье Alexandra с принтом доступно от S до L.

Посадка соответствует размеру, а крой достаточно облегающий, мы рекомендуем выбрать ваш обычный размер.

Модель ростом 162 см, размер L, длина груди 98 см / 75D.

Если вы не уверены в том, что подходит именно вам, вы можете найти размеры ниже. Имейте в виду, что из-за производственного процесса могут возникать небольшие отклонения.

Все измерения сняты с плоско лежащей одежды и отображаются в см:

XS S M л XL
ГРУДЬ от проймы до проймы ГРУДЬ от проймы до проймы ГРУДЬ от проймы до проймы ГРУДЬ от проймы до проймы 51,5 54 56,5
ТАЛИЯ на шнурке 56 58,5 61
ДИАМЕТР ВЕРХНЕГО РЫЧАГА 17 17,5 18
ДЛИНА РУКАВА с манжетой 66 67 68
ПОЛНАЯ ДЛИНА 134 135 137

Вы считаете, что длина слишком велика для вас? Ваш местный портной может вам помочь! Мы сделали подол как можно проще, поэтому отдельные исправления можно будет сделать быстро и красиво.Имейте в виду, что из-за натуральных волокон изделие после первой стирки уменьшится в длине — поэтому мы рекомендуем постирать перед тем, как отдать его портному!

Не стесняйтесь обращаться к нам в ЛЮБОЕ время, если вы не уверены в размере: [email protected] или через наш Instagram @webandits

Материал и уход
Ткань 55% купро 45% вискозы (LENZING ™ ECOVERO ™)
Кнопки Сертификат GOTS Перламутр
Швейная нить 100% полиэстер
Этикетка бренда 100% переработанный полиэстер
Этикетка по уходу 100% органический хлопок

Ткань можно стирать при низкой температуре и при низком цикле отжима (30 ° и макс. 400 отжимов / деликатное белье).При глажении используйте низкое давление и температуру не выше 150 ° C, обычно это уровень 1-2 на вашем утюге. Выверните одежду наизнанку, чтобы погладить!

Ткань состоит из 55% Cupro и 45% ECOVERO ™ от LENZING ™, которые производятся в замкнутом цикле с повторным использованием и переработкой растворителя со степенью восстановления более 99%. Волокно биоразлагаемое. Компания Lenzing использует исключительно древесину, сертифицированную PEFC. Система растворителей с замкнутым контуром гарантирует, что растворитель не будет потрачен впустую или сброшен в экосистему, и, следовательно, практически не производит токсичных отходов.

Пуговицы на платье ALEXANDRA сертифицированы GOTS перламутровые пуговицы


Возможна усадка до 5%! (Общая длина примерно 6 см.)

Сделано в Турции, Стамбул

Все цены являются розничными ценами в евро, включая все налоги.

Перевозки Возврат

Используйте стрелки влево / вправо для навигации по слайд-шоу или смахивайте влево / вправо при использовании мобильного устройства

Платье Libby | оттуда на

Платье Libby Dress — камзольный номер с привлекательным V-образным вырезом.Он отличается облегающим лифом и струящейся юбкой, которая колеблется при каждом движении человека, независимо от его легкости. Он также поставляется с полностью подогнанной внутренней подкладкой для дополнительного комфорта и потайной молнией сзади для создания бесшовного образа.

XS

S

М

л
Бюст 15 « 16 « 17 « 18 «
Талия 12.75 « 13,75 дюйма 14,75 дюйма 15,75 дюйма
Бедра 17,75 дюйма 18,75 дюйма 19,75 дюйма 20,75 дюйма
Длина 48,5 « 49 « 49,5 « 50 «

Модель ростом 1,72 м, Великобритания 6, размер S

.

Не знаете, какой размер выбрать? Нажмите здесь , чтобы увидеть нашу таблицу размеров.

Растяжимость

Без растяжки

ИНСТРУКЦИИ ПО УХОДУ

Рекомендуется стирать одежду наизнанку в холодной воде вручную.Не замачивать. Для всех видов одежды рекомендуется глажение с паром.

Runway Bandits Джинсовое платье — The Kint Story

Теперь ваше время продавать. С помощью The Kint Story мы хотим создать сообщество, чтобы девочки чувствовали себя комфортно, продавая и покупая друг у друга.

Мы хотим, чтобы вы поделились своей любовью к моде весело, уникально и индивидуально.

Что продать?

Пришло время перебрать свой шкаф и найти несколько вещей, которые, как вы знаете, заслуживают нового дома.Поскольку The Kint Story курирует все, что происходит в Интернете, выбор предметов, которые в конечном итоге не будут продаваться, будет пустой тратой вашего времени.

Быстро просканируйте эти предметы и убедитесь, что они в хорошем состоянии.

То, что мы отклоняем

В Kint Story мы хотим создать те же впечатления, которые испытывают люди, совершая покупки в любом другом магазине модной электронной коммерции. Мы отклоняем любые предметы, которые не соответствуют стилю и / или находятся в плохом состоянии. Конечно, мы также понимаем, что мода субъективна и каждому свое.Вот почему общее практическое правило — спросить себя: «Я хочу, чтобы в этом наряде меня видели?» если вы ответите «ОМГ ДА ?!» затем перечислите их, хун.

Фотосессия

Все фотографии должны быть смоделированы, а продавцы должны максимально точно отображать товар. По возможности делайте фотографии в SQUARE, и отправка должна включать следующее:

  1. Front Shot (Снимок всего тела)
  2. Slide shot (да, вы можете выбрать лучшую сторону для этого)
  3. Снимок сзади (чтобы вернуть сексуальность)
  4. Детальный снимок (для выделения текстуры)
  5. Дополнительные подробные снимки (любые сложные детали, любые дефекты, все, что вы хотите, чтобы люди заметили)

У нашей королевы бережливости есть действительно отличное видео, которое научит вас фотографировать, поэтому, если вы хотите узнать больше, нажмите здесь.

Измерения

Подержанная одежда, указанная в The Kint Story, поступает от разных брендов, и у всех есть свои собственные таблицы размеров. Следовательно, нам нужно измерить каждый из них и записать их в разделе «Измерения».

Мы сделали для вас шаблон, чтобы его было легче понять. Загрузите файл и сделайте копию на своем диске Google, который вы отправляете нам. Кликните сюда.

Информация о человеке

Мы также потребуем, чтобы наши модели снимали мерки, чтобы покупатели имели точное представление о том, как товар поместится на них.

Модели

должны предоставить следующие размеры:

  1. Рост
    2. Бюст
    3. Талия
    4. Бедра
    5. Модель американского размера _

Стоимость товара

Для обеспечения постоянства цен продавцам рекомендуется устанавливать цены на свои товары, используя следующую формулу

Цена = Категория x Состояние x Бренд x Уникальность.

Подробную механику можно найти здесь.

Оценка состояния

Мы понимаем, что подержанная одежда может изнашиваться. Чтобы обеспечить прозрачность, мы тщательно оценили каждый предмет одежды по этим 5 признакам:

  1. Выцветание (цвета не такие яркие)
  2. Пятна
  3. Застрявшая нить
  4. отверстия
  5. Шарики для ворса

Транспортные сборы

Чтобы помочь нам поддерживать работу этой торговой площадки, мы будем взимать комиссию за каждый проданный товар.

The Kint Story возьмет 18% комиссионных за товар стоимостью 25 долларов и ниже и 15% за товар стоимостью выше 25 долларов.

Подача для продавцов

Мы будем перечислять эти товары еженедельно / раз в две недели. Вы будете уведомлены, когда ваши товары будут помещены в список ожидания для отправки и когда ваше объявление будет опубликовано.

Как только ваш товар будет продан

Как только ваш предмет будет продан, вы получите уведомление на об отправке предмета в течение 7 дней. Стоимость доставки должна быть покрыта продавцами, и они должны предоставить фотографию доказательства , когда товар будет отправлен, и обновить историю Kint, как только они отправят товар. Если покупатель запросит заказное письмо, вы получите соответствующее уведомление и оплату.

Когда я получу платеж?

Когда один из ваших товаров будет куплен, вы получите выплату в течение 31 дня или конца следующего месяца, в зависимости от того, что наступит позже.Оплата будет произведена вам с помощью следующих способов оплаты:

  1. Пайлах!
  2. Paynow

Готовы продать?

Прочтите, чтобы узнать больше

Свяжитесь с нами в Telegram @TheKintStory

Костюм бегущего бандита для Хэллоуина (и гонок!)

Настала пора костюмов! Когда Майклс попросил нас показать еще один костюм, сделанный своими руками для сегодняшнего блога Майклз Мейкерс, мы решили поделиться тем, который идеально подходит для одного из любимых развлечений Портленда.Портленд принимает 10-й по величине марафон в США, а более мелкие — один, а иногда и два раза в месяц. Мы — марафонский город, поэтому, конечно, у нас был бы полумарафон на Хэллоуин. Вот и история нашего костюма бегущего бандита на Хеллоуин!

Я полагаю, если ты бандит, было бы хорошо, если бы ты был еще и бегуном, верно? Что ж, этот бандит (наша собственная Анна) через несколько недель участвует в ежегодном полумарафоне Портленда «Беги как в аду». И ей нужен костюм для нее и ее товарищей по команде, который не только позволял бы им бежать.. . черт возьми, но их легко и быстро сделать. Отсюда и костюм бегущего бандита!

Первое, что мы сделали, это побежали к Майклзу, чтобы купить у Cricut рулон черного и рулон с золотыми блестками. Вы знаете, как я люблю свой блеск, и это идеальное место для его использования. Затем мы сделали блестящую маску бандита с помощью Cricut Explore, подложив ее мягким черным фетром и прикрепив резинки по бокам, чтобы удерживать ее на месте.

Затем мы сделали простую бандитскую сумку из белого ярда ткани и пометили ее золотым блестящим железным знаком доллара, который мы также вырезали на Cricut.Эти два простых реквизита, шляпа, перчатки, полосатая рубашка и ее беговое снаряжение составляют остальную часть ее костюма.

Если кто-то из вас участвует в марафоне на Хэллоуин или просто хочет одеться как бандит на бегу, вы можете загрузить вырезанный файл SVG или шаблон PDF в конце сообщения. Удачи в беге, Анна! Завтра мы принесем вам еще один домашний костюм на Хеллоуин, который понравится любой маленькой девочке. Вернитесь, чтобы увидеть нашу бабочку из фетра и ткани без шитья. Ваше здоровье! ~ Lia

Нравится этот костюм бегущего бандита? Изучите больше идей!

Здесь вы можете ознакомиться со всеми нашими проектами DIY на Хэллоуин.У нас есть костюмы на Хэллоуин для детей, взрослых, и питомцев! Если вы любите украшать на Хэллоуин, вы найдете множество идей, которые помогут вам и в этом.

Чтобы получить больше вдохновения для DIY, не забудьте подписаться на наши страницы в социальных сетях, чтобы увидеть наши последние проекты Хэллоуина. Мы в Instagram, Pinterest, Facebook, Twitter и YouTube.

Вы также можете стать участником , чтобы получить доступ ко всем нашим проектам DIY. Сюда входят шаблоны для печати, файлы SVG, простые учебные пособия и многое другое.Перейдите на нашу страницу членства сейчас, чтобы увидеть два наших варианта членства, а также полный список эксклюзивных привилегий для членов. Удачного крафта!

BANDITS — Summer Dress — Single Review

Вы его ждали, и он наконец-то здесь! Сегодня вышел первый сингл BANDITS! Он называется «Летнее платье», и это потрясающе!

BANDITS — группа в стиле поп-панк и сад-бой из Лондона, Онтарио, образовавшаяся во время глобальной пандемии 2020 года.В их состав входят Крис Гудман (вокал / гитара), Сэм Дауни (бас), Крис Ма (гитара) и Джошуа Мур (ударные). Они выпустили свой первый сингл «Summer Dress» 19 октября, -е, , 2020.

Подключайтесь к BANDITS через Spotify, Instagram, Facebook, YouTube и электронную почту.

Читайте об истории BANDITS здесь!

«Summer Dress» от BANDITS в точности соответствует теме своего проекта: «Сборник грустных песен, которые мы пытались сделать счастливыми.»« Летнее платье »- о любви, потерях и воспоминаниях о той любви и о том, что вы переживаете в те грустные и одинокие времена. Здесь все настроено на бодрую, энергичную и веселую музыку, которая заставляет вас двигаться и готовиться танцевать до тех пор, пока ваше сердце не будет удовлетворено.
Примечательные слова: «Фотографические воспоминания, я впервые увидел, как ты так идеально стоишь под этим каштановым кленом».
Припев тоже заводной! Посмотрите эти слова: « Видел тебя там в летнем платье.Мы впервые встретились в середине октября. Теперь все листья падают с деревьев. Но тебе, кажется, все равно.
Если вы поклонник поп-панка, эмо-панка или альтернативной музыки, или если вам нравятся такие группы, как Modern Baseball, PUP, The Front Bottoms или Mom Jeans, вам нужно «Летнее платье» в вашем плейлисте. Мы поместили их в Pop-Punk Revolution, и вы тоже должны включить их в свой плейлист!

Горящий костюм «Маленького бандита»

Сегодняшний участник вносит свой вклад в Crystal from Stitched By Crystal.Все сообщения, написанные Crystal для Make It and Love It, можно найти ЗДЕСЬ.

. . . . .

Привет, это снова кристалл из Stitched By Crystal!

До Хэллоуина осталось несколько недель. Готовы ли костюмы ваших детей на Хэллоуин? Я завершаю работу над детскими костюмами. Они должны были выбрать, какими они хотят быть в этом году, и я был удивлен, что в этом году они выбрали очаровательную координационную тему костюма, не могу дождаться, чтобы поделиться!

НО… если вы все еще ищете идеи для костюмов, у меня есть быстрый и легкий костюм, который вы можете создать для мальчика или девочки любого возраста.С помощью всего лишь нескольких быстрых руководств по шитью и некоторых вещей, которые у вас уже могут быть под рукой, вы можете собрать этот маленький костюм бандита в последнюю минуту!

Этот костюм требует совсем немного шитья и отлично подходит для начинающих. Это выглядит восхитительно на моем малыше, но подойдет и для детей постарше, и для подростков. Или, может быть, вас только что пригласили на вечеринку в честь Хэллоуина, и у вас нет костюма? Придумай и себе!

Или, если вы уже закончили свои костюмы, возможно, сшейте шляпу, маску и сумку для шкатулки для нарядов ваших детей… Они сделают действительно веселую игру с полицейскими и грабителями!

Сумка — действительно забавное дополнение к костюму, но также можно использовать как сумку для сбора всех этих сладостей!

Чтобы собрать этот легкий костюм, вам нужно сшить фетровую маску, флисовую шляпу и муслиновую сумку для денег.Затем добавьте рубашку в черно-белую полоску, черные брюки и черные туфли. ( Черные перчатки тоже подойдут, но оказалось, что их непросто найти во Флориде в сентябре! )

Если вам не удается найти полосатую рубашку, вы можете сделать одну из них тоже. Я сшила свою из дешевой ткани из полиэстера и использовала одну из рубашек моей дочери, чтобы нарисовать выкройку. Вы даже можете купить белую рубашку и нарисовать черные полосы краской для ткани.

Хотите в последнюю минуту сшить маленький костюм бандита? Большой! Позвольте мне показать вам, как это сделать!

Вам понадобится…

  • Черный флис для шляпы
  • Черный фетр и черная резинка шириной 1/4 дюйма для маски
  • Кусочки от 1/3 до 1/2 ярда для сумки (необходимое количество зависит от насколько большой вы хотите сделать сумку)
  • Черная краска для ткани
  • Основные швейные принадлежности
  • Рубашка в полоску, черные брюки и черные туфли для завершения образа!

Чтобы сделать шляпу и маску, я использовал несколько руководств, найденных здесь, на Make It & Love It.Я использовал выкройку шляпы из этого костюма коровы и добавил примерно 1/2 дюйма со всех сторон выкройки, чтобы уместить голову моего 3-летнего ребенка. И я использовал учебник по маске супергероя, который можно найти ЗДЕСЬ. Я сделал отверстия для глаз очень большими, чтобы маска не мешала ей видеть, пока она играла. Вы можете найти образцы для обоих ЗДЕСЬ! Затем я сделал простую сумку на шнурке, как показано ниже…

Начните с вырезания двух прямоугольников ткани. Вы можете сделать сумку любого размера (, возможно, выберите размер, прямо пропорциональный тому, сколько … или маленькую конфету на Хэллоуин, которую вы хотите, чтобы ваш ребенок получил! ) Я вырезал свои прямоугольники шириной 12 дюймов и высотой 13 дюймов для сумки моего 3-летнего ребенка. .Завершите все 4 стороны прямоугольников на швейной машине строчкой зигзаг или зигзаг.

Найдите центр одного прямоугольника и нарисуйте на нем свой денежный знак краской для ткани. Муслин немного прозрачен, поэтому вы можете распечатать доллар с помощью любой программы обработки текста и поместить его за ткань, пока вы рисуете, чтобы придать идеальную форму. Как только краска высохнет, нагрейте ее утюгом.

Соедините два прямоугольника лицевыми сторонами вместе и прострочите по бокам и снизу, начиная и заканчивая примерно одним.5 дюймов от верха сумки.

Отогните верхние стороны сумки, где они не сшиты, и пришейте их на месте. Затем загните верхний край мешка вниз к изнаночной стороне ткани примерно на 3/4 дюйма и сшейте так, чтобы образовалась оболочка в верхней части мешка. Повторите то же самое, чтобы сделать кожух и с другой стороны.

Закрепите нижние углы пакета, совместив боковые и нижние швы и прострочив углы.

Отрежьте 2 ремня из муслиновой ткани, а именно 1.5 дюймов шириной и как минимум такой же длины, как ширина вашей сумки x 2. (Моя сумка была примерно 11 дюймов шириной после того, как была сшита, и я отрезал свои ремни длиной 25 дюймов) Завершите ваши ремни, сложив их пополам, затем откройте и загните необработанные края в центр, снова сложите их по центральной складке и сшейте открытые концы вместе.

Используйте предохранительный штифт, чтобы продеть ремни через кожух. Проденьте одну ленту через обе стороны сумки и свяжите концы вместе. Затем повторите с другим ремнем, начиная с противоположной стороны.

Теперь добавьте шляпу, маску и сумку, которые вы сделали, к другим предметам одежды, которые вы собрали, и ваш маленький бандит готов к трюкам или угощениям!

Хотите больше вдохновения для Хэллоуина? Взгляните на костюм попугая, который я поделила в прошлом месяце! Или вы можете найти много вдохновения в моем блоге, в том числе некоторые из моих любимых, показанных ниже … костюм Супермена, костюм пожарного, трюк с акулами или сумку для угощений и маленький костюм красной шапочки!

Спасибо!

-Crystal

Посетите блог Crystal здесь.Здесь ее любимый магазин. Следите за ней в Instagram здесь. И ее страница в Pinterest здесь.

*** ВСЕ сообщения авторов от Crystal можно найти ЗДЕСЬ.

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *