Село даргавс – Северная Осетия: Даргавс — город мёртвых и Кармадонское ущелье

Даргавс – «город мертвых»

Небольшое горное село Даргавс располагается в Пригородном районе Северной Осетии. По меркам местных жителей, долина, в которой стоит село, – настоящий фешенебельный курорт со спокойными реками, пологими склонами ущелий и бескрайними ровными землями, пригодными для строительства домов и выпаса скота.

Небольшое горное село Даргавс располагается в Пригородном районе Северной Осетии. По меркам местных жителей, долина, в которой стоит село, - настоящий фешенебельный курорт со спокойными реками, пологими склонами ущелий и бескрайними ровными землями, пригодными для строительства домов и выпаса скота. Однако вовсе не этим прославился Даргавс, прозванный «Городом мёртвых». Селение Даргавс богато различными архитектурными и историческими памятниками, а особенно некрополем 14 - 18 веков, состоящим из 97 склепов разного вида. Почти сотня мрачных склепов находится всего в километре от села, тогда как местные жители относятся к могилам без особого трепета - для них некрополь является привычной частью обыденного пейзажа.



История села Даргавс и некрополя

Как показывают раскопки, Даргавское ущелье начали обживать аланы ещё в 8 - 9 веках нашей эры. Как гласит давнее осетинское предание, именно в этой местности жил легендарный правитель - царевич Тага, который является мифическим предком «высшего сословия» в Осетии. Помимо этого посёлок стал родиной самым влиятельным фамилиям республики - Кануковым и Мамсуровым. Здесь даже сохранилась высокая башня Мамсуровых, остающаяся на сегодняшний день самой высокой в Осетии. Ранее именно через Даргавс была проложена дорога в Грузию, на которой местные феодалы не гнушались собирать с проезжавших караванов дань и даже грабить их. Об этих событиях свидетельствуют записи исследователей, изучавших Кавказ с 18-ом веке.

После того, как в 1763-ем году был основан город Моздок, некоторые жители Даргавса решили переселиться в равнину. Из-за вспыхнувшей тогда эпидемии чумы, которая продолжала бушевать вплоть до 19-го века, количество горцев резко сократилось, что привело к прекращению оттока жителей в долину. В середине 19-го века во время восстания в Осетии, жители этого села смогли оказать уверенное сопротивление российским войскам генерала Абхазова, но сопротивление было подавлено российской стороной. Во время военной операции родовые башни Даргавса была взорваны, а много жителей погибло.

Неподалёку от посёлка на каменистом и крутом склоне горы Раминыранг расположится другой Даргавс - «Город мёртвых». Это не метафора - город и правда мёртвый, а все местные обитатели и правда мертвецы, ведь речь идёт о некрополе из почти сотни родовых склепов, где осетины с 14-го века хоронили своих усопших. О возникновении этих захоронений в Осетии существует легенда. Она гасит, что в незапамятные времена в этой местности жила прекрасная девушка, в которую влюблялись все мужчины. Каждый мечтал, чтобы она принадлежала ему одному, и ради этой цели был готов пойти даже на убийство. Мужчины своими силами не смогли решить, кто же станет мужем прекрасной девушке, и обратились за мудрым советом к старейшинам. Однако когда старики увидели девушку, то забыли о мудрости и сами воспылали к ней страстью. Драки и ругань за право обладания красавицей вспыхнули с новой силой, пока мужчинам не пришла мысль: «нет девушки - нет проблемы». Старейшины решили убить красавицу, но и это не принесло спокойствия, а на мужчин было наложено проклятие - они стали разлагаться живьём. Бедняги хотели спрятаться и излечиться от напасти, но ничего не помогало. Проклятых пытались хоронить заживо, но и земля их не принимала, выбрасывая назад. Тогда и было решено соорудить каменные склепы и поместить проклятых туда. Так и образовался «Город мёртвых».



Особенности некрополя в Даргавсе

Покойников в те далёкие времена, действительно, не закапывали в землю, а просто вносили в склеп через окно и укладывали там. Затем окно закрывали специальным деревянным щитом. Таким образом, внешне местные склепы представляют собой небольшие каменные домики с крышей в форме пирамиды. Однако наземная часть - это только верхушка склепа, под которой может находиться глубокая, на несколько метров, яма. 

Подобные «мёртвые дома» служили в те давние времена ещё и своеобразными мерами карантина. Как свидетельствуют исторические хроники, в разгар эпидемии чумы, семьи, поражённые этим страшным заболеванием, закрывались в своих семейных склепах, где коротали свои последние дни. Судя по размеру «Города мёртвых», Даргавс тогда был крупным селением, в котором жило достаточно богатых семейств, способных позволить себе большие и «богатые» склепы. Традиция хоронить мёртвых в склепах сохранялась в Осетии до конца 18-го века, когда Кавказ присоединили к России. Тогда на законодательном уровне власти запретили наземный способ захоронений из-за опасений распространения эпидемии.

Подобные склепы сегодня можно увидеть не только в Даргавсе, но и многих других старинных осетинских сёлах. Тем не менее, даргавский некрополь по праву считается одним из наиболее крупных и масштабных во всей республике. «Город мёртвых» расположен на пересечении Кобанского и Даргавского ущелий - это место было удачно выбрано не только из соображений ритуальных погребений, но и со стратегической точки зрения. Над захоронениями возвышалась сторожевая башня Аликовых, с вершины которой отлично были видны все подступы к селению. На сегодняшний день эта башня стоит на прежнем месте, и туристы могут подняться на неё и насладиться открывающимся видом.

Те, кто видел склепы этого осетинского селения, подчёркивают и некое сходство с камбоджийским храмовым комплексом Ангкор. Об азиатских святынях напоминают схожие ступенчатые силуэты крыш, характерные для осетинских захоронений. Одной из местных загадок, которая до сих пор не даёт покоя учёным, являются массивные деревянные ладьи, выдолбленные из целых стволов деревьев, в которые уложены некоторые тела. В окрестностях Даргавса нет и не было ни одной судоходной реки. Кроме того, у местных и соседних народов нет ни одного аналогичного обычая и традиций хоронить покойников в лодках. Помимо лодок, в склепах Даргавса нахо

Даргавс. "Городок мертвых" — Потерянная Осетия

Происхождение названия селения имеет несколько объяснений — осет. дуаргæс («привратник или защитник ущелья»), либо от осет. даргъ («длинный») + фæз («поляна»). Местность где располагается селение была заселена в давние времена, с эпохи бронзы, здесь обнаружено большое количество археологических памятников, в том числе аланский могильник конца I тысячелетия н. э. Даргавс был одним из главных центров формирования Тагаурского горного общества, согласно историческим и генеалогическим преданиям здесь жил «царевич Тага» (Тагаур), родоначальник родов и фамилий, относившихся к высшему сословию Восточной Осетии. Из Даргавса происходят многие знатные (алдарские) фамилии: Кудаковы, Тхостовы, Мамсуровы, Тулатовы, Аликовы, Кануковы. Особенно влиятельными были Кануковы и Мамсуровы, которые владели лучшими земельными участками вблизи селения и имели право на охрану Даргавского ущелья. Самые знатные фамилии Даргавса основывали в ближайших ущельях новые аулы, так например Кануковы основали селение Верхний Кобан, которое известно на весь мир своими археологическими памятниками эпохи бронзы, давшими название древнейкобанской культуре. Позднее Тулатовыми основано селение Нижний Кобан. Пересление части жителей селения на равнину началось после основания в 1763 году Моздока. В 1830 году во время восстания в Осетии в Даргавс ворвались царские войска под командованием генерала Абхазова. Множество жителей было убито, разрушено несколько башен. Руководители восстания были сосланы в Сибирь. В настоящее время постоянное население практически отсутствует, что связано со сходом ледника Колка в сентябре 2002 года (в результате схода ведущая в село дорога была разрушена, и Даргавс остался без связи с внешним миром).На июнь 2011 единственная дорога в Даргавс, через 14-ти километровый горный серпантин, который начинается в Фиагдонском ущелье.

 

 

Совсем рядом от осетинского селения Даргавс, в долине реки Мидаграбиндон, на юго-западе горы Чиджитыхох расположен исторический памятник «Город мертвых» - комплекс, состоящий из 99 надземных двух- и четырехэтажных каменных склепов. Местное название этого хребта - Рабиныраг. Эти памятники материальной культуры, относящиеся к XIV-XVIII векам, имеют важное начение для изучения далекого прошлого осетинского народа, его истории, быта и исскуства.В горных селениях Осетии сооружались склепы в виде надземных фамильных усыпальниц для коллективных захоронений. 

у местных жителей сохранилась память об эпидемии чумы, бушевавшей в горных ущельях на рубеже XVIII и XIX веков и унесшей жизни десятков тысяч людей. Вымирали целые семьи. В результате население Осетии сократилось с 200 тысяч в конце XVIII века до 16 тысяч к середине XIX века. Осетины как народность оказались на грани вымирания.

Дурная слава "города мертвых" заставляла даже современных исследователей относиться к работам в Даргавском ущелье с осторожностью. "В 1967 году мы впервые отправились туда на раскопки, - рассказывает Владимир Кузнецов. - На тот момент медицина не могла нам дать точный ответ на вопрос, живут ли в "городе мертвых" возбудители чумы. Поэтому пришлось делать специальные пробы, которые, к счастью, показали их отсутствие. Но даже это не давало полной гарантии безопасности. Практически все участники экспедиции предпочитали работать в резиновых перчатках. А те, кто бравировал, работая голыми руками, считались смельчаками".

«Предки современных жителей Даргавса знали единственный способ, как можно приостановить эпидемию», - рассказывает Петр Козаев, заведующий отделом археологии и этнографии Северо-Осетинского государственного объединенного музея истории, архитектуры и литературы.

Чтобы не заразить своих соседей, больные целыми семьями, с детьми на руках уходили в заранее построенные склепы, где и умирали. Те, кто оставался здоровым, покидали ущелье.

У осетин традиции, обычаи и поверья живут очень долго. Может быть, поэтому дурная слава Даргавса как опасного, зачумленного места сохранилась и по сей день.

При изучении захоронений было найдено немало различных предметов, относящихся к разным историческим эпохам. Самые удивительные из них - это "лодки". Во многих захоронениях останки лежали в выдолбленных из дерева колодах, которые по своему виду напоминали лодку, ладью. Погребение в ладье - факт, не отмеченный у соседних народов. Ладьи находили в Даргавсе неоднократно, а около одной из них было даже положено... весло! Зачем оно в заоблачной выси, где самые крупные речные потоки абсолютно несудоходны?

Конечно, дело не в судоходстве. "Плавать на ладье в Даргавсе негде, - говорит доктор исторических наук Владимир Кузнецов. - Объяснение этой загадке нужно искать в каком-то неизвестном нам, еще не изученном и не раскрытом древнем культе, сохранившемся у осетин чуть ли не до нашего времени. Поневоле вспоминается мифическая река подземного царства Стикс, через которую души умерших переправляет на ладье перевозчик Харон. Возможно, есть какая-то внутренняя связь между этими античными мифами и погребениями в ладьях "города мертвых".

Раскопки помогли составить богатую коллекцию предметов быта, которая позволила узнать много нового о культуре осетин. Полторы тысячи предметов - среди них ювелирные украшения, оружие, одежда - были найдены в Даргавском ущелье. В последний путь осетины брали и вещи, привезенные из других мест: восточные ткани, табакерки, грузинскую и дагестанскую керамику и даже русскую стеклянную посуду. Благодаря обнаруженным вещам археологи смогли установить период, когда в "городе мертвых" появились первые склепы. Скорее всего это начало XVII века. Это время, когда в Осетию вторгся персидский шах Аббас I, пересекший ее с востока на запад до Алагирского ущелья. А последние захоронения относятся к 30-м годам XIX века, когда начался процесс переселения горцев на равнину.

Кто живёт в «городах мёртвых» Кавказа?

«С любовью смотрите на нас. Мы были такие, как вы, вы будете такие, как мы».
(Осетинское изречение на склепе в «Городе мёртвых» Даргавс)


Маленькие склепы в горах становились последним прибежищем, в котором горцы доживали свои дни. Людей убивала даже не чума, из-за которой они добровольно изолировали себя от близких, а чаще обыкновенное истощение. Односельчане какое-то время приносили им воду и пищу, пока кто-то еще забирал её с каменного подоконника. А потом умирали и они. Людей в каменных склепах становилось больше, чем в жилых домах неподалёку. Города мёртвых ширились и прирастали новыми усыпальницами... В те страшные годы болезнь в одной только Осетии унесла жизни 92% населения.

склепы, чума, кавказ, эльтюбю, захоронения, даргавс


В горах Северного Кавказа, особенно в Осетии, Ингушетии и Кабардино-Балкарии во многих местах можно встретить небольшие одноэтажные каменные строения с остроконечной крышей и маленьким окошком посередине. Нет, это не домики горцев-отшельников. Это мавзолеи XIII—XVIII века, в которых покоятся целые поколения одного рода, как правило, знатного.

склепы, чума, кавказ, эльтюбю, захоронения, даргавс

Каждый склеп внутри состоит из нескольких ярусов, организованных деревянными настилами. В одной усыпальнице иной раз находили останки более 100 человек. Когда весь ярус заполнялся телами, их опускали вниз, освобождая место для новых погребений.

склепы, чума, кавказ, эльтюбю, захоронения, даргавс

Умершего, принесённого на специальных носилках, после исполнения погребальных обрядов, втаскивали через отверстие внутрь склепа и укладывали на деревянный настил. Покойника облачали в саван или бурку, либо оставляли совсем без одежды. Иногда голову обматывали плотной тканью, а глазницы и рот затыкали куском материи. Обычно руки вытягивали вдоль туловища, но встречаются варианты и с согнутым локтем, когда рука лежит на груди.

склепы, чума, кавказ, эльтюбю, захоронения, даргавс

После очередного погребения  отверстие склепа закрывали деревянным щитом-ставней и запирали на замок. Но до настоящего времени они не сохранились.

склепы, чума, кавказ, эльтюбю, захоронения, даргавс

Во некоторых склепах останки покоятся в выдолбленных из дерева колодах, напоминающих лодку или ладью. А возле одной из таких лодок вообще было найдено весло. И это при том, что ни одна из местных горных рек не является судоходной.

склепы, чума, кавказ, эльтюбю, захоронения, даргавс

Объяснением этой загадки мог бы служить еще не раскрытый древний культ, сохранившийся у осетин практически до современности. Какие-то параллели можно провести с греческой мифологией и рекой подземного царства Стикс, через которую души усопших пер

Даргавс – «город мертвых»

Небольшое горное село Даргавс располагается в Пригородном районе Северной Осетии. По меркам местных жителей, долина, в которой стоит село, – настоящий фешенебельный курорт со спокойными реками, пологими склонами ущелий и бескрайними ровными землями, пригодными для строительства домов и выпаса скота.

Небольшое горное село Даргавс располагается в Пригородном районе Северной Осетии. По меркам местных жителей, долина, в которой стоит село, - настоящий фешенебельный курорт со спокойными реками, пологими склонами ущелий и бескрайними ровными землями, пригодными для строительства домов и выпаса скота. Однако вовсе не этим прославился Даргавс, прозванный «Городом мёртвых». Селение Даргавс богато различными архитектурными и историческими памятниками, а особенно некрополем 14 - 18 веков, состоящим из 97 склепов разного вида. Почти сотня мрачных склепов находится всего в километре от села, тогда как местные жители относятся к могилам без особого трепета - для них некрополь является привычной частью обыденного пейзажа.



История села Даргавс и некрополя

Как показывают раскопки, Даргавское ущелье начали обживать аланы ещё в 8 - 9 веках нашей эры. Как гласит давнее осетинское предание, именно в этой местности жил легендарный правитель - царевич Тага, который является мифическим предком «высшего сословия» в Осетии. Помимо этого посёлок стал родиной самым влиятельным фамилиям республики - Кануковым и Мамсуровым. Здесь даже сохранилась высокая башня Мамсуровых, остающаяся на сегодняшний день самой высокой в Осетии. Ранее именно через Даргавс была проложена дорога в Грузию, на которой местные феодалы не гнушались собирать с проезжавших караванов дань и даже грабить их. Об этих событиях свидетельствуют записи исследователей, изучавших Кавказ с 18-ом веке.

После того, как в 1763-ем году был основан город Моздок, некоторые жители Даргавса решили переселиться в равнину. Из-за вспыхнувшей тогда эпидемии чумы, которая продолжала бушевать вплоть до 19-го века, количество горцев резко сократилось, что привело к прекращению оттока жителей в долину. В середине 19-го века во время восстания в Осетии, жители этого села смогли оказать уверенное сопротивление российским войскам генерала Абхазова, но сопротивление было подавлено российской стороной. Во время военной операции родовые башни Даргавса была взорваны, а много жителей погибло.

Неподалёку от посёлка на каменистом и крутом склоне горы Раминыранг расположится другой Даргавс - «Город мёртвых». Это не метафора - город и правда мёртвый, а все местные обитатели и правда мертвецы, ведь речь идёт о некрополе из почти сотни родовых склепов, где осетины с 14-го века хоронили своих усопших. О возникновении этих захоронений в Осетии существует легенда. Она гасит, что в незапамятные времена в этой местности жила прекрасная девушка, в которую влюблялись все мужчины. Каждый мечтал, чтобы она принадлежала ему одному, и ради этой цели был готов пойти даже на убийство. Мужчины своими силами не смогли решить, кто же станет мужем прекрасной девушке, и обратились за мудрым советом к старейшинам. Однако когда старики увидели девушку, то забыли о мудрости и сами воспылали к ней страстью. Драки и ругань за право обладания красавицей вспыхнули с новой силой, пока мужчинам не пришла мысль: «нет девушки - нет проблемы». Старейшины решили убить красавицу, но и это не принесло спокойствия, а на мужчин было наложено проклятие - они стали разлагаться живьём. Бедняги хотели спрятаться и излечиться от напасти, но ничего не помогало. Проклятых пытались хоронить заживо, но и земля их не принимала, выбрасывая назад. Тогда и было решено соорудить каменные склепы и поместить проклятых туда. Так и образовался «Город мёртвых».



Особенности некрополя в Даргавсе

Покойников в те далёкие времена, действительно, не закапывали в землю, а просто вносили в склеп через окно и укладывали там. Затем окно закрывали специальным деревянным щитом. Таким образом, внешне местные склепы представляют собой небольшие каменные домики с крышей в форме пирамиды. Однако наземная часть - это только верхушка склепа, под которой может находиться глубокая, на несколько метров, яма. 

Подобные «мёртвые дома» служили в те давние времена ещё и своеобразными мерами карантина. Как свидетельствуют исторические хроники, в разгар эпидемии чумы, семьи, поражённые этим страшным заболеванием, закрывались в своих семейных склепах, где коротали свои последние дни. Судя по размеру «Города мёртвых», Даргавс тогда был крупным селением, в котором жило достаточно богатых семейств, способных позволить себе большие и «богатые» склепы. Традиция хоронить мёртвых в склепах сохранялась в Осетии до конца 18-го века, когда Кавказ присоединили к России. Тогда на законодательном уровне власти запретили наземный способ захоронений из-за опасений распространения эпидемии.

Подобные склепы сегодня можно увидеть не только в Даргавсе, но и многих других старинных осетинских сёлах. Тем не менее, даргавский некрополь по праву считается одним из наиболее крупных и масштабных во всей республике. «Город мёртвых» расположен на пересечении Кобанского и Даргавского ущелий - это место было удачно выбрано не только из соображений ритуальных погребений, но и со стратегической точки зрения. Над захоронениями возвышалась сторожевая башня Аликовых, с вершины которой отлично были видны все подступы к селению. На сегодняшний день эта башня стоит на прежнем месте, и туристы могут подняться на неё и насладиться открывающимся видом.

Те, кто видел склепы этого осетинского селения, подчёркивают и некое сходство с камбоджийским храмовым комплексом Ангкор. Об азиатских святынях напоминают схожие ступенчатые силуэты крыш, характерные для осетинских захоронений. Одной из местных загадок, которая до сих пор не даёт покоя учёным, являются массивные деревянные ладьи, выдолбленные из целых стволов деревьев, в которые уложены некоторые тела. В окрестностях Даргавса нет и не было ни одной судоходной реки. Кроме того, у местных и соседних народов нет ни одного аналогичного обычая и традиций хоронить покойников в лодках. Помимо лодок, в склепах Даргавса находили и ро

Даргавс — Википедия (с комментариями)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Дарга́вс (осет. Дæргъæвс) — село в Пригородном районе Северной Осетии-Алании. Село Даргавс является административным центром Даргавского сельского поселения (село Даргавс, село Фазикау, село Ламардон, село Джимара, село Какадур).

Этимология

Происхождение названия селения имеет несколько объяснений — осет. дуаргæс («привратник или защитник ущелья»), либо от осет. даргъ («длинный») + фæз («поляна»).[2]

География

Расположен в центре горной долины, длиной 17 км.

История

Местность, где располагается селение была заселена в давние времена, с эпохи бронзы, здесь обнаружено большое количество археологических памятников, в том числе аланский могильник конца I тысячелетия н. э.К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1910 дней] Даргавс был одним из главных центров формирования Тагаурского общества, согласно историческим и генеалогическим преданиям здесь жил царевич Тага, родоначальник родов и фамилий, относившихся к высшему сословию Восточной Осетии.

Из Даргавса происходят многие знатные (алдарские) фамилииК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1315 дней]: КудаковыК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2236 дней], Тхостовы, Мамсуровы, Тулатовы, Аликовы, Кануковы. Особенно влиятельными были Кануковы и Мамсуровы, которые владели лучшими земельными участками вблизи селения и имели право на охрану Даргавского ущелья. Самые знатные фамилии Даргавса основывали в ближайших ущельях новые аулы, так например Кануковы основали селение Верхний КобанК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 1910 дней]. Позднее Тулатовыми основано селение Нижний Кобан.

Переселение части жителей селения на равнину началось после основания в 1763 году Моздока. В 1830 году во время восстания в Осетии в Даргавс ворвались царские войска под командованием генерала Абхазова. Множество жителей было убито, разрушено несколько башен. Руководители восстания были сосланы в Сибирь.

В настоящее время население сокращается, что связано со сходом ледника Колка в сентябре 2002 года. На июнь 2011 единственная дорогаК:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)[источник не указан 2503 дня] в Даргавс, через 14-ти километровый горный серпантин, который начинается в Куртатинском ущелье.

Население

Численность населения
2010[3]
155

Архитектурные памятники

К:Википедия:Статьи без источников (тип: не указан)

Селение очень богато различными архитектурными памятниками, особенно известно боевыми башнями и «городом мёртвых» (осет. Дæргъæвсы зæппæдзтæ), состоящим из 97 склепов различного типа. На берегу реки Уаллагдон находится башня (осет. мæсыг) Мамсуровых, высотой 16 м, несмотря на то что верхняя часть башни разрушена, она впечатляет своими размерами и безукоризненным качеством кладки. Арочный вход располагается на высоте 2 м; в случае опасности люди поднимались по приставной деревянной лестнице, втаскивали её за собой, запирая вход окованной железом дверью. Башня Мамсуровых является ярким примером осетинского каменного зодчества, строительство подобных башен могли себе позволить только самые обеспеченные фамилии.

Башня Аликовых возвышается над «городом мёртвых», в километре от селения, на склоне горы Раминыраг. Масыг имеет четыре балкончика (машикуля). Эта башня контролировала подступы к Даргавсу со стороны Геналдонского ущелья. Известна также под названием башня Бадтиевых, захвативших башню позднее. Башня сильно пострадала в результате землетрясения в 1923 году.

На восточной окраине аула расположена жилая башня Дегоевых, рядом с которой обнаружены руины боевой башни Дегоевых. Жилая башня Дегоевых представляла собой хорошо защищённый дом-крепость, внутри которой находились: очаг, над которым висела цепь, резное деревянное кресло для старшего мужчины (хистæр), низкие трехногие столики для еды (фынг), выдолбленная из ствола дерева кадушка для воды, деревянные самодельные кровати, лавка, на полках расставлялась деревянная и глиняная посуда, на стене почётное место занимало холодное и огнестрельное оружие.

В Даргавсе также существуют в различной степени сохранности следующие памятники архитектуры: комплекс Тароевых, замок (галуан) Сахмановых, башня Джибиловых, жилая башня Сасиевых, башня и ганах Байматовых а также множество других памятников неустановленной принадлежности.

Напишите отзыв о статье "Даргавс"

Примечания

  1. [oktyabrskoe.osetia.ru/ams_s.html Глава АМС]
  2. Цагаева А. Д. Топонимия Северной Осетии Ч.2. — Орджоникидзе, 1975.
  3. osetstat.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_ts/osetstat/resources/9c255c004f0a3da4b34bb322524f7e0f/Численность+населения+гор.+округов%2C+мун.+районов%2C+гор.+и+сел.+поселений+и+населенных+пунктов.xls Итоги Всероссийская перепись населения 2010 года по РСО-Алания. Численность населения городских округов, муниципальных районов, городских и селельских поселений и населённых пунктов

Галерея

Ссылки

  • [ottenki-serogo.livejournal.com/334690.html Город 10 000 мертвецов]
  • [www.ossetia.ru/news/dargavs Даргавс сегодня]

Отрывок, характеризующий Даргавс

Шестые, бенигсенисты, говорили, напротив, что все таки не было никого дельнее и опытнее Бенигсена, и, как ни вертись, все таки придешь к нему. И люди этой партии доказывали, что все наше отступление до Дриссы было постыднейшее поражение и беспрерывный ряд ошибок. «Чем больше наделают ошибок, – говорили они, – тем лучше: по крайней мере, скорее поймут, что так не может идти. А нужен не какой нибудь Барклай, а человек, как Бенигсен, который показал уже себя в 1807 м году, которому отдал справедливость сам Наполеон, и такой человек, за которым бы охотно признавали власть, – и таковой есть только один Бенигсен».
Седьмые – были лица, которые всегда есть, в особенности при молодых государях, и которых особенно много было при императоре Александре, – лица генералов и флигель адъютантов, страстно преданные государю не как императору, но как человека обожающие его искренно и бескорыстно, как его обожал Ростов в 1805 м году, и видящие в нем не только все добродетели, но и все качества человеческие. Эти лица хотя и восхищались скромностью государя, отказывавшегося от командования войсками, но осуждали эту излишнюю скромность и желали только одного и настаивали на том, чтобы обожаемый государь, оставив излишнее недоверие к себе, объявил открыто, что он становится во главе войска, составил бы при себе штаб квартиру главнокомандующего и, советуясь, где нужно, с опытными теоретиками и практиками, сам бы вел свои войска, которых одно это довело бы до высшего состояния воодушевления.
Восьмая, самая большая группа людей, которая по своему огромному количеству относилась к другим, как 99 к 1 му, состояла из людей, не желавших ни мира, ни войны, ни наступательных движений, ни оборонительного лагеря ни при Дриссе, ни где бы то ни было, ни Барклая, ни государя, ни Пфуля, ни Бенигсена, но желающих только одного, и самого существенного: наибольших для себя выгод и удовольствий. В той мутной воде перекрещивающихся и перепутывающихся интриг, которые кишели при главной квартире государя, в весьма многом можно было успеть в таком, что немыслимо бы было в другое время. Один, не желая только потерять своего выгодного положения, нынче соглашался с Пфулем, завтра с противником его, послезавтра утверждал, что не имеет никакого мнения об известном предмете, только для того, чтобы избежать ответственности и угодить государю. Другой, желающий приобрести выгоды, обращал на себя внимание государя, громко крича то самое, на что намекнул государь накануне, спорил и кричал в совете, ударяя себя в грудь и вызывая несоглашающихся на дуэль и тем показывая, что он готов быть жертвою общей пользы. Третий просто выпрашивал себе, между двух советов и в отсутствие врагов, единовременное пособие за свою верную службу, зная, что теперь некогда будет отказать ему. Четвертый нечаянно все попадался на глаза государю, отягченный работой. Пятый, для того чтобы достигнуть давно желанной цели – обеда у государя, ожесточенно доказывал правоту или неправоту вновь выступившего мнения и для этого приводил более или менее сильные и справедливые доказательства.
Все люди этой партии ловили рубли, кресты, чины и в этом ловлении следили только за направлением флюгера царской милости, и только что замечали, что флюгер обратился в одну сторону, как все это трутневое население армии начинало дуть в ту же сторону, так что государю тем труднее было повернуть его в другую. Среди неопределенности положения, при угрожающей, серьезной опасности, придававшей всему особенно тревожный характер, среди этого вихря интриг, самолюбий, столкновений различных воззрений и чувств, при разноплеменности всех этих лиц, эта восьмая, самая большая партия людей, нанятых личными интересами, придавала большую запутанность и смутность общему делу. Какой бы ни поднимался вопрос, а уж рой этих трутней, не оттрубив еще над прежней темой, перелетал на новую и своим жужжанием заглушал и затемнял искренние, спорящие голоса.
Из всех этих партий, в то самое время, как князь Андрей приехал к армии, собралась еще одна, девятая партия, начинавшая поднимать свой голос. Это была партия людей старых, разумных, государственно опытных и умевших, не разделяя ни одного из противоречащих мнений, отвлеченно посмотреть на все, что делалось при штабе главной квартиры, и обдумать средства к выходу из этой неопределенности, нерешительности, запутанности и слабости.
Люди этой партии говорили и думали, что все дурное происходит преимущественно от присутствия государя с военным двором при армии; что в армию перенесена та неопределенная, условная и колеблющаяся шаткость отношений, которая удобна при дворе, но вредна в армии; что государю нужно царствовать, а не управлять войском; что единственный выход из этого положения есть отъезд государя с его двором из армии; что одно присутствие государя парализует пятьдесят тысяч войска, нужных для обеспечения его личной безопасности; что самый плохой, но независимый главнокомандующий будет лучше самого лучшего, но связанного присутствием и властью государя.
В то самое время как князь Андрей жил без дела при Дриссе, Шишков, государственный секретарь, бывший одним из главных представителей этой партии, написал государю письмо, которое согласились подписать Балашев и Аракчеев. В письме этом, пользуясь данным ему от государя позволением рассуждать об общем ходе дел, он почтительно и под предлогом необходимости для государя воодушевить к войне народ в столице, предлагал государю оставить войско.
Одушевление государем народа и воззвание к нему для защиты отечества – то самое (насколько оно произведено было личным присутствием государя в Москве) одушевление народа, которое было главной причиной торжества России, было представлено государю и принято им как предлог для оставления армии.

Х
Письмо это еще не было подано государю, когда Барклай за обедом передал Болконскому, что государю лично угодно видеть князя Андрея, для того чтобы расспросить его о Турции, и что князь Андрей имеет явиться в квартиру Бенигсена в шесть часов вечера.

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *