Марк твен простаки за границей: Книга: «Простаки за границей, или Путь новых паломников» — Марк Твен. Купить книгу, читать рецензии | The Innocents Abroad or the New Pilgrims` Progress | ISBN 978-5-7516-1668-7

Содержание

Читать «Простаки за границей, или Путь новых паломников» — Твен Марк — Страница 1

Марк Твен

Простаки за границей, или Путь новых паломников

Издание подготовлено при поддержке ООО «Бакарди Рус»

Переводчики Ирина Гурова, Раиса Облонская

Руководитель проекта И. Серёгина

Корректор О. Ильинская

Компьютерная верстка Е. Сенцова

Дизайнер обложки В. Куценко

Фото на обложке East News

© ООО «Альпина нон-фикшн», 2012

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

Серия «Чтения Дюаристов»

«Чтения Дюаристов» – новая серия книг. Это произведения современных авторов, адресованные всем, кто ценит неординарность мышления, юмор, иронию, и особенно тем, кому близки философия и взгляд на мир выдающегося шотландца Томми Дюара. Остроумие и афористичность его высказываний – дюаризмов – стали камертоном, позволяющим объединить различных авторов в одной серии.

Томми Дюар – открывший миру виски Dewar’s – отменно разбирался не только в бизнесе. Потомкам этот человек запомнился как интеллектуал, ценивший умного собеседника… и книгу – воплощение идеального собеседника. В своем лондонском особняке сэр Томас Дюар устраивал дружеские вечера, главными героями которых становились наиболее интересные новинки литературы. На рубеже XIX–XX веков джентльмены собирались для того, чтобы насладиться остроумной беседой, мудрой книгой и изысканным виски. Эта почтенная традиция нашла продолжение и в России наших дней в виде проекта «Dewar’s Чтения» и книжной серии «Чтения Дюаристов». Самостоятельность мысли, свобода от навязанных шаблонов и догм – отличительные черты дюаристов, сторонников и последователей философии Томми Дюара, где бы они ни жили и на каком бы языке ни разговаривали. Серия «Чтения Дюаристов» может стать еще одной платформой, объединяющей единомышленников.

Предисловие

В этой книге рассказывается об увеселительном путешествии. Если бы она была рассказом о настоящей научной экспедиции, она обладала бы той серьезностью, тем глубокомыслием и той внушительной неудобочитаемостью, которые приличествуют такого рода трудам и делают их столь увлекательными. Но, хотя это всего только рассказ об увеселительной поездке, у него тоже есть своя цель: показать читателю, какими он увидел бы Европу и Восток, если бы глядел на них своими собственными глазами, а не глазами тех, кто побывал там до него. Я не пытаюсь указывать, как следует смотреть на заморские достопримечательности – об этом написаны другие книги, и даже обладай я необходимыми знаниями, мне незачем было бы повторять то, что уже сделано.

Я не намерен оправдываться, если меня обвинят в отступлении от стиля, принятого для описаний путешествий, так как полагаю, что глядел на все беспристрастными глазами, и убежден, что, во всяком случае, писал честно, а мудро или нет – это другой вопрос.

В этой книге я использовал отрывки из моих корреспонденций для «Дейли Альта Калифорния» (Сан-Франциско), владельцы которой любезно дали мне на то соответствующее разрешение. Я использовал также отрывки из нескольких корреспонденций, написанных для нью-йоркской «Трибюн» и нью-йоркского «Геральда».

Автор,

Сан-Франциско

Книга первая

Глава I

Всеобщие разговоры о поездке. – Программа путешествия. – Становлюсь полноправным членом экспедиции. – Дезертирующие знаменитости.

В течение многих месяцев пресловутая «Увеселительная поездка по Европе и Святой Земле» не сходила со страниц газет по всей Америке и обсуждалась у бесчисленных домашних очагов. Эта увеселительная поездка была новинкой – ничего подобного прежде не изобреталось, – и она вызывала тот горячий интерес, который всегда внушают заманчивые новинки. Она была задумана как пикник гигантских масштабов. Ее участникам – вместо того чтобы нагрузить грязный пароходишко юностью, красотой, пирогами и пышками, проплыть по какой-нибудь безвестной речке, высадиться на зеленом лужке и мучиться, трудолюбиво резвясь весь долгий летний день в уверенности, что это весело, – предстояло под гром пушечного салюта отплыть на громадном океанском судне с развевающимися вымпелами и превосходно провести время по ту сторону широкой Атлантики, под незнакомыми небесами, в странах, прославленных историей! Многие месяцы они будут плыть по овеянному ветрами океану и залитому солнцем Средиземному морю; днем они будут бродить по палубам, оглашая корабль веселыми криками и смехом, или читать романы и стихи в тени пароходной трубы, или, перегнувшись через борт, разглядывать медуз и наутилусов, акул, китов и прочих чудищ подводных глубин, а вечером танцевать на верхней палубе в центре бального зала, протянувшегося от горизонта до горизонта под синим куполом небес, зала, освещенного такими люстрами, как звезды и великолепная луна, – танцевать, и прогуливаться, и курить, и петь, и влюбляться, и искать на небе созвездия, не похожие на Большую Медведицу, которая им так надоела; они увидят суда двадцати флагов, обычаи и одеяния двадцати незнакомых народов, славнейшие города половины мира; они будут якшаться со знатью и вести дружеские беседы с королями и принцами, с Великими Моголами и державными владыками могучих империй!

Это была смелая мысль, рожденная изобретательным умом. Ее широко рекламировали, но она не нуждалась в рекламе; смелая оригинальность, необычность, соблазнительность и грандиозность этого предприятия породили множество разговоров, и об «Увеселительной поездке» узнали по всей стране. Прочитав проспект путешествия, невозможно было не проникнуться желанием принять в нем участие. Я приведу здесь этот проспект. Он ничем не хуже карты. Что может послужить лучшим вступлением к моей книге, чем:

ПУТЕШЕСТВИЕ В СВЯТУЮ ЗЕМЛЮ, ЕГИПЕТ, КРЫМ, ГРЕЦИЮ И ПРОМЕЖУТОЧНЫЕ ПУНКТЫ, ПРЕДСТАВЛЯЮЩИЕ ИНТЕРЕС

Бруклин, 1 февраля 1867 г.

Нижеподписавшийся намеревается летом текущего года совершить вышеуказанное путешествие и просит разрешения ознакомить вас со следующей программой.

Тщательно выбранный первоклассный пароход (под командой нижеподписавшегося), рассчитанный по меньшей мере на сто пятьдесят пассажиров первого класса, примет на борт избранное общество, числом не превышающее трех четвертей его вместимости. Вполне вероятно, что все билеты окажутся распроданными на месте, и таким образом общество на корабле будет состоять из ваших друзей и знакомых.

Пароход будет обеспечен всеми удобствами, включая библиотеку и музыкальные инструменты.

На борту будет опытный врач.

Отплытие из Нью-Йорка около 1 июня; после примерно десятидневного перехода наиболее удобным из трансатлантических путей мы, достигнув Азорских островов, остановимся на Сан-Мигеле, где пассажиры проведут один-два дня, наслаждаясь фруктами и дикой природой; затем новый трех-четырехдневный переход – и остановка в Гибралтаре.

Один-два дня будут посвящены осмотру интереснейших подземных укреплений, – получить разрешение посетить эти подземные галереи не составит труда.

Из Гибралтара – трехдневный переход в Марсель вдоль берегов Испании и Франции. У пассажиров будет достаточно времени не только для осмотра города, основанного за шестьсот лет до Рождества Христова, и его искусственной гавани – лучшей искусственной гавани в Средиземноморье, но и для посещения Парижа во время Выставки, а также – по дороге туда – прекрасного города Лиона, с высот которого в погожий день ясно видны Монблан и Альпы. Желающие могут задержаться в Париже и, проехав через Швейцарию, присоединиться к остальным в Генуе.

Книга Простаки за границей, или Путь новых паломников читать онлайн Марк Твен

Марк Твен. Простаки за границей, или Путь новых паломников

 

Предисловие

 

 В этой книге рассказывается об увеселительном путешествии. Если бы она была рассказом о настоящей научной экспедиции, она обладала бы той серьезностью, тем глубокомыслием и той внушительной неудобочитаемостью, которые приличествуют такого рода трудам и делают их столь увлекательными. Но, хотя это всего только рассказ об увеселительной поездке, у него тоже есть своя цель: показать читателю, какими он увидел бы Европу и Восток, если бы глядел на них своими собственными глазами, а не глазами тех, кто побывал там до него. Я не пытаюсь указывать, как следует смотреть на заморские достопримечательности – об этом написаны другие книги, и даже обладай я необходимыми знаниями, мне незачем было бы повторять то, что уже сделано.

 Я не намерен оправдываться, если меня обвинят в отступлении от стиля, принятого для описаний путешествий, так как полагаю, что глядел на все беспристрастными глазами, и убежден, что, во всяком случае, писал честно, а мудро или нет – это другой вопрос.

 В этой книге я использовал отрывки из моих корреспонденций для «Дейли Альта Калифорния» (Сан-Франциско), владельцы которой любезно дали мне на то соответствующее разрешение. Я использовал также отрывки из нескольких корреспонденций, написанных для нью-йоркской «Трибюн» и нью-йоркского «Геральда».

 

 Автор,

 Сан-Франциско

 

 

 

 Книга первая

 

 Глава I

 

 Всеобщие разговоры о поездке. – Программа путешествия. – Становлюсь полноправным членом экспедиции. – Дезертирующие знаменитости.

 

 В течение многих месяцев пресловутая «Увеселительная поездка по Европе и Святой Земле» не сходила со страниц газет по всей Америке и обсуждалась у бесчисленных домашних очагов. Эта увеселительная поездка была новинкой – ничего подобного прежде не изобреталось, – и она вызывала тот горячий интерес, который всегда внушают заманчивые новинки. Она была задумана как пикник гигантских масштабов. Ее участникам – вместо того чтобы нагрузить грязный пароходишко юностью, красотой, пирогами и пышками, проплыть по какой-нибудь безвестной речке, высадиться на зеленом лужке и мучиться, трудолюбиво резвясь весь долгий летний день в уверенности, что это весело, – предстояло под гром пушечного салюта отплыть на громадном океанском судне с развевающимися вымпелами и превосходно провести время по ту сторону широкой Атлантики, под незнакомыми небесами, в странах, прославленных историей! Многие месяцы они будут плыть по овеянному ветрами океану и залитому солнцем Средиземному морю; днем они будут бродить по палубам, оглашая корабль веселыми криками и смехом, или читать романы и стихи в тени пароходной трубы, или, перегнувшись через борт, разглядывать медуз и наутилусов, акул, китов и прочих чудищ подводных глубин, а вечером танцевать на верхней палубе в центре бального зала, протянувшегося от горизонта до горизонта под синим куполом небес, зала, освещенного такими люстрами, как звезды и великолепная луна, – танцевать, и прогуливаться, и курить, и петь, и влюбляться, и искать на небе созвездия, не похожие на Большую Медведицу, которая им так надоела; они увидят суда двадцати флагов, обычаи и одеяния двадцати незнакомых народов, славнейшие города половины мира; они будут якшаться со знатью и вести дружеские беседы с королями и принцами, с Великими Моголами и державными владыками могучих империй!

 Это была смелая мысль, рожденная изобретательным умом. Ее широко рекламировали, но она не нуждалась в рекламе; смелая оригинальность, необычность, соблазнительность и грандиозность этого предприятия породили множество разговоров, и об «Увеселительной поездке» узнали по всей стране.

Читать онлайн «Простаки за границей, или Путь новых паломников» автора Твен Марк — RuLit

Марк Твен

Простаки за границей, или Путь новых паломников

Издание подготовлено при поддержке ООО «Бакарди Рус»

Переводчики Ирина Гурова, Раиса Облонская

Руководитель проекта И. Серёгина

Корректор О. Ильинская

Компьютерная верстка Е. Сенцова

Дизайнер обложки В. Куценко

Фото на обложке East News

© ООО «Альпина нон-фикшн», 2012

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

* * *

Серия «Чтения Дюаристов»

«Чтения Дюаристов» – новая серия книг. Это произведения современных авторов, адресованные всем, кто ценит неординарность мышления, юмор, иронию, и особенно тем, кому близки философия и взгляд на мир выдающегося шотландца Томми Дюара. Остроумие и афористичность его высказываний – дюаризмов – стали камертоном, позволяющим объединить различных авторов в одной серии.

Томми Дюар – открывший миру виски Dewar’s – отменно разбирался не только в бизнесе. Потомкам этот человек запомнился как интеллектуал, ценивший умного собеседника… и книгу – воплощение идеального собеседника. В своем лондонском особняке сэр Томас Дюар устраивал дружеские вечера, главными героями которых становились наиболее интересные новинки литературы. На рубеже XIX–XX веков джентльмены собирались для того, чтобы насладиться остроумной беседой, мудрой книгой и изысканным виски. Эта почтенная традиция нашла продолжение и в России наших дней в виде проекта «Dewar’s Чтения» и книжной серии «Чтения Дюаристов». Самостоятельность мысли, свобода от навязанных шаблонов и догм – отличительные черты дюаристов, сторонников и последователей философии Томми Дюара, где бы они ни жили и на каком бы языке ни разговаривали. Серия «Чтения Дюаристов» может стать еще одной платформой, объединяющей единомышленников.

В этой книге рассказывается об увеселительном путешествии. Если бы она была рассказом о настоящей научной экспедиции, она обладала бы той серьезностью, тем глубокомыслием и той внушительной неудобочитаемостью, которые приличествуют такого рода трудам и делают их столь увлекательными. Но, хотя это всего только рассказ об увеселительной поездке, у него тоже есть своя цель: показать читателю, какими он увидел бы Европу и Восток, если бы глядел на них своими собственными глазами, а не глазами тех, кто побывал там до него. Я не пытаюсь указывать, как следует смотреть на заморские достопримечательности – об этом написаны другие книги, и даже обладай я необходимыми знаниями, мне незачем было бы повторять то, что уже сделано.

Я не намерен оправдываться, если меня обвинят в отступлении от стиля, принятого для описаний путешествий, так как полагаю, что глядел на все беспристрастными глазами, и убежден, что, во всяком случае, писал честно, а мудро или нет – это другой вопрос.

В этой книге я использовал отрывки из моих корреспонденций для «Дейли Альта Калифорния» (Сан-Франциско), владельцы которой любезно дали мне на то соответствующее разрешение. Я использовал также отрывки из нескольких корреспонденций, написанных для нью-йоркской «Трибюн» и нью-йоркского «Геральда».

Автор,

Сан-Франциско

Всеобщие разговоры о поездке. – Программа путешествия. – Становлюсь полноправным членом экспедиции. – Дезертирующие знаменитости.

В течение многих месяцев пресловутая «Увеселительная поездка по Европе и Святой Земле» не сходила со страниц газет по всей Америке и обсуждалась у бесчисленных домашних очагов. Эта увеселительная поездка была новинкой – ничего подобного прежде не изобреталось, – и она вызывала тот горячий интерес, который всегда внушают заманчивые новинки. Она была задумана как пикник гигантских масштабов. Ее участникам – вместо того чтобы нагрузить грязный пароходишко юностью, красотой, пирогами и пышками, проплыть по какой-нибудь безвестной речке, высадиться на зеленом лужке и мучиться, трудолюбиво резвясь весь долгий летний день в уверенности, что это весело, – предстояло под гром пушечного салюта отплыть на громадном океанском судне с развевающимися вымпелами и превосходно провести время по ту сторону широкой Атлантики, под незнакомыми небесами, в странах, прославленных историей! Многие месяцы они будут плыть по овеянному ветрами океану и залитому солнцем Средиземному морю; днем они будут бродить по палубам, оглашая корабль веселыми криками и смехом, или читать романы и стихи в тени пароходной трубы, или, перегнувшись через борт, разглядывать медуз и наутилусов, акул, китов и прочих чудищ подводных глубин, а вечером танцевать на верхней палубе в центре бального зала, протянувшегося от горизонта до горизонта под синим куполом небес, зала, освещенного такими люстрами, как звезды и великолепная луна, – танцевать, и прогуливаться, и курить, и петь, и влюбляться, и искать на небе созвездия, не похожие на Большую Медведицу, которая им так надоела; они увидят суда двадцати флагов, обычаи и одеяния двадцати незнакомых народов, славнейшие города половины мира; они будут якшаться со знатью и вести дружеские беседы с королями и принцами, с Великими Моголами и державными владыками могучих империй!

Марк Твен: Простаки за границей, или Путь новых паломников

Марк Твен

Простаки за границей, или Путь новых паломников

Издание подготовлено при поддержке ООО «Бакарди Рус»

Переводчики Ирина Гурова, Раиса Облонская

Руководитель проекта И. Серёгина

Корректор О. Ильинская

Компьютерная верстка Е. Сенцова

Дизайнер обложки В. Куценко

Фото на обложке East News

© ООО «Альпина нон-фикшн», 2012

Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.

© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru)

* * *

Серия «Чтения Дюаристов»

«Чтения Дюаристов» – новая серия книг. Это произведения современных авторов, адресованные всем, кто ценит неординарность мышления, юмор, иронию, и особенно тем, кому близки философия и взгляд на мир выдающегося шотландца Томми Дюара. Остроумие и афористичность его высказываний – дюаризмов – стали камертоном, позволяющим объединить различных авторов в одной серии.

Томми Дюар – открывший миру виски Dewar’s – отменно разбирался не только в бизнесе. Потомкам этот человек запомнился как интеллектуал, ценивший умного собеседника… и книгу – воплощение идеального собеседника. В своем лондонском особняке сэр Томас Дюар устраивал дружеские вечера, главными героями которых становились наиболее интересные новинки литературы. На рубеже XIX–XX веков джентльмены собирались для того, чтобы насладиться остроумной беседой, мудрой книгой и изысканным виски. Эта почтенная традиция нашла продолжение и в России наших дней в виде проекта «Dewar’s Чтения» и книжной серии «Чтения Дюаристов». Самостоятельность мысли, свобода от навязанных шаблонов и догм – отличительные черты дюаристов, сторонников и последователей философии Томми Дюара, где бы они ни жили и на каком бы языке ни разговаривали. Серия «Чтения Дюаристов» может стать еще одной платформой, объединяющей единомышленников.

В этой книге рассказывается об увеселительном путешествии. Если бы она была рассказом о настоящей научной экспедиции, она обладала бы той серьезностью, тем глубокомыслием и той внушительной неудобочитаемостью, которые приличествуют такого рода трудам и делают их столь увлекательными. Но, хотя это всего только рассказ об увеселительной поездке, у него тоже есть своя цель: показать читателю, какими он увидел бы Европу и Восток, если бы глядел на них своими собственными глазами, а не глазами тех, кто побывал там до него. Я не пытаюсь указывать, как следует смотреть на заморские достопримечательности – об этом написаны другие книги, и даже обладай я необходимыми знаниями, мне незачем было бы повторять то, что уже сделано.

Я не намерен оправдываться, если меня обвинят в отступлении от стиля, принятого для описаний путешествий, так как полагаю, что глядел на все беспристрастными глазами, и убежден, что, во всяком случае, писал честно, а мудро или нет – это другой вопрос.

В этой книге я использовал отрывки из моих корреспонденций для «Дейли Альта Калифорния» (Сан-Франциско), владельцы которой любезно дали мне на то соответствующее разрешение. Я использовал также отрывки из нескольких корреспонденций, написанных для нью-йоркской «Трибюн» и нью-йоркского «Геральда».

Автор,Сан-Франциско

Всеобщие разговоры о поездке. – Программа путешествия. – Становлюсь полноправным членом экспедиции. – Дезертирующие знаменитости.

В течение многих месяцев пресловутая «Увеселительная поездка по Европе и Святой Земле» не сходила со страниц газет по всей Америке и обсуждалась у бесчисленных домашних очагов. Эта увеселительная поездка была новинкой – ничего подобного прежде не изобреталось, – и она вызывала тот горячий интерес, который всегда внушают заманчивые новинки. Она была задумана как пикник гигантских масштабов. Ее участникам – вместо того чтобы нагрузить грязный пароходишко юностью, красотой, пирогами и пышками, проплыть по какой-нибудь безвестной речке, высадиться на зеленом лужке и мучиться, трудолюбиво резвясь весь долгий летний день в уверенности, что это весело, – предстояло под гром пушечного салюта отплыть на громадном океанском судне с развевающимися вымпелами и превосходно провести время по ту сторону широкой Атлантики, под незнакомыми небесами, в странах, прославленных историей! Многие месяцы они будут плыть по овеянному ветрами океану и залитому солнцем Средиземному морю; днем они будут бродить по палубам, оглашая корабль веселыми криками и смехом, или читать романы и стихи в тени пароходной трубы, или, перегнувшись через борт, разглядывать медуз и наутилусов, акул, китов и прочих чудищ подводных глубин, а вечером танцевать на верхней палубе в центре бального зала, протянувшегося от горизонта до горизонта под синим куполом небес, зала, освещенного такими люстрами, как звезды и великолепная луна, – танцевать, и прогуливаться, и курить, и петь, и влюбляться, и искать на небе созвездия, не похожие на Большую Медведицу, которая им так надоела; они увидят суда двадцати флагов, обычаи и одеяния двадцати незнакомых народов, славнейшие города половины мира; они будут якшаться со знатью и вести дружеские беседы с королями и принцами, с Великими Моголами и державными владыками могучих империй!

Читать дальше

«ПРОСТАКИ ЗА ГРАНИЦЕЙ». Марк Твен

Читайте также

1. Простаки за границей

1. Простаки за границей Некоторые из бывших наших сограждан поселились в штате Калифорния, в городе Сан-Франциско, где и занялись изданием журнала «Альманак Панорама». Затеял «Альманак» нечто вроде полемики с московским журналом «Огонек». Мы решились выступить

ЗА ГРАНИЦЕЙ

ЗА ГРАНИЦЕЙ Гоголь не сразу поселился в Риме. Сначала он побывал в Гамбурге, в Ахене, во Франкфурте на Майне, в Женеве, в Лозанне, в Париже. В Риме Гоголь обосновался с марта 1837 года; отсюда на лето выезжал в Баден-Баден и посетил Испанию. Видел Гоголь немало, но впечатления

За границей или у себя?

За границей или у себя? «Наступило время вводить беспроволочный телеграф на судах нашего флота», — говорилось в докладной записке председателя Технического комитета вице-адмирала Дикова.Да, наступило. Теперь никто не возражал. Даже вице-адмирал Тыртов. Этот чиновник из

За границей

За границей В марте, по предложению А. С. Суворина, Чехов выехал вместе с ним за границу. Это была его первая заграничная поездка. Они отправились в Южную Европу — из Вены в Италию. Венеция, Флоренция, Болонья, затем Ницца, Неаполь и, наконец, Париж.Есть несколько

За границей Родины

За границей Родины В декабре 1943 года 1848-й полк получил 57-миллиметровые пушки и на время изучения нового оружия, а также с целью пополнения был отведен во второй эшелон.1844-й и 1846-й полки бригады продолжали наступать — шли на северо-запад. Они форсировали южный Буг, Днестр,

За границей

За границей Василий Абгарович Катанян:Когда Маяковскому на вечерах задавали вопрос: «Почему вы так много путешествуете?» – он отвечал строчками из Лермонтова: Под ним струя светлей лазури, Над ним луч солнца золотой, А он, мятежный, ищет бури, Как будто в бурях есть

Глава IV. За границей

Глава IV. За границей Цели и причины поездки. – Просьбы об отпуске к Екатерине II. – Пособие на поездку. – Встреча с Фридрихом Великим. – Знакомство с Гамильтон. – Частые свидания с Дидро. – Портрет Дашковой, описанный Дидро. – Ранняя старость княгини. – Свидание с

59 дней за границей

59 дней за границей Беседа с Михаилом ШолоховымВчера поздно вечером наш сотрудник беседовал по телефону с Михаилом Шолоховым, автором «Поднятой целины» и «Тихого Дона», находящимся в Париже.– Трудно сказать просто: два месяца назад я выехал из Москвы, – говорит тов.

За границей

За границей В январе 1859 года Совет Петербургского университета принял решение, согласно которому Менделеев мог отправиться в заграничную командировку. К этому моменту Дмитрий Иванович уже не только читал лекции в университете, но и вел занятия в Кадетском корпусе и

6. За границей

6. За границей Почти год — с половины августа 1856-го до конца июня 1857-го — Некрасов проводит за границей. Это время — кульминация его отношений с Панаевой. Складываются они, как и до того, в России, непросто. В отношении Тургенева поэт, по его собственным словам, дошел до

ЗА ГРАНИЦЕЙ

ЗА ГРАНИЦЕЙ Летом 1918 года граница между Финляндией и Россией закрылась и вернуться в Петроград стало невозможно, да и небезопасно. Однако понемногу стало проходить долго мучившее воспаление легких, что позволило вернуться к любимому творчеству. Николай Константинович в

За границей

За границей Первые впечатления В Австрию мы поехали через Германию, потому что так было ближе до Карлсбада и, кроме того, мы могли остановиться на пару дней в Берлине, поэтому и билеты были взяты только до этого города.Поезд отошел вечером с Варшавского вокзала. Утром мы

МЫ ЗА ГРАНИЦЕЙ

МЫ ЗА ГРАНИЦЕЙ В Хакодате мы прибыли поздно ночью. Еще далеко не доходя до порта, мы долго любовались японским осыпанным огнями берегом. Яркие огоньки мигали, мерцали и словно переливались с одного конца города до другого. По мере того как «Литке» подходил к ним ближе и

«Простаки за границей» – любимая книга о путешествиях

Одним из знаменитых писателей, утверждавших, что путешествия благодатно влияют на умы людей, был Марк Твен.

Его «Простаки за границей, или путь новых паломников» стала самой продаваемой книгой при жизни автора. В ней Твен смело и иронично развенчивал мифы и стереотипы, присущие среднестатистическому американцу: от благоговенья перед Святой Землёй до убеждённости, что всё американское – самое лучшее, а во всём мире – сплошь враги и идиоты. Как вы понимаете, слова «Америка» и «американцы» можно заменить любыми другими. 

Публицист Колин Маршалл в своём эссе полностью поддерживает мнение знаменитого писателя.

«Человечество придумало много негативных стереотипов об американцах, некоторые из них не совсем беспочвенны: например, широко распространено убеждение, что американцы не особо выбираются. Я, как американец, – хотя и американец, который сейчас живёт в Азии, – признаю в этом долю правды. Потому что я, конечно, тянул с получением паспорта и оттягивал свою первую вылазку в мир. Возможно, я могу утешиться тем, что колоссальная американская литература начала свои путешествия по миру даже позже, чем я, но когда она его обошла, стала от этого ещё больше: «Простаки за границей» – не только одна из самых любимых книг о путешествиях на все времена; она даёт понимание того, что делает путешествия столь жизненно важным и первоочередным делом.

Путешествия Марка Твена, о которых рассказывается в книге, начались в 1867 году на зафрахтованном судне «Квакер-Сити», которое увезло его с группой соотечественников к Европе и Святой Земле. Маршрут включал остановку на Всемирной выставке 1867 года в Париже, путешествие по Папской области в Рим и по Чёрному морю с заходом в Одессу. Все последовательные передвижения обозначены на гипертекстовой карте на сайте университета Вирджинии на странице «Марк Твен в своё время». 

«В своих рассказах Марк Твен берёт на себя две альтернативные роли, – пишет Библиотека Америки. – Временами это деловитый американец, который отказывается почитать знаменитые достопримечательности Старого Света (предпочитая озеро Тахо озеру Комо), а временами – затюканный простофиля, доверчивая жертва льстецов и мошенников, и благоговейный почитатель Российской короны».

Читали ли вы «Простаков за границей» в бумажном варианте или в одном из множества бесплатных форматов (можно скачать с flibusta), в итоге вы придёте к главной мысли, которую выразил автор:

«Путешествия гибельны для предрассудков, фанатизма и ограниченности, поэтому многим людям они так остро необходимы. Нельзя прийти к широким, здравым и терпимым взглядам на людей и на вещи, прозябая всю жизнь в одном маленьком уголке земли».

Твен выразился совершенно внятно. До и после него многие другие писатели также пытались выразить уникальные уморасширяющие свойства времяпрепровождения за пределами своей родины.

Как сказал один мой друг: «Не путешествуя, мы похожи на людей, которые живут в лачуге, предполагая, что все остальные живут в ещё худшей лачуге». Это возвращает нас к Твену, который знал, что «ничто так не делает человека свободным и не расширяет добросердечные инстинкты, которые заложила в него природа, как путешествия и контакт с разными людьми». А ещё он знал, что никто в полной мере не осознает, «какой непревзойдённой задницей он может стать, пока не уедет за границу». Мы все можем придумать ещё больше причин, чтобы отправиться в путешествие».

Превью: Марк Твен, 1909 год. По материалам: Openculture via Сameralabs

«Простаки за границей» в Доме художника – Weekend Украина – Коммерсантъ

В 1867 году Марк Твен — тогда еще не популярный писатель, а просто энергичный и непоседливый журналист — в качестве корреспондента газет Alto California и New York Tribune совершил путешествие по Европе и Ближнему Востоку. Любопытно, что во время этой поездки он побывал в Севастополе, Ялте и Одессе, откуда тоже не преминул отправить в редакцию отчет о своих впечатлениях. Наблюдений и заметок за несколько месяцев пути у литератора скопилось так много, что, возвратившись домой, он тут же собрал их в книгу «Простаки за границей». Это сочинение, в котором автор поставил перед собой цель «показать читателю, каким он увидел бы Европу и Восток, если бы глядел на них собственными глазами, а не глазами тех, кто побывал там до него», имело настолько огромный успех, что до самого конца жизни Твена многие люди идентифицировали его именно как создателя «Простаков за границей», а не куда более значительных в его писательской биографии романов о приключениях Гекльберри Финна и Тома Сойера.

Американский актер Кен Рихтерс инсценировал занимательный тревелог Марка Твена еще в 1981 году и с тех пор успел показать свой спектакль более тысячи раз во всех 50 штатах США, а также на гастролях в Канаде и Европе. Этот исполнитель, как и его герой, по характеру авантюрист. Он играл в драматических представлениях и опереттах, снимался в комедийных телесериалах, участвовал в юмористических шоу, подвизался в качестве ведущего торжественных церемоний, озвучивал рекламу и проводил мастер-классы по ораторскому мастерству для политиков и бизнесменов. «Простаки за границей» — его заветное и любимое детище. По форме это типичное one-man-show, в котором упор делается именно на рассказ — а не показ, на богатство интонаций — а не жестов, что, конечно, делает представление интересным в первую очередь для публики, хорошо понимающей английский язык. Но и зрители, не владеющие иностранным, не останутся внакладе — спектакль демонстрируется с синхронным переводом.

Дом художника / 13 (19.00)

The Innocents Abroad / Roughing It Марк Твен

Автор: Сэмюэл «Марк Твен» Клеменс
Название: Невинные за границей, или Новые пути паломников
Дата публикации: 1869

Это издание принадлежит мне, но я прочитайте The Innocents Abroad , как он появляется в коллекции Оксфордского Марка Твена. Почему? Потому что на нем есть картинки. Подробнее об этом позже. Это издание, опубликованное The Library of America (L.O.A.), является качественной копией, как и все остальные серии.L.O.A. издает красивые переплетенные тканью твердые переплеты с бескислотной бумагой, вшитые маркеры и т.д. The New Pilgrims ‘Progress
Дата публикации: 1869

У меня есть это издание, но я прочитал The Innocents Abroad в том виде, в котором он представлен в Оксфордской коллекции Марка Твена. Почему? Потому что на нем есть картинки. Подробнее об этом позже. Это издание, опубликованное Американской библиотекой (Л.О.А.), является качественной копией, как и вся остальная серия. L.O.A. издает красивые твердые обложки в тканевом переплете с бескислотной бумагой, вшитые маркеры и т. д. и т. д., они довольно элегантны. У меня есть пара десятков, потому что они выглядят так, будто выдержат испытание временем. Видите ли, у меня есть мечта о том, чтобы когда-нибудь передать свою личную библиотеку, полную книг, моим детям — если они этого заслуживают. Я очень сомневаюсь в неблагодарности, если будущее даже за грамотным, но они — причина того, что я использую Библиотеку вместо того, чтобы стирать книги, которые у меня есть.Потомство! Тем не менее, я изо всех сил стараюсь проверить то же издание, тот же перевод, переплет и т. Д., Что и тот, который у меня есть, чтобы впоследствии я мог визуально ссылаться на свою копию. Я сделал исключение в этом случае.

Несколько слов о Библиотеке Америки. *** Зайдите на http://www.loa.org/ ***. Есть несколько вводных предложений по подписке, которые действительно стоят своих денег, если вы заинтересованы в покупке модных изданий (40 долларов за каждое) по очень низкой цене. Вы можете принять предложение, а затем отменить подписку, прежде чем вам придется заплатить что-либо существенное.В настоящее время предлагается трехтомный набор Steinbeck или Twain в ванильных футлярах стоимостью менее 10 долларов. Какой бы набор вы ни выбрали, это воровство. И это все бесплатное продвижение, которое я когда-либо напишу.

L.O.A. Твен — это гладкий холст в твердом переплете (из-за того, что страницы на нем тонкие для Библии), тогда как «Оксфордский Марк Твен» — значительно больший том и достаточно тяжелый, чтобы оглушить грабителя. Мне потребовалось время, чтобы закончить, потому что я не мог никуда таскать его. В основном читаю перед сном. Итак, почему Оксфорд? Как я уже упоминал ранее, на нем есть изображения; Вся книга представляет собой факсимиле самого первого издания, содержащего черно-белые карикатуры с субтитрами самого Твена.К ним относятся портреты, комиксы, сцены, пародии, виды и архитектурные проекты. Надо сказать, что эти зарисовки незаменимы при первом чтении. Понятно, как публика полюбила Твен через это издание. На каждой странице романа также есть отдельные заголовки, которые указывают действие на странице. Эти заголовки перечислены в The L.O.A. оглавление издания, но сами страницы содержат только заголовок и главу. Но хватит об редакциях …

Это классический Твен.Он бесконечное развлечение. Когда я впервые обнаружил, какое удовольствие я получаю от его работ, я пообещал себе, что буду нормировать их на всю жизнь и не буду читать их все сразу, чтобы у меня всегда был свежий Твен. Я думал, что The Innocents Abroad утомляет, как и большинство путешествий утомляет … по памяти. Есть несколько сцен, которые я не скоро забуду. Когда я засыпал, читая его, образы Твена ускользали в мои кошмары. Не то чтобы он их вдохновлял — мне чаще всего снятся кошмары, — но теперь в них были минареты, нищие и бедуины.

Голодный Твен путешествует по Европе и Святой Земле на лодке и на муле соответственно, и он высмеивает всех и все по пути, как ребенок, без оглядки — даже над собой. К этому времени он уже много путешествовал по Америке и впитал в себя ее природные чудеса, поэтому его Великое американское эго редко впечатляется тем, что он видит в Старом Свете, по сравнению с ним. Европейские озера, такие как озеро Комо, — лужи по сравнению с озером Тахо, его реки бледнеют на фоне Миссисипи.Он называет всех своих гидов «Фергюсоном» вместо их настоящих имен или вопреки им. Точно так же, когда он посещает палестинские деревни с названиями, которые не может произнести, он называет их «Джексонвилль» или в честь случайных американских городов. Он не уклоняется от того, чтобы считать женщин любой страны ужасными. Его товарищи-путешественники, в основном старые профессионалы и бывшие военные, также высмеиваются им, многие становятся карикатурами, некоторые из них — паразитами. Несколько раз Твен взывала к ним об их раздражающей привычке рубить даже самые священные памятники своими кирками и молотками для сувениров.Кроме того, есть много озорства. Твен и его друзья вступают в заговор, чтобы вести себя глупо с несколькими иностранцами, и задают глупейшие вопросы каждому Фергюсону. Они указывают на окаменевшую мумию и спрашивают, действительно ли она мертва. Они проникают в Парфенон ночью без разрешения на стыковку, крадут гроздь винограда и преследуются толпой сельских жителей на всем пути обратно к лодке. Мыло — редкость на каждом шагу, даже в цивилизованной Европе. Нищих, однако, предостаточно, и непрекращающийся спрос на благотворительность ( бакшиш, ) — это постоянная шутка от Алжира до Египта.Вы получаете грязь, зловоние, бедность, жару, лицемерие, ничего не щадят, вот почему это утомляет во всей своей щедрости. Он делает самые жалкие сцены до странности забавными, так что вы не знаете, смеяться или сожалеть. За пределами Дамаска он сказал следующее о местном здравоохранении:

«Маленькие дети были в плачевном состоянии — у всех были воспаленные глаза, и они страдали от различных болезней. Они говорят, что вряд ли местный ребенок в целом на Востоке нет болей в глазах, и что тысячи из них ежегодно слепнут на один или оба глаза.Я думаю, это должно быть так, потому что я вижу много слепых каждый день, и я не припомню, чтобы видел детей, у которых не болели бы глаза. И вы бы предположили, что американская мать могла бы просидеть час с ребенком на руках и позволить сотне мух сидеть на ее глазах все это время, не беспокоясь? Я вижу это каждый день. От этого у меня мурашки по коже. Вчера мы встретили женщину, которая верхом на маленьком осла, и у нее был маленький ребенок на руках — честно говоря, я думал, что ребенок был в очках, когда мы приближались, и мне было интересно, как его мать могла позволить себе такой стиль.Но когда мы подошли ближе, мы увидели, что очки были не чем иным, как стоянкой мух, собравшихся вокруг каждого глаза ребенка, и в то же время отряд осматривал его нос. Мухи были счастливы, ребенок был доволен, поэтому мать не вмешивалась ». (Глава 45)

Твен обсуждает странные темы, такие как репутация голодающих собак Константинополя и замечательный класс калек города:

«Нищий в Неаполе, который может показать ступню, на которой все упираются в один ужасный палец, с одним бесформенным гвоздем на нем, имеет состояние, но такая демонстрация не вызовет никакого внимания в Константинополе.Мужчина умрет с голоду. Кто обратит внимание на подобные достопримечательности среди редких монстров, которые толпятся на мостах Золотого Рога и демонстрируют свои уродства в сточных канавах Стамбула? О, жалкий самозванец! Как он мог противостоять трехногой женщине и мужчине, упирающемуся глазом в щеку? Как бы он покраснел в присутствии человека, положившего руку на локоть? Где бы он спрятался, когда карлик с семью пальцами на каждой руке, без верхней губы и без нижней челюсти спустился вниз в своем величии? Бисмиллах! Калеки Европы — это заблуждение и обман.По-настоящему одаренные процветают только на дорогах Перы и Стамбула ». (Глава 33). он проявляет удивительное сострадание к мусульманам. Его собственные американские народные сказки перемежаются с импровизированными представлениями о европейской жизни, и имеется множество апокрифических версий библейских сказок. Слишком много забавных инцидентов, чтобы упоминать. Самый большой и самый продолжительный смех у меня был, когда он описывал голод в Самарии, вызванный сирийской осадой.Он закрывает главу 51 для всех, кто хочет посмотреть.

Возможно, я прочту Roughing It в следующем году, и в этом случае я добавлю еще.

«Невинные за границей» Марка Твена

Мне нравятся некоторые книги о путешествиях, те, которые дают вам вдохновляющее представление о местах, в которых вы никогда не были или не хотите вернуться, держа в руках унизительное зеркало, отражающее точку зрения и культуру путешественника. «Невинные за границей» — это классика, которая прекрасно выполняет эту задачу, и ее приятно читать. В 1867 году почти неизвестный журналист Марк Твен отправился в 32-летнем возрасте на зафрахтованном корабле из Нью-Йорка с группой американцев в трехмесячный тур по Средиземному морю с крупными поездками по суше.Его маршрут совпал с моей школьной поездкой много лет назад по образовательным местам Италии, Греции и Турции. Но он также включал набеги во Францию, Россию, Северную Африку и Ближний Восток, завершившиеся захватывающим внутренним путешествием на лошадях и верблюдах из Дамаска в Иерусалим. Вот карта его пути:

Я ценю сочетание самоуничижения, удивления, фарса и цинизма, представленное в трудах Твена. Следующие цитаты отражают его более благородные чувства:

Кроткий читатель никогда, никогда не узнает, каким непревзойденным ослом он может стать, пока не уедет за границу.Я говорю сейчас, конечно, в предположении, что благородный читатель не был за границей и, следовательно, уже не является непревзойденным ослом.

Путешествия губительны для предрассудков, фанатизма и ограниченности взглядов, и многие из наших людей остро нуждаются в них по этим причинам. Невозможно обрести широкие, здоровые, милосердные взгляды на людей и вещи, прозябая в одном маленьком уголке земли всю свою жизнь.

Человеческая природа кажется одинаковой во всем мире.

Для его чувства удивления, вот несколько примеров его красноречия из опыта людей на улицах Константинополя, руин Аппиева пути и древнего Сфинкса в Египте:

Люди были толще, чем пчелы на этих узких улочках, а мужчины были одеты во все возмутительные, диковинные, идолопоклоннические, экстравагантные, молниеносные костюмы, какие только мог придумать портной с белой горячкой и семью дьяволами.

Серые ящерицы, наследники разорения, могил и запустения, скользили взад и вперед среди скал или лежали неподвижно и загорали. Где процветание воцарилось и упало; где слава разгорелась и угасла; где красота жила и прошла; где была радость и печаль; там, где была пышность жизни, тишина и смертоносный выводок на ее высотах, там эта рептилия делает свой дом и насмехается над человеческим тщеславием. Его одежда цвета пепла, а пепел — символ погибших надежд, несбывшихся чаяний и похороненной любви.Если бы он мог говорить, он бы сказал: Стройте храмы: Я буду господствовать в их руинах; строить дворцы: Я буду жить в них; воздвигайте империи: я унаследую их; похороните свою прекрасную: я буду наблюдать за работой червей; и ты, кто стоит здесь и морализирует надо мной: я наконец поползу по твоему трупу.

Я сдался и пошел к Сфинксу. После долгих лет ожидания он наконец предстал передо мной. Великолепное лицо было таким печальным, таким серьезным, таким страстным, таким терпеливым. В его лице было не земное достоинство, а в его лице — милосердие, какого никогда не было у людей.Это был камень, но казался разумным. Если когда-либо образ камня думал, он думал. Он смотрел на край ландшафта, но не смотрел ни на что — только на расстояние и пустоту. Он смотрел далеко за пределы настоящего и далеко в прошлое. Он смотрел на океан Времени — на линии вековых волн, которые, все более и более удаляясь, смыкались все ближе и ближе друг к другу и, наконец, сливались в один непрерывный поток, уходивший к горизонту далекой древности.

Юмор помещен на каждой странице, обеспечивая комическое облегчение, но не доминируя в повествовании. Скакание на ослах по улицам города на Азорских островах — один из ярких примеров. Юмор часто встречается в обоих направлениях, как в этом примере
В Париже они просто открывали глаза и смотрели, когда мы говорили с ними по-французски! Нам так и не удалось заставить этих идиотов понимать их собственный язык.

Еще одна жилка юмора — это розыгрыши над туристическими путеводителями, которых в каждой стране называют «Фергюсоном», чтобы сэкономить на овладении иностранным именем.В одном случае, устав от чрезмерной шумихи вокруг творений Микеланджело, путешественники продолжают приставать к своему гиду с вопросами о его ответственности за древние сооружения, такие как Римский Форум. Для аналогичного ослабления давления их гида, чтобы почитать Колумба, вот шутка, которую они сыграли над ним:

Он отвел нас в муниципальный дворец. После долгих впечатляющих поисков ключей и открывания замков перед нами распространился запачканный и состаренный документ. Глаза гида сверкнули.Он танцевал около нас и постучал пальцем по пергаменту:
«Что я вам скажу, благородные! Не так ли? Видеть! почерк Кристофера Коломбо! — напиши сам! »
Мы выглядели равнодушными — безразличными. Врач внимательно осмотрел документ, во время болезненной паузы. Затем он сказал без всякого интереса:
«А, Фергюсон, что — как вы сказали, как звали того, кто это написал? ”
«Кристофер Коломбо! великий Кристофер Коломбо! »
Еще одна преднамеренная экспертиза.
«Ах, он сам написал; или — или как? »
«Он сам пишет! — Кристофер Коломбо! Он сам пишет, пиши сам! »
Затем доктор положил документ и сказал:
«Да ведь я видел в Америке мальчиков четырнадцати лет, которые могли писать лучше этого».

С другой стороны, во многих местах проявляется личная культурная предвзятость. Изобилуют отсылки к нечистоплотности людей во многих странах, проблемам гигиены, таким как волосы усов у женщин и хищничеству нищих.Попытки найти мыло в отелях на протяжении всего путешествия временами забавны, но преувеличены. Я сочувствую Твену из-за его цинизма по поводу навязчивого сбора и продвижения святых реликвий католическими церквями. Слишком много гвоздей, которыми он был распят, и слишком много костей святых, почитаемых в святынях, чтобы способствовать осмысленной духовности. Аристократическое излишество — постоянная цель американской чувствительности, равно как и контраст между религиозной пышностью прелатов и бедностью народа.В то время как его встреча с русским царем в Ялте заставила Твена признать его обычную человечность, одна мысль о мусульманском халифе в Константинополе с сотнями жен заставляет его увидеть лицемерие во всем религиозном предприятии. Вот его антикатолическая напыщенная речь об Италии. церковные здания, и морила голодом половину своих граждан, чтобы добиться этого.Сегодня она представляет собой огромный музей великолепия и страданий. Все церкви в обычном американском городе вместе взятые вряд ли могли купить драгоценные украшения в одном из ее сотен соборов. И на каждого нищего в Америке Италия может показать сотню — и тряпки и паразиты, чтобы соответствовать. Это самая жалкая и величественная земля на земле. …
О, сыновья классической Италии, разве дух предприимчивости, уверенности в своих силах, благородных усилий в вас совершенно мертв? Прокляни свою праздную никчемность, почему бы тебе не ограбить свою церковь?

Несмотря на этот очевидный цинизм, было увлекательно испытать глубокое почтение Твена по отношению к местам Святой Земли.В Иерусалиме вы можете почувствовать его основополагающее суждение о коммерческой шумихе над предполагаемыми местами, где Мария якобы стояла или останавливалась, где Христос отдыхал на мгновение, неся свой крест на Голгофе и т. Д. Но во многих других моментах его трепет проникает через места, которые напоминают ему, как обычный рыбак из Назарета, который плавал по Галилее со своими братьями, пришел, чтобы изменить мир своим духовным видением. В процессе чтения я начал ценить эволюцию чувств Твена и его способности рассказывать истории, которые сформировали ландшафт американской литературы.

9780940450257: Марк Твен: Невинные за границей, грубо (Библиотека Америки) — AbeBooks

Этот том Библиотеки Америки содержит романы, которые после публикации превратили малоизвестного западного журналиста в национальную знаменитость. The Innocents Abroad и Roughing It (иногда называемый The Innocents at Home ) были чрезвычайно успешными, когда впервые были опубликованы, и остаются сегодня самыми популярными книгами о путешествиях, когда-либо написанными.

The Innocents Abroad (1869), основанный в основном на письмах, написанных для газет Нью-Йорка и Сан-Франциско, повествует о ходе первого организованного американцами турне по Европе — в Неаполь, Смирну, Константинополь и Палестину. В своем рассказе Марк Твен играет две альтернативные роли: иногда серьезного американца, который отказывается автоматически почитать знаменитые достопримечательности Старого Света (предпочитая озеро Тахо озеру Комо), или временами обиженного простака, доверчивой жертвы. льстецов и «мошенников», а также благоговейный поклонник российской королевской семьи.

В результате получилась веселая смесь водевильской комедии, настоящего путеводителя и язвительной сатиры, направленная как на самодовольство его американских путешественников, так и на их благоговение перед европейскими реликвиями. Из книги выходит первый парадный портрет самого Марка Твена, свежего, проницательного и комичного манипулятора английских идиом и американских мифологий о себе и ее отношении к прошлому.

Roughing It (1872) — это беззаботный рассказ о реальных и воображаемых приключениях Марка Твена, когда он избежал гражданской войны и присоединился к своему брату, недавно назначенному секретарем территории Невада.Его рассказы о поездках на дилижансах, коренных американцах, пограничном обществе, мормонах, китайцах и кодексах, одежде, еде и обычаях Запада перемежаются с его собственным опытом старателя, шахтера, журналиста, приятеля и лектора. когда он путешествовал по Неваде, Юте, Калифорнии и даже на Гавайских островах.

Переход Марка Твена от болвана к старожилу состоит из длинной серии все более и более комичных эпизодов. Сюжет достаточно расслаблен, чтобы вместить в себя безмерно забавные и случайные зарисовки персонажей, басни о животных, небылицы и драматические монологи.В результате получилась непреходящая картина старой западной границы во всей ее первоначальной силе и разнообразии.

В этих двух работах, никогда прежде не соединенных так компактно, Марк Твен достигает своего мастерства в разговорной речи.

БИБЛИОТЕКА АМЕРИКИ — это независимая некоммерческая культурная организация, основанная в 1979 году с целью сохранения литературного наследия нашей страны путем публикации и постоянного хранения в печати лучших и наиболее значительных произведений литературы Америки. На сегодняшний день серия «Библиотека Америки» включает в себя более 300 томов, авторитетные издания, средняя длина которых составляет 1000 страниц, с тканевыми обложками, сшитыми переплетами и ленточными маркерами, которые напечатаны на бескислотной бумаге премиум-класса, которая прослужит столетия.

«синопсис» может принадлежать другой редакции этого названия.

Невинные за границей

Невинные за границей

В 1867 году Марк Твен подписался на один из первых в мире пакетных туров, прыгнув на борт Quaker City и посетив Гибралтар, Франция, Италия, Греция, Россия, Турция, Сирия, Палестина, Египет, Алжир, Испания и по пути разбирал другие локации.Несколько газет опубликовали его прокомментировал путешествие по мере его развития, и, вернувшись домой, он собрал и отредактировал эти статьи в огромный рассказ о путешествиях под названием The Innocents За рубежом .

Кажется маловероятным, что в наши дни кто-нибудь возьмет в руки эту книгу. в зависимости от его предмета; вы не увидите огромных объемов продаж Уильяма К. Прайма 1857 Палаточная жизнь на Святой Земле . Карточка для рисования здесь в том, что это написано Марком Твеном — и в значительной степени это было правдой в тот день он был опубликован.Карточка для рисования была не столько обещанием экзотических мест чем популярный молодой юморист, написавший ту лягушку. Конечно, что непочтительный аферист мог бы рассказать бесчисленное количество забавных анекдотов!

И он это делает: сначала The Innocents Abroad написано во многих в том же духе, что и The Celebrated Jumping Frog . Есть довольно слабая комедия, в основном наблюдательная: морские больные бедны собеседники! изначально преданные дневники быстро надоедают! у иностранных гидов сложные имена — назовем их всех Фергюсон! Действительно, есть несколько действительно забавных моментов (онлайн-традиция игры тупой, чтобы мучить новичков, имеет долгую и выдающуюся оффлайн историю), но промахов больше, чем попаданий.Но по мере того, как книга продолжается, Твен пишет углубляется. Становится смешнее, отбрасывая свои длинные накатки на мля изюминки для устойчивого ироничного тона, который намного более удачен; в в то же время он становится более серьезным, как, кажется, понимает Твен в Конечно, штамповать страницы, в чем его смысл существования.

Посмотрите, что делает путешествия Твена экзотическими для читателя 21-го века. расстояние меньше времени. За несколько сотен долларов я могу сесть на самолет и сам вижу пирамиды, но печально известная машина времени за 70 долларов Тем не менее, я не могу поехать в Америку 19-го века, которую Твен взял в качестве отправной точки.Это была если не страна до иронии, то по крайней мере тот, где ирония по большей части дремала: романтичный, сентиментальный, пиетистский. Конечно, это традиционный способ писать о своем Путешествие по Старому Свету. По мере того, как The Innocents Abroad продолжает, все больше и больше подробнее Твен считает своим проектом разрушение этой традиции. Он кончает только с деконструктивистским рассказом о путешествиях.

Дело не только в том, чтобы называть вещи своими именами, а притворство — обманом, хотя Твен, кажется, находит почти все, что видит, либо подделкой, либо дерьмовый или и то, и другое.(Его пустые строчки похоронены в середине абзацы в этом разделе книги, как правило, намного смешнее, чем его тщательно продуманные изюминки в первом тайме. Когда он встречает предполагаемое жилище святой Вероники, которая вытирала пот с лицо, отмечает он, «Самая странная вещь в инциденте, который сделал она настолько знаменита, что, когда она вытерла пот, отпечаток лица Спасителя остался на платке, идеальный портрет, и так остается по сей день.Мы знали это, потому что видели этот платок в соборе в Париже, в другом в Испании и в двух других в Италии ». О скале в мечети Омара: «Это очень замечательно. место на нем, где стоял Магомет, он оставил свои следы в твердой камень. Я должен судить, что на нем было около восемнадцати ». Это тоже о процесс называть вещи своими именами, а притворство — обманом. В один Пойнт Твен удивлен, услышав замечание одного из своих попутчиков: «Посмотри на эту высокую, изящную девушку! Посмотри на ее мадонну красоту. лицо! »Другой добавляет:« Обратите внимание на эту высокую изящную девушку; какие королевская Мадонна изящество красоты в ее лице.» Третий фыркает: «Ах, какая высокая изящная девушка! Какая Мадонна! грациозность королевской красоты! »Твен думает:« Она невысока, она низкая; она некрасива, она невзрачна … »и недоумевает — пока он не обнаружит в книге Прайма следующее: «Когда мы подошли к толпе, высокая девушка девятнадцати лет подошла к Мириам и предложила ей чашку воды. Ее движения были грациозными и королевскими. Мы воскликнули на месте на подобную Мадонне красоту ее лица.»Остальные видели то, что им велят видеть, а не то, что на самом деле у них перед глазами.

«Я люблю цитировать [Прайма], — пишет Твен, — потому что он такой драматичный». И потому что он такой романтичный. И потому что он, кажется, мало заботится говорит он правду или нет […] «Почему нет? Самовосхваление вердикт Твена, самовозвеличивание в соответствии с ценностями 19 век. Прайм и его подражатели становятся образцами романтики. храбрость и сентиментальная набожность, всегда готовы дать отпор (безобидным) бедуинам и рыдать на святых местах: «Он прошел по этой мирной земле с одной рукой. навсегда на его револьвере, а другой на его носовом платке.» Твен тратит страницу за страницей, рассказывая своему предшественнику Тайную науку. Театральное лечение. Прайм пишет о достижении Иерусалима: «Были наши мусульманские слуги, латинский монах, два армянина и еврей в нашем кортеж, и все смотрели на него полными глазами ». Твен добавляет:« Если бы Латинские монахи и арабы плакали, я с моральной уверенностью знаю, что лошади тоже плакали, так что картина завершена ».

Также есть соблазн представить себя человеком, который глубоко погрузился в мысли наготове при встрече даже с малейшим раздражителем: «Букмекерам легко сказать:« Я думал так-то и так-то, как смотрел. на такой-то сцене »- когда правда, они думали, что все эти прекрасные вещи потом.»Твен обращает внимание на историческое место после исторического места, которое в то время он думал вообще ничего. Примите это сейчас, подумайте об этом позже. Большинство щедрое толкование Твена кажущегося Ложность — это способ, которым память со временем очищается: «Дни школьников не счастливее, чем дни загробной жизни, но мы оглянуться на них с сожалением, потому что мы забыли наказания в школе, и как мы горевали, когда наши шарики были потеряны и наши воздушные змеи уничтожены — потому что мы забыли все горести и лишения той канонизированной эпохи и вспоминать только его ограбления садов, его конкурсы деревянных мечей и его рыбалка праздники.»В своем эпилоге Твен отмечает, что через год после сочинения текст, он удивлен, обнаружив, что, похоже, у него такое паршивое время — в ретроспективе хорошие воспоминания далекие перевесить уже несущественные жалобы на жажду и усталость и орды нищих.

Что касается Твена, кажется, что начиная с Италии и далее они почти все нищие. Твен был либеральным для своего времени — он считает признаком просвещения Америки то, что в отличие от Европы, с евреями обращаются как с людьми, а не как с собаками, например.И он отмечает, что одна из главных причин пойти посмотреть мир таков: «Путешествия губительны для предрассудков, фанатизма и ограниченность. «Но, видимо, не так фатально, как все это, как Твен беспрепятственно пускает в ход одеяло осуждения арабов («человеческое паразиты »), американских индейцев (« мерзкий »,« дикий », инкрустированный грязь), католиков (суеверных простаков с «отвратительным вкусом». Между прочим, Твен отмечает, что «меня воспитали враждебно все католическое.») Как бы он ни высмеивал некрасиво-американские наклонности своих соотечественников, в конце день, когда Твен по-прежнему возьмет уродливого американца почти над кем угодно еще; для Твена Америка чистая, жизнерадостная, трудолюбивая и везде остальное это дамп. Единственное, что он дает, что Европа имеет более Америка — это то самое высокое место, которое она придает комфорту: «В Америке мы спешите — что хорошо; но когда дневная работа сделана, мы идем на размышления о потерях и приобретениях […] и либо умереть и упасть в худощавая и подлая старость в период жизни, который они называют мужским премьер в Европе […] Я действительно завидую этим европейцам за удобство, которое они брать. Когда работа дня сделана, они забывают ее […] День днем мы теряем часть беспокойства и поглощаем часть дух тишины и непринужденности в безмятежной атмосфере вокруг нас и в поведении людей. Мы быстро умнеем. Мы начинаем понимать, для чего нужна жизнь ».

Но это не поездка в Европу; Европа только в пути. Этот поездка в Левант — Святую Землю, к христианам о Quaker City .Интересно, как даже скептик как Твен считает себя достаточно христианином, чтобы осуждать то, как Мусульмане контролируют город Иерусалим « наш » — половина в то время, когда я ожидал, что придет острая шутка, когда выяснилось Твен выражал серьезные религиозные чувства, а другой наполовину я бы начал делать заметки о искреннем благоговении Твена только внезапно случиться на изюминке. Я был удивлен, обнаружив, что не было иронии, когда Твен трепал библейскую географию, как «Дан», «Башан» и «озеро Хуле» как «исторические названия».»(Озеро Хуле, Твен услужливо указывает, что в Библии она известна как «Воды Мером. «О, конечно ! Это все проясняет. Спасибо, Марк!) Во всех главах о Палестине считается само собой разумеющимся, что читатели уже хорошо знаком с каждой деревней и каждым деревом; это кажется мне характерным для 19 века, но мне приходит в голову теперь, когда, возможно, современные американские христиане, кроме Рода и Тодд Фландерс тоже в этом разбирался, а я не слышал об этом.

Вернитесь на страницу календаря!

Биография Марка Твена самая важная в краткой биографии Марка Твена

Литература США

Биография

Марк Твен (англ. Mark Twain, псевдоним, настоящее имя Сэмюэл Лангхорн Клеменс — Samuel Langhorne Clemens; 1835-1910) — выдающийся американский писатель, сатирик, журналист и преподаватель. На пике своей карьеры он был, вероятно, самой популярной фигурой в Америке.Уильям Фолкнер писал, что он был «первым по-настоящему американским писателем, и с тех пор все мы были его наследниками», а Эрнест Хемингуэй писал, что «вся современная американская литература произошла из одной книги Марка Твена под названием« Приключения Гекльберри Финна »». Среди русских писателей о Марке Твене особенно тепло отзывались Максим Горький и Александр Куприн.

Псевдоним

Клеменс утверждал, что псевдоним «Марк Твен» был взят в юности из терминов речного судоходства. Тогда он был помощником лоцмана на Миссисипи, и термином «mark twain» называлась минимальная глубина, подходящая для прохода речных судов (это 2 сажени, 365.76 см). Однако есть мнение, что на самом деле этот псевдоним запомнился Клеменсу со времен его счастливых дней на Западе. Они сказали: «Марк Твен!» Когда, выпив двойной виски, сразу не захотели платить, а попросили бармена записать. Какой из вариантов происхождения псевдонима правильный, неизвестно. Помимо «Марка Твена», Клеменс однажды в 1896 году подписался как «Месье Луи де Конте» (фр. Sieur Louis de Conte).

ранние годы

Сэм Клеменс родился 30 ноября 1835 года во Флориде (штат Миссури, США).Он был третьим из четырех выживших детей Джона и Джейн Клеменс. Когда Сэм был еще ребенком, семья в поисках лучшей жизни переехала в город Ганнибал (там же, штат Миссури). Именно этот город и его жители были позже описаны Марком Твеном в своих знаменитых произведениях, особенно в «Приключениях Тома Сойера» (1876 г.).

Отец Клеменса умер в 1847 году, оставив после себя много долгов. Старший сын Орион вскоре начал издавать газету, и Сэм начал работать в ней как типограф, а иногда и как автор статей.Некоторые из самых ярких и противоречивых статей в газете были написаны пером младшего брата — обычно, когда Ориона не было дома. Сам Сэм также иногда ездил в Сент-Луис и Нью-Йорк.

Но река Миссисипи в конечном итоге подтолкнула Клеменса к карьере пилота парохода. Профессия, которой, по словам самого Клеменса, он бы занимался всю свою жизнь, если бы гражданская война не положила конец частной судоходной компании в 1861 году. Поэтому Клеменс был вынужден искать другую работу.

После короткого знакомства с народным ополчением (он красочно описал этот опыт в 1885 году), Клеменс в июле 1861 года ушел с войны на запад. Тогда его брату Ориону предложили пост секретаря губернатора Невады. Сэм и Орион две недели ехали через прерии на дилижансе в шахтерский городок Вирджинии, где в Неваде добывали серебро.

Опыт Твена в западной части Соединенных Штатов лег в основу его второй писательской книги. В Неваде, надеясь разбогатеть, Сэм Клеменс стал шахтером и начал добывать серебро.Ему пришлось долгое время жить в лагере с другими старателями — образ жизни, который он позже описал в литературе. Но Клеменс не смог стать успешным старателем, ему пришлось оставить добычу серебра и устроиться на работу в газету «Территориальное предприятие» там же, в Вирджинии. В этой газете он впервые использовал псевдоним «Марк Твен». А в 1864 году он переехал в Сан-Франциско, штат Калифорния, где начал писать для нескольких газет одновременно. В 1865 году Твен добился своего первого литературного успеха, его юмористический рассказ «Знаменитая прыгающая лягушка Калавераса» был переиздан по всей стране и назван «лучшим произведением юмористической литературы, созданной к тому времени в Америке».

Весной 1866 года Твена отправила на Гавайи газета Sacramento Union. Во время путешествия ему приходилось писать письма о своих приключениях. По возвращении в Сан-Франциско эти письма имели оглушительный успех. Полковник Джон МакКомб Издатель газеты Alta California пригласил Твена в поездку по штату с увлекательными лекциями.Лекции сразу стали бешеными, и Твен объездил весь штат, развлекая аудиторию и собирая по доллару с каждого слушателя.

Твен добился своего первого писательского успеха в другом путешествии. В 1867 году он попросил полковника МакКомба спонсировать его поездку в Европу и на Ближний Восток. В июне Твен в качестве корреспондента New York Tribune в Калифорнии путешествует на пароходе Quaker City в Европу. В августе он также посетил Одессу, Ялту и Севастополь («Одесский вестник» от 24 августа содержит «Обращение» американских туристов, написанное Твеном). Письма, написанные им о поездке в Европу, были отправлены и напечатаны в газете.А по возвращении эти письма легли в основу книги «Простаки за границей». Книга была издана в 1869 году, распространялась по подписке и имела огромный успех. До самого конца жизни многие знали Твена именно как автора «Простаков за границей». За свою писательскую карьеру Твен побывал в Европе, Азии, Африке и даже Австралии.

В 1870 году, на пике своего успеха с Hookers Abroad, Твен женился на Оливии Лэнгдон и переехал в Буффало, штат Нью-Йорк. Оттуда он переехал в Хартфорд, штат Коннектикут.В этот период он часто читал лекции в США и Англии. Затем он начал писать острую сатиру, резко критикуя американское общество и политиков, особенно это заметно в сборнике рассказов «Жизнь на Миссисипи», написанном в 1883 году.

Величайший вклад Твена в американскую и мировую литературу — роман «The Рассмотрены приключения Гекльберри Финна ». Многие считают его лучшим произведением из когда-либо созданных в Соединенных Штатах.Также большой популярностью пользуются «Приключения Тома Сойера», «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» и сборник реальных историй «Жизнь на Миссисипи». Марк Твен начал свою карьеру с юмористических двустиший, а закончил жуткими и почти пошлыми хрониками человеческого тщеславия, лицемерия и даже убийств.

Твен был отличным оратором. Он помогал создавать и популяризировать американскую литературу как таковую, с ее отличительными темами и ярким, необычным языком. Получив признание и известность, Марк Твен посвятил много времени поиску молодых литературных талантов и помощи им в их прорыве, используя свое влияние и приобретенную им издательскую компанию.

Твен увлекался наукой и научными проблемами. Он был очень дружен с Николой Тесла, они много времени проводили вместе в лаборатории Теслы. В своей работе «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура» Твен представил путешествия во времени, в результате которых многие современные технологии были внедрены в Англии во времена короля Артура. Для создания такого сюжета требовалось хорошее знание науки. А позже Марк Твен даже запатентовал собственное изобретение — улучшенные подтяжки для брюк [источник?].

Еще двумя известными увлечениями Марка Твена были бильярд и курение трубки. Посетители дома Твена иногда говорили, что в его кабинете был такой табачный дым, что самого Твена больше не было видно.

Твен был видным деятелем Американской антиимперской лиги, протестовавшей против американской аннексии Филиппин. В ответ на кровавую бойню, в которой погибло около 600 человек, он написал «Инцидент на Филиппинах», но произведение не было опубликовано до 1924 года, через 14 лет после смерти Твена.

Недавно в США были попытки запретить «Приключения Гекльберри Финна» из-за натуралистических описаний и словесных выражений, оскорбляющих афроамериканцев. Хотя Твен был противником расизма и империализма и в своем отрицании расизма пошел намного дальше, чем его современники, в его книгах действительно есть элементы, которые в наше время могут быть восприняты как расизм [источник?]. Многие из терминов, которые были широко употреблены во времена Марка Твена, сейчас звучат как расовые оскорбления [источник?].Сам Марк Твен шутил о цензуре. Когда в 1885 году публичная библиотека в Массачусетсе решила изъять «Приключения Гекльберри Финна» из фонда, Твен написал своему издателю: «Они исключили Гека из библиотеки как« мусор, пригодный только для трущоб », из-за этого мы, несомненно, продадим еще 25 тысяч. копии книги ».

Время от времени некоторые произведения Твена запрещались американской цензурой по разным причинам. В основном это было связано с активной гражданской и общественной позицией Твена.Некоторые произведения, которые могли оскорбить религиозные чувства людей, Твен не публиковал по просьбе своей семьи. Например, «Таинственный незнакомец» оставался неопубликованным до 1916 года. А самой противоречивой работой Твена, возможно, была юмористическая лекция в парижском клубе, опубликованная под названием «Размышления о науке мастурбации». Центральным посланием лекции было: «Если вам действительно нужно рисковать своей жизнью в сексуальном плане, не мастурбируйте слишком много». Он был издан только в 1943 году ограниченным тиражом в 50 экземпляров.Несколько других антирелигиозных работ оставались неопубликованными до 1940-х годов.

Успехи Марка Твена постепенно пошли на убыль. До своей смерти в 1910 году он пережил потерю троих из четырех детей, а также умерла его любимая жена Оливия. В последние годы Твен был в глубокой депрессии, но все еще мог пошутить. В ответ на ошибочный некролог, опубликованный в New York Journal, он, как известно, сказал: «Слухи о моей смерти сильно преувеличены». Финансовое положение Твена также пошатнулось: его издательская компания обанкротилась; он вложил много денег в новую модель печатного станка, который так и не был запущен в производство; плагиаторы украли права на несколько его книг.

В 1893 году Твена познакомили с нефтяным магнатом Генри Роджерсом, одним из директоров Standard Oil. Роджерс помог Твену с пользой реорганизовать свои финансы, и они стали близкими друзьями. Твен часто навещал Роджерса, они пили и играли в покер. Можно сказать, что Твен даже стала членом семьи Роджерсов. Внезапная смерть Роджерса в 1909 году глубоко потрясла Твена. Хотя Марк Твен публично поблагодарил Роджерса несколько раз за спасение его от финансового краха, стало ясно, что их дружба была взаимовыгодной.Видимо, Твен существенно повлиял на смягчение жесткого нрава нефтяного магната, носившего прозвище «Цербер Роджерс». После смерти Роджерса его документы показали, что дружба со знаменитым писателем сделала из безжалостного скряги настоящего благодетеля и филантропа. Во время дружбы с Твеном Роджерс начал активно поддерживать образование, организовывая образовательные программы, особенно для афроамериканцев и талантливых людей с ограниченными возможностями.

Дом-музей Марка Твена в Хартфорде

Сам Твен умер 21 апреля 1910 года от стенокардии.За год до своей смерти он сказал: «Я прибыл в 1835 году с кометой Галлея, через год она снова появится, и я собираюсь уйти вместе с ней». Так и случилось.

В городе Ганнибал, штат Миссури, есть дом, в котором Сэм Клеменс играл в детстве, и пещеры, которые он исследовал в детстве и которые позже были описаны в знаменитых «Приключениях Тома Сойера», сейчас туда приезжают туристы. Дом Марка Твена в Хартфорде был преобразован в его личный музей и объявлен национальным историческим памятником в Соединенных Штатах.

Марк Твен (настоящее имя Сэмюэл Ленгхорн Клеменс) — известный американский писатель и журналист. Родился 30 ноября 1835 года в семье судьи, штат Миссури, Флорида. Когда мальчику было 4 года, семья переехала в город Ганнибал. Все детство будущего писателя прошло в этом городе, который стал основным источником его последующих произведений, в том числе «Приключений Тома Сойера».

В возрасте двенадцати лет Сэм приступает к работе. Постоянные невзгоды вынуждают его уехать в Неваду, как и его старший брат.Однако, мягко говоря, ему не повезло, и он устроился в редакцию газеты. С этого момента он впервые публиковался под псевдонимом — Марк Твен.

Фортуна улыбнулась Марку Твену, «Знаменитая прыгающая лягушка из Калавераса» принесла писателю особый успех. Этот рассказ был написан на основе фольклора. Такой триумф был подтвержден книгой «Простаки заграницей» (1769). Марка Твена не просто узнало большое количество американцев, они знали всю историю его жизни.И все это благодаря книге.

В 1876 году в мире появились успешные произведения Марка Твена: «Приключения Тома Сойера», а в 1885 году — «Приключения Гекльберри Финна». Начало 90-х — довольно сложный период … Его издательство внезапно обанкротилось. Этот факт заставил писателя пойти на крайние меры, чтобы иметь хоть какой-то небольшой заработок. Он решает поговорить с читателями.

Биография американского писателя Марка Твена, посвятившего приключениям многие свои книги, сама по себе полна разнообразных путешествий и неожиданных поворотов судьбы.Полное имя прозаика — Сэмюэл Лангхорн Клеменс. Он родился поздней осенью 1835 года, в то время, когда комета Галлея пронеслась над Землей. По загадочному совпадению второй полет небесного тела над планетой состоится как раз в день смерти писателя.

29 пальм

Семья будущего писателя жила в небольшом городке во Флориде, штат Миссури. Имена родителей были Джон Маршал Клеменс и Джейн Лемптон Клеменс. Семья испытывала трудности, хотя судьей выполнял обязанности отца.И вскоре они были вынуждены перебраться в судоходный город Ганнибал, который располагался на берегу американской реки Миссисипи. С этим местом у Сэма связаны самые теплые детские воспоминания. Они легли в основу самых популярных произведений прозаика.


15-летний Марк Твен | Википедия

После смерти отца в 1847 году, когда Сэму было всего 12 лет, семья оказалась на грани разорения. Детям пришлось бросить школу и начать работать. Мальчику повезло: его старший брат Орион только что открыл собственную типографию, и будущий писатель поступил туда наборщиком.Изредка ему удавалось публиковать собственные статьи, которые не оставляли равнодушными читателей.

Годы молодости

В 18 лет Сэмюэл Клеменс путешествует по стране. Он жадно читает, посещает лучшие залы библиотеки. Мальчик, которого в детстве заставили бросить школу, восполняет пробелы в образовании в книжных магазинах Нью-Йорка. Вскоре молодой человек получает должность помощника летчика на корабле.


Хосе Анхель Гонсалес

По словам самого писателя, он мог бы посвятить всю свою жизнь работе на реке Миссисипи, если бы в 1861 году не началась гражданская война.На время Сэм попадает в ряды конфедератов, но вскоре отправляется на Дикий Запад на золотые и серебряные рудники.

Первые попытки пера

Работа Самуила по добыче драгоценных металлов не принесла Самуилу много денег, но здесь он впервые показан как наблюдательный и остроумный автор коротких брошюр и рассказов. А в 1863 году писатель впервые подписывает свои произведения псевдонимом Марк Твен, взятым из практики судоходства. Прозаик никогда не подписывал свои книги настоящим именем.Надо сказать, что Самуил сразу становится популярным, а его первое крупное юмористическое произведение «Знаменитая прыгающая лягушка из Калавераса» стало известным во всех штатах.


RamWeb

Новоиспеченный фельетонист несколько лет подряд меняет издание за изданием, где печатает свои обзоры и рассказы, оттачивая свое мастерство. Марк Твен много выступает перед публикой. В то же время раскрывается еще один его талант как прекрасного оратора и рассказчика. Во время следующего переезда он встречает свою будущую жену Оливию, близкую подругу ее сестры… Фото тех времен показывает, что перед нами успешный и уверенный в себе человек. Об этом говорит все в нем: его внешний вид, рост и осанка. Самуэль переживает лучшее время в своей жизни.

Расцвет творчества

Вдохновленный переменами в личной жизни, писатель с легкостью создает несколько произведений в стиле реализма, закрепивших его имя среди классиков 19 века. В середине 70-х появляется знаменитая повесть «Приключения Тома Сойера», в которой несколько иначе описывается детство самого писателя.Затем увидел свет рассказ «Принц и нищий», который пришелся по вкусу американскому народу … Появляется также книга «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура», в которой историческая тема переплетается с историей. тема путешествия на машине времени.


Газета «Все для тебя»

В середине 80-х Сэмюэл Клеменс открывает собственное издательство, и первая книга — «Приключения Гекльберри Финна». В этом романе Марк Твен впервые резко критикует устоявшийся порядок в обществе.Также писатель издает бестселлер «Воспоминания», просвещенный Президентом Штатов В.С. Грант. Собственная типография просуществовала до середины 90-х, пока окончательно не обанкротилась из-за экономического коллапса в стране.


Jpghoto

Последние книги писателей, написанных уже точным выверенным слогом, не имели такого успеха, как первые. Его герои, оставаясь остроумными авантюристами, попадают в неоднозначные ситуации, требующие философского подхода и бескомпромиссного выбора.За эти годы Марк Твен получил несколько докторских степеней ведущих университетов США. Это было очень лестно для человека, которого когда-то давно заставили бросить школу.

Друзья писателя

Сэмюэл Клеменс дорожил своей дружбой с Николой Тесла. Разница в возрасте более 20 лет не мешала их творческому общению. Вместе они участвовали в смелых экспериментах физика, а в свободное время писатель часто подшучивал над своим серьезным другом.Но однажды Никола все же удалось отшутиться. Он предложил престарелому Самуилу средство омоложения, и, счастливо попробовав его, писатель почувствовал, что молодеет на его глазах. Но через некоторое время он бросился в туалет из-за сильных болей в животе. По его словам, средство оказало на него радикальное очищающее действие.


Bigpicture

В 1893 году судьба свела Марка Твена с финансовым магнатом Генри Роджерсом, который был известен как великий человеконенавистник и скряга. Но близкая дружба с писателем изменила его.Банкир не только помог семье писателя преодолеть финансовые трудности, но и стал настоящим жертвователем и меценатом, что выяснилось после его смерти. Генри потратил много денег на поддержку молодых талантов. Он также организовал рабочие места для людей с ограниченными возможностями.

Quotes

Сэмюэл Клеменс был очень насмешливым человеком. Это проявилось как в его письме, так и в разговорной речи. Многие из его высказываний стали крылатыми фразами, не утратившими актуальности и по сей день.Вот некоторые из них:

«Бросить курить легко. Я сам сто раз кидал «
». Будьте осторожны при чтении книг о здоровье. Можно умереть от опечатки «
» В первую очередь нужны факты, а уже потом их можно неверно истолковать ».

Закат лет

Последнее десятилетие жизни писателя было отравлено горечью невосполнимых потерь: с начала нового века Марк Твен пережил смерть троих детей и любимой жены Оливии.В то же время он окончательно утвердился в своих взглядах на религию.


Econ

В своих последних произведениях «Таинственный незнакомец» и «Письмо с земли», опубликованных только спустя годы после его смерти, Твен воспевает атеизм с присущим ему сарказмом. Причиной этого стала собственная смерть от стенокардии. Очередное нападение унесло жизнь великого писателя в середине весны 1910 года в городе Реддинг, штат Коннектикут.

Библиография

  • Знаменитая прыгающая лягушка Калавераса — 1867
  • Простаки за границей — 1869
  • Приключения Тома Сойера — 1876
  • Принц и нищий — 1882
  • Приключения Гекльберри 9030 Финн -183084 Янки при дворе короля Артура -1889
  • Американский претендент — 1892
  • Том Сойер за границей — 1894
  • Пупи Уилсон — 1894
  • Детектив Тома Сойера — 1896
  • Личные воспоминания Жанны д’Арк от сьера Луи де Конт , ее паж и ее секретарь — 1896
  • Таинственный незнакомец — 1916

Великий писатель родился 30 ноября 1835 года в небольшом городке во Флориде на юге США, на берегу реки Миссисипи.Настоящее имя — Сэмюэл Ленхорн Клеменс.

Самуил был шестым ребенком в семье. Когда ему было четыре года, его семья переехала в небольшой городок Ганнибал. Когда Самуэлю было 12 лет, его отец умер от пневмонии и, чтобы хоть как-то выжить, мальчику пришлось бросить школу и зарабатывать деньги. Он устроился на работу в издательство. Ему очень понравилась эта работа, и они с братом начали издавать газеты сначала в своем родном городе, затем переехали в Айову. Денег не хватило, и в 1857 году будущий писатель вернулся домой и стал подмастерьем летчика — это была его детская мечта.В 1859 году Сэмюэл Ленхорн получает лицензию пилота, имеет высокую зарплату и наслаждается своей работой. Сэм более года прослужил на кораблях, и именно здесь он нашел свой литературный псевдоним.

В 18 лет он уже знал К. Диккенса, В.М. Теккерей, В. Скотт, Дизраэли, Э. По. Но больше всего он ценил У. Шекспира и М. де Сервантеса.

В 1861 году ему пришлось стать солдатом Конфедерации, потому что в это время началась война между Севером и Югом. Но через две недели Сэмюэл дезертирует и направляется на запад к своему брату в Неваду.Здесь он работает на серебряной шахте и пишет юмористические рассказы для газеты Territorial Enterprise в Вирджиния-Сити. В 1862 году в том же издательстве он получил предложение о работе и искал себе псевдоним. Так родился писатель, который своим творчеством сумел завоевать мировое значение.

Писатель овладел навыками юмориста, любил подразнить публику, рассказывал не то, что в названии, не делал логичных, абсурдных выводов. Но, несмотря на это, он был реалистом в своих рассказах, а также первым и неизменным реалистом в американской литературе.

Одним из самых известных рассказов молодого писателя был «Журналист из Теннесси», который заставлял людей смеяться до слез.

Ранние произведения Марка Твена были веселыми, озорными и насмешливыми, что поражало читателей. Твен жил идеями своей страны и своего времени. Он был убежден, что у Америки большое будущее.

Марк Твен поздно пришел в литературу. Он стал профессиональным журналистом в 27 лет. Свою первую книгу писатель опубликовал в 34 года.Его ранние публикации выходили с 17-летнего возраста и носили характер грубого юмора американской глубинки. Самуэль старался писать с юмором, иначе он быстро устанет. В 1866 году после поездки на Гавайи произошло превращение из любителя в настоящего профессионала. На Гавайях его работа заключалась в том, чтобы писать письма редактору о поездке во время путешествия. Записи Марка Твена, опубликованные после их возвращения, имели ошеломляющий успех.

В течение нескольких лет он ходит в газеты, подрабатывая публично, читая юмористические рассказы.В круизе по Средиземному морю на борту парохода «Квакер-Сити» он собрал материал для своей первой книги «Простаки за границей». В 1870 году он женился на Оливии Лэнгдон, сестре своего друга Чарльза Лэнгдона, с которым познакомился во время круиза.

В 1871 году Твен поселился со своей семьей в Хартфорде, штат Коннектикут.

Следующей успешной книгой Сэмюэля Клеменса стала «Позолоченный век», которую он написал в соавторстве с Чарльзом Уорнером.

А в 1876 году мир увидел новую книгу Марка Твена «Приключения Тома Сойера», которая сделала автора не только известным американским писателем, но и навсегда вошла в историю мировой литературы.Закончив писать книгу «Том Сойер», Сэм начал работу над исторической книгой об английском средневековье — «Принц и нищий» (1882).

Нуждаясь в деньгах, писатель принял предложение и отправился с семьей в Германию. Почти два года он побывал в Германии, Швейцарии, Италии, Франции и Англии. О своем путешествии он расскажет в книге «Прогулки по Европе».

В 1883 году Марк Твен опубликовал книгу «Жизнь на Миссисипи», ведущую роль в которой играет центральный образ свободной, могучей реки, которая становится мощным художественным символом безграничной свободы.Многие разделы этой книги посвящены секретам этой профессии, ее романтике.

До 1884 года писатель был уже известным писателем и успешным бизнесменом. Он создал издательскую компанию, номинально возглавляемую К.Л. Вебстер, муж своей племянницы. Одной из первых книг, выпущенных этим издательством, были его «Приключения Гекльберри Финна». Книга, из которой вышла «вся американская литература», которая, по мнению критиков, стала лучшей в творчестве писателя, так как задумывалась как продолжение «Приключений Тома Сойера».Марк Твен создает это произведение почти 10 лет. В этой книге он впервые в американской литературе использовал разговорный язык американских глубин. Приключения Гекльберри Финна стали поворотным моментом в творческой эволюции Твена. Именно эта книга превратила веселого юмориста в яростного сатирика.

В 1889 году был выпущен сатирический шедевр «Янки из Коннектикута при дворе короля Артура». Писатель назвал это произведение «притчей прогресса», которое отражает мучительный процесс его мысленных поисков, противоречия и горечь прозрения.Современникам казалось, что у них появилась новая социальная утопия … Но для Твена это был путь к новому жанру — антиутопии, в которой литературная пародия сочеталась с философским гротеском, а по форме напоминала приключенческий роман.

В 1893 — 1894 гг., В период экономического кризиса, дело писателя не выдержало сильного удара и обанкротилось. В 1898 году ему удается договориться с кредиторами об отсрочке выплаты долгов. За это время Марк Твен написал несколько произведений, в том числе историческую прозу — «Личные воспоминания Жанны д’Арк» (1896 г.), а также «Раззия Уилсон» (1894 г.), «Том Сойер за границей» (1894 г.) и «Детектив Тома Сойера». «(1896 г.).Но ни одна из этих работ не могла добиться большего успеха, чем остальные книги, которые были написаны ранее.

В 1896 году, когда он и его жена путешествовали по миру, чтобы написать еще одну книгу, «Вдоль экватора» (1897), его любимая дочь Сюзи умерла. Вскоре серьезно заболела младшая дочь, через год умер старший брат.

К концу 19 века в США начинают публиковать сборник произведений Марка Твена, тем самым понижая его до категории писателей давно минувших дней.Но, уже не молодой писатель, он не собирался сдаваться. В начале 20 века Самуил опубликовал работы, в которых раскрыл неправду и несправедливость: «Человек, идущий в темноте», «Монолог царя», «Монолог короля Леопольда в защиту своего суверенитета в Конго. »

В 1901 г. получил степень почетного доктора Ельского университета по красному письму. Он очень гордился этим титулом.

В 1904 году Самуил потерял жену.

Писатель принял на себя удар судьбы, ответив на него лавиной очерков, политических и критических статей, многочисленными речами и острыми брошюрами.

Среди публикаций последнего периода безупречным успехом был наполнен злым юмором рассказ «Человек, извращавший Хедлейберга» (1899), в котором заложены основы.

Марк Твен давно хотел написать автобиографию, но в 1906 году у него появился личный секретарь — А. Пэйн, который очень хочет написать книгу о писателе. В результате великий писатель начинает диктовать свою жизненную историю. Год спустя Сэмюэл снова получает почетную докторскую степень по красному письму Оксфордского университета.

К этому моменту он серьезно болен, большинство членов его семьи умирают один за другим. Писатель страдает стенокардией. 24 апреля 1910 года в возрасте 74 лет у писателя разрывается сердце, и он умирает.

Оттенки смеха Твена насыщены и изменчивы. Марк Твен доказал способность комической литературы стать эпическим народным бытом … Он в полной мере заслужил репутацию «американского Вольтера».

Его последняя работа «Таинственный незнакомец» была опубликована посмертно в 1916 году.

Марк Твен (Марк Твен) — американский писатель. Родился 30 ноября 1835 года в деревне Флорида (штат Миссури). Детство он провел в Ганнибале, штат Миссисипи. Он был учеником наборщика, а позже вместе со своим братом издавал газету в Ганнибале, затем в Мескатине и Кеокеке (Айова). В 1857 году он стал подмастерьем лётчика, осуществив свою детскую мечту «познать реку», в апреле 1859 года получил лицензию лётчика. В 1861 году он переехал к своему брату в Неваду, почти год он был старателем на серебряных рудниках.Написав несколько юморесков для газеты «Территориальное предприятие» в Вирджиния-Сити, в августе 1862 года получил приглашение стать ее сотрудником. В качестве псевдонима я взял выражение лотерей Миссисипи, которые называли «Мерка 2», что означало достаточную глубину для безопасного плавания.

В мае 1864 года Твен уехал в Сан-Франциско, два года работал в калифорнийских газетах, в т.ч. корреспондент Калифорнийского союза на Гавайских островах. На гребне успеха своих эссе он читал юмористические лекции о Гавайях во время трехмесячного тура по городам Америки.Из газеты «Alta California» участвовал в круизе по Средиземному морю на пароходе «Quaker City», собирал материал для книги «Простаки за границей» (The Innocents Abroad, 1869), сдружился с К. Лэнгдоном из Эльмиры (штат Нью-Йорк). и 2 февраля 1870 года женился на своей сестре Оливии. В 1871 году Твен переехал в Хартфорд (штат Коннектикут), где прожил 20 лет, свои самые счастливые годы. В 1884 году он основал издательскую фирму, номинально возглавляемую К.Л. Вебстер, муж своей племянницы. Среди первых публикаций фирмы — «Приключения Гекльберри Финна», (Гекльберри Финн, 1884) Твена и бестселлер «Воспоминания» (1885) восемнадцатого президента США Гранта США.Во время экономического кризиса 1893–1894 годов издательство обанкротилось.

Чтобы сэкономить и заработать в 1891 году, Твен переехал с семьей в Европу. За четыре года долги были выплачены, материальное положение семей выровнялось, в 1900 году они вернулись на родину. Здесь в 1904 году умерла его жена, а накануне Рождества 1909 года в Реддинге (штат Коннектикут) от эпилептического припадка умерла его дочь Джин (еще в 1896 году любимая дочь Сьюзи умерла от менингита). Марк Твен умер в Реддинге 21 апреля 1910 года.

Твен гордился общественным признанием, особенно ценил присуждение степени доктора литературы Оксфордского университета (1907 г.), но он также знал горечь жизни. Его последнее, наиболее язвительное обличение «проклятой человеческой расы» — «Письма с Земли», (Письма с Земли), не публиковавшиеся дочерью Кларой до 1962 года.

Твен поздно пришел в литературу. В 27 лет он стал профессиональным журналистом, в 34 года опубликовал свою первую книгу.Первые публикации (он начал публиковаться в 17 лет) интересны прежде всего как свидетельство хорошего знания грубого юмора американской глубинки. С самого начала его газетные публикации несли черты художественного очерка. Он быстро устал писать, если материал не располагал юмором. Превращение из одаренного любителя в настоящего профессионала произошло после поездки на Гавайи в 1866 году. Важную роль сыграло чтение лекций. Он экспериментировал, искал новые, более разнообразные формы выражения, рассчитывал паузы, добиваясь точного совпадения концепции и результата.В его работе оставалась тщательная шлифовка устного слова. Путешествие в Квакер-Сити продолжила гавайская школа. В книге «Простаки за границей», прославившей его в Америке, был определен чрезвычайно простой лейтмотив творчества Твена — путешествие в космос. Обоснованная в «Простаки» маршрутом самой поездки, она также сохранится в книгах «Закаленный» (Roughing It, 1872, в русском переводе — «Light», , 1959), «Прогулка по Европе». « (Бродяга за границей, 1880 г.) и « Вдоль экватора » (« По экватору », 1897 г.).Наиболее впечатляюще он используется в «Гекльберри Финн».

Подход к художественной литературе был постепенным и осторожным. Первый роман, «Позолоченный век» (The Gilded Age, 1873), в соавторстве с К. Д. Уорнером. Роман, задуманный как современная социальная сатира, наталкивается на неподходящие фрагменты стандартных викторианских сюжетов. Несмотря на художественное несовершенство, роман дал свое название периоду президентства Гранта. В то же время встреча с другом детства напомнила Твен об их детских приключениях в Ганнибале.После двух-трех неудачных попыток, включая повествование в форме дневника, он нашел правильный подход и за 1874-1875 гг., С перерывами, написал роман «Приключения Тома Сойера» (Приключения Тома Сойера, 1876 г.) ), который создал ему репутацию мастера характеров и интриг и прекрасного юмориста. Том, по словам Твена, «воплощение детства». Предыстория рассказа автобиографична, Санкт-Петербург — это Ганнибал. Однако это отнюдь не плоские копии, а полнокровные персонажи, рожденные воображением мастера, вспоминающего свою молодость.

С января по июль 1875 года The Atlantic Monthly опубликовал «Старые времена на Миссисипи» (Старые времена на Миссисипи), в 1883 году они вошли в книгу «Жизнь на Миссисипи» (Жизнь на Миссисипи, главы IV — XVII). Почти сразу после выпуска Тома Сойера родился Гекльберри Финн. Она была начата в 1876 году, несколько раз откладывалась и, наконец, опубликована в 1884 году. В «Гекльберри Финне», величайшем художественном достижении Твена, история рассказывается от первого лица устами двенадцатилетнего мальчика.Впервые разговорная американская глубинка, ранее использовавшаяся только в фарсе и сатире на нравы простых людей, стала средством художественного изображения вертикали довоенного южного общества — от аристократии до «низов».

Среди книг, предшествовавших Геку — «Принц и нищий» («Принц и нищий», 1881), первая попытка создания исторического повествования. Ограниченный эпохой, местом и историческими обстоятельствами, автор не отставал и не впадал в бурлеск, и книга до сих пор очаровывает юных читателей.

Напротив, в «Янки при дворе короля Артура» (Янки из Коннектикута при дворе короля Артура, 1889) Твен раскрыл свой сатирический темперамент. «Личные воспоминания Жанны д’Арк» («Личные воспоминания Жанны д’Арк», 1896 г.) потерпели неудачу. Твен также пытался возродить мир своих шедевров в «Попи Уилсон» (Падд-нхед Уилсон, 1894), «Том Сойер за границей» (Том Сойер за границей, 1894) и «Том Сойер-детектив» (Том Сойер, детектив, 1896), но снова потерпел неудачу.Из рассказов, опубликованных в последние годы его жизни, самый замечательный — «Человек, соблазнивший Хедлейберга» (Человек, который развратил Хэдлейберг, 1898), а также пронзительные разоблачающие брошюры. Эссе «Что такое мужчина?» (Что такое человек?, 1906) — экскурс в философию. Произведения последних лет в основном незакончены. Крупные фрагменты его автобиографии (он продиктовал ее в 1906–1908 годах) никогда не объединялись в единое целое. Последним сатирическим произведением является рассказ «Таинственный незнакомец» (Таинственный незнакомец) — опубликован посмертно в 1916 году по незаконченной рукописи.Фрагменты его автобиографии были опубликованы в 1925 г. и позже.

Элементы научной фантастики, использованные Марком Твеном в следующих произведениях: «Окаменевший человек» (Окаменевший человек, 1870 г.), «Приятное и захватывающее путешествие» («Любопытная экскурсия с удовольствием», 1874 г.), «Удивительный» Республика Гондур » (Любопытная республика Гондура, 1875), « Любовь Алонзо Фитц Кларенс и Розанна Этельтон » (Любовь Алонсо Фитца Кларенса и Розанны Этелтон, 1878), « Янки Коннектикута при дворе Король Артур « (Янки из Коннектикута при дворе короля Артура, 1889 г.), » Передача мыслей на расстоянии « (Ментальная телеграфия, 1891 г.), » Подробнее о передаче мыслей на расстоянии « (И снова мысленная телеграфия, 1895), «Из Лондонской Таймс, 1904» (Из «Лондонской Таймс» 1904, 1898), «Сделка с Сатаной» (Продан Сатане, 1904), «Три тысячи лет среди микробов» (3000 лет среди микробов, 1905), Путешествие капитана Стормфилда t o Рай («Визит капитана Стормфилда на небеса», 1909 г.).

Из непереведенных на русский: «Айсберг поколений» (1935), «Таинственный воздухоплаватель» (1935), «Синопсис» «Убийство, тайна и брак» (1945), «Великая тьма» (1962) ), Землетрясение Альманах (1865), История через 1000 лет (1972), Тайная история Эддипа, Мировая Империя (1972), Призрак Шеклфорда (1984), Моя платоническая возлюбленная «(1912).

Такие жанры, как ужасы, фэнтези, мистика в творчестве Твена нашли отражение в рассказах: «Каннибализм в поезде», (Каннибализм в вагонах, 1868), «История привидений», (История привидений, 1870), «Средневековый роман» (Средневековый роман, 1870 г.), «Рассказ странствующего коммивояжера» (Рассказ холстца, 1876 г.), «Некоторые факты, проливающие свет на недавний разгул преступности в Коннектикуте» (Факты Относительно недавнего карнавала преступлений в Коннектикуте, 1876 г.), «Похищение белого слона» (Украденный белый слон, 1882 г.) «Диковинный сон» (Любопытный сон, 1872 г.), «Школьная горка» ( Скулхаус Хилл, 1898), «Пять даров жизни» (Пять благ жизни, 1902), «Таинственный незнакомец» (Таинственный незнакомец, 1916).

Знаменитый писатель Марк Твен (настоящее имя Сэмюэл Лангхорн Клеменс) родился 30 ноября 1835 года в американской многодетной семье. Его родителями были Джон и Джейн Клеменс, уроженцы Миссури. Самуил был шестым ребенком, кроме него в семье было еще четыре мальчика и две девочки.

Но не все дети смогли пережить тяжелые годы, трое из них умерли в раннем возрасте … Когда Сэму было четыре года, семья Клеменс переехала в поисках лучшей жизни в город Ганнибал.Позже этот город с его забавными обитателями и забавными приключениями Самуэля в нем найдет отражение в знаменитом произведении писателя «Приключения Тома Сойера».


С юных лет Марка Твена привлекла водная стихия, он мог долго сидеть на берегу реки и смотреть на волны, даже несколько раз тонул, но его благополучно спасли. Особенно его интересовали пароходы, Сэм мечтал, что когда вырастет, он станет моряком и будет плавать на собственном корабле. Именно благодаря этому пристрастию был выбран псевдоним писателя — mark twain, что в переводе означает «глубокая вода», буквально «мера два».

В Ганнибале Самуил встретил Тома Бланкеншипа, сына старого бродяги и алкоголика, живущего в хижине у реки. Они стали лучшими друзьями, со временем собралась целая компания таких же авантюристов. Том стал прототипом Гекльберри Финна, главного героя многих популярных детских книг автора.

Когда Сэму было 12 лет, его отец внезапно умер от пневмонии. Незадолго до смерти Джон Клеменс взял на себя долги близкого друга, но так и не смог выплатить их полностью.Самуэль был вынужден искать работу, чтобы помочь семье. Старший брат Орион устроил его наборщиком в типографию местной газеты. Сэм пытался публиковать собственные стихи и статьи в газете, но сначала это только раздражало Ориона. Помимо местной прессы, молодой писатель отправлял свои первые произведения в другие издания, где они охотно публиковались.

Молодость и начало карьеры

В 1857 году Марк Твен стал подмастерьем лоцмана, а через два года получил право владеть собственной лодкой.Однако в связи с разразившейся в 1861 году гражданской войной он был вынужден оставить любимое дело и искать новую работу. В том же году Марк Твен путешествует со своим братом Орионом на запад, в штат Невада. Там он почти год проработал на серебряных рудниках в шахтерском городке, надеясь разбогатеть, но удача была не на его стороне.

В 1862 году Твен устроился на работу в редакцию местной газеты, где впервые использовал свой творческий псевдоним для подписи. Спустя несколько лет его работы и статьи были опубликованы в нескольких печатных СМИ.В 1865 году стал известен Марк Твен, его юмореска «Знаменитая прыгающая лягушка Калавераса» стала популярной по всей Америке, и многие издатели публиковали ее несколько раз.

На пике писательской карьеры Марк Твен много путешествовал, посетил Англию, Австралию, Африку и даже Одессу, объездил всю Европу. Во время этих странствий он отправлял в родной город письма, которые позже публиковались в газете. Позже эти буквы станут основой книги «Простаки за границей», ставшей первым серьезным творением писателя.Он был опубликован в 1869 году и принес Твену большой успех.

На пике своей славы с момента публикации первой книги Марк Твен женился на Оливии Лэнгдон, дочери успешного предпринимателя … Но сначала писателю пришлось очень постараться, чтобы расположить к себе родителей Оливии. Они обручились в 1870 году. Марк Твен безумно любил свою жену и считал ее идеальной женщиной, заботился о ней и никогда не критиковал ее. Оливия же считала его вечным мальчиком, который никогда не вырастет.За 30 лет совместной жизни у них родилось четверо детей.

В 1871 году Марк Твен и его жена переехали в Хартфорд, где он провел самые мирные и счастливые годы своей жизни. В этом городе он основал собственное издательство, которое стало приносить неплохой доход. Сам Марк Твен в эти годы увлекся сатирой, писал длинные рассказы, высмеивая пороки американского общества.

Идея создания автобиографического романа зрела писателя давно, и после нескольких неудачных попыток, за два года с небольшими перерывами, Марк Твен создал «Приключения Тома Сойера».Роман основан на детских воспоминаниях автора. Но самым значительным вкладом писателя в литературу считается роман «Приключения Гекльберри Финна». Некоторые критики называют это произведение вершиной американского литературного искусства, настолько ярко и живо прописаны персонажи героев романа.

Марк Твен всю жизнь интересовался Средневековьем, его волновали некоторые вопросы и проблемы тех лет. В 1882 году выходит роман писателя «Принц и нищий», в котором Твен с большим пылом и апломбом отрицает мир социального неравенства.А в 1889 году вышел еще один исторический роман «Янки при дворе короля Артура», на каждой странице которого было достаточно острой иронии и сатиры.

Марк Твен был лично знаком с Николой Тесла, его живой ум интересовал современность научных достижений. Они часто проводили эксперименты и эксперименты в лаборатории Теслы. Некоторые технические подробности в его романах, например, о путешествиях во времени, появились именно благодаря тесному общению с Николой Тесла.

Также современники писателя отмечали его пристрастие к курению трубки. По мнению многих, в кабинете Твена часто был такой густой табачный дым, что в нем ничего нельзя было разглядеть, как в тумане.

В 1904 году внезапно скончалась Оливия, любимая жена Твена. Еще в юности, неудачно упав на лед, она стала инвалидом, а с возрастом ее состояние только ухудшилось. Писатель очень тяжело пережил потерю жены, ухудшилось его физическое и психическое здоровье.Он не хотел жить без своей обожаемой Оливии. После смерти жены Марк Твен полностью перестал общаться с женским полом, хотя претенденты на его сердце были, но он остался верен жене. Кроме того, трое его детей трагически погибли. Все эти печальные события привели к тому, что у писателя началась тяжелая депрессия. Работы, опубликованные в конце его жизни, несколько отличались по жанрам от предыдущих; проявляли ядовитую иронию и даже сарказм или, наоборот, горечь и усталость.Ухудшилось и финансовое положение Марка Твена — его издательская компания, в которую он инвестировал, разорилась. большинство их средств.

Одно из самых известных и читаемых произведений Марка Твена


Сказал ли Марк Твен: «Бойтесь СМИ, они украдут вашу честь»?

Репутация четвертого сословия на протяжении американской истории росла и падала, иногда благодаря критике со стороны общественных деятелей, включая представителей самой прессы, которые жаловались на ее недостатки и, по их мнению, из-за чрезмерного влияния на электорат.

Писатель, юморист, а иногда и газетчик Марк Твен — пример журналиста, который выказывал резко смешанные чувства к своей профессии. С одной стороны, он был твердо убежден в том, что пресса — особенно яростная и вольная американская пресса конца девятнадцатого века — необходима для защиты свободного общества.

«Отвращение дьявола к святой воде — дело легкое по сравнению со страхом деспота перед смеющейся газетой», — писал Твен в своем эссе 1888 года «The American Press».”

В то же время он предупредил об эксцессах прессы и их пагубном воздействии на простых людей. «Существуют законы, защищающие свободу слова прессы, но ни один из них ничего не стоит для защиты людей от прессы», — сказал он в речи 1873 года.

В еще более сильном заявлении, которое ходило в Интернете с начала 2000-х годов, Твен якобы призывает читателей «бояться средств массовой информации»:

«Не бойся врага, потому что твой враг может забрать только твою жизнь.Бойтесь средств массовой информации, они отнимут вашу ЧЕСТЬ… »- Марк Твен

— Henry_in_Texas (@henry_in_poc) 19 мая 2018 г.


В более длинной версии цитаты Твен якобы продолжает высмеивать журналистов как «невежественных, самодовольных простаков»:

Не бойтесь врага, потому что ваш враг может забрать только вашу жизнь. Гораздо лучше, чтобы вы боялись средств массовой информации, потому что они украдут вашу честь. Эта ужасная сила, общественное мнение нации, создается в Америке ордой невежественных, самодовольных простаков, которые не смогли бросить и шить обувь и попали в журналистику по пути в богадельню.

Однако, когда мы попытались найти источник цитаты, мы обнаружили, что нет никаких публичных записей о том, что Марк Твен когда-либо писал или произносил слова «бойтесь средств массовой информации». Фактически, нет никаких свидетельств того, что он когда-либо использовал фразу «СМИ» в том смысле, с которым мы знакомы сегодня (то есть, обозначая средства массовой коммуникации) — что в любом случае было бы анахронизмом.

Когда Твен писал и говорил (в конце девятнадцатого и в самом начале двадцатого веков), существовала только одна форма массовой коммуникации — печатное слово в форме книг, брошюр, журналов и газет — и вот как он называл им.Твен умер в 1910 году. Никто не стал говорить о «СМИ», как мы теперь понимаем этот термин, самое раннее до 1920-х годов.

Историк СМИ Джон Нерон (автор книги The Media and Public Life: A History , опубликованной в 2015 году) пишет:

Массовое проникновение СМИ было достигнуто в наиболее развитых странах к 1920-м годам. Этот факт сопровождался новым языком разговоров о СМИ, включая использование слова «медиа», а затем его варианта «СМИ» или «средства массовой информации».”

Хотя некоторые считают, что термин «СМИ» был введен Маршаллом Маклюэном в 1960-е годы, на самом деле он имеет гораздо более древнюю историю. Джон Петерс отмечает, что в девятнадцатом веке оно использовалось для обозначения агентов связи с духовным миром. Он также использовался для обозначения биологических сред, используемых для культивирования микробов, и физических сред, через которые проходил свет. Архитекторы и художники начали использовать это слово для обозначения материалов, которые они использовали для создания вещей. Затем, примерно в начале 1920-х годов, это слово стали использовать рекламные агентства для обозначения вещей, на которых размещалась реклама.«Медиа» заменило «пространство» как термин искусства в рекламе, потому что агентства начали размещать рекламу в радиопрограммах, а также в газетах и ​​журналах. Отсюда этот термин стал использоваться социологами в 1930-х годах. Примерно в то же время термины «средства массовой информации» и «массовые коммуникации» стали использоваться для обозначения газет, журналов, радио и кинофильмов.

Поэтому мы не можем поверить Марку Твену в увещевании: «Бойтесь средств массовой информации, потому что они заберут вашу честь.”

Кто это сказал? Мы не знаем. Самые ранние случаи найденной нами цитаты относятся к 2003 году, когда она впервые появилась в Интернете, иногда приписываемая Марку Твену, иногда — «Неизвестно». Мы подозреваем, что это было сфабриковано.

Более длинная версия цитаты действительно содержит предложения, произнесенные Твеном во время речи под названием «Лицензия на прессу», произнесенной в Хартфорде, штат Коннектикут, в марте 1873 года. Это была та же самая речь, в которой он оплакивал тот факт, что существуют законы, защищающие свободу прессы, но никто не защищает людей от прессы.Его критика журналистской профессии (членом которой он сам был) была беспощадной:

Эта ужасная сила, общественное мнение нации, создается в Америке ордой невежественных, самодовольных простаков, которые не смогли бросить и шить обувь, а по пути в богадельню занялись журналистикой. Я лично знаком с сотнями журналистов, и мнение большинства из них не заслуживает обсуждения в частном порядке, но когда они говорят в печати, то говорит газета (писца-пигмея не видно), а затем их высказывания сотрясают общину, как громы пророчества.

И все же он выразил это осуждение, подмигнув и кивнув. Как мы отмечали выше, Твен относился к журналистике неоднозначно. в его заключительном слове широко сказано:

Но я не буду продолжать эти замечания. У меня есть своего рода смутное общее представление о том, что в этой стране слишком большая свобода печати и что из-за отсутствия всяческих здравых ограничений газета стала в значительной степени национальным проклятием и, вероятно, еще проклянет Республику.

В газетах есть несколько превосходных достоинств, некоторые силы, оказывающие огромное влияние на добро; и я мог бы рассказать все об этих вещах и исчерпывающе их прославить — но тогда вам, джентльмены, нечего сказать.

Аудиокнига недоступна | Audible.com

  • Evvie Drake: более чем

  • Роман
  • К: Линда Холмс
  • Рассказал: Джулия Уилан, Линда Холмс
  • Продолжительность: 9 часов 6 минут
  • Несокращенный

В сонном приморском городке в штате Мэн недавно овдовевшая Эвелет «Эвви» Дрейк редко покидает свой большой, мучительно пустой дом почти через год после гибели ее мужа в автокатастрофе.Все в городе, даже ее лучший друг Энди, думают, что горе держит ее внутри, а Эви не поправляет их. Тем временем в Нью-Йорке Дин Тенни, бывший питчер Высшей лиги и лучший друг детства Энди, борется с тем, что несчастные спортсмены, живущие в своих худших кошмарах, называют «ура»: он больше не может бросать прямо, и, что еще хуже, он не может понять почему.

  • 3 из 5 звезд
  • Что-то заставляло меня слушать….

  • К Каролина Девушка на 10-12-19
.

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован.