Кто разгромил османскую империю – Государственный переворот в Османской империи (1913) — Википедия

Содержание

Турецкий армагеддон. Как погибла Османская империя

100 лет назад, 19 сентября 1918 года, британские войска начали самую блестящую операцию на Ближнем Востоке в ходе войны – битву при Мегиддо, или Армагеддонскую битву. В турецкоязычных источниках эта операция известна под названиями «Разгром в Наблусе», или «Битва при Наблусе». Палестинская операция, в короткие сроки привела к капитуляции еще одну союзницу Германии — Османскую империю.

Ситуация на фронте

Кампания 1917 года на Месопотамском и Палестинском фронтах оказалась успешной для Антанты. В Месопотамии англичане при содействии русского корпуса Баратова нанесли поражение 6-й турецкой армии в районе Кут-эль-Амара, заняли Багдад.

На Палестинском фронте 31 октября 1917 года началась битва за Беэр-Шеву. 6 ноября османский фронт у Газы и Беэр-Шевы был прорван и турецкие войска начали общее отступление. Союзники вторглись в Палестину и захватили важнейшие населённые пункты — Яффу и Иерусалим. Дальнейшее наступление развивалось чрезвычайно медленно. К концу года утомленность войск и особенно начавшиеся дожди, и бездорожье заставили англичан прекратить наступление. На фронте наступило затишье, которое продолжалось и в начале 1918 года. Британское командование занималось улучшением путей сообщения и строительством железной дороги.

21 января 1918 г. Высший военный совет Антанты принял решение «предпринять решительное наступление на Турцию в целях уничтожения турецких армий и сокрушения сопротивления турок». Положение Османской империи в этот период было критическим. Турецкая армия испытывала острый недостаток вооружения и боеприпасов. Экономика – промышленность, финансы, торговля, сельское хозяйство, которые в мирное время еле дышали, рухнули под тяжестью военных проблем и бездарной политики правительства. Народ и войска голодали. Вещевое снабжение фактически прекратилось. Наблюдался рост эпидемических заболеваний. Солдаты массово дезертировали, численность армии постоянно уменьшалась. Корпуса, которые отправляли на фронт в 1917 году, теряли на пути к передовой до 40% личного состава. В армейских частях обычным делом стали самоубийства и членовредительство. Дезертиры создавали бандитские, четнические отряды, которые отвечали на террор государства, армии и полиции своим террором. Борясь с дезертирством, бандитизмом и сопротивлением национальных меньшинств власти отвечали ещё большей жестокостью. Карательные отряды уничтожали и сжигали целые целения, опустошали области. Таким образом, боеспособность турецкой армии резко упала, а сама страна разваливалась, тонула в хаосе.

Кроме того, турецкое военно-политическое руководство затеяло интервенцию на Кавказе, пользуясь развалом и смутой в России. То есть войска, которые могли бы подкрепить оборону в Месопотамском и Сирийско-Палестинском фронтах, действовали на Кавказе. Брест-Литовский мир от 3 марта 1918 года устанавливал мир между Османской империей и Советской Россией. Однако младотурецкое правительство затеяло интервенцию в Закавказье, ещё надеясь создать «общетюркскую» империю и вознаградить себя за потери в Хиджазе, Палестине и Ираке. В конце апреля 1918 года турки захватили Карс и Батум. Турецкая агентура активно действовала среди горцев Северного Кавказа подзуживая их к восстанию. 15 мая 1918 года турки взяли Александрополь, 15 сентября захватили Баку. Оккупанты устроили в Баку кровавую бойню, вырезали тысячи армян. Военная авантюра турецкой армии на Кавказе, жадность младотурецкого правительства, облегчила британцам разгром Османской империи.

На Месопотамском фронте боевые действия начались в марте 1918 года. Войска 6-й турецкой армии растянулись на 500-километровом фронте от Ханата-Макинского до Евфрата. Силы англичан включали шесть пехотных, кавалерийскую дивизию и многочисленные отдельные части — всего 447 тыс. человек (в боевых частях на передовой было 170 тыс. человек). На мосульском направлении английские войска заняли ряд населенных пунктов (Хит, Кифри, Туз, Киркук), но потом оставили их и отошли на свои прежние позиции севернее Багдада. С мая до сентября было затишье, во время которого англичане вели подготовку к более крупным операциям.


Источник карты: А. М. Зайончковский. Мировая война 1914-1918 гг.

Планы и силы сторон

На Сирийско-Палестинском театре в конце апреля 1918 г. намечалось осуществить наступление с целью разгрома турецкой армии. Англичанами были выполнены большие работы по улучшению путей подвоза, построена железная дорога до Рантие. Но весеннее наступление германской армии на Французском фронте сорвало планы британцев в Палестине. Пришлось войска отсюда перебросить во Францию, а в Палестине ограничиться локальными операциями. После того как во Франции германское наступление стало выдыхаться, англичане вернулись к подготовке наступления в Палестине. Английские войска под началом Эдмунда Алленби, получившие подкрепления, насчитывали 69 тыс. человек (в том числе 12 тыс. кавалерии, 540 орудий и 90 самолетов).

Турецкие 4-я, 7-я и 8-я армии занимали оборону на фронте от берега Средиземного моря до северной оконечности Мертвого моря и еще 30-40 км восточное р. Иордан. Главное командование турецкими войсками в Палестине в феврале 1918 г. было возложено на германского генерала Лимана фон Сандерса. Каждая турецкая армия состояла из нескольких дивизий, но такого слабого состава, что численность армии едва составляла одну нормальную дивизию. Общая численность турецких войск в Палестине составляла 34 тыс. человек (в том числе 2 тыс. кавалерии), 402 орудия и 25 самолетов. Турецкое командование планировало перейти в наступление в конце февраля — начале марта 1918 года, чтобы отбросить английские войска и ликвидировать угрозу, которую они представляли не только для Палестины и Сирии, но и для Южной Анатолии и Месопотамского фронта. Но из-за развала армии, снабжения и военной авантюры на Кавказе атаковать не решились.

Замысел британского командования заключался в том, чтобы нанести мощные удары на флангах и окружить главные силы турок. Развитие успеха возлагалось на конницу («конный корпус пустыни» — три дивизии), для чего она сосредоточивалась на левом фланге в районе Яффы. На правом фланге операция обеспечивалась отрядами восставших против турок арабов. В целях достижения внезапности широко применялись меры оперативной маскировки (дезинформация, ложные перегруппировки, имитация работы крупных штабов, макеты). Так, на востоке Палестины, в долине реки Иордан, британцы соорудили ложный военный лагерь с 15 тысячами лошадиных чучел, чтобы турки думали, что основной удар будет здесь, а не в приморской полосе. Также сюда перебрасывали демонстративно, днем, пешим шагом и с максимумом шума, пехоту, а ночью тайно вывозили ее назад на грузовиках в приморский район.

Турецкий армагеддон. Как погибла Османская империя
Вступление британской армии генерала Алленби в Иерусалим

Сражение

Наступление англичан началось в 4 часа 30 минут 19 сентября. После 15-минутной мощной артиллерийской подготовки пехота под прикрытием огневого вала двинулась в атаку. Британские и индийские пехотные дивизии атаковали турецкие позиции в районе Шарона и прорвали на фронте 13 километров в ширину все оборонительные позиции, окружив два турецких корпуса в прилегающих горах. Индийские и австралийские части захватили узлы связи в глубине османской обороны, а британские самолеты бомбардировками парализовали работу штаба турецких войск, что разрушило управление войсками. Одновременно другая успешная атака британцев прошла в 20 километрах к востоку, в районе Наблуса (город был захвачен уже к 20 сентября). Атакующие со стороны моря и со стороны Наблуса соединились в 20 километрах к северу, в районе Мегиддо, замкнув кольцо окружения.

Турецкий фронт был прорван от Рафата до моря (40 км по фронту) и в прорыв вошел кавалерийский корпус, продвинувшийся к концу дня на 40 км в глубину. В окружающих городах произошла серия небольших сражений с пытавшимися прорваться из окружения деморализованными турками: под Назаретом, который был занят британцами 21 сентября, вблизи городков Дженин и Афула. В Назарете, где размещался штаб турецкой армии, в плен едва не взяли командующего фон Сандерса. Развивая продвижение на север, 23 сентября союзники заняли Хайфу, а затем и лежащую в 10 километрах к северу Акру. Одновременно арабские союзники британцев ещё с 17 сентября атаковали важный транспортный узел в Деръа (на юге Сирии), через который шло снабжение турецких армий, и разрушили железнодорожные пути. 21 сентября британские части начали наносить удар и в долине реки Иордан в направлении Аммана. Не имея сил оказать серьезное сопротивление, оставшиеся турецкие войска обратились в бегство. В результате за неделю турки в Палестине были разгромлены и фактически перестали существовать как военная сила. Из всего состава османских войск в Палестине лишь 6 тыс. солдат избежали попадания в плен.

Турецкий армагеддон. Как погибла Османская империя
Индийская кавалерия в Хайфе. 1918 год

Таким образом, турки в Палестине были разгромлены, а в Сирии уже и не сопротивлялись. Сыграло свою численное и качественное превосходство союзных войск. Турецкая армия уже настолько разложилась, что после первых неудач не могла собраться с силами, перегруппироваться, перебросить резервы и дать отпор противнику на новых позициях. Началась полная катастрофа турецкой армии и страны, подготовленная прежними годами. Большую роль в успешном осуществлении операции сыграла британская авиация. Захватив господство в воздухе благодаря своему значительному численному превосходству, она подвергла бомбардировке и обстрелу с воздуха штабы турок, нарушив связь и управление войсками.

Британский военный историк Нейл Грант писал: «В ходе самой битвы не было яростных стычек: победа была достигнута превосходством стратегии, плюс преобладанием в численности солдат и вооружения, а также благодаря стремительной подвижности сравнительно легковооруженных частей. ... Алленби также обладал полным контролем в воздухе, осуществляя его столь эффективно, что турецкие самолеты вовсе не могли подняться с земли, а успешные бомбардировки телеграфных и телефонных центров нарушили турецкие линии связи. Когда кавалерия прорвалась к Назарету где был турецкий генеральный штаб, командующие сами еле унесли ноги».

Сам Эдмунд Алленби писал: «Я проходил мимо госпиталя и сказал раненым, что они сделали самое главное в войне — полностью разгромили две армии за 36 часов! 7-й и 8-й турецкой армии в настоящее время не существует, а это были лучшие войска в Турецкой империи». Союзники поражались, как турецкая армия, которая сопротивлялась им почти четыре года, столь быстро разрушилась в считанные дни.

Турецкий армагеддон. Как погибла Османская империя
Турецкие пленные, захваченные во время битвы при Мегиддо

Преследование противника

После этого союзники уже наступали, практически не встречая сопротивление противника. 25 сентября австралийская кавалерия прорвалась к Галилейскому морю и захватила город Тверия. Небольшой османский гарнизон города не ожидал появления здесь врагов и был застигнут врасплох. Турки предпочли капитулировать. Также в этот день был разгромлен небольшой османо-германский военный лагерь в Самахе на берегу Галилейского моря. Турки потерпели крупную неудачу и в районе Аммана. Город имел сильные укрепления и естественную защиту в виде болот. Но защищался только сутки и 2,5 тыс. турецкий гарнизон предпочел сложить оружие. 27 сентября арабские союзники британцев заняли город Деръа, а англичане — мост Дочерей Иакова через Иордан. К 30 сентября союзники стояли уже в Эль-Кисве (в 10 километрах к югу от Дамаска), вступив в пределы Сирии.

1 октября британцы заняли Дамаск, победителей возглавляли легендарный британский разведчик Томас Лоуренс и сын бывшего шерифа Мекки и короля Хиджаза Фейсал ибн Хусейн, ставший впоследствии королем Сирии, а затем и Ирака. В Дамаске англичанам, австралийцам и арабам сдалось в плен до 12 тыс. деморализованных турок, среди которых было много раненых, больных и истощенных солдат. Многие из них вскоре умерли из-за недостаточной медицинской помощи. Англичане вели наступление на север и вдоль Средиземного моря: 4 октября ими был захвачен город Тир. Турки здесь войск почти не имели и сопротивления не оказывали. К 7 октября британские войска подошли к Бейруту, а в самом городе был высажен французский десант. В городе пленили около 600 османских солдат. Они капитулировали без сопротивления, но британские солдаты и офицеры жаловались на сильное переутомление от погони за турками через Палестины и Ливан. Вот слова одного из офицеров: «Если бы меня спросили, как я себя чувствую, то должен сказать, что как калека. Надеюсь, что я никогда больше не испытаю подобного марша, где люди топают со впалыми щеками и вытаращенными глазами, три недели ничего не ели кроме печенья».

Турецкий армагеддон. Как погибла Османская империя
Турецкая траншея у Мёртвого моря. 1918 год

10 октября британцы заняли город Баальбек, 13 октября другой отряд, передвигавшийся на верблюдах и бронемашинах, вступил в город Триполи. 14 октября был занят Райяк. Уцелевшие отряды турок отступали вглубь Сирии и пытались организовать оборону в районе города Хомс. Но и здесь им не удалось закрепиться. 16 октября британские войска окружили и захватили Хомс. Стремительный бросок от Дамаска был осуществлен на автомобилях, а штурм города происходил с участием бронеавтомобилей. Но пленить в Хомсе удалось не много турок, большинству удалось ускользнуть и бежать дальше на север к городу Алеппо.

25 октября основным местом боев стал уже самый север Сирии, где объединенным войскам арабов и англичан осталось взять последний рубеж обороны турок — крупный город Алеппо. Город имел стратегическое значение и был важным транспортным узлом. В Алеппо были стянуты последние остатки турецких войск с Палестинского фронта - около 24 тысяч солдат и офицеров. Их пытался хоть как-то организовать генерал Мустафа Кемаль-паша (будущий основатель Турецкой республики Ататюрк). Бывший главнокомандующий турецкими войсками в Палестине германский генерал фон Сандерс фактически бросил свое войско на произвол судьбы и бежал. Алеппо был атакован силами арабской кавалерии во главе с принцем Фейсалом при поддержке британских бронемашин. Союзники захватили позиции к югу от Алеппои к 10 часам утра британские броневики ворвались в Алеппо. Одновременно в 80 километрах к западу от города на побережье Средиземного моря британцы подошли к Александретте. Мустафа Кемаль, опасавшийся очередного окружения, начал спешно отводить свои войска. К вечеру британцы захватили Алеппо. Это сравнительно небольшое сражение стало последним на Палестинском фронте.

В этот же период британцы одержали победу в Месопотамии. Новое наступление англичан на Мосул началось в середине октября 1918 г. В течение одной недели 6-я турецкая армия потерпела сокрушительное поражение при Калат-Шерате. В плен к англичанам сдались 11 300 турецких солдат и офицеров при 51 артиллерийском орудии. Англичане вышли к южным границам Мосульского вилайета и 31 октября свободно вошли в Мосул.

Турецкий армагеддон. Как погибла Османская империя
Битва при Мегиддо. Британский патруль с бронеавтомобилем

Итоги

В ходе осенних операций кампании 1918 г. на Ближневосточном театре турецкая армия потерпела сокрушительное поражение. В этих боях было пленено 75 тыс. турецких солдат, в руки англичан попала масса оружия, включая 360 орудий. Во многом это было связано с захватнической политикой младотурецкого правительства на Кавказе. Турки бросились на захват Кавказа и не смогли укрепить фронт в Месопотамии и в Палестине, хотя прежние кампании показали, что именно там союзники и далее будут атаковать. В итоге войска Антанты захватили значительную часть Месопотамии, всю Палестину и почти всю Сирию. Османская империя перед лицом полной катастрофы, оказалась в тяжелом положении, которое усугублялось ещё и капитуляцией Болгарии. То есть союзники, после сдачи Софии, получили возможность начать наступление на Константинополь с Балканского полуострова.

5 октября турецкое правительство обратилось к президенту США Вильсону с предложением мира. Одновременно оно пыталось завязать непосредственные переговоры с Англией и Францией. Но союзники, особенно англичане, не торопились с ответом, пока не были захвачены Мосул и Алеппо. Переговоры о перемирии официально начались только 27 октября. Они велись на английском военном корабле «Форсайт» в порту Мудроc на острове Лемнос, в то время захваченном англичанами.

30 октября 1918 г. в Мудросе на борту английского линкора «Агамемнон» Турция подписала тяжелые условия перемирия. От имени Антанты договор был подписан адмиралом Кальторпом от имени Турции — министр военно-морского флота Хюсейн Рауф. Турция обязалась открыть проливы для прохода кораблей союзников в Черное море, форты Дарданелл и Босфора передавались победителям. В распоряжение Антанты передавались все остальные морские порты на Чёрном и Средиземном морях. Весь турецкий военно-морской флот передавался союзникам. Стамбул полностью порывал отношения с союзниками (Германией и Австро-Венгрией). Сухопутная армия подлежала немедленной демобилизации. Разрешалось оставить лишь небольшую часть сил, необходимую для охраны границ и поддержания внутреннего порядка. Все запасы вооружения, боеприпасов и военного снаряжения передавались союзникам. Перемирие зафиксировало оккупацию союзниками арабских земель. Также войскам Антанты предоставлялось право занять любые военно-стратегические и экономические пункты, в стране, установить свой контроль над её железными дорогами, транспортом, запасами топлива и продовольствия. Особо оговаривалось за союзниками право оккупировать Батум и Баку, тогда еще занятые турками. В полдень 31 октября 1918 г., на следующий день после заключения перемирия, военные действия на Сирийско-Палестинском и Месопотамском фронтах были прекращены.

Политика прежнего руководства Турции потерпела полный крах и привела к гибели империи. В ночь на 3 ноября 1918 года вожди Османской империи — Энвер-паша, Талаат-паша, Джемаль-паша, видные руководители центрального комитета партии и другие высокопоставленные чиновники погрузились на германский военный корабль и бежали из Стамбула в Одессу, а оттуда — в Германию. Младотурецкая партия была распущена. Сразу же после подписания перемирия державы Антанты приступили к оккупации важнейших военно-стратегических районов бывшей Турецкой империи. Уже 13 ноября союзные войска Англии, Франции, Италии, а через некоторое время и США вошли в бухту Золотой Рог, высадили десанты в Константинополе и заняли укреплённые районы Черноморских проливов, появились в турецких портах Средиземного и Чёрного морей. В Месопотамии, ссылаясь на необходимость обеспечить безопасность коммуникаций своих войск, британцы оккупировали нефтяной район Мосула. Англичане также заняли важный порт на Средиземном море — Александретту, установили контроль над Анатолийско-Багдадской железной дорогой и черноморскими портами. В конце 1918 – начале 1919 года англо-французские войска оккупировали Юго-Восточную Анатолию, а греки, высадившись в Измире, начали движение в Анатолию с запада.

Это был крах Османской империи. «Восточный вопрос» решался в пользу западных великих держав путём фактического уничтожения османской государственности и оккупации Турции. Также Запад использовал расчленение Турции для активизации своей интервенции на Юге России.

Ангорская битва — Википедия

Анго́рская би́тва, Анка́рская би́тва или Би́тва при Анкаре́ (тур. Ankara Muharebesi) — сражение между Османским султаном Баязидом I и среднеазиатским эмиром Тимуром (Тамерланом), произошедшее 20 июля 1402 года близ Ангоры (ныне Анкара), в котором войска Тимура разгромили турецкую армию султана Баязида Молниеносного, что привело к временному распаду Османской империи.

Армия Османской империи, помимо иррегулярных частей тяжёлой кавалерии — сипахи, и иррегулярной пехоты, яя и мюселлем, а также добровольческих подразделений дели и войнуков (добровольцы из балканских областей) включала части регулярной гвардии султана — «Капыкулу» (Дворцовая стража), составной частью которого был корпус янычар (пехота), капы-гулу сипахилери (тяжёлая кавалерия).

Кроме собственно османских войск, янычар и надёжных сербов, армия Баязида включала солдат из мелких государств-бейликов, упразднённых им лет за десять до того, и некоторые отряды татарских наездников, находившихся в Малой Азии ещё с монгольских времён[2].

Опираясь на богатый опыт своих предшественников, Тимур сумел создать мощную и боеспособную армию, позволившую ему одерживать блестящие победы на полях сражений над своими противниками. Эта армия была многонациональным и многоконфессиональным объединением, ядром которого являлись тюрки, воины-кочевники. Армия Тамерлана делилась на конницу и пехоту, роль которой сильно возросла на рубеже XIV—XV веков. Тем не менее, основную часть армии составляли конные отряды кочевников, костяк которых состоял из элитных подразделений тяжеловооружённых кавалеристов, а также отрядов телохранителей Тамерлана. Пехота зачастую играла вспомогательную роль, однако была необходима при осадах крепостей. Пехота была большей частью легковооружённой и в основном состояла из лучников, однако в армии состояли также тяжеловооружённые ударные отряды пехотинцев.

Помимо основных родов войск (тяжёлой и лёгкой конницы, а также пехоты) в армии Тамерлана находились отряды понтонёров, рабочих, инженеров и прочих специалистов, а также особые пехотные части, специализировавшиеся на боевых операциях в горных условиях (их набирали из жителей горных селений). Организация армии Тамерлана в общем и целом соответствовала десятичной организации Чингисхана, однако появился ряд изменений (так, появились подразделения численностью от 50 до 300 человек, называвшиеся «кошунами», численность более крупных подразделений-«кулов» также была непостоянной).

Основным оружием лёгкой конницы, как и пехоты, был лук. Лёгкие кавалеристы пользовались также саблями или мечами и топорами. Тяжеловооружённые всадники были облачены в панцири (наиболее популярным доспехом была кольчуга, зачастую укреплённая металлическими пластинами), защищены шлемами и сражались саблями или мечами (помимо луков и стрел, которые были распространены повсеместно). Простые пехотинцы были вооружены луками, воины тяжёлой пехоты сражались саблями, топорами и булавами и были защищены панцирями, шлемами и щитами.

За 35 лет своего правления (1370—1405), проведённых в непрестанных военных походах, Тимур создал огромную империю, простиравшуюся от Северной Индии до Восточной Анатолии. Желая стать единовластным правителем мусульманского мира, он последовательно убирал всех возможных своих соперников. В это же время Баязид I сумел подчинить все бейлики Малой Азии и стать полновластным хозяином Анатолии.

Продвигаясь на запад, Тимур столкнулся с государством Кара Коюнлу, победа войск Тимура вынудила предводителя туркмен Кара Юсуфа бежать на запад к Османскому правителю — Баязиду. После чего Кара Юсуф и Баязид договорились о совместном действии против Тимура. Чтобы окончательно расправиться с султаном Кара Коюнлу, Тимур настоятельно требовал от Баязида выдать Кара Юсуфа, но отказ Баязида дал формальный повод для начала войны против Османов. В мае 1402 года Тимур начал поход в Малую Азию. Его войска заняли турецкие крепости Кемак и Сивас. Здесь к Тимуру прибыли для переговоров послы турецкого султана Баязида Молниеносного. В присутствии послов Тимур произвёл смотр своим войскам, численность которых достигала 140 тысяч человек. Основную часть армии Тимура составляла конница. Вид огромной армии произвёл гнетущее впечатление на послов, а через них и на турецкие войска.

Баязид сумел выставить против Тимура вдвое меньшую армию. Опасаясь открытого сражения, султан расположил свои войска в горно-лесистой местности севернее города Ангоры. Тимур осадил Ангору и хитроумными манёврами выманил Баязида на равнину.

Во время своих походов Тимур использовал знамёна с изображением трёх колец. Во время индийского похода использовалось чёрное знамя с серебряным драконом. Есть легенда, что перед битвой при Анкаре Тимур и Баязид Молниеносный встретились на поле боя. Баязид, смотря на знамя Тимура, произнёс: «Какая наглость думать, что тебе принадлежит весь мир!» В ответ Тимур, показывая на знамя турка, произнёс: «Ещё большая наглость думать, что тебе принадлежит луна».

Расположение армий.

Как только турки спустились с гор, Тимур снял осаду Ангоры и, совершив небольшой переход, оказался на пути движения войск Баязида. Тимур знал, что султан давно не выдавал жалованья, что в его войсках много недовольных, особенно среди анатолийских беев. Он послал лазутчиков к беям, пытаясь склонить их на свою сторону.

Баязид построил армию тылом к горам с путями отступления на флангах. Стремясь усилить центр армии, султан ослабил фланги. Левый фланг турецких войск составляли сербы под командованием Стефана Лазаревича. На правом фланге расположились отряды анатолийских беев. Тимур, наоборот, имел сильные фланги и мощный резерв из 30 полков отборных войск.

Бой завязала лёгкая конница, а затем авангард правого крыла армии Тимура безуспешно атаковал немногочисленных сербских рыцарей. Тимур бросил в бой все силы своего правого крыла, но сербы продолжали упорно сопротивляться, чем вызвали восхищение Тимура. Авангард левого крыла сразу имел успех, отряды анатолийских беев и 18 тысяч наёмников-татар перешли на сторону противника. После этого Тимур ввёл в бой часть второй линии, пытаясь отрезать сербов от главных сил, но им удалось прорваться и соединиться с остальной армией Баязида.

Разгромив фланги, Тимур бросил в атаку резерв и окружил главные силы турок. Преимущество войск Тимура было подавляющим. Янычары были перебиты, а сам Баязид взят в плен.

Датировка битвы вызывает разногласия. Самые ранние сведения о времени проведения битвы противоречат друг другу:

  • Современник событий, Хафиз Эбру (ум. 1430), не называл точного дня, указывая лишь месяц — «Зу-ль-хиджа 804» (июль 1402 года)[3].

Ещё три современника, двое из которых — авторы ранних жизнеописаний Тамерлана, называли разные даты и разные дни недели:

Следующее поколение историографов тоже не было единодушно:

В дальнейшем разброс мнений увеличился:

  • Бехишти (1450-после 1511): «за три дня до входа в 804 год», то есть в день 26-27 Зу-ль-хиджа 803 (7-8 августа 1401 года)[3]
  • Мехмед Нешри (1450—1520): «Это произошло за три дня до 804 годовщины Хиджры»[7].
  • Рухи Челеби (ум. 1522) и Идрис Бидлиси (1455—1520): 13 Мухаррем 805 (13 августа 1402 года)[3].
  • Саад-эд-дин (1536/7—1599): 19 Зу-ль-хиджа 804 года (20 июля 1402 года)[3].

При этом, при переводе дат 19 Зу-ль-хиджа 804 года никак не даёт 20 июля. Это 28 июля. 27 Зу-ль-хиджа тоже не даёт 28 июля, это 5 Августа 1402 года.

После битвы вся Малая Азия была захвачена войсками Тимура. Поражение привело к распаду Османской державы, сопровождавшемуся междоусобицей между сыновьями Баязида и крестьянской войной под предводительством Мустафы Бёрклюдже (Mustafa Börklüce, 1408—1417). Потерявшей практически всю свою территорию Византии поражение турок дало полувековую отсрочку. Воспользовавшись поражением Баязида, император Иоанн VII Палеолог отвоевал у его наследников европейское побережье Мраморного моря и Фессалоники. Стефан Лазаревич, по возвращении в Сербию с оставшимися воинами, в Константинополе из рук императора получил титул деспота (второй по важности после царского). После одержанной победы Тимура поздравили короли Англии, Франции и Кастилии. Посол Кастилии Руй Гонсалес де Клавихо совершил длительную поездку в столицу государства Тимура Самарканд и подробно описал её позже в Европе.

Византийская империя[править | править код]

По распространённой в современной исторической литературе версии, именно благодаря поражению армии Баязида византийская государственность просуществовала ещё полвека (до 1453 года). Однако это не совсем так. Накануне нашествия туркменские племена, нахлынувшие в Малую Азию под давлением наступающих монголов продвинулись к Эгейскому морю и окончательно лишили греков-христиан демографического перевеса в регионе. Более того, накануне битвы турки со своими стадами начали в панике переправляться в Европу через подконтрольный османам (с 1352 года) Галлиполи, ещё более заселив долину Марицы и Фракию[8]. Многие искали убежища в расположенной здесь же османской столице — г. Эдирне (с 1365 года). Таким образом, нашествие Тимура скорее ускорило тюркизацию и мусульманизацию балканской Фракии, изолировав греческий Константинополь от массива соседних христианских народов и, несмотря на отсрочку, оно фактически не оставило ему никаких шансов на сохранение независимости, поскольку Константинополь теперь со всех сторон оказался окружён преимущественно турецким населением. С другой стороны, поток турецких поселенцев снизился после перехода побережья Мраморного моря к Византии в результате временного ослабления и раздробления османского государства.

  1. ↑ David Nicolle & Angus McBride, Armies of the Ottoman Turks, 1300—1774, Osprey Publishing, p. 29 «…The size of the two armies are reliably estimated at 140,000 on Timur’s side and no more than 85,000 under Sultan Bayezit I…»
  2. ↑ Мюллер А. История Ислама, Т. 3, М., 2004., с. 410.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 Bāshī, 1995, p. 141.
  4. ↑ Ибн Арабшах, 2007, с. 184.
  5. ↑ Шараф ад-Дин Али Йазди, 2008, с. 299.
  6. ↑ Сфрандзи, 1987, с. 187.
  7. ↑ Нешри, 1984, с. 138.
  8. ↑ Кинросс Лорд. Расцвет и упадок Османской империи. — М.: КРОН-ПРЕСС, 1999. С. 88-90.
  • Мюллер А. История Ислама. — Т. 3. — М., 2004. — 894 с.
  • Еремеев Д. Е., Мейер М. С. История Турции в средние века и новое время. — М., 1992. — 248 с.
  • Мехмед Нешри. Огледало на света: История на османския двор / ред. Мария Калицин. — ОФ, 1984. — 420 с.
  • Шараф ад-Дин Али Йазди. Зафар-наме. — Ташкент: SAN'AT, 2008. — 519 с. — ISBN 978-9943-322-16-5.
  • Ибн Арабшах. История амира Темура / пер. Х. Н. Бабабекова. — Ташкент: Институт истории народов Средней Азии имени Махпират, 2007.
  • Bāshī Munajjim , Aḥmad ibn Luṭf Allāh, 1631-1702. Camiü'd-düvel : Osmanlı tarihi, 1299-1481. — Divanyolu, İstanbul: İnsan Yayınları, 1995. — 350, 224 pages с. — ISBN 9755740341.
  • Георгий Сфрандзи. Хроника / Пред., перев. и примеч. Е.А. Джагацпанян. — Кавказ и Византия Вып. 5. — Ереван, 1987.

Турецко-персидская война (1623—1639) — Википедия

Турецко-персидская война 1623—1639 годов — вооружённый конфликт между Османской империей и сефевидской Персией.

В 1622 году в результате мятежа янычар в Стамбуле был убит султан Осман II, а на престол возведён (против своей воли) его дядя Мустафа I. Абаза («Абхаз») Мехмед-паша — губернатор провинции Эрзурум — который по линии жены был родственником великого визиря Гюрджу («Грузина») Мехмед-паши, сговорился с губернатором провинции Диярбакыр Хафызом Ахмед-пашой о том, чтобы с армией провинциальных военачальников двинуться на Стамбул и свести счёты с убийцами султана Османа. Когда в Стамбуле стало известно, что Абаз Мехмед-паша изгнал гарнизоны янычар из Эрзурума и других подчинённых ему крепостей, он был снят с должности. В ответ он собрал вокруг себя армию в 40 тысяч человек, и двинулся на Анкару, которую в течение семи месяцев продержал в осаде.

В сентябре 1623 года султан Мустафа I был смещён, а на османский престол посадили 11-летнего Мурада. Тем временем на востоке Османской империи продолжались бедствия: в Багдаде войска сформированного из местных жителей гарнизона убили губернатора. Хафызу Ахмед-паше было приказано разобраться с бунтовщиками.

С начала XVII века Персия не раз воевала с Османской империей из-за Кавказа и Месопотамии, и потому, когда багдадские мятежники решили переметнуться к сефевидам, персидский шах Аббас I Великий решил воспользоваться неурядицами в Османской империи и возобновить войну.

В 1624 году шах получил известия о возможности бунта в Кахети, и поэтому в 1625 году отправил 120-тысячную армию с приказом опустошить Восточную Грузию, переселить её население в пустынные районы Ирана, а Картли и Кахети заселить кизылбашскими мусульманскими племенами. В ответ началось восстание грузин под руководством Георгия Саакадзе, персы потеряли 70 тысяч войск и семерых полководцев. Саакадзе пытался заручиться поддержкой турецкого султана, однако царь Теймураз I был сторонником Персии. Потерпев поражение от Теймураза I в Базалетской битве 1626 года, весной 1627 года Саакадзе эмигрировал в Османскую империю.

Направленный из Стамбула экспедиционный корпус под Кайсери разгромил восставшего Абаза Мехмед-пашу, и тот попросил султана о помиловании, которое было ему дано. Хафыз Ахмед-паша был также помилован за потерю Багдада, и в начале 1626 года стал великим визирем и главнокомандующим боевыми действиями в Месопотамии. Однако после девятимесячной осады турецкие войска так и не смогли взять Багдад, а после атаки с тыла находящимися на службе у персидского шаха кочевниками были полностью разгромлены. После этого Хафыз Ахмед-паша был снят со всех постов.

Новым великим визирем стал Дамат Халиль-паша. Ему было получено разгромить персов, а также окончательно усмирить Абаза Мехмед-пашу (который, несмотря на высочайшее помилование, оставался причиной беспорядков в Малой Азии). Несмотря на близкие отношения с новым великим визирем, Абаза Мехмед отказал Халилю в просьбе поспешить на выручку осаждённой персидскими войсками пограничной крепости. Более того, когда армия, которую великий визирь послал снять осаду, подошла к Эрзуруму, где находились главные силы Абаза Мехмеда, он убил командующего этой армией и разграбил её запасы. Абаза Мехмед дважды пытался вступить в переговоры с персами, однако (согласно придворному секретарю Аббаса I) шах относился к нему как к лицемеру.

В апреле 1628 года Халил-паша был снят с должности за то, что не смог подчинить Абаза Мехмеда, и новым великим визирем стал главнокомандующий янычар Бошнак («Босниец») Хюсрев-паша. Он положил конец мятежу Абаза Мехмеда, а в сентябре 1630 года подошёл с армией к Багдаду. Однако осада города снова закончилась ничем, и после неудачной и дорогостоящей кампании османские войска были вынуждены отойти на зиму к Мардину, по пути подвергаясь мощным беспокоящим ударам армии Сефевидов. Запланированную на следующий год кампанию пришлось отменить, Хюсрев-паша был снят с должности, а новым великим визирем вновь стал реабилитированный Хафиз Ахмед-паша.

В 1629 году скончался от дизентерии шах Аббас I, и на персидский престол взошёл его внук Сефи I. Воспользовавшись неразберихой, вызванной мятежами в Стамбуле и Анатолии, он спровоцировал недовольство грузинских князей и направил войска к османской крепости Ван, приказав взять её в осаду.

Султан Мурад IV был тем временем занят укреплением власти в столице, кроме того в 1633—1634 годах разразилась очередная польско-турецкая война. Мир с Речью Посполитой позволил Мураду энергично вмешаться в события на востоке страны, и весной 1635 года он направил против Персии многочисленную армию, которой командовал великий визирь Табаныясси Мехмед-паша, а потом — присоединившийся к армии султан. Султан провёл свою армию через Анатолию, прибыл в Эрзурум, затем в Карс и, наконец, подошёл к крепости Ереван, которую удерживали персы. По пути он воспользовался возможностью творить скорый суд, по его приговорам были казнены те, на кого поступали жалобы (в том числе и несколько губернаторов провинций, злоупотреблявших властью), что позволило успокоить население и воспрепятствовать новым мятежам.

8 августа 1635 года Ереван капитулировал. Из Еревана армия Мурада двинулась на юг, в направлении Тебриза, однако не смогла овладеть этим городом, и с приближением зимы отошла к Вану. В декабре 1635 года Мурад совершил триумфальный въезд в Стамбул, восстановив традицию султана-воина. В честь его побед в садах дворца Топкапы был построен павильон Реван.

В 1636 году персы снова взяли Ереван, после чего великий визирь Мехмед-паша, оставшийся на зиму в Диярбакыре, был снят с должности. Услышав о том, что султан Мурад готовится к очередной военной компании на востоке, персы направили к нему посланника с простбой о мире, но султан отказался вести такие переговоры.

8 мая 1638 года османская армия во главе с султаном покинула Ускюдар, и пройдя по маршруту Конья, Алеппо, Диярбакыр, Мосул, в ноябре подошла к Багдаду. После 39-дневной осады крепость сдалась. По возвращении в Стамбул султан отметил свою победу строительством на территории дворца Багдадского павильона.

17 мая 1639 года был подписан Зухабский мир. Турки сохранили за собой Ирак, а персы удержали Ереван.

  • «История Востока» (в 6 т.). Т.III «Восток на рубеже средневековья и нового времени. XVI—XVIII вв.» — Москва: издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1999. ISBN 5-02-018102-1
  • Кэролайн Финкель «История Османской империи. Видение Османа», — Москва, АСТ, 2010. ISBN 978-5-17-043651-4

Великая Турецкая война — Википедия

Великая Турецкая война (в Турции известна как «война Священной лиги» (тур. Kutsal İttifak Savaşları)) — последовательность военных конфликтов между Османской империей и союзом христианских европейских государств (Священной лигой), куда входили Священная Римская империя (Габсбургская Австрия), Речь Посполитая, Русское царство, Венецианская республика и Мальта в 1683—1699 годах.

Война завершилась освобождением большей части Центральной Европы от турок и существенно ослабила их военную мощь.

Помимо основной австро-турецкой войны, проходившей на Балканах, частями Великой Турецкой войны также были: польско-турецкая, русско-турецкая (1686—1700) и Морейская войны.

В результате русско-польской войны 1654—1667 годов территория современной Украины оказалась разделённой между Русским царством и Речью Посполитой. Гетман Правобережной Украины Пётр Дорошенко, стремясь объединить под своей властью всю Украину, в 1666 году признал себя вассалом турецкого султана. Это привело к вовлечению Османской империи в события на Украине. В ответ на то, что Речь Посполитая направила войска против турецкого вассала, в 1672 году Османская империя начала против неё войну, по итогам которой получила Подолье. Изменение баланса сил в регионе вынудило вмешаться Россию, что привело к новой русско-турецкой войне, завершившейся подписанием в 1681 году 20-летнего перемирия в Бахчисарае.

Тем временем назревала напряжённость в разделённой на три части Венгрии. Император Леопольд I пытался заменить в «Королевской Венгрии» конституционное правительство на абсолютистское правление, а также активно проводил политику Контрреформации. Местным венграм-протестантам, которые были недовольны существующим положением дел, терпимость турок казалась предпочтительнее узколобости Габсбургов, и они пытались найти убежище в Трансильванском княжестве, которое было вассалом Османской империи. В 1678 году венгерский дворянин-кальвинист Имре Тёкёли был избран лидером протестантов, и смог подчинить себе часть территории Верхней Венгрии. К этому времени Леопольд стал понимать, что его политика в Венгрии является контрпродуктивной, и в 1680 году заключил перемирие с Тёкёли, а в мае 1681 года собрал конгресс, на котором предложил в определённой мере восстановить местную автономию и создать условия религиозной терпимости. Тёкёли отказался посещать эти заседания и отправил к турецкому султану обращение с просьбой о совместных действиях. В начале 1682 года Имре Тёкёли был признан вассалом Османской империи.

В 1684 году истекал срок действия Вашварского мирного договора между Габсбургами и Османской империей, и когда габсбургский посол прибыл для переговоров о его продлении, он обнаружил, что турки не готовы рассматривать этот вопрос. Располагая на переднем крае поддержкой Тёкёли, обеспечив мир с Россией и ослабив Речь Посполитую, турки решили, что находятся в выгодном положении для нанесения удара по Габсбургам.

Турецкое наступление[править | править код]

Турецкая армия выступила в поход в самое благоприятное для этого время года, и 3 мая 1683 года находилась уже в Белграде. Вместе с армией был сам султан Мехмед IV. Вдоль Дуная двигались войска крымского хана, соединяясь по пути с силами Тёкёли.

Согласно первоначальному плану, великий визирь Мерзифонлу Кара Мустафа-паша должен был взять Дьёр, однако на совещании, которое проводили, пока армия становилась лагерем перед этой крепостью, Мустафа-паша заявил, что, поскольку крепость оказалась сильнее, чем предполагалось, то лучше двигаться прямо на Вену, а не терять войска на осаде Дьёра.

14 июля 1683 года турки начали артиллерийский обстрел Вены. На помощь Габсбургам срочно выступил король Речи Посполитой Ян Собеский и 12 сентября 1683 года под его командованием союзное войско в составе австрийских, немецких и польских отрядов разгромило турецкую армию под Веной. Это поражение положило начало постепенному отступлению турок из Центральной Европы.

Наступление Священной лиги[править | править код]

В 1684 году была создана антитурецкая Священная лига в составе Австрии, Речи Посполитой и Венеции. После заключения в 1686 году Россией Вечного мира с Речью Посполитой к Священной лиге примкнула и она.

В 1684 году австрийцы начали наступление в Венгрии: они взяли Вышеград и Вац, и осадили Буду. В 1685 году турки вернули Вац, но не смогли отвоевать Эстергом, и созданная лишь 20 лет назад провинция Уйвар была ими потеряна навсегда. Тем временем в войну вступила Венецианская республика, и её войска начали захват Мореи.

Боевые действия против османов сопровождались информационной войной в европейской прессе. К примеру, европейские газеты распространяли полные угроз и оскорблений поддельные письма султана владыкам Европы[7]. Другим видом агитационных материалов были поддельные знамения и пророчества, «достоверно свидетельствующие» о скором падении Османской империи[8].

Кампания 1686 года оказала решающее влияние на судьбы Османской империи. 2 сентября пала Буда, а к зиме, когда турки отступили на зимние квартиры в Белград, австрийцы сумели расставить свои гарнизоны и в некоторых замках Трансильвании. Масштабы поражений 1686 года были столь велики, что впервые за всю историю Османская империя пыталась инициировать мирные переговоры со своими противниками, но это не вызвало никакого интереса.

Бунт турецких войск[править | править код]

Летом 1687 года великий визирь Сары Сулейман-паша ещё находился с войсками в Белграде, когда пришло известие о том, что силы Священной лиги атакуют Осиек. Войска Лиги получили отпор, и турки начали преследовать отступавшие на север части противника, но 12 августа 1687 года Сулейман-паша потерпел поражение в Мохачской битве (на том самом месте, на котором турки одержали знаменитую победу в 1526 году). Остатки турецкой армии отошли к Петроварадину, но во время переправы войск через Дунай для атаки крепости разразилась ужасная буря, и турецкие войска, взбунтовавшись, двинулись на Стамбул, чтобы передать свои жалобы султану. Своим кандидатом на пост командующего армией они предложили Сиявуш-пашу, губернатора Алеппо. Дойдя до Стамбула, войска свергли с престола Мехмеда IV и сделали новым султаном Сулеймана II.

Когда османская действующая армия снялась с фронта и ушла в Стамбул, гарнизоны крепостей оказались брошены на произвол судьбы и должны были сами справляться с осаждавшими их силами Священной лиги. В течение зимы 1687 года и в первые месяцы 1688 года Габсбурги одерживали победы на всём протяжении слабо защищённой границы, и взяли Эгер. В Стамбуле кризис зимних месяцев привёл к тому, что подготовка к кампании 1688 года была сорвана. Военная экономика Османской империи находилась в беспорядочном состоянии. При посредничестве нидерландского посла была произведена попытка начать мирные переговоры, однако это не положило конца войне. Самым сильным ударом, который испытала Османская империя в 1688 году, стала потеря Белграда, который капитулировал 8 сентября. После взятия Белграда перед войсками Лиги открылась прямая дорога на Стамбул.

В этот момент на ход войны начали оказывать влияния события, происходящие далеко за пределами Османской империи. Вскоре после победы австрийцев под Белградом французский король Людовик XIV вторгся в Курпфальц, нарушив перемирие 1684 года, согласно которому он клятвенно обещал в течение двадцати лет сохранять мир с императором Леопольдом. Начавшаяся Война Аугсбургской лиги отвлекла ресурсы Габсбургов от войны с Османской империей.

Кампания 1689 года[править | править код]

Тем временем, так как мирные переговоры шли не слишком хорошо, султану Сулейману II пришлось сдержать свою клятву и встать во главе османских войск. Вместе с армией султан прибыл в Софию, где занимавший пост губернатора араб Реджеп-паша был назначен главнокомандующим. Французский посол блокировал любые попытки подписания мира между Османской империей и Священной лигой, взамен предлагая союз между Османской империей и Францией. Усмотрев в этом шанс восстановить былое величие, турки лишили себя открывшейся возможности заключить мир.

Когда турецкие войска в конце августа подошли к Белграду, то пришло известие о том, что впереди враг. Реджеп-паша приказал подчинённым преследовать противника, но противник изменил направление движения, и ночью преследователи попали под вражеский огонь, потеряли возможность маневрировать и, бросив тяжёлое снаряжение, вышли к Нишу, откуда стали отходить к Софии. В конце сентября, воспользовавшись тем, что османские войска не смогли защитить мост через Нишаву, австрийские войска взяли Ниш. Падение города стало причиной казни Реджеп-паши. После взятия Ниша австрийцы открыли новый фронт в Валахии и продвигались в направлении Бухареста, пока их не вытеснили силы господаря Константина Бранковяну. Австрийские войска совершали рейды по тылам Османской империи, углубляясь вплоть до Скопье.

Кампании Фазыл Мустафы-паши[править | править код]

25 октября 1689 года состоялась встреча духовных иерархов Османской империи, которые пришли к заключению, что нужно вернуть на пост великого визиря Фазыл Мустафа-пашу, что и было сделано. Отказавшись от посреднических усилий, которые предлагали голландцы и англичане, новый великий визирь начал приготовления к новой военной кампании. Командование армией на австрийском фронте было поручено главнокомандующему янычарами Коджа Махмуд-аге. Были вызваны войска из Египта и других североафриканских провинций, была объявлена всеобщая мобилизация мусульманского населения империи. Радикальным решением стал призыв членов оседлых и кочевых племён Анатолии и Румелии. В результате в 1690 году османская армия вновь начала одерживать победы.

Сначала после трёхдневной осады была взята крепость Пирот, стоящая юго-восточнее Ниша на дороге в Софию. Ниш сопротивлялся дольше, но в сентябре 1690 года пал и он. Но дорога вдоль Нишавы была лишь одним из путей к Белграду. В начале 1690 года большая турецкая армия двинулась другим путём — по долине Дуная, прикрытой цепью опорных пунктов. Были взяты Видин, Смедерево, Голубеч, а затем был осаждён и Белград, который пал 8 октября. Проливные дожди и зимняя погода не позволили главной турецкой армии продвинуться дальше по Дунаю, чтобы присоединиться к силам губернатора Боснии, осаждавшим Осиек. В рамках франко-турецкого альянса в Стамбул прибыли французские сапёры и канониры, которые быстро восстановили Белградскую крепость. Единственной потерей Османской империи в 1690 году стала находившаяся в Венгрии крепость Надьканижа.

Теперь Габсбурги изо всех сил старались вернуть Белград, и Фазыл Мустафа-паша планировал дать быстрый ответ, с целью отрезать им пути к отступлению прежде, чем они смогут подойти к Белграду. Татары, которые должны были присоединиться к основной армии, ещё не прибыли, но великий визирь, изменив своей обычной рассудительности, решил, что вперёд пойдут только его солдаты, так как в противном случае будет упущена столь благоприятная возможность. В результате, в состоявшейся 19 августа 1691 года битве при Сланкамене османская армия была наголову разбита, а сам Фазыл Мустафа-паша был убит шальной пулей. Его солдаты беспорядочно отступили к Белграду, бросив свою артиллерию и армейскую казну.

Трансильвания меняет сторону[править | править код]

Поскольку османское присутствие в Венгрии ослабело, сюзеренитет Османской империи над Трансильванией стал более формальным, и в 1686 году все сословия княжества объявили о своём желании перейти под защиту Габсбургов, если те будут уважать свободу вероисповедания, а Михаю Апафи будет позволено остаться князем. В марте 1688 года эти условия стали реальностью. После того, как в апреле 1690 года Апафи скончался, представители сословий в качестве преемника избрали его сына, но турки попытались возвести на трон Имре Тёкёли. Распылив внимание Габсбургов, этот шаг помог Османской империи добиться успехов в 1690 году, но в 1691 Тёкёли был вытеснен австрийской армией, и к исходу этого года Трансильвания вновь признала своим сюзереном Габсбургов. Для Османской империи это означало открытие нового фронта в тот момент, когда у неё оставалось мало ресурсов.

1692—1694 годы[править | править код]

Теперь передовой базой австрийцев на дунайском фронте стал Петроварадин, расположенный всего в нескольких переходах от Белграда, и высшему командованию османской армии было ясно, что в настоящий момент ни о каком наступлении на север и речи быть не может, и что нужно сосредоточить все усилия на том, чтобы удержать линию фронта на Дунае. В ноябре 1692 года, после то

Турецко-персидская война (1514—1555) — Википедия

Турецко-персидская война (1514—1555)
Основной конфликт: Турецко-персидские войны
OttomanEmpireIn1683.png
Территории, приобретённые Османской империей в результате войны, окрашены светло-зелёным и тёмно-синим цветами
Дата 1514—1555
Место Месопотамия, Западный Иран, Закавказье
Итог Амасийский мир
  • Сефевидское государство
  • 1514:
  • 40[2][3] (др. данные — 55[4] или 80[5]) тыс. чел.
  • 1532—1555:
  • 60 тыс. чел., 10 орудий
  • Османская империя
  • 1514:
  • 60[4] (др. данные — 100[5][3]) тыс. чел., 100-150[6] (др. данные — 300[7]) орудий
  • 1532—1555:
  • 200 тыс. чел., 300 орудий

Турецко-персидская война 1514—1555 годов — первый вооружённый конфликт между Османской и Сефевидской империей[8]. Хотя в этот период было несколько военных кампаний, перемежаемых периодами бездействия, он считается единой войной, так как лишь в 1555 году был подписан мирный договор.

В конце XV века в восточной Анатолии стала набирать силу шиитская секта кызылбашей. Кызылбаши занимались междоусобными склоками, проявляя при этом исключительную жестокость. В 1499 году они активизировались, нанесли поражение государству Ширваншахов, на некоторое время подчинили Баку и Шемаху. Кызылбашский шейх Исмаил в 1503 году разгромил государство Ак-Коюнлу и, завоевав территории современных Ирана и Ирака, создал шиитское государство Сефевидов, а сам стал его шахом.

Отношения кызылбашей с османами изначально были напряжёнными — особенно после того, как в 1501 году от имени Исмаила был издан указ, содержащий, по шиитским обычаям, проклятие трёх первых халифов. По словам одного европейского путешественника, султан Баязид II и шах Исмаил завели по борову, наградив их, соответственно, именами Баязид (в Персии) и Исмаил (в Турции). Несколько лет происходил обмен довольно недипломатичными посланиями. Для османов опасность заключалась в том, что новое популистское мировоззрение Исмаила привлекало тех, чьи религиозные и политические убеждения были малоопределённы, и которые не видели для себя места в централизованном османском государстве — в частности, оно было привлекательно для лишённого гражданских прав племенного населения турецко-персидских пограничных земель.

В 1511 году провинция Теке в юго-восточной части Малой Азии стала ареной крупного восстания кызылбашских племен, которых возглавил святой подвижних Хасан-халиф, известный в народе под прозванием Шахкулу («Раб шаха»). Восстание охватило большие районы, повстанцы разбили местные правительственные войска и практически изгнали османов из Малой Азии. 21 апреля 1511 года кади Бурсы написал командиру янычар, что если он и его люди не придут в город в течение двух дней, область погибнет. Проводить кампанию против Шахкулу был назначен великий визирь Хадым Али-паша. Около Кютахьи он соединился с силами старшего из оставшихся в живых сыновей Баязида — шехзаде Ахмеда, но нагнал восставших только после форсированного марша через Малую Азию в Сивас, где оба — и Шахкулу, и Хадым Али — были убиты в сражении. Многие из кызылбашей бежали на восток, в Персию.

В 1512 году султан Баязид II отрёкся от престола в ходе усобицы, и новым султаном Османской империи стал Селим I Явуз. Ахмед, находившийся в этот момент в Конье, отреагировал на свержение Селимом отца с престола тем, что провозгласил законным султаном себя. В ходе борьбы за власть Ахмед обращался за помощью к различным мусульманским правителям, в том числе к шаху Исмаилу.

В течение последних лет правления Баязида открытый вызов Селима власти отца побудил некоторых других членов османской династии примкнуть к кызылбашам. Избавившись от тех, кто соперничал с ним за власть внутри собственной семьи, султан Селим приготовился бросить вызов персидскому шаху. До начала войны султан Селим искал разные поводы, чтобы напасть на Сефевидское государство. Сначала Селим просил Сефевидов отдать его племянника Мурада, который бежал от него, на что шах Исмаил I ответил отказом. В это же время у Селима были притязания на Диярбакыр, он также считал кызылбашей неверными и дал приказ их истребить[9].

Подготовка к войне[править | править код]

Готовясь к войне, Селим I продлил сроки действий соглашений с европейскими государствами (Венгрией и Польшей), а также с мамлюками, в надежде таким образом избежать любого риска войны на два фронта. Так как переговоры с Венгрией оказались сложными (хотя обе стороны осознавали, что соглашение будет выгодно им обеим), венгерского посла взяли в заложники и со всей свитой возили в походы Селима с целью продемонстрировать неимоверное могущество султана. Мамлюки вовсе приняли нейтралитет, а позже перешли на сторону Сефевидского государства[9].

По исламским законам единственное допустимое оправдание войны мусульман против мусульман — религиозное: «укрепить священный закон или пресечь его нарушения»; поэтому османский поход нуждался в официальном разрешении, выраженном в виде мнения религиозных авторитетов, что будущий враг отклонился с пути истинного ислама. Учёный и историк Кемальпашазаде (впоследствии занявший пост шейх-уль-ислама) зашёл дальше всех, объявив войну против кызылбашей «священной войной», достоинство которой было равно войне с немусульманскими врагами ислама. Открытое порицание Сефевидов в османских источниках резко контрастирует с уважительным тоном, в котором сефевидские историки отзываются об османах, считая их бастионом ислама перед лицом европейского безбожия.

Чтобы ослабить сопротивление на пути в Персию, Селим отправил чиновников в провинцию Рум на севере центральной части Малой Азии для поимённой регистрации живших там кызылбашей. Из 40 тысяч зарегистрированных тысячи были вырезаны и тысячи — арестованы, в результате чего в тылу похода не было никаких волнений. Также Селим закрыл границы с государством Сефевидов, запретив проезд купцов в обоих направлениях — это подорвало экспорт персидского шёлка на запад и не допустило ввоз в Персию с запада оружия, металла и специй.

Походы Селима I[править | править код]

Летом 1514 года Селим вступил с запада на территорию Исмаила. Несмотря на заблаговременное предупреждение о намерениях Селима, Исмаил мало что мог сделать для подготовки к сражению. Единственная тактика, которую он мог избрать — была тактика «выжженной земли» на пути движения османской армии.

Суровые условия путешествия через Малую Азию истощили войска Селима, продовольствия поступало мало, неспособность догнать Исмаила спровоцировала недовольство. Несмотря на правовое решение, оправдывающее кампанию, в рядах османов поднялся ропот, что неправильно сражаться с братьями мусульманами. Янычары были готовы к немедленному мятежу, и в районе озера Ван расстреляли шатёр султана. Армия Сефевидов в основном состояла из тюрков, армия Османов же в основном из балканских народов (сербов и албанцев)[10].

Вскоре Селим узнал, что силы шаха Исмаила сосредоточены в Чалдыранской долине. Перспектива близкого сражения успокоила янычар. 23 августа 1514 года в результате Чалдыранской битвы персидская армия, не имевшая, в отличие от османов, огнестрельного оружия, была разгромлена. Исмаил бежал с поля боя сначала в Тебриз, а затем на юго-восток. Селим преследовал его до самого Тебриза, куда прибыл 6 сентября и разграбил город.

Османские войска отказались зимовать на востоке, и Селим был вынужден повернуть назад к Амасье. Чтобы успокоить ропот недовольных в армии, в ноябре 1514 года был смещён великий визирь Херсекли Ахмед-паша, и новым визирем стал Дукакиноглу Ахмед-паша. В начале 1515 года в Амасье вспыхнул бунт янычарских рот, не желавших участвовать в ещё одном походе на восток. После подавления бунта Селим решил покончить с правителем Дулкадира, помогавшем Исмаилу и воевавшем на его стороне в Чалдыранской битве, и повернул в сторону Сирии и Египта.

После поражения при Чалдыране Исмаил полагал, что Селим вернётся весной для продолжения кампании. Селим отказался принять предложение мира от Исмаила, арестовав и заключив в тюрьму несколько послов Сефевидов, которые приезжали к его двору в качестве просителей. Исмаил стал искать союзников среди христианских государств, но никто не хотел слышать его призывы: венецианцы сослались на действующее соглашение с османами, португальский вице-король Индии Алфонсу де Албукерки прислал символический подарок из двух маленьких пушек и шести аркебуз, обращения к Венгрии, Испании и папе были отвергнуты.

В 1516 году армия Селима I снова выступила на восток из Стамбула. Исмаил полагал, что наступление направлено против него, однако османы неожиданно повернули на мамлюков и вторглись в Сирию. После завоевания Селимом Сирии и Египта стало проще осуществлять торговую блокаду Персии (до этого, несмотря на запрет Селима, купеческие караваны обходили её, приходя из Персии на территорию мамлюков и оттуда отправляя товары на Запад морем). В 1517 году в Дамаск к Селиму прибыл посланник шаха Исмаила с богатыми дарами, выражавшими надежду его господина на мир, но был казнён. В мае 1518 года армия Селима шла к Евфрату, по-видимому направляясь к Персии, но затем без предупреждения повернула на запад и вернулась в Стамбул.

В первые месяцы 1520 года шах Исмаил благословил восстание кызылбашей, которых возглавил Шах-вели. Султан мобилизовал армию против возобновившейся опасности, после чего последовало два больших сражения в центральной и северо-центральной Малой Азии. Шах-вели был казнён, его тело было публично расчленено в назидание его сторонникам и в качестве предупреждения тем, кто симпатизировал кызылбашам. После подавления восстания командующему османской армией было приказано провести лето в Малой Азии со своими людьми, будучи готовым к новому походу.

В ночь с 21 на 22 сентября 1520 года султан Селим умер, оставив только одного сына — Сулеймана Кануни — который, поэтому, взошёл на трон без борьбы. Перед смертью Селим приказал главным духовным лицам страны продлить срок действия заключения, санкционирующего войну против Исмаила.

Первая кампания Сулеймана[править | править код]

После восшествия на престол, Сулейман тайно отправил в Тебриз посланников, которым было поручено установить, какую опасность представляет собой Персия. Шах Исмаил утверждал, что все его мысли занимают узбекские правители Шейбаниды, и потому Сулейман отказался от агрессивной политики на востоке и устремился на Запад против Венгрии и госпитальеров.

В 1524 году шах Исмаил умер, его наследником стал десятилетний Тахмасп I. В Персии разгорелась борьба за власть между кызылбашскими эмирами. В 1528 году губернатор Багдада заявил о том, что подчиняется Сулейману, но вскоре его убили и власть Сефевидов была восстановлена. Затем на сторону султана переметнулся персидский губернатор провинции Азербайджан, а на сторону шаха — курдский эмир Битлиса.

В 1533 году Сулейман I подписал перемирие с эрцгерцогом Австрии Фердинандом I Габсбургом, и направил садразама Паргалы Ибрагима-пашу с армией на восток. Сераскир провёл зиму в Алеппо, а летом 1534 года взял Тебриз; Тахмасп предпочёл не сражаться с османами, а бежал из столицы. Однако Ибрагим-паша вскоре прибавил к званию сераскира титул султана, что впоследствии привело его к гибели в 1536 г. Сулейман лично прибыл в Тебриз к Ибрагиму, и они решили начать преследование шаха. Совершив переход через нагорья юго-западного Ирана, османская армия подошла к Багдаду, и город капитулировал. В ходе этой кампании под власть османов перешли самые главные святыни шиитского ислама — Наджаф и Кербела.

Вторая кампания Сулеймана[править | править код]

После того, как в 1547 году было подписано очередное перемирие с Габсбургами не без стараний садразама Рустема-паши Мекри, султан Сулейман приступил к осуществлению очередной кампании против Персии. Толчком на этот раз послужил переход на сторону Османской империи брата Тахмаспа Алкаса-мирзы, который был губернатором Ширвана. Когда Тахмасп направил войска, чтобы умиротворить своего непокорного брата, Алкас-мирза бежал через Феодосию в Стамбул. В 1548 году Сулейман заранее известил Алкас-мирзу о том, что начинает военную кампанию, но хотя османская армия и подошла к Тебризу, из-за недостатка снабжения пришлось отказаться от осады города. Стало ясно, что Алкас-мирза не пользуется поддержкой местного населения, и не стремится отобрать власть у Тахмаспа. Султанское войско проникло вглубь Ирана и временно заняло Исфахан. В последующие годы военные действия продолжались с переменным успехом. Сулейман вернулся домой ни с чем, если не считать захвата приграничного города Ван и богатых трофеев.

Третья кампания Сулеймана[править | править код]

Видя, что турки не горят особым желанием воевать на своей восточной границе, Тахмасп в 1552 г. выступил в поход с целью возврата недавно потерянных территорий. В ответ Сулейман отправил армию во главе с Рустемом-пашой в поход на Иран, однако последний донес султану об намерениях шехзаде Мустафы занять османский престол при помощи персов. Сулейман вскоре прибыл в армию и казнил своего старшего сына, что вызвало на время беспорядки в Анатолии.

Но в 1554 году султан, покинув свой зимний лагерь в Алеппо, опять двинулся на восток, дойдя до Карабаха[11]. На этот раз турки, подражая персам, применяли тактику «выжженной земли» в тех приграничных районах, откуда персы начинали свои набеги.

В 1555 году был подписан мирный договор в Амасье, по условиям которого западная Грузия и арабский Ирак отошли Османской империи, а восточная Грузия отошла Сефевидскому государству.

Правда, нападения турков лишили Тахмаспа Багдада и Месопотамии, включая крепость Ван. Но он сумел предотвратить дальнейшую утрату земель, и самое главное - утрату Азербайджана. Противостоя врагу, находившемуся на вершине своей мощи, чьи подвиги были увенчаны продвижением далеко вглубь Европы, шах проявил себя совсем неплохо[12].

  1. ↑ см. Османо-мамлюкская война (1516—1517)
  2. ↑ Roger M. Savory, Iran under the Safavids, Cambridge, 1980, p. 41.
  3. 1 2 McCaffrey, Michael J. (1990), "ČĀLDERĀN", Encyclopaedia Iranica, Vol. IV, Fasc. 6, pp. 656–658, <http://www.iranicaonline.org/articles/calderan-battle> 
  4. 1 2 Keegan & Wheatcroft, Who's Who in Military History, Routledge, 1996. p. 268.
  5. 1 2 Encyclopedia of the Ottoman Empire, ed. Gábor Ágoston,Bruce Alan Masters, page 286, 2009
  6. Ágoston, Gábor. Firearms and Military Adaptation: The Ottomans and the European Military Revolution, 1450–1800 (англ.) // Journal of World History (англ.)русск. : journal. — 2014. — Vol. 25. — P. 110.
  7. ↑ Savory, Roger (2007). Savory, Roger (англ.)русск.. Iran Under the Safavids (неопр.). — Cambridge: Cambridge University Press, 2007. — ISBN 978-0521042512. р. 42.
  8. И. П. Петрушевский. Очерки по истории феодальных отношений в Азербайджане и Армении в XVI-начале XIX вв. — С. 38.
  9. 1 2 A. Allouche, «The Origins and Development of the Ottoman-Safavid conflict»
  10. ↑ R. P. Lindner, «The Nomads and Ottomans in Medieval Anatolia», p. 36
  11. ↑ The Cambridge History of Iran, Vol. 6, стр. 243

    Оригинальный текст (англ.)

    That the second Persian campaign of Siileyman the Magnificent had likewise failed to fulfil its objective soon became apparent when shortly afterwards Tahmasp's second son Isma'Il Mlrza invaded eastern Anatolia, invested various towns in the neighbourhood of Van, captured Akhlat and later Arjlsh, and defeated Iskandar Pasha, governor of Erzerum, before the gates of his own city. When similar exploits were repeated, the sultan decided on another campaign which initially he intended to entrust to one of his generals, but which in the event he led himself. In Jumada II 961/May 1554 he left his winter camp in Aleppo for Amid and advanced as far as the Armenian territory of Qarabagh in the southern bend of the Araxes. But by the time he returned to Erzerum in Ramadan/August all that had been achieved was extensive pillaging and more or less insignificant skirmishes. Then a Persian envoy appeared and an armistice was negotiated.

  12. ↑ «Cambridge History of Iran», vol. 6, p. 244
  • «История Востока» (в 6 т.). Т.III «Восток на рубеже средневековья и нового времени. XVI—XVIII вв.» — Москва: издательская фирма «Восточная литература» РАН, 1999. ISBN 5-02-018102-1
  • Кэролайн Финкель «История Османской империи. Видение Османа», — Москва, АСТ, 2010. ISBN 978-5-17-043651-4
  • Пигулевская И.В., Якубовский А.Ю., Петрушевский И.П., Строева Л.В., Беленицкий А.М. «История Ирана с древнейших времен до конца XVIII века», — Москва, 1958 http://e-derslik.edu.az/books/63/Azerbaycan-tarixi-7-ru.zip

Боснийское восстание (1831) — Википедия

Боснийское восстание, Великое Боснийское восстание — восстание населения Боснии против владычества Османской империи.

В конце 1820-х годов, султан Махмуд II проводил ряд реформ, которые вели к дальнейшему расширению централизованного управления в армии, введению новых налогов и большей бюрократизации. Эти реформы принизили особый статус и привилегии, которыми Босния исторически обладала в составе Османской империи и вместе с растущей властью и положением других народов в европейской части Османской империи, вызывали много недовольства. Однако, вопреки широко распространенному мнению, первоначально Градашчевич не был настроен против этих реформ.

В 1826 году, когда султан издал указ, упраздняющий янычаров в Боснии, реакция Градашчевича мало чем отличалась от реакции остальной части боснийской знати. Градашчевич пригрозил, что он использует войска, чтобы обуздать любого, кто настроен против сараевских янычаров. Когда янычары убили сеида Нурудина эфенди Шерифовича, взгляды Хусейна резко изменились.

До конца 1820-х годов Градашчевич поддержал хорошие отношения с представителями имперской власти в Боснии. Когда Абдурахим-паша стал визирем в 1827 году, Градашчевич стал одним из самых доверенных его советников. Это сотрудничество достигло наивысшей точки во время Русско-турецкой войны, когда Градашчевич сыграл большую роль во время мобилизации в Боснии. После бунта в Сараевском лагере во время этих приготовлений Хусейн даже дал приют для изгнанного Абдурахима-паши в Градачаце прежде, чем помочь ему в его побеге из страны. Градашчевич был также относительно лоялен к преемнику Абдурахима, Намику-паше, укрепляя османские гарнизоны в Шабаце по его приказам.

Поворотным моментом для Хусейна стало окончание Русско-турецкой войны и заключение адрианопольского мира 14 сентября 1829 года. Согласно условиям мира, Османская империя должна была предоставить автономию Сербии. Этот мир не устроил бошняков и вызвал многочисленные протесты, так как автономная Сербия получала шесть районов, которые традиционно входили в состав Боснии. После этого земельного передела родилось боснийское движение за автономию.

Между 20 декабря и 31 декабря 1830 года, Градашчевич собрал боснийскую знать в Градачаце. Месяц спустя, с 20 января до 5 февраля, другое собрание было проведено в Тузле, чтобы подготовить восстание. Оттуда был сделан призыв боснийским народным массам выступить для защиты Боснии. Популярный капитан Хусейн был неофициально избран главой движения. Остальные детали этого собрания являются темными и спорными. Согласно некоторым современным источникам, бошняки потребовали от османских властей:

  • отмены привилегий, предоставленных Сербии и, в частности, возвращения шесть старых Боснийских районов;
  • прекращения военных реформ;
  • прекращения прямого управления Боснией и создания автономного боснийского правительства во главе с местным лидером. В свою очередь, Босния обязывалась платить ежегодную дань.

Также собравшаяся в Тузле боснийская знать приняла решение провести следующее собрание в Травнике. Так как Травник был столицей османской провинции Боснии и резиденцией визиря, боснийская знать шла на прямую конфронтацию с османской властью. Поэтому Градашчевич призвал всех участников помочь собрать заранее армию. 29 марта 1831 года Градашчевич приводит в Травник около 4 000 человек.

Узнав о приближении мятежников, Намик-паша, укрылся в замке Травника и призвал на помощь братьев Сулейманпашичей. Когда армия мятежника прибыла в Травник, они сделали несколько предупредительных выстрелов в сторону замка, показывая визирю, что они готовы к военному столкновению. Тем временем, Градашчевич послал часть своих сил, под командой Мемиш-аги из Сребреницы, чтобы встретить силы Сулейманпашичей. Две армии встретились в предместьях Травника 7 апреля 1831 года Там Мемиш-ага разгромил братьев Сулейманпашичей и их армию в 2 000 человек, вынудив их отступить. 21 мая Намик-паша бежал в Столац после непродолжительной осады. Вскоре Хусейн Градашчевич объявил себя избранным главой Боснии.

Не тратя впустую времени, Градашчевич 31 мая призвал всю боснийскую знать немедленно присоединиться к его армии вместе с широкими народными массами. Тысячи людей откликнулись на этот призыв, среди них было множество христиан, которые составляли до одной трети его войск. Градашчевич разделяет свою армию на две части, оставляя одну часть в Зворнике, чтобы отразить возможное сербское вторжение. С большой же частью войск он намеревался идти к Косову на встречу великому визирю, которого послали с большой армией, чтобы подавить восстание. По пути, он взял город Печ с 52-тысячной армией и продолжил путь к Приштине, где устроил свой главный лагерь.

Битва с войском Великого визиря Мехмед Рашид-паши произошла 18 июля около Штимлье. Хотя обе армии имели примерно равную численность, у войск Великого Визира было превосходство в оружие. Градашчевич послал часть своей армии под командованием Али-бега Фидахича вперед навстречу войскам Рашида-паши. После короткой перестрелки Фихадич изобразил отступление. Думая, что победа почти в кармане, великий визирь послал свою конницу и артиллерию в лесистую местность. Градашчевич немедленно воспользовался этой тактической ошибкой и осуществил контратаку с большей частью своих сил, почти полностью уничтожив османские войска. Сам Рашид-паша был ранен и только чудом избежал смерти.

После обещаний от великого визиря, что султан удовлетворит все требования бошняков, если армия мятежников возвратится в Боснию, Градашчевич и его армия повернула назад домой. 10 августа 1831 г. встреча всех ключевых деятелей движения за автономию Боснии была проведена в Приштине. На этой встрече было решено, что Градашчевич должен быть объявлен визирем Боснии. Хотя Градашчевич поначалу отказался, его окружение настояло на его кандидатуре, и он в конечном счете согласился. Его новый статус был официально узаконен во время Всебоснийского конгресса, проведенного в Сараево 12 сентября. Перед Царевой мечетью присутствующие поклялись на Коране быть верными Хусейну Градашчевичу.

В этот момент Хусейн стал не только главным военачальником, но и возглавил гражданскую власть в Боснии. Он учредил собственный суд, и переместил центр Боснийской политики в Травник, сделав этот город фактической столицей мятежного государства. В Травнике он учредил диван (боснийский совет) который вместе с ним составлял Боснийское правительство. Градашчевич также взимал налоги в это время, и казнил некоторых местных противников движения за автономию. Он получил репутацию героя и сильного, храброго, и решительного правителя.

Во время затишья в вооруженных столкновениях с османскими войсками внимание было сосредоточено на сильной оппозиции движению за автономию в Герцеговине. Маленькая кампания была начата против области с трех различных направлений:

  1. Войскам из Сараево приказали напасть на Столац для заключительного сражения с Намик-пашой, который сбежал туда после взятия Градашчевичем Травника.
  2. Войска из Босанской краины должны были помочь войскам из Сараево в этом деле.
  3. Войска из Посавины и южного Подринья должны были атаковать Гацко и местного капитана Исмаила-агу Ченгича.

Ввиду этого, Намик-паша оставил Столац, таким образом атака на город была приостановлена. Атака на Гацко провалилась, так как войска из Посавины и южного Подринья были разгромлены войсками Ченгича. Был, правда, и один успех — в октябре войска Градашчевича взяли Требинье и захватили некоторых участников столацкой оппозиции.

Боснийская делегация достигла лагеря великого визира в Скопье в ноябре 1831 года. Великий Визир пообещал делегации, что он настоит, чтобы султан принял требования бошняков и назначил Градашчевича визирем автономной Боснии. Истинные намерения великого визиря, однако, проявились к началу декабря, когда он напал на боснийские войска, размещенные в предместьях Нови Пазара. Войска мятежников, однако, снова разгромили османскую армию. Но из-за очень суровой зимы Боснийские войска были вынуждены вернуться домой.

Тем временем в Боснии, Градашчевич решил продолжить военную кампанию в Герцоговине несмотря на неблагоприятную погоду. Капитан Ливно, Ибрагим-бег Фидрус, приказал перейти в решающее наступление против местных капитанов и таким образом разгромить внутреннюю оппозицию движению за автономию. Чтобы достигнуть этого, Фидрус сначала напал на Любушки, и местного капитана Сулейман-бега. Войска Фидруса разгромили Сулейман-бега и взяли под контроль почти всю Герцоговину кроме Столаца. К сожалению, часть армии, которая осадила сам Столац, потерпел неудачу в начале марта 1832 г. Получив информацию, что Боснийские отряды были изнурены из-за зимы, капитан Столаца Али-паша Ризванбегович снял осаду, контратаковав мятежников и рассеяв их силы. К Столацу были посланы войска из Сараево, под командой Муяги Златаря, но они были отозваны назад Градашчевичем 16 марта 1832 г. после того, как он получил новости о крупном наступлении на Боснию, запланированном Великим визирем.

Новая военная кампания началась в начале февраля 1832 года Великий Визирь послал две армии: одну из Вучтрна и одну из Шкодера. Обе армии, направлялись к Сараеву, и Градашчевич, послал войско приблизительно в 10 000 человек, чтобы встретить их. Когда войска Визиря пересекли Дрину, Градашчевич приказал, чтобы 6 000 человек под командованием Али-паши Фидахича встретили их в Рогатице, в то время как силы, расположенные в Вишеграде, должны будут направиться к Пале в предместьях Сараево. Битва между войском мятежников и армией великого визиря состоялась на равнинах Гласинаца на востоке от Сараево, около Соколаца в конце мая 1832 года. Боснийская армия непосредственно возглавлялась Градашчевичем, в то время как османские войска возглавлялись Кара Махмуд Хамди пашой, новым визирем Боснии, назначенным османскими властями. В этом первом столкновении Градашчевич был вынужден отступить к Пале. В Пале битва продолжалась, и Градашчевич снова был вынужден отступить; на сей раз к Сараево. Там, совет капитанов решил продолжить борьбу.

Заключительное сражение состоялось 4 июня 1832 года в Ступе, маленьком местечке на дороге между Сараево и Илиджией. После длительного, интенсивного сражения казалось, что Градашчевич снова победит армию султана. Однако, в конце концов, герцеговинские отряды под командованием Али-паши Ризванбеговича и Исмаил-аги Ченгича прорвали оборону войск Градашчевича на фланге. Разбитая неожиданным нападением, армия мятежника была вынуждена отступить в Сараево. Было решено, что дальнейшее военное сопротивление бесполезно. Градашчевич бежал в Градачац, поскольку османская армия вошла в Сараево 5 июня и готовилась идти на Травник. Понимая, какие трудности могут испытать его семья и родные, Хусейн Градашчевич решил покинуть Градачац и продвигаться к австрийской границе.

Фетва султана, объявляющая Градашчевича мятежником и преступником, окончательно убедила Хусейна в необходимости покинуть Боснию. Отъезд занял несколько дней. После препирательств с австрийскими чиновниками Градашчевич с большим числом последователей наконец достиг границы у реки Савы 16 июня 1832 года. В тот же день Хусейн вместе с примерно 100 последователями, слугами, и семьей пересек границу и оказался на землях Австрийской империи. Хотя он рассматривался как боснийский визирь, он тем не менее находился под арестом в Славонском Броде в течение месяца.

Австрийцы, под давлением Османских властей, решили переместить Градашчевича подальше от границы. 4 июля 1832 года он был перемещен в Осиек, где он по существу жил в заключении. Его общение с семьей и приближенными были ограничены, и он неоднократно жаловался на это властям. Условия его содержания в конечном итоге были улучшены, и Градашчевич смог покинуть Осиек.

В конце 1832 года Хусейн согласился возвратиться в Османскую империю, чтобы получить от Султана фирман о помиловании. Условия возвращения, указанные ему в Земуне, были очень строгие: Градашчевич был обязан не только не возвращаться в Боснию, но и вообще не появляться на европейской части Османской империи. Разочарованный, Градашчевич был вынужден принять эти условия и поехать в Белград. Он вошел в город 14 октября 1832 года как визирь, въехав верхом на коне, украшенном серебром и золотом, и сопровождаемый большой процессией. Его приветствовали как героя мусульмане Белграда и рассматривали наравне с местным пашой. Градашчевич оставался в Белграде в течение двух месяцев, в течение которых его здоровье ухудшилось. В декабре он направился из Белграда в Стамбул, но поскольку его дочь была все ещё очень мала, его жена осталась в Белграде и присоединяясь к нему весной следующего года.

В Стамбуле Градашчевич жил в старых казармах янычаров на площади Султанахмет, в то время как его семья жила в отдельном доме поблизости. Он жил относительно тихой жизнью в течение следующих двух лет, единственный ярким моментом было предложение султана стать высокопоставленным командиром в новой армии. Градашчевич отклонил это предложение. 17 августа 1834 он умер и был похоронен в Стамбуле. По легенде, он был отравлен по приказу османских властей, но скорее всего причиной смерти была холера. Однако точных данных на этот счет нет.

Падение Великой Османской империи - Валекс о... — LiveJournal

Между тем к Константинополю уже подкрадывалась угроза с другой стороны. Весь XVI век португальцы, испанцы, а затем и голландцы работали над тем, чтобы обеспечить стабильность поставок из Индии, Китая и Юго-Восточной Азии через Индийский океан. Робкие попытки турок и их арабских союзников воспрепятствовать этому не помешали португальцам закрепиться в Южной и Восточной Аравии, а также в Ормузском проливе. К концу века основные порты региона — Аден, Маскат, Ормуз — прочно ими удерживались. Поток восточной торговли, на котором так долго зарабатывала Порта, иссяк.

По оценкам, империя теряла из-за резкого сокращения торговли до 300 тысяч золотых султани в год. А это десятки процентов ее государственного бюджета. Европейцы, теперь в гораздо меньшей степени нуждавшиеся в торговле с империей, перестали ввозить серебро, что привело к обратной по сравнению с серединой века ситуации — дефициту валюты. Султанский двор девальвировал акче. Монету существенно облегчили и добавили в нее медь.


Надо ли говорить, что этот шаг, на короткое время решивший проблемы двора, вызвал катастрофический всплеск инфляции. Акче лишился всякого доверия подданных империи. В регионах начали чеканить собственную, более увесистую и надежную монету. Порта тем самым практически лишилась контроля над своей финансовой системой.

Однако экономические проблемы лежали отнюдь не только в монетарной сфере. Веками империя успешно пополняла свой бюджет за счет завоевательных походов. На Балканах, в Египте, Ираке были награблены огромные богатства. Все это позволяло государству существовать без проблем, облагая подданных, включая немусульман, легкими, не слишком обременительными налогами. Благодаря этому обстоятельству бунты и восстания в стране были относительной редкостью, за исключением разве что движения шиитов в Анатолии. Даже славяне Балкан нередко видели в султане лучшего сюзерена по сравнению с христианскими властителями.


К середине XVI века завоевания закончились. Слабых противников не осталось, и уже надо было не нападать, а защищаться от тех хищников, которые окружали империю. Результат — резкое повышение налогов для всех слоев населения. В течение века они увеличились пятикратно, а в некоторых регионах — в десятки раз. Внезапно вся огромная держава ощутила тяжесть налогового бремени. Причем доходы бюджета (в реальном выражении) все равно не достигли уровня первой половины XVI века. Соседи же, напротив, богатели.

Дело усложнялось тем, что военные расходы росли диспропорционально. Османское войско было инновационным для своего времени. Ручное огнестрельное оружие внедрялось в турецкой пехоте быстрее, чем в любой другой армии Европы. Но все это стоило огромных денег. Кроме того, ядро армии, янычарский корпус, приходилось постоянно увеличивать. Масштабы империи требовали эффективной регулярной армии и войск быстрого реагирования. Для содержания флота пришлось ввести дополнительный налог.

Параллельно весь век деградировал институт тимариотов, феодальных воинов, служивших за землю. Они попадали в зависимость к откупщикам земли и ростовщикам, разорялись и бросали свои наделы, становясь кочевниками и разбойниками. Остальные выжимали последние соки из своих крестьян-издольщиков, что отнюдь не прибавляло согласия между сословиями. Тимариоты прибывали в армию куда хуже обученными и вооруженными по сравнению с эпохой Сулеймана Кануни. Их желание сражаться за султана и дисциплина явно оставляли желать лучшего.

Султаны пытались переломить ситуацию усилением бюрократического аппарата, состоявшего из «капыкулу» (буквально — «рабы двора»). К концу века эти люди, несмотря на столь «низкое» наименование, были подлинными хозяевами империи. Богатея за счет тотальной коррупции, чиновники на местах превращались в полунезависимых правителей, разрушая саму ткань аппарата централизованной до предела державы.


В общем, к концу XVI века Османская империя попала в идеальный шторм: экономика и финансовая система были близки к коллапсу, военное сословие деградировало, а государство стремительно лишалось рычагов управления. Последствия не заставили себя долго ждать.

В 1596 году в Анатолии вспыхнуло восстание крестьян и мелких тимариотов, которое возглавил янычар Кара Языджи. За несколько месяцев мятеж охватил почти всю Малую Азию. Восставшие отказались платить налоги в Константинополь и провозгласили себя независимым государством. Войска султана, присланные на подавление бунта, потерпели несколько болезненных поражений. Пришлось бросить против мятежников отборные части. Султанам Мехмеду III и Ахмеду I потребовалось в общей сложности 16 лет, чтобы одолеть повстанцев. Но сердце империи, Анатолия, и раньше особенно сильно страдавшая от экономического кризиса, была разорена окончательно. Достаточно сказать, что численность ее населения превысила показатели раннеосманских времен только в XX веке.

Похожие процессы развивались и на других территориях империи. В особенности в областях, населенных христианами. Хотя титаническими усилиями султанам удалось восстановить единство государства, экономика пришла в упадок безвозвратно. На протяжении следующего века турки боролись лишь за сохранение статус-кво, периодически нарушавшегося под напором соседей, в первую очередь Австрии и Ирана. То, что Османская империя уцелела непосредственно после экономического коллапса рубежа веков, было в основном заслугой потрясений у соседей — Смутного времени на Руси, Тридцатилетней войны в Германии и «шведского потопа» в Речи Посполитой.


Но вернуться к подъему туркам так и не удалось. В XVIII веке быстро отстающая экономически и технологически страна окончательно превратилась в «больного человека» Европы, на которого великие державы смотрели уже не как на угрозу, но как на добычу.


Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *