Женщины мафиози: Аль Капоне в юбке: 7 самых опасных женщин-мафиози

Содержание

Аль Капоне в юбке: 7 самых опасных женщин-мафиози

Телеканал «МИР» 10 июня начинает показ культового сериала «Мафиоза». Его главный герой – девушка, которой предстоит возглавить преступный картель. Если этот сюжет кажется вам неправдоподобным, то «МИР 24» напоминает о самых жестоких представительницах прекрасного пола, сделавших карьеру в преступном мире.

Семейство Моран в свое время наводило ужас на жителей австралийского Мельбурна. Глава клана Джуди развязала самую настоящую криминальную войну, в которую были вовлечены едва ли не все преступные группировки города.

Одной из жертв мафиозного конфликта стал деверь «крестной матери». Это было хладнокровное убийство: мужчину расстреляли в упор прямо у барной стойки, когда он делал глоток пива.

Наверное, вы подумали, что родственника Джуди убили конкуренты. Но все произошло иначе. Сама Моран «заказала» брата своего мужа за то, что он задолжал ей всего две тысячи долларов.

Сейчас 66-летняя глава клана отбывает срок в австралийской тюрьме. На свободу эта миловидная пожилая женщина выйдет только через 20 лет.

Если вы зайдете на ее страницу в Facebook, то увидите красивую молодую женщину, любящую мать троих детей, которая любит делать селфи и отдыхать с подругами. Ничто не говорит о том, что она руководит одним из самых грозных мексиканских картелей и промышляет заказными убийствами.

Это Клаудия Очоа Феликс, или, как ее прозвали в прессе, Ким Кардашьян преступного мира. Она возглавила банду Los Antrax после того, как полиция поймала ее мужа, командовавшего группировкой.

Клаудия умудряется воспитывать детей, активно вести страницы в соцсетях и при этом не попадаться полицейским. В этом ей помогает целая группа боевиков-телохранителей, с которыми не хотят связываться даже стражи порядка.

И еще одна женщина из элиты криминального мира Мексики. «Королева Тихого океана», как она сама себя называет, организовала наркотрафик из Колумбии в Калифорнию.

Как ни старались американские следователи, им не удалось раскрыть схему, которой баронесса пользовалась для поставок запрещенных веществ.

В итоге Сандре удалось предъявить обвинения лишь в отмывании денег.

Суд признал ее виновной и приговорил ее к пяти годам лишения свободы. Преступница отмотала чуть более половины срока и вышла за примерное поведение. Чем сейчас занимается правая рука лидера картеля Sinaloa – загадка. Думаем, этим же вопросом задается и полиция.

Город Монро, штат Нью-Йорк. Все соседи знают образцовую семью Гристинов. Глава семейства торгует недвижимостью, пока его супруга воспитывает четверых детей и разводит поросят. Никто даже не подозревал, что уроженка Шотландии Анна организовала целую сеть элитных борделей и заставила несовершеннолетних заниматься проституцией.

На суде было доказано, что Гристина за несколько лет заработала на подпольном бизнесе 10 миллионов долларов, а ее клиентами были знаменитости и высокопоставленные чиновники. Удивительно, но за столь тяжкое преступление ей дали всего шесть месяцев тюрьмы.

Дело в том, что хитрая сутенерша умудрилась вовлечь в свои преступные дела офицеров полиции, которых сама же и сдала следствию.

Прокуратуру больше заинтересовала не сеть борделей для педофилов, а коррупция в рядах образцового полицейского департамента.

Италия богата на криминальные группировки, но особняком среди них стоит неаполитанская мафия «Каморра». Бандитская организация возникла еще в XVIII веке и до сих пор терроризирует весь город.

Неаполитанцы регулярно устраивают акции протеста, требуя от полиции остановить произвол мафиози. После того, как один из митингов собрал более 100 тысяч демонстрантов, власти поняли, что спокойно закрывать глаза на действия бандитов уже не выйдет.

Полиция устроила облаву на «Каморру», было арестовано несколько сотен человек. Среди них оказалась лидер клана - Рафаэлла Д’Альтерио.

Блондинка среднего возраста руководила самой жестокой итальянской бандой, которая живет торговлей наркотиками и «налогами» с простых людей. Прокурор заявил, что группировка за двадцать лет убила около четырех тысяч человек.

Контроль за потоком наркотиков в США, торговля людьми, заказные убийства. И тринадцать детей.

Мария Леон укрылась от американских властей в Мексике, но вернулась на родину ради своего сына. Парень решил пойти по стопам матери, вступил в банду и погиб в перестрелке с полицией.

Может, Мария и жестокая женщина, но она не могла не проститься с родным ребенком. На похоронах ее и задержали сотрудники ФБР.

Она получила прозвище «Ледяные глаза», и это неудивительно. Преступница вместе со своим братом создала группировку Nuova Camorra Organizzata, которая должна была стать преемницей неаполитанской мафии.

Наркоторговля принесла Розетте столько денег, что она купила целый замок, в котором было 365 комнат, включая бассейн и теннисный корт. Счастье продлилось недолго – дворец штурмовал спецназ, но самой мафиози удалось сбежать.

Около 10 лет она скрывалась в разных странах, но в итоге сама сдалась международной полиции. Она сказала, что устала прятаться и хочет в тюрьму.

Первый эпизод сериала «Мафиоза» будет показан на телеканале «МИР» сегодня в 23:20 по московскому времени.

7 самых опасных женщин-гангстеров современности :: RateThemAll

Самая опасная женщина-гангстер современности

1

10 Голосов

Поддержите лидера! Голосуйте

Лидер рейтинга

Клаудия Очоа Феликс (Claudia Ochoa Felix)

Клаудиа Очоа Феликс – лидер мексиканской бандитской группировки Los Antrax, на счету которой множество тяжких преступлений, в том числе заказных убийств. Несмотря на свою смазливую внешность и невероятную сексапильность, гангстерша довольно жестока и расчетлива. Острый ум и многочисленная армия телохранителей позволяют Клаудии добиваться высочайших успехов на преступном поприще и оставаться неуловимой.

2

7 Голосов

Достоин первого места? Голосуйте

Рафаэлла Д’алтерио (Raffaella D’Alterio)

Как оказалось, в неаполитанской мафии есть не только «Крестные отцы», но и «Крестные матери». Самая известная из них – Рафаэлла Д’Алтерио, возглавлявшая одну из старейших преступных группировок Каморра. На столь необычную должность женщина вступила после гибели своего мужа и предыдущего босса мафии Николы Пианесе. В 2012 году во время рейда карабинеров были арестованы 66 членов группировки, в том числе и ее главарь – Рафаэлла по прозвищу «Большой котенок». В ходе расследования было установлено, что за 30 лет банда Пьянезе-Д-Альтерио совершила порядка 4 тысяч убийств. Сама же гангстерша получила обвинения в наркоторговле, вымогательстве, фальшивомонетчестве, разбоях и других преступлениях.

3

7 Голосов

Достоин первого места? Голосуйте

Сандра Авила Белтран (Sandra Ávila Beltrán)

Сандра Авила Бельтран, или «Тихоокеанская королева», получила славу умной, хитрой и невероятно прозорливой преступницы, не оставляющей после своих нечистых действий улик.

Глава мексиканского наркокартеля дважды была замужем, причем оба раза за полицейскими, в погоне за богатством «переквалифицировавшимися» в наемных убийц. Преступница была задержана совершенно случайно. В 2002 году у Сандры был похищен ребенок. В качестве выкупа злоумышленники потребовали 5 миллионов долларов. Оказавшись в безвыходном положении, представившаяся домохозяйкой гангстерша была вынуждена обратиться в полицию. Запрошенная похитителями сумма заинтересовала представителей правоохранительных органов, и после тщательного расследования Сандра была выведена на чистую воду.

4

5 Голосов

Достоин первого места? Голосуйте

Анна Гристина (Anna Gristina)

Анна Гристина, более известная в криминальных кругах как «Мадам с Верхнего Ист-Сайда», стала известна американской общественности после публикации в прессе целой серии статей о ее незаконной профессиональной деятельности.

Официально доказать вину женщины в содержании борделей и торговле людьми правоохранительным органам не удалось. Анна призналась лишь в «незначительном содействии» преступлениям, и была отправлена в места лишения свободы всего на полгода. «Выпроводить» уроженку Шотландии из США у местных властей также не получилось из-за наличия у «мадам» малолетних детей и статуса «многодетной матери».

5

3 Голоса

Достоин первого места? Голосуйте

Мария Леон (Maria Leon)

Мария Леон – мать тринадцати детей и глава известной преступной группировки, в течении многих лет наводившей ужас на жителей Лос-Анджелеса. Спектр деятельности банды не ограничивался лишь торговлей и транспортировкой наркотиков, мафия занималась заказными убийствами, продажей людей в рабство и другими тяжелыми преступлениями.

Скрываться от полиции Марии помогали тесные связи с мексиканской мафией, к которой она и обращалась каждый раз при угрозе опасности. В 2008 году в перестрелке с американской полицией был застрелен один из сыновей преступницы. Мария была арестована на похоронах своего ребенка.

6

2 Голоса

Достоин первого места? Голосуйте

Мария Личчарди (Maria Licciardi)

Мария Личчарди – «Крестная мать» неаполитанской мафии, прославилась в криминальных кругах не только своим талантом в сфере наркоторговли. Женщина придумала для своей банды дополнительный источник дохода – бандиты выкупали несовершеннолетних девушек у албанской мафии и использовали их в качестве секс-рабынь. В 2001 году успешной карьере женщины пришел конец. Гангстерша была арестована и приговорена к пожизненному тюремному заключению.

7

1 Голос

Достоин первого места? Голосуйте

Джуди Моран (Judy Moran)

Одна из самых влиятельных группировок наркоторговцев в Австралии, главой которых является Джуди Моран, замешана не только в торговле запрещенными препаратами, но и во многих других тяжких преступлениях. Свой высокий статус в банде женщина-мафиози, как и многие другие леди-гангстеры, получила благодаря супружеским связям. Сперва она была женой одного из видных членов группировки, а после его гибели вышла замуж за главаря клана Льюиса Морана. В 2009 году совершенно безобидная с виду пенсионерка была приговорена к 26 годам тюремного заключения.

25 редких фото женщин гангстерского мира

Знаменитых гангстеров всегда окружали женщины: ветреные красавицы-любовницы, невзрачные верные жены, знаменитые в ту пору актриски и криминальные подельницы, которые «стояли на шухере» и палили с двух рук из пистолетов.

Мы не раз видели в кино подруг преступников, ведь живой интерес к культуре мафиози не угасает уже много десятилетий. Но как же выглядели в реальности женщины гангстерского мира? Как сложилась судьба этих незаурядных барышень, которые были женами или любовницами бандитов и нередко сами совершали преступления? 

Смитти Вайт под арестом после того, как ее бойфренд Ральф Приско был застрелен полицейскими во время неудачного ограбления, 1942 год. Женщин, которые решились связать свою жизнь с гангстерами, называли mob moll или gun moll. Этот термин вошел в обиход в самом начале 20 века, при этом «Молл» — производное от «Молли», именно так в Англии 17 века называли девиц легкого поведения.

Мэй Капоне, жена знаменитого гангстера Аль Капоне, кутается в меха, пытаясь скрыться от камер журналистов во время посещения мужа в тюрьме Алькатрас, 1929 год. Мэй, девушка из уважаемой ирландской семьи, вышла замуж в 1918 году и тогда же родила мужу их единственного сына Сонни. Муж заразил ее и ребенка сифилисом, но, несмотря ни на что, она до самой его смерти оставалась верной и заботливой женой. Мэй прожила долгую жизнь, покинув этот мир в 1986 году, в возрасте 89 лет.

Любовь и кровь: в актрису Алису Гранвиль стрелял ее же муж, Пит Донахью, гангстер из группировки Голландца Шульца, 1931 год.

Красавица-скандалистка Вирджиния Хилл — одна из наиболее известных женщин гангстерского мира. Она была курьером по перевозке «черного нала» и любовницей знаменитого Багси Сигела. На фото 1951 года Вирджиния в конце своей преступной карьеры в зале суда, где предстала перед комитетом Кефовера по обвинению в неуплате налогов. В том же 1951‑м она бежала от американского правосудия в Европу, а спустя 15 лет покончила с собой в Австрии, где жила в бедности и забвении.

Дженис Дрейк занимает особое место в списке женщин, связанных с организованной преступностью. Королева красоты, бывшая Мисс Нью-Джерси, она провела бессчетное количество времени в клубах и ресторанах в компании самых маститых мафиози, несмотря на то, что была замужем за комиком Аланом Дрейком, от которого родила сына.

Дважды Дрейк ужинала с мужчинами, которых на следующий день после роковой встречи с красавицей находили мертвыми. На этом снимке, сделанном в 1952 году, Дрейк сфотографировали в полиции, куда ее вызвали на допрос, после того как был убит знаменитый плейбой Нат Нельсон. Девушку видели с ним за пару часов до смерти.

Конец Джанис Дрейк был печальным: в 1959 году она была застрелена вместе с мафиози Маленьким Оджи Пизано. Окровавленное тело бывшей королевы красоты нашли на переднем сиденье кадиллака мафиози. Девушка и гангстер были убиты выстрелами в затылок.

19-летняя Вирджиния Орнмарк и 24-летний Фред Шмидт обвиняются в убийстве продавца бюстгальтеров, 1944 год.

15-летнюю Кармен Мартинез ведут в зал суда. Ради своего бойфренда-мафиози она совершила убийство 17-летнего Рауля Банучи, 1959 год.

Марго Донахью была задержана при попытке передать пистолет своему сообщнику Вильяму Матеа, 1961 год.

Убитая горем Лотти Колл, жена ирландского гангстера Винстента Дикого Пса Колла в зале суда, 1933 год.

Танцовщица варьете Марион Кики Робертс также была связана с мафией, поскольку была любовницей гангстера времен позднего «сухого закона» Джека Легса Даймондса. Джек был застрелен неизвестными, а на фото девушка со снимком еще одного своего любовника — актера Джека Ла Ру, 1937 год

А вот как выглядел гангстер Джек Легс Даймондс, чью подругу вы видели на фото выше. Здесь он позирует фотографу вместе со своей многострадальной женой Алисой. Алиса была глубоко религиозной женщиной, преданной своему мужу несмотря на его многочисленные преступления и измены. Через два года после смерти Джека его вдову, к тому времени уже давно позабытую публикой и прессой, нашли застреленной в ее скромной квартирке в Бруклине. Убийцу Алисы так никогда и не нашли.

Рита Рио — любовница гангстера Луиса Амберга, правой руки знаменитого Голландца Шульца. Сама красавица утверждала, что понятия не имела о роде деятельности и источнике доходов своего возлюбленного. Мафиози, как водится, плохо кончил: его нашли сожженным заживо в автомобиле.

Арестованные любовники Маргарет Келли и Френк Палумбо. Эту парочку арестовали за ограбление дэнсхолла и убийство в 1932 году.

Палма Виталь, любовница гангстера Сальваторе Дамброзио, показывает чудеса самообладания. Ее лицо совершенно безэмоционально, в то время как ее судят за лжесвидетельство в 1961 году.

17-летняя Ненси Сервилл арестована за то, что «стояла на шухере» во время налета гангстерской банды в нью-йоркском районе Квинс, 1936 год.

Флоренс Геррити была задержана полицией в 1948 году вместе с пятью сообщниками. На допросе девушка сказала о главаре банды Джордже Фоули: «До встречи с ним жизнь была скучной».

«Я думала, это зажигалка», – 23-летняя Лилиан Станг «включает дурочку» во время допроса в 1947 году. Ее арестовали за незаконное ношение оружия.

Хотя гангстеры старались не светить «работу», которую для них делали боевые подруги, многих женщин правосудие все же настигало. 1933 год, Мэри Бейкер, известная по кличке Девушка с двумя пистолетами, рыдает в полицейском участке Бронкса после ареста.

Эта девушка выглядит такой невинной, но на самом деле таковой не является: Джеан Хантовер, любовница Джона Зеллера, арестована после очередного бруклинского ограбления, 1935 год.

Лотти Кол, вдова Винсента Кола, вместе с двумя соучастниками-мафиози обвиняется в убийстве прохожего во время ограбления, 1933 год.

Она совсем не раскаивается! Маргарет Кейн улыбается, в то время как ее выводят из здания суда, где эту подругу гангстера признали виновной, 1932 год.

Вы можете подумать, что это мужчина, но это связанная с мафией девушка Мэри Дьюк. Ее сфотографировали в полицейском участке с перебинтованной рукой, после того как она была ранена на гангстерской дуэли, 1943 год.

Старлетка Луиза Рольфе и ее супруг, печально известный гангстер Джек МакГурн, незадолго после их свадьбы в 1931 году. В течение долгих десятилетий Луиза была подругой членов мафии, за двумя из которых была замужем. Про эту женщину в 1980‑х сняли документальный фильм. В отличие от многих других боевых подруг, она прожила долгую жизнь и умерла в 1995 году в почтенном возрасте 89 лет.

Смотрите также:
Как белорусский еврей Мейер Лански стал криминальным королем США,
Эль Чапо, Эскобар и еще 9 самых богатых и жестоких наркобаронов в мире ,
История жизни Фрэнка Ширана по прозвищу «Ирландец» — человека, убивавшего ради дружбы

А вы знали, что у нас есть Instagram и Telegram?

Подписывайтесь, если вы ценитель красивых фото и интересных историй!

Во главе криминальных банд в Италии все больше "крестных матерей" — Российская газета

Половая и расовая диверсификация стала трендом не только на руководящих должностях в государственных структурах и бизнесе. Оказывается, и "крестные отцы" итальянской мафии стали все чаще передавать бразды правления слабому полу. Кроме того, свои позиции на Апеннинах в значительной мере укрепили этнические мафии.

Достаточно пройтись взглядом по наиболее известным группировкам, чтобы убедиться в том, что итальянский преступный мир за последние годы пережил настоящую революцию. Как констатировали в специальном подразделении по борьбе с мафией МВД Италии, в мафиозной верхушке стало появляться все больше женщин.

Эксперты объясняют эту тенденцию тем, что представительницам прекрасного пола удается мастерски избегать мафиозных разборок, которые были присущи Италии в 90-е годы, и находить точки соприкосновения не только с местными кланами, но и с зарубежными "партнерами".

Среди всех криминальных структур в этом смысле занимает особое место неаполитанская каморра - известно несколько случаев, когда жены оказавшихся за решеткой боссов занимали высокое положение и фактически замещали мужей во главе кланов. Так, например, лидером клана Понтичелли (каморра) является отбывающая в настоящий момент тюремный срок Анна Скаралло, которая заняла насиженное место своего супруга, мафиозного авторитета Антонио Д Амико. Не отстает от "каморры" и "легендарная" "коза ностра" - ее возглавляет Мария Анджела Ди Трапани - жена босса и беспощадного убийцы Сальвино Мадония.

Еще одной новой "фишкой" итальянского криминального пространства, как отмечают в МВД страны, за последние годы стало небывалое распространение так называемых этнических мафий: они не теряют связь с родиной и аккуратно делят сферы влияния во избежание никому ненужных конфликтов. Каждая из них специализируется на определенной криминальной области. Так, власти отмечают "выдающиеся предпринимательские навыки" китайских мафиози, в руках которых сосредоточен так называемый игрушечный бизнес. Выходцы из Румынии, Польши и постсоветских стран держат незаконный строительный бизнес и проституцию. Албанские мафиози сосредоточены на грабежах, нигерийские - на эксплуатации собственных соотечественников и наркобизнесе, а выходцы из Северной Африки неплохо наживаются на содействии незаконной миграции.

Коррадо де Роса, психиатр и эксперт по делам о мафии, в интервью британской "Индепендент" заметил, что роль женщин в этой сфере стремительно растет. "Обычно женщины не совершают насилия. Но сегодня они намного активнее и мощнее, - полагает он. - Они знают, как работает мафия, и они все чаще становятся центром ее бизнеса, а также быстро поддаются обучению. Некоторое время они занимались контрабандой и прятали сигареты в юбках. Но в наши дни они собирают деньги на вымогательство и раздают наркотики".

Итальянский исследовательский центр TimesCrime сообщил, что хотя до недавнего времени женщины составляли только 2,5 процента лиц в Италии, осужденных за преступления, связанные с мафией, им принадлежала треть всех мафиозных активов. Исследовательский центр установил, что в конфискованных у мафиози компаниях в ресторанном и гостиничном секторах доля женщин-акционеров составила 52 процента. Далее следуют оптовые и розничные торги (38%), транспорт (37,8%) и строительство (28,5%), что примерно в два раза превышает число женщин - владельцев бизнеса в легальной экономике Италии.

Мафиози передают финансовую деятельность в руки женщин, "чтобы защитить себя от конфискации и скрыть истинных бенефициаров активов", - пояснила Алессандра Дино, профессор судебной социологии в Университете Палермо.

Правда, по оценке экспертов, для криминального мира тут есть и проблемы, особенно материнство, что спецслужбы часто используют для перевербовки женщин-мафиози. Они нередко готовы идти на сотрудничество с властями в обмен на возможность вывести детей из преступного мира и скрыться в рамках программы защиты свидетелей.

Взлет и падение женщин-мафиози

Одной из самых известных женщин-мафиози в истории стала Арлин Брикман, которая начала свою бандитскую карьеру в послевоенном Нью-Йорке в 1950-1970-е годы. Голливуд собирается экранизировать ее биографию, основанную на бестселлере автора Терезы Карпентер "Девушка мафии".

Режиссер планируемой ленты Паоло Соррентино рассказал, что Брикман знала много секретов мафии. В конце шестидесятых годов прошлого столетия она стала осведомителем ФБР. В 1986 году ее показания помогли осудить гангстера Энтони Скарпати и других мафиози из клана Коломбо. 85-летняя Брикман жива и живет под защитой спецслужб во Флориде.

Мафия иногда использует женщин в качестве киллеров. В прошлом года в Мехико женщина в светлом парике хладнокровно застрелила двух израильтян в китайском ресторане в престижном торговом центре. Нападавшая была арестована и утверждала, что двойное убийство было "преступлением страсти". Но следствие установило, что обе жертвы были известными фигурами в преступном мире, а их убийство заказала конкурирующая преступная группировка.

Анна Мария Ликкарди, Розетта Кутоло и Раффаэлла Д Альтерио - известные представители вошедшей в историю наркомафии Неаполя. Д Альтерио по прозвищу "Большой Котенок" была арестована в 2012 году, через шесть лет после того, как она взяла на себя контроль над клановыми операциями после убийства ее мужа. Но спустя три года она получила несколько огнестрельных ранений в одной из бесконечных войн за контроль над торговлей наркотиками в Неаполе.

Крестные матери итальянской мафии: как женщины возглавили кровожадные кланы

В 1990 годах в Неаполе полиция пошла на меры, которые закончились многочисленными арестами представителей неаполитанских преступных кланов — частей группировки Каморра. Так как большинство мужчин оказались за решеткой, руководство мафиозными кланами вместо них взяли на себя женщины. Это стало поворотным моментом во взаимоотношениях итальянской мафии и ее женщин.

Легендарный фильм «Крестный отец» Фрэнсиса Форда Копполы заканчивается закрытой дверью. Она закрыта для жены нового короля итальяно-американской мафии Майкла Корлеоне.

Помните сцену, когда Майклу целовали руку, и в этот момент консильери закрывает дверь прямо перед его женой Кей? Посыл понятен — женщина никак не должна вмешиваться в дела мафиозной семьи. Ее единственная задача — это быть верной. Она должна быть послушной и преданной своему мужу.

В 1972 году, когда в прокат вышел «Крестный отец», женщины на Западе уже добились успехов на работе и дома. Но стереотипы о мафиозных женах оставались неизменными. Эти женщины оставались дома, готовили макароны и до конца были молчаливыми и верными, в то время как их мужья выполняли свою грязную работу.

Глава 1

Как жены итальянских мафиози открывали запертые двери

Образ послушных женщин, терпеливо ожидающих возвращения своих мужей домой, пока они воюют, столь же стар, как греческие мифы. Но в бандитской среде это нисколько не вымысел. В своем интервью британской газете The Independent в 2009 году один прокурор рассказал, как проходил семейный ужин в клане Ди Лауро. Это было в 1981.

Пока мужчины из клана жестоко пытали одного из своих врагов, кромсая его в подвале на мелкие куски живьем, представители женской половины наверху спокойно готовили еду. По словам прокурора Стефании Кастальди, пока бандиты занимались своим делам, синьора готовила спагетти и сервировала стол, будто ничего ужасного не происходит. Хотя она знала, что творится в нижней части дома.

«Исторически женщины вели себя тихо», — говорит Антонио Никасо, автор книги «Коронованные: культура мафии, ее символы, ритуалы и мифы». Они воспитывали детей, вели хозяйство, готовили пищу, иногда фасовали наркотики. Брак по договоренностям объединял кланы, поэтому женщины всегда использовались как повод создания новых альянсов. «Мафия — это патриархальная и сексистская организация. Женщины полностью принадлежат ей», — поясняет Никасо.

Но за последние 30 лет женская роль кардинально поменялась. В середине 1990-х годов полиция Неаполя арестовала представителей нескольких кланов, составлявших мафию Каморра. Примерно в то же время разногласия между кланами привели ко множеству взаимных убийств. В результате того, что большая часть мужчин оказалась либо в могиле, либо за решеткой, обязанности по руководству были вынуждены взять на себя женщины.

Среди них были Мария Личчарди (Коротышка), попавшая в список 30 самых разыскиваемых преступников Италии; Джузеппа Витале (Джузи), заказавшая серию убийств прежде чем добиться авторитета в семье уже будучи в заключении; Эрминия Джулиано (Небесная), получившая кличку за выразительные глаза характерного цвета; и знаменитая Розетта Кутоло по кличке Ледяные Глаза.

«Роль женщин меняется. Они становятся более важными», — говорит Никасо. «Раньше их уважали за то, что они были матерью, дочерью или женой мафиози. Теперь они получают уважение сами путем умелого руководства бандой».

На судах многое поменялось. Если в 1990 лишь одна женщина была осуждена за участие в мафии, то всего за 5 лет число выросло до 89.

Но надо понимать, что это связано не с результатом какой-то феминистской революции, а с вполне объективными причинами — невозможностью братьев, отцов и мужей руководить бандами. На то, чтобы самостоятельно пододвинуть мужчину, ни одна из женщин никогда не осмелилась бы и сейчас. Но в мире, построенном вокруг кровных уз, где преступление — это образ жизни, своим женщинам охотнее доверяют ключевые роли, чем мужчинам, которые хоть и мужчины, но при этом не являются частью семьи.

Так появились «крестные матери» и «боссы в юбках». За последние 20 лет женщины продемонстрировали удивительную способность контролировать наркобизнес, вести дела, управлять членами клана, а при необходимости и взяться за нож или пистолет. Например, в 2002 году за одно убийство тут же последовала месть. Тогда женщины из двух враждующих кланов сели в машины и, мчась по улицам города Лауро, неподалеку от Неаполя, обменивались автоматным огнем. Тогда погибли две пожилые женщины и девочка-подросток.

Глава 2

Как кровожадная Мария «Коротышка» свила гигантский преступный клан

В мафии действует принцип «кровь за кровь», — говорит Никасо. Месть священна. Так, в середине 1950-х бывшая королева красоты Пупетта (Куколка) была беременна, когда ее мужа убили. Она сама выследила убийцу, а потом торжественно в лучах Солнца вытащила из своей сумочки «Смит и Вессон» и застрелила его. На суде ко всеобщим овациям она сказала: «Я бы снова так сделала».

«Родство этих женщин с боссами вместе со способностью применять насилие утвердили их лидерство», — говорит Анна Мария Захария, социолог из Неапольского университета имени Федерико II. «За последние двадцать лет женская роль стала более очевидной. Особенно в Каморре, где женщины часто оказываются в самом центре преступлений и руководят бандами».

Одна из таких женщин — это Мария Личчарди (Коротышка). Она встала во главе группировки после того, как ее братья попали в тюрьму, а ее муж и племянник были убиты. Она быстро объединила несколько кланов, создав очень обширную и прибыльную сеть, сферами которой были наркотики и проституция.

Маленький рост Личчарди не помешал ей в 2000 году организовать целую серию убийств. У нее были разногласия с семьей Ло Руссо, члены которой вопреки ее указаниям раздавали слишком сильные и чистые для наркоманов наркотики. Личчарди это не понравилось, так как слишком большая смертность на улицах от передозировок неизбежно привлекала внимание СМИ и властей. Когда Ло Руссо проигнорировали ее указания, и это вызвало много случайных смертей, она приказала за этот «проступок» завалить Неаполь их трупами.

Жестоко? Возможно. Но Личчарди можно считать более эффективным руководителем, чем многие боссы-мужчины, которых она сменила. Она смогла управлять целой паутиной из кланов, превратив банду в успешную межнациональную преступную организацию. После ее ареста в 2001 году судья Луиджи Боббио с восхищением заявил: «Удивительно, что женщина взяв на себя ответственность по управлению организацией, смогла снизить эмоциональный уровень и улучшила результаты действий группы».

А вот Захария осторожно указывает на то, что женщины способны подняться на вершину только в том случае, если они обладают поддержкой окружающих их мужчин. Просто ума, обаяния и интеллекта им недостаточно. Успех женщины в мафии во многом зависит от того, доверил ли им эту роль мужчина. «На самом деле, женщины могут контролировать лишь некоторые виды преступной деятельности. Любые «большие дела» полностью контролируются боссами мужчинами», — отмечает она.

«На женщин также распространяются многие тайные правила, строгие ритуалы и прочие обязательства», — пишет итальянский журналист Роберто Савиано.

Несмотря на современные условия, женщины сильно ограничены итальянскими вековыми традициями. Представьте, они могут выносить смертные приговоры, но не могут заводить любовников или бросать мужей. За очень редкими исключениями, женщина-мафиоза существует только пока связана родством с мужчиной.

«Без него она как неодушевленное существо — только половина человека. Вот почему мафиозные жены кажутся неопрятными или растрепанными, когда они сопровождают своих мужей в суд. Это искусный прикид, специально, чтобы подчеркнуть свою верность».

Глава 3

Мудрость и беспощадность матерей мафии

В 1993 году Рита Ди Джовин потрясла скандалом всю Италию. Будучи государственным свидетелем она раскрыла нюансы работы семьи Ндрангета, калабрийской мафии. Она дала показания, что ее мать Мария Серраино, известная как Мама Эройна, была боссом семьи. «Она была той, кто отдавал приказы, даже когда босом формально был мой брат Эмилио. Она сама решила, кому что делать».

Мария Серраино была невероятно влиятельна в клане. Но это не помешало мужу колотить ее. Серраино была неоднократно избитой. Ее дочь показала, что однажды мать была бита метлой, ей сломали два ребра, причем тогда она была на девятом месяце беременности.

Часто женщины сами укрепляют традиции, которые их сдерживают. Когда босса одного из кланов Эрминию Джулиано (Небесную) обнаружили в потайной комнате, спрятанной за кухонным шкафом, она потребовала, чтобы прежде, чем надеть на нее наручники, ей дали возможность посетить душ, сделать стрижку. Она надела высокие каблуки и пальто из искусственной кожи леопарда. Своим дочерям она тогда сказала: «Я рассчитываю на вас. Сейчас я спокойна. Я научила вас всем истинным жизненным ценностям».

Для всех женщин в мафии от Джулиано до Личчарди и ди Джовин нет абсолютно никакого плана жизни, независимо от того, сами ли они все себе намечают или делают так, как им скажут окружающие. Вот что точно можно сказать, так это то, что дверь больше не закрыта. А может она и не была закрытой.

Как-то, рассказывая о своем персонаже Доне Вито Корлеоне из романа «Крестный отец», Марио Пьюзо признал, что он основан не на его отце, а на его матери. «Всякий раз, когда крестный отец открывал рот, в своей голове я начинал слышать голос мамы. Я слышал ее мудрость, беспощадность и большую любовь как к семье, так и к жизни в целом — те качества, которые тогда не приписывали женщинам», — писал Пьюзо. «Храбрость и верность Дона исходили от нее. От нее же пришла его человечность».

Комментарии

Скажи-ка, Дядюшка: в Италии начался суд над боссами калабрийской мафии | Статьи

В январе стартовал крупнейший за последние 30 лет в Италии процесс против мафии. Разбирательство, идущее в городе Ламеция-Терме, уже получило в местной прессе название «второй максипроцесс» (по аналогии с вошедшим уже в легенду процессом против боссов «Коза Ностры» 1987 года). На скамье подсудимых 447 человек, которых прокуратура считает членами калабрийской мафии «Ндрангета». Только на оглашение имен фигурантов и перечня обвинений ушло три часа. 92 подсудимых уже признали вину в ряде преступлений, их дела будут рассмотрены в упрощенном порядке. Подробности громкого процесса — в материале «Известий».

Мафия бессмертна

Аресты боссов существующего уже более 100 лет криминального синдиката начались еще в декабре 2019 года в Италии, Германии, Швейцарии и Болгарии. Ключевыми фигурами в «большой семье» считают Луиджи Манкузо по прозвищу Дядюшка и его ближайшее окружение.

Фото: Police handout

Луиджи Манкузо по прозвищу Дядя

Семья Манкузо еще в 1970-х годах прошлого столетия считалась бедной, но им удалось захватить большой карьер и получить подряд на строительство крупного порта Джоя-Тауро на Тирренском побережье. По данным эксперта по оргпреступности Антонио Никасо, тогда в ходе конкуренции разных семей погибли не менее 1000 человек. В этот период семья Манкузо возвысилась среди соседей и вышла на первый план.

Специально для «максипроцесса» был построен большой укрепленный зал бункерного типа на случай нападения оставшихся на свободе боевиков мафии. Охрану осуществляют сотни солдат, для наблюдения за прилегающей территорией привлечена полицейская авиация. Впрочем, пандемия внесла свои коррективы — в первом заседании большинство подсудимых приняли участие по видеосвязи.

Нарушители кодекса

Суду предстоит изучить расшифровки тысяч часов прослушанных переговоров и вещественные доказательства, изъятые во время обысков. Но главный козырь обвинения — показания 58 бывших членов мафиозного клана. Это большая удача для следствия, учитывая жестокое наказание, полагающееся тем, кто нарушил «закон молчания». Примечательно, что главным информатором стал племянник Дядюшки — 33-летний Эмануэле Манкузо. Драматизма этому шагу придает тот факт, что его отец Панталеоне по прозвищу Инженер (брат босса Луиджи), предположительно, был лидером боевого крыла и отвечал за насильственные акции.

В 2018 году Эмануэле, получивший образование в Римском университете, попался на сбыте партии наркотиков. Ему грозило провести за решеткой 4,5 года. Уже после ареста у Эмануэле родилась дочь. Опасаясь за ее будущее, он принимает решение порвать с родней и соглашается рассказать о преступлениях «Ндрангеты» антимафиозному ведомству.

Жестокость зашкаливает

«Ндрангета» менее известна широкой публике, чем «Коза Ностра» или «Каморра», но мало чем уступает им в опасности и жестокости. В отличие от других итальянских преступных структур, члены «Ндрангеты» не останавливаются даже перед убийством женщин и детей. В 1973 году «Ндрангета» похитила 16-летнего внука американского миллиардера Пола Гетти и потребовала выкуп в 11 млн фунтов стерлингов. Гетти отказался платить, после чего семье прислали отрезанное ухо подростка и клок волос. В письме говорилось, что если деньги не будут переданы через 10 дней, заложнику отрежут сначала второе ухо, а потом начнут присылать домой «небольшими кусочками». Сумму выкупа удалось уменьшить, и юноша вернулся домой.

Судебный процесс против преступной группировки мафии «Ндрангета» в городе Ламеция-Терме

Фото: Global Look Press/Albano Angilletta

Боевиками «Ндрангеты» в 2014 году была застрелена трехлетняя Никола Камполоньо, дед которой вступил в конфликт с мафией. Местная предпринимательница, поспорившая с преступниками из-за земельного участка, была убита и скормлена свиньям. Тело Леи Гарофало, подруги одного из мафиозо, слишком разоткровенничавшейся с полицией, было растворено в баке с кислотой. По свидетельству одного из подсудимых, за процессом уничтожения трупа они следили в течение трех суток. Еще двух женщин, заподозренных в работе на органы власти, преступники заставили выпить кислоту — жертвы скончались в жутких мучениях.

Короли кокаинового трафика

Считается, что «Ндрангета» контролирует 80% торговли кокаином в Европе. Годовой доход преступного синдиката оценивается экспертами более чем в €50 млрд. Калабрийским гангстерам удалось выстроить отношения с южноамериканскими картелями (Гольфо, Лос-Сетас и другие) и албанскими преступными группировками.

Преступное сообщество «доблестных» (итал. 'Ndrangheta, от греч. ἀνδραγαθία, «доблесть») сформировано по родственному признаку — в структуру входит около 100 семейств, а общее число участников близится к 10 тыс. человек.

Связи с властью

Один из самых заметных подсудимых — адвокат Джанкарло Пителли, бывший сенатор от партии «Вперед, Италия!». Стоит напомнить, что в связях с мафией были уличены и серьезные итальянские политики и чиновники — бывший однопартиец Пителли экс-сенатор Марчелло Делль Утри и даже бывший министр внутренних дел Италии Никола Манчино.

Свои люди в правительстве и органах местного самоуправления позволили легализовать значительную часть криминальных доходов. В начале нулевых «Ндрангета» начала инвестировать в фешенебельные отели и дорогие рестораны. Теперь же подконтрольные мафии компании всё чаще становятся победителями в объявляемых правительством Италии тендерах.

Конструкторы мышеловки

В спецоперации принимали участие почти 3 тыс. сотрудников правоохранительных органов, а возглавлял расследование прокурор Никола Граттери, фигура в Италии почти легендарная. Большую часть жизни 62-летнему Граттери пришлось провести под охраной. Выходец из Калабрии, он прекрасно знает силу «Ндрангеты» и, по его словам, еще в детстве решил, что должен положить конец криминальной власти в регионе.

Прокурор Никола Граттери

Фото: Global Look Press/Valeria Ferraro

Но не только активность полиции и карабинеров стала причиной заката мафиозного синдиката. Высокопоставленный источник «Известий» в правоохранительных органах России считает, что виной тому и возросшая конкуренция в преступном мире Западной Европы.

— Речь не только об их ненасытных партнерах по наркобизнесу — албанских группировках. В последние годы в Европе устанавливает свои порядки еще более дерзкая и жестокая этническая группировка — молдаванская. По нашим данным, у «Ндрангеты» были серьезные проблемы в Италии с выходцами из Молдавии. По оперативным данным, члены молдавских ОПГ вели кровопролитную борьбу с мафиозными кланами, в том числе из Калабрии, и в итоге подмяли под себя рынок наркосбыта на севере Италии, — заключил эксперт.

Сериалы про мафиози - лучшие сериалы про мафиози

Австралия

Австрия

Азербайджан

Албания

Алжир

Американские Виргинские острова

Ангилья

Ангола

Андорра

Антигуа

Аргентина

Армения

Аруба

Афганистан

Багамы

Бангладеш

Барбадос

Бахрейн

Беларусь

Белиз

Бельгия

Бенин

Берег Слоновой Кости

Бермуды

Бирма

Болгария

Боливия

Босния и Герцеговина

Ботсвана

Бразилия

Британские Виргинские острова

Бруней

Буркина Фасо

Бурунди

Бутан

Вануату

Ватикан

Великобритания

Венгрия

Венесуэла

Восточное Самоа

Вьетнам

Габон

Гаити

Гайана

Гамбия

Гана

Гваделупа

Гватемала

Гвинея

Гвинея-Бисау

ГДР

Германия

Гибралтар

Гондурас

Гонконг

Гренада

Гренландия

Греция

Грузия

Гуам

Дания

Джибути

Доминика

Доминиканская Республика

Египет

Заир

Замбия

Западная Сахара

Зимбабве

Израиль

Индия

Индонезия

Иордания

Ирак

Иран

Ирландия

Исландия

Испания

Италия

Йемен

Кабо-Верде

Казахстан

Камбоджа

Камерун

Канада

Катар

Кения

Кипр

Киргизия

Кирибати

Китай

Колумбия

Коморские острова

Конго

Корея

Коста-Рика

Кот д'Ивуар (Берег Слоновой Кости)

Куба

Кувейт

Лаос

Латвия

Лесото

Либерия

Ливан

Ливия

Литва

Лихтенштейн

Люксембург

Маврикий

Мавритания

Мадагаскар

Майотта

Макао

Македония

Малави

Малайзия

Мали

Мальдивы

Мальта

Марокко

Мартиника

Маршалловы Острова

Мексика

Мозамбик

Молдова

Монако

Монголия

Монтсеррат

Намибия

Науру

Непал

Нигер

Нигерия

Нидерландские Антильские острова

Нидерланды

Никарагуа

Новая Зеландия

Новая Каледония

Норвегия

Объединенные Арабские Эмираты

Оман

Острова Кука

Острова Питкэрн

Острова Тёркс и Кайкос

Пакистан

Палау

Палестинская автономия

Панама

Папуа Новая Гвинея

Парагвай

Перу

Польша

Португалия

Пуэрто Рико

Реюньон

Россия

Руанда

Румыния

Сальвадор

Самоа

Сан-Марино

Сан-Томе и Принсипи

Саудовская Аравия

Свазиленд

Северная Корея

Северные Марианские Острова

Сейшельские острова

Сен Пьер и Микелон

Сенегал

Сент Киттс и Невис

Сент-Винсент и Гренадины

Сент-Люсия

Сербия

Сербия и Черногория

Сингапур

Сирия

Словакия

Словения

Соломоновы Острова

Сомали

СССР

Судан

Суринам

США

Сьерра-Леоне

Таджикистан

Таиланд

Тайвань

Танзания

Того

Тонга

Тринидад и Табаго

Тувалу

Тунис

Туркменистан

Турция

Уганда

Узбекистан

Украина

Уругвай

Федеративные Штаты Микронезии

Фиджи

Филиппины

Финляндия

Франция

Французская Гвиана

Французская Полинезия

ФРГ

Хорватия

Центрально-африканская республика

Чад

Черногория

Чехия

Чили

ЧССР

Швейцария

Швеция

Шри-Ланка

Эквадор

Экваториальная Гвинея

Эритрея

Эстония

Эфиопия

Югославия

Южная Корея

Южно-Африканская Республика (ЮАР)

Ямайка

Япония

Топ-5 женщин организованной преступности

Ведущие женщины организованной преступности

Мужчины доминировали в истории организованной преступности как боссы, капо, солдаты и соратники. Они традиционно низводили женщин до рабских ролей проституток, шиллеров, танцовщиц и служанок. Американская "Коза Ностра" и сицилийская мафия - это патриархаты старого стиля. Американские криминальные семьи были клубами только для мужчин, а женщин нельзя «сделать». В фильмах о мафии женщины обычно изображают матерей, жен, братьев и сестер, подруг, «болванов» и, в лучшем случае, преступных контрабандистов низкого уровня.

Однако эта история изменилась до некоторой степени, но в значительной степени за последние пару десятилетий, поскольку правоохранительные органы по всему миру арестовывают все больше и больше мужчин-боссов мафии и наркобаронов. Эти люди получают длительные тюремные сроки, что создает потребность в помощи извне, чтобы управлять их рэкетом. В Италии, где повсеместная организованная преступность, похоже, навсегда укоренилась, эта реальность предоставила ряду женщин возможности заменить или заменить мужчин в качестве криминальных авторитетов.

Противодействие мафии итальянской полицией началось в 1980-х годах с принятия новых строгих законов. Один национальный закон дает правительству право арестовывать активы подозреваемых, которые запугивают, используют или используют коды молчания для получения бизнеса или влияния на выборы. Другой устанавливает точные правила в отношении избранных заключенных, осужденных за убийство, вымогательство или другие преступления мафиозного типа. Правила включают запрет на использование телефона и жесткие ограничения на посещение тюрем и отдых, чтобы ограничить общение.

Эти ограничения, наряду с увеличением числа отправляемых в тюрьму боссов, побудили мафию все больше передавать свои незаконные средства и контроль над криминальным рэкетом женщинам. По данным сайта TransCrime, посвященного расследованиям, в то время как итальянские суды предъявили обвинение только одной женщине-руководителю в 1989 году, в 1995 году они предъявили обвинение 89 из них.

Недавнее исследование TransCrime показывает, что мужчины-начальники, отправляющиеся в тюрьму, обычно передают свои активы женам или сестрам. Хотя женщин было всего 2.5 процентов тех, кого отправили в тюрьму за преступления, связанные с мафией, они контролировали треть финансовых ресурсов мафии. Женщины исполняли обязанности боссов в основных преступных семьях Италии, включая Ндрангета и Каморра.

«Растет число женщин, занимающих руководящие должности», - сказал в 2009 году газете The Daily Telegraph Гаэтано Маручча, начальник итальянской полиции в Большом Неаполе. тюрьма. Они держат вожжи.Они очень хороши в планировании стратегии, даже точнее (чем мужчины) ».

В Соединенных Штатах, где преступность менее организована, а Ла Коза Ностра является лишь тенью ее прежнего «я», это не подтвердилось - за некоторыми примечательными историческими исключениями.

Вот описания пяти женщин, которые разбили стеклянный потолок и добились определенного успеха, пусть и временного, в организованной преступности. Поскольку мы рассматриваем «организованную преступность» как многоуровневые, структурные преступные организации, более мелкие бандитские группы из «эры гангстеров» 1930-х годов сюда не включаются. В результате мы не включали в этот список таких признанных женщин-правонарушителей, как Бонни Паркер из банды Барроу и Ма Баркер из бригады Баркера.

Вирджиния-Хилл Вирджиния Хилл была больше, чем любовницей мафии. Она также участвовала во множестве организованных преступлений, включая отмывание денег, незаконную доставку денег и торговлю героином из Мексики.

Любой список женщин-участниц организованной преступности, по крайней мере в Америке, должен включать Вирджинию Хилл. Обладая воровством и готовностью использовать секс для получения желаемого, она достигла высших высот среди всех женщин в национальном синдикате Америки ни тогда, ни после.С 1930-х до конца 1940-х ее манеры и стальные нервы соблазняли и внушали доверие таких закаленных гангстеров, как Чарльз «Счастливчик» Лучано, Мейер Лански, Фрэнк Костелло, Энтони Аккардо, Джейк Гузик, Мюррей Хамфрис, Чарльз Фишетти, Джек Драгна, Джо Адонис и, конечно же, Бенджамин «Багси» Сигел. Эти люди использовали ее в качестве отмывателя денег, курьера, мексиканского торговца героином и осведомителя о деятельности мафии. С некоторыми или многими из них, такими как Адонис и ее навязчивая любовь Сигел, она спала, а с другими - нет.Для нее это не имело большого значения - это просто то, что должно было произойти в данный момент. Находясь на задании в Мексике, она продемонстрировала свои дорогие меха, драгоценности и тело, чтобы соблазнить богатых и влиятельных мужчин заключить сделки по продаже героина для синдиката и получить деньги.

Хилл родилась в 1916 году в первом американском поколении, вышедшем из 1920-х годов, когда женщины начали свое «освобождение» от суровых рубрик матери поздней викторианской эпохи о свиданиях и сексуальных нравах. К 1933 году, в возрасте семнадцати лет, Вирджиния уже знала, как далеко заведут ее женские уловки.Она вела половую жизнь с двенадцати лет, вышла замуж в четырнадцать и вышла замуж после того, как бросила мужа вскоре после того, как они переехали из ее родной Алабамы в Чикаго. Она работала танцовщицей «шимми» и, возможно, проституткой. Ее жизнь изменилась в 1934 году, когда официантка в дерзкой короткой юбке работала в ресторане, который часто посещали мужчины из банды Outfit, в то время как их босс Аль Капоне сидел в тюрьме. Одним из них был Джо Эпштейн, хитрый букмекер. Он убедил Вирджинию бросить курить и быть его заправкой, сделав крупные ставки наличными на ипподроме за десять процентов комиссии и используя ее внешность, чтобы подтолкнуть мужчин к глупым ставкам.Вирджиния заработала им обоим приличную сумму. Оказалось, что даже в подростковом возрасте она созрела для рэкета. Взволнованный Эпштейн отправлял ей наличные, которые он снимал из сейфа почти на всю оставшуюся жизнь.

Роман

Хилла с Сигелом (они познакомились в Нью-Йорке примерно в 1937 году) был взаимозависимым, тяжелым и жестоким, за ним, вероятно, следовал секс с макияжем, затем полоскание и повторение. Все стало более серьезным в начале 1940-х годов, и к 1945 году она присоединилась к нему в пыльном Лас-Вегасе, где он замышлял себя в качестве поддерживаемого мафией разработчика планируемого отеля «Фламинго».Из-за воинственных требований Сигеля к дорогостоящим материалам и сложной конструкции он потратил около 6 миллионов долларов, вложенных синдикатом. До его разгневанных партнеров-хулиганов дошли слухи, что Сигель использовал Хилла, чтобы спрятать около 2 миллионов долларов в швейцарском банке.

Вирджиния покрасила волосы в разные оттенки во время нескольких премьерных вечеров «Фламинго», начавшихся 26 декабря 1946 года. Однако большинство номеров в отеле не были готовы для гостей, и казино так много проиграло игрокам, что Сигелу пришлось закрыть его на некоторое время. пока.

Согласно наиболее известной теории, сторонники мафии Восточного побережья Сигела пришли к выводу, что им пришлось устранить его навсегда, даже несмотря на то, что в 1947 году Фламинго показал себя лучше. Представители Синдиката сказали Вирджинии сказать Сигелу, что она должна поехать в Париж, чтобы купить вино для Фламинго. . В июне того же года Сигел был застрелен, когда сидел в их арендованном доме в Беверли-Хиллз. Она услышала об этом от гостя на вечеринке в Париже. Хилл еще не знала этого, но кончина Сигела и ее последующая огласка уменьшили ее полезность для мафии и привели к ее упадку.

Ее позорная репутация в новостях привлекла внимание налоговой службы, которая с конца 1940-х годов преследовала ее за неуплату налогов. В 1950 году она познакомилась и вышла замуж за чемпиона Австрии по лыжным гонкам, от него у нее родился сын. В следующем году комитет Кефовера Сената США заставил ее дать показания в рамках расследования национальной организованной преступности. В зале слушаний в Нью-Йорке ее уклончивое, неприятное и занимательное свидетельство о Сигеле и синдикате в прямом эфире сделало ее имя нарицательным.

По-прежнему преследуемая IRS, Хилл пыталась часто переезжать, но власти догнали ее и заставили продать свой дом, машины, меха и другие ценности, включая драгоценности, подаренные ей Сигелом. На продажу было потрачено 41 000 долларов, чего было недостаточно, чтобы покрыть ее задолженность. Она с семьей переехала в Австрию. Эпштейн познакомился с ней в Европе. С 1952 по 1956 год Хилл совершила множество пересечений границы в Швейцарию. Правительственные агенты подозревали, что она вносила деньги для синдиката. Большое жюри предъявило ей обвинение в уклонении от уплаты налогов.IRS заявила, что она уклонилась от уплаты налогов на сумму 221 000 долларов. Если она вернется в Америку, ей грозит определенный арест и тюремное заключение.

В 1960-е годы она часто была в депрессии и говорила о самоубийстве. Позднее Эпштейн утверждал, что средства, предоставленные мафией, которые он держал для нее, закончились к 1965 году. В том же году Хилл попыталась покончить жизнь самоубийством, приняв успокоительное, но ее муж вовремя доставил ее в больницу. Однако в 1966 году человек на утренней прогулке обнаружил тело Хилла, лежащее в снегу рядом с деревом в Австрии. За несколько месяцев до своего пятидесятилетия она стала очевидной жертвой передозировки, которую она приняла самостоятельно.

Стефани Сент-Клер Стефани Сент-Клер вела рэкет прибыльных номеров в Гарлеме в эпоху сухого закона, пока бандит Датч Шульц не захватил контроль над ее территорией.

Стефани Сент-Клер, печально известная «королева» рэкета с незаконными номерами в районе Гарлема в Нью-Йорке, села в кресло для свидетелей, чтобы дать показания о взятках, которые она сделала полиции Нью-Йорка, чтобы защитить своих сотрудников от ареста. Это было 8 декабря 1930 года, в городе эпохи сухого закона, потрясенном недавними разоблачениями полицейских, которые, как писала газета New York Daily News , «в течение многих лет разбогатели на пороках, азартных играх и шейкерингах.”

За этим последовало экстраординарное и смелое выступление Сент-Клера, надменной, профанной и целеустремленной афроамериканки, все еще находящейся на пике своего авторитета в качестве одного из богатых банкиров, занимавшихся рэкетом чисел в Гарлеме. К 1930 году она, как сообщается, стоила 300 000 долларов (сегодня покупательная способность составляет около 4,3 миллиона долларов). Но ее правление продлилось недолго, так как более могущественные белые гангстеры пришли с призывом захватить власть.

Сент-Клер прибыл в здание Верховного суда в дорогой беличьей шубе и шляпе-клош.В суде прокуратура представила доказательства в поддержку обвинений во взяточничестве со стороны полицейских Нью-Йорка. Сент-Клер была ключевым свидетелем, несмотря на ее репутацию финансового спонсора незаконных игр с числами. Суд обвинил некоторых офицеров в требовании выплат по защите от Сент-Клера и двух других крупных банкиров в Гарлеме, Каспера Гольштейна и Уилфреда Брундера.

Говоря с французским акцентом, оставшимся с детства на французском острове Мартиника в Карибском море, Св.Клер засвидетельствовала, что она знала всех полицейских в штатском в Гарлеме. Она заплатила им, чтобы они не арестовали ее рабочих или клиентов, у которых был обнаружен один из ее билетов на полис, который использовался для заключения пари. По ее словам, на 1928 год взятки составляли 6000 долларов. Тем не менее, копы обманули ее и все равно арестовали. Она назвала имена - например, лейтенант полиции Питер Дж. Пфайффер, который, как она утверждала, принял ее подарки на общую сумму 1100 долларов.

«Мой первый платеж компании Pfeiffer составил 500 долларов, - сказала она. «Я отдал его наличными [гарлемскому игроку] Усу Джонсу.Затем мне позвонил Пфайффер и сказал: «Спасибо». Следующий платеж составил 100 долларов, а третий - 500 долларов. Джонс отнес деньги Пфайфферу, и я узнал голос, который позже сказал: «Спасибо». Естественно, я хотел быть уверен, что лейтенант получил деньги ».

Расследование, в ходе которого выяснилось, что по меньшей мере восемь сотрудников в штатском подставили обвиняемых по обвинениям в преступлениях, оказалось разрушительным для Департамента полиции Нью-Йорка. В результате встряски, приказанной мэром Джимми Уокером, департамент либо переназначил, либо, в случае начальника Пфайффера, уволил пять высших командиров.Офицерам в штатском на Манхэттене и Бронксе требовалось вернуться к полной форме.

Сент-Клер сохраняла серьезную решимость противостоять политическому истеблишменту Нью-Йорка и бандитским боссам - после того, как она почти завоевала Гарлем.

Родился в 1896 году (некоторые говорят, годами ранее) на Мартинике, Сент-Клер иммигрировал в Нью-Йорк в начале 1920-х годов и вошел в число «политиков» в Гарлеме. В народе ее называли «мадам».

Ракетка заключалась в ставках на трехзначное число, чтобы выиграть.Выигрышные цифры были получены на основе случайных и непредсказуемых банковских данных, опубликованных в газете, или заключительных цифр Нью-Йоркской фондовой биржи. Позже выигрышные числа - опять же, выбранные случайным образом, чтобы исключить фиксацию - были основаны на том, сколько ежедневных скачек оплачивали на выбранной равноправной трассе, такой как Hialeah Park во Флориде.

Игра в числа была квинтэссенцией жизни в Гарлеме, где более половины его жителей делали ставки, обычно в размере пяти или десяти центов.Числовые игры, доступные азартные игры для бедных, обеспечили больше местных рабочих мест, чем любой другой бизнес в Гарлеме, включая бегунов с цифрами и сборщиков денег. Бегуны ходили в назначенные им «дропы» в кондитерских, салонах красоты и других малых предприятиях, чтобы забрать купоны с номерами, выбранными покупателями. Шансы на выигрыш составляли 1000 к 1 против, но коэффициент выплаты был 600 к 1, а ставка в пять центов могла выиграть 30 долларов (что сегодня составляет около 430 долларов). Тем не менее, мало кто выигрывал.

К концу 1920-х гг.Клер была богатой женщиной. Как банкир, рискующий, чтобы покрыть выигрышные ставки, она была самым крупным добытчиком, получая около одной трети прибыли от игры. По одному счету, она зарабатывала до 250 000 долларов в год. Она жила на 409 Edgecombe Avenue, лучшем многоквартирном доме в Гарлеме.

В 1929 году полиция поймала ее с карточками для ставок на номера. Она отбыла восемь месяцев в тюрьме штата. Позже она потратила больше времени на стрельбу и ранение (несерьезно) своего тогдашнего мужа.

С окончанием сухого закона, ожидаемым в 1932 году и, вероятно, вступившим в силу в следующем году, гангстеры Нью-Йорка, заработавшие состояния на продаже нелегального пива и спиртных напитков, знали, что им нужно искать новые рэкети.Голландец Шульц, «пивной барон Бронкса», жаждал городской рэкета с цифрами. К тому времени незаконные игры с числами в Нью-Йорке приносили 20 миллионов долларов в год. Шульц считал, что может значительно расширить это, если будет лучше управлять. Поэтому он и его подозрительный адвокат Дикси Дэвис обратились к рядовым банкирам Манхэттена, предложив им сделку, чтобы позволить Шульцу взять на себя управление, если каждый из них будет платить ему по 500 долларов в неделю. Один подчинился, другие отказались, в том числе Гарри Миро и Сен-Клер. Люди Шульца под прицелом вынудили Миро подчиниться.

Шульц работал с другими афроамериканскими банкирами Гарлема, Голштином и Брундером, ссужая им тысячи долларов, запрашивая ссуду, когда он знал, что они не могут ее выплатить, и взяв на себя их числовые маршруты в отместку.

Сент-Клер был теперь единственным противником. Шульц угрожал ей и заставлял своих головорезов нападать на ее сотрудников. В 1932 году мадам Сен-Клер говорила об этом с полицией и репортерами, обратилась с просьбой к мэру Джозефу Макки и сняла газетные объявления с обвинениями таких гангстеров, как Шульц, и нечестных политиков в попытках лишить ее средств к существованию.Она якобы атаковала и разбила окна малых предприятий, принадлежащих белым, в Гарлеме, которые принимали ставки на Шульца. Гангстер воздерживался от причинения ей физического вреда, но его вторжение с его хорошо вооруженными капюшонами сказалось, и Сент-Клер ничего не оставалось, кроме как сдать свою территорию и клиентов.

Шульц действительно расширил рэкет числа к 1935 году - приблизительно до 100 миллионов долларов в год. Он использовал своего специалиста по цифрам Карла «Абба Дабба» Бермана, чтобы убедиться, что трехзначные числа, поставленные на большую ставку, не выиграют.Берман подкупил техников ипподромов, чтобы они изменили цифры.

Между тем по всему городу были обычным явлением бандитские убийства. Шульц, бросивший вызов правящей городской мафии, замышляя убить специального прокурора Томаса Дьюи, был одной из таких целей. 23 октября 1935 года боевики, явно посланные главным гангстером Нью-Йорка Чарльзом «Лаки» Лучано, ворвались в ресторан в Нью-Джерси и открыли огонь, смертельно ранив Шульца и убив Аббу Даббу и двух его приспешников. Шульц задержался в больнице до следующего дня, в бреду говоря ерунду.

Сент-Клер смеялся последним. После смерти Шульца полиция обнаружила телеграмму среди его вещей. Сообщение гласило: «Не будь желтым. Что посеешь, то и пожнёшь. Мадам Сен-Клер, королева политики.

Однако с тех пор известность

Сен-Клер угасла. Один из ее сотрудников, Эллсворт «Бампи» Джонсон, согласился следить за цифрами в Гарлеме, но он работал на Лучано, семья которого превратилась в преступную группу Дженовезе. La Cosa Nostra держала незаконные номера в Гарлеме до тех пор, пока Нью-Йорк не узаконил лотерею в 1970-х годах.

Джонсон, осужденный торговец наркотиками, арестованный около 40 человек, умер в 1968 году. Сент-Клер умер в том же году вслед за ним.

Гризельда Бланко Гризельда Бланко, получившая прозвище «Крестная мать», была одним из самых безжалостных торговцев кокаином в мире 80-х годов. Она ввозила в Соединенные Штаты наркотики для колумбийского картеля Медельин.

Ее позорная репутация бессердечного убийцы и проницательного контрабандиста из Майами, синдикат которого импортировал кокаин на миллиард долларов, сняли для биографического фильма кабельного канала в прошлом году Крестная мать кокаина с Кэтрин Зета-Джонс в главной роли.Но несмотря на кинематографичность, жизнь и смерть Гризельды Бланко - это история худшего из всех гангстеров-женщин, и это касается и большинства мужчин.

Среди слов, используемых для описания Бланко во время ее правления в эпоху «кокаинового ковбоя» в одурманенном наркотиками Майами в 1970-х и 1980-х годах, было слово «кровожадный». Мать четверых детей, как сообщается, смеялась, слушая мужчин, которых она приказала пытать, чтобы научить их не причинять вред ее семье. Число убийств, которые она якобы организовала, колеблется от 40 до 200, от мегаполиса Майами до Квинса, Нью-Йорк.Полиция Майами связала ее с резней в торговом центре Dadeland в 1979 году, когда в торговом центре погибли два человека, во время войны между колумбийскими поставщиками кокаина и кубинскими дистрибьюторами.

В одной роковой попытке убийства, которую направил Бланко в 1982 году, киллер промазал и случайно застрелил двухлетнего мальчика предполагаемой жертвы. Позднее сержант полиции Майами заявил, что Бланко выразила благодарность за то, что смерть ребенка расстроила человека, на которого она нацелена. Мотив нападения: мужчина не уважал трех ее сыновей, которые помогали управлять ее империей.Несколько месяцев спустя у Бланко была супружеская пара, которая была должна ей за торговлю кокаином, застреленная на глазах у их детей.

За репутацию Бланко, занимавшейся контрабандой кокаина из печально известного Медельинского картеля Колумбии в Соединенные Штаты, она получила прозвище «Ла Мадрина» - крестная мать. Ее наркобизнес был одним из крупнейших из десятка так называемых колумбийских «мафий» в Соединенных Штатах. Чтобы перевозить в среднем несколько тысяч фунтов медельинского белого порошка в неделю из южной Флориды в Нью-Йорк, она изобрела специальное женское нижнее белье, в котором ее контрабандисты прятали кокаин, и запихнула еще больше в поддельные днища чемоданов.

После того, как она в приступе досады убила своих трех мужей, люди прозвали ее «Черная вдова». Ей нравилось подавать кокаин молодым девушкам и смотреть, как они позируют обнаженными. Она часто устраивала оргии в своем доме в Майами. Другой анекдот назвал ее «сострадательной» за то, что она согласилась с желанием обреченного человека, чтобы она вместо того, чтобы обезглавить его, выстрелила ему в голову.

То, как проявилась ее социопатическая личность, зависит от кушетки психиатра, которую она, вероятно, никогда не посещала.Бланко, родившаяся в Колумбии в 1943 году, ужасно бедная и измученная, ей было всего одиннадцать лет, когда ей удалось избежать наказания за свое первое убийство. Невеста-подросток, она убила своего первого мужа и вместе со своим вторым мужем незаконно пробралась в Соединенные Штаты в начале 1970-х годов. Столкнувшись с арестом в Нью-Йорке за торговлю наркотиками в 1975 году, она сбежала в Колумбию, но вскоре контрабандой перебралась обратно в Майами.

Ее сеть дилеров из Колумбии приносила в Соединенные Штаты до 80 миллионов долларов в месяц кокаина, но ценой множества убийств.Наконец, в 1985 году федеральные агенты арестовали ее в Калифорнии. Федеральный суд Нью-Йорка признал ее виновной по обвинению в торговле наркотиками, приговорил и отправил в тюрьму США во Флориде. Пока она томилась там, были убиты двое ее сыновей, торгующих наркотиками.

В 1994 году Флорида обвинила ее в убийстве двухлетнего мальчика и супружеской пары. Ей грозила смертная казнь, но дело провалилось после того, как два секретаря государственной прокуратуры якобы имели «секс по телефону» с главным свидетелем обвинения Хорхе «Риви» Айяла, киллером Бланко, убившим трех жертв.Вместо этого Бланко в 1998 году признал себя виновным в убийстве второй степени и получил три одновременных двадцатилетних приговора. В 2004 году, благодаря слабым правилам вынесения приговоров 1990-х годов, ей пришлось отбыть только треть своего срока и добиться освобождения из тюрьмы. Сотрудники иммиграционной службы США депортировали ее в Колумбию.

3 сентября 2012 года 69-летняя Бланко стояла в мясной лавке в Медельине, когда наемный убийца подъехал на мотоцикле, произвел два выстрела из пистолета в ее голову и умчался. Даже на «пенсии» от преступности она не могла избежать своего безжалостного прошлого.Местные жители предположили, что ее убийца использовал мотоцикл, потому что сама Бланко приказала боевикам ездить на них, чтобы застать врасплох и убить кого-то из ее расстрелянного списка.

Сестра Пинг Сестра Пинг, получившая прозвище «Змееголов», в 1990-х годах возглавила массированные усилия по незаконному ввозу китайских иммигрантов в Соединенные Штаты. Архив новостей New York Daily через Getty Images.

Ченг Чиу Пинг, или «Сестра Пинг», более чем заслужила зловещее прозвище «Змееголов» - китайское прозвище контрабандиста.

Сестра Пинг (также известная как «Старшая сестра Пинг»), будучи лидером подпольной преступной группировки в китайском квартале Нью-Йорка, вывозила около 3000 нелегальных иммигрантов из Китая в Соединенные Штаты. Заряжая максимум 40 000 долларов с человека, она накопила состояние в 40 миллионов долларов в 1980-х и 1990-х годах.

В расцвете сил она финансировала опасные и бесчеловечные путешествия для контрабанды своих клиентов из Гонконга в Гватемалу и Нью-Йорк. Одно судно, которое она поддерживала, Golden Venture , ржавое грузовое судно, село на мель в 1993 году у Квинса, штат Нью-Йорк.Десять из 300 голодающих пассажиров, совершивших 100-дневное путешествие из Китая, погибли, спрыгнув с корабля и пытаясь доплыть до берега. Пять лет спустя на побережье Гватемалы перевернулся еще один ее контрабандный корабль, и четырнадцать ее клиентов утонули.

По сей день некоторые люди, живущие в китайском квартале Нью-Йорка, хвалят сестру Пинг как добрый человек, который дал иммигрантам, особенно из ее родной провинции Фуцзянь в Китае, шанс переехать в Америку и вырваться из нищеты. По их словам, она также ссужала деньги нуждающимся и нашла работу для безработных.

Но агенты ФБР и федеральные прокуроры, которые расследовали деятельность сестры Пинг более десяти лет, пришли к другому выводу, сообщив, что она наняла жестоких головорезов, членов банды Фук Чин, чтобы собрать остатки на гонорарах, причитающихся ее жертвам торговли людьми.

Сестра Пин, родившаяся в 1949 году в провинции Фуцзянь, прибыла в Соединенные Штаты в качестве нелегальной иммигрантки из Гонконга в 1981 году. Она открыла разнообразный магазин, получила документы о натурализации под ложным предлогом и пригласила мужа и детей из Китая.Она признала ослабление американских правил в отношении Китая и почувствовала, что пришло время сделать бизнес на нелегальной иммиграции.

К 1982 году она организовала незаконную банковскую схему, позволяющую своим клиентам-иммигрантам переводить деньги обратно в Китай. Она также использовала его для ссуды - под непомерную процентную ставку в тридцать процентов - жителям Китая, желающим воспользоваться ее услугами по контрабанде. Используя поддельные документы и подкупая должностных лиц, она начала отправлять небольшие группы китайцев в Центральную Америку перед поездкой в ​​Соединенные Штаты примерно по 18 000 долларов на человека.Полиция сообщила, что к концу 1980-х сестра Пинг ссужала деньги практически всем в китайском анклаве Фуцзянь.

ФБР узнало о ее операции после ее ареста в 1989 году за попытку подкупа американского офицера, который позволил ей переправить иностранцев в Нью-Йорк из Канады. Следователи обнаружили у нее список безопасных домов для ее клиентов по всему миру. Осужденная за контрабанду, она отсидела четыре месяца в тюрьме, а затем возобновила свой незаконный бизнес. После протестов на площади Тяньаньмэнь в китайской столице Пекине U.С. разрешил эмигрировать дополнительным гражданам Китая, что значительно увеличило контрабандную торговлю сестры Пин, но также вовлекло банды в Гонконге и Нью-Йорке в игру «змееголов». В Нью-Йорке иностранцы, ставшие предметом торговли, которые опаздывали или не могли выплатить гонорар, подвергались пыткам и убийствам.

В начале 1990-х сестра Пинг отмывала доходы от своей деятельности по контрабанде людей, чтобы купить туристическое агентство, магазин одежды, недвижимость и несколько ресторанов в китайском квартале. Она работала на кухне и обслуживала столики в одном ресторане.Между тем, сеть контрабандистов расширилась, включив в нее гангстера из Нью-Йорка, фуцзянца, Ах Кея. Целых двадцать пять кораблей с тысячами людей вышли из Фуцзянь за один короткий период в 1993 году. Одним из них был едва мореходный корабль Golden Venture , который Кей выиграл в игре в покер.

Когда ФБР взяло соратников банды Фук Чин для допроса, они сообщили о преступной деятельности сестры Пинг, и в 1994 году большое жюри предъявило ей обвинение. Сестра Пинг отпустила залог, вернулась в Китай и возобновила там свою сеть контрабандистов.Полиция Гонконга арестовала ее по приказу властей США. Она боролась за экстрадицию, но в 2003 году ее отправили обратно, чтобы предстать перед судом. В зале суда в Нью-Йорке в 2006 году федералы представили дюжину свидетелей из Гватемалы, Канады, Гонконга и США. Сестра Пинг произнесла запутанную речь, заявив, что прокуратура сфабриковала улики против нее. Однако судья Майкл Мукасей отрицал это и упрекал ее за «желание воспользоваться привлекательностью Соединенных Штатов для тысяч других людей и превратить это в свою финансовую выгоду.”

Присяжные признали ее виновной в незаконном ввозе иммигрантов, отмывании денег и торговле доходами от похищения людей. Мукасей наложил на нее максимальное наказание - тридцать пять лет тюрьмы. Наблюдатели сочли это концом катастрофы Golden Venture .

В 2014 году сестра Пинг, «мать всех змееголов», умерла в тюрьме в возрасте шестидесяти пяти лет. В ответ на это иммигрант из провинции Фуцзянь, живущий в китайском квартале, сказал New York Times : «Сестра Пинг была хорошей, честной, и ее теплота тронула всех.”

Мария Личчарди Мария Личчарди, родившаяся в преступном клане Каморра в Италии, поднялась на первое место после ареста ее мужа и двух братьев в 1990-х годах. Некоторые считают, что она все еще имеет влияние, несмотря на тяжелые условия содержания в тюрьме.

Неаполь, Италия, является домом для Каморры, группы сообразительных, безжалостных организованных преступных кланов, которые пытаются работать вместе, но имеют историю смертельных внутренних столкновений. К концу 1990-х, во время кровопролитной вражды между кликами каморры, неаполитанка Мария Личчарди материализовалась как босс одной из крупнейших семей каморры, клана Секондильяно.В 2001 году, скрываясь от закона в течение двух лет, Личчарди попал в составленный итальянской полицией список тридцати самых разыскиваемых преступников страны.

Личчарди родился в 1951 году в районе Секондильяно на севере Неаполя. Некоторые стали считать ее боссом в организованной преступной группировке Каморры с 1993 по 2001 год. Ее восхождение к вершине преступной группировки Каморры произошло, когда женщины вышли на руководящие роли в синдикате, оставленном открытым мужчинами, арестованными, заключенными в тюрьму или убитыми в 1990-е и 2000-е годы.Эта тенденция продолжалась наряду с битвами, выигранными системой уголовного правосудия Италии.

Некоторые жены боссов мафии разрезают и упаковывают кокаин и героин для своих мужей дома, одновременно выполняя традиционные семейные обязанности, такие как приготовление пищи, уборка и воспитание детей. В то время как мужчины в основном имеют дело с насильственной стороной вещей, некоторые из этих женщин способны угрожать и вымогать деньги у жертв, а также заниматься торговлей наркотиками, как и их супруги-мужчины. Личчарди был одним из таких людей.

Она выросла в дружной семье, тесно связанной с синдикатом Каморра. Ее отец был боссом клана. Она захватила власть как «мадрина» (крестная мать) в клане Секондильяно после того, как полиция арестовала двух ее братьев, Пьетро и Винченцо, и ее мужа Антонио Тегеми. Она взяла на себя мантию, чтобы управлять проституцией клана, торговлей наркотиками, контрабандой сигарет, вымогательством и другими рэкетами. Умная и практичная, погруженная в дела Каморры, она общалась с различными мужчинами-боссами Каморры, слушала, дискутировала и действовала наравне с ними.

В конце 1990-х Личчарди завоевал доверие «гуаппо» (боссов) двадцати враждующих преступных группировок Каморры в Неаполе. Она использовала свои навыки переговорщика, чтобы убедить их, что борьба вредна для бизнеса, а единство принесет больше денег для всех и позволит избежать кровопролития. Ее взгляды господствовали в Неаполе. В течение нескольких месяцев в городе не было убийств, связанных с мафией.

Затем началась война между бандами из-за большой партии героина из Стамбула.Кэш не был доработан, слишком силен и представлял смертельную опасность для пользователей. Личчарди отказался от наркотиков и приказал вернуть груз. Соперничающий клан, Ло Руссо, ослушался, выхватил запасы наркотиков и продавал порошок в маленьких мешочках. Как оказалось, героин действительно был слишком чистым для употребления, и почти дюжина наркоманов умерла на улицах города.

Публичность о смерти привела к аресту различных известных местных хулиганов. Хрупкий союз, созданный Личкарди, распался. Соперничающие кланы Каморры начали восстать.За восемь дней они застрелили нескольких человек из ее клана. Один из ее племянников погиб в столкновениях. Личчарди сопротивлялась своими боевиками.

В отместку за несколько дней она якобы убила четырнадцать человек. Полиция считает, что Личчарди командовал смертью около тридцати человек. Ее миниатюрный рост побудил некоторых дать ей прозвище «ла пикколина» или «маленькая». Другие называли ее «принцессой каморры». Тем не менее, она, как и ее коллеги-мужчины, доказала, что приказывает убивать людей.

Неаполитанская полиция пришла за ней с ордером на арест в 1999 году. Полиция провела рейд на собрание тринадцати боссов мафии и арестовала их, но Личчарди ускользнул от полицейских. Она скрывалась, пока в 2001 году полицейские не остановили машину у Неаполя и не узнали ее в ней.

С тех пор Личчарди находится в тюрьме, живя в суровых условиях изоляции от внешнего мира, как того требует итальянский закон для осужденных мафиози. Она выпала из поля зрения, но не из рэкетов своего клана.В 2009 году Анна Мария Заккария, социолог из Неапольского университета имени Федерико II, сказала Associated Press: «Она в тюрьме, но все еще командует».

Джефф Бербанк - специалист по развитию контента Музея мафии. Он является автором четырех книг, в том числе «Вавилон Лас-Вегаса: Истинные истории о блеске, гламуре и жадности», «Лицензия на кражу: система управления игрой в Неваде в эпоху мегасорт » и «Потерянный Лас-Вегас ». Свяжитесь с ним по адресу [email protected]

мафиозных дам: роль женщин в итальянской мафии растет | Культура | Репортажи об искусстве, музыке и образе жизни из Германии | DW

От la dolce vita , сладкой жизни до malavita , преисподней, растущее присутствие женщин ощущается повсюду в Италии.

До недавнего времени это было почти немыслимо. Первая женщина, арестованная за «преступное сообщество», была всего пять лет назад, в 1999 году. Полиции известно, что женщины играют вспомогательную роль в мафии: как матери, жены и дочери они выполняют второстепенные задачи.

Замена запертых мужиков

Иногда женщины даже вмешиваются, чтобы временно управлять делами, когда их мужчин бросают в тюрьму или убивают.

Но новое исследование показывает, что женщины в мафии поднимаются по служебной лестнице и становятся боссами сами по себе. И это говорит о том, что итальянская судебная система должна уделять больше внимания.

Эрнесто Савона из Католического университета Милана, один из авторов доклада, говорит, что преступные организации становятся все более привлекательными для женщин.«Преступные организации меняются. Они производят меньше насилия. Меньше людей убивают в Палермо и Колумбии, а в других - пропорционально количеству убитых ранее. Они трансформируют иерархическую организацию в более гибкую. Это означает, что вы». У нас будет больше женщин на руководящих должностях. Мы называем их «милыми преступными организациями», - сказал он Deutsche Welle.

От тяжких преступлений к финансовым

По мере того, как преступный мир перешел на финансовые преступления, насилие снизилось.Организации также стали менее централизованными.

«То, что женщины занимают руководящие должности в небольшой преступной организации, свидетельствует о ее гибкости и отсутствии иерархии», - объясняет Савона. «Особенно малолетние банды. Иногда можно встретить женщину, которая возглавляет организацию».

Эволюция женщин в криминальном мире в точности такая же, как и у женщин в мире бизнеса.

Пьерлуиджи Винья, возглавляющий итальянское национальное управление по борьбе с мафией, говорит, что в случае политически мотивированных преступлений женщины так же охотно убивают, как и мужчины.Однако женщины-мафии не проявляют особого желания заниматься бизнесом. Исследователи говорят, что это связано с тем, что женщинам труднее оправдать убийство с целью получения прибыли. И их роли отражают эту разницу в ценностях.

«В основном они встречаются в областях, где требуется определенная тонкость, - объясняет Винья, - например, отмывание денег, а не убийства».

Хотя статистики о точном количестве женщин в итальянской мафии нет, исследователи говорят, что арестовывают все больше женщин, занимающих ключевые должности.В апреле 28-летняя сицилийская женщина была признана виновной в владении 50 процентами процветающего бизнеса преступного мира.

Возможно, феминистки имели в виду не такую ​​эмансипацию, но она показывает, что к женщинам в Италии нужно относиться серьезно во всех сферах жизни.

Взлет и падение мафиозных женщин

Так же, как гомеровская королева Итаки, Мария Кампанья на протяжении многих лет лояльно дергала за ниточки в «королевстве» своего заключенного в тюрьму мужа. Но Сальваторе Каппелло не переходил от одного приключения к другому.Он отбывал наказание в условиях особо строгого тюремного режима, предназначенного для мафиози, убийц и террористов.

Фото: CC0 Public Domain

Роль, которую она играла в клане Капелло в тылу, побудила итальянскую прокуратуру назвать расследование «Пенелопой». Один из членов клана описал ее как «женщину с яйцами», согласно записанному разговору.

В январе 2017 года в ходе операции «Пенелопа» 30 человек были привлечены к уголовной ответственности, включая участие в мафии, незаконный оборот наркотиков и вымогательство.

Традиционно жены итальянской мафии должны были воспитывать детей или доставлять сообщения от заключенных в тюрьму боссов членам клана - наследие, которое восходит к середине 1800-х годов.

Но этот стереотип, похоже, быстро исчезает.

Чтобы защитить свои незаконно полученные активы от конфискации, мужчины в последние десятилетия передавали собственность своим женам или сестрам.

Итальянский исследовательский центр TransCrime недавно обнаружил, что, хотя только 2,5% осужденных в Италии за преступления, связанные с мафией, составляли женщины, им принадлежала треть всех активов мафии.

Исследовательский центр также обнаружил, что число женщин-акционеров конфискованных мафией активов в два раза превышало число женщин-владельцев компаний в правовой экономике Италии.

По данным исследования TransCrime, которое до сих пор не опубликовано, среди компаний, конфискованных у мафии Италии, наибольшая доля акционеров принадлежит женщинам в компаниях ресторанного и гостиничного бизнеса (52%). Далее следуют оптовая и розничная торговля (38%), транспорт (37,8%) и строительство (28,5%).

«В частности, в строительном и транспортном секторах женщин-акционеров конфискованных мафией компаний в четыре раза больше, чем в легальной экономике», - сказал исследователь TransCrime Мишель Риккарди.

Для этого есть веские причины, - объяснил Риккарди.

«Они представляют собой идеальных доверенных лиц, потому что обычно у них менее значимая криминальная история, комплексный мониторинг не позволяет их обнаружить, и, если они являются членами семьи, они позволяют клану сохранять контроль над компанией внутри компании, - добавил Риккарди.

«Мафии передают финансовую деятельность женщинам, чтобы защитить себя от конфискации и скрыть истинных бенефициаров активов», - сказала OCCRP Алессандра Дино, профессор судебной социологии Университета Палермо.

От прокси до боссов

Но роль мафиозных женщин больше не просто пассивна.

«В Коза Ностра и Ндрангета есть множество примеров, когда женщины являются ведущими персонажами и очень активно управляют своим семейным бизнесом», - сказал Дино.

Кампанья - не первая женщина, занимающая влиятельное положение в мафиозном клане в Италии, и страницы сегодняшних расследований прокуратуры по борьбе с мафией заполнены именами женщин-мафиози, выступающих в качестве боссов, будь то часть Ндрангета, Коза Ностра или Каморра.

Согласно материалам суда, Мария «Пенелопа» Кампанья пользовалась полным доверием своего мужа. Он уважал ее больше, чем любого из своих коллег-мужчин, поэтому именно она управляла общением между ним и остальной частью клана, когда он был в тюрьме.Она была единственной, кому он доверял лично иметь дело с торговцами из Южной Америки, у которых клан покупал наркотики.

Кроме того, Кампанья был специалистом по «организации сбора значительного количества кокаина в любой гавани, в которую его отправляли», - писали следователи в ордере на арест.

В общем, Кампанья не заменил. Она была начальницей.

Число таких женщин пока невелико, но увеличивается. В 1989 году против женщины было предъявлено только одно обвинение, связанное с мафией.В 1995 году их было 89.

Увеличение связано с изменением подхода прокуратуры к женщинам-преступницам, пояснил Дино.

Жесткое обращение с женщинами-мафиози

Мария Кампанья (Фото: Polizia di Stato) До начала 90-х к преступлению относились по-разному, в зависимости от того, было ли оно совершено женщиной или мужчиной.

«Возьмем, к примеру, незаконное хранение огнестрельного оружия, - сказал Дино. «Читая материалы суда, мы видим, что это часто определялось как« пособничество », если это было сделано женщиной-мафией.”

Человека обвинят в "мафиозном объединении", гораздо более серьезном преступлении.

В течение долгого времени прокуратура и общественность считали, что женщин против их воли подталкивали к преступной деятельности их товарищи-мужчины. Следует также отметить, что в соответствии с кодексами чести, которых придерживаются итальянские мафии, женщина не может пройти формальный ритуал принадлежности к мафии.

Поскольку обычно они не могли официально установить отношения между женщиной и мафиозным кланом, прокуратура обвиняла женщин в преступлениях, которые было легче доказать в зале суда.

«Только после вынесения приговора третьей степени в 1999 году итальянская судебная система признала, что женщина действительно может быть обвинена в преступлениях мафии даже при отсутствии формальной принадлежности», - пояснил Дино.

Ложное освобождение

Некоторые могут рассматривать эту тенденцию как разновидность женской эмансипации в криминальном мире, но Омбретта Инграски, исследователь и автор нескольких книг о роли женщин в итальянской мафии, считает, что это не так.

«Задержание босса-мужчины является основным предварительным условием для того, чтобы женщина обрела значительную и оперативную власть в мафиозном клане», - написала она в интервью по электронной почте.Таким образом, эта власть является «делегированной и временной» и действует только до тех пор, пока босс находится в заключении.

Возьмем случай с Джузи Витале. В 1990-х годах три ее брата возглавляли сицилийский клан Партинико, деревню в 30 км к западу от Палермо. Находясь за решеткой, они решили передать ей контроль над кланом. Она была компетентной, заслуживающей доверия и харизматичной. Она правила Патриникос такой железной рукой, что СМИ окрестили ее «боссом в юбке».

В течение короткого периода, когда она возглавляла мафию до своего ареста, Витале делала все, что делали ее коллеги-мужчины, но как женщине ей никогда не позволяли участвовать в собраниях высокопоставленных членов мафии.

Нунция Гравиано - еще один пример этой псевдоэмансипации.

Ее братья Джузеппе и Филиппо, находчивые боссы клана Коза Ностра в Палермо, отбывали срок за убийство, когда решили поручить своей сестре вести бизнес в их отсутствие.

Гравиано дергала за ниточки, занималась финансами и организовывала отмывание денег из своего укрытия в Ницце на Французской Ривьере. Она была умной, многоязычной, верной читательницей самой известной финансовой газеты Италии, умела пользоваться компьютерами и таблицами.

«Когда Коза Ностра занялась торговлей героином, необходимость отмывания прибыли освободила место для обязанностей, не связанных непосредственно с насилием, и открыла возможности для обязанностей, более подходящих для женщин, чем для мужчин», - пишет Инграши.

Организации нужны бухгалтеры, а не только воспитатели, посыльные и доверенные лица. Женщины также могут быть очень успешными вымогателями, поскольку вымогательство больше зависит от психологии, чем от физического насилия.

Graviano имел решающее значение для благополучия клана.Тем не менее, уважение братьев к ней было ограниченным. Когда они узнали, что она поддерживает отношения с сирийским врачом, они заставили ее прекратить их.

«Какая религия у этого парня?» они спросили ее. «Нет места для развода. Любые отношения должны вести к браку », - заявили они.

В случае Гравиано современность и традиция слились в самое распространенное противоречие сегодняшней мафии.

«Женское состояние, - писал Инграски, - с одной стороны, развивается, а с другой - возвращается назад.”

Новая порода

Особый тюремный режим, известный как 41-бис, оказался эффективным в разрыве цепочки подчинения мафиозных кланов по всей Италии.

Хотя пребывание в тюрьме по-прежнему считается почти обязательным шагом в карьере для молодого будущего мафиози, минимальный контакт с внешним миром, допускаемый жестким режимом, ставит под угрозу авторитет босса.

Это заставило криминальный мир изменить тактику. Вместо того, чтобы быть закаленными в тюрьме, у новобранцев теперь больше шансов получить защиту и держать их подальше от тюремного заключения.Если возможно, их отправляют за границу учиться, изучать иностранные языки и вырастать в заслуживающих доверия белых воротничков: юристов, бухгалтеров, нотариусов.

Таким образом, мафиозных женщин просят больше не выставлять напоказ свое богатство публично, экономя на ярких украшениях, шубах и дорогих автомобилях. Пока их мужья, братья или племянники отбывают наказание, они представляют собой последний оплот кланов для продолжения бизнеса.

Власти хорошо осведомлены об этом новом подходе, который был в центре внимания общенационального учебного мероприятия для итальянской полиции в январе прошлого года.

Самое слабое звено

Связи с мафией сильны и обычно сохраняются на всю жизнь. Но есть одна вещь, которая сильнее этих связей: материнство.

Он все еще может превратить женщин в самое слабое звено.

По мере того, как женщины становятся все более вовлеченными в работу мафии, число женщин, которые становятся осведомителями, также увеличивается. Психически и физически истощенные жизнью, наполненной страхом, кровью и убийствами, мафиози-женщины в конечном итоге сталкиваются с вопросом: действительно ли я хочу эту жизнь для своего ребенка?

Чтобы вытащить своих отпрысков из преступного мира, у женщин есть два варианта: сотрудничать с властями, которые затем помогают им исчезнуть, или исчезнуть сами, что гораздо труднее.

Одной из тех, кто решил обратиться к властям, является Мария, фамилия которой не может быть раскрыта из соображений безопасности.

Мария рассказала OCCRP, что ей было 25 лет, когда она вышла замуж за влиятельного босса Ндрангеты в 1990 году. Позже он был убит в результате вражды между ее семьей и ее родственниками из-за сделки о торговле кокаином.

Его тело было подожжено, а затем скормили свиньям, чтобы скрыть следы убийства, но следственные навыки Ндрангеты остры. Клан ее мужа в отместку убил брата и дядю Марии.

Два года спустя, после моментов невыносимой нерешительности, Мария решила положить конец этой цепи насилия, прежде чем в нее втянули ее дочь.

Мария хорошо знала, кто убил ее брата и дядю. Она знала, как работает бизнес кланов, и кто были ключевыми игроками.

«Я слишком много знала», - сказала она OCCRP. «Я видел слишком много вещей. Я решил сотрудничать с прокуратурой, чтобы спасти жизнь моей дочери и мне ».

После дачи показаний в суде, в ходе которого были уничтожены десятки членов мафии, и годы, проведенные в программе защиты свидетелей, Мария теперь живет новой жизнью в секретном месте под новым именем.Но страх остается постоянным спутником.

«Я иду мертвой женщиной», - призналась она. «Ндрангета никогда не забывает».

Тем не менее, она сказала, что изо всех сил старается вести нормальную жизнь ради своего ребенка. По ее словам, самым важным для нее было то, что «моя дочь теперь счастливая молодая женщина, и я чувствую запах дождя».

Идентичность, терапия и женственность: человечность в мафии

Грейс Анзалоне

«Том, не позволяй никому тебя обмануть.Это все личное, все по делу. Каждый кусок дерьма, который каждый мужчина должен есть каждый день своей жизни, является его личным. Они называют это бизнесом. ОК. Но это чертовски личное. Вы знаете, откуда я этому научился? Дон. Мой старик. Крестный отец."

- Марио Пузо, Крестный отец

С момента дебюта Крестный отец в 1972 году американские кино и телевидение восхищались и романтизировали итальянскую мафию. По мере того как мафия в Америке уменьшилась за последние несколько десятилетий, прославление мафии в СМИ только усилилось, и некоторые из самых просматриваемых фильмов и телешоу сосредоточены, в частности, на итальянской мафии (DeStefano, 2006).Мафия привлекает внимание американской общественности отчасти потому, что действия ее членов выходят за рамки понимания. Хотя базовые ценности организации - лояльность, семья и справедливость - это те, которыми дорожат многие американцы, но что делает мафию такой увлекательной и ужасающей, так это цели, на которые пойдут ее члены, чтобы достичь своих целей. Таким образом, в восприятии мафии американским обществом остается явная двойственность: видение подлых и подлых преступников, которых невозможно искупить, и видение хороших и справедливых героев, которые приносят справедливость в несправедливую политическую систему.

Хотя американские СМИ прославляют мафию в книгах, фильмах и телешоу, в действительности все обстоит иначе. То, что большинство американцев знает как мафию или просто «мафию», на самом деле La Cosa Nostra , сицилийская группа организованной преступности, прибывшая в Америку во время великой волны иммиграции из южной Италии (Guglielmo & Salerno, 2003). «Cosa Nostra» в переводе с итальянского означает «наша вещь», и это, казалось бы, простое название подчеркивает две из самых центральных философий организации: коллективность и секретность. La Cosa Nostra наполняет своих членов коллективным менталитетом и требует неоспоримой приверженности и преданности делу, что подчеркивается тем, что каждый клан называется семьей. Поскольку La Cosa Nostra возникла как альтернативная система правосудия перед лицом коррумпированного и тиранического сицилийского правительства (Dickie, 2005), она придает большое значение молчанию и явно не доверяет любой правительственной власти. Точно так же организация высоко иерархична и централизована, так что у каждого члена есть отдельный ранг и цель.Однако эта культурная среда и набор строгих социальных норм в конечном итоге служат для достижения денег, власти и безопасности для группы.

Примат молчания и секретности в культуре мафии делает клиническое наблюдение и исследования в этой популяции чрезвычайно трудными. Хотя некоторые социологи исследовали машинную организационную структуру организации, они в значительной степени игнорировали человеческую природу мафиози. Хотя они действуют в чрезвычайно опасных условиях и под крайним психологическим давлением, мафиози, их жены и дети имеют отчетливо человеческие способы справиться с этими стрессами и сформировать идентичность в своей среде.Хотя литературы, посвященной изучению личных и межличностных сил в La Cosa Nostra, мало, в дальнейшем эта тема заслуживает большого внимания. Для того, чтобы понять феномен самой мафии, становится необходимым развить более глубокое понимание сил, которые заставляют каждого члена быть склонным к подчинению.

В этом обзоре будет использована клиническая психологическая линза, чтобы исследовать, как люди справляются с причастностью к мафии их собственной и своих родственников. Цель этого обзора - не посочувствовать тем, кто совершает акты насилия, а воплотить в жизнь феномен мафии.Он надеется сместить акцент с прославленного героя и страшных преступников, которых изображают в средствах массовой информации, на людей, действующих в определенной культурной среде. В частности, в этом обзоре есть три исследовательских вопроса: 1) Как мафиози относятся к себе и своей идентичности? 2) Каковы некоторые клинические перспективы психотерапевтического лечения лиц, связанных с мафией? 3) Какова роль женщин в такой системе, в которой явно доминируют мужчины?

Личность мафиози

Чтобы проникнуть во внутреннюю психическую работу среднего члена мафии, нужно сначала исследовать, как он согласовывает свое членство в La Cosa Nostra со своим индивидуальным чувством себя.Каждый человек, воспитанный в традиционной структуре Коза Ностры, черпает свою индивидуальность из миссии организации. Члены рождаются в среде, которая подчеркивает коллективный менталитет с раннего возраста, обучая их полагаться почти исключительно на «полную» семейную ячейку для поддержки (то есть на семью Коза Ностра, к которой он или его семья принадлежит, помимо крови отношения). Из-за этого менталитета члены сообщества Коза Ностра неотделимы от контекста Семьи и сообщества, к которому они принадлежат (Lo Verso & Lo Coco, 2004), и эта групповая идентификация становится неизгладимой частью их идентичности.

Хотя эта сильная групповая идентичность может изначально служить оправданием для людей, совершающих насильственные преступления, это также механизм, который приносит прямую пользу самой мафии. Дино (2012) указывает на семью Коза Ностра как на поставщика идентичности и объясняет, что организация часто активно препятствует индивидуальности, чтобы укрепить свои собственные интересы. Поскольку члены мафии не могут ощутить личную ценность своей собственной жизни, они полностью полагаются на организацию в предоставлении социальной и психологической поддержки.Таким образом, член может чувствовать себя практически неспособным действовать против воли группы; Помимо возможного фатального исхода, чувство неудачи и никчемности, которое приходит с неповиновением, кажется еще хуже.

Конечно, это отсутствие личной идентичности дорого обходится человеку. Идентичность, особенно в мужском мозгу мафии, очень хрупка, так как она зависит от организации, которая систематически совершает насильственные преступления и извращает семейные ценности. Хотя кодексы ценностей мафии подчеркивают преданность семье, эта преданность служит прежде всего для поддержания основы в жизни мафиози, чтобы он мог подходить к своей работе с ясной головой.Крайняя иерархическая природа Коза Ностры подчеркивает отсутствие глубины во взаимоотношениях; член клана с низким рейтингом не имеет права выражать несогласие, что может серьезно подорвать его чувство собственной эффективности (Di Maria & Lo Verso, 2007). Семейные отношения, хотя и являются ценными как для группы, так и для человека, характеризуются не столько любовью, сколько необходимостью.

Хотя межличностная динамика отношений мафии помогает членам функционировать без сильной личной идентичности, хрупкость их внутреннего мира особенно очевидна, когда членство в группе исключено.Члены, потерявшие благосклонность или решившие покинуть La Cosa Nostra, обычно страдают от психосоматических симптомов, часто становятся социально изолированными и могут испытывать чувство вины за совершенные ими преступные действия (Lo Verso & Lo Coco, 2004). Хотя в литературе очень мало исследований образцов мафии или бывшей мафии, существующие клинические наблюдения (Fabj, 2013) сообщают о невероятно высоком уровне самоубийств, депрессии и изоляции.

Клинические перспективы лечения мафии

Изучив несколько существующих клинических интервью с членами мафии и их семьями, исследователи и практики могут получить некоторое представление о человеческой стороне явления, которое кажется по своей сути бесчеловечным.Члены мафии иногда обращаются к психотерапевту, когда они решают покинуть организацию, им больше не разрешают быть членами или заключают в тюрьму (Fabj, 2013; Lo Verso & Lo Coco, 2004). Хотя авторы подчеркивают, что тенденции в психотерапии не обязательно распространяются на всех преступников или даже на всех членов мафии, существующие исследования отметили, что их результаты поразительны по своей последовательности и общности среди пациентов-мафиози. Хотя психотерапевтические успехи у мафиози были умеренно небольшими (Fabj, 2013), их изучение в этой обстановке позволило глубже понять их индивидуальные психические состояния и саму группу.

Ло Версо и Ло Коко (2004) объясняют первоначальную привлекательность участия в Коза Ностра для потенциальных членов. Бывшие участники сообщают, что с юных лет рассматривали мафию как способ обрести гордость, деньги и престиж. Они также отметили, что прежние члены постоянно возвращались к объяснению, что слабость сицилийского правительства открыла путь для уважаемого семейного «благородного» преступника. Семья скрепляет каждый клан, чтобы создать единую организацию, которая наказывает нелояльность смертью и укореняет это, а также ненависть к полиции и потребность в мужских качествах с юных лет (Fabj, 2013).После того, как он получил успешное посвящение, член мафии начинает терять способность различать свои собственные симпатии, цели и врагов и его семью Коза Ностра.

Кроме того, клинические интервью показали, что мораль у членов мафии практически отсутствует. Они не только не испытывали вины за преступления, включая убийство, но и мало кто мог вспомнить, что когда-либо чувствовал страх (Lo Verso & Lo Coco, 2004). Помимо постоянной жажды денег и власти, участники подавляли другие эмоции (например,г., любовь, стыд, сексуальное желание), пока они не решили покинуть мафию. Точно так же сны, наполненные чувством вины, будь то предательство семьи или совершение актов насилия, возникали только после сотрудничества с полицией и отказа от членства (Fabj, 2013). Исследования показывают, что устранение групповой идентичности устраняет основной инструмент, с помощью которого ее члены пытались справиться; без большего осознания цели машинное бесчувствие устраняется и уступает место чувству вины, замешательству и психическому беспорядку (Lo Verso & Lo Coco, 2004).

Хотя терапевтические успехи наблюдались у некоторых мафиози, их члены редко когда-либо возвращались к среднему уровню психологического здоровья. Тем не менее, около 25% участников во время курса психотерапии добились значительных успехов. Интересно, что многие участники, получившие пользу от психотерапии, были искренне связаны с религией (Fabj, 2013). Однако чаще терапия мафиози была медленной, трудной для терапевта и часто бесполезной. Хотя изучение клинической работы иногда показывало значительные изменения и прогресс, существуют большие препятствия на пути терапевтического прогресса в этой популяции (Lo Verso & Lo Coco, 2004).Даже высококвалифицированные психотерапевты могут столкнуться с проблемами (например, опасениями за собственную безопасность, моральным отвращением), которые могут помешать надежде на выздоровление или даже стабильную психику. Тем не менее, психотерапевтическая работа с представителями этой уникальной культуры дает нам существенное представление об истинном действии La Cosa Nostra.

Терапевтические выгоды были значительно выше у супругов и детей членов мафии. Хотя некоторые аспекты жизни мафии, казалось, постоянно снижали чувствительность значительной части бывших членов, «типичная» мораль и индивидуальная идентичность гораздо более заметны у родственников (Di Maria & Lo Verso, 2007).Аналогичным образом было показано, что менее непосредственно вовлеченные родственники имеют более продуктивные отношения с терапевтами, поскольку терапевты могут лучше сопереживать их ситуации, не направляя вину или страх на пациента (Lo Coco & Lo Verso, 2007).

Роль женщин в мафии

Ограниченное исследование терапии женщин, связанных с мафией, показывает, что, хотя Коза Ностра явно принадлежит мужчинам и доминирует над ними, женщины играют обманчиво важную роль.Женщины участвуют в хранении секретов, поэтому, по-видимому, они владеют ключами к центральной миссии мафии (Di Maria & Lo Verso, 2007). Официально женщины существуют, чтобы производить потомство, скреплять семейные союзы и хранить в тайне все секреты, которые они знают. Исследования показывают, что эта традиционная концепция роли женщин в мафии недооценивает их участие. Женщины - высший символ семьи, которая является центральной единицей идентичности мафии. Хотя женщины, связанные с мафией, часто подвергаются эксплуатации и доминированию, брак и материнство обуславливают решающую роль женщины в продвижении миссии организации.

Сила материнской фигуры прямая и косвенная. Непосредственно у матерей есть возможность потворствовать своим сыновьям и навязывать им семейные и мафиозные ценности, часто освобождая их от актов насилия в молодом возрасте. Слабая или, возможно, просто непримиримая мать может не продвигать идею мафии и, таким образом, не может успешно создать идентичность «мы» в своем сыне. Без лояльности, приверженности и предвзятого морального суждения со стороны матери семейный клей организации может развалиться.Таким образом, матери мафии являются наделенными полномочиями жертвами и играют уникальную и важную роль в развитии организации (Di Maria & Lo Verso, 2007).

Женщины в мафии также оказывают влияние на Коза Ностру помимо материнства. Хотя преступления, совершаемые женщинами, часто являются простым отмеченным исключением в литературе о преступности, в которой преобладают мужчины, исследования показывают, что женщины систематически исключаются как из судебных последствий, так и из сферы всеобщего внимания (Dino, 2012). Точно так же, хотя Коза Ностра и непрофессионалы часто рассматривают участие женщин в преступлении как новизну или странный поступок, более низкая частота совершаемых женщинами преступлений, вероятно, обусловлена ​​социальными факторами, а не генетическими или укоренившимися (Dino, 2012).Подчеркивая гражданское убеждение в том, что женщины неспособны брать на себя ответственность за свои действия, количество обвинительных заключений между мужчинами и женщинами-преступниками сильно различается. Возможно, эта вера проистекает из глубоко проникнутого сицилийского патриархата мужей, отцов, судей и политиков (Dino, 2012). Возможно, женщины не обязательно неспособны или не заинтересованы в преступной деятельности, а скорее, их роль преуменьшается как внутри, так и за пределами Cosa Nostra, и любой интерес к «мужскому» бизнесу становится незначительным (Di Maria & Lo Verso, 2007) .

Женщинам, связанным с мафией, часто отводятся традиционные роли, которые образуют различные архетипы в мире Коза Ностры. Эти роли основаны на роли жены и матери, воспитателя и центрального социализатора ценностей. Более того, религиозные функции часто возлагаются на женщин, чтобы они были публичными и, возможно, запутали правоохранительные органы. Наконец, часто женой является узаконивание авторитета мужчины посредством укрепления семейных связей и структуры власти (Di Maria & Lo Verso, 2007).Отклонение женщин от этих традиционных ролей часто игнорируется и, таким образом, удаляется из поля зрения, что частично объясняет их склонность к недопредставленности в мафии.

Поскольку культура мафии считает молчание долгом женщин, трудно определить полную степень ее влияния. Чтобы справиться с женским разнообразием, мужчины-члены стремятся сделать женское влияние невидимым и, следовательно, менее влиятельным. Если группа воспринимается как предприятие, состоящее исключительно из мужчин, она по-прежнему остается предприятием, полностью состоящим из мужчин.Хотя ожидания в отношении структуры, в которой доминируют мужчины, несомненно, отталкивают женщин от участия, Дино (2012) указывает на новую роль «сегодняшней» женщины из Коза Ностры. Несмотря на то, что современная женщина все еще укоренена в традиционных семейных узах, она вовлекается в организацию через свои способности, чтобы выполнить ее миссию. Тем не менее, мужчины в мафии полностью контролируют степень видимости, которую получают современные женщины, что позволяет Cosa Nostra поддерживать уровень женского влияния, который она считает приемлемым (Dino, 2012).

Понимание того, как мафия обращается с женщинами, дает еще одно окно в менталитет и самобытность мафии. Жены, матери и особенно активные члены организации представлены и часто искажаются мафией, управляемой мужчинами. Растущая, но застойная роль женщин подчеркивает тот факт, что женщины часто маргинализируются и недооцениваются в Коза Ностра, потому что миссия требует, чтобы «иностранцам», в данном случае женщинам, отводились традиционные роли и, даже когда они совершают преступление или приносят пользу, они редко признается за это (Дино, 2012).Определенные архетипы женщин разрешены, в то время как другие презираются, а с теми, кто не вписывается в традиционную роль, обращаются как с безумными или недостойными брать на себя ответственность за совершенное ими преступление (Di Maria & Lo Verso, 2007).

Женщины и мужчины представляют противостоящие силы в сицилийском мире организованной преступности. Хотя мужчины, конечно, являются контролерами, их миссия поддерживается не столько их личным достоинством как сильных лидеров или устрашающих боссов, сколько групповыми манипуляциями, частично провозглашаемыми женщинами (Di Maria & Lo Verso, 2007).Идентичность мафиози, похоже, почти полностью зависит от манипулирования другим ресурсом, будь то эмоциональная нормальность, семейная ячейка или отрицание воздействия на женщин для сохранения исключительности и структуры группы.

Список литературы

ДеСтефано, Г. (2007). Предложение, от которого нельзя отказаться: Мафия в сознании Америки . Нью-Йорк: Faber & Faber.

Дики, Дж. (2005). Коза Ностра: история сицилийской мафии . Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан.

Ди Мария, Ф., & Ло Версо, Г. (2007). Женщины и мафия : [роли женщин в структурах организованной преступности]. Нью-Йорк: Спрингер.

Дино, А. (2007). Женщины и мафия: [женские роли в структурах организованной преступности]. Майами, Флорида: Библиотеки Университета Майами.

Fabj, V. (1998). Нетерпимость, прощение и обещание в риторике обращения: итальянские женщины бросают вызов мафии. Ежеквартальный журнал выступлений 84 (2), 190-208.

Гульельмо, Дж., И Салерно, С. (2003). Итальянцы белые? Как устроена гонка в Америке. Нью-Йорк: Рутледж.

Ло Версо, Г. и Ло Коко, Г. (2004). Работа с пациентами участвует в theMafia. Психоаналитическая психология 21 (2), 171-82.

Леа Гарофало была убита своей мафиозной семьей. Теперь она является лицом протестов против мафии.

Первоначально опубликовано 15 июня 2018 года.

Когда Леа Гарофало исчезла, ее дочь Дениз знала, что она мертва.Она также знала, что человек, убивший ее мать, скорее всего, был ее собственным отцом.

Их семья была частью Ндрангеты, ветви итальянской мафии, базирующейся в Калабрии, известной в Италии как «палец ноги». Ли пыталась уйти из той жизни, предлагая полиции информацию в обмен на защиту. Когда в 2009 году она внезапно пропала без вести, Дениз осталась одна с отцом.

«Дениз на самом деле сразу же догадывается, что случилось с ее матерью, но также сразу понимает, что не может этого допустить», - сказал Алекс Перри, автор книги «Хорошие матери: правдивая история женщин, покоривших самых влиятельных людей в мире». Мафия .

Перри рассказала гостевому The Current Иоанне Румелиотис, что Дениз, которой в то время было 17 лет, пришлось «притвориться, что она любит своего отца».

«Она должна притвориться, что согласна с отцом, когда отец говорит:« Твоя мать, должно быть, сбежала в Австралию », - сказал Перри.

«Она хранит ужасную тайну, что знает, что отец убил ее мать».

Новая книга Алекса Перри посвящена Ндрангета - самой могущественной организации итальянской мафии, о которой вы никогда не слышали.(Представлено Харпер Коллинз Канада)

В книге Перри рассматривается Ндрангета, которая, по его словам, является самой могущественной из трех мафий в Италии, опережая Коза Ностру на Сицилии и Каморру в Неаполе.

Перри сказал, что «Ндрангета» зарабатывает от 50 до 100 миллиардов долларов в год, имеет сеть контрабанды оружия и контролирует 70 процентов кокаина в Европе.

Однако он добавляет, что есть причина, по которой вы могли никогда об этом не слышать.

«На самом деле секрет успеха - это секрет его успеха, - сказал Перри, - и он основан на невероятно тесной, клаустрофобной, культовой структуре семьи, которая не изменилась с конца 19 века.«

В этой мафии с женщинами обращаются как с объектами, - сказал он. Девушек выдают замуж молодыми, чтобы сформировать союзы.

« Если ты изменяешь, ты мертв. И это будет ваш отец, или ваш брат, или ваш сын, который убьет вас и, вполне вероятно, растворяет ваше тело в кислоте, чтобы стереть семейный позор ».

Анна Розальба Лаззаро (Представлено Harper Collins Canada)

Спасение от мафии

Ли пыталась сбежать из той жизни.

Она родилась в том, что Перри называл «мафиозной аристократией» в Калабрии, а также в среде насилия, связанного с этим. По словам Перри, ее отец был убит, когда она была младенцем, а в ее маленькой деревне с населением 400 человек за 30 лет было совершено 35 убийств. Он добавил, что Ли хотела уйти с раннего возраста.

В 16 лет она вышла замуж за Карло Коско, человека из фермерской семьи, который, как она считала, увезет ее в Милан. Но Коско скрыл тот факт, что он был мелким контрабандистом кокаина.Для него женитьба на преступной семье, подобной семье Ли, была слишком хорошим продвижением, чтобы сопротивляться.

По мере того, как их брак все глубже затягивал ее в преступный мир, она впала в депрессию и сделала несколько попыток самоубийства, пишет Перри в своей книге.

В 2002 году она сказала итальянской полиции: «На самом деле ты не живешь. Ты просто выживаешь каким-то образом. Ты мечтаешь о чем-то - обо всем - потому что нет ничего хуже этой жизни».

Рождение дочери Дениз весной 1991 года дало Лии то, ради чего ей нужно жить.Когда ее дочери было 10 лет, Леа решила, что не может приговаривать ее к такой же жизни. Она стала лишь второй женщиной, давшей показания против Ндрангеты.

Она сказала Дениз, что у них есть два выбора: либо они могут бежать в Австралию ... либо ей придется помириться с Карло - Алекс Перри

Она вошла в программу защиты свидетелей, но стала параноиком, посещая уроки самообороны. и спит с ножом под подушкой. Они с Дениз годами прятались, не могли работать и переезжали не реже одного раза в год.

«В конце концов, штат испортился… они решили, что доказательства бесполезны, и попытались исключить ее из программы», - сказал Перри.

Ее адвокаты заблокировали ход, но Ли не доверяла их защите.

«Она сказала Дениз, что у них есть два варианта: либо они могут бежать в Австралию и попытаться начать новую жизнь, но для этого потребуются деньги», - сказал Перри.

«Или ей пришлось помириться с Карло».

Карло Коско женился на Леа Гарофало, когда ей было 16 лет, скрывая тот факт, что он был контрабандистом кокаина.(EPA)

Она связалась со своим мужем, и большую часть года он производил впечатление, что хочет ее вернуть. После нескольких месяцев разговоров он пригласил Лею и Дениз на семейный праздник. Они провели в Милане четыре дня, гуляя по городу и каждый вечер обедая всей семьей.

«Карло все подделывал, - сказал Перри. «Все эти четыре дня он велел своей команде убить ее - каждый день они пытались убить ее. Они продолжали лажать, но именно поэтому она была там.«

В последнюю ночь поездки Ли исчезла.

Жизнь с убийцей своей матери

После исчезновения Ли Дениз обратилась в полицию, чтобы подать заявление о пропаже.

Перри пишет, что она сообщила полиции : «Если моя мать пропала, то это, вероятно, потому, что ее убил мой отец».

Затем, пока полиция проводила расследование, она провела год, живя со своим отцом и его семьей, ведя себя так, как будто ничего не произошло.

Публичные похороны Леа Гарофало прошли в 2013 году, через четыре года после ее смерти. (Представлено Харпер Коллинз Канада)

Судьба Ли в конечном итоге была раскрыта, когда один из людей Карло был арестован и сознался. Карло задушил ее шнуром для штор, и его люди отвезли тело на склад за пределами Милана, где они провели несколько дней, растворяя его в кислоте.

В 2012 году Карло был среди шести мужчин, приговоренных к пожизненному заключению за ее убийство. Дениз свидетельствовала против него.

Перри сказал, что смерть Лии изначально не попала в заголовки газет в Италии, где смерть мафиозной женщины не вызывает особого сочувствия. Но когда появилась история о ее смелой попытке покинуть мафию, она стала символом растущего отвращения к организованной преступности в Италии.

Леа Гарофало стала иконой движения против мафии. (Представлено Harper Collins Canada)

«По сей день лицо Ли находится на плакатах и ​​плакатах, которые выставлены на демонстрациях против мафии», - сказал Перри.«В ее честь названы мосты, парки и университетские форумы».

В 2013 году, через четыре года после того, как ее убили, состоялись публичные похороны Ли. Дениз обратилась к толпе.

«Мама, спасибо за все, что ты для меня сделал», - сказала она им.

«Спасибо за то, что подарили мне лучшую жизнь. Все, что произошло, все, что вы сделали, я знаю, что вы все это сделали для меня, и я никогда не перестану благодарить вас за это».

Прослушайте весь разговор в верхней части страницы.


Автор Падрейг Моран. Этот сегмент был спродюсирован Инес Колабрезе из The Current.

Тайные жизни 42 мафиозных женщин, которые сейчас судят в Италии, замешаны в убийствах, оружии и наркотиках

РИМ - Глубоко в сердце Калабрии, одного из самых диких и самых красивых южных регионов Италии, одного из крупнейших судебных процессов над мафией В Италии когда-либо начиналась среда в колл-центре, преобразованном в огромный зал суда, который, по утверждениям властей, может вместить 1000 бандитов, адвокатов и перебежчиков, социально удаленных и находящихся в достаточной безопасности, чтобы предотвратить взрывы бомб.

Клетки по периметру комнаты для некоторых из 355 обвиняемых, связанных с преступным синдикатом Ндрангета, который, по мнению экспертов, в настоящее время является самым могущественным в мире с финансовой мощью Deutsche Bank и McDonald's вместе взятых и годовым оборотом 64 миллиарда долларов, в основном за счет межконтинентальных продаж лекарств. С потолков свисают огромные экраны, где те, кто слишком опасен для того, чтобы попасть из тюрьмы, будут давать показания по видеосвязи в том, что выглядит как массовое собрание мафии. Снаружи здания проходят две проверки безопасности, а также место для тестирования COVID, чтобы попытаться предотвратить превращение этого мегапроба в мероприятие суперпредставителя.

Ожидается, что судебный процесс продлится не менее двух лет и будет включать 42 женщины-мафиози, которым предъявлены обвинения в убийстве, вымогательстве, отмывании денег, торговле оружием и наркотиками. Одна из подозреваемых женщин обвиняется в убийстве за попытку провести вендетту от имени заключенного в тюрьму брата - хотя ей помешали, когда жертва приняла таблетку цианида, - как это часто бывает среди мафиози, которые используют самоубийство, чтобы лишить своих убийц возможности добиться успеха. ударить. Еще одна подозреваемая женщина обвиняется в доставке оружия в Болгарию и хранении тайника в шкафу ее дочери, в котором хранилось полуавтоматическое оружие и ручные гранаты.Трое обвиняются в отмывании денег, четверо - в вымогательстве, а остальные обвиняются в бесчисленном множестве преступлений, включая соучастие в убийстве, торговлю наркотиками и укрывательство беглецов.

Женщины долгое время играли сложную роль в мафиозных организациях Италии - они сразу не могли официально присоединиться к группам, состоящим только из мужчин, но часто все равно обладали огромной властью. Им поручено воспитывать детей, чтобы они росли вне закона, и часто их берут на себя, пока их мужья, отцы или братья находятся в заключении.Тот факт, что 42 женщины предстают перед судом (и еще дюжина заключенных соглашений о признании вины), говорит о серьезности, с которой итальянская судебная система наконец принимает подозреваемых в организованной преступности. В течение десятилетий женщинам давали возможность участвовать в судебных процессах над мафией, считали, что они находятся на периферии или просто недостаточно умны, чтобы участвовать, что позволяло им оставаться незамеченными. Среди других обвиняемых - те, кто известен под прозвищами «Дядя», «Волк», «Толстяк», «Конфетка», «Блонди», «Козочка» и «Вринджер», якобы названных в честь его предпочтительного метода пыток против тех, кто пересекает его или его семью.

Испытание является плодом спецоперации в 2019 году в Германии, Италии, Швейцарии и Болгарии под названием Rinasciata Scott или Rebirth Scott, названной так в честь американского агента DEA и бывшего морского пехотинца Зибена Уильяма Скотта, который был близким другом и сотрудник главного обвинителя процесса Никола Граттери, который считает, что его друг связал точки между колумбийскими картелями и калабрийской мафией Ндрангета. Скотт погиб в дорожно-транспортном происшествии несколько лет назад, и Граттери отдал дань уважения своему американскому другу, которого он встретил в Риме, когда работал в США.С. посольством, назвав в его честь следствие.

Судебный процесс сосредоточен на показаниях Эмануэле Манкузо, одного из самых плодовитых перебежчиков, которых когда-либо производила ндрангета. Сын Луни Манкузо, известный как «Инженер», Эмануэле начал работать с Граттери в 2016 году и был чуть не убит за предательство своей матерью Джованниной дель Веккьо и тетей Розарией Дель Веккьо, которые считали, что вырастили его лучше, чем быть хороший человек.

Когда он впервые начал сотрудничать с Граттери, его партнерша Нэнси Чимирри собиралась родить их дочь, которую с тех пор использовали как своего рода козырную карту, чтобы заставить его отказаться от своих показаний.Чимирри написала письмо своему возлюбленному, пообещав простить его. «Вы можете вернуться, я буду здесь для вас, как и все остальные», - написала она, приложив фотографию своей новорожденной дочери на руках Джузеппе, брата Эмануэля. Это была угроза, что, если он не вернется, он никогда больше не увидит дочь.

Итальянская полиция провела опасную операцию, пытаясь привлечь Чимирри к программе защиты свидетелей и спасти его дочь, но она отказалась. Ребенка забрали, и он живет в приемной семье, но, поскольку Чимирри все еще имеет право посещать его, она все еще находится в руках печально известного крыла Манкузо из Ндрангеты.«Я решил сотрудничать с правосудием в районе ее рождения с надеждой предложить ей другое будущее, вдали от социального и криминального контекста моей принадлежности», - написал Манкузо в письме на прошлой неделе после того, как суд по делам несовершеннолетних не запретил посещения. от матери. «Я намерен выразить свое разочарование и обеспокоенность судьбой моей дочери, которой всего 30 месяцев, потому что, несмотря на печально известные события, связанные с давлением, которому я подвергся в связи с выбранным мной выбором, она, хотя и подвергалась Специальная программа защиты, в действительности, благодаря его матери, поддерживает контакты с «кругами ндрангеты».

Власти знают, что ребенка легко могут похитить и убить за показания, которые Манкузо собирается дать против своей семьи. «В таком событии не может быть чести, не может быть никаких ценностей, не может быть человечности в угрозе такого рода», - недавно сказал Граттери о чрезмерном давлении на своего звездного свидетеля. «В Ндрангете нет чести».

Хотя это не первый судебный процесс против Ндрангеты, это самый крупный. В 2003 году более 200 членов синдиката были признаны виновными в преступлениях, включая убийства, вымогательство и торговлю наркотиками и оружием, в ходе судебного процесса, который узаконил «Ндрангета» как сплоченную организованную группу в антимафиозных кругах.Текущий судебный процесс сравнивают с массовым судебным процессом против сицилийской Коза Ностры в 1980-х годах, в котором 338 человек были осуждены и приговорены в общей сложности к 2665 годам тюремного заключения, что было первым случаем, когда любая организация мафиозного типа предстала перед большим судом. масштаб с сотнями обвиняемых, связанных преступным сообществом. Этот процесс в конечном итоге привел к убийству Джованни Фальконе и Паоло Борселлино, двух прокуроров по борьбе с мафией, которые вели слушания.

Барби Латца Надо - автор готовящейся к выходу книги под названием Крестные матери о женщинах в синдикатах организованной преступности Италии, которая будет опубликована в 2021 году издательством Penguin Random House.

Изменение роли женщин в итальянской мафии с 1945 года

Абстрактные

Опираясь в основном на судебные дела и интервью с пентити (людьми, которые стали доказательства), этот тезис показывает, что роль женщин в итальянской мафии значительно изменилась. изменились с 1945 года. Помимо выполнения своей традиционной роли, в том числе передачи мафии ценности, поощрение вендетты, гарантия мужской чести и участие в организованных браки, женщины начали вовлекаться в преступную деятельность.С помощью исторического подхода этот тезис демонстрирует, что изменения в мафии с точки зрения бизнеса и структуры, и изменения в условиях итальянских женщин были факторы, способствующие вышеуказанному процессу. Этот тезис определяет те исторические конъюнктуры, при которых спрос и предложение на женский труд совпадали в течение последних тридцати лет. годы. С 1970-х гг. Расширение незаконного оборота наркотиков и последующее накопление огромных суммы денег, которые нужно было переработать, побудили мафию нанимать женщин, которые также были заслуживающими доверия и выше подозрений.Потребность мафии в привлечении женщин возникла и в начале 1980-х годов. и в начале-середине 1990-х, когда государство улучшило свою борьбу с мафией. Так много боссы мафии были заключены в тюрьму или ушли в подполье женщины взяли на себя временное руководство позиции. Потребность мафии в работниках совпала с изменениями в женском условий в юридическом мире, что приводит к постепенному исчезновению гендерных барьеров и рост женского образования, что повысило вероятность того, что женщины будут трудоустроены в организованные преступление.Этот тезис утверждает, что новое участие женщин в мафии не было результатом уступка равенства на мафиозном рынке труда. Общие индикаторы, такие как сохранение патриархальных отношений и экономическая зависимость женщин, временная распределение полномочий женщинам в периоды чрезвычайных ситуаций, использование женского труда в низком профильные рабочие места и исключение женщин из возможностей карьерного роста предполагают, что увеличение публичное присутствие женщин в мафии, помимо поддержки и личных ролей, было результат процесса "псевдоэмансипации" женщин.

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *