Османская империя в 18 в – Османская империя в XIX веке: долгие поиски обновления. Всемирная история: в 6 томах. Том 5: Мир в XIX веке

Содержание

Османская империя. Начало ослабления политического влияния и военной мощи Порты в XVIII веке :: SYL.ru

Военная мощь и политическое могущество империи турок до н. XVIII века

Великое Османское государство (Порта, Оттоманская или Османская империя) ведёт отсчёт своей истории с конца XIII века. Именно тогда в северо-западной части Анатолии возникло небольшое княжество, объявленное его основателем Османом I Гази независимым от сельджуков. Военные походы Османа I, принявшего в 1299 году титул султана, были увенчаны блистательными победами и значительно расширили границы османских владений. В эпоху наивысшего расцвета (середина XVI в. – последнее десятилетие XVIII в.) владения империи турок занимали обширную территорию, включавшую Турцию и Балканский полуостров, Месопотамию и Северную Африку, черноморское и средиземноморское побережья. Османская империя являла собой реальную угрозу как для стран, имевших общую границу с турецкими владениями, так и для отдалённых территорий.

османская империяПравители западноевропейских государств и России прекрасно сознавали, насколько мощной армией располагают султаны, а также вынуждены были мириться с безраздельным (до 1571 г.) господством турецкого флота в Средиземном море. Однако на рубеже XVII – XVIII веков турецкой армией были проиграны несколько сражений, что явилось признаком заметного ослабления военной мощи Великого Османского государства, а также его политического могущества.

Османская империя в 18 веке

В 1711 году турецкая армия одержала победу над русской армией на р. Прут. Чтобы вырваться из безнадёжного окружения, русским пришлось уступить Турции Азов и побережье Азовского моря. Спустя 7 лет Османская империя заключила Пожаревацкий мир с Австрией и Венецией, по которому к Австрии отходили некоторые территории. Этот мирный договор указывал на неспособность Турции успешно продолжать экспансию в Европе. Однако в 1735 году империя турок вновь вступила в войну с Россией и Австрией. Белградский мирный договор, заключённый воюющими сторонами в 1739 г., предусматривал отторжение от Австрии Сербии и Валахии и возвращение Российской империи Азова. Затем наступил длительный период мира, которым успешно воспользовалась Османская империя.

османская империя история
История образовательных и технологических реформ XVIII столетия содержит сведения о создании учебных заведений и распространении книгопечатания в турецком государстве.

Ослабление влияния Османской империи на Балканах

1768 год знаменовал собой начало новой русско-турецкой войны, завершившейся Кючук-Кайнарджийским мирным договором в июле 1774 года.

османская империя в 18 векеОтныне Крымское ханство обретало независимость от Оттоманской империи, в ведении султана оставались лишь вопросы вероисповедания. Российская империя утвердилась в своих притязаниях на Керчь, Азов, Ени-Капе и Кинбурн – форпосты на берегах Азовского и Чёрного морей. С этого момента Россия получила право на базирование своего флота на Чёрном море, а корабли русского торгового флота наделялись теми же привилегиями в турецких водах, что английские и французские. Кроме того, за Россией было признано право покровительства и защиты христиан в Молдавии и Валахии. Именно договор 1774 года стал отправной точкой, с которой началось постепенное возрастание влияния Российской империи на Балканском полуострове. В то же время, всё ещё не утратившая былого величия Османская империя начала сдавать позиции, что в дальнейшем привело к её закату.

Османская империя в конце XVIII в. Зарождение «Восточного вопроса»

Определение 1

Восточный вопрос - это комплекс противоречий, связанных с освободительной борьбой балканских народов от турецкого господства, ослаблением Османской империи и с соперничеством великих держав за раздел турецких владений в период с конца XVIII до начала XX века.

Социально-экономическое положение Османской империи в конце XVIII века

К концу XVIII века в некоторых провинциях Османской империи обозначились определенные изменения экономической сферы: возникли крупные мастерские и первые мануфактуры. На Балканском полуострове, населенном славянами и греками, в недрах феодального общества возникали первые ростки капитализма. В то же время во внутренних провинциях империи и на восточных окраинах продолжал сохраняться средневековый феодальный строй, который отягощали пережитки рабовладения и патриархальных отношений.

Некоторые сдвиги наблюдались в аграрных отношениях в Османской империи. Возросла удельная доля помещичьего землевладения (не военно-ленного) и вакуфов.

Определение 2

Вакуф – это земли религиозных учреждений.

При этом владельцами этих земель применялись новые формы эксплуатации. Они сгоняли крестьян с наделов, обрабатываемых ими веками, и превращали их в бесправных батраков и издольщиков. В то же время существенные изменения претерпевали формы феодального землевладения. Пожизненное и условное ленное землевладение все больше уступало место не связанному с несением военной службы наследственному и безусловному землевладению.

В сущности, не изменился способ производства: в его основе по-прежнему лежали мелкие крепостные или полукрепостные хозяйства, у которых прибавочный продукт (а зачастую и необходимый) присваивался феодалом. Но процесс вытеснения старого военно-ленного землевладения новым, феодально-помещичьим, связанным с торгово-ростовщическими капиталами, вел к усилению эксплуатации и в целом усугублял кризис османского феодализма.

Процесс массового обезземеливания крестьян сопровождался усилением нужды и голодом. Эти явления усугублялись тем, что не было условий для возникновения массового отхода крестьян на заработки в города, так как в них промышленное производство было слабо развито.

Существовавшие в самых развитых провинциях империи турецкие мануфактуры не пользовались у государственной власти покровительством, не были в состоянии выдерживать налоговый произвол и бороться с иностранной конкуренцией. В результате они приходили в упадок и разорялись.

Антиосманская борьба народов империи

Феодальные власти Османской империи препятствовали процессу накопления в частных руках свободных денежных средств, тем самым мешая развитию новых форм производства, и приходили в столкновение с экономическими интересами покоренных народов. Прямым следствием этого стали бунты и восстания, превращавшиеся в партизанскую войну против янычар и османской администрации. Балканскими народами формировались вооруженные партизанские отряды:

  • у греков — «Клефты»;
  • у болгар — «хайдуки»;
  • у сербов — «ускоки».

Активную поддержку партизанской борьбе оказывали сельские общины, во главе которых стояло местное духовенство.

В то же время усиливалась антитурецкая борьба в арабских странах (восстание Али-бея в Египте в 1769 году, возникновение религиозного движения ваххабитов в Аравии), на Кавказе и частности в Армении. К концу XVIII века многие азиатские и африканские владения лишь номинально входили в состав Османской империи, зачастую задерживая, а иногда и совсем отказываясь собирать и высылать причитавшуюся с них дань.

Возникновение «Восточного вопроса»

Османское правительство упорно пыталось найти выход из сложившейся ситуации в войнах с соседями и поэтому легко давало повод европейским государствам вовлечь империю во всевозможные военные союзы и коалиции.

Одним из примеров таких войн стала русско-турецкая война 1768—1774 годов. Османское правительство мобилизовало более 100 тысяч человек, но оказалось не в силах обеспечить их в достаточной степени обмундированием и провиантом, и даже не сумело хорошо вооружить. В результате в этой войне русская армия одержала ряд блестящих побед на суше под командованием фельдмаршала Румянцева и генерала Суворова и на море под командованием Алексея Орлова и адмирала Спиридова. Действовавший в Средиземном море флот не только смог разгромить турок при Чесме, но также оказывал помощь восставшим против турецкого владычества грекам и арабам Египта и Сирии.

По заключенному в 1774 году Кучук-Кайнарджийскому миру Россия получала права торгового судоходства по акватории Черного моря и торговые льготы — капитуляции. Крым объявлялся независимым от Турции, а Азов и Кинбурнская коса отошли к России.

Определение 3

Капитуляции – это неравноправные договоры стран Востока с европейскими государствами, которые устанавливали для последних особый режим торговых привилегий.

В конце XVIII века слабость Османской империи стали очевидны уже для всех. В полный упадок пришла армия. Янычарский корпус превратился в разнузданную вольницу. Развитие военного дела остановилось на уровне XVI века. Подобно временам султана Сулеймана Великолепного продолжали употребляться мраморные ядра. После разгрома в Чесменской битве фактически полностью прекратил существование турецкий флот. Внешняя политика империи утратила всякое подобие самостоятельности.

В 1787 году Турция, поддавшись влиянию английской дипломатии, начала против Российской империи новую войну. В этой войне, отмеченной новыми победами армии Суворова при Фокшанах, Рымнике и Измаиле, османские войска потерпели сокрушительный разгром. По заключенному с Россией в 1792 году Ясскому миру Турция взяла обязательство очистить территорию между Днестром и Бугом. Этот договор окончательно оформил освобождение Причерноморских земель от Кубани до Днестра от османского владычества. Однако народы Балканского полуострова (кроме Черногории), Молдавия, Валахия и Бессарабия продолжали находиться под турецким господством.

Внутренний распад империи и ее поражения поставили в конце XVIII века проблему раздела османских владений между «великими» державами. Ни одна не желала допускать другую к преобладанию в Османской империи. Наиболее остро стоял вопрос о владениях Турции в Европе. Россия хотела, овладев Константинополем и проливами, обеспечить себе выход из Черного моря в Средиземное. Против выступали Англия и Франция. Также интересы России и других держав сталкивались в вопросе о балканских провинциях. Так возник «Восточный вопрос».

Государственная организация Османской империи — Википедия

Государственная организация Османской империи была очень проста. Её главными направлениями были военная и гражданская администрации. Высшей должностью в стране был султан. Гражданская система была основана на административных единицах, построенных на характерных особенностях регионов. Турки использовали систему, при которой государство контролировало духовенство (как в Византийской империи). Определённые доисламские традиции турок, сохранившиеся после введения в оборот административной и судебной систем из мусульманского Ирана, остались важными в административных кругах Османской империи[1]. Основной задачей государства была оборона и расширение империи, а также обеспечение безопасности и сбалансированности внутри страны ради сохранения власти[2].

Ни одна из династий мусульманского мира не находилось так долго у власти, как династия османов[3]. Династия османов была турецкого происхождения. Одиннадцать раз османский султан свергался недругами как враг народа. В истории Османской империи было лишь 2 попытки свержения османской династии, обе окончившиеся неудачей, что свидетельствовало о силе турок-османов[2].

Высокое положение халифата, управлявшегося султаном, в Исламе позволило создать туркам османский халифат. Османский султан (или падишах, «царь царей») был единственным правителем империи и являлся олицетворением государственной власти, хотя он не всегда осуществлял абсолютный контроль. Новым султаном всегда становился один из сынов прежнего султана. Прочная система образования дворцовой школы была направлена на ликвидацию неподходящих возможных наследников и создания поддержки для правящей элиты преемника. Дворцовые школы, в которых учились будущие государственные чиновники, были не обособленны. В Медресе (осман. Medrese‎) учились мусульмане, здесь преподавали учёные и государственные чиновники. Материальную поддержку оказывали вакуфы, что позволяло детям из бедных семей получить высшее образование[4], христиане же учились в эндеруне[5], куда набирались ежегодно 3 000 мальчиков-христиан от 8 до 12 лет из 40 семей из населения Румелии и/или Балкан (девширме)[6].

Несмотря на то, что султан был верховным монархом, государственная и исполнительная власть была возложена на политиков. Между советниками и министрами в органе самоуправления (диван, в XVII веке был переименован в Порту) шла политическая борьба. Ещё во времена бейлика диван состоял из старейшин. Позже вместо старейшин в состав дивана вошли армейские офицеры и местная знать (к примеру, религиозные и политические деятели). Начиная с 1320 года, великий визирь выполнял некоторые обязанности султана. Великий визирь был полностью независим от султана, он мог как угодно распоряжаться наследственным имуществом султана, отправлять в отставку любого и контролировать все сферы. Начиная с конца XVI века, султан перестал участвовать в политической жизни государства, и великий визирь стал

де-факто правителем Османской империи[7].

На всём протяжении истории Османской империи было много случаев, когда правители вассальных Османской империи княжеств действовали не согласовывая действия с султаном и даже против его. После Младотурецкой революции Османская империя стала конституционной монархией. Султан уже не имел исполнительной власти. Был создан парламент с делегатами от всех провинций. Они образовали Имперское правительство (Османская империя)[en].

Увеличивающейся стремительно в размерах империей руководили преданные, опытные люди (албанцы, фанариоты, армяне, сербы, венгры и другие). Христиане, мусульмане и евреи полностью изменили систему управления в Османской империи[8].

В Османской империи было эклектичное правление, что сказывалось даже на дипломатической корреспонденции с другими державами. Первоначально переписка осуществлялась на греческом языке[9].

Все османские султаны имели 35 персональных знаков — тугр, которыми они подписывались. Вырезанные на печати султана, они содержали имя султана и его отца. А также высказывания и молитвы. Самой первой тугрой была тугра Орхана I. Аляповатая тугра, изображённая в традиционном стиле, была основой османской каллиграфии.

Судебный процесс в Османской империи, 1877

Османская правовая система была основана на религиозном праве. Османская империя была построена по принципу местного законоведения[10]. Правовое управление в Османской империи было полной противоположностью центральной власти и местным органам управления. Могущество османского султана сильно зависело от министерства правового развития, которое удовлетворяло нужды миллета[10]. Османское законоведение преследовало цель объединения различных кругов в культурном и религиозном отношениях[10]. В Османской империи было 3 судебных системы: первая — для мусульман, вторая — для немусульманского населения (во главе этой системы стояли иудеи и христиане, управлявшие соответствующими религиозными общинами) и третья — так называемая, система «торговых судов». Вся эта система управлялась кануном[en] — системой законов, основанной на доисламских Ясе и Торе. Канун также был светским правом, издававшимся[11] султаном, которое разрешало проблемы, не разобранные в шариате.

Эти судебные разряды были не вполне исключением: первые мусульманские суды также использовались для урегулирования конфликтов при мене или споров сутяжников-иноверцев, и евреев и христиан, часто обращавшимся к ним для разрешения конфликтов. Правительство Османской империи не вмешивалось в немусульманские правовые системы, несмотря на то, что оно могло вмешаться в них с помощью наместников. Правовая система шариата была создана путём объединения Корана, Хадиса, Иджмы, Кияса и местных обычаев. Обе системы (канун и шариат) преподавались в юридических школах Стамбула.

Реформы в период Танзимата существенно повлияли на правовую систему в Османской империи. В 1877 году частное право (за исключением семейного права) было кодифицировано в Маджалле. Позднее были кодифицированы торговое право, уголовное право и гражданский процесс.

Первая военная часть османской армии была создана в конце XIII века Османом I из членов племени, населявшего холмы Западной Анатолии. Военная система стала сложной организационной единицей в первые годы существования Османской империи. Османская армия имела комплексную систему вербовки и феодальной обороны. Основным родом войск были янычары, сипахи, акынджи и оркестр янычар. Османская армия считалась когда-то одной из самых современных армий в мире. Она была одной из первых армий, которая использовала мушкеты и артиллерийские орудия. Турки впервые использовали фальконет во время осады Константинополя в 1422 году. Удача конных войск в сражении зависела от их быстродействия и маневренности, а не толстой брони лучников и мечников, их туркменских[en]* и арабских лошадей (предки чистокровных лошадей для скачек)[12][13] и прикладной тактики. Ухудшение боеспособности османской армии началось в середине XVII века и продолжилось после Великой Турецкой войны. В XVIII веке турки одержали несколько побед над Венецией, однако в Европе уступила русским некоторые территории.

В XIX веке прошла модернизация османской армии и страны в целом. В 1826 году султан Махмуд II ликвидировал янычарский корпус и создал современную османскую армию. Армия Османской империи была первой армией, нанявшей иностранных инструкторов и отправившей своих офицеров учиться в Западную Европу. Соответственно, в Османской империи разгорелось младотурецкое движение, когда эти офицеры, получив образование, вернулись на Родину.

Османские Сипахи — элитные кавалерийские войска.

Активное участие в турецкой экспансии в Европе принимал также османский флот. Именно благодаря флоту, турки захватили Северную Африку. Потеря турками Греции в 1821 году и Алжира в 1830 году ознаменовали начало ослабления военной мощи османского флота и контроля над далёкими заморскими территориями. Султан Абдул-Азиз попытался восстановить мощь османского флота, создав один из крупнейших флотов в мире (3-е место после Великобритании и Франции). В 1886 году на верфи в Барроу в Великобритании была построена первая подводная лодка военно-морского флота Османской империи[14].

Тем не менее, терпящая крах экономика не могла больше поддерживать флот. Султан Абдул-Хамид II, не доверявший турецким адмиралам, вставшим на сторону реформатора Мидхата-паши, утверждал, что многочисленный флот, требующий дорогого содержания, не поможет выиграть русско-турецкую войну 1877—1878 годов. Он отправил всё турецкие корабли в залив Золотой Рог, где они гнили в течение 30 лет. После младотурецкой революции 1908 года, партия «Единение и прогресс» предприняла попытку воссоздать мощный османский флот. В 1910 году младотурки начали собирать пожертвования для закупки новых кораблей.

История военно-воздушных сил Османской империи[en] началась в 1909 году[15][16]. Первое лётное училище в Османской империи[tr] (тур. Tayyare Mektebi) было открыто 3 июля 1912 года в районе Ешилкёй города Стамбула. Благодаря открытию первого лётного училища, в стране началось активное развитие военной авиации. Было увеличено количество военных пилотов рядового состава, из-за чего была увеличена численность вооружённых сил Османской империи. В мае 1913 года в Османской империи была открыта первая в мире авиационная школа для обучения лётчиков управлению самолётов-разведчиков и создано отдельное разведывательное подразделение. В июне 1914 года в Турции была основана школа военно-морской авиации (тур. Bahriye Tayyare Mektebi). С началом Первой мировой войны процесс модернизации в государстве резко остановился. ВВС Османской империи сражались на многих фронтах Первой мировой войны (В Галиции, на Кавказе и в Йемене).

  1. ↑ Itzkowitz, 1980, p. 38.
  2. 1 2 Naim Kapucu,Hamit Palabıyık «Turkish public administration: from tradition to the modern age», p 77
  3. ↑ Antony Black, ibid, page 197
  4. ↑ Bernard Lewis, Istanbul and the civilization of the Ottoman Empire, p. 151
  5. ↑ Enderun and Matraki (неопр.). Дата обращения 19 октября 2013. Архивировано 5 января 2013 года.
  6. ↑ Kemal H Karpat, Social Change and Politics in Turkey: A Structural-Historical Analysis, p. 204
  7. ↑ Antony Black (2001), «The state of the House of Osman (devlet-ı al-ı Osman)» in The History of Islamic Political Thought: From the Prophet to the Present, p. 199
  8. ↑ Inalcik, Halil. «The Policy of Mehmed II toward the Greek Population of Istanbul and the Byzantine Buildings of the City.» Dumbarton Oaks Papers 23, (1969): 229—249.pg236
  9. ↑ Donald Quataert, 2
  10. 1 2 3 Lauren A. Benton, Law and Colonial Cultures: Legal Regimes in World History, 1400—1900", pp 109—110
  11. ↑ Всемирная исламская политико-правовая мысль — Исламская интернет-библиотека Романа Пашкова (неопр.) (недоступная ссылка). Дата обращения 23 декабря 2013. Архивировано 1 февраля 2013 года.
  12. ↑ Milner The Godolphin Arabian pp. 3-6
  13. ↑ Wall Famous Running Horses p. 8
  14. ↑ The standard — Petition created for submarine name — Ellesmerereportstandard.co.uk (англ.) (недоступная ссылка). Дата обращения 19 октября 2013. Архивировано 23 апреля 2008 года.
  15. ↑ Story of Turkish Aviation in «Turkey in the First World War» website (неопр.) (недоступная ссылка). Turkeyswar.com. Архивировано 17 июля 2011 года.
  16. Hv. K. K. Mebs. «Founding» in Turkish Air Force official website (неопр.). Hvkk.tsk.tr. Дата обращения 19 октября 2013. Архивировано 14 января 2013 года.
  • Norman Itzkowitz. Ottoman Empire and Islamic Tradition. — University of Chicago Press, 1980. — ISBN 0-226-38806-9.

Упадок Османской империи в 17-18 веках

В начале XVII века начался упадок Османской империи, и к концу XVIII века она утратила былое величие.

Финансовый кризис империи

В конце XVI века наследники Сулеймана I все больше времени прово­дили в своих гаремах, мало занимаясь государственными делами. Чиновники Высокой Порты стали раздавать земли с деревнями не воинам-ополченцам, а своим родственникам и друзьям. Те потихоньку объ­являли их частными владениями и отказывались выставлять воинов в войско султана. В результате к концу XVII века султаны могли собрать под своими знаменами вместо 200 только 20 тысяч всадников. Ослаб­ленная армия уже не могла завоевывать новые земли, походы больше не приносили значительной добычи. Чтобы пополнить свои доходы, воины-ополченцы стали переселяться в деревни и самочинно увеличивать оброки с земледельцев, сгонять их с земли, превращать в крепостных.

Одновременно росли расходы дворца, в ко­тором проживало и кормилось около 12 ты­сяч жен, наложниц, слуг и стражников. Сре­ди них были даже хранители чалмы и шубы султана, стражи соловья и попугая султана. Доходы же султана снижались. Большинство «восточных товаров» везли теперь в Европу через океаны, в обход Турции. Когда в 1595 году султан Мурад III (любивший золото так, что спал прямо в своей сокровищнице) не по­заботился о хорошем жалованье янычарам, они ворвались во дворец и сместили его с престола. Когда в 1622 году султан Осман II попытался лишить янычар их особого поло­жения в столице, возмущенные воины захва­тили дворец, бросили султана в тюрьму Се­мибашенного замка, где вскоре его удушили шелковым шнуром.

Ближний и Средний Восток. XVII в.

Репрессии против христиан (немусульман)

Для выплаты жалованья янычарам и многочисленным чиновникам султаны были вынуждены увеличить налоги с немусульманских под­данных в 5 раз, причем их стали требовать даже с младенцев! Многие наместники на Балканах собирали в свою пользу налогов больше, чем в казну султана. Попытки жаловаться центральному правительству Порты заканчивались тем, что наместники откупались взятками, а христианские жалобщики еще и оплачивали приезд проверяющего чи­новника. Христианам было запрещено носить оружие и одежду, похо­жую на мусульманскую. В правительственных документах христиан­ских подданных называли «скотом», и каждый янычар получил право убивать и забирать деньги любого подозрительного христианина.

Восстания христиан

В ответ православные народы Балканского полуострова начинали борьбу за освобождение от власти Османов. Вопреки турецкому прав­лению греки, болгары, сербы, румыны, молдаване сумели сохранить свои языки и культуру. В городах распространяются книги и листы, призывающие к борьбе за свободу. В горах складываются маленькие независимые государства, вроде сербского княжества Черногория. В долинах действуют разрозненные отряды народных мстителей — гайдуков — из беглых крестьян и горожан. С конца XVI и до конца XVIII века вспыхивали восстания во всех христианских владениях, но турецкие войска их жестоко подавляли. Материал с сайта http://doklad-referat.ru

Прием во дворце султана
Селим III под охраной янычара

Потеря земель и зависимость от других стран

Османская армия ослабла. Турецкие всадники-ополченцы часто бежали с поля боя, своевольные янычары позволяли себе обсуждать приказы, артиллерия не менялась с XVI века. Постепенно Австрия от­воевала у турок часть дунайских и балканских провинций, а Россия — Северное Причерноморье. Султан официально признал Российского государя покровителем православных народов, живущих в Турции. Русский посол имел право защищать греков, болгар, сербов от турец­ких властей, помогать желающим уезжать в Россию. Нуждаясь в день­гах, султаны стали разрешать французам и англичанам основывать в империи торговые фактории. По особым договорам — «капитуляциям» — европейские купцы фактически не подчинялись султану. Получая большие пошлины, султаны ставили европейских купцов в более вы­годное положение, чем собственных. Мнение правительства Порты все чаще стало зависеть от подсказок английских и французских послов.

Попытки реформ при Селиме III

Попытки усиления Турции были предприняты в конце XVIII века при султане Селиме III (1789-1807). Еще будучи юношей, он интересо­вался европейскими реформами, военными на­уками и искусством. Уже в 1793 году Селим приказал построить казармы и учебные плацы для военных учений. Для развития турецкой ар­тиллерии и флота Селим стал приглашать евро­пейских инженеров и инструкторов. Было от­крыто сухопутное инженерное училище. Все ча­ще стали появляться переведенные на турецкий язык изыскания европейских ученых в области математики, военного дела и других отраслей науки. Однако янычары, взволнованные появле­нием новых войск, взбунтовались. Вслед за ни­ми исламские проповедники начали говорить о несовместимости реформ с Кораном и принци­пами шариата. В этой обстановке Селим был вы­нужден отречься от престола.

На этой странице материал по темам:
  • Османская империя 17-18 веков сообщение

  • Конспект урока османская империя в 17-18 веках

  • Презентация османская империя в 17-18 веках

  • Урок географии на тему османская империя в 17-18 века

  • Доклад по истории на тему османская империя 17 -18 века

Вопросы по этому материалу:
  • Какие народы населяли владения Османской империи в Азии, Африке, Ев­ропе?

  • Какие причины привели к упадку Османской империи?

  • Почему в течение Нового времени изменилось отношение европейцев к Османской империи?

Османская империя и Россия. Империя тюрков. Великая цивилизация

Османская империя и Россия

Одним из внешнеполитических факторов, оказывающих значительное влияние на общее положение Османской империи на рубеже XVII–XVIII вв. становятся отношения с Россией. И хотя характер открытого военного противостояния русско-турецкие отношения приобрели только в XVIII в., острые конфликтные ситуации не раз бывали и в более ранний период – XVI–XVII вв. Не будет преувеличением сказать, что важнейшим фактором быстрого развития наметившейся тенденции к проведению реформ стали русско-турецкие войны XVIII в., поэтому остановимся более подробно на отношениях Османской империи и России.

Начало непосредственных сношений между империей Османов и Московским государством датируется 1492 г., когда Иван III послал через крымского хана грамоту «турецкому султану» Баязеду II. В течение нескольких последующих лет турецкий султан и князь московский продолжали изучать возможность установления прямых контактов между их государствами. В результате чего в 1496 г. из Москвы в Стамбул было отправлено первое посольство: Иван III стремился к защите интересов русской торговли, шедшей через Азов и Кафу. По этому поводу султан направил в Москву специальную охранную грамоту.

С 1512 г. между новым султаном Селимом I и московским князем Василием III мирно решались вопросы о набегах на русские земли крымских ханов и отрядов турок из Азова. Хотя московские послы пытались склонить султана к заключению письменного договора о дружбе, тот, однако, уклонился от этой процедуры. Почти полвека в русско-турецких отношениях происходил обмен посольствами, велась взаимная торговля. Но по мере роста военных затруднений турок на западе правители Османской империи все чаще обращали свои взоры на север и восток. Уже Сулейман I, потерпевший поражение под стенами Вены, стал подумывать о войне против Ирана и Московского государства.

Первым значительным проявлением антирусского политического курса османских султанов был приказ от 1568 г. крымскому хану идти походом на Астрахань, которая в 1556 г. была присоединена к России. Военная кампания османов 1569 г. по захвату Астрахани была неудачной и в Стамбул в конечном счете добралось не более 700 участников астраханской экспедиции.

В последней четверти XVI в. султану не удалось осуществить свои экспансионистские планы, поскольку в 70—80-х гг. XVI в. силы империи были отвлечены на длительную войну с Ираном и более значительную с Австрией.

В первой половине XVII в. отношения между русским государством и Османской империей поддерживались посредством довольно регулярного обмена посольствами. Десятилетие с 1651 по 1660 г. было отмечено приостановкой дипломатических сношений между Стамбулом и Москвой. В эти годы Швеция пыталась втянуть султана в войну против России.

В 1666–1672 гг. в центре переговоров оказались украинские земли: шла война между Польшей и Османской империей за обладание Украиной. В 1672 г. турецкая армия опустошила Правобережную Украину, а это была уже открытая агрессия против России (в 1654 г. произошло воссоединение Украины с Россией). В такой обстановке в 1676 г. началась русско-турецкая война. В августе 1677 г. османская армия была разгромлена русской армией под Чигирином. И все же полностью изгнать турецкие войска с Правобережной Украины России тогда оказалось не под силу.

В январе 1681 г. в Бахчисарае было подписано перемирие сроком на 20 лет, по условиям которого Россия сохранила за собой Левобережную Украину и Киев; Правобережная Украина отошла к Османской империи.

Постоянная угроза агрессии со стороны Османской империи и ее крымского вассала побуждала Россию к принятию действенных мер. В числе этих мер были три неудачных похода русских войск в Крым (1686, 1687 и 1695 гг.). Более успешной оказалась вторая азовская экспедиция Петра I во время которой русские войска после двухмесячной осады в июле 1695 г. овладели Азовом. Летом 1700 г. в Стамбуле был подписан русско-турецкий договор, закрепивший за Россией Азов и близлежащие районы. Война России со Швецией за выход к балтийским берегам, получившая название Северной войны (1700–1721 гг.), диктовала России необходимость мирных отношений с южным соседом, поэтому главной задачей первого российского посла в Стамбуле графа П. А. Толстого (1702–1714 гг.) было обеспечение мира с Османской империей.

И все же мирный период в русско-турецких отношениях оказался не очень длительным. Опасаясь усиления своего северного соседа, Порта, как правило, становилась на сторону врагов России. Кроме того, ее пугала реальная перспектива поддержки Россией зарождавшегося стремления славянских народов Османской империи к свободе.

Когда в Полтавском сражении (27 июня 1709 г.) шведский король Карл XII потерпел полное поражение, Ахмед III предоставил ему убежище. В октябре 1710 г. Петр I, озабоченный ухудшением русско-турецких отношений, призвал султана срочно выслать из страны Карла XII, иначе России придется принимать необходимые меры для защиты южных границ, на что султан никак не среагировал. Шведы тем временем подстрекали Порту к военному конфликту с Россией, суля поддержку Швеции и Польши.

В конце декабря 1710 г. войско крымского хана вторглось на Украину. 22 февраля 1711 г. Россия объявила войну Османской империи. Со стороны России военные приготовления были произведены по всей русско-турецкой границе – от Кубани до Молдовы, тем не менее, силы сторон были не равными: у Петра I было 38 тыс. человек, тогда как в армии султана насчитывалось 100–120 тыс. 9 июля началось большое сражение. 10 июля военный совет русской армии решил предложить туркам перемирие, османское командование, плохо представляя себе реальное соотношение сил, приняло это предложение.

12 июля 1711 г. был подписан русско-турецкий мирный трактат. Условия договора были для России тяжелыми: возвратить Азов, не вмешиваться в польские дела, пропустить Карла XII в его владения, ограничиться сухопутными торговыми операциями, не иметь своего посла в столице султана и т. д. Условия договора долгое время не выполнялись, и окончательно русско-турецкие отношения были нормализованы в 1713 г. подписанием Адрианопольского мирного договора со сроком действия на 25 лет. Однако не прошло и трех лет, как Россия и Османская империя вновь оказались на грани вооруженного конфликта. Поводом стали вторжение турецких войск в Грузию, захват Тбилиси и подготовка дальнейшей экспансии в Закавказье. Это произошло в 1723 г., вскоре после окончания персидского похода Петра I, в результате которого Россия установила свою власть в Дагестане и Северном Азербайджане. Именно в эту трудную для народов Закавказья пору армяне и грузины обратили свои взоры к России. Однако Петр I, недавно завершивший длительную Северную войну, не мог позволить себе втянуть страну в войну с турками в Закавказье. Османская империя, натолкнувшись на упорное сопротивление народов Закавказья и испытывая внутренние неурядицы и экономические трудности, готова была к компромиссу. Таким компромиссом стал русско-турецкий договор 1724 г., который привел к разделу между Россией и Османской империей бывших владений иранских шахов на Кавказе.

Последующее десятилетие до середины 30-х гг. XVIII в. было сравнительно мирной полосой в русско-турецких отношениях. Однако, когда правительство Анны Иоанновны заключило договор с иранским шахом в 1735 г., вернув Ирану все прикаспийские земли, реакцией султана стал поход крымского хана в Закавказье через русские земли, который фактически стал началом новой русско-турецкой войны.

В 1736 г. Россия объявила войну Османской империи. В Крым была отправлена военная экспедиция, в результате чего русские захватили Бахчисарай и заняли Азов. В 1737 г. в войну вступила Австрия на стороне России. Русские войска захватили Очаков, провели ряд удачных операций в Крыму. Османская империя запросила мира. Мирные переговоры завершились в Белграде 18 сентября 1739 г. В 1740–1741 гг. Россия и Османская империя обменялись чрезвычайными посольствами. Именно усилиями дипломатии мирные отношения не нарушались более четверти столетия.

Ухудшение русско-турецких отношений наступило в начале 60-х гг. XVIII столетия. На то было несколько причин: постоянная угроза нападения на Россию крымских и ногайских татар, подвластных османскому султану, запрет на плавание русских судов в Черном море; обращение народов Балкан и Кавказа за помощью к России, как избавителю от османского владычества. Поводом к войне стал незначительный пограничный инцидент.

Войну России султан Мустафа III объявил 4 октября 1768 г. В апреле 1769 г. бои между русскими и турецкими войсками начались на Дунайском фронте и велись с успехом для русских; на Кавказском фронте также преимущество было на стороне русской армии.

Кампания 1770 г. вновь принесла успех России: русский флот блокировал Дарданеллы, прервав морские коммуникации противника. В кампании 1771 г. главным событием стало занятие Крыма. Это был сильнейший удар по Османской империи, дотоле считавшей Черное море своим внутренним морем.

Весной и летом 1774 г. произошли события, предопределившие исход войны: в начале мая русские войска форсировали Дунай и заняли Пазарджик. В сражении при Козлудже русский корпус под командованием А. В. Суворова, имевший в своем составе только 8 тыс. солдат, наголову разгромил 40-тысячную армию турок. Наступление русских войск на Балканах развивалось стремительно. 20 июня Порта предложила перемирие. В июле 1774 г. в Кючук-Кайнарджи был подписан мирный договор. Он отразил явное экономическое и военное превосходство Российского государства над Османской империей и зафиксировал принципиальные перемены в международном положении Османской державы.

19 апреля 1783 г. Екатерина II издала манифест о присоединении Крыма, Таманского полуострова и земель до реки Кубань к России. После этого воинственность антирусской партии в Стамбуле усилилась, кроме того, ряд европейских держав, в частности Англия, Пруссия, Голландия и Швеция, подталкивали султана к войне.

24 августа 1787 г. Османская империя объявила России войну.

Победы Суворова в битвах при Фокшанах и Рымнике закрепили военный успех России.

22 декабря 1790 г. крепость Измаил, имевшая 35-тысячный гарнизон, была штурмом взята войсками под командованием Суворова. Вооруженные силы султана были на грани полного истощения. Османская империя запросила мира. 29 декабря 1791 г. в Яссах был подписан мирный договор, который принес России новые территориальные выгоды и политические преимущества.

Итоги русско-турецких войн конца XVIII в. четко выявили экономическую и военную слабость Османской империи, а также очевидную необходимость серьезных реформ в государственном и военном механизме страны.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Османская империя в XV - XVII веках. Стамбул

Османская империя, созданная в результате завоевательных походов турецких султанов, занимала на рубеже XVI—XVII вв. огромную территорию в трех частях света — в Европе, Азии и Африке. Управление этим гигантским государством с разноплеменным составом населения, разнообразными климатическими условиями и хозяйственно-бытовыми традициями было делом непростым. И если турецким султанам во второй половине XV в. и в XVI в. удавалось в целом решать эту проблему, то главным слагаемым успеха были: последовательная политика централизации и укрепления политического единства, хорошо организованная и отлаженная военная машина, теснейшим образом связанная с тимарной (военно-ленной) системой землевладения. И все эти три рычага обеспечения могущества империи прочно удерживались в руках султанов, олицетворявших всю полноту власти не только светской, но и духовной, ибо султан носил титул халифа — духовного главы всех мусульман-суннитов.

Резиденцией султанов с середины XV в. вплоть до крушения Османской империи был Стамбул — центр всей системы управления государством, средоточие высших органов власти. Французский исследователь истории османской столицы Робер Мантран с полным основанием видит в этом городе воплощение всей специфики государства османов. «Несмотря на многообразие территорий и народов, находившихся под властью султана, — пишет он, — на протяжении всей своей истории османская столица, Стамбул, была воплощением империи вначале благодаря космополитической природе своего населения, где, однако, турецкий элемент был главенствующим и преобладающим, а затем благодаря тому, что она представляла собой синтез этой империи в виде ее административного и военного, экономического и культурного центра».

Став столицей одного из самых сильных государств эпохи Средневековья, древний город на берегах Босфора в очередной раз в своей истории превратился в политический и экономический центр мирового значения. Он вновь стал важнейшим пунктом транзитной торговли. И хотя великие географические открытия XV—XVI вв. привели к перемещению главных путей мировой торговли из Средиземного моря в Атлантику, черноморские проливы оставались важнейшей торговой артерией. Стамбул в качестве резиденции халифов приобрел значение религиозного и культурного центра мусульманского мира. Бывшая столица восточного христианства стала основным бастионом ислама. Мехмед II перенес свою резиденцию из Эдирне в Стамбул только зимой 1457/58 г. Но еще до этого он приказал заселить опустевший город. Первыми новыми жителями Стамбула стали турки из Аксарая и армяне из Бурсы, а также греки из Морей и с островов Эгейского моря.

Новая столица не раз страдала от чумы. В 1466 г. в Стамбуле ежедневно гибло от этой страшной болезни по 600 жителей. Мертвецов не всегда успевали хоронить вовремя, ибо в городе не хватало могильщиков. Мехмед II, который в этот момент вернулся из военного похода в Албанию, предпочел переждать страшную пору в македонских горах. Менее чем через десять лет на город обрушилась еще более опустошительная эпидемия. На этот раз весь двор султана перебрался в Балканские горы. Эпидемии чумы бывали в Стамбуле и в последующие века. Десятки тысяч жизней унесла, в частности, эпидемия чумы, свирепствовавшая в столице в 1625 г.

И все же число обитателей новой турецкой столицы быстро увеличивалось. Уже к концу XV в. оно превысило 200 тыс. Чтобы оценить эту цифру, приведем два примера. В 1500 г. лишь шесть европейских городов имели население численностью более 100 тыс. — Париж, Венеция, Милан, Неаполь, Москва и Стамбул. В регионе Балкан Стамбул был самым большим городом. Так, если Эдирне и Салоники в конце XV — начале XVI в. насчитывали по 5 тыс. хозяйств, облагаемых налогами, то в Стамбуле уже в 70-х годах XV в. было более 16 тыс. таких хозяйств, А в XVI в. рост населения Стамбула был еще более значительным. Селим I переселил в свою столицу много валахов. После завоевания Белграда в Стамбуле обосновалось много ремесленников-сербов, а покорение Сирии и Египта привело к появлению в городе сирийских и египетских ремесленников. Дальнейший рост населения был предопределен быстрым развитием ремесла и торговли, а также широким строительством, которое требовало множества рабочих рук. К середине XVI в. в Стамбуле насчитывалось от 400 до 500 тыс. жителей.

Этнический состав жителей средневекового Стамбула был разнообразен. Большую часть населения составляли турки. В Стамбуле появились кварталы, заселенные выходцами из городов Малой Азии и названные по именам этих городов — Аксарай, Караман, Чаршамба. В короткий срок в столице сложились и значительные группы нетурецкого населения, преимущественно греческого и армянского. По приказу султана новым жителям предоставлялись дома, опустевшие после гибели или увода в рабство их прежних жителей. Новоселам предоставлялись различные льготы с целью поощрения занятий ремеслом или торговлей.

Самой значительной группой нетурецкого населения были греки — выходцы из Морей, с островов Эгейского моря и из Малой Азии. Греческие кварталы возникали вокруг церквей и резиденции греческого патриарха. Поскольку православных церквей было около трех десятков и они были разбросаны по всему городу, кварталы с компактным греческим населением возникли постепенно в разных районах Стамбула и в его пригородах. Стамбульские греки играли важную роль в торговле, рыболовстве и мореходстве, занимали прочные позиции в ремесленном производстве. Большинство питейных заведений принадлежало грекам. Значительную часть города занимали кварталы армян и евреев, также селившихся, как правило, вокруг своих молитвенных домов — церквей и синагог — либо вблизи резиденций духовных глав своих общин — армянского патриарха и главного раввина.

Армяне составляли вторую по численности группу нетурецкого населения столицы. После превращения Стамбула в крупный перевалочный пункт они стали активно участвовать в международной торговле в качестве посредников. Со временем армяне заняли важное место в банковском деле. Весьма заметную роль играли они и в ремесленном производстве Стамбула.

Третье место принадлежало евреям. Вначале они занимали десяток кварталов у Золотого Рога, а затем стали селиться в ряде других районов старого города. Появились еврейские кварталы и на северном берегу Золотого Рога. Евреи традиционно участвовали в посреднических операциях международной торговли, играли важную роль в банковском деле.

В Стамбуле было немало арабов, преимущественно выходцев из Египта и Сирии. Поселились здесь и албанцы, в большинстве своем мусульмане. В турецкой столице жили также сербы и валахи, грузины и абхазцы, персы и цыгане. Здесь можно было встретить представителей практически всех народов Средиземноморья и Ближнего Востока. Еще более пестрой картину турецкой столицы делала колония европейцев — итальянцев, французов, голландцев и англичан, занимавшихся торговлей, врачебной или аптекарской практикой. В Стамбуле их обычно именовали «франками», объединяя под этим названием выходцев из разных стран Западной Европы.

Интересны данные о мусульманском и немусульманском населении Стамбула в динамике. В 1478 г. в городе было 58,11% мусульман и 41,89% немусульман. В 1520— 1530 гг. это соотношение выглядело так же: мусульман 58,3%, а немусульман 41,7%. Путешественники отмечали примерно то же соотношение и в XVII в. Как явствует из приведенных данных, Стамбул весьма отличался по составу населения от всех других городов Османской империи, где немусульмане были обычно в меньшинстве. Турецкие султаны в первые века существования империи как бы демонстрировали на примере столицы возможности сосуществования завоевателей и покоренных. Впрочем, это никогда не заслоняло разницу в их правовом статусе.

Во второй половине XV в. турецкие султаны установили, что духовными и некоторыми гражданскими делами (вопросы брака и развода, имущественные тяжбы и пр.) греков, армян и евреев будут ведать их религиозные общины (миллеты). Через глав этих общин султанские власти взимали также различные налоги и сборы с немусульман. Патриархи греко-православной и армяно-григорианской общин, а также главный раввин иудейской общины были поставлены в положение посредников между султаном и немусульманским населением. Султаны покровительствовали главам общин, оказывали им всевозможные милости в качестве платы за поддержание в их пастве духа покорности и повиновения.

Немусульманам в Османской империи был закрыт доступ к административной или военной карьере. Поэтому большинство жителей Стамбула — немусульмане обычно занимались ремеслом или торговлей. Исключение составляла небольшая часть греков из богатых семей, живших в квартале Фанар на европейском берегу Золотого Рога. Греки-фанариоты находились на государственной службе, преимущественно в должностях драгоманов — официальных переводчиков.

Султанская резиденция была центром политической и административной жизни империи. Все государственные дела решались на территории дворцового комплекса Топкапы. Тенденция к максимальной централизации власти выразилась в империи уже в том, что все основные государственные ведомства располагались на территории султанской резиденции или рядом с ней. Этим как бы подчеркивалось, что особа султана является средоточием всей власти в империи, а сановники, даже самые высшие, лишь исполнители его воли, причем их собственная жизнь и имущество целиком зависят от властелина.

В первом дворе Топкапы были расположены управление финансами и архивами, монетный двор, управление вакуфами (землями и имуществом, доходы от которых шли на религиозные или благотворительные цели), арсенал. Во втором дворе находился диван — совещательный совет при султане; здесь же помещалась султанская канцелярия и государственная казна. В третьем дворе находились личная резиденция султана, его гарем и личная казна. С середины XVII в. один из дворцов, сооруженных рядом с Топкапы, стал постоянной резиденцией великого везира. В непосредственной близости от Топкапы были устроены казармы янычарского корпуса, где обычно размещалось от 10 тыс. до 12 тыс. янычар.

Поскольку султан считался верховным вождем и главнокомандующим всех воинов ислама в священной войне против «неверных», сама церемония восшествия турецких султанов на престол сопровождалась обрядом «опоясания мечом». Отправляясь на эту своеобразную коронацию, новый султан прибывал к мечети Эйюба, расположенной на берегу залива Золотой Рог. В этой мечети шейх почитаемого ордена дервишей мевлеви опоясывал нового султана саблей легендарного Османа. Возвращаясь в свой дворец, султан выпивал у янычарских казарм традиционную чашу шербета, приняв ее из рук одного из высших янычарских военачальников. Наполнив затем чашу золотыми монетами и заверив янычар в неизменной готовности бороться против «неверных», султан как бы заверял янычарское воинство в своем благорасположении.

Личная казна султана в отличие от государственной обычно не испытывала нехватки средств. Она постоянно пополнялась самыми различными способами — данью из вассадьных дунайских княжеств и Египта, доходами от вакуфных учреждений, бесконечными подношениями и подарками.

На содержание султанского двора тратились баснословные суммы. Дворцовая челядь исчислялась тысячами. В дворцовом комплексе жило и кормилось более 10 тыс. человек — придворные, султанские жены и наложницы, евнухи, слуги, дворцовая стража. Особенно многочислен был штат придворных. Здесь были не только обычные придворные чины — стольники и ключники, постельничие и сокольничие, стремянные и егеря, — но и главный придворный астролог, хранители шубы и чалмы султана, даже стражи его соловья и попугая!

В соответствии с мусульманской традицией султанский дворец состоял из мужской половины, где находились покои султана и все официальные помещения, и женской, называвшейся гаремом. Эта часть дворца была под неослабной охраной черных евнухов, глава которых имел звание «кызлар агасы» («господин девушек») и занимал одно из высших мест в придворной иерархии. Он не только всевластно распоряжался жизнью гарема, но и ведал личной казной султана. В его ведении были также вакфы Мекки и Медины. Глава черных евнухов был особой, приближенной к султану, пользовался его доверием и обладал весьма большой властью. Со временем влияние этого лица стало столь значительным, что его мнение оказывалось определяющим при решении важнейших дел империи. Не один великий везир был обязан своим назначением или смещением главе черных евнухов. Бывало, правда, что и начальники черных евнухов кончали плохо. Первой персоной в гареме была султанша-мать («валиде-султан»). Она играла немалую роль и в политических делах. Вообще гарем всегда был средоточием дворцовых интриг. Многие заговоры, направленные не только против высших сановников, но и против самого султана, возникали в стенах гарема.

Роскошь султанского двора была призвана подчеркнуть величие и значимость повелителя в глазах не только его подданных, но и представителей других государств, с которыми Османская империя имела дипломатические отношения.

Хотя турецкие султаны обладали неограниченной властью, случалось, что они сами становились жертвами дворцовых интриг и заговоров. Поэтому султаны всячески стремились обезопасить себя, личная охрана должна была постоянно ограждать их от неожиданного нападения. Еще при Баязиде II было установлено правило, запрещавшее вооруженным людям приближаться к особе султана. Более того, при преемниках Мехмеда II любое лицо могло приблизиться к султану только в сопровождении двух стражников, бравших его под руки. Постоянно принимались меры, исключавшие возможность отравления султана.

Поскольку братоубийство в династии Османа было узаконено еще при Мехмеде II, на протяжении XV и XVI вв. десятки принцев окончили свои дни, иные в младенческом возрасте, по воле султанов. Однако даже такой жестокий закон не смог оградить турецких монархов от дворцовых заговоров. Уже в период царствования султана Сулеймана I двое его сыновей, Баязид и Мустафа, были лишены жизни. Это было результатом интриги любимой жены Сулеймана султанши Роксоланы, которая столь жестоким способом расчищала путь к престолу для своего сына Селима.

От имени султана страной управлял великий везир, в резиденции которого рассматривались и решались важнейшие административные, финансовые и военные дела. Осуществление своей духовной власти султан перепоручал шейх-уль-исламу — высшему мусульманскому духовному лицу империи. И хотя этим двум высшим сановникам самим султаном была доверена вся полнота светской и духовной власти, реальная власть в государстве сплошь и рядом сосредоточивалась в руках его приближенных. Не раз бывало, что государственные дела вершились в покоях султанши-матери, в кругу близких ей лиц из придворной администрации.

В сложных перипетиях дворцовой жизни важнейшую роль неизменно играли янычары. Янычарский корпус, на протяжении нескольких столетий составлявший основу турецкой постоянной армии, был одной из прочнейших опор султанского трона. Султаны стремились завоевать сердца янычар щедростью. Существовал, в частности, обычай, по которому султаны должны были при вступлении на престол делать им подарки. Этот обычай со временем превратился в своеобразную дань султанов янычарскому корпусу. С течением времени янычары сделались чем-то вроде преторианской гвардии. Они играли первую скрипку почти во всех дворцовых переворотах, султаны то и дело смещали высших сановников, не угодивших янычарской вольнице. В Стамбуле находилось, как правило, около трети янычарского корпуса, т. е. от 10 тыс. до 15 тыс. человек. Время от времени столицу потрясали бунты, которые обычно возникали в одной из янычарских казарм.

В 1617—1623 гг. янычарские бунты четыре раза приводили к смене султанов. Один из них, султан Осман II, был возведен на трон в четырнадцатилетнем возрасте, а через четыре года убит янычарами. Это произошло в 1622 г. А через десять лет, в 1632 г., в Стамбуле вновь вспыхнул янычарский бунт. Возвратившись в столицу из неудачного похода, они осадили султанский дворец, а затем депутация янычар и сипахи ворвалась в покои султана, потребовала назначения угодного им нового великого везира и выдачи сановников, к которым у бунтовщиков были претензии. Мятеж удалось подавить, как всегда уступив янычарам, но их страсти уже так разбушевались, что с наступлением священных для мусульман дней рамазана толпы янычар с факелами в руках носились ночами по городу, угрозами поджога вымогая деньги и имущество у сановников и зажиточных горожан.

Чаще всего рядовые янычары оказывались простым орудием в руках противостоявших друг другу дворцовых группировок. Глава корпуса — янычарский ага — был одной из самых влиятельных фигур в султанской администрации, его расположением дорожили высшие сановники империи. Султаны с подчеркнутым вниманием относились к янычарам, периодически устраивая для них всевозможные развлечения и зрелища. В самые трудные для государства моменты никто из сановников не рисковал задерживать выплату жалованья янычарам, ибо это могло стоить головы. Прерогативы янычар оберегались так тщательно, что дело доходило порой до печальных курьезов. Однажды случилось так, что главный церемониймейстер в день мусульманского праздника по ошибке допустил к целованию мантии султана командующих кавалерией и артиллерией ранее янычарского аги. Рассеянный церемониймейстер немедленно был казнен.

Янычарские бунты были опасны и для султанов. Летом 1703 г. восстание янычар окончилось свержением с престола султана Мустафы II.

Бунт начался довольно обычно. Его зачинщиками стали несколько рот янычар, которые не пожелали выступить в назначенный поход в Грузию, сославшись на задержку в выплате жалованья. Бунтовщики, поддержанные значительной частью янычар, находившихся в городе, а также софтами (учащимися духовных школ — медресе), ремесленниками и торговцами, оказались практически хозяевами столицы. Султан и его двор находились в это время в Эдирне. В среде сановников и улемов столицы начался раскол, часть примкнула к мятежникам. Толпы бунтовщиков громили дома неугодных им сановников, в том числе дом стамбульского градоначальника — каймакама. Один из ненавистных янычарам военачальников, Хашим-заде Муртаза-ага, был убит. Руководители мятежников назначили на высшие посты новых сановников, а затем послали к султану в Эдирне депутацию, потребовав выдачи ряда придворных, которых они считали повинными в расстройстве государственных дел.

Султан попытался откупиться от бунтовщиков, направив в Стамбул большую сумму для выплаты жалованья и выдачи денежных подарков янычарам. Но это не принесло желаемого результата. Мустафе пришлось сместить и отправить в ссылку неугодного мятежникам шейх-уль-ислама Фейзуллах-эфенди. Одновременно он собрал в Эдирне верные ему войска. Тогда янычары 10 августа 1703 г. двинулись из Стамбула на Эдирне; уже в пути они провозгласили новым султаном брата Мустафы II — Ахмеда. Дело обошлось без кровопролития. Переговоры между командирами бунтовщиков и военачальниками, возглавлявшими султанские войска, закончились фетвой нового шейх-уль-ислама о низложении Мустафы II и восшествии на престол Ахмеда III. Непосредственные участники бунта получили высочайшее прощение, но, когда волнения в столице улеглись и правительство опять контролировало положение, некоторые из главарей мятежников были все же казнены.

Мы уже говорили, что централизованное управление огромной империей требовало значительного правительственного аппарата. Руководители основных государственных ведомств, среди которых первым был великий везир, вместе с рядом высших сановников империи составляли совещательный совет при султане, именовавшийся диваном. Этот совет обсуждал государственные вопросы особой важности.

Ведомство великого везира именовалось «Баб-и али», что означало дословно «Высокие врата». На французском языке — языке дипломатии того времени — это звучало как «La Sublime Porte», т. е. «Блистательные [или Высокие] врата». В языке же российской дипломатии французское «Porte» превратилось в «Порту». Так «Блистательная Порта» или «Высокая Порта» надолго стало в России наименованием османского правительства. «Портой Оттоманской» порой называли не только высший орган светской власти Османской империи, но и само турецкое государство.

Пост великого везира существовал с момента основания османской династии (учрежден в 1327 г.). Великий везир всегда имел доступ к султану, он вершил государственные дела от имени суверена. Символом его власти была хранившаяся у него государственная печать. Когда султан приказывал великому везиру передать печать другому сановнику, это означало в лучшем случае немедленную отставку. Нередко этот приказ означал ссылку, а порой и смертный приговор. Ведомство великого везира руководило всеми государственными делами, в том числе и военными. Его главе подчинялись руководители других государственных ведомств, а также бейлербеи (наместники) Анатолии и Румелии и сановники, управлявшие санджаками (губерниями). Но все же власть великого везира зависела от многих причин, в том числе таких случайных, как прихоть или каприз султана, интриги дворцовой камарильи.

Высокий пост в столице империи означал необычайно большие доходы. Высшие сановники получали от султана земельные пожалования, приносившие колоссальные денежные суммы. В результате многие высшие сановники накапливали огромные богатства. Например, когда сокровища великого везира Синан-паши, умершего в конце XVI в., попали в казну, их размеры настолько поразили современников, что рассказ об этом попал в одну из известных турецких средневековых хроник.

Важным государственным ведомством было управление кадиаскера. Оно осуществляло руководство органами юстиции и суда, а также школьными делами. Поскольку в основе судопроизводства и системы обучения лежали нормы шариата — мусульманского права, ведомство кадиаскера подчинялось не только великому везиру, но и шейх-уль-исламу. До 1480 г. существовало единое ведомство кадиаскера румелийского и кадиаскера анатолийского.

Финансами империи управляло ведомство дефтердара (букв, «хранителя реестра»). Управление нишанджи было своего рода протокольным департаментом империи, ибо его чиновники оформляли многочисленные указы султанов, снабжая их искусно выполненной тугрой — монограммой правившего султана, без которой указ не получал силы закона. Вплоть до середины XVII в. ведомство нишанджи осуществляло также связи Османской империи с другими странами.

Многочисленные чиновники всех рангов считались «рабами султана». Многие сановники и в самом деле начинали свою карьеру настоящими рабами на дворцовой или военной службе. Но и получив высокий пост в империи, каждый из них знал, что его положение и жизнь зависят только от воли султана. Примечателен жизненный путь одного из великих везиров XVI в. — Лютфи-паши, который известен как автор сочинения о функциях великих везиров («Асаф-наме»). Он попал во дворец султана мальчиком в числе детей христиан, принудительно набиравшихся для службы в янычарском корпусе, служил в личной гвардии султана, сменил ряд постов в янычарском войске, стал бейлербеем Анатолии, а затем Румелии. Женат Лютфи-паша был на сестре султана Сулеймана. Это помогало карьере. Но он лишился поста великого везира, как только осмелился порвать со своей высокорожденной супругой. Впрочем, его постигла далеко не худшая участь.

К казням в средневековом Стамбуле были привычны. Табель о рангах отражалась даже в обхождении с головами казненных, которые обычно выставлялись у стен дворца султана. Отрубленной голове везира полагалось серебряное блюдо и место на мраморной колонне у дворцовых ворот. Менее крупный сановник мог рассчитывать лишь на простую деревянную тарелку для своей слетевшей с плеч головы, а уж головы рядовых проштрафившихся или безвинно казненных чиновников укладывались без всяких подставок на землю у стен дворца.

Особое место в Османской империи и в жизни ее столицы занимал шейх-уль-ислам. Высшее духовенство, улемы, состояло из кадиев — судей в мусульманских судах, муфтиев — исламских богословов и мюдеррисов — преподавателей медресе. Сила мусульманского духовенства определялась не только его исключительной ролью в духовной жизни и администрации империи. Оно владело огромными земельными угодьями, а также разнообразным имуществом в городах.

Только шейх-уль-ислам обладал правом толковать любое решение светских властей империи с точки зрения положений Корана и шариата. Его фетва — документ, одобряющий акты высшей власти, — была необходима и для султанского указа. Фетвы санкционировали даже низложение султанов и их восшествие на престол. Шейх-уль-ислам занимал в османской официальной иерархии место, равное великому везиру. Последний ежегодно наносил ему традиционный официальный визит, подчеркивая уважение светских властей главе мусульманского духовенства. Шейх-уль-ислам получал огромное жалованье от казны.

Османская бюрократия не отличалась чистотой нравов. Уже в указе султана Мехмеда III (1595—1603), изданном по случаю его восшествия на престол, говорилось о том, что в прошлом в Османской империи никто не страдал от несправедливости и вымогательства, ныне же сводом законов, гарантирующих справедливость, пренебрегают, а в делах административных присутствуют всевозможные несправедливости. С течением времени коррупция и злоупотребление властью, продажа доходных местечек и безудержное взяточничество стали очень распространены.

По мере роста могущества империи османов многие европейские государи стали проявлять все большую заинтересованность в дружественных отношениях с нею. Стамбул часто принимал иностранные посольства и миссии. Особенно активны были венецианцы, чей посол побывал при дворе Мехмеда II уже в 1454 г. В конце XV в. начались дипломатические отношения Порты с Францией и Московским государством. А уже в XVI в. дипломаты европейских держав вели в Стамбуле борьбу за влияние на султана и Порту.

В середине XVI в. возник сохранившийся до конца XVIII в. обычай обеспечивать иностранные посольства на время их пребывания во владениях султанов довольствием от казны. Так, в 1589 г. Высокая Порта выдавала персидскому послу сто баранов и сто сладких хлебов в день, а также значительную денежную сумму. Послы мусульманских государств получали содержание в большем размере, нежели представители христианских держав.

В течение почти 200 лет после падения Константинополя иностранные посольства располагались в самом Стамбуле, где для них было отведено специальное здание, называвшееся «Эльчи-хан» («Посольский двор»). С середины XVII в. послам были предоставлены резиденции в Галате и Пере, а в Эльчихане располагались представители государств — вассалов султана.

Прием иностранных послов проводился по тщательно разработанному церемониалу, который должен был свидетельствовать о мощи империи османов и могуществе самого монарха. Высоких гостей стремились поразить не только убранством султанской резиденции, но и грозным видом янычар, которые в таких случаях тысячами выстраивались перед дворцом в качестве почетного караула. Кульминацией приема был обычно допуск послов и их свиты в тронный зал, где они могли приблизиться к особе султана лишь в сопровождении его личной охраны. При этом по традиции каждого из гостей вели к трону под руки двое из стражей султана, отвечавших за безопасность своего господина. Богатые подарки султану и великому везиру были непременным атрибутом всякого иностранного посольства. Нарушения этой традиции были редки и, как правило, дорого обходились виновникам. В 1572 г. французский посол так и не удостоился аудиенции у Селима II, ибо подарков от своего короля он не привез. Еще хуже обошлись в 1585 г. с австрийским послом, также явившимся ко двору султана без подарков. Его просто заточили в темницу. Обычай подношения даров султану иностранными послами просуществовал до середины XVIII в.

Сношения иностранных представителей с великим везиром и другими высшими сановниками империи также были обычно сопряжены с множеством формальностей и условностей, а необходимость делать им дорогие подарки оставалась до второй половины XVIII в. нормой деловых отношений с Портой и ее ведомствами.

При объявлении войны послов сажали в темницу, в частности в казематы Едикуле, Семибашенного замка. Но и в мирное время случаи оскорбления послов и даже физического насилия над ними или произвольного тюремного заключения не были явлением чрезвычайным. К представителям России султан и Порта относились, пожалуй, уважительнее, чем к прочим иностранным послам. За исключением заточения в Семибашенный замок при возникновении войн с Россией русские представители не подвергались публичным унижениям или насилиям. Первый московский посол в Стамбуле, стольник Плещеев (1496), был принят султаном Баязидом II, а ответные грамоты султана содержали уверения в дружбе Московскому государству, да и весьма добрые слова о самом Плещееве. Отношение султана и Порты к российским послам в последующие времена, очевидно, определялось нежеланием ухудшать отношения с могущественным соседом.

Однако Стамбул был не только политическим центром Османской империи. «По своему значению и как резиденция халифа Стамбул стал первым городом мусульман, столь же сказочным, как и древняя столица арабских халифов, — отмечает Н. Тодоров. — В нем было сосредоточено огромное богатство, которое составили добыча победоносных войн, контрибуции, постоянный приток налогов и других поступлений, доходы с развивавшейся торговли. Узловое географическое положение — на скрещении нескольких основных торговых путей по суше и морю — и привилегии в снабжении, которыми Стамбул пользовался на протяжении нескольких веков, превратили его в крупнейший европейский город».

Столица турецких султанов обладала славой красивого и процветающего города. В великолепный природный рисунок города хорошо вписались образцы мусульманского зодчества. Новый архитектурный облик города возник не сразу. Обширное строительство велось в Стамбуле долгое время, начиная со второй половины XV в. Султаны позаботились о восстановлении и дальнейшем укреплении городских стен. Затем начали возникать новые здания — султанская резиденция, мечети, дворцы.

Гигантский город естественным образом распадался на три части: собственно Стамбул, находившийся на мысу между Мраморным морем и Золотым Рогом, Галата и Пера на северном берегу Золотого Рога и Ускюдар на азиатском берегу Босфора, третий крупный район турецкой столицы, выросший на месте древнего Хрисополя. Основную часть городского ансамбля составлял Стамбул, границы которого определялись линиями сухопутных и морских стен бывшей византийской столицы. Именно здесь, в старой части города, сложился политический, религиозный и административный центр Османской империи. Здесь находились резиденция султана, все правительственные учреждения и ведомства, важнейшие культовые сооружения. В этой части города по традиции, сохранившейся с византийских времен, располагались крупнейшие торговые фирмы и ремесленные мастерские.

Очевидцы, дружно восхищавшиеся общей панорамой и местоположением города, были столь же единодушны в разочаровании, возникавшем при более близком знакомстве с ним. «Город внутри не соответствует своему прекрасному внешнему облику, — писал итальянский путешественник начала XVII в. Пьетро делла Балле. — Напротив, он довольно безобразен, поскольку никто не заботится о том, чтобы держать улицы в чистоте... из-за небрежности жителей улицы стали грязными и неудобными... Здесь очень мало улиц, по которым легко могут проехать... дорожные экипажи — ими пользуются только женщины и те лица, которые не могут ходить пешком. По всем остальным улицам можно ездить только верхом или идти пешком, не испытывая при этом большого удовлетворения». Узкие и кривые, в большинстве своем немощеные, с непрерывными спусками и подъемами, грязные и мрачные — такими выглядят в описаниях очевидцев почти все улицы средневекового Стамбула. Только одна из улиц старой части города — Диван Иолу — была широкой, сравнительно опрятной и даже красивой. Но то была центральная магистраль, по которой султанский кортеж обычно проезжал через весь город от Адрианопольских ворот до дворца Топкапы.

Путешественников разочаровывал вид многих старых зданий Стамбула. Но постепенно, по мере расширения Османской империи, турки воспринимали более высокую культуру покоренных ими народов, что, естественно, отражалось и на градостроительстве. Тем не менее в XVI—XVIII вв. жилые дома турецкой столицы выглядели более чем скромно и отнюдь не вызывали восхищения. Европейские путешественники отмечали, что частные дома стамбульцев, за исключением дворцов сановников и богатых купцов, представляют собой малопривлекательные сооружения.

В средневековом Стамбуле насчитывалось от 30 тыс. до 40 тыс. зданий — жилых домов, торговых и ремесленных заведений. В подавляющем большинстве это были одноэтажные деревянные дома. Вместе с тем во второй половине XV—XVII вв. в османской столице было сооружено немало зданий, ставших образцами османской архитектуры. Это были соборные и малые мечети, многочисленные мусульманские духовные училища — медресе, дервишские обители — текке, караван-сараи, здания рынков и различных мусульманских благотворительных учреждений, дворцы султана и его вельмож. В первые же годы после завоевания Константинополя был выстроен дворец Эски Сарай (Старый дворец), где 15 лет располагалась резиденция султана Мехмеда II.

В 1466 г. на площади, где некогда находился древний акрополь Византия, было начато сооружение новой султанской резиденции — Топкапы. Она оставалась местопребыванием османских султанов до XIX в. Строительство дворцовых зданий на территории Топкапы продолжалось в XVI—XVIII вв. Главную прелесть дворцовому комплексу Топкапы придавало его расположение: он находился на высоком холме, буквально нависая над водами Мраморного моря, его украшали прекрасные сады.

Мечети и мавзолеи, дворцовые здания и ансамбли, медресе и текке были не только образцами османской архитектуры. Многие из них стали и памятниками турецкого средневекового прикладного искусства. Мастера художественной обработки камня и мрамора, дерева и металла, кости и кожи участвовали во внешней отделке зданий, но особенно их интерьеров. Тончайшая резьба украшала деревянные двери богатых мечетей и дворцовых зданий. Изумительной работы изразцовые панно и цветные витражи, искусно выполненные бронзовые канделябры, знаменитые ковры из малоазиатского города Ушака — все это было свидетельством таланта и трудолюбия многочисленных безымянных умельцев, создавших подлинные образцы средневекового прикладного искусства. Во многих местах в Стамбуле были сооружены фонтаны, строительство которых считалось у мусульман, высоко чтивших воду, делом богоугодным.

Своеобразный облик придавали Стамбулу наряду с мусульманскими культовыми сооружениями знаменитые турецкие бани. «После мечетей, — отмечал один из путешественников, — первые предметы, поражающие приезжего в турецком городе, — здания, увенчанные свинцовыми куполами, в которых сделаны в шахматном порядке отверстия с выпуклыми стеклами. Это «гаммамы», или общественные бани. Они принадлежат к лучшим произведениям архитектуры в Турции, и нет городишка, такого жалкого и бездольного, где бы не было общественных бань, открытых с четырех часов утра до восьми вечера. В Константинополе их до трехсот».

Бани в Стамбуле, как и во всех турецких городах, были для жителей также местом отдыха и встреч, чем-то вроде клуба, где после омовения можно было многие часы проводить в беседах за традиционной чашечкой кофе.

Подобно баням неотъемлемую часть облика турецкой столицы составляли рынки. В Стамбуле было много рынков, в большинстве своем крытых. Существовали рынки по продаже муки, мяса и рыбы, овощей и фруктов, мехов и тканей. Был и специаль

Источники:

1. Петросян Ю.А. Османская империя: могущество и гибель. Исторические очерки; М.: Изд-во Эксмо, 2003

См. также:

Османская империя в Первой мировой войне — Википедия

Османская империя вступила в Первую мировую войну 2 ноября[сн 1] 1914 года в составе Центральных держав.

Младотурецкая революция и младотурки[править | править код]

Греческая демонстрация в Битоле в честь восстановления конституции. 1908 год.

Слабость Османской империи и султана побудили студентов и курсантов восстать против правительства. Младотурками была создана тайная организация по подготовке революции. В 1908 году они свергли султана Абдула-Хамида II[1] и захватили власть. После установления власти младотурки образовали политическую партию «Единение и прогресс» и поддержали нового султана Мехмеда V.[1] Младотурки придерживались либеральных идей: они продолжили процесс реформ в Османской империи и примечательны были тем, что открыли школы для женщин и внесли в законодательство их права. Со свержением султана Абдул-Хамида II закончилось абсолютистское правление в Турции, была утверждена конституция, а также установлено либеральное правительство. Младотурки были турецкими националистами. Лозунгом тех дней стало «Турция для турок!» и с тех пор не приветствовалось многонациональное Османское государство. Реформы, проведенные ими, лишь ограничили воздействие на Османскую империю до начала Первой мировой войны.

Итало-турецкая война[править | править код]

28 сентября 1911 года Королевство Италия вторглось в Ливию с целью сделать её своей колонией[2]. Энвер-бей и Мустафа Кемаль-паша прибыли в Ливию и начали организацию партизанских отрядов, чтобы остановить продвижение вглубь страны итальянцев. Война между Королевством Италия и Османской империей с 29 сентября 1911 года по 18 октября 1912 года (386 дней). Италия захватила области Османской империи Триполитанию и Киренаику (территория современной Ливии), а также грекоязычный архипелаг Додеканес (включая остров Родос). В целом эта война показала слабость Османской империи и послужила поводом для объединения многих государств, намеревавшихся включить в свой состав территории, находящиеся под османским игом.

Балканские войны[править | править код]

Карта, изображающая балканские государства после Балканских войн

9 октября Черногория объявила войну Османской империи.[3] Следом за ней, 17 октября, объявили войну Турции Болгария и Сербия, а 18 октября — Греция.[3] В этой войне Германская империя выступила как союзник османов, а Франция как союзник Сербии. Османская империя терпела одно поражение за другим. В октябре того же года турецкие силы отступили на линию Чаталджа, недалеко от Стамбула. 4 ноября Албания объявила независимость и вступила в войну с Османской империей. 3 декабря Мехмед V и правительственный министр Мухтар-паша запросили перемирия. В тот же день в Лондоне собралась конференция из делегатов Османской империи и союзных держав[4], но переговоры провалились. 20 декабря, вернувшись в столицу, Энвер-паша возглавил забастовку студентов. Правительство сдало врагам Эдирне, также известный как Адрианополь. В начале января Энвер-паша устроил ещё один антиправительственный переворот. Это был период общенационального выживания. Энвер и его клика требовали абсолютной власти и возвращения Османской империи Эдирне.

Болгария, Сербия и Греция начали борьбу между собой за территории. Войны закончились захватом Энвер-пашой Эдирне[5] и полным изнеможением Османской империи. Режим Энвер-бея, став управлять государством, отказался от контроля над частью Албании. Он потерял Македонию и Салоники, отошедшие Греции. Османская империя на западе приобрела границы современной Турции.

Начало сотрудничества с Германией[править | править код]

На Османскую империю большое влияние оказывала кайзеровская Германия, на которую, в свою очередь, оказывала влияние Российская империя. Турция видела в Германии страну, способную помочь ей вернуть потерянные территории, поэтому она присоединилась к Центральным державам. Германская империя стала поддерживать турок в конце 19-начале 20 века. После поражения от Италии и балканских государств в 1911—1913, младотурки начали искать военную поддержку. В 1913 году немцы отправили в Стамбул миссию во главе с генералом Лиманом фон Сандерсом. 2 августа 1914 года был подписан секретный германо-турецкий договор. 3 августа Османская империя заявила о нейтралитете относительно войны[1].

Первичные итоги[править | править код]

Иностранные угрозы помешали младотуркам сосредоточиться на реформах внутри страны. Османская империя ослабла из-за войны с Италией (1911—1912) и Балканских войн (1912—1913). Окончательно младотурки захватили власть в разгар второй Балканской войны.

Военные планы[править | править код]

Главнокомандующий немецкой военной миссии полковник Бронзарт фон Шеллендорф закончил начальный план кампании османской армии 7 июня 1914 года. Этот план был подготовлен до начала Первой мировой войны, а значит, отражал текущую на тот момент ситуацию и относился к ещё одной возможной угрозе с Балкан, а не будущей войне. А также к возможной войне с Россией, если она поддержит балканские страны.

Согласно плану Шеллендорфа, османские войска должны были располагаться вблизи греческих и болгарских границ. Армия Турции могла лишь вести наблюдение за армиями противника, воздерживаясь от провокаций врага наступательных операций. Бо́льшая часть войск развёртывалась в Восточной Анатолии и, если возможно, должна была наступать против русских. Также большое внимание должно было уделяться защите Стамбула и проливов. Укрепленные районы Эдирне и Чаталджа предназначались для защиты дороги, ведущей в столицу Османской империи и по территории, по которой должны были прибывать дополнительные силы из Сирии и Месопотамии. Основная часть сил будет располагаться на укрепрайоне Чаталджа.

После июльских событий 1914 года план пришлось пересмотреть из-за изменившейся ситуации. После договора с Германской империей, заключенного 2 августа 1914 года, последовал пакт с Болгарией. Поскольку Османская империя стала членом блока Центральных держав, её врагом стала не только Россия, но и Антанта. Наступательная операция против Румынии и Сербии могла спровоцировать нападение Российской империи на Кавказе и в Восточной Анатолии, которое имело шансы на успех, потому что турецкие силы будут отвлечены на западе. Аналогично, наступление турок в Египте против англичан может быть успешно, так как Великобритания будет втянута в войну в Европе.

В ответ на кардинальные изменения Бронзарт фон Шеллендорф приступил к переработке плана и кончил его 6 сентября 1914 года. 4-я армия должна была атаковать Египет, а 3-я — вести наступление в Восточной Анатолии.

Не все в османской армии были согласны с фон Шеллендорфом. Ещё 4 сентября 1914 года 2-й заместитель начальника генерального штаба Хафыз Хаккы представил свой военный план, который был более агрессивным. Согласно этому плану, османские войска должны были отправиться из Стамбула и Фракии на восточную часть побережья Чёрного моря воевать против русских, у которых, как надеялся Хафыз Хаккы, будет полная деморализация после поражения на Восточном фронте. В октябре Хафыз Хаккы пересмотрел план. Теперь он предусматривал действия Румынии и Болгарии против Сербии, а также атаку турками Суэцкого канала и наступление в Персии. Планы Хафыза Хаккы были грандиозны, но их пришлось отложить из-за нехватки ресурсов.

В связи с начавшейся войной в Европе, османский генштаб воспользовался планом фон Шеллендорфа.[6].

Отсутствие средств[править | править код]

Фахреддин-паша инспектирует арабских солдат в Медине.

Отсутствие средств и вооружения не позволяло реализовать планы проведения войны. Империя настолько ослабла от войн, что была уже не в состоянии воевать. Кроме нехватки средств, ей не хватало финансов, а её промышленность была развита слабо. Также железнодорожная связь и коммуникации были развиты слабо, а их построение не представлялось возможным.

Главной проблемой была нехватка людской силы. Предполагаемая численность населения Османской империи до начала войны составляла около 25 000 000 человек, из которых 19 000 000 — турки, 6 000 000 — арабы, 1 500 000 — курды, 1 500 000 — греки и 1 300 000 — армяне (или 2 100 000 по данным армянской патриархии Константинополя[7]). Армия пополнялась исключительно мусульманами и была однородна, что было её сильной стороной. С 1908 года воинская повинность распространена и на христиан, они занимались обслуживанием военной машины. Они не были надежными составляющими армии. В результате эта реформа ослабила моральную крепость армии. Кроме того не отбывали воинской повинности 3 миллиона арабов (половина), 1 1/2 млн курдов, 1/2 млн албанцев и до 1/2 млн населения Константинополя.

Главными проблемами являлись транспорт и коммуникации, что крайне затрудняло ведение войны империи с хорошо оснащенными нациями. Снабжение армии Османской империи сильно зависело как и от обычных дорог, так и от железных. В этом отношении, морской транспорт лучше бы справлялся с этой задачей, однако, для его использования турки должны были иметь мощный ВМФ.

Телеграфная система была развита хорошо в Османской империи. Было проложено 55 383 километра телеграфных линий[6] и 11 027 километров железных дорог[6]. Но эта система не могла полностью удовлетворить потребности армии, возникшие в начале войны. Беспроводная система была разработана в конце войны и не имела широкого распространения. С другой стороны, услуги телефонной связи были доступны лишь в Стамбуле, однако, она не была распространена на турецких фронтах, за исключением Дарданелльского участка фронта.

С экономической и финансовой точки зрения, Османская империя не принадлежала к странам, которые развивались в новых условиях, созданных промышленной революцией в Европе и накоплением капитала. Страна страдала не только от увеличения дефицита бюджета, но и от внешней задолженности. Она старалась не отставать, в промышленном отношении, от хорошо развитых промышленных стран с отсутствием промышленного оборудования и средств и зависела, в бо́льшей части от импорта Германской империи и Австро-Венгрии.[6]

Мобилизация[править | править код]

Мобилизация солдат в Стамбуле. 1914 год.

Мобилизация войск являлась самой сложной задачей накануне войны. Перед Первой мировой войной в османскую армию были призваны мужчины 1891, 1892 и 1893 годов рождения, численностью 200 000 солдат и 8 000 офицеров. В армии служили 2 года в пехоте и кавалерии и 3 года в артиллерии. Все мужчины империи, являвшиеся турками, подлежали призыву — они мобилизовались в 20 лет и служили в армии 25 лет. Мобилизация проходила по приказу.

Приказ о мобилизации был издан 2 августа 1914 года. Мобилизовалось все мужчины, за исключением VII йеменского полка, 21-й азирской дивизии и 22-й хиджазской дивизии. 3 августа началась всеобщая мобилизация. Люди, рождённые между 1875 и 1890 годами призывались в резервные части, а рождённые в 1868—1874 года были призваны в отряды местной обороны. В каждой возрастной годовой группе насчитывалось по 90 000 новобранцев. По подсчету генштаба Османской империи повторному призыву подлежало ещё около 1 000 000 человек, реквизированию — 210 000 животных. В мобильную полевую армию было включено 460 000 призывников, 14 500 офицеров и 160 000 животных, жандармерия состояла из 42 000 жандармов, пограничников и мулов. Остальные солдаты были призваны служить в гарнизонах крепостей, на территории прибрежных укреплений, заниматься работоспособностью связи и транспорта.

На призыв к оружию население отреагировало и вскоре генеральный штаб подсчитал, что в армию было призвано в несколько раз больше людей, чем предполагалось. Из-за этого эксцесса некоторые старые мужчины, призванные в армию, были отправлены обратно домой, чтобы в будущем призвать их при крайней необходимости. В Османской империи не было надлежащей системы инспектирования населения и поэтому процесс вербовки в армию был большой проблемой, хотя нехватка мужчин отсутствовала.

Но были и другие проблемы. В первую очередь, между мобилизационным управлением генштаба и Военным министерством Османской империи отсутствовала согласованность в действиях. Более того, германская военная миссия делала всё возможное, чтобы держать этот процесс под контролем в целях страховки, чтобы османская армия мобилизовала людей таким способом, который выгоден для Германской империи. Несмотря на все трудности и нехватку продовольствия мобилизация, длившаяся 53 дня, была закончена 25 сентября 1914 года.[6] Она заняла больше времени, чем мобилизация Балканской войны, длившаяся 40-45 дней, но была более продуктивна. Благодаря мобилизации были полностью заполнены пустующие ряды османской армии и численность армии стала такой же как до Балканских войн. Однако, несмотря на полный процесс реорганизации Османской армии, её численность была далеко не изобилующей по сравнению с довоенным временем. 14 из 36 пехотных дивизий находились в августе 1914 года в процессе восстановления, в то время как 8 дивизий прошло передислокацию в течение 1914 года. Общая эффективность новых подразделений была очень низкой.[6]

27 июля Австро-Венгрия разорвала дипломатические отношения с Сербией, а 28 объявила ей войну. Германские крейсера «Гёбен» и «Бреслау» 3 августа получили приказ прибыть в Стамбул. 10 августа корабли вошли в гавань Стамбула. В порту германские и британские дипломаты тайно встречались с членами османского правительства. Корабли адмирала Сушона провела через минные поля маленькая лодка. Несколько дней ранее Великобритания, обеспокоенная началом войны, отказалась поставлять 2 новых линкора туркам. Поэтому немцы предложили туркам поставку кораблей, продав при этом «Гёбен» и «Бреслау».

После нескольких часов переговоров турки согласились купить «Гёбен» и «Бреслау», а также на поставку кораблей из Германии. Корабли были переименованы в «Явуз Султан Селим» и «Медили».[8] Экипаж при этом остался состоящим из немцев. Вильгельм Сушон был назначен командующим османским флотом.

Тем не менее, большинство членов турецкого правительства, в том числе великий визирь, всё ещё выступали против войны. Тогда Энвер-паша вместе с немецким командованием начал войну без согласия остальных членов правительства, поставив страну перед свершившимся фактом. Турция объявила «джихад» (священную войну) странам Антанты. 29—30 октября (11—12 ноября) турецкий флот под командованием германского адмирала Сушона обстрелял Севастополь, Одессу, Феодосию и Новороссийск. 2 (15) ноября Россия объявила Турции войну. 5 и 6 ноября за ней последовали Англия и Франция.

30 октября Османская империя официально вступила в Первую мировую войну в составе блока Центральных держав.[8]

Закавказье[править | править код]

1914[править | править код]
Армянские добровольцы, 1914 год.

19 октября 1914 года османские войска вторглись на территории Батумской области Российской империи. 29 октября османские крейсера «Явуз Султан Селим» и «Медили» обстреляли Одессу, Севастополь, Феодосию, Новороссийск.

2 ноября 1914 года (по другой версии — 5 ноября) Российская империя объявила войну Османской империи. 5 ноября (по другой версии — 6 ноября) войну Османской империи объявила Британская империя и Франция. 14 ноября 1914 года младотурецкое правительство официально заявило о начале войны с Францией и Великобританией.[9]

В ноябре 1914 года флот Османской империи блокировал Босфор и Дарданеллы, тем самым предотвратив экспорт пшеницы из Российской империи в Европу и поставку грузов от союзников.

С началом военных действий на русско-османской границе перевес численности был у русских. Кавказская армия И. И. Воронцова-Дашкова насчитывала 170 000 человек[10], что было больше чем в 3-ей османской армии Хасана Иззета, которая к тому же включала неблагонадежные курдские кавалерийские части. Русские войска атаковали турок. 1-й Кавказский корпус под командованием генерала Г. Э. Берхмана продвинулся в долину реки Аракс и захватил город Кёпрюкёй примерно на полпути от границы до Эрзерума, но потом опять отступил.

В начале декабря 1914 года Энвер-паша и начальник генштаба Османской империи полковник Хафыз Хаккы приняли решение о начале крупного наступления против Кавказской армии.

Опасаясь, что армяне выступят в войну на стороне русских, турки начали геноцид армян в Восточной Анатолии (Западной Армении), жертвами которого стали около полутора миллиона человек. 22 декабря 1914 года Энвер-паша принял командование 3-й османской армией и сместил начальника Германской военной миссии Отто Лимана фон Сандерса и других людей, недовольных военным планом. В тот же день Энвер-паша начал плохо спланированное наступление против русских на Кавказе, тщетно надеясь, что численность османской армии будет способствовать возникновению восстания тюркоязычных жителей против русских. Пока один турецкий корпус пытался сковать силы русских, два других начали фланговый переход через снежные горы к северу от долины Аракса и в конечном итоге достигли город Сарыкамыш. 29 декабря турки предприняли попытку наступления и вошли в Армению. Однако вместо планируемого длительного наступления туркам пришлось отступить к озеру Ван.

1915[править | править код]
Армянские войска, обороняющие Ван, весной 1915 года.

2 января 1915 года русские войска начали контрнаступление на Кавказе. После десяти дней безрезультатных боёв, массивного давления со стороны Российской империи и наступлением сильных холодов, 4 января[уточнить] 1915 года Энвер-паша отдал приказ о всеобщем отступлении. В течение последующих боёв три османские дивизии потеряли большую часть своей численности и всё вооружение. За этот период турки потеряли более 50 000 человек[10], включая 33 000 убитыми[10], 10 000 ранеными[10] и 7000 пленёнными[10]. Среди попавших в плен был один командир корпуса — Али Исхан-паша и 3 командира дивизии. Через несколько месяцев Али Исхан бежал из плена. Потери русских были значительно ниже.

В январе 1915 года закончилась победой русских Сарыкамышская операция. Энвер-паша и Бронзарт фон Шеллендорф покинули фронт и прибыли в Стамбул. 13 января турки вторглись в Тебриз. В тот же день Британский военный Совет утверждает план Дарданелльской операции. 14 января 1915 года русские войска оставили Тебриз.

В начале 1915 года на юге Персии вспыхнуло антианглийское восстание бахтиарских племен. Они разрушили часть нефтепровода Британско-Персидской нефтяной компании.

Летом 1915 года османские войска предприняли Алашкертскую наступательную операцию. Операция была выиграна русскими, турки были отброшены и русская армия перешла в наступление в общем направлении на Ван.

Благодаря восстанию в Персии турецкие войска к осени 1915 года вошли в Керманшах и Хамадан. В Персии всё усиливалось влияние Центральных держав — главным образом — турок и немцев. В ответ на это Российская и Британская империи отправили в Персию новые войска. Английские войска смогли отбросить турок и бахтиар от нефтяных месторождений.

В октябре 1915 года русские войска на Кавказе были объединены в Кавказский фронт.

Под командованием нового командира Н. Н. Юденича Кавказская армия находилась бо́льшую часть 1915 года, укрепляя завоеванные территории и продвигаясь на запад в некоторых регионах.

1916[править | править код]
Мустафа Кемаль Ататюрк в Битлисе. 30 марта 1916 года

2 января закончилась Эрзерумская операция, в результате чего русские прорвали турецкий фронт и овладели Эрзерумом. 10 января 1916 года, неожиданно для турок, Юденич начал наступление в долине Аракса, и в целом, во всём Закавказье.[11] 3-я османская армия, возглавляемая с марта 1915 года Махмутом Камиль-пашой, через несколько недель боёв в середине февраля 1916 года была вынуждена отступить от Эрзерума, потеряв при этом тысячи людей и сотни артиллерийских орудий. Несмотря на подкрепления, в том числе 5-й корпус, спешно отправленный на фронт, они прибывали туда в течение нескольких недель. В результате, Юденич продолжал наступать.

18 апреля его войска при содействии российского флота захватили черноморский порт Трабзон, тем самым лишив турок важной материально-технической базы. Под командованием нового командира — Мехмета Вехип-паши, 3-я османская армия во второй половине июня провела несколько контратак, увенчавшиеся успехом. Но в июле 1916 года русские контратаковали турок, взяв 16 июля[11]Байбурт, а 27 июля[11]Эрзинджан. После мучительного марша в августе из Фракии в Диярбакыр нескольких корпусов 2-й армии Ахмеда Иззет-паши на Кавказский фронт, турки с новыми силами атаковали русских, но это ни к чему ни привело.

Зимой 1916 года турецкие войска понесли серьёзные потери, а 3-я османская армия была полностью разгромлена русскими.

1917[править | править код]

В 1917 году военные усилия русских ослабли, особенно после двух революций, что было приятной неожиданностью для турок[11]. Однако пока на Восточном фронте усиливались антиправительственные настроения и большевистская пропаганда, в Кавказской армии М. А. Пржевальского боевой дух солдат оставался стабилен. Когда Петроград перешёл под власть большевиков, 18 декабря 1917 года они заключили мирный договор с турками[11].

1918[править | править код]

Два месяца спустя, 12 февраля 1918 года[11], 3 османских корпуса, проигнорировав мирный договор, перешли в наступление. Встречая лишь спорадическое сопротивление, в частности, со стороны армян, через 6 недель турки достигли довоенной границы с Россией и с легкостью заняли Ардаган, Карс и Батум. После краткого перерыва, турки продолжили наступление в нескольких направлениях.

25 мая 1918 года в Гянджу из прибыл Нури-паша Киллигиль (младший брат Энвер-паши) с группой офицеров и приступил к формированию Кавказской исламской армии[12][13]. В июне Национальный совет Азербайджана обратился за военной помощью к Турции, которая задействовала в этих целях Исламскую армию под командованием Нури-паши, в состав которой вместе с прибывшими 5-й Кавказской и 15-й Чанахгалинской турецкими дивизиями вошёл Мусульманский корпус, сформированный правительством Азербайджана[14]. К концу июня турецкое командование перебросило к Гяндже дополнительно до 15 тыс. аскеров[15]. В боях под Геокчаем 27 июня—1 июля части Кавказской исламской армии разбили 1-й Кавказский корпус Красной армии. Инициатива полностью перешла к Кавказской исламской армии. 2 июля советские части оставили Ахсу, 10 июля, после трёхдневных боёв, — Кюрдамир, 14 июля — станцию Керар и продолжали отходить вдоль железной дороги. Протяженность фронта стала стремительно расти, растягивая потрёпанные части бакинской Красной армии. Уже в июле бои шли на трёх направлениях — Шемахинском, Сельдиском и центральном — Кюрдамирском. Измотанные боями красноармейцы не могли долго обороняться и начали отступать по всему фронту вслед за побежавшими дашнакскими отрядами. Линия фронта стала быстро приближаться к Баку[16]. В июне Кавказская исламская армия, состоящая из османских дивизий и 10 000[11] азербайджанских милиционеров, повела наступление к Каспийскому морю и к концу июля подошла к Баку. Этот важный нефтяной центр был защищён лишь местными добровольцами и британцами, прибывшими сюда 4 августа из северной Персии. После месячных боёв османская армия взяла Баку в ночь с 15 на 16 сентября[11] 1918 года. Многие защитники города спаслись на кораблях, а Баку стал столицей Азербайджанской Республики.

Через шесть месяцев турки покинули Баку по Мудросскому перемирию.[17]

Балканы[править | править код]

Дарданелльская операция[править | править код]
Мехмет Эсат-паша и османская артиллерийская батарея в Галлиполи.

Столкнувшись с застоем на Западном фронте и обратившись с призывом о помощи русским в войне против турок, британское правительство решило в январе 1915 года высадить десант на полуострове Дарданеллы, который мог посеять в столице Стамбуле полный хаос, и тем самым вывести Османскую империю из войны.

Атака Дарданелл произошла 19 февраля[18]1915 года обстрелом англо-французским флотом портов полуострова. Иногда прерывавшаяся из-за плохой погоды, бомбардировка продолжалась в течение 3 недель. Было предпринято несколько попыток уничтожить мины в проливе. 16 марта командующего операцией Сэквилла Кардена, ушедшего на больничный, сменил вице-адмирал Джон Де Робек. Через два дня флот Антанты попытался прорваться. В долгом сражении с османскими береговыми батареями, в том числе передвижными гаубицами, несколько кораблей союзников оказалось на территории минного поля, не заметив этого. К концу дня англо-британский флот потерял три линейных корабля, в том числе французский «Буве». 3 корабля были сильно повреждены.

Британцы хотели повторить попытку, но был разработан 2-й план. К 24 марта было решено, что войска должны высадиться около Дарданелл, чтобы обеспечить возможность дальнейших действий военно-морского флота Антанты. В течение последующих 4-х недель был сформирован англо-французский экспедиционный корпус под командованием Яна Гамильтона. Турки, в свою очередь, сформировали 5-ю полевую армию для военных действий на полуострове Дарданеллы под командованием германского генерала Лимана фон Сандерса. Долговременные укрепления с их тяжелой артиллерией находились под контролем бригадного генерала Джеват-паши. Генерал Отто Лиман фон Сандерс командовал 6-ю дивизиями, две из которых разместил в азиатской части Турции, две — на юге полуострова Дарданеллы, ещё две — в области Булайира в узком перешейке в северной части полуострова между Саросским заливом и Мраморным морем.

Рано утром экспедиционный корпус Гамильтона при огневой поддержке ВМФ Антанты атаковал турок в нескольких местах. 29-я британская дивизия под командованием генерал-лейтенанта А. Хантер-Вестона высадилась на оконечности Галлиполи в секторе Геллес. Французские бригады высадились в азиатской части Турции — недалеко от Кум-Кале; АНЗАК под командованием У. Р. Бидвуда высадился на маленьком пляже к северу от Габа-тепе, а Королевская морская дивизия принимала участие в манёвре для отвлечения внимания противника близ Булайира. Несмотря на мелкие османские подразделения, располагавшиеся в местах высадок войск Антанты, 29-я дивизия и АНЗАК понесли большие потери в первые 36 часов боя. Несмотря на быстрые контрманевры частей 19-й османской дивизии, находящейся под командованием подполковника Мустафы Кемаля Ататюрка, был предотвращен захват АНЗАКом важного увала; 3-я османская дивизия, находящаяся под командованием полковника Вальтера Николаи, вскоре атаковала французские войска у Кум-Кале, и те были вынуждены вернуться на корабли. Немного поколебавшись, генерал Лиман фон Сандерс переместил бо́льшую часть своих из Балайира на юг Галлиполи. Кроме того, через несколько дней, многие османские полки, находящиеся в азиатской части Турции, были переброшены на Галлиполи для поддержки своих войск.

Силы Гамильтона, не сумев достичь поставленных целей вначале операции, впредь атаковали лишь в секторе Хеллес и в области бухты Ари-Бурну (ныне — бухта Анзак), но обычно, захватывая малые территории и неся тяжелые потери. Турки пытались заставить отступить войска Антанты в море, особенно, 19 мая, что закончилось неудачей и массовой резнёй. Правда, 2-я французская дивизия и ещё 3 британских дивизии были десантированы на Галлиполи между маем и июнем, однако, они не смогли переломить ход операции. В дополнение, турки перебросили на полуостров новые войска. Для упрощения задачи, генерал Лиман фон Сандерс, заблаговременно, создал 2 формирования: одно — в районе Ари-Бурну под командованием опытного бригадного генерала Мехмета Эсат-паши, второе — в секторе Геллес, находившееся под командованием — первоначально, полковника Георга фон Соденштерна, затем, полковника Мехмета Эсат-паши. В середине июля Эсат-паша был заменён младшим братом, Мехметом Вехип-пашой.

В период начала боёв в секторе Хеллес османская пехота была поддержана рядом пулемётных отрядов немецкого ВМФ. Кроме того, тяжёлые орудия азиатских батарей береговой обороны были всё более эффективны в наступлении против войск Антанты на оконечности полуострова. Положение усугубило ещё и то, что в ночь с 12 на 13 мая 1915 года османский миноносец затопил линкор «Goliath»[18], а ещё через 2 недели германская субмарина U-21 уничтожила 2 линкора Антанты — «Triumph» и «Majestic»[18]. Временный отход других крупных боевых кораблей Антанты принёс долгожданное облегчение османских войскам в Галлиполи. Несмотря на то, что британские и французские субмарины неоднократно проникали в Дарданеллы и затопили несколько судов в Мраморном море, они были не в состоянии остановить поток оснащения и движения людей в войска генерала Лимана фон Сандерса.

Будучи оказавшимися блокированными османскими войсками на всех позициях, британцы приняли решение начать крупную операцию к северу от сектора Анзак, в заливе Сувла. Начиная с вечера 6 августа 1915 года, несколько дивизий 9-го армейского корпуса Ф. У. Стопфорда перешли вброд на берег и двинулись во внутрь полуострова. В течение следующих нескольких дней, совместными усилиями, АНЗАК и дополнительных войска высадились в заливе Сувла, где располагались более слабые османские войска. В этой тяжелой обстановке, 8 августа Лиман фон Сандерс проинформировал полковника Мустафу Кемаль-пашу о нападении в секторе Сувла. Мустафа Кемаль отличился быстрыми и энергичными действиями, когда повёл войска в бой, захватив несколько ключевых горных хребтов. Следует добавить, что возможное сдерживание войск Антанты, в конечном итоге, было обусловлено упорством Баварского кавалерийского офицера, майора Вильгельма Вилльмера, который упорно держался на некоторых ключевых позициях в Кереш-тепе с небольшим отрядом турок и жандармов. В то время как в северном секторе ситуация постепенно стабилизировалась, турки к тому же добились больших успехов в обороне своих позиций на Гелесском участке фронта, где у них осталась в руках наиболее значимая высота — Ачи-Баба. В середине октября, британское правительство уволило генерала Я. Гамильтона из вооруженных сил Британской империи. Две недели спустя, его сменил Чарльз Монро и сделал вывод, что Дарданелльская операция должна быть прекращена. В конечном итоге, Г. Китченер рекомендовал Кабинету министров эвакуировать все войска, за исключением сектора Геллес. Хотя малая часть войск Антанты была уже отведена в Салоники для создания нового плацдарма, большая часть британско-французских войск под командованием У. Бидвуда находилась в Галлиполи до декабря. После весьма умелой эвакуации войск из северных плацдармов 18-19 декабря 1915 года, число войск в секторе Геллес постепенно начало уменьшаться. 8-9 января оставшиеся войска, имея малые потери, были также эвакуированы[18], оставив в Дарданеллах всё вооружение и технику.

Тотальные потери Антанты в Дарданелльской операции составили 230 000[19](по другой версии — 145 000[20]) человек, включая 27 000[19](по другой версии — 26 000[20]) солдат Французского экспедиционного корпуса. Достоверные источники о турецких потерях отсутствуют, но османская армия потеряла около 300 000[19](по другой версии — 169 000[20]) человек. Обе стороны потеряло большое количество генералов, убитыми или ранеными, среди которых был французский генерал Анри Ж. Гуро, потерявший руку 30 июня.

Персия[править | править код]

1914[править | править код]

Часть территории Персии в течение войны была театром военных действий англо-русских и османско-германских войск.

10 октября британская армия, нарушив суверенитет Ирана, оккупировала остров Абадан и иранское побережье реки Шатт-эль-Араб. 20 октября 1914 года Макинский отряд русских под командованием генерала Николаева вторгся в Персию, так как там усиливалось влияние германо-турецких агентов.[21] Отряд начал наступление на Баязет и взял его.

1 ноября 1914 года был обнародован фирман Ирана о нейтралитете.[22]

В ноябре 1914 года для защиты нефтяных месторождений от Османской империи Великобритания вторглась в Ирак. Турки наступали из Месопотамии и из гор турецкого Курдистана под командованием германских военных советников.

В декабре 1914 года турки вторглись в Персидский Азербайджан и оккупировали Тебриз.[23] В тот же месяц русские войска заняли Котур на границе с Османской империей, Сарай и Баш-Калу в Турции.

1915[править | править код]

14 января 1915 года русские под напором турок оставили Тебриз. Передовые османские отряды в Иране были разгромлены в январе 1915 года отрядом генерал-майора Ф. Г. Чернозубова. Зимой 1915 года турки под напором русских начали отступление к границе.[23] В то же время турецкие войска вторглись в Арабистан и уничтожили нефтепроводы, ведущие к Абадану.

В 1915 году резиденция генерал-майора Перси Кокса была временно перенесена из Бушира в Басру.

В апреле 1915 года в Иране ожидалось вторжение турок.

27 мая 1915 года проосмански настроенный Эйн од-Доуле, возглавивший правительство шаха в апреле 1915 года, отправил Британской и Российской империям ультиматум, который требовал вывода российских войск с территории Ирана и полная независимость Ирана от этих стран.[24] Но это требование было проигнорировано обеими странами. В августе Эйн од-Доуле и правительство, возглавляемое им, в целом, ушло в отставку.

В 1915 году в Иране из-за германо-турецких агентов продолжали расти националистическо-патриотические настроения. Для Антанты это представляло огромную опасность. В Юго-западном и Центральном Иране начались выступления против англичан.

Летом 1915 года в Иран прибыла германская военная миссия во главе с полковником Боппом. В начале июля 1915 года на территории Ирана находилось 4 русских воинских отряда: в Казвине и Ардебиле, в Азербайджанской провинции и провинции Хорасан.

Осенью

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *