Острова в составе большого барьерного рифа – Большой барьерный риф, Австралия. Где находится, чем знаменит. Описание, информация, пролив Кука

Содержание

Большой Барьерный риф — Океания — Планета Земля

Большой Барьерный риф, Океания.Уникальный мир кораллов

Над поверхностью воды видна лишь небольшая часть кораллов, да и то преимущественно во время отливов. Чтобы увидеть все здешние красоты, придется опуститься в Коралловое море. Там же, где прибой достигает наибольшей силы и температура воды колеблется более резко, чем в глубоких слоях, кораллы разрушаются интенсивнее. При этом значительная часть выломанного кораллового основания поглощается и постепенно примыкает к другим рифам, образуя все новые и новые скалы. Этот вечный круговорот разрушения и созидания дает кораллам возможность выживать даже после катастрофических разрушений.
В своей основе коралл представляет собой остов колонии коралловых полипов — это класс морских беспозвоночных типа обладающих известковым скелетом стрекающих. На раннем этапе своей геологической истории Австралия была частью Антарктиды и в силу этого была слишком холодной для кораллов. Примерно 65 млн лет назад, в конце мелового периода, огромная часть материка откололась от Антарктиды и начала дрейфовать на север, к тропикам.

Небольшая глубина воды у северо-восточной оконечности нового материка, повышение ее температуры и россыпь мелких скал в этом районе Тихого океана стали идеальными условиями для формирования гигантских колоний рифообразующих кораллов. Большой Барьерный риф находится на границе гигантской шельфовой платформы, на вершине уходящего под воду водораздела протекавших по Австралии рек. По мере того как повышался уровень воды в океане, кораллы нарастали — слой за слоем вытягиваясь ближе к ее поверхности.
Самые старые рифы имеют возраст 600 тыс. лет, но большинство из них не старше 400 тыс. лет, причем наиболее интенсивный их рост происходил в последние 8 тыс. лет. Самые «юные» рифы находятся на вершинах старых коралловых образований, на глубине 15-20 м, и им не более 6 тыс. лет. Рифообразующие кораллы могут развиваться только в теплой, мелкой, прозрачной морской воде, чутко реагируя на любые колебания уровня океана — эта реакция проявляется прежде всего в темпах их роста. По всем этим причинам экосистема Большого Барьерного рифа весьма уязвима: температура воды не может быть комфортной для них, если она ниже +17,5°С, а в идеале им требуется +22º — +27°С. В силу этого Большой Барьерный риф не опускается на юге ниже тропика Козерога. К тому же кораллы растут в воде лишь с определенной соленостью, и риф обрывается у берегов Новой Гвинеи, где полноводная река Флай (Новая Гвинея) выбрасывает в океан громадное количество пресной воды.
Люди начали осваивать коралловые острова Большого Барьерного рифа примерно 40 тыс. лет назад, после появления в Австралии предков тех, кого потом назвали аборигенами, а также заселения островов пролива (Торресова). Эти острова привлекали людей прежде всего тем, что это были отличные естественные пристани для лодок. Потому же появились здесь со временем и святилища для отправления религиозных культов, связанных с морем, погодой и удачной рыбалкой.
Первым европейцем, который сумел пройти вдоль Большого Барьерного рифа, был знаменитый английский путешественник Джеймс Кук (1728-1779 гг.) — в ходе его первого кругосветного плавания в 1768-71 гг. В 1770 г. его кораблю «Индевор» понадобился срочный ремонт. В поисках места для стоянки Кук привел судно туда, где его ограждал от океана Большой Барьерной риф, в узкую полосу воды между австралийским берегом и рифом. Чтобы обогнуть риф, Куку пришлось пройти на север почти 400 км, в результате чего он открыл Торресов пролив между Новой Гвинеей и Австралией. Но полностью лагуну между рифом и материком люди прошли лишь в середине XIX в.
Навигация в этом коралловом лабиринте крайне сложна, чревата кораблекрушениями, и поэтому специальная морская служба ведет ежедневное наблюдение за запутанными фарватерами Большого Барьерного рифа.

Большой Барьерный риф настолько велик, что его можно наблюдать из космоса. Кроме того, он самый большой природной объект на Земле, созданный живыми организмами — миллиардами коралловых полипов. Морской национальный парк «Большой Барьерный риф» площадью свыше 5 млн га основан в 1979 г. и включен в список Всемирного природного наследия ЮНЕСКО.
На образование Большого Барьерного рифа «работают» твердые кораллы: структура рифа определяется строением их известняковых скелетов. Самые распространенные виды твердых кораллов — грибовидные кораллы, кораллы-мозговики и так называемые «оленьи рога».
Район Большого Барьерного рифа — один из самых привлекательных туристических объектов в Австралии и во всем мире, в особенности острова Уитсанди. Туризм — важнейшая статья дохода в экономике страны, он приносит в ее казну более шести миллиардов долларов США в год. Для охраны рифа создан Морской национальный парк, служащие которого останавливают излишне ретивых рыбаков и любителей подводной охоты.

В зоне рифов живет множество живых организмов-эндемиков, и они необычайно чувствительны к изменениям окружающей среды. Одних только кораллов здесь более 400 видов. Значительная часть кораллов отличается яркой окраской, что объясняется присутствием в их тканях органических пигментов. Непревзойденными по красоте считаются кораллы «черные», или аккабары, и ювелирные украшения из них, но теперь запрещено даже прикасаться к ним. Поражает разнообразие рыб, обитающих вблизи Большого Барьерного рифа (около 1500 видов), особенно мелких разноцветных, «нарядных», рыбок. Это рыбы-кузовки, рыбы-бабочки, рыбы-попугаи и множество других видов, среди которых привольно себя чувствуют мурены. Здесь же обитает и крупнейшая рыба Мирового океана — китовая акула (до 20 м в длину), а также 30 видов китов. Воды рифа — территория размножения китов-горбачей, которые приплывают сюда с июня по август, а также семи видов морских черепах, последним сегодня грозит полное исчезновение. Самый грозный хищник здешних мест — морской гребнистый крокодил, он же самая крупная в мире рептилия, вырастает до 6 м в длину.
На рифовых по происхождению островах гнездуется более 240 видов птиц, и среди них буревестники, фаэтоны, фрегаты, розовая крачка, белобрюхий орлан. Но лишь около 40 видов растений в состоянии пустить здесь корни.
Человек с принятием строгих мер охраны перестал быть основным врагом кораллов, как считалось еще совсем недавно, но его место заняла морская звезда под названием Терновый венец — единственный известный ядовитый вид этих беспозвоночных иглокожих. Ее диаметр — до 50 см, количество лучей — до 19. Зловещее название эта звезда получила из-за множества острых трехсантиметровых ядовитых игл. Одно такое животное пожирает до 13 м2 кораллов в год. Периодически происходят вспышки численности Тернового венца, и тогда киллер кораллов бесчинствует на огромных площадях. Единственный реально эффективный способ борьбы с этой напастью — отлов и уничтожение инъекциями формалина.
Но самыми грозными врагами кораллов всегда были, есть и будут разрушительные тропические ураганы, а в последние два десятилетия добавилось еще и так называемое обесцвечивание, вызванное глобальным потеплением климата. Каждый градус потепления воды отзывается болью для кораллов: гибнут растущие на полипах водоросли, в результате чего на рифах образуются белесые, то есть, по существу, мертвые участки.
Акватория Большого Барьерного рифа разделена на шесть зон доступности: от разрешенной для всех туристов до закрытой даже для научных экспедиций. Здесь запрещены любые геологические изыскания, не говоря уже о добыче нефти и газа (несмотря на то, что имеются месторождения и того и другого, причем в весьма значительном объеме), а также промысловая подводная охота, даже без акваланга. Мало того, под водой ныряльщикам не разрешается вообще прикасаться к рифам. Уберегут ли все эти меры охранной терапии неповторимый мир гряды Большого Барьерного рифа от разрушения? — хочется надеяться, что да.

Большой Барьерный риф на карте

Общая информация

2900 коралловых рифов и 900 островов площадью от одного га до 100 км2.
Происхождение: вулканическое и коралловое.
Местонахождение: Тихий океан, Коралловое море, вдоль северо-восточного побережья Австралии, с юга на север. Начинается у Папуа — Новой Гвинеи на юге от экватора (тропик Козерога), тянется вдоль побережья штата Квинсленд (Австралия) и заканчивается в Торресовом проливе. Ближайший к этому месту значительный город — Бандаберг.

Острова, приспособленные для отдыха: Херон, Данк, Лайзард, Магнетик, Гамильтон, Хайман, Бедарра.
Крупные населенные пункты на побережье: Кэрнс, Маккай, Таунсвилл, Гладстон.

Цифры

Протяженность: 2500 (по некоторым данным — от 2300 до 2600) км.
Общая площадь: 348 698 км2. Состоит из 2900 отдельных рифов и 900 коралловых островов.
Ширина: на севере — около 2 км, на юге — 152 км. У мыса Мелвилла риф начинается в 32 км от материка, в районе южной его части расстояние между ним и материком в некоторых местах составляет 300 км.
Глубина: на севере - около 35 м, в центральной части — около 55 м, на юге — 145 м.
Расстояние от берега: на юге — 300 км, на севере — 32 км.

Экономика

Рыболовство.
Туризм.

Климат и погода

Жаркий, субэкваториальный.

Коралловые рифы живут в воде с температурой: +26º — +28ºС.
Среднегодовая температура: +27,4ºС.
Среднегодовое количество осадков: 1500 мм.

Температура воды: +26º — +28ºС.
Относительная влажность воздуха: 85%.

Достопримечательности

Острова
  • Уитсанди

  • Гамильтон

  • Лайзард

  • Брамптон

  • Хайма

  • Бедарра

  • Грейт Кеппел

  • Херон

  • Леди Эллиот

  • Магнетик

  • Орфеус

  • Дэйдрим

  • Данк

Коралловый риф Агинкот
Города
Национальные парки
  • Морской национальный парк, парки Дайнтри, Вурунуран, Куранда, где работает также театр аборигенов Тжапукай, Эбенанге-Свэмп, Рассел-Ривер

Пещеры
Мыс Трибуляции
  • Уникальная природная зона: джунгли, мангровые заросли, река, в которой водятся крокодилы

Любопытные факты

  • В самом общем виде кораллы Большого Барьерного рифа подразделяют на твердые, с известняковым скелетом, мягкие — без оного, но имеющие склериты — твердые кристаллические структуры, и горнорарии,скелет которых кроме склеритов наполняет твердое и в то же время пластичное вещество горгонин. У горногарий — самая широкая цветовая палитра — они бывают желтые, различных оттенков красного, от нежно-розового («кораллового») до густого красно-коричневого, встречаются и белые, и фиолетовые, на глубине свыше 20 м — черные.

  • Хотя в среднем прозрачность воды акватории Большого Барьерного рифа составляет 25-40 м, в некоторых местах она достигает рекордных 60 м.

  • Синекольчатый осьминог, обитатель местных вод, будучи сам не более 15 см, убивает человека с одного укуса.

  • С конца октября по начало мая воды на севере Большого Барьерного рифа заполнены ядовитыми медузами типа «морская оса». Длина их тела — около 10 см, щупалец — до трех метров. Ожоги «морской осы» вызывают мучительную боль, они в состоянии обжечь 60 человек за три минуты.

  • На Большой Барьерный риф каждый год приезжает более одного миллиона туристов со всего мира.

  • У Большого Барьерного рифа обитает самая большая в мире популяция дюгоней — более 10 000 особей. Дюгонь — морское млекопитающее, единственный современный представитель семейства дюгоней отряда сирен, близкого по происхождению к слону.

  • В прибрежных водах Большого Барьерного рифа обитает один из самых больших двустворчатых моллюсков в мире — раковина-жемчужница тридакна. В одной из таких раковин была найдена жемчужина, проданная на аукционе в Нью-Йорке за 10 млн долл. США.

Австралия. Большой Барьерный Риф. Green Island.

После серии новозеландских заметок перехожу к заметкам австралийским…

Лето в самом разгаре, поэтому логично вспомнить отдых на пляже и стряхнуть виртуальную пыль с цифровых фотографии, сделанных во время поездки на Большой Барьерный Риф (Австралия), а конкретно, на маленький островок, расположенный недалеко от города Кэрнса (штат Квинсленд, северо-запад Австралии).

Под катом – семнадцать фотографий и сопутствующий текст.

Общая информация о Green Island

Остров, на котором мы были, называется Green Island. Переводить его название на русский язык и называть «Зеленным островом», наверное, будет неправильно. Во-первых, потому, что название дано было острову в честь человека по фамилии «Грин», а не из-за цвета, а во-вторых, остров не совсем зеленый; местами даже наоборот :). Более того, большинство растительности на острове было посажено только в течение последних нескольких десятилетий. Насколько я помню туристический буклет, первооткрывателям остров предстал довольно голым и безжизненным, например, вот таким:

Почему мы выбрали именно Green Island? Вообще, Большой Барьерный Риф тянется вдоль побережья Австралии 2300 километров, т.е., казалось бы, выбор был огромный. Но, с другой стороны, большинство островов необитаемы и находятся на консервации – правительство Австралии очень сильно следит за тем, чтобы риф не портили туристы, и, в итоге, островов, на которых можно провести некоторое время не так уж много; всего несколько десятков. Green Island показался нам идеальным по совокупности таких факторов, как небольшие размеры (экзотика!), стоимость путевок (не самая низкая, но были острова в два-три раза дороже) и легкая доступность (всего час на катере от Кэрнса, где есть аэропорт):

Старое, аборигенское, название острова - «Dabuukji». В 1770 году Джеймс Кук назвал его Green Island в честь Чарлза Грина, штатного астронома, который был в то время в команде его судна «Endeavour».

Остров расположен в 27-ми километрах от Кэрнса; некоторые источники называют его одним из самых посещаемых островов Большого Барьерного Рифа. Сразу успокою потенциальных посетителей – наплыва народа там нет. Постоянных посетителей в отеле не так уж много; единственное, днем на пару часов привозят «заезжих», пару сотен, они бродят по острову (в основном вокруг ресторана и на крокодиловой ферме) и практически не мешают единению с природой. В отеле лежал буклет, в котором было написано, что число посетителей строго ограничивают.

Национальный парк. Птицы.

На острове расположен одноименный национальный парк (или правильнее сказать «Остров является частью одноименного национального парка»).

Объектами охраны, разумеется, в первую очередь, являются кораллы, но, помимо этого, влажный дождевой лес в центре острова, а также – колония уникальных нелетающих птиц, в изобилии бегающих по острову:

Название птиц на английском языке мозг не сохранил; на русском – даже не знал. Но птички реально забавные – размером где-то между воробьем и голубем, очень активные, людей не бояться, ходят просто везде. По утрам, например, они бессовестно скакали в ресторане и купались в бассейне:

Из-за птиц на остров строжайше запрещен ввоз любых домашних животных. В середине прошлого века популяция птиц почти была истреблена (из-за нескольких крыс, случайно попавших на остров - спасибо за уточнение nura, первоначально было "нескольких кошек"), так что сейчас птиц берегут как зеницу ока! В принципе, оно и правильно – летать они не умеют, хищников никогда в жизни не видели, убегать от врагов не приучены, в общем, маленькие беззащитные хозяева острова.

А птенцы у них – просто кусок прикола. В гостиничном буклете так и написано «маленькие кусочки пуха». И правда:

Кстати, из-за птиц отель, расположенный на острове, построен на сваях – под домами, ресторанами, даже дорожками оставлен просвет, примерно один метр, где могут свободно гулять эти птички. То же самое касается вообще всех дорожек по центру острову – эдакий «подвесной мир». Если хочется ступить ногами на родную землю – надо на пляж выходить. 🙂

Ну, и чтобы закончить с птицами, добавлю еще одну фотографию. Эта цапля (?) высотой сантиметров 70 – главная попрошайка на острове. Ни одного завтрака не обошлось без того, чтобы на свободный стул не залезала эта птичка и не просила еды. Мы, наивные, сначала пытались кормить ее хлебом и удивлялись, почему она его не ест. Позже выяснилось, что она явно не вегетарианка и предпочитает ветчину.

Крокодилы

В середине острова есть крокодиловая ферма, тоже одна из главных достопримечательностей острова. Небольшая огороженная территория, на которой выкопано порядка пятнадцати или двадцати маленьких прудов, в которых сидят крокодилы.

Есть часовая экскурсия, где рассказывают об их повадках и демонстрируют, как здоровый крокодил сжирает курицу (все гуманно – курица уже не живая). Выглядит это примерно так: гид заходит за загородку, подходит к маленькой мутной луже (в которой с виду вообще никого нет!) с курицей на длинной палке… Как только курица достигает границы лужи из нее выпрыгивает крокодил длинной метра четыре, заглатывает курицу и уползает в пруд. Все действо – одна секунда. И вода опять тихая и гладкая… И мутная… И с виду – ну никого там нет! В общем – если попаду на север Австралии, к тихим речушкам и не подойду ни за что. 🙂

Как мы мешали черепахам

Теперь о созданиях более безобидных, общение с которыми наверняка принесет удовольствия больше, чем общение с крокодилами. Речь пойдет о черепахах… Буду считать, что этот раздел что-то вроде моего извинения за их бессонные ночи… 🙂

В общем, дело было так. В пять часов вечера на пирсе кормили рыб. Это такой аттракцион для постояльцев отеля – приходит сотрудник парка с ведром корма и потихоньку бросает его в воду. Откуда-то приплывает бесчисленное множество разнообразных рыбин – от самых маленьких, до полутораметровых… Рыбы весло кувыркаются и пожирают корм, а туристы млеют, глядя на это дело… Идиллия, одним словом. Мы не были исключением и посетили это мероприятие. В конце пиршества «рыбий кормилец» сказал: «Приходите в семь вечера, будем смотреть черепах». Мы спросили – а они сами приплывают или как? На что он ответил «Ну я их зову, они на голос плывут». Вот это «Плывут на голос» в голове и осталось. В семь вечера мы на черепах не пошли, зато заскочили на пирс ближе к ночи. Тишина, не души… Стали таращится в воду… Светили фонариком… Через минут 10 откуда-то из глубины вынырнула черепаха! Отлично! Вспомнили, что их надо звать голосом… Попробовали… Представляете двух людей в темноте, которые светят фонариком в воду и говорят всякие глупости типа «Черепаха, черепаха, покажись»? 🙂 Но, это подействовало – черепахи стали выплывать чаще. Родилась гениальная идея петь песни… Смесь русской попсы и шансона нестройно разливалась над тихим Коралловым морем… Австралийские черепахи от этого дела явно балдели и появлялись тут и там все чаще и чаще, чтобы вдоволь насладится прекрасными звуками.

Как оказалось позже, черепашки реально не тащились от шикарной заграничной музыки. На следующий день гид уточнил, что в этом месте, рядом с пирсом, черепахи ночью спят. Во сне у них замедляется обмен веществ и им достаточно дышать раз в час; а вот если их разбудить, то дышать им надо раз в пять-десять минут. Т.е., правда была в том, что накануне полночи мы не давали черепашкам спать. 🙂

Поездка на рифы

В стоимость проживания входила однодневная поездка на рифы. Собственно, кораллы есть и вокруг острова, но все же, чтобы увидеть всю красоту Большого Барьерного Рифа, надо уплывать подальше от обитаемых островов.

Организация поездок на рифы поставлена у местных туроператоров на поток: в открытом море, над границей рифа плавает специально оборудованный пантон – некое судно, представляющее их себя причал для катеров, плавучий ресторан и пункт проката снаряжения для дайвинга и сноркелинга. Туристов собирают на островах, привозят на этот искусственный остров и предоставляют самих себе – можно загорать, можно плавать над рифом, можно прокатиться на корабле со стеклянным дном и поглазеть на рифы «не замочив ног», а можно просто сидеть в ресторане и объедаться.

Мы только ступили на пантон, как откуда-то нарисовался бодрый штатный фотограф-китаец и «обфоткал» нас с головы до ног, несмотря на наши робкие попытки его остановить. Тут надо заметить, что солнце в Австралии очень сильное – загораешь моментально, даже в футболке, особенно, когда плаваешь. Плюс, в воде иногда попадаются медузы, которые при прикосновении к коже оставляют на ней ожоги. Поэтому сноркать (плавать в маске и с трубкой) рекомендуется в специальном костюме. Его можно тут же взять на прокат, что и мы и сделали. Костюм весьма забавный – натягивается на все тело, после чего ты становишься похож на «человека-гандона». 🙂 И вот мы, в этих странных костюмах продвигаемся к лесенке в воду… В голове одна мысль «Как же глупо я в нем выгляжу, не дай бог такое знакомые увидят». И тут опять фотограф :). Откуда только появился… По этическим соображением, эти снимки я выкладывать никуда и никогда не буду :).

Дальше – смешнее. В самый разгар купания и наблюдения за рыбами и кораллами, мы опять наткнулись на того же фотографа, который уже был с аквалангом и подводным фотоаппаратом. Совершив над нами очередное «фото-надругательство» он уплыл куда-то в глубину. В тот день я впервые понял, почему звезд раздражают папарацци. 🙂

Я не подводный фотограф, поэтому, к сожалению, фотографий «со дна морского» у меня немного. Вот одна, для того, чтобы получить представление «на что это похоже»:

А вот фотография, которая помогает сориентироваться на местности и показывает расстояние до известных населенных пунктов (Москвы там не было):

Общие впечатления

В целом поездка получилась просто замечательная. Были в январе, в самый разгар лета в южном полушарии – температура воздуха всегда в районе 30 градусов, температура воды – тоже 30 градусов. Штормов или даже дождей нам не досталось. Купание – замечательное, но немного более «нервное», чем обычно – мысли о медузах и прочих морских гадах до конца не отпускали, хотя, по статистике, вокруг острова медуз немного (мы видели один раз), а крупные акулы вообще редкость.

Подводный мир действительно шикарный, но, на Мальдивских островах был не хуже. Кстати, я никогда не был в Египте, но те знакомые, кто был и на Мальдивах и в Шарм-Эль-Шейхе, говорят, что на Красном море рифы красивее. Т.е., отсюда можно вывести некий микро-рейтинг рифов: 1. Египет, 2. Мальдивы, 3. Большой Барьерный Риф.

Уверен, что австралийский риф на самом деле делает все остальные, другое дело, что в красивые нетронутые человекам места большинство туристов не попадает, ограничиваясь просмотром нескольких, «отданных на растерзание» рифов.

В итоге, главная фишка поездки – это мысль «Я был на Барьерном Рифе»! 🙂

Если есть вопросы по бронированию отеля, перелетам и прочей логистике – пишите!

Животные крупнейшего в мире кораллового рифа

Большой Барьерный риф - самый большой коралловый риф в мире, расположенный у северо-восточного побережья Австралии состоит из более чем 2900 коралловых рифов, 600 континентальных островов, 300 коралловых рифов и тысячи видов животных, что делает его одним из самых сложных экосистем в мире. Большой Барьерный риф является домом для множества видов фауны: рыб, кораллов, моллюсков, иглокожих, морских змей, морских черепах, губок, китов, дельфинов, морских птиц и куликов. В этой статье перечислены 10 обитателей крупнейшего в мире кораллового рифа, представляющие различные группы животных.

Мадрепоровые или каменистые кораллы

Большой Барьерный риф служит домом для около 360 видов каменистых кораллов. Мадрепоровые кораллы скапливаются в мелких тропических водах и помогают поддерживать структуру коралловых рифов. Когда предыдущие коралловые колонии умирают, новые растут на вершине известковых скелетов своих предшественников, создавая трехмерную архитектуру рифа.

Губки

Несмотря на то, что они не так заметны, как другие животные, вдоль Большого Барьерного рифа обитает около 5000 видов губок. Они выполняют важнейшую экологическую функцию: они находятся у основания пищевой цепи, обеспечивая питательными веществами более сложных животных, а некоторые виды способны перерабатывать карбонат кальция из умирающих кораллов, тем самым прокладывают путь для новых поколений, поддерживая общее состояние здоровья рифа.

Морские звезды и морские огурцы

Большой Барьерный риф стал домом для около 600 видов иглокожих - тип животных, который включает в себя: морских звезд, офиур, морских ежей и морских огурцов - составляющих существенное звено в пищевой цепи, поддерживающее общую экологию рифа. Исключением является терновый венец - морская звезда, которая питается мягкими тканями кораллов и может вызвать резкое снижение коралловых популяций, если их не остановить; единственным надежным средством предотвратить уничтожение кораллов, является поддержание популяции естественных хищников, в том числе Charonia и Arothron stellatus.

Моллюски

Моллюски являются широко распространенным типом животных, включающим виды, которые отличаются по внешнему виду и поведению, как мидии, устрицы и каракатицы. Некоторые морские биологи говорят, что в Большом Барьерном рифе обитает, по крайней мере 5000 но, возможно, более, чем 10 000 видов моллюсков, наиболее заметным из которых является гигантская тридакна, достигающая массы более 200 кг. Эта экосистема также отличается своими зигзагообразными устрицами, осьминогами, кальмарами, двустворчатыми моллюсками и голожаберными.

Рыбы

Более чем 1500 видов рыб, обитают в Большом Барьерном рифе. Они варьируются в размерах от крошечных бычков до более крупных рыб отряда окунеобразных (таких как Лиенарделла краснополосая и Картофельный групер), и огромных представителей хрящевых рыб, таких как манты, тигровые акулы и китовые акулы. Губановые являются одними из наиболее распространенных рыб на рифе; есть также собачковидные, щетинозубые, спинороговые, кузовковые, иглобрюхие, рыбы-клоуны, коралловые форели, морские коньки, скорпеновые, кудрепёрые и хирурговые.

Морские черепахи

Семь видов морских черепах, как известно, часто встречаются в Большом Барьерном рифе: зелёная черепаха, головастая черепаха, бисса, австралийская черная черепаха, оливковая черепаха и (реже) кожистая черепаха. Зеленая, головастая и бисса гнездуются на коралловых рифах, в то время как австралийская зелёная предпочитает континентальные острова, а оливковая и кожистая обитает возле материковой части Австралии, лишь изредка заплывая далеко, к Большому Барьерному рифу.

Все эти черепахи, как и многие представители фауны крупнейшего в мире кораллового рифа, в настоящее время классифицируются как уязвимые или находящиеся под угрозой исчезновения.

Морские змеи

Около 30 миллионов лет назад, популяция наземных австралийских змей рискнула отправиться к морю - и сегодня насчитывается около 15 видов морских змей эндемичных для Большого Барьерного рифа, в том числе большая оливковая морская змея и морской крайт. Как и все рептилии, морские змеи имеют легкие, но они также способны поглощать небольшое количество кислорода из воды, и обладают специализированными железами, которые выделяют избыток соли.

Все виды морских змей ядовиты, но их яд несет гораздо меньше угрозы для человека по сравнению с наземными видами, такими как кобры и другие смертельно опасные змеи.

Птицы

Везде, где есть рыба и моллюски, вы можете обнаружить пелагических птиц, которые гнездятся на близлежащих островах или австралийской береговой линии и прилетают на Большой Барьерный риф для регулярных приемов пищи. На острове Херон обитают такие птицы как: масковый сорокопутовый личинкоед, полосатый пастушок, священная альциона, австралийская чайка, восточная рифовая цапля, белобрюхий орлан, Zosterops lateralis chlorocephalus, Geopelia humeralis. Все эти птицы полагаются на близлежащие рифы для своих ежедневных потребностей в пище.

Дельфины и киты

Относительно теплые воды Большого Барьерного рифа делают его излюбленным местом для около 30 видов дельфинов и китов, некоторые из которых присутствуют в этих водах практически круглый год, другие плавают в этот регион, чтобы размножаться и растить потомство, а есть и такие, кто просто приплывают сюда во время их ежегодных миграций. Самым захватывающим (и самый зрелищным) китообразным Большого Барьерного рифа является горбатый кит; удачливые посетители могут также увидеть пятитонных малых полосатиков и афалин, которые любят путешествовать в группах.

Дюгони

Многие считают, что дюгони тесно связаны с дельфинами и китами, но на самом деле они разделяют "последнего общего предка" с современными слонами. Эти большие, с комичным внешним видом млекопитающие, являются строго травоядными и питаются многочисленными водными растениями Большого Барьерного рифа. На них охотятся акулы и крокодилы (которые в этом регионе появляются лишь изредка, но с кровавыми последствиями).

Сегодня, как полагают, свыше 50000 дюгоней находятся вблизи Австралии, однако их популяция все еще является уязвимой.

Понравилась статья? Поделись с друзьями:

Флоридский риф — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 18 июня 2017; проверки требуют 2 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 18 июня 2017; проверки требуют 2 правки.

Флоридский риф (также известный как Большой Флоридский Риф) — единственный живой коралловый барьерный риф в континентальной части Соединенных Штатов Америки. Является третьим по величине коралловым барьерным рифом в мире (после Большого Барьерного рифа и Белизского Барьерного рифа).

Флоридский риф находится в нескольких милях в сторону моря от островов архипелага Флорида-Кис, занимает около 4 миль (от 6 до 7 км) в ширину и простирается (при глубине 20 метров) на 270 км от маяка Фауи-Рокс (чуть восточнее острова Солжер Ки) до юга островов Марквесас Кис. Риф образует большую дугу, в центре которой находится архипелаг Флорида-Кис, в северной части — Национальный парк Бискейн, ориентированный с севера на юг, в западной части — юг островов Марквесас Кис, ориентированных с востока на запад. Остальная часть рифа за пределами Национального парка Бискейн находится в парке Джон Пеннекамп Корал Риф и Национальном Морском заповеднике Флорида-Кис. Отдельные коралловые рифы встречаются к северу от Национального парка Бискейн, в районе города Стюарт, округ Мартин. Коралловые рифы также есть в Национальном парке Драй-Тортугас к западу от островов Марквесас Кис. В общей сложности имеет в составе более 6000 отдельных рифов. Возраст рифов от 5000 до 7000 лет, они образовались во время поднятия уровня моря после Висконсинского оледенения.

Наиболее плотные и красивые рифы находятся в сторону моря от острова Ки-Ларго (внутри и за пределами парка Джон Пеннекамп Корал Риф) и Эллиотт Ки, оба длинных острова защищают рифы от последствий водообмена между Флоридским заливом, заливом Бискейн, бухт Кард-Саунд и Банрс-Саунд. Вода в заливах и бухтах (между Флорида-Кис и материком), как правило, менее соленая, более мутная и имеет большие колебания температуры по сравнению с водой в открытом океане. Вода из заливов попадает на рифы через каналы между островами и ограничивает их рост.

Флоридский риф состоит из двух хребтов, отделенных от Флорида-Кис каналом Хоук. Ближе всего к Флорида-Кис находится песчаная гряда под названием Белый берег, с большими зарослями морской травы и отдельными рифами, разбросанными по всей территории. Дальше в море, на краю Флоридского пролива, находится второй хребет внешних рифов и побережья, состоящего из кораллового щебня и песка.

Почти 1400 видов морских растений и животных, в том числе более 50 видов мадрепоровых кораллов и 500 видов рыб, живут на Флоридском рифе. Флоридский риф находится недалеко от северной границы обитания тропических кораллов, но его видовое разнообразие сравнимо с рифами в Карибском море.

Риф — Википедия

Риф (нидерл. rif «ребро») — подводное или надводное возвышение морского дна на мелководье. Образуется при разрушении скалистого дна и берегов либо в результате разрастания колоний коралловых полипов[1][2][3][4], некоторых водорослей и других рифостроящих организмов[5].

Многие рифы образуются в результате абиотических процессов — осаждений из песка, эрозии обнажённых горных пород и других природных процессов, но самыми известными рифами являются коралловые рифы в тропических водах, образованные в результате разрастания колоний рифобразующих организмов, среди которых преобладают коралловые полипы и известковые водоросли. В связи с этим с точки зрения биологии рифы стали определять как локализованные, мелководные, устойчивые к волнам структуры, построенные секретирующими известь организмами и залегающие на подстилающих образованиях, от которых они чётко отличаются[6][7]. В дальнейшем этот термин стал использоваться и в геологии для обозначения палеонтологических пород, образованных организмами с известковыми скелетами[8].

Биотические рифы[править | править код]

Коралловые рифы[править | править код]

Наиболее распространёнными и известными из биотических рифов являются коралловые рифы. Несмотря на то что коралловые полипы вносят наибольший вклад в основное вещество, составляющее риф, ещё более важным организмом, ответственным за скрепление материала рифа и защиту от разрушающего действия волн, являются кораллиновые водоросли (англ.)[9][10].

Коралловый полип вида Lophelia pertusa (фр.) живущий в холодной воде

Коралловые рифы классифицируются в зависимости от того, как они располагается по отношению к суше. Выделяют окаймляющий или береговой тип, барьерный тип и атоллы[11]. Окаймляющие рифы представляют собой террасоподобную платформу, распространяющуюся от берега в глубь моря и заканчивающуюся приподнятым краем. Они, как правило, располагаются вдоль недавно обнажившегося или стабильного побережья[11]. Барьерные рифы окружают отдельные острова, находятся на некотором удалении от берега и отделены от него проливом или лагуной. Крупнейшим из них является Большой Барьерный риф у восточного побережья Австралии[11]. Атоллы представляют кольцеобразные рифы, окружающие лагуны, внутри которых отсутствуют участки суши[11].

Несмотря на то что традиционно считается, что коралловые рифы распространены преимущественно в тропических морях, известны колонии коралловых полипов, живущих в холодной воде. К ним относится большинство коралловых полипов родов Lophelia (нем.), Goniocorella (швед.), Solenosmilia (швед.), Madrepora (англ.), Antipathes и Primnoa (швед.), которые строят большие рифы на глубине в холодный воде (хотя известен коралловый риф род Lophelia в норвежских фьордах на небольшой глубине), расположенные в разных областях по всему миру. Эти кораллы не зависят от зооксантелл и поэтому могут расти на глубине до 1000 метров. На некоторых подводных горах обнаружены эндемичные виды рода Primnoa.

Другие биотические рифы[править | править код]
Строматолитовый риф в заливе Шарк (Австралия)

Коралловые полипы, обитающие в тропических морях, не единственные организмы, способные к созданию рифов. В морской среде создавать рифы могут несколько видов морских беспозвоночных животных. В некоторых шотландских эстуариях, например, встречаются рифы, построенные трубчатыми червями вида Serpula vermicularis (англ.).[12] Во множестве других мест на Земле находятся рифы, созданные устрицами или губками (губковый риф (англ.)), преимущественно относящимися к роду Vaceletia, которые были повсеместно распространены до появления коралловых полипов, а теперь зона их обитания ограничивается некоторыми районами Тихого океана. Некоторые губки из рода Heterochone (швед.) в холодных водах северной части Тихого океана могут создавать рифы более 20 метров в высоту, распространяющиеся на несколько километров и достигающие в глубину от 100 до 250 метров. Известны также рифы из мшанок[13].

Кроме кораллиновых водорослей, другие растения также могут создавать рифы. Среди морских однодольных растений к ним относятся морская трава, посидонии, Cymodocea (англ.), которые могут создавать на мелководье «барьерные рифы или луга», защищающие побережье от штормов.

Цианобактерии строят образования, называемые строматолиты, которые были широко распространены на Земле около 3,5 миллиарда лет назад. Живые строматолиты до сих пор встречаются в заливе Шарк в Австралии и в некоторых других частях мира[14][15].

Терминология[править | править код]

В первоначальном географическом и океанографическом значении термином «риф» называлась узкая, часто скалистая мель, опасная для плавания кораблей и обычно при отливе обозначавшаяся бурунами[8][16][17][18].

Поскольку многие подобные образования являлись кораллово-водорослевыми рифами, в дальнейшем этот термин стал использоваться и в геологии для обозначение палеонтологических пород, образованных организмами с известковыми скелетами (карбонатные породы), вне зависимости от глубины их формирования, формы и размеров. Термин «риф» применительно к биогенным породам впервые был использован Р. Мурчисоном в 1847 году для обозначения силурийских рифовых отложений Готланда. В настоящее время под «рифами» в геологии понимается сложный комплекс взаимосвязанных фаций, в котором обычно различаются зоны собственно рифа, зоны шлейфа из продуктов разрушения на фронтальной стороне рифа и зоны лагуны за рифовым телом. В палеонтологии и литологии рекомендуется использовать термин «ископаемый риф»[8].

Палеонтологическая история рифов[править | править код]

В разные эпохи истории Земли роль основных рифостроителей играли различные организмы, которые пользовались стратегией коллективной защиты от врагов и добывания пищи[19]. При изменении условий окружающей среды в разные периоды рифы то широко распространялись, то значительно сокращали зоны своего распространения[20].

Докембрий[править | править код]

Первые рифоподобные образования — строматолиты — были образованы цианобактериями в палеоархее около 3,4 миллиардов лет назад. Их рост происходил очень медленно за счёт откладывания тонких известковых слоёв один над другим на поверхности строматолитовых матов. Образования, возведённые в эту эру, превосходили по своим размерам Большой Барьерный риф. В вендский период строматолитовые сообщества из обычных морских условий были вытеснены скелетными организмами в места с ненормальной солёностью или сильным течением, а основные органогенные постройки образовывались известковыми водорослями Renalcis и Korilophyton. Такие образования имели 2 — 3 метра в ширину и 10 — 15 см в высоту, обычно являлись одиночными и крайне редко образовывали массивы[20]. Тогда же, в эдиакарском периоде, известны рифы, образованные ассоциацией клаудин и намакалатусов, достигавшие длины 7 километров и ширины 300 метров[19].

Палеозой[править | править код]
Ископаемые археоциаты — одни из первых рифостроителей

В палеозое основными строителями рифоподобных образований были известковые водоросли, в меньшей степени — губкообразные, мшанки и коралловые полипы (табуляты (англ.), гелиоидеи и четырёхлучевые кораллы). В этот период вспомогательную роль в строительстве органогенных построек играли морские лилии. Первые настоящие рифы появились в начале кембрийского периода в связи с появлением археоциатов — одних из первых животных с минеральным скелетом. Они поселялись вместе с водорослями (Renalcis, Epiphyton, Girvanella), создавая мощные рифовые системы. Вместе с ними на рифах поселялись онколиты, трилобиты и плеченогие. Наибольшего развития рифы из археоциатов достигли в атдабанский и ботомский века, но в среднем кембрии археоциаты вымерли, и до ордовика строительство рифов практически прекратилось[20].

В средний и верхний кембрий, а также нижний ордовик основные органогенные постройки носили бактериальный характер. С майского века основными строителями рифовых систем являлись обыкновенные губки литистида и аксинеллида, строившие иловые холмы на внешнем шельфе[20].

В нижнем ордовике строительством рифовых сооружений занялись строматопороидеи (англ.), мшанки и первые коралловые полипы, не игравшие ещё большой роли.[20] Среднепалеозойский этап развития рифов проходил со среднего ордовика и до фаменского века девона. В этот период увеличилась шельфовая зона и, соответственно, возросло число шельфовых морей. Основную роль в строительстве рифов со среднего ордовика стали играть строматопороидеи, селившиеся на раковинах крупных моллюсков и колониях табулят. Рифы, существовавшие в карадокский век, в наше время прослеживаются в виде тонкозернистых известняков, содержащих сифоновые зеленые водоросли, красные водоросли соленопоры, губки, мшанки, реже табуляты и текоидеи. В ашгильском веке в размерах они уже превосходили рифы кембрия и достигали 150 — 350 метров, а к их обитателям добавились морские лилии, ракушковые, рецептакулиды и головоногие. Оледенение, возникшее в конце верхнего ордовика, привело к резкому снижению уровня моря, осушению многих мелководных бассейнов и гибели населения рифов[20].

Трансгрессия в начале силурийского периода привела к появлению большого числа мелководных морей, которые стали активно заселяться рифостроителями. В этот период рифы были распространены больше, чем в ордовике, а их размеры достигали 1000 километров. Основными рифостроителеми выступали водоросли, строматопороидеи, табуляты, в меньшей степени — ругозы и мшанки. Среди обитателей рифов были плеченогие, морские лилии, рецептакулиты. Для рифов этого периода характерны ассоциации строматопороид и кораллов, когда ругозы и табуляты образовывали единую колонию со строматопороидеями. Мшанки редко встречались в крупных рифах. В лудловском периоде в строматолитовых рифах обнаруживаются афросальпингоиды[20].

Гора Эль-Капитан в Техасе представляет собой ископаемый риф пермского периода Останки авианосца «Орискани», намеренно затопленного в 2006 году для создания искусственного рифа

В девонском периоде рифовые пояса достигли таких размеров, что протянулись через всю Евразию. В этот период в строительстве рифов принимают участие морские лилии, а роль цианобактерий, напротив, начиная с девона, постепенно снижалась, уступая место красным и зелёным известковым водорослям. В среднем девоне существенной в образовании рифов стала роль коралловых полипов (прежде всего табулятоморф), притом что весь остальной палеозой они играли второстепенную роль. Помимо них в строительстве рифов значительную роль в этот период играли строматопороидеи (особенно амфипориды) и мшанки. В верхнем девоне заметным становится вклад фораминифер. В конце девона сокращение шельфа и похолодание привели к сокращению рифообразования. В фаменском веке массово вымерли коралловые полипы и строматопороидии. Полностью исчезли фавозитиды и альвеолитиды, гелиолитоидеи и триплазматиды. В то же время, из-за отсутствия конкурентов, увеличилось количество строматолитовых построек[20].

В каменноугольном периоде рифы были распространены меньше, чем в девоне. В визейском веке строительство рифом несколько усилилось, при этом ведущая роль перешла от коралловых полипов к водорослям и мшанкам, которые в это время переживают свой расцвет. Тогда же вновь возросла роль строматопороидей, но вскоре они окончательно утрачивают роль рифостроителей. В серпуховском веке рифы образуют водоросли и мшанки, реже коралловые полипы, строматопороидеи, криноидеи, прикрепляющиеся фораминиферы. Среди населения рифов были хететиды, плеченогие и ракушковые[20].

В пермский период рифы не были широко распространены. В рифовых отложениях этого периода встречаются обызвествлённые талломы зелёных водорослей, колонии мшанок и сфинктозоа, раковины брахиопод, двустворчатых и брюхоногих моллюсков, фузулинид. В это время сформировалось несколько мощных рифовых образований, таких как современная гора Эль-Капитан в Техасе (США)[20].

Мезозой[править | править код]

Массовое вымирание видов на границе пермского и триасового периодов привело к гибели практически всех коралловых полипов, и в нижнем триасе моря были очень бедными на жизненные формы. Основными рифообразователями вновь стали водоросли и, отчасти, мшанки, полностью обновившие в мезозое свой видовой состав. Лишь в среднем триасе появились новые виды рифообразующих коралловых полипов, среди которых и мадрепоровые кораллы, выполняющие роль рифостроителей до нынешнего времени. В верхнем триасе рифы вновь широко распространились, при этом опять возрастала роль сфинктозоа[20].

На протяжении всех мезозойской и кайнозойской эр основными строителями рифов стали водоросли и коралловые полипы, основную роль среди которых стали играть шестилучевые кораллы. Морские рифы, построенные ими, широко распространены в Тихом океане и в современную эпоху. С верхней юры и весь меловой период в морях широко развивались системы настоящих рифов. В верхнем меле коралловых полипов с роли главных рифостроителей потеснили рудисты, однако они не смогли пережить мел-палеогеновое вымирание[20].

Кайнозой[править | править код]

В палеоцене моря были бедны жизненными формами. Широкое распространение рифов началось с середины эоцена и продолжается до сих пор. В настоящее время основными рифостроителями являются мадрепоровые кораллы и известковые красные водоросли[20].

Основная статья: Искусственный риф (англ.)

Искусственные рифы образуются в результате деятельности человека, такой как намеренное затопление судов, для развития морской жизни в определённых районах, борьбы с эрозией, блокирования судоходства или повышения качества сёрфинга.

Грейт-Барриер-Риф (аэропорт) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Заход на посадку в аэропорт Большого Барьерного Рифа

Аэропорт Большого Барьерного Рифа (англ. Great Barrier Reef Airport), ранее известный как Аэропорт острова Гамильтон — главный аэропорт архипелага Уитсанди. Располагается на острове Гамильтон на отвоеванной у океана земле. Аэропорт усиленно развивается ввиду резкого роста туризма в регионе, является девятнадцатым по загруженности аэропортом Австралии. В настоящее время используется в основном лоу-кост авиакомпаниями Jetstar Airways и Virgin Australia.

Аэропорт сильно пострадал в сентябре 2001 года в связи с банкротством авиакомпании Ansett Australia, которая осуществляла большое число маршрутов из аэропорта в Кэрнс, Таунсвилл, Брисбен, Голд-Кост, Сидней, Мельбурн и Аделаиду.

В октябре 2002 года при подлёте к аэропорту разбился легкий самолет, погибло 6 человек.

Наиболее загруженные направления
(за 2010 год / по состоянию на сентябрь 2010)[1]
Место Аэропорт Пассажиры (чел.) Динамика (%)
1 Новый Южный Уэльс Сидней 181,700 ▲NA*
2 Квинсленд Брисбен 176,500 ▼6.5

* Маршрут стартовал в июле 2009

Список самых загруженных аэропортов Австралии

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *