Кто разгромил османскую империю: Как воевали Россия и Османская империя :: Общество :: Газета РБК

Содержание

Как воевали Россия и Османская империя :: Общество :: Газета РБК

Фото: youtube.com

Османская империя (нынешняя Турция) всегда воспринимала Черное море как «внутреннее озеро», а Россия хотела иметь южный доступ к судоходным путям. Поэтому воевали страны часто и ожесточенно.

Борьба с «неверными»

В 1497 году посол великого князя Ивана III стольник Михаил Плещеев впервые установил дипломатические отношения с Османской империей.

В то время Москва не мыслила тягаться с державой, которая подчинила себе балканские страны, дунайские княжества (Молдавию и Валахию), Крымское ханство и сделала Черное море своим «внутренним озером». Но покорение Россией Казани и Астрахани встревожило турок. Султан Селим II в 1569 году двинул в Крым войско; турки собирались подняться по Дону, прорыть канал до Волги и вырвать Астрахань из рук «неверных». Поход окончился провалом; возвращение через безводные степи погубило три четверти турецкой армии.

В последующее столетие османы московскими делами не очень интересовались. Причерноморские степи контролировали их вассалы — крымские ханы, совершавшие набеги на русские окраины. Освоение «Дикого поля» и присоединение Украины изменило баланс сил в Восточной Европе, и Османская империя решила вмешаться. Когда гетман Петр Дорошенко принял турецкое подданство, султан объявил притязания на всю Украину. Первая в нашей истории русско-турецкая война 1673–1681 годов закончилась ничьей: султан и хан признали права России на левобережную Украину и Киев.

«Вечный мир» 1686 года с поляками привел Россию в Священную лигу (Австрия, Венеция и Речь Посполитая) против последнего турецкого натиска на Европу. Пока поляки и австрийцы громили турок под Веной и на Дунае, русские и украинские войска дважды (в 1687 и 1689 годах) ходили на Крым степью — и оба раза возвращались из‑за недостатка воды, провианта и фуража. Только Петру I с помощью построенных под Воронежем первых судов русского флота удалось взять в 1696 году турецкий Азов в устье Дона.

Победа под Полтавой и блицкриг в шведской Прибалтике придали Петру кураж. После очередного татарского набега в Успенском соборе Кремля прозвучал манифест о войне против «вероломного и клятвопреступного неприятеля… султана турского», который желал поработить Польшу и «чрез бунтовщиков казаков мазепинцов и булавинцов… возмущения в его царского величества государствах сочинить». Под знаменами с девизом «За имя Иисус Христа и христианство» русская армия вступила в Молдавию. Петр I желал поднять восстание подвластных туркам народов на Балканах, но православные не спешили, а полтавские победители не рассчитали силы — и на реке Прут в июле 1711 года были окружены турками и татарами.

«Для голоду как в провианте, так и в фураже» царь решился на прорыв — «или выиграть, или умереть». Турки согласились на переговоры, но вместо выхода к морю Петру пришлось вернуть Азов, уничтожить крепость Таганрог и Азовскую флотилию.

Через четверть века модернизированная Российская империя решила взять реванш. Фельдмаршал Б. Х. Миних представлял императрице Анне Иоанновне будущий триумф: «На 1739 год: знамена и штандарты ее величества водружаются где? — в Константинополе. В первой, старейшей греко-христианской церкви, в знаменитой святой Софии, ее величество венчается как греческая императрица». В 1736 году русские войска ворвались в Крым и сожгли Бахчисарай — и ушли из‑за жары, дизентерии и проблем со снабжением, потеряв половину армии. В 1739 году фельдмаршал Миних разбил турок в Молдавии. Однако побитые союзники-австрийцы вышли из войны; Россия не получила ни выхода к Черному морю, ни права держать там свой флот. Ей достался только разоренный Азов без права строить там укрепления.

Крым наш

Опыт далекой от европейских канонов войны с мобильным противником в бескрайних степях давался тяжко. Отныне главным театром военных действий стали Балканы с дружественным населением и возможностью обеспечивать армию. Кампании 1768–1774 и 1787–1791 годов стали переломными: военная машина османов устарела, но своего Петра в Турции тогда не нашлось. Турок выбили из Молдавии и из Крыма; в Эгейском море турецкий флот сгорел в Чесменском сражении. Кючук-Кайнарджийский договор 1774 года открыл для России Черное море и право на проход судов через Босфор и Дарданеллы. Турция потеряла Крым (в 1783 году он был присоединен к России) и признала право России выступать в защиту христиан Османской империи, то есть законно вмешиваться в ее внутренние дела.

Назревал «восточный вопрос», как политкорректно назывались планы раздела Османской империи. Союзнику, австрийскому императору Иосифу, в 1782 году Екатерина II предложила создать Греческую империю во главе со своим внуком Константином и вассальное государство Дакию на территории нынешней Румынии.

Россия не приобрела бы новых владений, но получила бы контроль над проливами из Черного моря в Средиземное.

Османы попытались отыграться при поддержке Англии и Пруссии — Европа впервые почувствовала, что Крымом дело не закончится. Турки упорно дрались и проигрывали, но британский флот так и не вышел из гаваней: воевать за султана и ставить под угрозу бизнес с Россией оказалось не с руки. Ясский договор 1791 года сделал границей между империями Днестр. На Кавказе граница прошла по реке Кубань. Сюда Екатерина II переселила в 1792 году запорожцев, образовавших Черноморское казачье войско, — началось покорение Северного Кавказа. С присоединением Причерноморья возникли Одесса, Херсон, Николаев, Севастополь; оживилась черноморская торговля. От воссоздания Византии пришлось отказаться, но борьба за проливы стала одной из целей политики России.

Враги-союзники

История порой причудлива: успехи революционной Франции на суше и на море привели в 1799 году к союзу двух империй.

Под командой недавно громившего их адмирала Федора Ушакова турки и русская морская пехота брали штурмом Корфу и другие французские крепости на Ионических островах. «Надобно же вырасти таким уродам, как французы, чтобы произвести вещь, какой я не только на своем министерстве, но и на веку своем видеть не чаял, то есть союз наш с Портою», — удивлялся старый канцлер А. А. Безбородко.

Но далее все пошло по‑прежнему: Османская держава мечтала вернуть утраченное, огрызалась — и отступала с боями. Султан Селим III зря понадеялся на Наполеона, и М. И. Кутузов в 1811 году заставил сдаться армию великого визиря; турки уступили победителям Бессарабию. Когда в 1827 году Россия, Франция и Англия потребовали предоставить автономию Греции, преемник Селима Махмуд II отказался; русская армия перешла Балканы, и Турция уступила Черноморское побережье Кавказа.

Казалось, еще немного — и «восточный вопрос» будет решен. Николай I уже видел, как его армия и флот смогут «не только овладеть Босфором, но и самим Царьградом».

Но дипломаты «прозевали» образование союза Англии и Франции, чтобы не допустить русского господства над проливами. В 1854 году флот союзников вошел в Черное море, и России пришлось оборонять главную военно-морскую базу — Севастополь. Турки в Крымской войне играли подчиненную роль, но по итогам вернули контроль над устьем Дуная.

Новая война 1877–1878 годов во многом стала делом престижа. После обидного поражения Россия желала заявить о себе и поддержала вспыхнувшее на Балканах восстание славян. Начало было удачным, но поход по Болгарии застопорился: начались бои под Плевной и героическая оборона Шипкинского перевала от наступавших турок.

К тому времени у них уже начались реформы: появилась новая армия, промышленность, телеграф, школы, суды и законы, пусть и формально обеспечивавшие гражданские права немусульман; оружие (немецкие и английские стальные орудия и американские винчестеры) оказалось лучше российского. Только в конце 1877 года войска М. Д. Скобелева под Шейновом и Шипкой одержали победу, и командующий Вессель-паша отдал русскому генералу свою саблю.

Александр II воскликнул: «Если суждено, то пусть водружают крест на святой Софии!» Оказалось, не суждено. Европейские державы, прежде всего Англия, не желали крушения Турции: там находились их интересы и «работали» их деньги. Россия все же вернула контроль над устьем Дуная, получила Южную Бессарабию в Европе и Ардаган, Карс и Батум в Азии. А братья-славяне подвиги во имя их освобождения не оценили: быстро перессорились, и Балканы стали «пороховым погребом» Европы.

Последний раз державы мерились силами в годы Первой мировой войны — теперь ошибку реванша допустили турки. На Кавказском фронте русские дивизии воевали на чужой территории — были заняты Эрзерум, Эрзинджан и Трабзон. Союзники уже согласились на раздел дряхлевшей империи. Но развал фронта в 1917 году успехи прекратил; по Брестскому миру Турция вернула себе не только занятые русскими «по праву войны» земли, но и утраченные в 1878 году Карс, Ардаган и Батум.

Столкновение двух империй в стратегически важном районе было неизбежно. Но «военная революция» раньше и успешнее состоялась в России — она и осталась победителем по итогам десяти войн. Испытания Первой мировой подорвали силы соперников — оба и рухнули в 1917–1918 годах. Переформатирование внутри- и внешнеполитических отношений заняло весь XX век и, похоже, не завершилось.

Точка зрения авторов, статьи которых публикуются в разделе «Мнения», может не совпадать с мнением редакции.

Почему погибла Османская империя — Рамблер/новости

Османская империя возникла в 1299 году на северо-западе Малой Азии и просуществовала 624 года, сумев покорить множество народов и превратиться в одну из самых великих держав в истории человечества.

С места – в карьер

Положение турок в конце XIII века выглядело бесперспективным, хотя бы по причине наличия Византии и Персии по соседству. Плюс султаны Конии (столица Ликаонии – области в Малой Азии), в зависимости от которых, пусть и формально, находились турки.

Однако все это не помешало Осману (1288—1326 гг.) территориально расширять и укреплять свое молодое государство. Кстати, по имени своего первого султана турки и стали называться османами. Осман активно занимался развитием внутренней культуры и бережно относился к чужой. Поэтому многие греческие города, находившиеся в Малой Азии, предпочитали добровольно признать его главенство. Таким образом они «убивали двух зайцев»: и получали защиту, и сохраняли свои традиции. Сын Османа – Орхан I (1326—1359 гг.) блестяще продолжил дело отца. Объявив, что собирается объединить всех правоверных под своей властью, султан отправился покорять не страны востока, что было бы логично, а западные земли. И первой на его пути встала Византия.

К этому времени империя находилась в упадке, чем турецкий султан и воспользовался. Как хладнокровный мясник он «отрубал» область за областью от Византийского «тела». Вскоре вся северо-западная часть Малой Азии оказалась под властью турок. Закрепились они и на европейском побережье Эгейского и Мраморного морей, а также Дарданелл. А территория Византии сократилась до Константинополя и его окрестностей. Последующие султаны продолжили экспансию Восточной Европы, где успешно воевали против Сербии, Македонии. А Баязет (1389 —1402) «отметился» разгромом христианского войска, которое в Крестовый поход против турок повел король Сигизмунд Венгерский.

От поражения до триумфа

При том же Баязете случилось одно из самых тяжелых поражений османского войска. Султан лично выступил против армии Тимура и в битве при Анкаре (1402) он был разгромлен, а сам угодил в плен, где и умер. Наследники всеми правдами и неправдами пытались взойти на престол. Государство оказалось на грани гибели из-за внутренних смут. Лишь при Мураде II (1421—1451 гг.) ситуация стабилизировалась, и турки сумели вернуть контроль над потерянными греческими городами и завоевать часть Албании. Султан мечтал и окончательно расправиться с Византией, но не успел. Стать убийцей православной империи было суждено его сыну – Мехмеду II (1451—1481 гг.).

29 мая 1453 года для Византии настал час Х. Турки осаждали Константинополь два месяца. Столь непродолжительного времени оказалось достаточно, чтобы сломить жителей города. Вместо того чтобы всем взяться за оружие, горожане просто молили бога о помощи, не выходя сутками из церквей. Последний император Константин Палеолог попросил помощи у Папы Римского, но тот потребовал взамен объединение церквей. Константин ответил отказом.

Возможно, город бы и продержался еще, если бы не предательство. Один из чиновников согласился на подкуп и открыл ворота. Он не учел одного важного факта – у турецкого султана помимо женского гарема был еще мужской. Туда-то и попал миловидный сын предателя. Город пал. Цивилизованный мир замер. Теперь все государства и Европы, и Азии поняли, что настало время новой сверхдержавы – Османской империи.

Европейские походы и противостояния с Россией

Останавливаться на достигнутом турки и не думали. После гибели Византии уже никто не закрывал им дорогу в богатую и неправоверную Европу, даже условно. Вскоре к империи была присоединена Сербия (кроме Белграда, но турки захватят ее в XVI веке), Афинское герцогство (и соответственно, большая часть всей Греции), остров Лесбос, Валахия, Босния.

В Восточной Европе территориальные аппетиты турок пересеклись с интересами Венеции. Правитель последней быстро заручился поддержкой Неаполя, Папы и Карамана (ханство в Малой Азии). Противостояние длилось 16 лет и закончилось полной победой Османов. После этого уже никто им не мешал «добрать» оставшиеся греческие города и острова, а также присоединить Албанию и Герцеговину. Турки так увлеклись расширением своих границ, что успешно атаковали даже Крымское ханство. В Европе началась паника. Папа Сикст IV начал строить планы по эвакуации Рима, а заодно поспешил объявить Крестовый поход против Османской империи. На призыв откликнулась одна Венгрия. В 1481 году Мехмед II умер, и эпоха великих завоеваний временно прекратилась. В XVI веке, когда внутренние смуты в империи утихли, турки вновь направили оружие на соседей. Сначала была война с Персией. Хоть турки в ней и победили, но территориальные приобретения были незначительны. После успеха в североафриканских Триполи и Алжире, султан Сулейман в 1527 году вторгся на территорию Австрии и Венгрии и уже через два года осадил Вену. Взять ее не удалось – помешала плохая погода и массовые болезни. Что касается отношений с Россией, впервые интересы государств столкнулись в Крыму. Первая война произошла в 1568 году и закончилась в 1570 победой России. Империи воевали друг с другом на протяжении 350 лет (1568 — 1918) — одна война приходилась в среднем на четверть века. За это время было 12 войн (в том числе Азовская, Прутский поход, Крымская и Кавказский фронт во время Первой мировой). И в большинстве случаев победа оставалась за Россией.

Рассвет и закат янычар

Рассказывая об Османской империи нельзя не упомянуть о ее регулярных войсках — янычарах. В 1365 году по личному приказу султана Мурада I была сформирована янычарская пехота. Комплектовалась она христианами (болгары, греки, сербы и так далее) в возрасте от восьми до шестнадцати лет. Таким образом работал девширме – налог кровью – которым были обложены неправоверные народы империи. Интересно то, что сначала жизнь у янычар была довольно тяжелая. Они жили в монастырях-казармах, им запрещалось заводить семью и какое-либо хозяйство. Но постепенно янычары из элитного рода войск стали превращаться в высокооплачиваемую обузу для государства. К тому же, эти войска все реже и реже принимала участие в военных действиях. Начало разложению было положено в 1683 году, когда вместе с христианскими детьми в янычары стали брать и мусульманских. Богатые турки отдавали туда своих детей, решая тем самым вопрос об их успешном будущем – они могли сделать хорошую карьеру. Именно янычары-мусульмане стали заводить семьи и заниматься ремеслами, а также торговлей. Постепенно они превратились в алчную, наглую политическую силу, которая вмешивалась в государственные дела и участвовала в свержении неугодных султанов. Агония продолжалась до 1826 года, когда султан Махмуд II упразднил янычар.

Гибель Османской империи

Частые смуты, завышенные амбиции, жестокость и постоянное участие в каких-либо войнах не могли не сказаться на судьбе Османской империи. Особенно критичным оказался XX век, в котором Турцию все сильнее раздирали внутренние противоречия и сепаратистский настрой населения. Из-за этого страна сильно отстала в техническом плане от Запада, поэтому начала терять некогда завоеванные территории. Роковым решением для империи стало ее участие в Первой мировой войне. Союзники разгромили турецкие войска и устроили раздел ее территории. 29 октября 1923 года появилось новое государство — Турецкая республика. Ее первым президентом стал Мустафа Кемаль (впоследствии, он смел фамилию на Ататюрк – «отец турок»). Так закончилась история некогда великой Османской империи.

Бурса | Программа Шёлковый путь

Бурса (Прусиас) − древний город в Турции находится на северо-западных склонах горы Улудаг (Мизийский Олимп) в Западной Анатолии. Бурса – это один из важнейших античных городов.  Большое значение для будущего города стало открытие производства шелка в Византии при императоре Юстиниане (527-565 гг.), в результате чего Бурса стала центром шелкового производства и торговли.

Бурса приобрела политическое значение в результате экспансии Османской империи в начале XIV века н. э., хотя турецкие поселения в регионе появились в XI веке, в период владычества Сельджуков. Известный марокканский путешественник Ибн Баттута посетив город в 1331 году, сразу после захвата османами описывал его как город с прекрасными базарами и широкими улицами, окруженный со всех сторон садами и целебными источниками.

Первая столица Османской империи Бурса оставалась таковой до 1402 года, этот город стал местом погребения Османских правителей XIV века, в том числе основателя династии — Османа. Многие здания в Бурсе могут служить наглядным пособием по истории эволюции Османской архитектуры. Например, Мечеть Улу-Джами была построена в сельджукском стиле по приказу султана Баязида I между 1396—1400 годами, самая декорированная Зеленая мечеть построена в 1414-1424 гг. и ряд монарших усыпальниц. В 1402 году султан Баязид начал войну с Тамерланом (основатель Империи Тимуридов), возможно с целью контроля над доходами от Шелкового пути по маршруту, ведущему в Табриз на севере Ирана. В 1402 году в битве при Анкаре Тамерлан разгромил  армию Османского султана, и в 1413 году столица империи  была перенесена в Эдирне (бывший Адрианополь).

Несмотря на исторические взлеты и падения Бурса оставалась для Османской империи центром шелкового производства и важной точкой торговли, координируя ввоз шелка из Китая через Персию.

Благодаря относительному спокойствию в Азии, находящейся под властью монголов, в конце XIII века осуществлялись крупные поставки китайского шелка на Запад. Однако распад Монгольской Империи способствовал расширению иранского шелкового производства как альтернативного поставщика для западных рынков. Итальянские купцы, в частности, генуэзские являлись ключевыми партнерами в  шелковой торговле, в 1352 году они получили особые торговые привилегии от османского Султана Орхана. Византийские торговцы (позднее османские) встречались с иранскими коллегами в Бурсе и приобретали у них шелк, пряности и другие восточные товары. Шерстяные ткани западного производства высоко котировались при товарообмене. В 1487-1513 гг. импорт восточного шелка-сырца в Бурсу достиг рекордного уровня (около 120 тонн в год). Население города тогда составляло 5000-6000 семей.

В XVI веке противостояние между Османской династией и династией Сефевидов в Персии мешало торговле в богатом городе. Частые войны заставляли производителей шелка искать альтернативные торговые маршруты в обход Анатолии. С 1580 года и вплоть до XVII века увеличение спроса шелка на западе и срывы поставок из Ирана привели к значительному повышению цен на шелк-сырец на рынках Бурсы. Знание шелкового производства стало огромным преимуществом для правителей, и уже в раннем средневековье Бурса превратилась в центр производства шелка на Западе. Византийская поэтапная технология шелкового производства сделала эту ткань синонимом королевской роскоши и стала доходной статьей для короны. Византийской Церкви требовалось большое количество шелка для облачений и занавесей. Сведения о технологии шелкового производства проникли на Запад в VI веке, хотя секрет изготовления хранился в строжайшей тайне. В VI веке историк Прокопий Кесарийский писал:

Примерно в то же время [ок. 550] приехали из Индии несколько монахов; и когда они уверили Юстиниана Августа, что римляне больше не будут покупать шелк у персов, они пообещали императору, что они предоставят сырье для изготовления шелка так, чтобы никогда больше римлянам не торговать с врагами  персами, или любыми другими людьми вообще. Они сказали, были в Сериндии, «земля, населенная многими индийскими народами», и там они научились искусству изготовления шелка. Императору, который задавал им много вопросов они ответили, что возможно, секрет в червях, которых природа заставляет производить шелк; черви, разумеется, не могут быть привезены сюда живыми, но они могут быть выращены легко, без затруднений; яиц от всего одного червя несметное количество; и как только они откладут яйца их прикрывают навозом и держат в тепле до тех пор, пока они не превратятся в насекомых. Они произнесли эти слова, дали обещание императору и возвратились в Индию. Они привезли яйца в Византию, по методу, который я описал,  они превратились в червей, которые питаются листьями шелковицы. С этого времени  началось изготовление шелка в Римской империи.

Это  производство было налажено в Бурсе, и хотя торговля шелком, особенно сырцом, по-прежнему в основном шла на шелковых рынках Византии, это новшество, тем не менее, помогла городу приобрести статус поставщика важной продукции. Когда появились первые сведения по разведению шелковичных червей, производство шелка в Бурсе не получило широкого распространения вплоть до XVI века.

Первые упоминания относятся к 1678 году о единственном маленьком цехе, созданном в XVII веке Союзом шелкопроизводителей. Постепенно производство шелка в Бурсе стало развиваться, достигнув пика в XIX веке, и даже сегодня шелковичными коконами торгуют на бывшем средневековом рынке Коза Хан.

как Кутузов разгромил турок, потеряв 9 человек — Российская газета

Одно из решающих сражений Русско-турецкой войны 1806-1812 годов состоялось 14 октября 1811 года и вошло в учебники военной стратегии. Речь о битве при Рущуке, в ходе которой один удачный маневр лишил турок половины армии и, по сути, предрешил исход всей войны.

В марте 1811 года над Россией нависла угроза нападения войск Наполеона, поэтому царское правительство было крайне заинтересовано в быстрой победе над Османской империей, чтобы не вести военные действия на два фронта. Командующим Дунайской армией назначили Михаила Кутузова. Вверенные ему войска насчитывали 45 тысяч человек, при том большая часть их была рассредоточена вдоль границы, а противостояла им грозная армия великого визиря Ахмет-паши численностью около 60 тысяч солдат.

Прибыв в крепость Рущук, Кутузов принял бой с наступающими на укрепления турецкими войсками и со своей 15-тысячной армией при небольшом преимуществе в артиллерии отразил атаку. Турки потеряли около пяти тысяч солдат, русские войска — 500.

Ахмет-паша был вынужден отступить. Турки окопались и разбили лагерь неподалеку, ожидая, что русские пойдут в наступление, но просчитались. У Кутузова не было планов идти в лобовую на превосходящие силы противника, и он решил не рисковать людьми.

Вместо продвижения в сторону турков, русская армия переправилась через Дунай на левый берег. Командование противника расценило это как нерешительность и сделало ложный вывод о слабости русских — турки приняли решение переправиться вслед за войсками Кутузова и нанести решающий удар.

К середине сентября на левый берег Дуная переправились около 36 тысяч турецких солдат, вторая половина оставалась с парадной ставкой великого визиря на противоположной стороне реки. План Кутузова оказался простым, дерзким и гениальным. 13 октября обратно на правый берег тайно переправился отряд генерала Маркова, насчитывающий 7,5 тысяч человек, треть из которых составляла кавалерия. Рано утром 14 октября отряд Маркова внезапно ударил по ничего не ожидающей 30-тысячной армии турков, а Кутузов на противоположном берегу атаковал вторую половину османских сил с фронта.

Итогом операции стал полный разгром лагеря турок на правом берегу. Противник потерял убитыми около 20 тысяч солдат, остальные либо разбежались, либо попали в плен. При этом потери отряда Маркова составили лишь 9 человек убитыми и 400 ранеными. Также русским достался и сам лагерь с провизией и припасами. Завладев лагерем, Марков открыл артиллерийский огонь по частям турок на левом берегу Дуная, а вскоре к обстрелу присоединились 14 русских судов.

Под Рущуком Османская империя потеряла свои самые отборные войска. Благодаря этой победе Кутузова за месяц до вторжения Наполеона был заключен выгодный Бухарестский мир. Россия могла больше не опасаться войны на два фронта.

какую роль в истории России сыграла победа над турками в войне 1768—1774 годов — РТ на русском

21 июля 1774 года в селе Кючук-Кайнарджа между Россией и Турцией был подписан мирный договор, который поставил точку в Русско-турецкой войне 1768—1774 годов. Боевые действия завершились разгромом Османской империи. В соответствии с соглашением, турки пошли на существенные уступки: признали независимость Крыма, передали России ряд крепостей и обширные территории в Северном Причерноморье, гарантировали свободный доступ русских торговцев к Чёрному морю. По мнению историков, договор стал одним из крупнейших успехов императрицы Екатерины II и создал предпосылки для будущих побед российской армии.

245 лет назад Россия и Турция заключили Кючук-Кайнарджийский мирный договор, который завершил войну 1768—1774 годов. В результате российская сторона получил полноценный доступ к Чёрному морю и Крыму. 

Движение народов

С древних времён на территории Северного Причерноморья шло постоянное движение различных народов. Вдоль моря была основана сеть греческих городов-колоний, власть над которыми в различные времена захватывали Рим, Боспорское царство, Византия. А в степной части друг друга сменяли киммерийцы, скифы, сарматы, готы, гунны, авары, булгары и хазары.

В конце I тысячелетия н. э. Северное Причерноморье поделили между собой славяне и печенеги. Последние после ряда поражений, понесённых от Руси, были вытеснены на запад половцами. В XIII веке в Северное Причерноморье пришли монголы, которые покорили половцев и вместе с ними вторглись в Крым. Земли в нижнем течении Днепра, Южного Буга и Днестра, а также степная часть Крыма вошли в состав Золотой Орды. А на южном берегу и в горах Тавриды закрепились генуэзцы и представители христианского княжества Феодоро.

В Малой Азии с XIV столетия начался стремительный рост влияния Османской империи. За полтора века турки покорили обширные территории в Юго-Западной Азии и на Балканах. В 1475 году они высадили многочисленный десант в Крыму и Приазовье. За считаные месяцы османы захватили генуэзские колонии и Феодоро. А три года спустя сделали своим вассалом Крымское ханство, которое незадолго до этого отделилось от Золотой Орды.

  • Уильям Аллан. Рынок невольников в Константинополе
  • © National Galleries of Scotland

С конца XV века Крымское ханство начало совершать набеги на Польшу, Литву, а затем и на Русское царство.  Согласно подсчётам историков, в XVI—XVII веках через невольничьи рынки Крыма прошли порядка двух-трёх миллионов пленников, захваченных в Восточной Европе.

Начало борьбы

В 1571 году крымско-татарское войско опустошило юго-западные земли России и, дойдя до Москвы, сожгло посады столицы. На следующий год против России выступили несколько десятков тысяч крымских татар, усиленных семитысячным турецким янычарским корпусом. Захватчики были разгромлены в битве при Молодях. Это поражение ослабило Крымское ханство и позволило России начать расширение в юго-восточном направлении.

Также по теме

«Феномен фундаментальной русскости»: почему Севастополь занимает особое место в истории России

235 лет назад был основан Севастополь. Из четырёх каменных строений, заложенных летом 1783 года в районе Ахтиарской бухты, вырос город…

В XVII веке в постоянные столкновения с турками и татарами вступали казаки, считавшиеся российскими подданными. В 1681 году был заключён Бахчисарайский мирный договор, согласно которому граница между Россией и Османской империей прошла по нижнему течению Днепра. При этом казаки получили право свободно плавать по Днепру до Чёрного моря.

Однако мир продержался недолго — после вступления России в Священную лигу Османская империя снова оказалась в состоянии войны с Москвой. 

В 1696 году Пётр I захватил крепость Азов, и противник официально признал эту потерю. В 1710 году между Россией и Турцией началась новая война из-за того, что после Полтавской битвы Османская империя предоставила убежище королю Швеции Карлу XII и гетману Войска Запорожского Ивану Мазепе. После неудачного Прутского похода Петру пришлось вернуть туркам Азов и срыть ряд укреплений на южных границах России.

В 1735 году при императрице Анне Иоанновне началась очередная война между Россией и Османской империей из-за территориальных споров и набегов крымских татар на российские земли.

Профессор РГГУ доктор исторических наук Игорь Курукин рассказал в беседе с RT, что война была крайне тяжёлой и складывалась не очень удачно для России.

«Нужно понимать, что Крым и Кавказ той эпохи сильно отличались от того, как они выглядят сейчас. Если в наши дни они ассоциируются с фруктами и морем, в котором плещутся курортники, то тогда их считали чем-то вроде тёплой Сибири», — отметил историк. 

По словам Курукина, в ходе войны 1735—1739 годов Россия приобрела важный опыт.

«Страна понесла значительные людские потери и затратила огромные ресурсы, но безрезультатной война не оказалась. Пусть и очень дорогой ценой, но был приобретен опыт, подаривший России будущие победы», — подчеркнул он.

После того как участвовавшая в войне Австрия заключила с Турцией сепаратный мирный договор, России пришлось согласиться на переговоры на невыгодных условиях, таких как уничтожение укреплений Азова и запрет на присутствие своего флота в Чёрном море.

Русско-турецкая война 1768—1774 годов

В 1768 году православные жители Речи Посполитой при поддержке жителей российского Левобережья Днепра подняли восстание против диктата польских националистов, которое получило название Колиивщина. Во время преследования противника восставшие перешли турецкую границу и вторглись в Балту. Турецкий султан использовал этот шаг как повод для объявления войны России.

Также по теме

«Совершил невозможное»: как русский бриг «Меркурий» одержал победу в бою с двумя турецкими линкорами

26 мая 1829 года в ходе Русско-турецкой войны близ побережья Османской империи произошло легендарное морское сражение между бригом…

Османы действовали в союзе с Францией и рассчитывали захватить Подолию с Волынью, обещанные им руководством Барской конфедерации. Однако их остановили войска князя Александра Голицына.

Как рассказал в беседе с RT главный специалист научного отдела РВИО Константин Пахалюк, «во второй половине XVIII века ввиду экономического развития Российской империи возник вопрос об обеспечении торговли южных регионов через Чёрное море — «внутреннее озеро» Османской империи». Нужно было решить и проблему вассального ей Крымского ханства, которое совершало набеги на южные регионы России, добавил эксперт. 

«Однако вовсе не Екатерина II стала инициатором войны. Наоборот, в первые годы её правления Россия боролась за усиление влияния в Польше. Не без воздействия наших противников Франции и Австрии Турция решила, как говорится, воспользоваться моментом. Это была великая держава, армия которой по численности превосходила российскую, и все ожидали затяжной и тяжёлой для России войны», — отметил он. 

По словам Пахалюка, в 1770 году российский флот впервые вышел с Балтики, проследовал в Средиземное море и разгромил турок в Чесменском сражении. В следующем году войска князя Василия Долгорукого вступили в Крым.

  • Иван Айвазовский. Чесменский бой в ночь с 25 на 26 июня 1770 года
  • © Коллекция Феодосийская картинная галерея имени И. К. Айвазовского

Ханство объявило о своей независимости от Османской империи и фактически перешло под российский протекторат. В то же самое время турки понесли значительные потери в боях на берегах Дуная. Начались длительные мирные переговоры, однако они оказались безрезультатными, поскольку Османская империя отказывалась идти на весомые уступки России.

Весной 1773 года на Дунае началась позиционная война. Отряд из примерно 700 солдат и казаков под командованием генерал-майора Александра Суворова выбил из крепости Туртукай 4000 турок. Русские войска потеряли убитыми лишь 26 человек, а турки — 1500. После этого российские военные одержали ещё ряд побед, но были сильно истощены. Действовавшие в регионе силы под командованием Петра Румянцева отступили. 

В 1774 году российские войска под командованием Михаила Каменского и Суворова в битве при Козлуджи разгромили почти вдвое превосходившие их по численности турецкие силы. Османское командование запросило перемирия.

  • Сражение при Козлуджи
  • © Wikimedia

Кючук-Кайнарджийский договор

Мирный договор между Россией и Турцией был подписан 21 июля 1774 года в лагере возле села Кючук-Кайнарджи (на территории современной Болгарии). В дальнейшем текст документа был расширен за счёт ряда дополнительных соглашений.

Согласно договору, Крым и прилегавшие к нему татарские области официально обрели независимость от Османской империи. Крепости Азов, Керчь, Еникале и Кинбурн признавались российскими. Россия получала обширные земли между Днепром и Южным Бугом, территорию Большой и Малой Кабарды. Русский торговый флот имел беспрепятственный доступ в Чёрное море и проливы. Молдавия и Валахия переходили под российский протекторат.

Россия получила полномочия по защите христиан в Османской империи и возможность беспрепятственно отправлять своих подданных в паломничество на Ближний Восток. Кроме того, Турция обязалась выплатить 7,4 млн золотых пиастров за военные издержки.

Впрочем, вскоре после подписания договора турки стали саботировать исполнение своих обязательств. Власти Османской империи не выплачивали контрибуции, препятствовали российскому судоходству и устраивали провокации в Крыму. В 1783 году после организованных Турцией волнений и просьб местного населения навести порядок на полуострове Екатерина II официально присоединила Крым и Кубань к Российской империи.

  • Неизвестный художник. Фейерверки в честь визита Екатерины II в Крым

По словам Пахалюка, в результате турки были отброшены на юг, в то время как Россия усилила контроль над Чёрным морем и получила выход к Кавказу. 

В свою очередь, историк и писатель Дмитрий Володихин заявил в беседе с RT, что Северное Причерноморье долгое время было ареной для борьбы между Россией, Речью Посполитой, Крымским ханством и Османской империей, которая велась практически на равных.

«Первой остановилась ослабевшая Речь Посполитая, а Россия, напротив, вырвалась в лидеры», — отметил эксперт. 

Также по теме

С третьей попытки: как Речь Посполитую делили Австрия, Пруссия и Россия

220 лет назад, 26 января 1797 года, подписанием Петербургской конвенции был завершён третий раздел Польши. Россия, Австрия и Пруссия…

По его словам, в Северном Причерноморье не просто сместились государственные границы, а подвинулись рубежи между христианским миром и исламом.

«Сегодня можно услышать обвинения в адрес России, что она захватила Северное Причерноморье. Но нельзя забывать о том, что перед этим его захватила Османская империя. В этом смысле российские войска просто вытеснили захватчиков», отметил Володихин.

В свою очередь, Игорь Курукин рассказал, что в тот период внутри России произошли качественные изменения по сравнению с более ранними эпохами.

«В то время наша страна уже была великой державой с современной армией, без которой не удалось бы присоединить Северное Причерноморье», — подчеркнул он. 

По словам эксперта, к тому моменту необходимость изменения границ в этом регионе уже давно назрела, о чём свидетельствуют более ранние походы (в частности, времён Петра I и Анны Иоанновны). Но сил для этого России ещё не хватало.

«Победа в войне и Кючук-Кайнарджийский мир изменили Россию. Появился победоносный дух, который в дальнейшем привёл державу к новым свершениям. Причём это воодушевление было общим  Румянцев и Суворов были великими полководцами, но они бы не смогли одержать победы без соответствующим образом настроенных генералов и офицеров», пояснил Курукин. 

Эксперт добавил, что важным результатом Кючук-Кайнарджийского мира стало получение Россией полноценного доступа к Чёрному морю, а затем и к Крыму с военно-морской базой в Севастополе. Кроме того, Россия стала активно влиять на процессы в захваченных Турцией регионах.

«Кючук-Кайнарджийский мир стал одним из крупнейших свершений Екатерины II», — подытожил Курукин.

230 лет назад Турция попыталась отбить Крым у России

230 лет назад Османская империя объявила России очередную войну. Чем было недовольно турецкое правительство и как закончились военные действия, рассказывает «Газета.Ru».

У русско-турецких войн длинная история, тянущаяся с XVI века. Сначала борьба шла за контроль над Северным Причерноморьем — Россия хотела получить выход в Черное море. Затем фокус сместился в сторону «Восточного вопроса» — борьбы христиан Османской империи за независимость, освобождение их от османского господства. В общей сложности конфликт между Россией и Турцией длился более трехсот лет, из которых 69 прошли в активных боевых действиях.

В 1783 году Крымское ханство, получившее независимость по итогам предыдущей Русско-турецкой войны, и Кубань были присоединены к России, за ними последовала Грузия.

Турция вот уже почти десять лет находилась в весьма невыгодном положении из-за заключенного в 1774 году мирного договора с Россией.

Подданные России благодаря нему получили право пользоваться теми же выгодами в пределах Турции, что и союзные туркам народы, русские корабли свободно ходили по турецким водам, Турция перестала брать подати с Грузии и Мегрелии (области Западной Грузии) и признала свободу вероисповедания балканских христиан.

Договор ослабил влияние Османской империи на Кавказе и Балканском полуострове, тем самым позволив России усилить свои позиции. Впрочем, Турция то и дело действовала в обход договора — проводила агитацию в Крыму, не пускала русские корабли в Черное море, не выплачивала России наложенную контрибуцию.

В июле 1787 года Османская империя, заручившись поддержкой Франции, Великобритании и Пруссии, потребовала у России восстановить вассальную зависимость от нее Крыма и Грузии и согласиться на досмотр российских кораблей, проходящих через проливы Босфор и Дарданеллы.

Россия ответила отказом, и тогда султан Абдул-Хамид решил взять желаемое силой.

24 августа 1787 года Османская империя объявила России войну. Первое сражение произошло спустя неделю — турецкая флотилия напала на российские суда, находившиеся у крепости Кинбурн в устье Днепра, на момент битвы принадлежавшей Российской империи. В сентябре и октябре ожесточенные нападения продолжились.

«Какие ж молодцы, светлейший князь, с такими еще я не дирался», — писал генерал Александр Суворов, командовавший российскими войсками, князю Григорию Потемкину о турецких бойцах. Однако, несмотря даже на численное превосходство, турецкие войска безнадежно проигрывали. По итогам битвы из пяти тысяч живыми вернулись лишь четверо. «У нас урон по пропорции мал, лишь для нас велик, много умирает от тяжелых ран; тож у них и пули были двойныя», — писал Суворов. Всего из четырех тысяч российских солдат погибли около 500.

Основные военные силы Российской империи были организованы в две армии, Украинскую и Екатеринославскую. Вспомогательная роль была отведена действовавшему на Кавказе Кубанскому корпусу. Екатеринославской армией, насчитывавшей около 80 тыс. бойцов, командовал Потемкин, Украинской (около 37 тыс. бойцов) — граф Петр Румянцев. Стоявшим на Кубани отрядом руководил генерал Петр Текели. Также перед началом войны Россия заключила военный союз с Австрией, и австрийские войска при поддержке одного из отрядов Украинской армии весной 1788 года взяли Хотинскую крепость на юго-западе современной Украины.

В мае 1788 года Черноморский флот взялся за Очаковскую крепость, которая была главной базой турецкого флота.

Несколько раз турецкие корабли атаковали российскую флотилию, но все атаки были успешно отражены. Последняя атака в конце июня закончилась полнейшим разгромом. Половина войск сбежала в Варну, остальных добили российские солдаты под командованием нанятых Екатериной II контр-адмиралов Джона Пол Джонса и Карла Генриха Нассау-Зигена. Противостояние затянулось до декабря, когда наконец войска Суворова и Потемкина взяли крепость штурмом. Султан воспринял эту новость крайне тяжело и вскоре умер от сердечного приступа.

В турецкой армии начались волнения. Туркам удалось оттеснить австрийцев в Трансильванию, но затем они потерпели сразу несколько поражений от солдат Румянцева. К концу 1789 года российские и австрийские войска заняли Аккерман, Хаджи-Беем, Бухарест, Белград.

1790 год для австрийской армии оказался несчастливым. Турки разбили австрийскую армию у крепости Журжа, отбросив войска к Бухаресту. Тем временем новый император, Леопольд II, который сменил умершего в феврале 1790 года Иосифа II, вступил в переговоры с Османской империей.

По итогам переговоров он заключил с турками перемирие, подставив российские войска под удар.

Обрадованный таким поворотом новый султан Селим III решил, что теперь можно будет снова заполучить Крым, но боевые действия на Черном море обернулись очередными провалами. Потемкин перешел в наступление, и российские войска одну за другой взяли дунайские крепости Килия, Тульча, Исакча. Последним бастионом стала крепость Измаил, но в декабре пала и она.

«Предварительно донес я вашей светлости, что крепость Измаильская храбростью порученного мне войска взята. Приступ был мужествен, неприятель многочислен, крепость к обороне способна. Отпор был сильный, и отчаянная оборона обратилась на гибель и совершенное сокрушение неприятеля, — писал Потемкину Суворов. — Принося вашей светлости с одержанием толь знаменитой победы поздравление и благодарность за поручение мне толь знаменитого подвига, почитаю себе прямым долгом засвидетельствовать твердость и мужество начальников и беспредельное усердие и храбрость всех чинов и ходатайствовать вашего благоволения и покровительства о воздаянии сотрудникам и товарищам моим».

В феврале 1791 года Потемкина сменил князь Николай Репнин. Под его руководством российская армия крепко взялась за то, что осталось от армии турецкой. Основные боевые действия велись на Дунае. Были захвачены Мачин, Анапа, разбит турецкий корпус у Бабадага. Точку поставило сражение у мыса Калиакра, когда российский флот разгромил в более чем два раза превосходивший его по численности турецкий. Надежды султана на захват территорий рухнули.

По итогам войны между Россией и Османской империей был заключен Ясский мирный договор, согласно которому за Россией был закреплен Крым и все Северное Причерноморье.

Также договор гласил, что «между Империею Всероссийскою и Портою Оттоманскою пребудет границею река Днестр, так, что все земли, на левом берегу помянутой реки лежащия, имеют остаться вечно в совершенном и безпрепятственном владении Всероссийской Империи, а на правом берегу помянутой реки и лежащия все земли, по возвращении их со стороны Всероссийской Империи, имеют остаться вечно в совершенном и безпрепятственном владении Порты Оттоманской». Кроме того, Турция отказалась от претензий на территории Грузии.

за что мы воевали с Османской империей? – WARHEAD.SU

Две империи

Пятнадцатое столетие стало эпохой, когда шло стремительное объединение разрозненных русских княжеств под властью великого князя Московского. На востоке Европы рождалась новая великая держава — Россия. Пока ещё не поражающее размерами, малонаселённое и бедное государство спустя двести лет вошло в число великих держав и стало решать судьбы всего мира.

В этом же столетии в Малой Азии росла Османская империя. Поначалу всего лишь маленькое феодальное владение, к концу XV века Турция стала огромной страной, простиравшейся от границ Венгрии до Ближнего Востока. Эра османского великодержавия растянулась на сотни лет, и, несмотря на поражения, вплоть до начала ХХ века Турция оставалась одной из великих империй.

Движение навстречу

До тех пор, пока русские не столкнулись с турками, никаких поводов для войны не существовало, да и быть не могло. Но в 1478 году вассалом Османской империи стало Крымское ханство.

Территория Османской империи к 1481 году

Объединение русских земель и распад Золотой Орды привели к тому, что на юге соседом Московского государства стала сначала Большая Орда, а затем и Крым. Грабительские набеги кочевников сильно донимали мирных жителей. В начале XVI века началось масштабное строительство линии пограничных укреплений — Засечной черты.

Первые столкновения

Русские и турки столкнулись при Иване Грозном — после взятия Казани (1552 год) и Астрахани (1556 год) Россия включила в свой состав мусульманские государства. Однако османский султан был ещё и халифом (то есть верховным правителем) всех мусульман.

Поэтому присоединение осколков Золотой Орды в Стамбуле воспринималось как покушение на священное право халифа управлять всеми правоверными.

Да и переход Волги до самых низовьев в руки русских означал: рано или поздно они придут на Кавказ и в Крым.

Русско-турецкая война 1568–1570 годов

Первая русско-турецкая война из-за Астрахани началась в 1568 году. В этот раз наступавшую турецко-крымскую армию сгубили проблемы логистики. Вести боевые действия так далеко от Турции, в северных землях, османы не умели и были вынуждены заключить мир.

Турция вмешивается в дела на Украине

Восстание казачества и православного крестьянства польской Украины во главе с Богданом Хмельницким привело к появлению Гетманщины — образования полунезависимого, но слабого. Гетманщина искала покровителей то в Польше, то в России, то в Швеции и Турции.

Тридцать лет гражданских войн во второй половине XVII века получили характерное имя — «Руина» — и показали полную неспособность гетманов установить твёрдую власть на Украине.

Одной из попыток решить неразрешимую проблему стали действия части казачества во главе с гетманом Петром Дорошенко. Они признали власть турецкого султана — в тщетной надежде под покровительством далёкого властителя избежать вмешательства близких Польши и России.

Гетман Пётр Дорошенко

Получившие Правобережную Украину османы решили нанести удар по Польше. Боевые действия быстро закончились поражением поляков, которые теперь уступили туркам ещё и Подолье.

Русские прекрасно понимали: следующая война начнётся за Левобережье.

На фоне продолжавшихся распрей среди казачества в 1672 году началась война с Турцией. Мир подписали только в 1681 году. Несмотря на успехи русского оружия, османы доказали, что по праву считаются великой державой. Они сохранили власть над Правобережной Украиной, но отказались от претензий на Левобережную.

Неразрешимые противоречия

После неудавшейся попытки турок установить свою власть на Украине, неразрешимые противоречия между Россией и Турцией стали очевидными. Две империи претендовали на одну и ту же землю. И османы не желали уступать. Но в Причерноморье и Крыму должен был остаться только один…

Русское государство не могло терпеть «полупрозрачную» южную границу, откуда постоянно грозили набегами татары. Да и пустынные степи с плодородной землёй выглядели слишком привлекательной добычей для земледельческого населения России, которое росло с каждым годом. Так что для русских ликвидация Крымского ханства стала одним из ключевых вызовов. В XVIII столетии к числу самых насущных задач добавился выход к южным портам, через которые Россия могла вести международную торговлю.

Россия поэтапно решает свои задачи

В течение XVII века турок понемногу начали вытеснять с юга России.

После Великой турецкой войны 1683–1699 годов османы утратили власть над Правобережной Украиной и Подолией. Русская армия при царевне Софье дважды ходила походом на Крымское ханство, а при Петре I взяла важную крепость Азов, закрывавшую выход с Дона в Азовское море.

Диорама «Взятие турецкой крепости Азов войсками Петра I в 1696 году»

В 1710 году турки объявили России войну, требуя вернуть Азов. Пётр решил воспользоваться случаем и поднять восстание православных в Молдавии и Валахии. Но авантюра Прутского похода завершилась тяжёлым поражением, и Россия на время отказалась от экспансии на юг.

Новая кампания началась только в 1735 году. Реформы XVIII века превратили русскую армию в силу, способную сокрушить турок. Походом на юг руководил выдающийся военный организатор своего времени фельдмаршал Миних.

В 1737 году впервые удалось прорваться в Крым. В 1739 году Миних дал генеральное сражение у Ставучан. Он разгромил османскую армию и занял Хотин на Днестре — ключевой опорный пункт турок на Украине.

Несмотря на громкие победы русских, наши союзники австрийцы воевали неудачно и заключили сепаратный мир. Война увенчалась лишь небольшими приобретениями. Зато стало ясно, что русская армия теперь способна успешно вести войны в Крыму и Причерноморье.

Большие войны, большие успехи

Две большие войны 1768–1774 годов и 1787–1791 годов велись за Крым и Причерноморье. В это время превосходство русской армии над турками стало очевидным. После череды славных побед под Хотином, Очаковым, Фокшанами и Рымником русские получили Крым и всё побережье от Кубани до Днестра.

Перед Российской империей встали новый задачи — восстановление православных государств на Балканах и наведение порядка на Кавказе, где за влияние боролись русские, турки и персы. Эти цели сохранялись вплоть до последней русско-турецкой войны.

Территориальные изменения по Адрианопольскому мирному договору 2 сентября 1829 года (источник фото)

Войны 1806–1812 годов и 1828-1829 велись за утверждение России в Закавказье и Молдавии. По их итогам турки отказались от претензий на Грузию и Армению, предоставили Сербии автономию и признали особые интересы России в Молдавии.

Но Николая I занимала мысль о разделе османского наследства. Дипломатические неудачи привели к Крымской войне. Её результаты в русском обществе воспринимались как тяжёлое поражение. Однако уже в 1877–1878 годах наша армия с боями прошла от Дуная до пригородов Константинополя, а русские дипломаты продиктовали туркам условия мира.

В чём наша выгода?

Что же в итоге получила Россия от столетий тяжёлых войн? Прежде всего, была полностью ликвидирована угроза татарских набегов, которые год из года столетиями истощали области на юге России. Тысячи пленных, уводимых в Крым, сожжённые сёла и города, потерянный урожай — такова причина долгих войн.

Новороссийские степи, где до возвращения русских лишь гуляли казаки и проходила татарская конница, оказались исключительно плодородной землёй. Этот регион быстро превратился в главную житницу России. В XIX веке в Новороссии возник новый мощный промышленный район, который к началу ХХ века стал главной угольно-металлургической базой России. Одесский и Мариупольский порты стали главными морскими воротам России на Чёрном море и источниками постоянно растущего дохода от экспорта зерна и угля.

Кавказ из источника постоянного беспокойства, смут, мятежей и набегов стал мирным краем, где активно развивалось сельское хозяйство и промышленность. В войнах с османами русские фактически спасли грузин и армян от геноцида и полного исчезновения этих народов. А взамен получили верных союзников, чья лояльность не подвергалась сомнению вплоть до падения Российской империи.

По итогам русско-турецких войн Россия подтвердила своё право называться великой державой. Престиж нашей армии после побед над османами в конце XVIII века возвысился до небывалого значения. В то время как другая великая держава — империя Габсбургов — проигрывала сражения, русские одерживали победы всякий раз, когда сходилась с турками на поле боя.

Лишь несбыточная мечта о Константинополе и проливах будоражила воображение всех русских правителей от Екатерины II до Сталина.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

Османы потерпели поражение под Белградом

Падение Константинополя турками-османами в 1453 году потрясло всю Европу, и Папа Римский объявил крестовый поход. Султан-победитель Мехмет II, даровавший себе титул Кайзер-и-Рум (Цезарь Рима), устремился на Балканы на пути к созданию новой мировой империи по римскому образцу. Он захватил Сербию в 1454 и 1455 годах, а в следующем году с армией численностью около 70 000 человек, возглавляемой его лучшим отрядом янычар, он намеревался взять Белград, который преградил ему путь в Венгрию.

Флот плыл по Дунаю с осадной артиллерией султана — многие из его артиллеристов были христианами — и конвои верблюдов и мулов везли припасы по суше. Султан заблокировал Белград от Дуная цепью лодок, пришвартованных вверх по течению от замка, и высадил свои тяжелые орудия на берег за западными стенами. Бомбардировка началась в июле и продолжалась две недели без особого эффекта.

В этот момент появился с подкреплением венгерский генерал-капитан, опытный и грозный военачальник Янош Хуньяди.Он прорвал блокирующие суда на Дунае и отогнал турецкий флот, прежде чем войти в цитадель. Султан лично возглавил отряд янычар в ночной атаке, которая проникла в нижнюю часть Белграда и взобралась на стены замка. Хуньяди отвел свои войска от стен и спрятал их, пока янычары грабили пустые улицы. Когда момент настал, люди Хуньяди напали на небольшие группы врагов и вырезали их. Турки начали отступать, но Хуньяди приготовил связки деревянных хвороста, которые подожгли и бросили на врага, некоторые из которых попали в ловушку и сгорели во рву.Защитники воспользовались случаем, чтобы атаковать большими силами, загоняя противника в замешательство перед собой. Хасан-ага, командир янычар, бросился в бой и был убит, а султан приказал отступить. Это обернулось разгромом, и большое количество оружия и припасов попало в руки венгров.

У Хуньяди оставалось мало времени. Он заболел чумой и умер в августе. Его триумф в Белграде был встречен во всей Европе и отсрочил османское завоевание Венгрии на семьдесят лет, до 1526 года.

Битва при Лепанто: Нерешительное морское поражение Османской империи

Союзные христианские военно-морские силы под названием Священная лига, коалиция, образованная Испанской империей, Венецией и Папской областью, столкнулись с флотом Османской империи в Инебахти (Наупакт) 20 октября. 7, 1571. Произошедшая 450 лет назад битва при Лепанто, известная туркам как Инебахты Саваши, была величайшим морским сражением 16 века, если не всего раннего Нового времени.Мигель Сервантес, который был комбатантом союзных войск, отметил битву как самое важное событие за столетия. Это был один из крупнейших конфликтов с гребными судами и первая значительная победа над турецким флотом.

Картина битвы при Лепанто неизвестного художника в церкви Святого Павла в Антверпене, Бельгия, 5 сентября 2013 г. (Фото Shutterstock)

Османская империя взбудоражила венецианцев Великой осадой Мальты в 1565 году и завоеванием Кипра в 1570 году.В этой атмосфере Венецианская республика присоединилась к лиге, инициированной Папой Пием V, тогдашним главой католической церкви и правителем Папской области, чтобы нанести серьезный удар по османскому флоту. У союзных войск были политические и экономические проблемы. Папа Пий V стремился восстановить контроль над центральным Средиземноморьем в христианском мире; Венеция стремилась обезопасить свои колонии в Леванте, особенно на Кипре, завоеванном османами в 1570 году; а Испания надеялась избавиться от угроз, угрожавших побережью Испании и Италии.Путем слияния этих целей цель состояла в том, чтобы остановить средиземноморскую экспансию османов и предотвратить превращение Средиземного моря в великий турецкий военно-морской порт. Кроме того, для войск было похвально одержать победу над «непобедимой» Турецкой империей. Вот почему Фернан Бродель, видный французский ученый XX века, писал: «Победу можно рассматривать как конец периода глубокой депрессии, конец подлинного комплекса неполноценности со стороны христианского мира.

Портрет османского государственного деятеля и морского офицера Муэдзинзаде Али-паши. (Гетти изображения)

Османы были хорошо осведомлены о приготовлениях Запада. У них было наготове два флота: один для предотвращения помощи союзников Кипру, а второй для снабжения Магосы (Фамагусты), которая еще не была захвачена.

Основное различие между османским флотом и флотом Священной лиги перед битвой заключалось в том, что османский флот был уничтожен после долгих изнурительных сражений, в то время как у союзного флота были свежие силы.

Цифры, соответствующие составу двух сторон, оспариваются. Некоторые утверждают, что у османского флота было около 230 кораблей с 25 000 истребителей, а у союзного флота было 243 корабля с 37 000 истребителей. В то время как другие утверждают, что у союзного флота было 200 кораблей с 44 000 истребителей, а у османского флота было 224 корабля с 47 000 истребителей. Даже этих статистических данных достаточно, чтобы показать размах войны.

Старая гавань Нафпактоса, известная как Лепанто на протяжении части своей истории, в современной Греции.(Гетти изображения)

Битва длилась несколько часов, ожесточенные бои продолжались с полудня до заката вечера. Только когда все закончилось, можно было принять во внимание насилие и кровопролитие битвы. Османский флот потерял около 200 кораблей и более 30 000 человек. Великий адмирал армии Муэдзинзаде Али-паша и многие реи (капитаны) погибли. У союзного флота было 8000 убитых и 21000 раненых, 15 галер потоплены и многие сильно повреждены. Командующий флотом Иоанн Австрийский был ранен, автор «Дон Кихота» Мигель Сервантес потерял левую руку, многие испанские, итальянские и мальтийские дворяне погибли.

Конфликт из-за Лепанто

Почему битва при Лепанто так важна? Чего добился этим победитель? Как потом отреагировали османы? Поражение османов в Лепанто имело большое значение, потому что Священная лига предотвратила возможность захвата Рима и остановила продвижение османов в Европу. Кроме того, османский контроль над Средиземным морем был нарушен, хотя и временно. И последнее, но не менее важное: битва при Лепанто разрушила ауру непобедимости турок, царившую в Европе с 15 века.

Гравюра Дона Иоанна Австрийского. (Гетти изображения)

Однако специалисты той эпохи сходятся во мнении, что хотя Лепанто и был выдающимся событием, в итоге оно ни к чему не привело. Союзные силы распались, и папа Пий V умер в 1572 году. Венеция приняла новый договор с османами в 1573 году, согласившись передать крепости, захваченные в Албании и Боснии, сдав Кипр туркам и увеличив дань, уплачиваемую за остров Занте. .Они согласились вернуть всех османских пленных, ограничить их флот и выплатить военную компенсацию. Испания была почти банкротом и не могла помешать османам захватить Тунис в 1574 году. Поэтому испанская экспансия на территории Северной Африки была отбита. Таким образом, трудно сказать, что битва оказала длительное влияние на Османскую империю. Османам удалось немедленно изменить ситуацию, восстановив свой флот за очень короткий период времени. Через шесть месяцев после поражения османы вернулись более сильными и отплыли в Средиземное море, где не смогли найти флот, чтобы ответить им, и, таким образом, полностью завоевали Тунис.Это событие можно считать символом восстановления османами своего господства в Средиземноморье.

Примечателен диалог посла Венеции в Османской империи Маркантонио Барбаро и великого визиря Сокуллу Мехмед-паши о событиях. Сокуллу сказал послу: «Вы пришли посмотреть, как мы переносим наше несчастье. Но я хотел бы, чтобы вы знали разницу между вашей потерей и нашей. Отняв у вас Кипр, мы лишили вас руки; разгромив наш флот (в Лепанто), вы только сбрили нам бороду.Рука, отрезанная, не может вырасти снова; а стриженая борода лучше отрастет для бритвы».

Картина, изображающая битву при Лепанто. (Гетти изображения)

Завоевание Кипра кажется гораздо более важным и значительным, чем битва при Лепанто. Таким образом, справедливо будет сказать, что сама битва не принесла никаких плодов ни одной из сторон. Поэтому историкам нового времени все же необходимо обсудить все аспекты битвы из-за отсутствия сведений о ее влиянии на социальную, политическую и экономическую жизнь Средиземноморья.

Программа семинаров, организованная Исследовательским центром исторических исследований на факультете литературы Стамбульского университета 7 октября 2021 г. по случаю 450-летия битвы при Лепанто, направлена ​​на обсуждение влияния и важности Битва при Лепанто для истории Средиземноморья.

*Научный сотрудник Стамбульского университета, Институт социальных наук

Информационный бюллетень Daily Sabah

Будьте в курсе того, что происходит в Турции, это регион и мир.

ЗАПИШИТЕ МЕНЯ

Вы можете отписаться в любое время. Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими Условиями использования и Политикой конфиденциальности. Этот сайт защищен reCAPTCHA, и к нему применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.

Османская империя/Ближний Восток | Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

Введение: «Десятилетняя война» и Османская Великая война↑

Как конфликт, положивший конец 600-летней Османской империи, Первая мировая война изменила политический, социальный и демографический ландшафт значительной части Ближнего Востока.Помимо промышленных недостатков, в некотором смысле Великая война стала больше «тотальной войной» для Османской империи, чем для других воюющих сторон. Временами становилось почти невозможно отличить военный фронт от тыла. Война также привела к крупномасштабному внутреннему перемещению и насильственной депортации и убийствам определенных этнических групп, которые воспринимались или изображались как «внутренняя угроза безопасности». Тем не менее, несмотря на масштабы и уникальность Османской Великой войны (1914-1918 гг.), Турецкая война за независимость (1919-1922 гг.) на многие десятилетия затмила ее в националистической историографии Турецкой Республики.Эта историография рассматривала начало борьбы за независимость в 1919 году как серьезный разрыв с османским прошлым. В конце концов, другие историки и интеллектуалы-националисты, игнорируя хронологию, начали относиться к битве при Галлиполи так, как будто она связана с Войной за независимость. С этой точки зрения Галлиполи предвосхитил то, что должно было произойти, и стал «прототипом» Войны за независимость. В конце 20 -го -го века историки начали подчеркивать преемственность между поздней Османской империей и Турецкой Республикой.Следовательно, некоторые ученые выдвинули мнение, что Великая война была частью непрерывной «Десятилетней войны», которая началась с Балканских войн (1912-1913) и закончилась с окончанием Войны за независимость. Это правда, что между этими войнами существовали лишь короткие передышки, и что этот более длительный взгляд подчеркивает важную преемственность от одной войны к другой. Однако, как и в более ранней националистической историографии, взгляд на «Десятилетнюю войну» также игнорирует значение и уникальность Великой войны, когда она рассматривается как «средняя точка» в более длинной серии войн. [1]

Историческая справка↑

Люди, которые привели империю к Великой войне в 1914 году, поднялись к власти в результате младотурецкой революции 1908 года. 1918 г.), революционеры восстановили конституцию (отмененную с 1878 г.) и вселили в османов разных национальностей и религий надежду на то, что они могут объединиться для построения более светлого будущего.Энвер-бей, позже известный как Исмаил Энвер-паша (1881–1922), молодой офицер и герой революции, и его товарищи-революционеры называли себя юнионистами, потому что они принадлежали к тайной организации под названием «Комитет единства и прогресса» (КЕП). Однако мечты об объединенной империи быстро рухнули, поскольку Австро-Венгрия аннексировала Боснию и Герцеговину, а Болгария объявила о своей независимости де-юре . Вторжение Италии в Османскую Ливию в 1911 году подтвердило, что великие державы не заинтересованы в возрождении Османской империи.Затем вспыхнули Балканские войны. [2]

В октябре 1912 года Черногория объявила войну Османской империи. Неделю спустя Болгария, Сербия и Греция объединили свои силы с Черногорией в совместном нападении на османские территории по всему Балканскому полуострову. Вынужденные сражаться на нескольких фронтах, османы потерпели сокрушительное поражение. К ноябрю 1912 года болгары осадили старую столицу Османской империи Эдирне и подошли в опасной близости к столице Стамбулу. Споря о военных трофеях, летом 1913 года балканские союзники восстали друг против друга.Воспользовавшись нападениями других держав на Болгарию, османы отбили Эдирне. Хотя великие державы, предсказывая победу Османской империи, заявили в начале войны, что территориальные приобретения, достигнутые во время войны, не будут постоянными, в свете поражения Османской империи и потери территории, теперь они признали территориальную принадлежность балканских государств. прибыль. Двойные стандарты великих держав и их собственная политическая изоляция, конечно, не ускользнули от внимания османского руководства и общественности.К концу Балканских войн Османская империя потеряла не только большую часть своей живой силы и военной техники, но и почти 33 процента своей территории и 16-20 процентов своего населения. [3] В 1911 году османские балканские территории простирались от Черного и Мраморного морей до Адриатического моря через Фракию, Восточную Румелию, Македонию, Косово и Албанию, но к 1913 году только восточная Фракия осталась во владении Османской империи.

Полное поражение в Балканских войнах, или «Балканская военная трагедия» ( Balkan Harbi Faciası ), действительно было травмирующим.Территории, находившиеся под властью Османской империи с 14 го века, были потеряны в ходе боевых действий. Более того, сотни тысяч солдат погибли или попали в плен, а миллионы османских мусульман (этнических турок и др.) внезапно оказались под недружественным иностранным правлением и, что еще хуже, стали жертвами этнических чисток. Целых 600 000 (или 27 процентов) мусульман Османской Европы погибли или были убиты. Сразу после войны в результате принудительной или добровольной миграции, спасаясь от преследований, в Османскую империю, на 33% меньшую, прибыло еще 400 000 мирных жителей.Улицы Стамбула были наводнены обездоленными балканскими беженцами. Поражение на Балканах и положение беженцев сильно повлияли на османских лидеров и общественность, когда империя вступила в Первую мировую войну. Как среди населения, так и среди политического руководства — например, многие лидеры CUP были выходцами с Балкан — поражение и то, как победители обращались с беженцами, вызвали глубокое чувство унижения, насилия и жертвы. Когда закончились Балканские войны, политическая и военная элита, а также «пострадавшая общественность» были убеждены, что война необходима, чтобы отомстить за унизительное поражение. [4]

Внутриполитические последствия Балканских войн также были катастрофическими. Юнионисты, отстраненные от власти в результате смены кабинета министров в июле 1912 года во время Первой Балканской войны, повернули столы против великого визиря Мехмеда Камиля-паши (1833-1913), когда его правительство предложило передать осажденный город Эдирне болгарам. . В ответ на это предложение Энвер-бей и группа вооруженных юнионистов вынудили Камила-пашу уйти в отставку в результате вооруженного переворота 23 января 1913 года.После этого захвата власти началось однопартийное правление КЕП под руководством великого визиря Махмута Шевкет-паши (1856–1913). Когда всего пять месяцев спустя, в июне 1913 года, он был убит, КЕП еще больше усилила свою власть посредством цензуры и суровых репрессий против всей оппозиции. [5]

Режим CUP, правивший с 1913 по 1918 год, был описан как триумвират Энвера, Джемаля и Талат-паши, хотя они были лишь наиболее заметными членами более широкого внутреннего круга CUP, которые принимали многие решения коллективно.Мехмед Талат-паша (1874-1921) стал министром внутренних дел; в 1917 году он также занял пост великого визиря. Энвер стал военным министром в конце 1913 года. Джемаль был военно-морским министром и во время войны командовал 4-й армией. [6]

Июльский кризис, поиск союзников и вступление в войну↑

КЕП правил в дипломатической изоляции в течение года до июльского кризиса, но они также усвоили урок изоляции во время Балканских войн. Убийство Франца Фердинанда, эрцгерцога Австрии-Эсте (1863-1914) в Сараево и ультиматум Австро-Венгрии Сербии побудили младотурок искать союзников среди великих держав.Несмотря на слухи о том, что они обратились к Антанте за союзом, они предпочли Германию. Однако министерство иностранных дел Германии отклонило их первое предложение, поскольку рассматривало османов как военную обузу. Однако, когда КЕП пригрозила обратиться к Антанте, Вильгельм II, германский император (1859–1941), лично вмешался от их имени. Великий визирь Саид Халим-паша (1865–1921) предложил условия тайного союза, который был подписан 2 августа, в результате чего османы вошли в состав Центральных держав. [7] В тот же день Великобритания конфисковала два османских дредноута, заказанных на британской верфи, на деньги, собранные Османской военно-морской лигой за счет общественных пожертвований. [8] Это разозлило многих османов и помогло настроить общественное мнение против Британии.

Поскольку договор все еще оставался секретным, государство издало приказы о мобилизации 2-3 августа в рамках политики вооруженного нейтралитета. Большинство османских лидеров, знавших об альянсе, надеялись отсрочить вступление Османской империи в войну как можно дольше из-за медленной мобилизации и возможной угрозы со стороны Болгарии.Но прибытие 10 августа двух немецких военных кораблей — Goeben и Breslau — в пролив Дарданеллы затруднило поддержание вооруженного нейтралитета. Корабли были переданы Османскому флоту и переименованы в Yavuz и Midilli . Технически экипаж присоединился к расширенной немецкой военной миссии в Османской империи под командованием генерал-майора Отто Лимана фон Сандерса (1855-1929). 27 октября османский военно-морской отряд под командованием Явуз под командованием адмирала Вильгельма Сушона (1864-1946) вышел в Черное море с приказом вступить в бой с русскими. [9] С 29 по 31 октября османские корабли обстреливали русские порты и топили русские суда. В ответ русские пересекли восточную границу османов в Анатолии 1 ноября. Османы теперь воевали против Антанты. Вопреки взглядам немцев на них как на помеху, османам удалось оставаться на поле боя в качестве эффективной боевой силы до конца 1918 года.

Эффективность османских вооруженных сил тем более впечатляет, если принять во внимание их недостатки и примитивную инфраструктуру.Имея территорию, почти в пять раз превышающую площадь Германии и Франции, Османская империя имела всего 5759 километров однорельсовых линий. В Германии, Франции и даже Индии было в девять-одиннадцать раз больше километров железных дорог. [10] Хуже того, между восточной и западной частями Анатолии не было железнодорожного сообщения. Военным частям, покидавшим Стамбул, потребовалось почти два месяца пешком, чтобы добраться до Кавказского фронта. Османская экономика, плохо управляемая и зависящая от иностранных кредитов, также не была готова к войне.Сеть связи, в основном телеграфная, также была недостаточной. Недавние реформы образования еще не подняли уровень грамотности выше 7 процентов. [11] В османской армии было чуть более 2400 врачей, или менее одной десятой числа врачей в немецкой армии. Около 12 процентов из них погибли во время войны. [12]

Мобилизация и вербовка↑

В начале лета 1914 года османская армия насчитывала примерно 150 000 человек, но за четыре года войны было мобилизовано 2 873 000 человек.Это составляло примерно 12 процентов от расчетного населения империи в 23 миллиона человек. Это был немалый подвиг, и даже британцы приветствовали его как «большое достижение» в 1918 году. 14] ) Численность регулярного офицерского корпуса была настолько недостаточна осенью 1914 года, что Военное министерство вновь приняло на работу недавно уволенных алайлы (буквально из полка) офицеров, прошедших чины по старшинству а не военную подготовку или заслуги.По мере роста потерь среди младших офицеров курсанты Военной академии сразу же направлялись в части в должности лейтенантов-лейтенантов, а курсанты старших военно-учебных заведений и выпускники гражданских вузов после непродолжительной боевой подготовки становились кандидатами в офицеры. [15]

Поскольку у османов не было бюрократической инфраструктуры для проведения надежной переписи населения, добиться всеобщей воинской повинности мужчин было невозможно. Многие османы-немусульмане остались вне системы, покупая выход через официальные льготы ( бедел-и накди ). [16] Но в 1909 году государство приказало призывать на военную службу всех подходящих мужчин-османов, независимо от религии. Однако во время войны призывники-немусульмане, в основном армяне и греки, в основном направлялись на невооруженную службу в «рабочие батальоны». Некоторые немусульмане, в том числе армяне, служили вооруженными солдатами на фронте; точно так же некоторые мусульмане служили в «трудовых батальонах». [17] К 1914 г. были отменены почти все исключения, даже для состоятельных мусульман. [18]

Сначала приказы о мобилизации требовали, чтобы все подходящие мужчины в возрасте от двадцати до сорока пяти лет явились на призывные пункты.В течение года минимальный призывной возраст был снижен до восемнадцати лет, а максимальный повышен до пятидесяти. Первоначальная вербовка оказалась почти слишком успешной: пришло так много мужчин, что существующая военная структура не могла принять их всех. Не имея возможности снабжать призывников едой, обмундированием и оружием, государство требовало, чтобы каждый новобранец брал с собой достаточно еды, чтобы прокормить себя в течение пяти дней. Точно так же нехватка униформы была лишь частично уменьшена за счет того, что мужчин просили принести «подходящую» одежду и обувь, а это означало, что многие солдаты сражались в гражданской одежде и носили крестьянскую обувь из сыромятной кожи, похожую на сандалии ( çarık ).Тем не менее, во многих случаях, даже в самых суровых условиях, у солдат не было подходящей обуви или одежды. [19]

Штат неоднократно призывал население присоединиться к войне. Исламский дискурс послужил важным оправданием призыва к оружию. Когда султан как халиф объявил джихад в середине ноября 1914 года, он использовал ислам как метод пропаганды для обращения ко всем мусульманам внутри и за пределами империи, включая нетюрков, таких как арабы, курды и черкесы. [20] Однако, поскольку пятую часть населения империи составляли немусульмане, султану нужно было обратиться и к ним. Тот факт, что империя объединилась с христианскими державами для борьбы с другими христианскими державами, представлял еще одну возможную сложность. Вопреки взглядам востоковедов, многозначность джихада превратилась в призыв к социальной мобилизации как мусульман, так и немусульман для защиты родины от тех, кто ей угрожает. [21]

Государство также попросило гражданских лиц внести свой вклад в финансовую мобилизацию империи.Делалось это за счет внутренних займов ( дахили истикраз ), особенно в конце войны, и за счет реквизиции продовольствия и вьючных животных у гражданского населения для прокорма войск и их скота и подвоза материальных средств. Таким образом, тыл был интегрирован в военные действия в беспрецедентной практике тотальной войны. [22]

Энвер-паша был начальником Генерального штаба, но ему, возможно, не хватало необходимого опыта и терпения, чтобы справляться с техническими обязанностями на такой должности.Поэтому он назначил полковника Фридриха Бронсарта фон Шеллендорфа (1864–1950) первым помощником начальника Генерального штаба. Работая с офицерами Османского генерального штаба в качестве начальников отделений, фон Шеллендорф стал де-факто начальником Генерального штаба, особенно после Сарыкамышской кампании (с 22 декабря 1914 г. по 17 января 1915 г.). Растущая зависимость Энвера от немецких штабных офицеров вызвала протест со стороны высокопоставленных османских офицеров. Эти офицеры признали превосходство немецкого военного мышления, но указали, что немцы не понимают османских вооруженных сил и не обладают необходимыми языковыми навыками. [23]

Война ↑

С 1914 по 1918 год османские войска сражались на четырех интенсивных фронтах: Кавказском, Дарданелльском (Галлиполи), Синайско-Палестинском и Месопотамиско-Иракском. Они также воевали на менее интенсивных фронтах как самостоятельно, так и с Центральными державами: Аравия-Йемен, Иран, Азербайджан, Румыния, Галиция и Македония. [24]

Категория Номер Замечания
Количество мобилизованных мужчин 2 873 000–3 059 205 От Эриксона и Баки
Боевой мертвец 243 598 Всего погибших и пропавших без вести: 771 844 человека.
Пропал без вести 61 487
Умер от болезни 466 759
Всего раненых 763 753 303 150 тяжелораненых
Военнопленные 217 746-242 746 Из Яникдага, военнопленных (Османская империя), 1914-1918 гг.-онлайн.
Предполагаемые дезертиры 500 000 Из Бешикчи

Таблица 1: Османская мобилизация и потери [25]

Кавказский фронт↑

Первоначально русские заняли оборонительную позицию, планируя занять возвышенность на границе и дождаться османов. Однако затем они решили двинуться на территорию Османской империи и встретились с Третьей османской армией во главе с Хасаном Иззет-пашой (1871–1931).Хотя он победил русских в битве при Кепрюкёй, Хасан Иззет не смог их уничтожить. Найдя его слишком осторожным, Энвер уволил Хасана Иззета и взял на себя личное командование Третьей армией в полевых условиях.

18 декабря 1914 года Энвер перевел 3-ю армию в наступательные действия. План состоял в том, чтобы около трети его сил атаковали основные силы русских, а остальные двигались двумя отдельными колоннами, чтобы захватить город Сарыкамыш. Это не только отрезало бы русских от их базы снабжения, но и окружило бы их.Но попытки захватить Сарыкамыш провалились из-за суровых погодных условий и плохих дорог. Османским солдатам было приказано отойти за горный хребет Аллахуекбер, а не обходить его. Многие тысячи плохо одетых солдат замерзли от сильного снегопада и рекордно низких температур. [26] Вопреки совету своих подчиненных, Энвер отказался отступать. 2 января 1915 г. русские быстро перешли в наступление, окружив часть отступающей 3-й армии. Они взяли в плен тысячи солдат и более 200 офицеров.Таким образом, Сарыкамышская кампания закончилась саморазрушением. На 22 декабря в Третьей армии насчитывалось более 118 000 солдат, но к концу кампании осталось только 8 900 человек. [27]

Оставшиеся несколько тысяч солдат Третьей армии пострадали от вспышки тифа в начале 1915 года. Полное поражение Османской империи открыло большую часть восточной Анатолии и побережья Черного моря, включая Трабзон, для российского вторжения в 1915-1916 годах. Наконец, в декабре 1917 года обе стороны подписали Эрзурумский протокол о перемирии, когда русские войска расформировались и отступили обратно в Россию.Во многих населенных пунктах русских заменили Армянской национальной армией и отрядами ополчения. К началу 1918 года османы снова перешли в наступление, а к концу марта 3-я армия пересекла границы до 1914 года. Вместо того, чтобы закрепить завоевания 1918 года, Энвер решил продвинуться на Кавказ и в Иран со своей вновь созданной «Армией ислама» и Девятой армией. [28]

Дарданеллы (Галлиполи)↑

Защита дальних южных подступов к Стамбулу, пролива Дарданеллы и полуострова Галлиполи на протяжении столетий была командованием крепостей — командованием Дарданелльской укрепленной зоны.Цепочка фортов была старой, и многие из их орудий устарели, но ответственные люди хорошо знали местность и знали, как лучше всего защитить ее от десантных операций.

Обстрел фортов британцами 3 ноября 1914 года лишь напомнил военному командованию об уязвимости этого района. Группа из 500 немецких военно-морских специалистов прибыла, чтобы помочь командующему зоной устранить некоторые недостатки. Все доступные люди работали над улучшением обороны со стороны моря и строительством дорог и внутренних коммуникаций, поскольку в этот район начали прибывать все больше османских войск и ограниченное количество немецкой военной техники.Тем временем поперек и параллельно проливам были заложены дополнительные минные поля. 18 марта 1915 года англо-французский флот попытался пройти в Мраморное море, задействовав тральщики и сильно обстреляв позиции османских фортов. Хотя к полудню они в основном были подавлены, флотилия все еще сталкивалась с обстрелами из хорошо спрятанных османских гаубиц. Когда линкоры Антанты отошли в сторону, чтобы освободить место для тральщиков, три подорвались на минах и мгновенно один за другим затонули. После того, как еще три линкора получили повреждения от мин и артиллерийского огня, атака была отменена.С очень небольшими потерями на своей стороне османы одержали крупную победу над силами Антанты. 24 марта была мобилизована 5-я армия под командованием Лимана фон Сандерса, прибывшего на полуостров на следующий день. [29] Пока побежденные союзники готовились к вторжению в Галлиполи, османская сторона готовилась к высадке.

В течение месяца, который потребовался для возвращения сил вторжения Антанты, османы продолжали улучшать дорожную сеть и укрепления, а также маскировать военные лагеря и артиллерийские позиции.Несмотря на свое недавнее прибытие, Лиман фон Сандерс высоко оценил «рационализацию и укрепление оборонительных мероприятий» в Галлиполи. Его версия его роли в приготовлениях до сих пор повторяется различными европейскими историками; однако официальные турецкие источники отмечают, что османы реализовывали планы, разработанные их собственным штабом во время Балканских войн. [30]

Хотя османские войска были готовы к бою, они понятия не имели, где высадятся основные силы противника, даже когда 25 апреля британцы и французы высадились в шести разных местах.Командование района, независимое от 5-й армии, ожидало, что основные удары будут нанесены на оконечности полуострова Седдюльбахир (мыс Хеллес) и в районе Кабатепе (Габа-Тепе). Лиман фон Сандерс считал, что район Болайыр-Сарос был наиболее вероятным основным местом посадки. Прогнозы районного командования оказались верными. Захватчики Антанты высадились в Седдюльбахире и Арибурну (бухта Анзак). Мехмед Эсад-паша (1862–1952) руководил боевыми действиями на южной оконечности полуострова в районе Седдюльбахира, а подполковник Мустафа Кемаль-бей (1881–1938) — позже Ататюрк — встретил анзаков, высадившихся на берег у Арыбурну.В некоторых случаях османские командиры либо действовали по собственной инициативе, не посоветовавшись с Лиманом фон Сандерсом, либо открыто игнорировали его приказы. [31]

Войска Антанты сначала просто цеплялись за пять плацдармов; Позже они набрали силу и попытались прорваться. Османы в значительной степени отбили их наступления с большими потерями с обеих сторон. Однако османские силы оказались не в состоянии отбросить врага обратно в море. Вечером 6 августа британцы высадились в заливе Сувла, пытаясь захватить доминирующую возвышенность на хребтах Кучук и Бююк Анафарта, за районом, где османские войска вступили в бой в бухте Арыбурну-Анзак.Британские силы, выросшие до пяти дивизий, почти сокрушили небольшие османские силы в Сувле. Лиман фон Сандерс бросился с подкреплением и передал командование только что созданной группой «Анафарта» полковнику Мустафе Кемалю, чьи контратаки отбросили англичан. [32] Дальнейшие британские атаки в конце августа также потерпели неудачу и истощили обе стороны.

В сентябре 1915 года Болгария присоединилась к Центральным державам и тем самым открыла новый путь для материальной помощи из Германии.Однако к ноябрю, когда прибыли столь необходимые Германии артиллерийские боеприпасы, командование Антанты приняло решение покинуть Галлиполи. Они завершили секретную эвакуацию из залива Сувла и Арибурну (бухта Анзак) в ночь с 19 на 20 декабря 1915 г. и из Седдюльбахира (мыс Хеллес) 8–9 января 1916 г. Отступающие союзники сожгли часть техники, но оставили большое количество техники. запасы. Некоторые историки отмечают, что эвакуация была единственным успехом Антанты во всей кампании. [33]

Союзники направили в кампанию 489 000 человек, большую часть времени превосходя численностью османские войска.Османы также страдали от значительной нехватки артиллерийских снарядов. Общие данные о жертвах до сих пор оспариваются обеими сторонами. Официально с османской стороны 56 643 человека погибли, 97 007 были ранены и 11 178 человек пропали без вести. Британские потери составили 205 000 человек, 43 000 человек погибли или пропали без вести. С французской стороны потери составили 47 000 человек. [34]

Османы на европейском и балканском фронтах ↑

Уход Антанты из Галлиполи освободил османских солдат для действий на других уязвимых фронтах.Однако Энвер-паша согласился с требованиями германского генерального штаба перебросить османские войска дальше в Европу — в Галицию, Румынию и Македонию — вместо того, чтобы концентрировать их на собственных уязвимых границах империи. Брусиловский прорыв России в июне 1916 года нанес мощный удар по австро-венграм. Новые угрозы возникли в августе 1916 г., когда Румыния решила вступить в союз с Антантой. Это открыло новые фронты против Австро-Венгрии и Болгарии и поставило под угрозу путь немецких поставок в Османскую империю.Несмотря на этот риск, как высокопоставленные османские командиры, так и Лиман фон Сандерс выступили против решения Энвера. Они считали, что британцы в Египте и Месопотамии представляли большую угрозу и что отправка наиболее опытных и лучше всего оснащенных османских войск в Европу подвергла бы империю серьезной опасности. [35]

Месопотамия-Ирак↑

Британские боевые действия на фронте между Месопотамией и Ираком начались в начале ноября 1914 года, когда они атаковали старый форт в Фао, ключ к водному пути Шатт-эль-Араб.Поскольку османские силы были небольшими, британская индийская армия быстро продвинулась на север, чтобы захватить Басру 20 ноября и Курну 9 декабря 1914 года. В январе Энвер-паша с опозданием отправил подкрепление под командованием подполковника Сулеймана Аскери Бея (1884–1915). [36] 12 апреля он предпринял злополучную атаку на британский лагерь в Шайбе. Понеся множество потерь и сообщения о массовой капитуляции, османы отступили на 120 километров вверх по реке. [37]

Генерал Чарльз Тауншенд (1861-1924), новый командующий британско-индийской армией в Месопотамии, решил двигаться дальше вверх по реке.28 сентября 1915 года его войска захватили слабо защищенный Кут-эль-Амара. [38] Однако новые османские подкрепления только что присоединились к недавно сформированной Шестой армии, которой теперь руководит Мехмед Нуреттин-паша (1873-1932). Когда Таунсенд двинулся в сторону Багдада, он встретил Нуреттина-пашу в Сельман-Пак (Ктесифон). Их битва 22 ноября 1915 г. привела к тяжелым потерям с обеих сторон. К 25 ноября британцы были вынуждены отступить к Кут-аль-Амара, поскольку османские войска медленно преследовали их. Нуреттин не только осадил Кут, но и отразил приход британских сил помощи вверх по реке.Со стороны Османской империи Нуреттина сменил Халил Кут-паша (1881–1957). Тауншенд продержался несколько месяцев, поскольку его запасы постепенно истощались, а его люди умирали от голода, тифа и других болезней. В конце концов он сдался Халил-паше со своими 13 309 солдатами и офицерами 27 апреля 1916 года.

Однако летом и осенью 1916 года Великобритания значительно расширила свои силы в Нижней Месопотамии — даже когда Энвер отвлек османские войска в Европу. В период с декабря 1916 г. по февраль 1917 г. британцы продвинулись вверх по реке, чтобы отбить Кут-эль-Амару.Халил-паша, уступающий по численности и вооружению, покинул Кут-аль-Амару. Продолжающееся пренебрежение со стороны военного министерства Османской империи вынудило Халила сдать Багдад британцам 11 марта 1917 года. [39]

Синай-Палестина-Сирия↑

Вскоре после того, как британцы высадили войска в Басре, османские силы, базирующиеся в Сирии и Палестине и под командованием Джемаль-паши, в конце 1914 года открыли еще один фронт: Синайско-Суэцкий. Три османские дивизии тайно прошли через пустыню, чтобы пересечь канал и захватить Исмаилию у британцев.Относительно хорошо снабженные и снабженные османские войска двигались ночью, чтобы избежать обнаружения, и 2 февраля 1915 года они застали врасплох британских защитников. Однако во время перехода через канал люди, не обученные переходу через воду, запаниковали и предупредили британскую сторону. Хотя они и установили плацдарм на западном берегу, но удержать его не смогли. Джемаль-паша отменил атаку и организованно отступил. Хотя атака не удалась, шок от ее секретности и смелости, возможно, удерживал британцев от рискованных действий в течение года. [40] Это хорошо устраивало Джемаля, так как ему нужно было отправить часть своих сил в Галлиполи.

После победы Османской империи в Галлиполи подкрепления начали возвращаться в Сирию-Палестину, побуждая Джемаль-пашу снова перейти в наступление. В июле 1916 года он приказал атаковать британские войска в цыганах, чтобы отбросить их к Суэцкому каналу. Атака под предводительством немецкого полковника Фридриха Фрейхерра Кресса фон Крессенштейна (1870–1948) провалилась, вынудив османов отступить и сформировать оборонительную линию между Газой и Беэр-Шевой.Они успешно отразили британские атаки на Газу 26 марта и 14 апреля. Разочарованное поражением во Второй битве за Газу, британское верховное командование заменило генерала Арчибальда Мюррея (1860–1945) Эдмундом Алленби (1861–1936). Алленби осторожно наращивал свои силы и улучшал линии связи и материально-техническое обеспечение для нового нападения на Газу. Во Второй и Третьей битвах за Газу британцы впервые на Ближнем Востоке применили танки и почти 10 000 химических снарядов (хлор, фосфин и слезоточивые газы). [41]

Османская оборона была ослаблена перед Третьей битвой за Газу из-за разногласий по поводу новой группы армий Йылдырым («Громовержец»). В ответ на ужасную ситуацию в Ираке и Палестине Энвер-паша назначил командиром Йылдырыма немецкого генерала Эриха фон Фалькенхайна (1861–1922), только что прибывшего в Стамбул с немецкой группой боевой поддержки. Османские офицеры (в том числе Джемаль-паша и Мустафа Кемаль) приветствовали немецкую группу поддержки, но выступали против командования Фалькенхайна.Мустафа Кемаль не хотел служить под началом Фалькенхайна. Джемаль опасался, что его власть в Палестине будет вытеснена, и ему не нравился стратегический план Йылдырыма. В ответ Энвер освободил Джемаля от командования в Палестине и переназначил его на вспомогательную роль в Дамаске.

В конце октября 1917 года — до того, как Йылдырым был полностью сформирован и пока бушевала борьба между офицерами, — Алленби начал третью битву за Газу и Беэр-Шеву. В то время как османы ожидали прямого нападения на Газу, массивные британские силы застали врасплох слабо защищенную Беэр-Шеву.Вскоре они вынудили османов покинуть Газу в условиях большого хаоса. [42] Это поражение положило начало отступлению Османской империи обратно к Иерусалиму, битва за которое продолжалась с 16 ноября по 8 декабря 1917 года. Стратегия Алленби строилась вокруг мобильных кавалерийских частей и комбинированных пехотно-артиллерийских операций. На протяжении всей кампании он использовал обманные операции, чтобы сбить османов с толку относительно того, где будет происходить главная атака. Османская оборона рухнула, и они понесли тяжелые потери.Командующий в Иерусалиме Али Фуат-паша (1882–1968) бросил вызов совету Фалькенхайна и решил покинуть город, чтобы спасти оставшиеся войска. [43]

Передышка зимой и весной 1918 года дала османам время на реорганизацию своих сил. Они заменили Фалькенхайна Лиманом фон Сандерсом, что немного смягчило неприязнь между османами и немцами. Но Йылдырым теперь был гораздо меньшей силой со значительной нехваткой еды, фуража, боеприпасов, воды и других припасов.19 сентября 1918 года Алленби атаковал многочисленной и хорошо снабженной армией. Быстрое движение его пустынного конного корпуса, защищенного массированным артиллерийским огнем, привело к крупному поражению османов в битве при Наблусе (битве при Мегиддо). Османы сдали около 20 000 пленных. Алленби окружил османские войска и взял еще много пленных, когда Лиман фон Сандерс решил защищать Дамаск вместо того, чтобы отступать на север. Османские войска под командованием Мустафы Кемаля-паши, возможно, отступили и отбивались более организованно, но 25 октября 1918 года Алеппо все же был потерян. [44]

Арабское восстание ↑

Британским войскам в Палестине и Сирии помогали арабские и бедуинские солдаты, восставшие против Османской империи. Назначенный Османской империей хранитель двух священных городов Хиджаза, Хусейн ибн Али, король Хиджаза (ок. 1853–1931) и Шариф Мекки, впервые обратился к британскому верховному комиссару сэру Генри МакМагону (1862–1949) в Египте по поводу возможность британской поддержки антиосманского арабского восстания в апреле 1914 года. При содействии его сыновей, а затем королей Фейсала I, короля Ирака (1885-1933) и Абдуллы, короля Иордании (1882-1951), переговоры Хусейна с Британцы продержались несколько месяцев, прежде чем 5 июня 1916 года объявили восстание.Репрессивное правление Джемаля-паши в Сирии и его жесткое обращение с арабскими националистами, обвиненными в измене во время войны, вероятно, помогли Хусейну обрести последователей после объявления восстания, [45] , в то время как британские субсидии помогли ему привлечь еще больше последователей. В Хиджазе силы Хусейна захватили ряд крупных городов (но не Медину), которые защищал Омер Фахреддин-паша (1868-1948). Томас Эдвард Лоуренс (1888-1935), один из многих сотрудников Антанты, работавших с повстанческими силами, убедил принца Фейсала координировать свои атаки на османов с британской стратегией в Палестине.Османы покинули Дамаск в конце сентября 1918 года. Хотя силы Алленби достигли города первыми, им было приказано позволить Фейсалу войти впереди них как «освободителю». [46]

«Военная экономика»↑

Когда в 1914 году разразилась война, Османская империя уже страдала от внешнего долга в 140 миллионов фунтов стерлингов. У нее также была преимущественно аграрная экономика, и она была, пожалуй, наименее промышленно развитой из воюющих стран. Османская промышленная перепись 1913 года показала, что в границах современной Турции было всего 600 производственных предприятий с десятью или более рабочими.Производство было в значительной степени основано на кустарных формах, и империя сильно зависела от импорта промышленных товаров, что было значительно осложнено войной.

Начавшаяся война вызвала панику на стамбульском рынке и нарушила государственные финансы, что привело к отсрочке выплаты долга, введению специальных военных налогов ( tekalif-i harbiye ) и реквизиций, а также к значительному сокращению заработной платы гражданским и военные чиновники. За годы войны (1914-1918) прожиточный минимум вырос в восемнадцать раз.Для сравнения, в Великобритании и Франции стоимость жизни удвоилась, а в Германии почти утроилась. В Стамбуле цена на картофель (один окка , примерно 1,2 кг) выросла с 1 куруша в июле 1914 года до 36 курушей в январе 1918 года. За тот же период цена на рис увеличилась с 3 курушей за окка до 95 курушей. куруш. Бедность стала настолько распространенной, что даже люди с фиксированной зарплатой, такие как государственные чиновники, обеднели. [47]

Ограниченная железнодорожная сеть империи создавала серьезные проблемы не только для снабжения и передвижения войск, но и для распределения продовольствия.Транспортные проблемы, вызванные неадекватностью железной дороги, усугубились после того, как российский флот разбомбил угольные заводы на побережье Черного моря и перехватил транспортные суда. Османам теперь приходилось импортировать уголь из Германии, чтобы пускать свои поезда. Импорта было недостаточно, поэтому османы использовали древесину в качестве топлива, особенно в южной Анатолии и Сирии. [48] Это означало, что фруктовые или оливковые деревья, которые давали людям пищу и средства к существованию, были вырублены.

Суровые зимы, нашествие саранчи в 1915 году и другие стихийные бедствия также сократили запасы продовольствия.К 1916 году производство пшеницы упало на 30 процентов. Государственная политика в лучшем случае приносила краткосрочное облегчение; в худшем случае это усугубляло нехватку и страдания солдат и гражданского населения. Государство пыталось создать агентства снабжения для обеспечения населения некоторыми предметами первой необходимости, такими как хлеб, но эти усилия вышли из-под контроля, особенно в Стамбуле. «Система военного земледелия» имела ограниченный эффект. Закон 1916 года об сельскохозяйственных обязательствах возложил на те несколько существующих крупных корпораций в городских районах ответственность за обработку определенных участков земли.Закон также требовал, чтобы все фермеры возделывали минимальное количество земли в зависимости от количества быков, которыми они владели. Правительство утвердило полномочия заставлять граждан работать на фермах, столкнувшихся с нехваткой рабочей силы из-за мобилизации. В некоторых случаях армия организовывала женские батальоны для службы в сельском хозяйстве. [49] Министерство снабжения было создано, но только в последний год войны.

Нехватка продовольствия была серьезной проблемой для военных. То ли из-за проблем с транспортом, то ли из-за нехватки продовольствия солдаты на Кавказском и Сирийско-Палестинском фронтах часто жаловались на голод во время боевых действий.Военные врачи сообщали о различных заболеваниях, связанных с голодом и питанием, а именно о цинге, а также отеках войны / голода. [50] Человеческий голод означал, что количество ячменя или других продуктов, которые давали военным животным, используемым для буксировки артиллерии, пришлось уменьшить. Таким образом, уставшие и голодные животные не могли выполнять свою работу; некоторые даже стали пищей для голодных солдат. Нехватка продовольствия была причиной того, что некоторые мужчины дезертировали. Один офицер вспоминал, что «можно было увидеть, как солдаты убивают своих друзей только из-за куска хлеба. [51] Это отрицательно сказалось на способности военных вести войну.

В Стамбуле политика CUP также подорвала поставки продовольствия. Партийные боссы создали монополии на ввоз и распределение дефицитных товаров. Эти монополии и привилегированный доступ к вагонному пространству и разрешения на отгрузку затем были предоставлены в основном мусульманско-турецким купцам и предпринимателям, имевшим тесные связи с партией. Milli İktisat (Национальная экономика) был столпом националистических усилий по созданию национальной мусульманско-турецкой буржуазии.Сторонники Milli İktisat считали, что в экономике доминируют иностранцы и немусульмане-османы. Поскольку государство создавало условия для спекуляции на войне, его попытки регулировать ее не имели большого успеха. Военные спекулянты существовали и в арабских провинциях, где они наживали монетный двор на спекуляции зерном.

Наконец, еще одной серьезной причиной нехватки продовольствия было решение государства депортировать и переселить большие группы населения во время войны. [52] На больших территориях Анатолии фермы остались без присмотра, потому что фермеры были изгнаны.Другие люди просто покинули свои деревни и поля в некоторых частях Анатолии, спасаясь от войны и российского вторжения.

Тыл: женщины, сироты и смертность среди гражданского населения↑

Как отмечалось в предыдущих разделах, как мобилизация всех мужчин призывного возраста, так и депортация армян были крайне разрушительными для общества (конечно, гораздо хуже для армян) и имели тяжелые последствия для экономики во время войны. Хотя ранее были возможны определенные исключения, большой спрос на солдат этой войны впервые привел к призыву на военную службу мужчин, которые были единственными кормильцами для своих семей.Отнимая у семей основных кормильцев, массовая мобилизация истощала сельские районы рабочей силы и вынуждала многих женщин выполнять трудоемкие работы самостоятельно, что значительно снижало производственные возможности семей. Количество женщин в городской рабочей силе увеличилось, но им приходилось работать долгие часы за очень низкую заработную плату. Солдатские жены и матери, пожалуй, в большей степени, чем другие, должны были нести больше эмоционального и материального бремени в одиночку. Государство предложило этим семьям финансовую помощь, но эта помощь не поспевала за ростом цен, и система была чревата проблемами.Некоторые организации гражданского общества также помогали обездоленным семьям солдат. Требуя финансовой помощи, трудоустройства, защиты от дальнейшей военной конфискации их продукции или справедливости в отношении коррумпированных чиновников, женщины оказывались в частых контактах с государственными чиновниками. Они подчинялись различным правилам и правилам, но не были пассивными наблюдателями. Привлекая внимание к жертвам своих мужей и сыновей, они также могли договориться с государством. [53]

Страдания солдатских жен и матерей были частью гораздо более широкой модели и опыта страданий в Османской империи во время войны. Техногенные и природные катаклизмы унесли жизни многих тысяч мирных жителей во всех уголках империи. В декабре 1914 года Багдад пострадал от серии крупных наводнений, которые разрушили тысячи домов и оставили без крова десятки тысяч жителей. За этим последовала в начале 1915 года бубонная чума, от которой, по сообщениям, в период с января по февраль 1915 года умирало от 40 до 50 человек в неделю.Болезни убивали не только местных жителей, но и иностранных чиновников и их родственников, которые, как правило, жили в гораздо лучших и изолированных условиях. В ряде регионов, в том числе в Стамбуле, во время войны была даже эпидемия холеры. [54]

Хотя у нас нет отдельных оценок смертности от голода в восточной Анатолии, которая также серьезно пострадала, по оценкам, только в Большой Сирии от болезней и голода умерло 500 000 человек. Во время войны эта территория и Палестина пострадали как от нашествия саранчи, так и от голода.Хотя арабские националисты в то время в основном обвиняли османов, османские официальные лица утверждали, что блокада прибрежных районов Сирии и Ливана Антантой вызвала голод. Немецкие источники поддерживают позицию Османской империи, но они также показывают, что, хотя османы под командованием Джемаля-паши пытались справиться с ситуацией, доставляя запасы продовольствия в чрезвычайных ситуациях и открывая бесплатные столовые, некоторые из его политик могли усугубить ситуацию, в основном из-за несчастного случая. и неумелость. Имеются веские доказательства того, что британцы и французы использовали свирепствовавший в этом районе голод «как орудие войны. [55]  Али Фуад Эрден (1883-1957), который был начальником штаба Джемаля-паши, отмечал в своих мемуарах, что

по ночам покой и тишину в Бейруте могли нарушать только всхлипы умирающих с голоду. На самом деле эти голоса не будут длиться долго, так как бедные люди скоро умрут. Перед рассветом … мертвых с ночи собрали и свалили на телеги … и отнесли к открытому рву, чтобы похоронить их всех вместе. [56]

Война, болезни, голод, депортации и массовые убийства привели к гибели как взрослых, так и детей, но они также оставили многие тысячи детей сиротами.Во время войны многие дети-мусульмане были помещены в детские дома; в восьмидесяти пяти детских домах проживало около 10 000 таких детей. Известный как «дети государства», во время войны Энвер-паша хотел отправить как можно больше детей мужского пола в Германию в качестве учеников. Там они приобретут различные навыки и по возвращении будут обучать новое поколение рабочих в империи. Однако Германия согласилась лишь на несколько сотен мальчиков. [57] Многие армянские дети также остались сиротами во время депортаций.Собственные заметки Талат-паши показывают, что 10 269 армянских сирот были помещены либо в детские дома, либо в мусульманские семьи. [58] Намерение состояло в том, чтобы ассимилировать этих детей в семьи османских мусульман — турок, курдов и других. Ученые справедливо утверждают, что эти дети и молодые женщины были не «усыновлены», а фактически «похищены». [59] После войны те дети, которых удалось найти или опознать, были спасены армянскими и другими гуманитарными организациями. Однако многие все же остались в мусульманских семьях.Тем не менее, они не обязательно забывали свои армянские корни, даже если они были воспитаны обращенными мусульманами в турецких, курдских или других нетурецких семьях. [60]

Страдания и смерть мирных жителей в тылу не прекратились в ноябре 1918 года, когда закончилась Первая мировая война. Национальная борьба началась в 1919 году и продолжалась до 1922 года, когда побежденная империя — и вновь развивающееся националистическое сопротивление во главе с Мустафой Кемалем — столкнулись с вторжением в свой центр Анатолии со стороны Франции, Италии, Греции и Англии.Продолжающееся состояние войны усугубило опустошение 1914–1918 годов и затрудняет разделение жертв среди гражданского населения за первые четыре года от следующих четырех лет (1918–1922). За эти восемь лет погибло или было убито 20 процентов населения Анатолии. Еще 10 процентов были потеряны из-за эмиграции, а почти половина тех, кому удалось выжить в эти годы, стали беженцами. В большей Сирии уровень смертности в 1914-1918 годах составлял 18 процентов, но, в отличие от Анатолии, эти смерти были связаны с голодом.Масштабы этого уровня смертности в 18-20 процентов для Анатолии и большой Сирии, общей территории, почти в четыре раза превышающей площадь Соединенного Королевства, становятся еще более разительными по сравнению с потерями населения во Франции и Германии, которые составляли менее 5 человек. процентов каждый. [61]

Османские армяне ↑

Называемый одними tehcir (депортация) и «геноцидом» другими, депортация и убийство армян во время Великой войны является противоречивой темой.Краткий обзор здесь не может отдать должное ни предмету, ни существующим обширным исследованиям, но представлено объяснение основных аргументов некоторых ученых. Различные публикации можно условно разделить на две противоположные стороны.

Первая группа ученых обычно утверждает, что османское государство решило депортировать армян в Сирию в 1915 году, потому что они восстали против государства и помогали русским, вторгшимся в восточную Анатолию; поэтому они представляли экзистенциальную угрозу Османской империи.Джастин Маккарти, придерживающийся этой точки зрения, утверждает, что османское государство решило выселить армян из-за их сотрудничества с русскими. В 1915 году, после поражения в Сарыкамыше, Анатолия была открыта для дальнейшего российского вторжения, и «армянские революционные группы… начали восстание… [и] убивали крестьян-мусульман…». этническая чистка мусульман, депортация армян, проживающих в восточной Анатолии, в Дайр-эз-Зор, негостеприимный пустынный регион в Сирии. [62] Подходя к проблеме с точки зрения военной истории, Эдвард Дж. Эриксон описывает Османское государство в 1915 году как столкнувшееся с «экзистенциальной угрозой национальной безопасности в военное время» из-за деятельности «армянских революционных комитетов и незаконных повстанческих групп». ». Он рассматривает депортации как «результат быстро нарастающей и целенаправленной региональной кампании по борьбе с повстанцами». По его мнению, государственная «борьба с повстанцами в западном стиле» была направлена ​​на то, чтобы отделить армянских повстанцев от их опорных баз.Он утверждает, что из 1,5 миллиона армян в империи до войны около 350-400 тысяч «остались в своих домах». [63] Для него это показатель того, что политика Османской империи заключалась не в повсеместном истреблении армян, а только в депортации тех из них, которые считались угрозой для линий снабжения. Для этой группы ученых массовая гибель армян была печальным результатом не из-за преднамеренных попыток государства убить их, а из-за тяжелых условий, болезней, голода, а также изгоев, которые нападали на колонны беженцев по дороге.Однако, как мы узнаем из следующих абзацев, иногда эти «мошеннические» элементы сотрудничали с государственными агентами.

Ученые-противники оспаривают утверждение о том, что армяне представляли «экзистенциальную угрозу» государству; Танер Акчам отмечает, что сообщения о многих армянских восстаниях либо сфабрикованы, либо преувеличены. [64] Аргумент «меры безопасности» также подрывается более широкой схемой депортаций. Эриксон подразумевает, что армян в западных анатолийских провинциях никто не беспокоил.Это не тот случай. Например, в апреле 1915 года сотни видных армян, живших в Стамбуле, были депортированы, а затем окончательно казнены. Точно так же Фуат Дюндар утверждает, что к июлю 1915 года регионы депортации стали включать, среди прочего, западные и центральные анатолийские провинции Анкара и Эскишехир. [65] Из-за своего более узкого внимания к османской военной борьбе с повстанцами Эриксон признает, что его исследование исключает грабежи и массовые убийства армян во время инсценировки или во время транспортировки, которые, как он подтверждает, действительно имели место.Но другие авторы «мер безопасности» не дают адекватного ответа, почему депортированные, в том числе пожилые женщины, явно не способные к пешему маршу, были включены и им дали очень мало времени до того, как они должны были покинуть свои дома. Или, если нападения и убийства армян были совершены негосударственными элементами-изгоями во время инсценировки или транспортировки, почему государство не приняло надлежащих мер безопасности для защиты находящихся под его контролем автоколонн от этих групп? Можно также спросить о выборе Дайр-эз-Зора, пустынного ландшафта, который невозможно возделывать, в качестве конечного пункта назначения для сотен тысяч людей.

Среди ученых, которые видят преднамеренную попытку уничтожить армян, общий аргумент состоит в том, что мелкие восстания были преувеличены или сфабрикованы, чтобы использовать их в качестве предлога для коллективной депортации армян. Однако Танер Акчам также пишет, что изначально существовал реальный страх, что армяне как-то помогут в расчленении империи. Он утверждает, что не случайно решение о депортации было принято 24 апреля 1915 года, за день до сухопутной атаки на Галлиполи, как раз в тот момент, когда дальнейшее существование империи казалось наиболее сомнительным.В этот момент в умах лидеров возникла ситуация «сделай или умри». [66] Он и другие пишут, что после конфискации армянского имущества, разделения и убийства мужчин, которые еще не были призваны на военную службу, женщины и дети были вынуждены пройти пешком огромные расстояния в суровых условиях в пустыню. в Сирии. Они отмечают, что после того, как было принято решение о депортации, руководство CUP на самом деле не собиралось, чтобы они достигли конечного пункта назначения и выжили.Акчам, используя документы Османской империи, акцентирует внимание на цели КЕП по этно-религиозной гомогенизации Анатолии, которая включала сокращение или уничтожение армян. На самом деле, утверждает он, дело армян было не изолированным актом, а скорее частью демографической политики как против нетюрков-мусульман (курдов), так и против христианского населения империи — армян, греков и ассирийцев. [67] Он (а также Дональд Блоксхэм, Ханс-Лукас Кизер и другие) утверждает, что то, что могло начаться как настоящий страх перед будущим Османского государства, превратилось в нечто, равносильное геноциду, путем постепенной эскалации и радикализации. . [68]

Оценки числа погибших армян также значительно разнятся. Акчам утверждает, что оценки «колеблются между 600 000 и 1,5 миллионами». [69] Раймонд Кеворкян утверждает, что погибло около 1,3 миллиона армян. [70] Фуат Дюндар, который также использует документы Министерства внутренних дел Османской империи, пишет, что из 1,5 миллиона османских армян к концу войны в живых осталось только 55 процентов. При переселении в Зор или куда-либо еще одна из политик, которой придерживалось государство, утверждает Дюндар, заключалась в том, чтобы число оседлых армян не превышало 10 процентов мусульманского населения, проживающего в том же районе. [71] Для Акчама политика «10 процентов» является фактическим свидетельством того, что государство намеревалось уничтожить большую часть депортированных армян, потому что только путем убийства более 1 миллиона можно было превратить в 10 процентов местного населения в 1,68 миллиона человек. [72]

Исследование провинции Диярбакыр, проведенное Айханом Актаром и Абдулхамитом Кырмызи, свидетельствует об активном сотрудничестве между губернатором провинции и якобы «изгоями», которые убивали беженцев. Изучая аграрные вопросы и привлекательность конфискованного армянского имущества, они подчеркивают, как губернатору помогали добровольные местные жители, в том числе «курдские узурпаторы» (« mütegallibe ») и лидеры племен, в уничтожении почти всех 56 166 армян. Диярбакыр. [73]

В то время как губернатор Диярбакыра и официальные лица из разных районов, возможно, были более чем готовы депортировать и даже организовать убийство армян, были и другие, кто не участвовал и отказывался от приказов о депортации. [74] Обычно их снимали и заменяли. Были и те, кто наблюдал за судьбой депортированных с сочувствием, хотя бы на расстоянии и не вмешиваясь. Османский солдат, окончивший медресе, проезжая через южно-анатолийский город Ислахийе к востоку от гор Аманос (ныне Нур Даглары) на пути к иракскому фронту, встретил обездоленных и голодных армян — «в основном женщин и детей, и [только] несколько мужчин, число которых можно было сосчитать вручную», — которые едва выживали в явно неподходящих палатках.Накануне, в январе 1916 года, он проехал через Гасанбейли, «большинство армян» город близ Ислахие, который теперь «в значительной степени опустел». Местные жители рассказали ему, что на покрытых лесом крутых холмах, окружающих город, когда-то были «тысячи непогребенных и брошенных трупов армян». Но к 1916 году «они были полностью съедены дикими животными». Эти «убийства», писал солдат, «имели место во время депортаций ( tehcir ve icla )». Он продолжал: «Воистину, когда мы шли долиной, чувствовался запах крови, несправедливости и зла ( kan kokusu, zulüm ve şer ). [75]

Послевоенное правительство Османской империи учредило военные трибуналы, чтобы лично или заочно судить лидеров военного времени и других лиц, обвиняемых в преступлениях против армян. Судебные разбирательства и документы судов, а также документы Министерства внутренних дел Османской империи использовались учеными, чтобы показать разрушительные намерения депортаций. В этих процессах официальные лица Османской империи назвали обращение с армянами в империи во время войны «преступлениями против человечности». [76]

Как относиться к депортациям и убийствам 1915-1916 гг., было еще одним предметом споров. «Геноцид», термин, изобретенный в 1940-х годах, является предпочтительным описанием для ряда ученых, но камнем преткновения для других. Очевидно, что те, кто рассматривает депортации как «меру безопасности», полностью отвергают ее. Тем не менее, есть те, кто в целом принимает масштабы уничтожения армянской общины и даже радикальные намерения руководства КЕП, но для которых термин «геноцид» представляет проблемы.Ключевыми вопросами, по-видимому, являются «деструктивный умысел» и вопрос о мотивах. [77] Для них «признание событий 1915 года как случая этнической чистки, avant la letter , гораздо менее проблематично». [78]

Мудросское перемирие ↑

Возможно, поражение болгар в Салониках в начале сентября 1918 г. не только поражением в Палестине и Сирии, но и убедило османов в необходимости заключения перемирия. Когда британцы угрожали Фракии и Стамбулу, османы вступили в переговоры.30 октября 1918 года они подписали перемирие на палубе линкора «Агамемнон », пришвартованного в Мудросе на острове Лемнос. После перемирия британцы двинулись оккупировать Мосул вопреки положениям договора, поскольку боевые действия продолжались на Кавказе и в Хиджазе (западная Аравия). Однако Фахреддин-паша, защитник священного города Медины, отказался сдаться. Сначала он запросил прямой письменный приказ от самого султана, но как только поступило что-то в этом роде, он заявил, что сдастся только «командиру союзников», а не «мятежным» шарифским арабским силам.Наконец, Фахреддин был арестован группой «мятежных» офицеров под его командованием и 9 января 1919 года передан силам Абдуллы.

Заключение↑

К началу ноября 1918 года победители заняли столицу Османской империи Стамбул. Франция и Англия также непосредственно оккупировали или контролировали бывшие османские провинции или территории Ирака, Сирии, Ливана и Палестины; кроме того, Франция и Италия также оккупировали соответственно юго-восточную и юго-западную часть Малой Азии. В мае 1919 года Великобритания дала Греции зеленый свет на вторжение в западную Анатолию, начиная с города Измир.Правительство Османской империи подписало Севрский договор в августе 1920 года, который создал зоны влияния и оккупации Антанты на большей части Анатолии, независимое государство Армения, а также британские и французские мандаты в Ираке, Палестине, Сирии и Ливане. Однако, хотя оккупация продолжалась и были созданы мандаты, договор так и не был ратифицирован. Турецкое националистическое движение сопротивления, развернувшееся под руководством Мустафы Кемаля в Анкаре, отвергло его. То, что вызвало сопротивление, было греческим вторжением, приведшим к тому, что стало известно как Война за независимость.Некоторое время существовало два конкурирующих правительства; Султанат базировался в Стамбуле и в значительной степени контролировался оккупационными силами, а националистическое правительство базировалось в Анкаре. Победа турецких националистов в 1922 году над оккупантами в конечном итоге привела к более благоприятному Лозаннскому договору 1923 года. Националистическое собрание в Анкаре проголосовало за упразднение султаната в ноябре 1922 года, и последний османский султан покинул страну позже в том же месяце. 29 октября 1923 года была провозглашена Турецкая Республика.


Юсел Яникдаг, Ричмондский университет

Редакторы раздела: Элизабет Томпсон; Мустафа Аксакал

Али-паша и битва при Лепанто

Истинное подобие обезглавленного турецкого офицера Али Басса [Али-паша], анонимная немецкая листовка, ок. 1571 г., ксилография с трафаретом и ручная раскраска на верже с высокой печатью. Музей №. Е.912-2003

Этот удивительный и редкий отпечаток был опубликован в Германии, вероятно, вскоре после морской победы союзников-христиан над турками в битве при Лепанто в 1571 году.Али-паша, побежденный турецкий флотоводец, показан в полный рост, в кафтане из дорогого узорчатого шелка. Его экзотическая одежда, тюрбан и длинный головной убор из перьев указывают на его высокое положение. Хотя он показан живым, на заднем плане видна деталь его головы на конце шеста. Позади Али-паши находится турецкий флагман, на котором он был ранен и впоследствии обезглавлен.

Подобные гравюры должны были быть сделаны и проданы в больших количествах. Возможно, они служили формой прокламации, расклеенной в общественном месте.Они были рассчитаны на широкое распространение и стоили дешево. Сообщения были простыми и прямыми. Подавляющее большинство таких отпечатков было куплено случайно и с небрежным обращением, и очень немногие сохранились. Этот оттиск на каком-то этапе был свернут и, возможно, был вставлен в книгу, что, возможно, обеспечило его сохранность. Оборотная сторона листа, по-видимому, использовалась для поспешных подсчетов.

Историческая справка

Битва при Лепанто произошла между Священной лигой, состоящей из Испании, Венеции и папства, и Османской империей, которая располагалась южнее Польши и России.Две трети кораблей Священной лиги были итальянскими, но большую часть финансирования внесла Испания. Священная лига под командованием дона Хуана Австрийского встретила османский флот под командованием Али-паши в Лепанто 7 октября 1571 года.

Между османами-мусульманами и испанцами-католиками в Средиземноморье давно существовала напряженность. Испания захватила Триполи и Бужи в 1510 году, а в 1551 и 1555 годах османы отбили их. К концу 1550-х годов испанцы почувствовали, что их береговой линии угрожают наступающие османы, и были опасения, что обращенные мусульмане (мориски) в Испании помогут османскому вторжению: между 1568 и 1570 годами произошло серьезное восстание морисков в Гранаде. .В 1570 году османы захватили Кипр у венецианцев. Это было последнее государство крестоносцев, все еще находившееся в руках Западной Европы, и султан Селим провозгласил его королем Иерусалима. Кроме того, венецианские силы не смогли помешать западным корсарам использовать кипрское побережье для нападения на мусульманские паломнические корабли, направлявшиеся в Египет и Мекку.

Священная лига одержала победу в битве при Лепанто, потеряв двенадцать галер против ста семнадцати османских.Османы недооценили боевую мощь флота противника. Они слышали о напряженности внутри Священной лиги и предполагали, что венецианцы дезертируют, а разведывательная миссия, проведенная за два дня до битвы, сообщила, что кораблей Священной лиги было значительно меньше, чем было на самом деле. Хотя у османов по-прежнему было больше кораблей, они уступали по количеству бойцов и артиллерии.

Али-паша, командующий войсками против Священной лиги, также известный как Муэдзинзаде Али-паша.Он был женат на одной из дочерей султана и был назначен на должность капудана великим визирем Мехмедом Соколи. Он сражался с корабля под названием «Султана», а в битве при Лепанто столкнулся с «Ла Реаль», кораблем лидера Священной лиги Дона Хуана Австрийского. Али-паша был известным лучником, и говорят, что пущенная им стрела пронзила и нагрудник, и спину солдата на реке Ла-Реаль. Испанские войска на реке Ла-Реаль дважды отбивались от «Султаны».При их третьей попытке добраться до грот-мачты Али-паша был либо убит, либо серьезно ранен пулей в голову. Он был обезглавлен испанским солдатом, который принес свой трофей своему командиру. Некоторые источники говорят, что тогда дон Хуан насадил голову Али-паши на пику, а другие говорят, что дон Хуан был так взбешен неуважением, проявленным к его противнику, что приказал убить и голову, и человека, отрубившего ее. выбросили за борт.

Неопределенность событий и героический свет, пролитый на различных членов обеих сторон, показывают, насколько мифы окружили битву.Один историк битвы рассказывает, как она «в то время была наделена чудесной аурой». Это был последний раз, когда папство имело возможность направить насилие против соперника христианства до того, как религиозные войны между католиками и протестантами разделили Европу. До битвы при Лепанто с древних времен не велось ни одного галерного сражения такого масштаба, и оно никогда не повторялось. Возможно, именно это ощущение того, что это была последняя битва, превратило ее в столь прославленную победу. Действительно, в то время это приветствовалось как конец мусульманской угрозы христианству, которая, как утверждалось, ощущалась особенно глубоко из-за современного представления в христианских странах о том, что все человечество находится в кризисе.По их мнению, победить османов при Лепанто означало избавиться от одной из величайших угроз безопасности Запада.

Однако в конечном счете битва оказалась нерешительной. Не было постоянного приспособления к власти в Средиземноморье. «Папа-крестоносец» Пий V умер в 1572 году, и в следующем году Венеция вышла из союза со Священной лигой, не достигнув своей цели вернуть Кипр. Османы быстро оправились и захватили Тунис в 1574 году. Филипп II, король Испании, был почти банкротом и не мог их предотвратить.Дальнейшие попытки Испании и Португалии расширить свои территории в Северной Африке были отбиты. Тем не менее, османы также воевали в Персии и не имели ресурсов для продолжения наступления в Средиземном море. В 1578 г. с Испанией было согласовано неофициальное прекращение вооружений, а в 1580 г. это стало постоянным перемирием.

Несмотря на это, битва при Лепанто очень часто изображалась в то время как победа христианских сил над мусульманами: как добро над злом, хотя сегодня мы знаем, что мусульмане в шестнадцатом веке были не более и не менее жестокими, чем западноевропейцы. , и были гораздо более цивилизованными.Кроме того, они были гораздо более терпимы к иудаизму и христианству, чем христиане к исламу и иудаизму.

Тем не менее, обе стороны рассматривали конфликт как религиозную битву. В письмах османских генералов христианские силы называются «неверными», в то время как письма внутри Священной лиги называют битву делом Бога. Для Священной лиги значительную роль играли военные монашеские ордена, такие как Орден Святого Иоанна и Орден Санто-Стефано. Годовщина битвы при Лепанто до сих пор отмечается католической церковью в празднике Богоматери Розария.

Наследие битвы при Лепанто было сильным, поскольку это было одно из первых крупных событий, произошедших после того, как технология печати стала широко распространенной, и это была редкая возможность для художников позднего Возрождения изобразить современную победу. Поэтому в то время он получил широкое освещение как в печатных, так и в художественных источниках. Османов прославляли как героических, достойных противников, и эта победа отмечалась по всей Западной Европе как великий триумф христианства, как избавление христианского мира от угнетателя, даже кажется, в тех областях, где протестантизм отдавал предпочтение католицизму, например как в Германии.Возможно, празднование там было, как цинично выразился один историк, в большей степени связано с тем фактом, что битва отвлекла внимание папы от все более могущественного протестантского направления христианства, которое, при католическом внимании в других местах, смогло укрепить свою власть.

Битва за Галлиполи: стратегический взгляд, 1915 год

Scientific American рассмотрел более широкий контекст битвы за Галлиполи.
На этой неделе Первой мировой войны: 24 апреля 1915 г.

Гигантские орудия HMS Queen Elizabeth , самого мощного линкора на плаву, когда он обстреливал турецкие форты на берегу.Главная батарея 15-дюймовых орудий была впечатляющей, но не особенно полезной против хорошо замаскированных наземных целей. Изображение: Scientific American , 13 апреля 1918 года

25 апреля 2015 г. исполняется 100 лет со дня важного сражения в Первой мировой войне: это было крупное поражение союзников (Британии, Франции и России) и великая победа турок-османов (и их союзников Германии). и Австро-Венгрия). В этот день в 1915 году войска Австралии, Новой Зеландии, Великобритании и Франции высадились на полуострове Галлиполи, всего в 130 милях от Константинополя, столицы Турции и сердца Османской империи.После девяти месяцев ожесточенных боев и после почти четверти миллиона потерь с каждой стороны союзники были вынуждены отступить, и в январе 1916 года они эвакуировали последние свои силы.

Но зачем нападать на Галлиполи?

Османская империя с некоторой неохотой вступила в войну на стороне Германии и Австро-Венгрии 11 ноября 1914 года. Британцы, французы и русские считали, что вывести Османскую империю из войны будет относительно легко короткий путь к столице и сердцу империи, Константинополю.Считалось, что «с Константинополем в руках неприятеля весь турецкий план кампании рухнет» [ Scientific American, , 20 марта 1915]. В более широком стратегическом контексте ключевой целью войны союзников была экономическая блокада Германии и Австро-Венгрии, чтобы лишить их возможности импортировать сырье для ведения войны промышленного масштаба. В этом контексте захват столицы Османской империи был бы «последним звеном в неразрывной цепи, которая с захватом Константинополя и последующим вступлением в войну Италии и Балкан будет непрерывно простираться от западного побережья Норвегии через Северное море, Средиземное море, Балканы и Россию к восточным берегам Балтийского моря.[ СА, 20 марта 1915]

Британские войска ведут огонь из 60-фунтовой гаубицы у мыса Хеллес, вероятно, июнь 1915 года. Изображение: Scientific American , 4 декабря 1915 года

Восприятие Османской империи как слабой в военном отношении и политически неустойчивой, а потому легко побежденной, возможно, помогло подтолкнуть решение о нападении. Империя проиграла недавние войны против Италии в 1912 году и балканских государств Сербии, Греции, Черногории и Болгарии в 1913 году. Было известно, что военно-морской флот (за исключением двух недавних пополнений из Германии) находится в плачевном состоянии.Еще в 1897 г. (по случаю войны с Грецией) Scientific American иронизировал, называя Османскую империю «полуварварской, полуцивилизованной» [ SA, , 8 мая 1897]. Была возможность не только быстро победить, но и, возможно, получить легкую добычу. Империю называли «больным человеком Европы», и на протяжении десятилетий ее территория была отрезана восходящими европейскими державами в великой и хищнической игре империалистической геополитики:

75-миллиметровая пушка Османской империи.Небольшой, но легко транспортируемый. Высокоэффективен против небронированных британских морских тральщиков, не сумевших разминировать Дарданеллы; полезен против войск союзников, занимающих низину на полуострове Галлиполи. Изображение: Scientific American , 5 декабря 1914 года

«Расчленение Турции — это цель, к которой неуклонно стремилась Европа после потери Святой Земли христианского мира. Это также станет последней главой в долгой истории коммерческого завоевания Европы Западной Азии.В пользу этого раздела действуют три причины: страна богата природными ресурсами; его придерживаются люди, чья неспособность превратить дары природы в пользу или прибыль исторически очевидна; он занимает господствующее положение в отношении торговли Европы с Азией или Африкой. Эти три пункта являются основополагающими в решении турецкой проблемы. Европейских наций, наиболее живо вовлеченных в расчленение владений султана, четыре: интерес Великобритании рождается из отношений Империи с Египтом и Индией.Причина российского прогресса зависит от доступа страны к теплым морским портам. Германия, новичок на сцене и сухопутная держава, занята расширением своей территории. Для ее сыновей Турция предлагает привлекательную территорию для колонизации и в то же время сухопутный путь, который сделает их независимыми от морского пути, проходящего через Суэц на восток. Как колониальная держава первой величины, не менее чем из-за миллионов своих магометанских подданных, Франция не может быть незаинтересованной в судьбе центральных земель ислама.” [ Scientific American Supplement, , 14 апреля 1917 г.]

Стратегическая карта с указанием стран и железных дорог: Галлиполи и Дарданеллы находятся в правом нижнем углу карты. Изображение: Scientific American , 28 августа 1915 года

В 1915 году первой попыткой пробиться к порогу Константинополя была атака с моря по узкому водному пути, называемому Дарданеллы. Тактика была предпринята, несмотря на хорошо известные трудности, такие как это предупреждение, сделанное почти два десятилетия назад: «Кажется, по обе стороны узкого водного пути природа сговорилась затруднить проход захватчика.Не отстал и человек, помогая ее замыслам. Возводя оборонительные сооружения вдоль обоих берегов, он старался искусством улучшить естественные возможности этого места» [ SA, , 25 января 1896 г.]. Военно-морские усилия, о которых сообщалось в блогах от 20 марта и 3 апреля, начались хорошо, но благодаря ловкой оборонительной работе турок быстро обернулись сокрушительным провалом.

Немедленно началось планирование наземного штурма. Цель атаки состояла не в том, чтобы заставить пехоту маршировать к Константинополю, а в том, чтобы уничтожить форты и орудия, возвышающиеся над узким водным путем Дарданелл, чтобы тральщики могли расчистить путь для британских и французских военно-морских кораблей, чтобы они могли относительно беспрепятственно войти в Мраморное море и Константинополь.Опять-таки из номера от 25 января 1896 г. была такая заметка: «Есть, однако, одно слабое место в обороне Дарданелл, которое есть незащищенность от удара с тыла фортов на европейской стороне. Армия, прикрытая достаточным флотом, могла бы без особого труда высадиться на побережье полуострова… в Саросском заливе».

К 1915 году были более веские причины для сухопутного нападения на турок-османов: русские терпели поражение от возродившейся турецкой армии.На Западном фронте в Европе армии Франции и Великобритании столкнулись с армиями Германии в горьком тупике с небольшими шансами на прорыв с обеих сторон, но все же нанесли огромные потери и поглотили огромные ресурсы. Кроме того, существовала надежда, что получение в качестве приза привлекательных послевоенных территорий может побудить другие страны вступить в войну: «крах Турции высвободит, вероятно, от 300 000 до 400 000 британских и русских солдат для усиления союзных войск». армии на восточном и западном театрах военных действий.Кроме того, это вполне могло бы послужить вовлечению в конфликт Италии и балканских народов, движимых их желанием иметь авторитетный голос в переустройстве границ, которое обязательно должно произойти по окончании войны» [ SA, March 20. 1915]

После длительной задержки (которая позволила туркам укрепить свою оборону) союзники высадились на полуострове Галлиполи 25 апреля 1915 года. атака.В отличие от некомпетентности союзников, турки, упорно и умело сражаясь (и при поддержке своих немецких советников), в полной мере воспользовались возвышенностью и использовали свои скудные ресурсы с максимальной эффективностью. Тяжелые бои продолжались месяцами. «В Дарданеллах, на полуострове Галлиполи, англичане и французы отчаянно сражались против турок и добились успехов, которые хотя и измеряются долями миль, но очень важны, так как они приближают их к фортам, которые являются ключ к проливам» [ SA, 24 июля 1915].

Даже когда боевые действия продолжались, в коридорах власти, в прессе и в Scientific American :

обсуждались обвинения в стратегических и тактических ошибках.

«Только здесь, в отношении Дарданелльской операции в целом, следует сказать, что попытка форсировать проливы морской демонстрацией без помощи сухопутных войск была одной из самых грубых ошибок за всю войну. Первые сообщения об этой авантюре были оптимистичными и вызывали надежду на успех, совершенно не оправданную фактами.Ходили слухи, что союзники ожидали, что Греция предоставит сухопутную армию для сотрудничества; но это никогда не было подтверждено. Нынешние операции обещают успех после медленных и тяжелых боев. То, что полуостров Галлиполи отвоевывается союзниками, — еще одна дань морскому могуществу; ибо каждого человека, ружье и каждый фунт продовольствия для большой армии нужно было перевозить морем, а сама армия снабжалась провизией и боеприпасами с моря ». [ SA, 7 августа 1915].

Чтобы читатель не заблудился геополитически: Болгария и Румыния образуют прямую сухопутную связь между Германией, Австро-Венгерской империей и Турцией.Несмотря на то, что Румыния по-прежнему оставалась нейтральной (но в конечном итоге связала свою судьбу с Великобританией, Францией и Россией), поставки могли быть отправлены по суше из Центральных держав в Турцию. На стороне союзников они стремились установить жизненно важную связь, которая очень помогла бы их военным усилиям, водный путь через Черное море, Дарданеллы и Средиземное море:

«Богатства пшеничного пояса России были заперты в Черном море и требовали выхода. Острая потребность русских в боеприпасах, которые мог поставить только Запад, требовала входа.Прохождение Дарданелл было единственным решением обеих проблем. Французы и англичане на Галлиполи сильно теснили турок, турецких боеприпасов становилось мало. Крик о помощи к Германии был решением турок. Перевозка помощи через Румынию была самым простым ответом и предусматривала кратчайший путь». [ SA 23 октября 1915 г.]

Но союзников ждала еще одна геополитическая катастрофа. Начиная с 7 октября 1915 года, болгарские, немецкие и австро-венгерские войска вторглись в Сербию.Для союзников самым быстрым способом помочь Сербии было отправить подкрепление через все еще нейтральную (по крайней мере, технически) Грецию. Но сил, спешно высадившихся в Салониках, было слишком мало, и они прибыли слишком поздно, чтобы помочь сербам. Поскольку Сербия прочно находилась в тисках Центральных держав, между Германией и Турцией теперь была открыта железнодорожная линия, что увеличивало припасы и подкрепления, чтобы помочь турецкой обороне. С открытием этой железнодорожной линии судьба наступления союзников на Галлиполи была решена. В редком мнении, осуждающем колеблющихся британцев, которые месяцами обещали послать войска на помощь сербам, Scientific American сказал:

«Англичане просто уклонились от своих обязанностей так же, как они это сделали в случае с Бельгией в начале войны, а также, так же, как и тогда, в абсолютной панике от результата.Итог всего этого теперь таков, что тевтоны [пренебрежительный термин для немцев] уже открыли водный путь в Константинополь, а в скором времени откроют и железнодорожный путь. Это означает неизбежный провал Галлиполийской кампании. Достаточно ли широки британцы, чтобы признать, что, по крайней мере, в настоящее время они должны признать свое поражение, — это другой вопрос. Что-то из британской гордости и престижа должно пострадать, если британской армии придется уступить огромной оборонительной силе турок, но вскоре возникнет ситуация, если она действительно уже не возникла и не кажется таковой, когда силы на полуострове окажутся в отчаянном положении из-за дополнительных поставок турок из Германии, и тогда отход будет осуществлен только с ужасными потерями.[ SA 23 ноября 1915]

7 декабря 1915 г. британское правительство признало, что войскам придется эвакуировать свои непригодные позиции, и до 9 января 1916 г. 140 000 союзных войск были выведены с полуострова Галлиполи.

В нашем полном архиве войны под названием Scientific American Chronicles: World War I есть много статей об артиллерии за 1914–1918 годы. Его можно приобрести на сайте www.ScientificAmerican.com/wwi

Эта битва 16-го века создала современный Ближний Восток – Дипломат

Реклама

Чалдиран (چالدران) сегодня представляет собой небольшой сонный городок на северо-западе Ирана недалеко от турецкой границы.Тем не менее, почти пятьсот лет назад, в тот самый день, 23 августа 1514 года, равнины за Чалдыраном стонали под тяжестью людей и лошадей и грохотали от канонады и мушкетов.

Битва при Чалдыране — одно из самых поворотных сражений в истории Ближнего Востока. Это была не малоизвестная сноска в истории, а битва ключевой важности, результаты которой до сих пор отражаются на современном Ближнем Востоке. Определив границы и демографию Персидской империи Сефевидов и Турецкой Османской империи, Чалдыранская битва определила контуры современного Ближнего Востока.

В начале 16 века две империи боролись за восточную Турцию и Плодородный Полумесяц (Ирак и большую Сирию). Одной из них была суннитская Османская империя, базировавшаяся на западе Турции и в Константинополе (Стамбуле). Хотя его правящим классом были турки, большинство его подданных по-прежнему составляли христиане с Балкан. Другая империя была новым творением эпохи – империей Сефевидов. Империя Сефевидов была основана лидером шиитской суфийской секты Сафавийя Шахом Исмаилом, который имел смешанное турецкое, персидское и курдское происхождение.Начав серию завоеваний с небольшого княжества в Азербайджане на северо-западе Ирана, Исмаил впечатляюще выиграл свое первое сражение в 1501 году в возрасте 14 лет. К 1510 году, всего девять лет спустя, он завоевал все Иранское нагорье и город Багдад. . Восточные походы Исмаила остановили узбекскую власть и помогли принцу по имени Бабур создать свою империю Великих Моголов.

Внезапное расширение империи Сефевидов представляло серьезную территориальную угрозу Османской империи; Сефевиды еще больше дестабилизировали османов, распространяя шиитский ислам среди тюркских племен восточной Турции (большая часть сил Исмаила состояла из турок-шиитов-гызылбашей).Тогдашний османский султан Селим I решил противостоять сефевидской угрозе напрямую, двигаясь на восток, подавляя турецкие племена восточной Турции и прибыв в Чалдыран, где 23 августа 1514 года сражались сефевиды и османы. Битва закончилась решающей победой турок, этому способствовало их владение пороховой технологией. Их победа закрепила постоянное османское правление над восточной Турцией, большей частью Курдистана (за исключением части, которая осталась у Сефевидов и стала в основном шиитской) и Ираком. Сефевиды, которые сильно зависели от кавалерии и минимально использовали порох, были потрясены своим поражением, которое было первым и последним поражением Исмаила.Он никогда больше не участвовал в битвах и провел следующие десять лет своей жизни в пьянстве. Он умер в 1524 году.

Дипломатическая сводка

Еженедельный информационный бюллетень
N

Получайте информацию о новостях недели и развивайте сюжеты, которые можно посмотреть в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Получить информационный бюллетень

Битва при Чалдиране оказала огромное влияние на формирование современного Ближнего Востока, его границ и демографии. Наиболее важным наследием Чалдыранской битвы является то, что она привела к созданию относительно компактного, ориентированного на персов, шиитского национального государства на Иранском нагорье.Поражение Сефевидов при Чалдыране помешало им построить обширную империю, охватывающую большую часть Ближнего Востока, лишив их контроля над восточной Турцией и большей частью Ирака. Это привело к границе между современным Ираном, Турцией и Ираком (преемниками Османской империи) сегодня и гарантировало, что подавляющее большинство арабов и курдов в регионе остались суннитами.

Нравится эта статья? Щелкните здесь, чтобы подписаться на полный доступ. Всего 5 долларов в месяц.

Многие историки считают, что это было хорошо, что империя Сефевидов оставалась компактной, а не расползалась по Ближнему Востоку, потому что тогда она чрезмерно расширилась бы, только чтобы рухнуть.Относительно небольшой размер империи, в отличие от ее более крупных соседей, империи Великих Моголов и Османской империи, позволил бюрократической консолидации региона, который ранее переживал несколько сотен лет политической нестабильности. В результате государство Иран имеет большую согласованность с ним, чем его соседи, многими из которых османы управляли косвенно через племенных посредников.

Более важная, чем консолидация национального государства в Иране, битва обеспечила распространение шиитского ислама в Империи Сефевидов.После битвы Сефевиды агрессивно продвигали шиитский ислам на своих территориях, чтобы консолидировать и отделить свою империю от соседей-суннитов. Хотя это привело к тому, что империя Сефевидов была окружена морем суннитского ислама, историки также считают, что это гарантировало, что империя не будет поглощена османами-суннитами. Чтобы шиитский ислам был безвозвратно принят населением, Исмаил обязал шиитов проклинать первых трех суннитских халифов, оскорбляя суннитов и приводя к продолжающемуся антагонизму между суннитами и шиитами во всем регионе.Хотя многие иранцы могут сожалеть о том, как Иран стал шиитским, они с гордостью принимают свою шиитскую идентичность как маркер своей особой идентичности.

Важно отметить, что Исмаил решил навязать шиитский ислам на своих территориях отчасти и по религиозным причинам. Хотя сегодня широко известно, что Иран является шиитским, не так широко признается, что это было не так до прихода к власти Империи Сефевидов. Суннитский ислам (и зороастризм до него) был нормой в Иране, как и во всем исламском мире, шииты были разбросаны по всему исламскому миру небольшими локальными группами — подобно тому, как евреи были сосредоточены в определенных районах по всей Европе, не образуя большинство в каком-либо регионе.Завоевания Исмаила привели к созданию большого шиитского блока посреди ранее суннитского региона и, по сути, были расширением одной небольшой концентрации шиитского ислама на северо-западе Ирана.

Реклама

Большинство регионов, в которых сегодня проживает преимущественно шиитское население, являются теми, которые были либо частью империи Сефевидов, либо находились под ее влиянием. Эти регионы включают Иран, Азербайджан, Бахрейн, южный Ирак, а также западный и центральный Афганистан.Эти регионы почти полностью окружены регионами с суннитским большинством, которые начинаются почти точно там, где заканчивались границы империи Сефевидов. По иронии судьбы, исключением из этого правила является южный Афганистан, поскольку именно попытка Империи Сефевидов насильственно обратить пуштунских афганцев Кандагара в шиитский ислам спровоцировала восстание, приведшее к падению Сефевидов в 1722 году. отвечает за «где» и «почему» большинство мусульман-шиитов на Ближнем Востоке сегодня.

С другой стороны, битва при Чалдыране привела к трансформации Османской империи и ее господству над большинством арабских земель. Когда османы закрепили свой восточный фланг, присоединив Курдистан и Ирак, они смогли повернуть на запад, завоевав Египет и Левант в 1517 году. Всего за несколько коротких лет османы приобрели арабское мусульманское население, которое значительно превосходило численность правящих турок и христиане, которые ранее составляли большую часть империи. Таким образом, большинство арабов потеряли свою независимость в пользу османов как прямое или косвенное следствие Чалдырана.Кроме того, в результате Османская империя стала более мусульманской, ортодоксальной и традиционной, что уменьшило ее способность усваивать уроки Европы.

Османское правление поддерживало суннитский ислам (в конце концов, османский султан утверждал, что он халиф) на большей части арабского центра, но также привело к относительному пренебрежению арабами и арабским языком. Османы, как правило, управляли арабами косвенно, в отличие от своего турецкого центра, которым управляли тщательно. Возможно, это было следствием наличия такой большой, разрастающейся империи.Наследие отсутствия государственного строительства очевидно в арабских странах и по сей день.

Сегодня, когда приближается 500-летие этой эпохальной битвы, мы должны задуматься о ее исходе и о том, как она создала современный Ближний Восток. Когда мы рассматриваем различные племенные, этнические и религиозные расколы, составляющие Ближний Восток, а также относительно успешное образование турецкого и иранского государств, мы видим результаты Чалдыранской битвы. Хотя само поле битвы не увековечено никаким памятником, за исключением могилы двух визирей Исмаила, его воздействие может быть достаточно памятным.

Как османы победили британскую армию

После смерти Аскери полковник Нуреттин Бей (известный как Нуреттин Ибрагим Коньяр после 1934 года), который позже также сыграл важную роль во время турецкой войны за независимость, принял командование османскими войсками в качестве главнокомандующего в Ираке. Полковник, также известный как «Бородатый Нуреттин», прибыл в Багдад 19 мая 1915 года.

Британские войска под командованием генерала Джона Никсона, с другой стороны, увеличили численность своих войск, повысив свое военное присутствие в регионе до уровня корпуса.Никсон назначил генерал-майора Чарльза Вере Феррерса Таунсенда командующим Шестой индийской дивизией британской армии. Таунсенду было приказано преследовать отступающие османские войска и, если возможно, захватить Багдад.

Зная, что численность регулярных войск в регионе недостаточна, полковник Нуреттин-бей контролируемо отвел своих солдат в сторону Багдада посредством тактических боев, которые должны были замедлить продвижение британских войск.Британская армия захватила Амару и Насирию в июне и июле соответственно. Османские войска, отступившие без потерь, сформировали новую линию обороны севернее Кут-эль-Амары.

Британская кампания все больше становилась серьезной проблемой как для Османской империи, так и для ее союзника Германии. Военный министр Энвер-паша собрал силы в Иране и Ираке с новыми подкреплениями под названием 6-й армии и назначил ее командующим 72-летнего немецкого фельдмаршала Фольмара фон дер Гольца.

27 апреля 1915 года британские войска атаковали линию обороны Османской империи над Кут-аль-Амарой. После двух дней боев город пал перед британцами. Генерал-майор Тауншенд укрепил город рвами, высокими траншеями и артиллерией, поскольку это место должно было стать оперативным центром его кампании в Багдаде.

Полковник Нуреттин Бей отвел своих солдат к последней линии обороны османской армии в Салман-Пак, к югу от Багдада.Полковник Халил-бей, командующий правым крылом 3-й армии в Восточной Анатолии, который был отправлен в регион для поддержки по приказу Энвер-паши, 15 ноября перешел под командование полковника Нуреттин-бея с двумя дивизиями, которыми он командовал. Халил-бей приходился Энвер-паше дядей, хотя на самом деле был на год младше его.

Британский генерал-майор Тауншенд приказал своим войскам атаковать османские войска 22 ноября 1915 года. Не имея возможности продвинуться вперед после ожесточенных дневных боев, британские войска начали отступать.

Османские войска последовали за бегущими британскими солдатами. Кавалерия Нуреттина-паши часто атаковала отступающие части противника, что вынудило Таунсенда укрыться в Кут-эль-Амара. Британский генерал подсчитал, что они могут выдержать осаду в течение двух месяцев с имеющимися у них боеприпасами и продовольствием, и думал, что они смогут снова атаковать Багдад, как только получат помощь из Басры. Однако все пошло не так, как он ожидал.

.

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован.