Кто входил в османскую империю – Вассальные и даннические государства Османской империи — Википедия

Содержание

Османский флот — Википедия

Осмáнский флот (тур. Osmanlı Donanması) — военно-морской флот Османской империи. В средние века являлся одним из сильнейших военно-морских флотов в Средиземноморье. Кроме того, в сферу интересов флота в разное время входили Чёрное и Красное моря, Индийский океан.

Предыстория[править | править код]

Карта Западной Анатолии и Эгейского моря с городами, подвергнувшимися нападению Чака Бея
Основная статья: Сельджукские кампании в Эгейском море (англ.)

В 1081 году сельджукский эмир Чака Бей завоевал несколько городов на эгейском побережье Анатолии, включая Смирну. В том же году он начал строительство первого анатолийского турецкого флота, состоявшего из 33 парусных судов и 17 вёсельных судов, на верфях Смирны и Эфеса. В 1089 году флот Чака Бея завоевал Лесбос, а в следующем году — Хиос, нанеся 19 мая 1090 года около островов Инуссес поражение византийскому флоту. Это сражение стало первой крупной победой турок на море. В 1091 году флот Чака Бея захватил острова Самос и Родос,

[1] однако вскоре потерпел поражение от византийцев под командованием адмиралов Константина Далассена (англ.) и Иоанна Дуки и потерял все завоевания.[2][3][4][5] Однако, согласно отдельным источникам, уже в 1095 году флот Чака Бея вновь совершил рейд против стратегического византийского порта Адрамитион (современный Эдремит).[6] Согласно другим авторам, сельджукский флот во время этой экспедиции возглавлял сын к этому времени погибшего Чака Бея.[7]

Сельджукский правитель Конийского султаната Кей-Кубад I завоевал город Алайе (современная Аланья) и создал там военно-морскую базу для флота сельджуков на Средиземном море. Кроме того, им был создан флот на Чёрном море, базирующийся в порту Синоп. Около 1222 года эмир Хусам ад-Дин Чупан по приказу султана

[8], совершил морской поход из Синопа в Крым. Предлогом для похода стала защита прав румских купцов, жаловавшихся на притеснения.[9] Сельджуки разбили армию половцев [10] и захватили подконтрольный им Судак[10].

Зарождение (1299—1453)[править | править код]

Экспансия в Эгейское, Чёрное, Ионическое и Адриатическое моря[править | править код]

Завоевание острова Имралы в Мраморном море в 1308 году стало первой османской морской победой. В 1321 году османский флот впервые высадил десант во Фракии. В 1352 году османы захватили свою первую крепость в Европе. Таким образом оба берега стратегических черноморских проливов стали контролироваться Османской империей.

В 1370-х годах османы совершили первую высадку на эгейском побережье Македонии и без боя заняли Салоники. Однако уже в 1380 году они оставили город и повторно захватили его только в 1387 году после четырёхлетней осады (1383—1387).[11] С 1387 года по 1423 год усилению османского флота способствовали территориальные приобретения Османской империи на Балканском полуострове и черноморском побережье Анатолии. Зарождавшийся османский флот опустошил остров Хиос, совершал набеги на побережье Аттики и пытался организовать торговую блокаду других островов в Эгейском море.

В 1415 году турецкий флот атаковал Негрепонте. В ответ Венеция снарядила 10 галер под командованием Пьетро Лоредана. 27 мая 1416 года в проливе Дарданеллы при Галлиполи Лоредан захватил турецкий флот. В 1421 году, после покорения венецианцами Салоник, Турция объявила Венеции войну. Война Венеции с Миланом, начавшаяся в 1426 году, показала, что Венеция не может воевать на два фронта. В 1430 году Венеция потеряла Салоники, а в 1431 году в Адрианополе с турками был заключён мир.[12][13]

Кроме Салоник, флот вносил свой вклад в расширение Османской империи и на других направлениях: в 1424 году при его участии был захвачен Синоп, в 1426 году — Измир. При значительном участии флота была завоевана Албания.

Развитие (1453—1683)[править | править код]

В 1453 году османский флот участвовал в историческом захвате Константинополя, после чего захватил острова Гёкчеада, Лемнос, Тасос. В 1460 году при участии флота было захвачено Афинское герцогство в Морее, а в следующем году пали Трапезундская империя и генуэзская колония Амасра, положив конец последним осколкам Византийской империи. В 1462 году османский флот принял участие в завоевании генуэзских островов в северной части Эгейского моря, включая Лесбос, в результате чего началась турецко-венецианская война 1463—1479 годов.

В последующий период с помощью своего флота турки расширили свои владения в Эгейском море, а в 1475 году закрепились в Крыму. До 1499 года с помощью флота последовало дальнейшее расширение турецких владений на побережье Чёрного моря (например, завоевание Грузии в 1479 году) и на Балканском полуострове (окончательное завоевание Албании в 1497 году и завоевание Черногории в 1499 году). Потеря Венецией своих фортов в Черногории, недалеко от стратегического Кастельнуово, привела к началу турецко-венецианской войны 1499-1503 годов, в ходе которого турецкий флот под командованием Кемаль-реиса победил венецианский флот в битвах при Зонкьо (1499) и при Модоне (1500). К 1503 году османский флот совершил налёт на северо-восточное адриатическое побережье Италии

[14] и полностью захватил венецианские владения в Морее, Ионическом море и юго-восточном побережье Адриатического моря.

Согласно Кятибу Челеби типичный флот Османской империи в середине XVII века состоял из 46 судов (40 галер и 6 мавн[15]), экипажи которых составляли 15 800 человек, примерно две трети (10 500) из которых были гребцами, а остальные (5300) бойцами.[16]

Экспансия в Средиземноморье[править | править код]

В правление султана Селима I флот активно участвовал в расширении территории Османской империи, начав с завоевания Сирии (англ.) в 1516 году, и продолжив присоединением Леванта и Северной Африки. В 1516—1517 годах у Испании Аруджой Барбароссой был завоеван Алжир, затем последовало завоевание Египта и ликвидация Мамлюкского султаната в 1517 году. В 1522 году флот под командованием Куртоглу Муслихиддин Реиса (англ.) принял участие в захвате острова Родос. Занимавшие остров госпитальеры с разрешения султана Сулеймана I покинули остров и спустя 10 лет обосновались на Мальте.

[17]

В 1527 году османский флот принял участие в завоевании Далмации, Хорватии, Славонии и Боснии, а в 1529 году, находясь под командованием Салих-реиса и Айдын-рейса (англ.)[18], разбил испанский флот Родриго Портуондо (исп.) вблизи острова Форментера (англ.). После этого последовало завоевание флотом Хайраддина Барбароссы Туниса (1534), Мореи и Наксосского герцогства (1537).

После этого османский флот осадил принадлежавший Венецианской республике остров Корфу[19], совершил набеги на побережье Калабрии и Апулии, что вынудило венецианцев и Габсбургскую Испанию Карла V просить римского папу создать Священную лигу, состоявшую из Испании, Венецианской и Генуэзской республик, Папской области и Мальтийского ордена. Объединённый флот лиги, который возглавил адмирал Андреа Дориа, был разгромлен турецким флотом под командованием Хайраддина Барбароссы в сентябре 1538 года в битве у Превезе. После этой победы флот Османской империи стал рассматриваться как доминирующая сила на Средиземное море.[20][21][22][23]

В 1543 году османский флот участвовал вместе с французскими войсками в осаде Ниццы, которая в то время принадлежала Савойскому герцогству. После этого французский король Франциск I позволил турецкому флоту перезимовать в Тулоне (англ.), который они покинули в мае 1544 года.

В 1541, 1544, 1552 и 1555 годах испано-итальянский флот Карла V под командованием Андреа Дориа потерпел поражение от османов в Алжире, Неаполе, Понце и Пьомбино соответственно.

Операции в Индийском океане и Северной Африке[править | править код]
Основная статья: Османские морские экспедиции в Индийском океане (англ.)

Впервые Османская империя заявила о себе на Красном море ещё в 1514—16 годах, когда активно сотрудничала с Мамлюкским султанатом в ходе португало-мамлюкской войны 1505—17 годов.[24] В Египет был прислан турецкий адмирал Сельман Рейс (англ.), а также огнестрельное оружие. Сельман Рейс поступил на службу к мамлюкам и привёл с собой двухтысячный отряд. 30 сентября 1515 года мамлюкский флот во главе с Сельманом Рейсом и Хусейном ал-Курди в составе 19 кораблей отплыл из Суэца

[25]. На суда были набраны 3000 моряков, в том числе 1300 турецких солдат[25]. Флот вскоре достиг Камарана, где солдаты отстроили разрушенную португальцами крепость. Затем союзный флот достиг Йемена, захватил Забид, но взять Аден в сентябре 1516 года не удалось. Поход оказался в целом неудачным, но мамлюкам удалось закрепиться на побережье Индийского океана, создав в Йемене опорную базу[25]. В 1517 году союзному флоту удалось отбить нападение португальцев на Джидду.[24]

В 1517 году после завоевания Мамлюкского султаната Османская империя сама утвердилась на берегах Красного моря, и вскоре её интересы столкнулись с интересами Португалии. В 1525 году, во времена правления Сулеймана I, Сельман Рейс был назначен командующим небольшим османским флотом в Красном море, предназначавшимся для защиты прибрежных городов против португальских нападений.[26] В 1538 году турецкие войска заняли Басру на побережье Персидского залива.

В том же году султан начал турецко-португальскую войну, отправив из Суэца большую турецкую эскадру под командованием Хадыма Сулеймана-паши с целью вытеснения португальцев из Индии.[27] В Индии османы неудачно осадили португальскую крепость Диу (англ.) и были вынуждены вернуться обратно, но в ходе экспедиции были захвачены Йемен и Аден, вошедшие в состав Османской империи.[27]

В 1548 году жители Адена восстали против турецкого владычества и португальцы 26 февраля 1548 года захватили его, однако в этот же день турки под командованием Пири-реиса отбили город.

[28] В 1550 году турецкий паша Басры сумел овладеть важным портом Эль-Катиф на арабском берегу Персидского залива,[27] где турки построили укреплённую крепость.[29] В 1552 году под контроль османов перешли Оман и Катар,[30] но овладеть важной португальской крепостью на острове Ормуз они не смогли.[27]

В первой половине 1560-х годов правитель султаната Ачех на Суматре Аладдин I аль Кухар (англ.) отправил посольство в Стамбул к султану Сулейману Великолепному, признавая его халифом ислама и прося помощи против португальцев. В ответ на это в 1569 году османский флот из 22 кораблей под командованием Куртоглу Хызыр-реиса (англ.), зайдя в порты Дебал, Сурат и Муруд-Джанира (англ.), прибыл в Ачех, ознаменовав тем самым восточную границу османской территориальной экспансии.

Победа османского флота в битве у Первезе в 1538 году и в сражении у острова Джерба в 1560 году обеспечила превосходство Османской империи в Средиземном море в течение нескольких десятилетий. Даже громкое первое поражение от европейцев в битве при Лепанто в 1571 году не помешало османам завоевать Кипр, а после восстановления своего флота повторно завоевать Тунис и завершить османское завоевание Северной Африки, где уже в 1551 году флот под командованием Тургут-реиса присоединил к империи Ливию, а в 1553 году Салих-реис подчинил берега Марокко и достиг Гибралтарского пролива.

Операции в Атлантическом океане[править | править код]

Первые рейды турецкого флота в Атлантический океан состоялись ещё в XVI веке. В 1501 году эскадра Кемаль-реиса совершила набег на Канарские острова, а в 1585 году флот под командованием Мурат Рейса-старшего временно захватил остров Лансароте на тех же островах.[31]

В XVII веке османский флот начал регулярно выходить в Атлантический океан. В 1617 году турки захватили остров Порту-Санту в архипелаге Мадейра[32][33], после чего совершили набеги на Суссекс, Плимут, Девон, Корнуолл и другие местности Западной Англии в августе 1625 года.[31]

В 1627 году османская эскадра вместе с берберскими пиратами под командованием Мурат Рейс-младшего захватила остров Ланди в Бристольском заливе, который на протяжении следующих пяти лет стал основной базой для каперских операции османов в Северной Атлантике.[34] Отсюда они совершили рейды на Шетландские и Фарерские острова, побережье Дании и Норвегии, рейд в Исландию и архипелаг Вестманнаэйар.[31][35][36] В 1627—31 году та же эскадра совершила рейд на побережье Ирландии и Швеции.[31][37][38]

Позже османские военные корабли наблюдали у восточного побережья Северной Америки, в частности в английских колониях на Ньюфаундленде и в Виргинии.[31]

Чёрное море[править | править код]

В 1475 году султан Мехмед II направил флот из 380 галер под командованием Гедик Ахмед-паши к берегам Крыма, в результате чего османами были завоеваны греческое княжество Феодоро и находящиеся под управлением генуэзцев прибрежные города Чембало (сейчас Балаклава), Солдая (Судак) и Каффа (Феодосия),[39] а Крымское ханство в 1478 году попало в вассальную зависимость от Османской империи и находилось в ней до 1774 года.

Несмотря на то, что неудачные для турок-османов осада Мальты в 1565 году и битва при Лепанто в 1571 году показали, что маятник в противостоянии христианской Европы и мусульманской Порты качнулся в другую сторону,[40]Чёрное море и в это время оставалось «внутренним турецким озером».[41] На протяжении более чем ста лет османское военно-морское превосходство на Чёрном море держалось на трёх китах: турки контролировали черноморские проливы и дельту Дуная, из-за чего не одно из государств в регионе не могло создать здесь эффективных военно-морских сил, а также на фактическом отсутствии пиратства на этом море.[41]

Ситуация стала меняться в середине XVI века, когда Османская империя начала испытывать частые морские набеги запорожских казаков.[41]Казаки строили гребные лодки, называемые чайками, которые вмещали до 70 бойцов и оснащались 4–6 фальконетами, что делало их грозными военно-морскими судами. Их преимуществами перед турецкими галерами были небольшой размер и низкая посадка в воде, что затрудняло их обнаружение и повышало манёвренность. В начале XVII века казаки могли собирать флотилии, доходящие до 300 чаек и совершать набеги по всему побережью Чёрного моря.[41] так, известны набеги казацких чаек на такие крупные города как Кафа, Варна, Трабзон, и даже пригороды Константинополя.[42]

Французский военный инженер Гийом де Боплан лично наблюдал и описал тактику казаков при нападении на турецкие корабли и прибрежные города.[41][43] Наивысшей точки казацкие атаки достигли в 1637 году, когда отряд запорожских и донских казаков после двухмесячной осады с использованием морских судов захватил турецкую крепость Азов в устье Дона и удерживал её до 1642 года.[41]

Застой[править | править код]

В остальной части в XVII—XVIII веках, однако, операции османского флота были в значительной степени ограничены бассейнами Средиземного, Чёрного, Красного, Аравийского морей и Персидским заливом. Продолжительная турецко-венецианская война 1645—69 годов закончилась победой османов и завоеванием Крита, обозначив максимальное расширение границ империи.

Но уже по итогам Великой Турецкой войны 1683—99 годов империя начала терять свои территории, уступив венецианцам Морею,[44] а набиравшему силу Русскому царству Петра I — Азов.[45]

В начале XVIII века османы смогли в последний раз расширить свои владения. В 1708 году они заняли Оран — последний испанский опорный пункт в Алжире. В 1713 году вернули себе Азов, впрочем, флот значительного участия в этом конфликте не принял. Во время турецко-венецианской войны 1714—18 годов, в ходе которой османы смогли вернуть себе Морею, в битве у мыса Матапан против объединенного флота Венеции, Португалии, Папской области и Мальты, османский флот добиться успеха не смог.[46] После этого в истории османского флота наступил почти пятидесятилетний период мирного существования и даже в русско-турецкой войне 1735—39 годов, по итогам которой Азов вновь перешёл к уже Российской империи, флот активного участия не принимал.

Продолжительный период без участия в боевых действиях не мог не сказаться на боевом состоянии флота и в следующей русско-турецкой войне 1768—74 годов он потерпел сокрушительное поражение. Не имея сильного флота на Чёрном море, русские выделили для прикрытия восстания греков эскадру Балтийского флота под командованием графа Алексея Орлова, которая обогнула Европу и прибыла в Эгейское море, где в 1770 году в Хиосском и Чесменском сражениях полностью уничтожила османский флот[20][47][48][49].

После разгрома султан Мустафа III начал реформы на флоте. Были приглашены иностранные офицеры, которые начали модернизацию флота.[50] По инициативе французского инженера Франца Тотта было основано военно-морское училище, переименованное вскоре в военно-морскую академию (англ.).[20][47][51] Несмотря на это, в следующей русско-турецкой войне 1787—91 годов, османский флот не смог на равных противостоять даже одной российской Днепровской флотилии под командованием контр-адмиралов Джон Пол Джонса и Нассау-Зигена, и уж тем более после её объединения с Севастопольской эскадрой в единый Черноморский флот Российской империи под командованием Марко Войновича, а затем Фёдора Ушакова и потерпел поражение в сражениях в Лимане (1788), у Фидониси (1788), в Керченском проливе (1790), у мыса Тендра и у Калиакрии.[52]

Упадок[править | править код]

Исчезновение[править | править код]

XIX век[править | править код]

Флагман Османского флота линейный корабль Махмудии (1829 год)
  1. ↑ Brownworth, Lars (2009) Lost to the West: The Forgotten Byzantine Empire That Rescued Western Civilization, Crown Publishers, ISBN 978-0-307-40795-5. p. 233.
  2. ↑ Anna Komnene. Alexiad, IX.1
  3. ↑ Dawes, Elizabeth A., ed. (1928). The Alexiad. London, England: Routledge & Kegan Paul. pp=215-217
  4. ↑ Polemis, Demetrios I. (1968). The Doukai: A Contribution to Byzantine Prosopography. London, United Kingdom: The Athlone Press. p=67
  5. ↑ Skoulatos, Basile (1980). Les Personnages Byzantins de I’Alexiade: Analyse Prosopographique et Synthese (in French). Louvain-la-Neuve, Belgium: Nauwelaerts. pp=61, 147
  6. ↑ İnalcık, Halil (Ocak 2013). «Çaka Bey-İzmir Beyliği, 1081—1092». NTV Tarih (48. sayı).
  7. ↑ Doğuştan Günümüze Türk-İslam Tarihi (Turkish-Islamic History, from its Birth to the Present)
  8. Якубовский А. Ю. Рассказ Ибн-ал-Биби о походе малоазийских турок на Судак, половцев и русских в начале XIII в // Византийский временник. — 1927. — Т. 25. — С. 54.

    Султан, услышав просьбу о помощи, разгневался, велел вознаградить купцов, приказал снарядить войско, поставил во главе его амира Хусам-ад-дин Чупана, который был главным амиром и полководцем государства и послал в сторону г. Сугдака

  9. Еремеев Д. Е., Мейер М. С. Государство Сельджукидов Малой Азии в первой половине XIII века // История Турции в средние века и новое время:Учебное пособие. — С. 55—59. Архивная копия от 8 июля 2012 на Wayback Machine
  10. 1 2 Якубовский А. Ю. Рассказ Ибн-ал-Биби о походе малоазийских турок на Судак, половцев и русских в начале XIII в //

Вассальные и даннические государства Османской империи — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 11 мая 2019; проверки требует 1 правка. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 11 мая 2019; проверки требует 1 правка.

Вассальные и даннические государства Османской империи — общее название для ряда государств (в основном на периферии Османской империи), которые признавали сюзеренитет Высокой Порты, но над которыми по тем или иным причинам не устанавливался прямой контроль.

Некоторые из этих стран являлись буферными государствами между Османской империей и христианскими странами Европы или шиитскими странами Азии. Некоторые из них (Крымское ханство, Княжество Валахия, Молдавское княжество, Княжество Трансильвания, существовали сами по себе, другие (Болгария, Венгрия, Сербия, Босния) были со временем включены в состав Османского государства. Некоторые территории (Имеретия, Мегрелия, остров Хиос, Наксосское герцогство, Дубровницкая республика) имели коммерческую ценность. Не включались полностью в состав Империи священные города, а также такие даннические территории Венецианской республики, как острова Кипр и Закинф. Наконец, такие небольшие территории, как княжество Зета или горный Ливан не стоили тех усилий, которых потребовало бы их подчинение.

  • В ряде государств, входящих в эялетную систему, санжак-бей назначался из числа местных жителей, либо передавал свой пост по наследству (например, в Самцхе-Джавахети или некоторых курдских санджаках). В некоторых регионах разрешалось выбирать собственных лидеров (к таковым относились, например, Албания, Эпир, Морея, Черногория), некоторые территории были де-факто независимыми (варварские «регентства» Алжир, Тунис, Триполитания, позднее — Египет под властью хедивов).
  • Вне эялетной системы находились такие государства, как Княжество Валахия, Молдавское княжество и Княжество Трансильвания, которые платили дань Османской империи и в которых Порта имела право назначать и смещать правителей, держать гарнизоны и контролировать внешнюю политику.
  • Такие страны, как Дубровницкая республика, платили дань за целостность своей территории и признавали османский суверенитет.
  • Шериф Мекки признавал османский суверенитет, но тут уже Порта платила ему субсидию.

Имелись также вассалы, так сказать, «второго порядка» — например, Ногайская Орда или черкесы, которые являлись вассалами крымского хана, или некоторые берберы и арабы, которые платили дань североафриканским бейлер-беям.

Некоторые страны платили дань за территории, которые юридически принадлежали Османской империи, но не контролировались ею — например, Габсбурги за Королевскую Венгрию или Венецианская республика за Закинф.

Османская Аравия — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 5 января 2015; проверки требуют 3 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 5 января 2015; проверки требуют 3 правки.

Османская Аравия — исторический период в истории Аравии с 1517 года до 1918 года, в течение которого регион находился в зависимости от Османской империи. Степень османского контроля над регионом менялась в течение четырёх веков в зависимости от силы или слабости центральной власти[1][2].

Ранний период[править | править код]

В XVI веке османы завоевали и установили свой суверенитет над территориями, прилегающими к Красному морю и Персидскому заливу (Хиджаз, Асир и Эль-Хаса). Основной целью этих завоеваний было недопущение проникновения и усиления влияния португальцев на побережье Красного моря и Индийского океана[3]. Ещё в 1548 году шериф Мекки организовывал набеги, которые ставили цель наказание племён Неджда, совершавших набеги на оазисы в Хиджазе[4].

Подъём Саудовского государства[править | править код]

В центральной части Аравии появляется династия Саудитов, которая сыграет важную роль в формировании независимого арабского государства на полуострове. В 1744 году амир Эд-Диръия Мухаммад ибн Сауд взял под защиту богослова Мухаммада ибн Абд-аль-Ваххаба и принял его религиозное учение, впоследствии получившее название ваххабизм. В течение нескольких десятилетий ибн-Сауд и его потомки, опираясь на религиозный энтузиазм ваххабитов, сумели подчинить себе весь Неджд, запад и восток Аравийского полуострова. Этот период принято называть Первое Саудовское государство. В 1792 году после смерти Мухаммада ибн Абд-аль-Ваххаба Саудиты объединили в своих руках верховную светскую и духовную власть. В 1803 году Саудиты захватили Мекку, а в 1804 — Медину и весь Хиджаз. Однако саудитская гегемония в Аравии продолжалась недолго: в 1811 году по воле османского султана против них выступил хедив Египта Мухаммед Али. За семь лет упорной борьбы Саудиты потеряли всё: в 1818 году после пятимесячной осады египтяне взяли их столицу Эд-Диръия и сравняли с землёй, амир Абдаллах I ибн Сауд был отправлен в Стамбул, где его обезглавили.

Однако уже в 1821 году родственник казнённого амира Турки ибн Абдаллах поднял восстание против османов, избрав в качестве новой столицы город Эр-Рияд.

В 1824 году было основано Второе Саудовское государство со столицей в Эр-Рияде. Это государство просуществовало 67 лет и было уничтожено давними соперниками Саудов — кланом ар-Рашиди родом из Хаиля. Семья Саудов была вынуждена бежать в Кувейт.

В начале XX века османы сохраняли суверенитет над большей частью Аравийского полуострова, хотя в некоторых районах этот суверенитет был номинальным. Полуостров представлял собой лоскутное одеяло из владений племенных вождей[5][6]. Шериф Мекки сохранял силу и влияние в Хиджазе[7].

В 1902 году Ибн Сауд взял под свой контроль Эр-Рияд и весь Неджд, тем самым обеспечив беспрепятственное возвращение Саудитов в Неджд. Получив поддержку ихванов, религиозного ополчения, воодушевленного идеями ваххабизма, Ибн Сауд смог отвоевать у османов Эль-Хаса в 1913 году.

В 1916 году при поддержке Великобритании шериф Мекки Хусейн ибн Али аль-Хашими возглавил пан-арабское восстание против власти Османской империи. Восставшие поставили себе цель создать независимое арабское государство[8]. Хотя восстание 1916—1918 годов не имело желаемого успеха, но падение Османской империи после поражения в Первой мировой войне положило конец четырёхвековому османскому владычеству на Аравийском полуострове[9].

  1. Wayne H. Bowen. The History of Saudi Arabia (неопр.). — Greenwood Publishing Group, 2008. — С. 68. — ISBN 978-0-313-34012-3.
  2. Chatterji, Nikshoy C. Muddle of the Middle East, Volume 2 (неопр.). — 1973. — С. 168. — ISBN 0-391-00304-6.
  3. William J. Bernstein. A Splendid Exchange: How Trade Shaped the World (англ.). — Grove Press (англ.)русск., 2008. — P. 191. — ISBN 978-0-8021-4416-4.
  4. James Wynbrandt. A Brief History of Saudi Arabia (неопр.). — Infobase Publishing (англ.)русск., 2010. — С. 101. — ISBN 978-0-8160-7876-9.
  5. Murphy, David. The Arab Revolt 1916–18: Lawrence Sets Arabia Ablaze (англ.). — 2008. — P. 5—8. — ISBN 978-1-84603-339-1.
  6. Al Rasheed, Madawi. Politics in an Arabian oasis: the Rashidis of Saudi Arabia (англ.). — 1997. — P. 81. — ISBN 1-86064-193-8.
  7. Anderson, Ewan W.; Fisher, William Bayne. The Middle East: geography and geopolitics (англ.). — 2000. — P. 106. — ISBN 978-0-415-07667-8.
  8. Tucker, Spencer; Roberts, Priscilla Mary. The Encyclopedia of World War I (неопр.). — 205. — С. 565. — ISBN 978-1-85109-420-2.
  9. Hourani, Albert. A History of the Arab Peoples (неопр.). — 2005. — С. 315—319. — ISBN 978-0-571-22664-1.

Османо-венгерская война (1521—1526) — Википедия

Османо-венгерская война 1521—1526 — вооруженный конфликт между Османской империей и королевством Венгрия, фактически положивший конец независимости Венгерского королевства и начавший период османского завоевания Среднего Подунавья.

Османо-венгерские войны начались после завоевания турками в 1396 году Западной Болгарии. Военные действия происходили, в основном на территории Болгарии, Сербии, Боснии и Дунайских княжеств. В 1456 году крестоносная армия Яноша Хуньяди разгромила под Белградом войско Мехмеда II. Эта победа на 70 лет остановила наступление турок вглубь венгерской территории, но не смогла помешать падению Сербии (1459 год), Боснии (1463 год) и Герцеговины (1481 год). В результате турки вышли к границе венгерской Хорватии, и уже в ходе кампаний 1480—1481 годов совершили крупные набеги на Хорватию, Славонию, венгерские комитаты Ваш и Зала, австрийские Крайну и Штирию, а также проникли в Северную Италию (Фриуль)[1][2].

В дальнейшем военные действия происходили в Боснии, Хорватии, Славонии, районе Белграда и Трансильвании. Занятая покорением Восточной Анатолии, войнами с белобаранными тюрками и мамлюками, Османская империя снизила давление на венгерские границы, а в 1503 заключила с королём Владиславом Дунайский мир на 7 лет. Он возобновлялся в 1510, 1513, а после войны 1517—1518 было подписано трехлетнее перемирие. При этом мирные договоры не останавливали необъявленную войну: османские набеги, осады городов и ответные удары венгров[3].

Военный потенциал Венгрии в конце XV — начале XVI века существенно снизился по сравнению с временами Матьяша Хуньяди. Короли из династии Ягеллонов были вынуждены поступиться прерогативами центральной власти в пользу магнатов. В 1492 году была распущена постоянная наемная армия. Попытка организовать в 1514 году новый крестовый поход против турок, захвативших Книн, привела к мощному народному восстанию, после которого власти опасались прибегать к созыву народного ополчения даже перед лицом османской угрозы[4][5].

В 1520 году турки захватили несколько крепостей в Боснии и Далмации. Новый султан Сулейман I направил венгерскому королю требование выплатить дань, но турецкого посланника сочли шпионом и утопили в Тисе. В 1521 году смедеревский паша открыл против венгров военные действия, затем Сулейман крупными силами атаковал южные границы Венгрии. Были осаждены крепости Шабац, Землин (Зимонь) и Белград. Гарнизон Шабаца, состоявший всего из ста человек, весь погиб в бою, но сумел дорого продать свои жизни, положив семьсот турок[6]. Затем пал Землин. Защитники белградской цитадели, осажденной великим визирем Пири Мехмед-пашой и султаном, отразили 20 приступов, но, не получив обещанной помощи от Фердинанда Габсбурга, поляков и чехов, 20 августа капитулировали. Их оставалось 400 человек. Турки перебили пленных венгров, а болгар, участвовавших в обороне, депортировали в Стамбул[7][8]. Король Лайош II сражался с турками у Тольны, воевода Иштван Батори у Петроварадина, а Янош Запольяи в Трансильвании против корпуса акынджи под командованием Мухаммеда Михал-оглы. После взятия Белграда турки вторглись в Срем, где заняли несколько городов, в том числе Сланкамен, Митровицу, Карловцы, Илок. Оставив в Белграде 3 тыс. янычар, султан вернулся в Стамбул[8].

В 1522—1524 годах масштабных военных действий не велось, так как султан был занят завоеванием Родоса, а затем планировал войну с Ираном. Персидский шах Тахмасп I, в свою очередь, пытался заключить военный союз с Карлом V и Венгрией, но из-за дальности расстояний такой союз не мог принести большой пользы. В 1522 году продолжились турецкие нападения на Трансильванию, Хорватию и Славонию. Не в силах организовать оборону всех этих территорий, венгерский король передал защиту Хорватии австрийскому эрцгерцогу Фердинанду Габсбургу[8]. Воевода Трансильвании Янош Запольяи несколько раз вторгался в Валахию для поддержки Раду Афумаца против турок. Валашский господарь информировал венгров об османских планах; предполагалось, что в случае нового турецкого похода на Венгрию валахи вместе с Запольяи нанесут удар во фланг и тыл османов, но к 1526 году Раду Афумац был вынужден подчиниться Стамбулу[9].

В 1525 году стало ясно, что османский султан готовит генеральное наступление на Венгрию. Посредничество поляков, предлагавших туркам мир с Венгрией, было отвергнуто. Внешнеполитическое положение было для венгров неблагоприятным. Франциск I, взятый испанцами в плен в битве при Павии, завязал тайные сношения с турками, и весной 1526 получил согласие султана на союз против Габсбургов. В мае 1526 года Коньякская лига объединила Францию, Венецию и Рим против Габсбургов, союзников Венгрии. В этих условиях обращения Лайоша II за помощью к Венеции, папе и Генриху VIII не дали результата. Император Карл V был противником османов, но, вынужденный воевать на нескольких фронтах, первой задачей считал разгром французов и их вытеснение из Италии, второй — отражение турецкой агрессии в Средиземноморье, и лишь на третьем месте была оборона Среднего Дуная, которую он предоставил брату Фердинанду[10].

При этом для Габсбургов важнейшей задачей было получение корон Чехии и Венгрии, и об этом позаботился ещё император Максимилиан I, заключивший в 1515 году с королём Владиславом Венский договор о взаимном наследовании. Помощь австрийского эрцгерцога зависела от позиции германского рейхстага, выделявшего средства для ведения войны, но в Германии развернулось реформационное движение, на раннем этапе которого Лютер и его сторонники заявляли, что турки — это божья кара, и противостоять ей нельзя. Через несколько лет, когда эта кара нависла над самой Германией, взгляды немецкого вероучителя изменились, но к тому времени Венгрия уже пала[10].

Польский король Сигизмунд I Старый был связан войнами с Тевтонским орденом и Россией, а потому был вынужден 1 декабря 1525 года заключить мир с турками, и помочь своему племяннику также не мог. В результате Венгрия была предоставлена самой себе[10].

В 1525 году турки провели на Дунае несколько частных операций: вторглись в Хорватию, потерпели поражение в Среме от воинственного епископа Пала Томори, неудачно осаждали крепость Яйце, которую оборонял Кристоф Франгепан[11].

Лайош II пытался добиться военной помощи от собрания венгерской знати, но сейм 12 июля 1525 года постановил, что дворяне сами не пойдут на войну, а выставят вместо себя наемников. Богатые землевладельцы должны были снарядить по 50 рейтаров, остальные — внести деньги, на которые комитаты должны были набрать людей и платить им жалование. Церковная десятина также должна была пойти на содержание наемников. При таком безразличии правящего сословия к судьбе страны на победу было трудно надеяться[12].

25 апреля 1526 года Сулейман со 100-тысячной армией и 300 орудиями выступил из Стамбула, и через три месяца прибыл в Белград. 27 июля после 10-дневной осады был взят Петроварадин, затем турки навели мост через Драву у Эсека, сожгли этот город и двинулись вглубь страны, не встречая сопротивления, так как дворянство с апреля по июнь ссорилось с королём на сейме, и никакого решения не приняло. Надор Иштван Батори, который должен был защищать Эсек, отступил без боя, сославшись на неповиновение в войсках[13].

Ко второй половине августа венграм удалось собрать на болотистой равнине у Мохача около 25 тыс. человек и 80 пушек. Значительную часть этой армии составляли немецкие, чешские и сербские наемники. Этих сил было недостаточно для генерального сражения. Янош Запольяи спешил на помощь со значительным войском, и уже достиг Сегедина, но Иштван Батори и другие враги трансильванского воеводы 28 августа убедили короля дать сражение имеющимися войсками. Утром 29 августа венгры атаковали турецкие порядки. Османы начали притворное отступление, и заманили венгерский авангард под огонь артиллерии. Орудия, бившие почти в упор, обратили венгров в бегство, и те, кто не был зарублен турецкими всадниками, утонули в болоте. По-видимому, там погиб и король. По турецким подсчетам, потери противника составили более 20 тысяч человек. Две тысячи голов, среди которых были 7 епископов и несколько магнатов, были сложены в пирамиду перед палаткой султана. Виновнику поражения — надору Иштвану Батори — удалось спастись. Мохач был сожжен. Пленники и крестьяне, захваченные в венгерском лагере, были вырезаны по приказу Сулеймана (4 тысячи). Пощадили только женщин[13][14].

10 сентября султан подошел к Буде, и на следующий день та была сдана без боя. Турки разграбили и частично сожгли венгерскую столицу, вывезя оттуда королевскую сокровищницу и Корвиновскую библиотеку. Собрав в Пеште венгерских магнатов, султан объявил, что согласен признать Яноша Запольяи в качестве вассального короля. Турецкие отряды продвинулись до Эстергома, собрав большую добычу. Потери Венгрии убитыми и угнанными в рабство, предположительно, могли достигать 200 тыс. человек, то есть почти 1/10 населения[13][15]. 24 сентября османская армия отправилась назад, и в ноябре султан вернулся в Стамбул. Закрепляться на венгерской территории турки не стали, и ни одного гарнизона севернее Срема не разместили[16][17].

10 ноября 1526 года часть венгерских магнатов избрала королём Яноша Запольяи. Вскоре эрцгерцог Фердинанд заявил претензии на венгерскую корону и в следующем году начал войну. В 1528 году Запольяи, потерпев несколько поражений, бежал в Польшу, и просил помощи Сулеймана. В 1529 году султан выступил в поход на Вену, открывший длительную череду войн с австрийцами на Среднем Дунае.

  1. ↑ История Венгрии, с. 233
  2. ↑ Фрейдзон, с. 45
  3. ↑ История Венгрии, с. 236—238
  4. ↑ Шлоссер, с. 486
  5. ↑ История Венгрии, с. 237
  6. ↑ Hammer-Purgstall, p. 467
  7. ↑ Шлоссер, с. 487
  8. 1 2 3 История Венгрии, с. 238
  9. ↑ Семёнова, с. 122—124
  10. 1 2 3 Королевство Венгрия…
  11. ↑ Hammer-Purgstall, p. 483
  12. ↑ Шлоссер, с. 489
  13. 1 2 3 Шлоссер, с. 490
  14. ↑ Hammer-Purgstall, p. 487
  15. ↑ Петросян, с. 73—74
  16. ↑ Hammer-Purgstall, p. 488
  17. ↑ Шлоссер, с. 490—491
  • Hammer-Purgstall J. von. Histoire de l’empire ottoman. T. I. — P.: Bethune et Plon, 1844
  • История Венгрии. Т. I. — М.: Наука, 1971
  • Королевство Венгрия и Османская империя (XV — первая четверть XVI в.) // Османская империя и страны Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европы в XV—XVI вв. — М.: Наука, 1984
  • Петросян Ю. А. Османская Империя. Могущество и гибель. — М.: Наука, 1990. — ISBN 5-02-017026-7
  • Семенова Л. Е. Княжества Валахия и Молдавия. Конец XIV — начало XIX в. — М.: Индрик. — ISBN 5-85759-363-8
  • Фрейдзон В. И. История Хорватии. — СПБ.: Алетейя, 2001. — ISBN 5-89329-384-3
  • Шлоссер Ф. Всемирная история. Т. IV. 2-е издание. СПБ.—М.: М. О. Вольф, 1870

Германо-турецкий союз — Википедия

Тайный договор о союзе между Германией и Османской империей был подписан в Константинополе 20 июля (2 августа) 1914 года[1]. Со стороны Турции его подписал великий визирь принц Саид Халим-паша. Кроме него, в Турции о договоре знали всего два члена правительства — министр внутренних дел Талаат-паша и военный министр Энвер-паша[2]. Со стороны Германии договор подписал германский посол в Константинополе Г. фон Вангенгейм[3].

Договором были фактически установлены союзнические обязательства между двумя государствами, которые впоследствии привели к вступлению Османской империи в Первую мировую войну на стороне Центральных держав.

Германо-османские дипломатические и экономические связи были налажены ещё в 80-х годах XIX века. В то время, однако, рейхсканцлер Германской империи Отто фон Бисмарк придерживался мнения о незаинтересованности Германии в турецких делах, рассчитывая, что такая позиция позволит извлекать выгоду из соперничества других держав на Ближнем Востоке. Это не помешало Дойче Банку в 1887 году приобрести у турецкой казны железнодорожную линию от Хайдар-паша на азиатском берегу Босфора до Измита — гавани на берегу Мраморного моря. Банк также получил от турецких властей концессию на продолжение этой линии от Измита через Эскишехир до Анкары[4].

Кайзер Вильгельм II, в отличие от Бисмарка, проявлял гораздо больший интерес к экономической экспансии в Турции. Полагая, что война с Россией неизбежна, он считал, что в этой войне Турцию необходимо будет использовать как союзника. В связи с этим турецкие железные дороги приобретали для Германии не только экономический, но и военно-политический интерес. В 1893 году султан Абдул-Хамид II передал обществу Анатолийских железных дорог, созданному Дойче Банком, концессию на постройку железнодорожной ветки от Эскишехира до Конии, несмотря на протесты России, Франции и Англии. Строительство было завершено в 1896 году[4].

В 1898 году Германия начала борьбу за концессию на Багдадскую железную дорогу, которая должна была стать орудием окончательного закабаления Турции. Вильгельм II в октябре 1898 года нанёс визит султану, а, выступая в Дамаске, объявил себя другом 300 миллионов мусульман и их халифа, турецкого султана. В январе 1899 года Дойче Банк получил концессию на строительство портовых сооружений в Хайдар-паше. В ответ на претензии других европейских держав Германия заявляла, что нуждается лишь в рынках сбыта и не намерена противодействовать их собственным политическим планам относительно Турции[4].

В ноябре 1899 года Абдул-Хамид издал указ, в котором объявил, что германской компании будет предоставлена концессия на постройку в течение 8 лет железной дороги от Коньи через Багдад до Басры. Однако в апреле 1900 года, по требованию России, султан дал формальное обязательство в течение десяти лет не допускать иностранных концессий на сооружение железных дорог в районах Малой Азии, примыкающих к Чёрному морю и российской границе в Закавказье[4].

Проникновение Германии в Турцию и особенно к побережью Персидского залива затрагивало и интересы Англии, рассматривавшей Ближний Восток как мост из Европы в Индию. Таким образом, несмотря на разделявшие их противоречия, и Англия, и Россия были заинтересованы в том, чтобы дать отпор германскому проникновению на Восток. Совместными усилиями они тормозили финансирование Багдадской железной дороги[5].

Потерпев поражение в войнах начала XX века, продемонстрировавших слабость турецкой армии (Итало-турецкая война, в ходе которой Италия захватила Триполитанию, Киренаику и архипелаг Додеканес, и Балканские войны, по результатам которых Османская империя потеряла большую часть своих европейских владений), руководство Османской империи пыталось найти себе сильных союзников в новой назревавшей войне, чтобы при их содействии восстановить экономику и вернуть себе утраченные территории.

Попытки контактов с Антантой закончились неудачей. Джемаль-паша, который в отличие от других младотурецких лидеров первоначально склонялся к союзу с Францией, был вынужден присоединиться к настроенным прогермански Энвер-паше и Талаат-паше. В 1913 году этот триумвират взял под свой контроль правительство Османской империи, оставаясь у власти до самого поражения Турции в Первой мировой войне. Султан Османской империи Мехмед V оставался сторонником нейтралитета и невмешательства страны в мировую войну, однако от его позиции мало что зависело.

В ноябре 1913 года Германия и Турция заключили соглашение об отправке в Турцию германской военной миссии, во главе которой был поставлен генерал Лиман фон Сандерс. Миссия должна была заняться реорганизацией турецкой армии. Лиман фон Сандерс одновременно был назначен командующим корпусом, дислоцированным в районе проливов. 14 декабря он прибыл в Константинополь. Появление на побережье проливов военной силы под немецким командованием вызвало в России негодование. После довольно острых переговоров Лиман фон Сандерс был освобождён от командного поста в Константинополе, но германская военная миссия продолжала играть в турецкой армии руководящую роль[6].

С первых же дней кризиса на Балканах, вызванного убийством в Сараеве наследника австрийского престола эрцгерцога Франца-Фердинанда, противоборствующие стороны — Антанта и австро-германский блок — начали борьбу за вовлечение Турции в назревавшую войну. Младотурецкое правительство склонялось к германской ориентации, однако было вынуждено учитывать финансово-экономическую зависимость Турции от Антанты, в первую очередь Франции. При этом победа любой из группировок европейских держав несла в себе угрозу Османской империи: Антанта намеревалась её расчленить, а Германия — превратить в своего вассала. С другой стороны, младотурецкое руководство имело свои собственные захватнические устремления в отношении российских и британских территорий. В конце концов младотурки, не без колебаний и внутренней борьбы, пошли на союз с Германией[7].

1 (14) июля 1914 года министр иностранных дел Австро-Венгрии граф Л. фон Бертхольд предложил заключить союз между Германией, Австро-Венгрией и Османской империей. 9 (22) июля с таким же предложением к Вильгельму II обратился военный министр Османской империи Энвер-паша, сделавший это без ведома большинства членов турецкого правительства[2][7].

В качестве условий заключения такого союза турки выдвинули отмену режима капитуляций, возвращение Турции Западной Фракии и островов Эгейского моря (утраченных в результате Балканских войн), а также архипелага Додеканес. Принятие этих условий для Германии означало потерю потенциальных союзников (Болгарии и Греции), а также Италии как члена Тройственного союза. В связи с этим в Германии поначалу не спешили давать своё согласие[2]. Германский посол в Константинополе высказал сомнения по поводу целесообразности союза, однако последнее слово сказал кайзер Вильгельм II: «Теперь дело идёт о том, чтобы добыть каждую винтовку, которая может стрелять по славянам на Балканах на стороне Австро-Венгрии. Поэтому надо согласиться на турецко-болгарский союз с присоединением к нему Австро-Венгрии…»[7] .

20 июля (2 августа) договор об оборонительном союзе между Германией и Османской империей был подписан. Документ предполагал нейтралитет Турции и Германии в отношении разворачивавшегося конфликта между Австро-Венгрией и Сербией (ст. 1), при этом в случае военного вмешательства России в этот конфликт, что влекло за собой вступление Германии в войну в силу её союзнических обязательств в отношении Австро-Венгрии, аналогичные союзнические обязательства вступали в силу и для Османской империи (ст. 2). В случае войны Германия обязалась предоставить свою военную миссию в распоряжение Османской империи, а правительство Османской империи должно было обеспечить ей возможность «действенного влияния» на операции османской армии (ст. 3). Кроме того, Германия обязалась защищать османские владения, причём в случае необходимости — и силой оружия (ст. 4)[1].

Подготовка Турции к войне[править | править код]

Существовавший проект договора был подписан поспешно, без корректировки текста, и к моменту его подписания статья 2 фактически вступила в силу, однако младотурецкое правительство уже на следующий день (21 июля (3 августа)) объявило о своём нейтралитете[2]. Как впоследствии писал Джемаль-паша, «Мы объявили себя нейтральными только для того, чтобы выиграть время: мы ждали момента, когда наша мобилизация закончится, и мы сможем принять участие в войне»[7].

22 июля (4 августа) турецкие власти объявили общую мобилизацию, мотивируя эту меру соображениями предосторожности. Великий визирь заверил русского посла в Турции М. Н. Гирса, что Турция собирает 200-тысячную армию во Фракии и что на русскую границу войска не будут направлены. Это было преднамеренным введением в заблуждение: трём турецким дивизиям из состава 9-го и 11-го армейских корпусов было приказано занять позиции вдоль кавказской границы. В тот же день началось минирование верхнего Босфора, а ещё через три дня на черноморских проливах были погашены огни и сняты навигационные буи, после чего проход через оба пролива был разрешён лишь в сопровождении турецкого парохода. Все эти меры официально объяснялись необходимостью защиты нейтралитета[2].

Характерно, что, подписав договор с Германией, Энвер-паша тут же вступил в переговоры с российским послом Гирсом и военным агентом генералом Леонтьевым, предлагая заключить союз против Германии в обмен на возвращение Турции Эгейских островов и части болгарской Фракии[7].

Поддержка Германией территориальных претензий Турции[править | править код]

Тем временем 23 июля (5 августа) к германо-турецкому союзу присоединилась Австро-Венгрия[8].

24 июля (6 августа) османские власти, к которым Германия обратилась с просьбой предоставить укрытие кораблям Средиземноморской эскадры под командой адмирала Вильгельма Сушона, преследуемым британской эскадрой (см. Прорыв «Гёбена» и «Бреслау»), обусловили своё согласие новыми требованиями, которые существенно изменяли условия подписанного союзного договора: от Германии потребовали гарантий территориальной неприкосновенности Османской империи, учёта интересов Турции при распределении контрибуции во время заключения мира, поддержки отмены режима капитуляций, учёта пожеланий Турции при решении вопроса о территориальных приобретениях (турки имели в виду Карсскую и Батумскую области, острова Греческого архипелага (если Греция вступит в войну на стороне Антанты)) и об изменении границ на Балканах в случае нового раздела полуострова. Поскольку османские власти требовали срочного ответа, а германская эскадра уже направлялась к Константинополю, Г. фон Вангенгейм в тот же день, передав турецкие требования в Берлин, дал согласие практически по всем пунктам[2].

В отношении послевоенного устройства русско-турецкой границы нота германского посла в Константинополе на имя турецкого правительства содержала следующую формулировку: «Германия обязуется обеспечить Турции такое исправление её восточной границы, которое даст ей возможность установить непосредственное соприкосновение с мусульманскими элементами в России». Расплывчатость формулировок позволяла сторонам трактовать этот пункт так, как они считали нужным. К тому же в ноте посла не содержалось указаний на её ратификацию, и в дальнейшем она так и не была подтверждена кайзером. Несмотря на это, содержание ноты вполне удовлетворило османские власти[9][2].

С появлением «Гёбена» и «Бреслау» в Турции под командованием немцев оказались не только армия, но и флот. Страны Антанты протестовали, но довольно сдержанно, опасаясь ускорить разрыв с Турцией. Военные приготовления России на кавказской границе требовали времени, а Англии приходилось учитывать настроения миллионов индийских мусульман, для которых турецкий султан являлся халифом, — поэтому было важно, чтобы инициатива разрыва с Турцией исходила не от Англии. Чтобы отсрочить, либо даже предотвратить выступление Турции, страны Антанты по инициативе России предложили Турции гарантии территориальной неприкосновенности (на период военных действий)[7].

6 (19) августа при содействии Австро-Венгрии и Германии был подписан болгаро-турецкий договор о дружбе и союзе. Стороны обязались уважать территориальную целостность друг друга, оказывать друг другу военную помощь в случае войны с одной или двумя балканскими державами, причём участие Болгарии в наступательных действиях ставилось в зависимость от достижения соглашения с Румынией относительно её нейтралитета и Болгария могла самостоятельно решить вопрос о сроках объявления мобилизации. Подписание договора обеспечило безопасность турецко-болгарской границы[2].

В тот же день министр финансов Турции Джавид-бей предложил российскому послу М. Н. Гирсу начать переговоры об отмене режима капитуляций. На следующий день такое же предложение было сделано французскому и английскому послам, однако страны Антанты не проявили интереса[2].

Усиление германского военного присутствия[править | править код]

В конце августа в Турцию через нейтральные Румынию и Болгарию начали прибывать команды германских военных и военно-морских специалистов, из которых, в частности, был сформирован Особый отряд для работы на укреплениях Дарданелл. В страну также направлялись офицеры и старшины для укомплектования команд турецких кораблей. К середине сентября число германских военнослужащих в Константинополе достигло 4 тыс.[2]

В начале сентября российский МИД получил от разведки достоверные сведения об истинных намерениях Турции и о действительном характере германо-турецких отношений[7].

21 августа (3 сентября) на секретном совещании младотурецкого руководства у великого визиря было принято решение о подготовке вступления в войну на стороне Германии[2].

26 августа (8 сентября) вышел султанский указ об отмене режима капитуляций, ликвидации всех судебных, налоговых, административных и прочих привилегий иностранцев. Указ вступал в силу 1 октября 1914 года[2].

На деятельность британской военно-морской миссии были наложены серьёзные ограничения, и 27 августа (9 сентября) она была отозвана из Турции.

27 августа (9 сентября) кайзер Вильгельм II выпустил обращение к мусульманам — подданным враждебных Германии государств, в котором разъяснялось, что они не рассматриваются немцами в качестве врагов и в случае сдачи в плен будут отпущены к халифу — султану Турции[2].

4 (17) сентября германский адмирал Вильгельм Сушон был назначен командующим военно-морскими силами Османской империи. За этим сразу же последовали другие кадровые назначения. Флотилию миноносцев и две её полуфлотилии возглавили германские офицеры, на каждый миноносец назначались германский офицер, три человека прислуги минных аппаратов, 10-15 матросов и кочегаров 1-й статьи. Уже 20 сентября было заявлено о полной готовности турецкого флота к действиям[2].

Ещё в августе командующим 1-й турецкой армией был назначен генерал Лиман фон Сандерс (Лиман-паша), командование 4-м (Ангора) и 5-м (Смирна) корпусами было отдано немецким полковникам. Тогда же группа немецких офицеров появилась и в Эрзеруме. Командирам турецких частей старались придавать по немецкому начальнику штаба или штабному офицеру[2].

Военная миссия Лимана фон Сандерса, численность которой вместе с инструкторами унтер-офицерами составляла около 900 человек, с конца 1913 года занималась восстановлением боеспособности турецкой армии после Балканских войн. С началом войны на европейском континенте Лиман фон Сандерс запросил Вильгельма II, не желает ли он отозвать в действующую армию офицеров его миссии, но получил приказ продолжать службу в Константинополе, которую следует рассматривать как пребывание на «поле боя с германской армией»[2].

14 (27) сентября Турция закрыла Дарданеллы для прохода судов под любым флагом. Пролив был минирован и перекрыт заградительными сетями, маяки были погашены. На следующий день было объявлено о полном закрытии судоходства на Проливах[2].

Наибольший ущерб эта мера нанесла России, которая чуть ли не полностью лишилась возможностей для экспорта своих товаров и импорта оборудования. Посол США в Турции впоследствии вспоминал: «Не потратив ни единой человеческой жизни, не сделав ни единого выстрела ни из одного орудия,… Германия приобрела то, что, пожалуй, не смогли бы приобрести три миллиона человек, противостоящих хорошо оснащённой русской силе. Это был один из самых драматических военных успехов, и всё это было результатом работы германской пропаганды, германского проникновения и германской дипломатии»[2].

Вооружённая провокация против российских портов[править | править код]

После поражения германской армии в сражении на Марне (первая декада сентября) стало очевидно, что быстрой победы Германии добиться не удалось и война рискует затянуться. В связи с этим действия по вовлечению Турции в войну активизировались. В октябре Германия приняла решение о предоставлении Турции займа, причём было условлено, что Турция вступит в войну сразу же по получении первого транша[7].

Между тем уже 26 сентября (9 октября) российский военный агент в Турции генерал-майор М. Н. Леонтьев доложил в Петроград, что мобилизацию турецкой армии можно считать законченной. 7 (20) октября посол М. Н. Гирс известил министра иностранных дел С. Д. Сазонова о возможном скором выступлении Турции на стороне Германии и Австро-Венгрии в связи с прибытием в Константинополь очередной партии германского золота[2].

Однако многие члены турецкого правительства, включая великого визиря, продолжали испытывать страх перед войной. Их опасения ещё более усилились в связи с поражением немцев при Марне и успешным наступлением русских войск в Галиции. В этой ситуации Энвер-паша по договорённости с германским командованием организовал вооружённую провокацию, чтобы поставить правительство перед свершившимся фактом[7].

11 (24) октября после совещания младотурецкого триумвирата адмиралу Сушону был передан приказ, который гласил: «Задача турецкого флота — захватить господство на Чёрном море. Установите местонахождение русского флота и без объявления войны совершите на него нападение по месту обнаружения». 12 (25) октября Сушон получил секретные приказы, подписанные Джемалем-пашой. Приказы были адресованы турецким флотским командирам, которые ставились в подчинение немецкому адмиралу. 13 (26) октября Германия внесла в Константинополе аванс в счёт обещанного займа на 5 млн турецких лир золотом[2].

Последовавшая 16 (29) октября вооружённая провокация османского флота под руководством адмирала Сушона — нападение на российские порты Севастополь, Одесса, Новороссийск и Феодосия — привела к вступлению Османской империи в войну на стороне Центральных держав.

  1. 1 2 The Treaty of Alliance Between Germany and Turkey, 2 August 1914
  2. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 Айрапетов О. Р. Участие Российской империи в Первой мировой войне (1914–1917). 1914 год. Начало. — М.: Кучково поле, 2014. — 637 с. — ISBN 978-5-9950-0402-8.
  3. ↑ Дипломатический словарь в 3-х томах. Том I А — И. М.: «Наука», 1985. Ст. Германо-турецкие договоры
  4. 1 2 3 4 История дипломатии. Том второй. Дипломатия в Новое время (1872—1919 гг. Под ред. акад. В. П. Потёмкина. М. — Л.: ОГИЗ, 1945. Глава 7. Начало англо-германского антагонизма
  5. ↑ История дипломатии. Том второй. Дипломатия в Новое время (1872—1919 гг. Под ред. акад. В. П. Потёмкина. М. — Л.: ОГИЗ, 1945. Глава 10. Борьба Антанты и австро-германского блока
  6. ↑ История дипломатии. Том второй. Дипломатия в Новое время (1872—1919 гг. Под ред. акад. В. П. Потёмкина. М. — Л.: ОГИЗ, 1945. Глава 11. Балканские войны
  7. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 История дипломатии. Том второй. Дипломатия в Новое время (1872—1919 гг. Под ред. акад. В. П. Потёмкина. М. — Л.: ОГИЗ, 1945. Глава 13. Дипломатия в годы Первой мировой войны
  8. ↑ Hew Strachan. The First World War, vol. 1: To Arms, Oxford University Press, 2001, p. 670
  9. ↑ Германо-турецкое Соглашение о союзе. Нота германского посла в Константинополе на имя турецкого правительства // Ключников Ю. В., Сабанин А. В. Международная политика новейшего времени в договорах, нотах и декларациях. Ч. 2. М., 1926. С. 17.

Османская Венгрия — Википедия

Османская Венгрия (венг. Török hódoltság) — общее название территорий Османской империи, населённых преимущественно этническими венграми.

После поражения объединённого венгро-чешско-хорватского войска в битве при Мохаче 29 августа 1526 года большая часть венгерских земель попала под власть османов. Торжествующая Османская империя заняла Среднедунайскую равнину, включив в свои владения самое сердце Европы, которое турки планировали превратить в плацдарм для покорения новых территорий и дальнейшего распространения ислама.

Но отпор со стороны австрийских Габсбургов привёл к фактическому разделу венгерских земель на турецкую и австрийскую части. При этом к австрийцам по договору 1547 года отошли земли со смешанным венгерско-славянским населением, а к туркам — собственно венгерские и венгеро-валашские области. Административно власть османов в центральной Венгрии продержалась вплоть до 1686 года, хотя ряд самых южных венгерских земель были освобождены лишь к 1717 году. Сопротивление турецкому владычеству оказывали как венгерские партизаны-гайдуки, так и австрийцы.

Как и многие балканские государства, покорённые османами в XIV—XV веках, Венгерское королевство вступило в XVI век в чрезвычайно ослабленном состоянии из-за ряда внешних и внутренних причин. Изнутри его раздирали феодальные распри, фактически приведшие к установлению феодальной раздробленности, крестьянские восстания, сопротивление со стороны народов, противящихся мадьяризации, а извне — амбициозные попытки австрийских Габсбургов включить Венгрию в состав своих владений. Смерть Матвея Корвина в 1490 году, вызвала крайнюю анархию в Венгрии, и создала благоприятные условия для осуществления планов османов против этого государства.

Постепенному упадку Венгрии в дальнейшем способствовал и олигархический режим, установленный династией Ягеллонов, отчуждение подавленного венгерского крестьянства от национально-оборонительных движений после восстания Дьёрдя Дожи (1514), географическая замкнутость и отдалённость Венгрии от океана (в том числе от торговых путей, проходивших через Атлантический океан), усиливающееся давление Габсбургов.[1] Численное превосходство турок в битве при Мохаче привело к тому, что победа была достигнута всего за 2 часа. В рядах турецкой армии преобладали славяне-мусульмане (янычары) из балканских владений Османской империи.

Турецкая победа имела ряд прямых последствий как для венгров, так и для многих других соседних народов. Как в своё время Битва при Гвадалете (711) в Испании, Мохачское сражение открыло перед мусульманами возможности для покорения обширных земель Европы. Султан Сулейман I Великолепный (27 апреля 1495 — 06 сентября 1566 года) в 1529 году начал осаду Вены, но из-за приближавшейся зимы вынужден был отступить.

На месте покорённых османами венгерских земель образовалась новая область — Османская Венгрия, существовавшая в 1526—1699 годах. Более того, далеко не все венгры оказывали сопротивление турецкому владычеству. Отчасти это объяснялось историко-культурной общностью обоих народов. Дело в том, что до своего прихода в Европу около 900 года, финно-угорские по происхождению венгры проживали в окружении тюркских народов, у которых они заимствовали значительную часть сельскохозяйственной лексики. Венгерское крестьянство юго-востока страны отнеслось к приходу турок как к освобождению от засилья местных феодалов, обложивших их непосильными поборами. Стремясь привлечь венгерских крестьян на свою сторону, турки либерализовали многие сферы жизни венгерского крестьянства. В отличие от кровавых распрей между католиками и протестантами Европы того времени, турки не запрещали ни одну из религий, хотя переход в ислам всячески поощрялся.

Воспользовавшись хаосом послевоенных лет и зарождением нового мусульманского сообщества, многие простые венгры, принявшие ислам (мадьярабы), сумели подняться по карьерной лестнице военных сословий Османской империи. Жители северных венгерских земель оказывали туркам большее сопротивление, создавая отряды гайдуков. Многие также бежали в соседние словацкие земли к северу. Турки покорили только Центральную Венгрию, периферийные западные и северные регионы с новой венгерской столицей — городом Пожонь (современная словацкая Братислава) были аннексированы австрийскими Габсбургами, которые превратили их в буфер между немецкими и османскими территориями.

После неудавшейся осады Вены (1529), австрийские Габсбурги приступили к более решительным действиям против турок, начинается постепенная «реконкиста» Балканского полуострова. После Мохачской битвы европейские государства начали предпринимать попытки объединения с целью противостояния угрозе исламизации Европы. Эта стратегия принесла первый успех в битве при Лепанто (1571). Кроме того, несмотря на свой начальный успех, именно в Венгрии турки впервые столкнулись с западно-европейской социально-политической структурой, которая имела сильное немецкое влияние и уже существенно отличалась от ориентализированных греко-славянских государств балканского региона, с относительной лёгкостью покорённых турками. Хотя европейские ценности в Венгрии в целом и не соответствовали западным стандартам, близость Османской Венгрии к немецким землям создавала прямую угрозу им, и вызвала яростное сопротивление для защиты имперских амбиций самих Габсбургов.

После договора о разделе Венгрии, оформилось и административное деление захваченных османами венгерских земель, подразделявшихся на несколько более мелких административных единиц.

Из-за удалённости Венгрии, турецкая оккупация не привела к радикальной смене национального, религиозного и языкового состава населения, однако со временем сдвиги в религиозном плане приняли ощутимый характер. Мусульмане, около 80 тыс. человек, преимущественно военные наёмники южнославянского происхождения, расселились в основном в крупных городах Венгрии, под защитой крепостных стен. Каждый город имел как мусульманский квартал, примыкающий к мечети, так и христианский район, примыкающий к церкви. Христианство не было запрещено и не преследовалось, так как турки не хотели возмущений покорённого населения, но христианская церковь лишилась финансовой поддержки государства, а христианские подданные империи (райя) были обязаны выплачивать особый налог (джизья), отнимающий средства, ранее взимавшиеся как церковная десятина. Многие крупные городские церкви были переделаны в мечети, а к ним пристроены минареты. Мусульмане составили основу новой правящей элиты. Опасаясь нападений гайдуков, они передвигались от города к городу только под защитой военных конвоев. Сельские регионы Венгрии, равно как и всё сельское хозяйство (в первую очередь земледелие) на Балканах, при турках пришли в упадок из-за миграционных процессов, военных действий, партизанской активности и крайней неэффективности местного самоуправления, страдавшего от хронического взяточничества. Отгонное животноводство, которое древние мадьяры переняли у тюрок ещё до прихода в Центральную Европу, наоборот, возродилось. Но крупные городские поселения получили при этом стимул к развитию, став сосредоточением новых восточных влияний. В XVII веке, в османской Венгрии появилось 165 основных (мектепы) и 77 средних и высших теологических школ (медресе) в 39 городских поселениях Венгрии. В школах обучали письму, арифметике, чтению Корана и молитве. Турки также возводили турецкие бани, мечети и фонтаны. Большинство из них было уничтожено австрийскими Габсбургами в ходе Балканской «реконкисты». Лишь немногие памятники дошли до наших дней.

Социальная мобильность и исламизация[править | править код]

Ввиду гибели или миграции значительной части венгерского дворянства и крупных землевладельцев, ряд простых венгров воспользовались новыми возможностями, предоставленными турецким военно-административным аппаратом, перешли в ислам, поступили на службу к султану и получили значительные возможности местного самоуправления. Некоторые из них (мадьярабы) переселились или же были переселены в другие районы империи, став частью турецкого этноса. Многие пленные венгры были проданы в рабство в Румелии и Анатолии.

Титулы в Османской империи — Википедия

Титулы в Османской империи — система званий, существовавшая в Османской империи. Была упразднена 26 ноября 1934 года в ходе реформ Ататюрка.

В отличие от принятой в странах Запада системы дворянских титулов, османские титулы (за исключением правящей династии) не были наследственными и основывались на занимаемой должности, распространяясь на одно или несколько последующих поколений.

Приблизительная иерархия титулов такова:

  • Основным титулом монарха был Великий султан и Падишах (слово пришло из персидского языка через арабский). Полный титул возник в результате накопления титулов, отражающих права и притязания властителя на аннексированные и подчиненные государства. В русском переводе он звучит как:

«Султан (имя) хан, властитель Дома Османа, султан султанов, хан ханов, предводитель правоверных и наследник пророка Владыки Вселенной, защитник святых городов Мекки, Медины и Иерусалима, император Константинополя, Адрианополя и Бурсы, городов Дамаска и Каира, всего Азербайджана, Магриба, Барки, Кайруана, Алеппо, Ирака Арабского и Аджема, Басры, Эль-Хасы, Дилена, Ракки, Мосула, Парфии, Диярбакыра, Киликии, вилайетов Эрзрума, Сиваса, Аданы, Карамана, Вана, Берберии, Абиссинии, Туниса, Триполи, Дамаска, Кипр, Родоса, Кандии, вилайета Мореи, Мраморного моря, Черного моря и его берегов, Анатолии, Румелии, Багдада, Курдистана, Греции, Туркестана, Татарии, Черкесии и двух областей Кабарды, Грузии, кипчакской равнины и всего государства татаров, Каффы и соседних стран, Боснии и её зависимых стран, города и крепости Белград, вилайета Сербии со всеми замками, крепостями и городами, всей Албании, всего Ифлака и Богдании со всеми зависимыми странами и границами, и многих других стран и городов».

В канонической версии письма султана Мехмеда IV запорожским казакам используется следующий титул:

Я, султан и владыка Блистательной Порты, сын Мухаммеда, брат Солнца и Луны, внук и наместник Бога на земле, властелин царств Македонского, Вавилонского, Иерусалимского, Великого и Малого Египта, царь над царями, властитель над властелинами, несравненный рыцарь, никем не победимый воин, владетель древа жизни, неотступный хранитель гроба Иисуса Христа, попечитель самого Бога, надежда и утешитель мусульман, устрашитель и великий защитник христиан, повелеваю (…).

Султан турецкий Мухаммед IV

  • Бесспорный наследник именовался: Девлетлю неджабетлю вели ахд-ы-салтанат (имя)-эфенди хазретлери (Наследный принц с титулом Его императорского высочества).
  • Другие мужские потомки правителя по мужской линии: Девлетлю неджабетлю шехзаде-султан (имя) хазретлери-эфенди (Принц (имя) эфенди, c титулом Его императорского высочества).
  • Супруги императорской принцессы: Дамад-и-шахъяри (имя) бей-эфенди (Бей-эфенди (в случае отсутствия более высокого титула) с титулом Его высочества).
  • Сыновья императорской принцессы: Султанзаде (имя) бей-эфенди (Принц с титулом Его высочества).
  • Внуки императорских принцесс по мужской линии именовались только (имя) + бей

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован.