Крестовый мыс: Десант в Лиинахамари — Википедия – Пушки мыса Крестовый, или Битва за Арктику

Десант в Лиинахамари — Википедия

Десант в Лиинахамари 12—14 октября 1944 года — тактический морской десант, высаженный Северным флотом в ходе Петсамо-Киркенесской операции Великой Отечественной войны.

Десантная операция была проведена на высоком уровне и увенчалась полным успехом: 14 октября окрестности порта и важные дороги вдоль побережья были очищены от противника, а на следующий день штурмом был взят город Петсамо (Печенга).

Порт Линахамари был главной базой для вывоза никеля из стратегически важных для Германии месторождений в районе города Петсамо, а также одной из важнейших военно-морских баз кригсмарине на побережье Баренцева моря. Эта база играла огромную роль в борьбе с советским Северным флотом и арктическими конвоями союзников в СССР, а также находилась на передовом рубеже обороны оккупированной немцами Норвегии от наступающей Советской армии. Порт и гавань Линахамари были превращены в мощный оборонительный район во фьорде Петсамовуоно. Узкий и глубоководный вход во фьорд был окружен высокими скальными берегами, у входа в который немцами была создана трёхслойная плотность артиллерийского и пулемётного огня, а в глубине залива — пятислойная. От входа в фьорд до порта расстояние составляло 18 миль, которые предстояло преодолевать в таких условиях. В целом система обороны Линахамари и залива насчитывала 4 береговые батареи 150- и 210-миллиметровых орудий, 20 батарей 88-миллиметровых зенитных орудий противовоздушной обороны, оборудованных для стрельбы по наземным и морским целям. Ключом к позиции была батарея 150-миллиметровых

[2] орудий (4 орудия) на мысе Крестовый (Ристиниеми), которая держала под обстрелом весь залив Петсамовуоно и гавань порта Линахамари. Рядом была размещена четырёхорудийная батарея 88-мм орудий. В порту на причалах были оборудованы железобетонные доты с бронированными колпаками.

Первоначально десантная операция при планировании наступления в Заполярье не намечалась, однако силами флота велась тщательная разведка местности. Поэтому, получив в ходе начавшейся операции сообщение командующего Карельским фронтом Маршала Советского Союза К. А. Мерецкова о спешном отступлении немецкой 20-й горной армии под командованием генерал-полковника Лотара фон Рендулича и желательности участия флота в срыве его планомерного отступления, командующий флотом предложил произвести высадку в наиболее укрепленный и важный, но при этом и наиболее разведанный порт Линахамари. Замысел операции состоял из захвата 2-х батарей на мысе Крестовый, после чего ночью в Линахамари высаживался морской десант. Особое внимание обращалось на подготовку командиров катеров высадки. Так, командующий Северным флотом адмирал А. Г. Головко лично проводил специальные совещания с командирами катеров. Он же лично осуществлял общее руководство операцией.

Мыс Крестовый (в центре). Вид с Линахамари.

Операцию по захвату батарей на мысе Крестовый проводили разведывательный отряд Северного оборонительного района (командир капитан[3]И. П. Барченко-Емельянов) и 181-й отряд особого назначения Северного флота (командир лейтенант В. Н. Леонов)[4] — всего 195 человек. Ввиду непрерывного наблюдения за морем со стороны противника, отряды были высажены тремя торпедными катерами ещё 9 октября 1944 года в заливе Пунайнен-лахт, в нескольких десятках километров от цели, и с соблюдением тщательной маскировки совершили скрытный пеший переход к цели.

После короткого боя днём 12 октября 181-й отряд особого назначения овладел 88-мм батареей[4], а разведывательный отряд Северного флота блокировал 150-мм батарею и вступил в бой с её артиллеристами. Этот бой имел крайне упорный и драматический характер, но в результате эта батарея в ходе прорыва катеров с десантом в порт огонь открыть не смогла, а затем её орудия были подорваны самими немцами. Утром 13 октября на мыс была доставлена усиленная разведывательная рота из состава 63-й морской стрелковой бригады, после чего уцелевший гарнизон батареи (78 человек) капитулировал. Потери диверсионного отряда составили 53 человека убитыми и ранеными.

Порт Лиинахамари, 1930-е

Прорыв катеров с десантом начался вечером 12 октября 1944 года. Исходным пунктом перехода отряда десанта была бухта Пумманки на полуострове Рыбачий. Личный состав десанта был укомплектован из личного состава 349-го отдельного пулемётного батальона Северного оборонительного района, 125-го полка морской пехоты Береговой обороны Главной базы флота, добровольцами с кораблей флота, насчитывал 660 человек (командир десанта — командир пулемётного батальона майор И. А. Тимофеев). В высадке были задействованы 8 торпедных катеров и 6 катеров «морской охотник»

[5], объединённых под командование капитана 3-го ранга С. Д. Зюзина.

Прорыв осуществлялся тремя эшелонами (отрядами). Передовой отряд прорыва включал 2 торпедных катера (командир отряда Герой Советского Союза командир отряда катеров 1-го дивизиона торпедных катеров бригады торпедных катеров Северного флота капитан-лейтенант А. О. Шабалин), первый эшелон десанта — 5 торпедных катеров (командир капитан 2-го ранга С. Г. Коршунович), второй эшелон — 1 торпедный катер и 6 катеров «морской охотник» (командир капитан 3-го ранга С. Д. Зюзин). Каждый отряд двигался с интервалом в 7 минут после предыдущего. Для скрытности перехода моторы всех катеров были оборудованы на подводный газовыхлоп (значительно уменьшался шум мотора).

В 21 часов 45 минут местного времени катера с десантом на борту вышли в море. Противник обнаружил подход катеров на расстоянии 20-30 кабельтовых от входа в залив, немедленно включив прожектора и открыв мощный заградительный огонь. В ответ по батареям открыла ответный огонь дальнобойная артиллерия флота. Катера на «самом полном» ходу с постановкой дымовых завес стремительно преодолели зону заградительного огня и ворвались в фьорд. Не снижая скорости, катера преодолели фьорд (имел прозвище «коридор смерти») и ворвались в гавань. В 23-28 местного времени передовой отряд высадил десантников на причалы под сильным пулемётно-миномётным обстрелом, следом в гавань врывались катера последующих эшелонов. Все катера высадили свои группы десантников в намеченных местах (только два катера из-за потери ориентировки произвели высадку в стороне от намеченных пунктов, из-за чего эти группы десантников не смогли принять участия в бою). Всего тремя эшелонами с 23:28 по 24:00 12 октября было высажено 552 человека. Шквальный артогонь противника исключал поддержку высаженного десанта огнём катеров, поэтому они после высадки немедленно покидали гавань. Основные силы десанта высаживались на причалы, часть — на берега фьорда для захвата береговых батарей.

Остов немецкой артиллерийской позиции, Линахамари.

На берегу немедленно разгорелся жестокий ночной бой, часто переходящий в рукопашные схватки. Была уничтожена четырёхорудийная 210-мм артиллерийская батарея в порту, несколько дотов. К рассвету 13 октября порт Линахамари был очищен от врага. Однако часть важных пунктов в его окрестностях противник сумел удержать и опираясь на них, весь день 13 октября неоднократно контратаковал десантников и оказывал упорное сопротивление. В помощь десанту вела огонь дальнобойная артиллерия флота с полуострова Средний, также была задействована авиация. К вечеру 13 октября немцы на грузовых автомобилях пытались перебросить в Лиинахамари до роты солдат, но эта колонна была замечена авиацией и уничтожена штурмовыми авиаударами. За день боя удалось подавить сопротивление ряда оборонительных пунктов врага, что позволило вечером 13 октября перейти в наступление. Ночью на 14 октября и утром в Линахамари были переброшены значительные подкрепления частей Северного флота и сухопутных войск. В течение этого дня окрестности порта и важные дороги вдоль побережья были очищены от противника. 15 октября штурмом был взят город Петсамо (Печенга).

Занятие порта Линахамари лишало противника возможности эвакуации морем и имело важное значение для обеспечения дальнейшего наступления войск фронта и действий флота. Порт был превращен в основной пункт снабжения армии, флот получил важную базу в Варангер-фьорде.

Десантная операция была проведена на высоком уровне и увенчалась полным успехом. Залогом успеха стали дерзкий замысел, высокое мастерство командиров катеров и их отрядов, массовый героизм личного состава. В ходе дерзкого прорыва потери в кораблях составили — 1 торпедный катер и 1 катер «морской охотник» повреждены артогнём, но смогли произвести высадку и благополучно покинуть порт. Катер СКА-428 выскочил на камни в порту, под огнём врага экипаж по приказу командира оставил катер и присоединился к десанту. Потери в экипажах катеров составили 4 убитых и 10 раненых.

По советским данным, потери немецких войск в Лиинахарами составили 433 человека только убитыми[6].

«Здесь 13 октября 1944 года высадилась 1-я группа десанта освободителей п. Лиинахамари.»

Большое количество участников десанта награждены орденами и медалями. Герою Советского Союза Александру Шабалину присвоено звание дважды Героя Советского Союза, командиры отрядов катеров С. Г. Коршунович и С. Д. Зюзин удостоены звания Героя Советского Союза. Из состава участников штурма мыса Крестовый удостоены звания Героя Советского Союза командир отряда майор И. П. Барченко-Емельянов, лейтенант В. Н. Леонов, разведчики С. М. Агафонов и А. П. Пшеничных.

  • Головко А. Г. «Вместе с флотом»
  • Военно-Морской флот Советского Союза в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. М., 2005. Том 1:"Северный флот".
  • Вайнер Б. А. «Северный флот в Великой отечественной войне». М.:Воениздат, 1964. Стр. 331—343.
  • Фокеев К. Ф. Десант в Линахамари. М.: Воениздат, 1968.
  • Великая Отечественная. День за днём. «Морской сборник», 1994, № 10.
  • Бабиков М. А. Мыс Крестовый // Их не называли в сводках. М.: ДОСААФ 1987. 160 с.

Пушки мыса Крестовый, или Битва за Арктику

Великая Отечественная в Заполярье стала на удивление "камерной" войной. Под Сталинградом и Курском ходили в бой миллионные армии. В то же время в ледяных скалах под Мурманском вели свою войну на огромном пространстве немногочисленные отряды. Между тем эти операции вовсе не были малозначительными. 

Захват Мурманска был спланирован немцами в общих рамках плана "Барбаросса". Город-порт был для Советского Союза важным окном в мир, это был, в частности, конечный пункт самого короткого маршрута поставок по программе ленд-лиза. Немецко-финское наступление привело к тяжёлому сражению у границы. Наступающие наткнулись на бешеное сопротивление. Все атаки заглохли в полусотне километров от Мурманска. На одном из участков вермахт — уникальный случай — даже не смог преодолеть границу СССР. Прорваться к Мурманску у вермахта не получилось.

Однако ни о каком спокойствии говорить не приходилось. Стороны постоянно посылали в неприятельский тыл диверсионные группы, благо очень небольшие группы солдат пытались контролировать многие километры фронта. В воздухе непрерывно висела авиация, на море немецкие подлодки охотились за полярными конвоями. Мурманск постоянно бомбили, и город стал одним из наиболее пострадавших в ходе войны. 

В 1944 году Рейх и его союзники потерпели катастрофу на всех фронтах. Финляндия вышла из войны после ударов РККА. Однако бои в Заполярье не прекратились. Немецкие и советские силы продолжали борьбу на границе с оккупированной немцами Норвегией. Здесь и спланировали очередное наступление 1944 года – Петсамо-Киркенесскую операцию.

С одной стороны, это наступление позволяло начать освобождение Норвегии, с другой, район Петсамо – это месторождения дефицитного никеля, и по экономическим соображениям его также требовалось отбить. Наконец, через порт Петсамо снабжались немецкие войска в этом секторе. Наступление запланировали на октябрь.

Лёгкой прогулки, разумеется, не ожидалось: немцы годами возводили здесь укрепления и не собирались просто так отдавать свою базу. В советских штабах возникла вполне логичная идея: атаковать Петсамо не только с суши, но и с моря. Проблема состояла в том, что об этом думали не только советские командиры. Петсамо расположен в глубине длинного полного суровой красоты фьорда. Ближе к морю этот фьорд переходит в гавань Лиинахамари. С окрестных скал превосходно простреливается фарватер. Скалы сами по себе труднопреодолимое препятствие. Лиинахамари прикрывали десятки орудий разных калибров.

Двадцать батарей крупнокалиберных зениток делали крайне трудной задачей воздушную атаку. При этом противовоздушные "ахт-ахты" легко поворачивались и против кораблей. Однако главную угрозу флоту представляли не они, а тяжёлые 150-мм пушки и, наконец, батарея смертоносных береговых 210-мм орудий, способная при необходимости изрешетить даже крейсер. Самое мощное укрепление расположилось на мысе Крестовый, который вдавался глубоко в воды залива. Для защиты в ближнем бою арктическая крепость располагала мелкокалиберными автоматическими пушками и пулеметными гнёздами. Всё это великолепие было забрано в камень и бетон. Без подавления батарей в скалах о прорыве к Петсамо с воды нечего было и думать. Оставалось придумать, как с ними справиться.

Грубой силой решить проблему Лиинахамари не представлялось возможным. Однако решение было найдено: диверсионная операция. Там, где не могли пройти крупные корабли, предстояло действовать небольшому десантному отряду. Специалисты для такого случая у русских в Арктике имелись.

Лейтенант Виктор Леонов, уроженец Зарайска двадцати восьми лет, несмотря на скромный чин, был одним из наиболее опытных диверсантов. До войны он не готовился к карьере "коммандо" и служил на подводной лодке. Однако с началом боевых действий он тут же подал рапорт о зачислении в 181-й отряд особого назначения Северного флота и с декабря 1943-го он уже командовал этим отрядом особого назначения. На его счету имелось полсотни выходов в тыл вермахта. Морпехи Леонова высаживались с торпедных катеров, наносили удары и возвращались на базу. 

Другим героем будущей операции должен был стать капитан Иван Барченко-Емельянов, возглавлявший разведотряд Северного оборонительного района. Всего на год старше Леонова, этот новгородец тоже успел составить себе репутацию отчаянного и удачливого командира. Разведвзвод, затем рота, "Красная звезда" за постоянные захваты языков. Только за зиму 1943/44 он сумел успешно сходить за линию фронта шесть раз — на трескучем полярном морозе. Отдельно обращает на себя внимание одна строка в наградных документах Барченко: операции на грани человеческих возможностей он проводил "с незначительными собственными потерями". 

Перед операцией командиры долго ломали голову над планом высадки. Интересно, что среди операций, материалы о которых изучались советскими офицерами, был образец зарубежного опыта — рейд английских диверсантов на доки Сен-Назера в 1942 году. Эта операция прошла для британцев успешно, но оказалась очень кровавой: тогда погибло или попало в плен почти 400 десантников. Этот пример, конечно, не навевал особого оптимизма.

Тем более тщательно следовало приготовиться к штурму. Сперва с торпедных катеров должна была высадиться группа десантников в тылу у немецких редутов. Затем предстояла рискованная часть: после того как авангард уничтожит или свяжет боем батареи, в гавань шла основная волна десанта. При необходимости предполагалось пробить торпедами проходы в сетях, а затем выгрузить на причалах десантников.

Перед операцией с разведывательных самолётов бухту отсняли вдоль и поперек. Капитан 1-го ранга Кузьмин, руководивший бригадой торпедных катеров, лично отрабатывал высадку на картах с командирами каждого катера. Последовательность швартовки расчитывалась по минутам. Во время высадки ожидалась плохая погода и, соответственно, скверная видимость, но это десантникам было только на руку. 

В темную глухую ночь на 9 октября 1944 года западнее хребта Муста-Тунтури из метели показались советские торпедные катера с отрядом Барченко и Леонова в 195 бойцов. Целью был мыс Крестовый с его пушками. Моторы перевели на подводный выхлоп, огни потушили, в эфире — полное молчание. К самому берегу катерники не рискнули подойти, и морпехи добирались до берега в болотных сапогах в ледяной воде. Этот отряд заходил немецким батареям в тыл.

Десантники вырубили себе лестницу в прибрежной гранитной скале, перевалили ее и вновь поднялись, уже на следующую гору. За двое суток диверсанты прошли 30 километров. Не разговаривать. Огня не зажигать. Короткий отдых в снегу – и снова вперёд. Подъём и спуск — на верёвках над пропастью.

Морские пехотинцы в темноте подобрались почти вплотную к батареям с тыла. Всё шло по плану, пока они не добрались до обрамлявшей немецкие позиции полосы колючей проволоки. В этот момент какой-то бдительный часовой заметил десантников. Прятаться стало бессмысленно.

На проволоку бросают бушлаты, через них перескакивает первый разведчик, который тут же принимается длинными очередями поливать двери казармы. Немцы заметили осназовцев слишком поздно: орудия не успевают открыть огонь, в ожившие пулемётные гнезда летят гранаты. Внезапность действует ошеломляюще: на позициях поднимается паника. Успевшие подняться артиллеристы застрелены в упор.

После короткого боя Барченко, Емельянов и Леонов обнаруживают, что сорвали джекпот: в их руках полностью исправная четырехорудийная зенитная батарея и батарея 150-мм орудий, господствующие над местностью. Теперь предстояло распорядиться захваченной батареей. Разведчики, умеющие обращаться с трофейными пушками, в отряде есть. С мыса Крестовый тут же начинают сыпаться снаряды. Захват Крестового тут же вырвал с мясом важнейшее звено из всей цепи обороны немцев.

Те, однако, сдаваться не собирались: Крестовый принялись обстреливать из всех стволов, а от причалов на Крестовый двинулись катера и шлюпки с пехотой. На склонах идёт бой. Разведчики оказались в очень опасном положении: боеприпасы заканчиваются. Леонов вызвал авиацию и запросил по радио помощь боеприпасами. Немцы на склоне оказались под губительным огнём: шестёрки "илов" обрабатывали их, сменяя друг друга, а на высоту зашли два транспортника, сбросивших на парашютах боеприпасы и провиант. Этот удар решил судьбу боя. Следующим шагом разведчиков стал захват дальнобойной батареи на том же мысу. На сей раз сопротивление оказалось куда слабее: неудачи дня сломили волю неприятеля. Победители захватили 60 пленных и саму батарею.

К концу короткого дня 12 октября узел обороны на мысе Крестовый был нейтрализован. Теперь оставалось нанести завершающий смертельный удар.  

Пока разведчики Барченко и Леонова обживались на захваченном мысу, в бухту Лиинахамари врывались торпедные катера с главными силами десанта – 658 солдат под командой майора Тимофеева. Ночь, дымовые завесы, молчание батарей Крестового – потери при выходе десанта оказались минимальны.

Немцы не были мальчиками для битья и не желали сдаваться, каждый дот брали штурмом, выкуривая гарнизоны гранатами и взрывчаткой. Десантники подбирались через мёртвые зоны к продолжающим сопротивляться огневым точкам, и уничтожали одну за другой. 

К концу 13 октября в Лиинахамари стало нечего брать, а в гавани высадилась уже целая бригада морской пехоты. Теперь Петсамо охватывался и с суши, и с моря. 15 октября город был взят приступом. Карельский фронт уходил дальше, на Северную Норвегию.

На мысе Крестовый и в порту Лиинахамари десант потерял 53 человека убитыми и ранеными. О потерях немцев точных данных меньше. Барченко сообщал о пленении 78 человек на Крестовом и о захоронении там же более чем сотни трупов немецких солдат. Общие потери вермахта, судя по всему, составили несколько сот человек погибшими и пленными.

Операция против Лиинахамари стала одним из замечательных эпизодов Великой Отечественной. Хотя самой сильной стороной РККА были грандиозные сухопутные операции, здесь советские войска проявили себя с неожиданной стороны. Штурм Лиинахамари позволил получить портовые сооружения в целом виде, и наконец, ускорил падение самого города. 

В разведчика Ивана Лысенко, поднявшего крестовину с вражеской «колючкой», попало 33 пули

Шли упорные бои в районе селения Луостари, которое было тогда важным опорным пунктом врага. В ночь на 12 октября 10-я гвардейская и 65-я стрелковая дивизии вели усиленную разведку и передовыми батальонами пытались атаковать противника в своих полосах наступления, но успеха не имели. За ночь 114-я стрелковая дивизия всеми своими полками переправилась на западный берег реки Петсамо-йоки – Печенги в трех километрах южнее Луостари. В 8 часов утра части 99-го корпуса возобновили наступление. К 14 часам 10-я гвардейская дивизия, сломив сопротивление противника, овладела горой Силгя-Тунтури и передовыми батальонами 35-го и 34-го стрелковых полков подошла к реке Печенге в полутора – двух километрах северо-восточнее Луостари. 28-й полк, используя подручные средства, форсировал на широком фронте Петсамо-йоки и вышел на северную окраину Луостари. «Луостари противник превратил в сильный опорный пункт, - вспоминал командир 10-й гвардейской дивизии генерал-майор Харитон Худалов. - Все подвальные и полуподвальные помещения были приспособлены для круговой обороны. Разместив в подвале крайнего здания пулеметную точку, гитлеровцы перекрыли подступы к городу. Попытки подавить пулемет оказались безуспешными. Тогда саперы 28-го полка окружили здание и взорвали его вместе с пулеметным расчетом. Вечером 12 октября 99-й стрелковый корпус в составе 65, 114 и 10-й гвардейской стрелковых дивизий занял Луостари и перерезал дорогу, идущую на север». Следует отметить, что части 114-й стрелковой дивизии в этот день заняли аэродром Луостари и населенный пункт Колттакюля.

Захват вражеской батареи на мысе Крестовом 181-ым особым разведывательным отрядом штаба Северного флота под командованием старшего лейтенанта В.Н. Леонова. Художник Саморезов Виктор Константинович. Фото с сайта http://www.navy.ru

Захват вражеской батареи на мысе Крестовом 181-ым особым разведывательным отрядом штаба Северного флота под командованием старшего лейтенанта В.Н. Леонова. Художник Саморезов Виктор Константинович. Фото с сайта http://www.navy.ru

В тот же день произошел драматический бой на мысе Крестовом у Лиинахамари. В военные годы вся оконечность мыса напоминала ощетинившегося ежа. У самого уреза воды находилась береговая дальнобойная батарея. На полпути от берега до вершины мыса на просторной ровной площадке располагалась зенитная батарея. Кроме того, там и сям в каменных нишах были установлены малокалиберные пушки, пулеметы. Операцию по захвату батарей на мысе Крестовый проводили разведывательный отряд Северного оборонительного района под командованием майора И.П. Барченко-Емельянова и 181-й отряд особого назначения Северного флота, возглавлял который лейтенант В.Н. Леонов — всего 195 человек. Ввиду непрерывного наблюдения за морем со стороны противника, отряды были высажены тремя торпедными катерами еще 9 октября 1944 года в заливе Пунайнен-лахт, в нескольких десятках километров от цели и с соблюдением тщательной маскировки совершили скрытый пеший переход к цели.

Утром 12 октября бойцы Леонова внезапно атаковали вражескую 88-миллиметровую батарею на мысе Крестовом, овладели ею, захватили в плен большое число гитлеровцев. Тогда-то все и произошло. «Кто-то из разведчиков случайно задел заграждение из колючей проволоки, – вспоминала позже дочь Леонова Татьяна Викторовна. – Начался обстрел. Первым погиб Владимир Фатькин – самый отчаянный и красивый разведчик отряда. Он просто прыгнул через проволоку, и его тут же срезало. Проволока крепилась на тяжелых рельсовых крестовинах. И тогда Иван Лысенко – физически очень сильный человек – подлез под крестовину и, встав во весь рост, поднял ее на плечах. Разведчики один за другим вползали в этот проем под проволокой. Потом, когда израненный Лысенко уже не мог держаться, рядом с ним встал врач отряда Алексей Луппов. Погибли оба. У Лысенко было 33 пулевых ранения, но когда разведчики, выполнив задание, вернулись к тому месту, он был еще жив! Представьте себе эту картину. Это действительно Подвиг».

181-й особый разведывательный отряд Северного флота после взятия мыса Крестового. Фото с сайта http://waralbum.ru/

181-й особый разведывательный отряд Северного флота после взятия мыса Крестового. Фото с сайта http://waralbum.ru/

Отряд Барченко-Емельянова блокировал 150-миллиметровую батарею и вступил в бой с ее артиллеристами. Этот бой имел крайне упорный характер, но в результате вражеская батарея не смогла открыть огонь в нужный момент, а затем ее орудия были подорваны самими немцами. За смелые и решительные действия, а также личный героизм майору Барченко-Емельянову, лейтенанту Леонову, а также разведчикам Пшеничных и Агафонову было присвоено звание Героев Советского Союза. Вечером 12 октября торпедные катера и сторожевики под шквальным вражеским огнем начали высаживать на подступах к Лиинахамари десант морских пехотинцев и добровольцев с кораблей. К полуночи на причалы порта и берега фьорда удалось высадить 552 человека.

Следите за историческими хрониками Петсамо-Киркенесской операции в октябре вместе с «Комсомольской правдой» по хэштегу #70петсамо.

Десант в Лиинахамари - это... Что такое Десант в Лиинахамари?

Десант в Лиинахамари 12 — 14 октября 1944 года — тактический морской десант, высаженный Северным флотом в ходе Петсамо-Киркинесской операции Великой Отечественной войны.

Десантная операция была проведена на высоком уровне и увенчалась полным успехом: 14 октября окрестности порта и важные дороги вдоль побережья были очищены от противника, а на следующий день штурмом был взят город Петсамо (Печенга).

План и подготовка операции

Порт Линахамари был главной базой для вывоза никеля из стратегически важных для Германии месторождений в районе города Петсамо, а также одной из важнейших военно-морских баз кригсмарине на побережье Баренцева моря. Эта база играла огромную роль в борьбе с советским Северным флотом и арктическими конвоями союзников в СССР, а также находилась на передовом рубеже обороны оккупированной немцами Норвегии от наступающей Советской армии. Порт и гавань Линахамари были превращены в мощный оборонительный район во фьорде Петсамовуоно. Узкий и глубоководный вход во фьорд был окружен высокими скальными берегами, у входа в который немцами была создана трёхслойная плотность артиллерийского и пулемётного огня, а в глубине залива — пятислойная. От входа в фьорд до порта расстояние составляло 18 миль, которые предстояло преодолевать в таких условиях. В целом система обороны Линахамари и залива насчитывала 4 береговые батареи 150 и 210-миллиметровых орудий, 20 батарей 88-миллиметровых зенитных орудий противовоздушной обороны, оборудованных для стрельбы по наземным и морским целям. Ключом к позиции была батарея 150-миллиметровых орудий (4 орудия) на мысе Крестовый (Ристиниеми), которая держала под обстрелом весь залив Петсамовуоно и гавань порта Линахамари. Рядом была размещена 4-х орудийная батарея 88-м орудий. В порту на причалах были оборудованы железобетонные доты с бронированными колпаками.

Первоначально десантная операция при планировании наступления в Заполярье не намечалась, однако силами флота велась тщательная разведка местности. Поэтому, получив в ходе начавшейся операции сообщение командующего Карельским фронтом Маршала Советского Союза К. А. Мерецкова о спешном отступлении немецкой 20-й горной армии под командованием генерал-полковника Лотара фон Рендулича и желательности участия флота в срыве его планомерного отступления, командующий флотом предложил произвести высадку в наиболее укрепленный и важный, но при этом и наиболее разведанный порт Линахамари. Замысел операции состоял из захвата 2-х батарей на мысе Крестовый, после чего ночью в Линахамари высаживался морской десант. Особое внимание обращалось на подготовку командиров катеров высадки. Так, командующий Северным флотом адмирал А. Г. Головко лично проводил специальные совещания с командирами катеров. Он же лично осуществлял общее руководство операцией.

Захват батарей на мысе Крестовый

Мыс Крестовый (в центре). Вид с Линахамари.

Операцию по захвату батарей на мысе Крестовый проводили разведывательный отряд Северного оборонительного района (командир майор И. П. Барченко-Емельянов) и 181-й отряд особого назначения Северного флота (командир лейтенант В. Н. Леонов)[2] — всего 195 человек. Ввиду непрерывного наблюдения за морем со стороны противника, отряды были высажены тремя торпедными катерами ещё 9 октября 1944 года в заливе Пунайнен-лахт, в нескольких десятках километров от цели и с соблюдением тщательной маскировки совершили скрытый пеший переход к цели.

После короткого боя днём 12 октября 181-й отряд особого назначения овладел 88-мм батареей[2], а разведывательный отряд Северного флота блокировал 150-мм батарею и вступил в бой с её артиллеристами. Этот бой имел крайне упорный и драматический характер, но в результате эта батарея в ходе прорыва катеров с десантом в порт огонь открыть не смогла, а затем её орудия были подорваны самими немцами. Утром 13 октября на мыс была доставлена усиленная разведывательная рота из состава 63-й морской стрелковой бригады, после чего уцелевший гарнизон батареи (78 человек) капитулировал. Потери диверсионного отряда составили 53 человека убитыми и ранеными.

Прорыв катеров с десантом в порт

Порт Лиинахамари, 1930-е

Прорыв катеров с десантом начался вечером 12 октября 1944 года. Исходным пунктом перехода отряда десанта был полуостров Рыбачий. Личный состав десанта был укомплектован из личного состава 349-го отдельного пулемётного батальона, 125-го полка морской пехоты, добровольцами с кораблей флота, насчитывал 660 человек (командир десанта – командир пулемётного батальона майор И. А. Тимофеев). Передовой отряд прорыва включал 2 торпедных катера (командир отряда Герой Советского Союза командир отряда катеров 1-го дивизиона торпедных катеров бригады торпедных катеров Северного флота капитан-лейтенант А. О. Шабалин), первый эшелон десанта – 5 торпедных катеров (командир капитан 2-го ранга С. Г. Коршунович), второй эшелон – 1 торпедный катер и 6 сторожевых катеров (командир капитан 3-го ранга С. Д. Зюзин). Каждый отряд двигался и интервалом в 7 минут после предыдущего. Для скрытности перехода моторы всех катеров были оборудованы на подводный газовыхлоп (значительно уменьшался шум мотора).

Противник обнаружил подход катеров на расстоянии 20-30 кабельтовых от входа в залив, немедленно включив прожектора и открыв мощный заградительный огонь. Катера на «самом полном» ходу с постановкой дымовых завес стремительно преодолели зону заградительного огня и ворвались в фьорд. Не снижая скорости, катера преодолели фьорд (имел прозвище «коридор смерти») и ворвались в гавань. Под сильным пулемётно-миномётным обстрелом катера подошли к причалам и высадили свои группы десантников в намеченных местах (только два катера из-за потери ориентировки произвели высадку в стороне от намеченных пунктов, из-за чего эти группы десантников не смогли принять участия в бою). Всего тремя эшелонами с 23:00 по 24:00 12 октября было высажено 552 человека. Шквальный артогонь противника исключал поддержку высаженного десанта огнём катеров, поэтому они после высадки немедленно покидали гавань. Основные силы десанта высаживались на причалы, часть – на берега фьорда для захвата береговых батарей.

Действия десанта на берегу

Остов немецкой артиллерийской позиции, Линахамари.

В жестоком ночном бою, часто переходящем в рукопашные схватки, к рассвету 13 октября порт Линахамари был очищен от врага. Однако часть важных пунктов в его окрестностях противник сумел удержать и опираясь на них, весь день 13 октября оказывал упорное сопротивление и даже неоднократно контратаковал. В помощь десанту вела огонь дальнобойная артиллерия флота с полуострова Средний, также была задействована авиация. За день боя удалось подавить сопротивление ряда оборонительных пунктов врага, что позволило вечером 13 октября перейти в наступление. Ночью на 14 октября и утром в Линахамари были переброшены значительные подкрепления частей Северного флота и сухопутных войск. В течение этого дня окрестности порта и важные дороги вдоль побережья были очищены от противника. 15 октября штурмом был взят город Петсамо (Печенга).

Занятие порта Линахамари лишало противника возможности эвакуации морем и имело важное значение для обеспечения дальнейшего наступления войск фронта и действий флота. Порт был превращен в основной пункт снабжения армии, флот получил важную базу в Варангер-фьорде.

Десантная операция была проведена на высоком уровне и увенчалась полным успехом. Залогом успеха стали дерзкий замысел, высокое мастерство командиров катеров и их отрядов, массовый героизм личного состава. В ходе дерзкого прорыва потери в кораблях составили – 1 торпедный катер и 1 сторожевой катер повреждены артогнем, но смогли произвести высадку и благополучно покинуть порт. Сторожевой катер СКА-428 сел на мель в порту, под огнём врага экипаж по приказу командира оставил катер и присоединился к десанту.

Награды

«Здесь 13 октября 1944 года высадилась 1-я группа десанта освободителей п. Лиинахамари.»

Большое количество участников десанта награждены орденами и медалями. Герою Советского Союза Александру Шабалину присвоено звание дважды Героя Советского Союза, командиры отрядов катеров С. Г. Коршунович и С. Д. Зюзин удостоены звания Героя Советского Союза. Из состава участников штурма мыса Крестовый удостоены звания Героя Советского Союза командир отряда майор И. П. Барченко-Емельянов, лейтенант В. Н. Леонов, разведчики С. М. Агафонов и А. П. Пшеничных.

Примечания

Литература

  • Головко А. Г. «Вместе с флотом»
  • Военно-Морской флот Советского Союза в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг. М., 2005. Том 1:"Северный флот".
  • Вайнер Б. А. «Северный флот в Великой отечественной войне». М.:Воениздат, 1964. Стр. 331—343.
  • Фокеев К. Ф. Десант в Линахамари. М.: Воениздат, 1968.
  • Великая Отечественная. День за днём. «Морской сборник», 1994, № 10.
  • Бабиков М. А. Мыс Крестовый // Их не называли в сводках. М.: ДОСААФ 1987. 160 с.

Повторная поездка по граблям2016 #13

Предыдущая часть тут Вообще-то история Печенги писалось одной главой, но ливжорнал сказал, что глава получилась слишком большой. Пришлось разбивать рассказ на две части. 🙂 Так что события одного дня будут описаны аж в трех главах. 🙂
Место действия на карте ниже - Печенга. Синяя полоса - автодорога. В верхнем левом углу кусочек синей дороги - уже по территории Норвегии.

Закончил предыдущую частьтем, что под маской соглашения о перевозках грузов для Швеции, из Финляндии сюда в июне 1940г немцы привезли 100 грузовых автомобилей «Вольво» - небывалая и невиданная техника в огромных объемах для этой местности. Далее объемы технического вооружения все наращивались и наращивались. Фашистская Германия в 1941г. срочно построила дополнительные семь причалов, общая протяжённость которых составила 530м. Раньше тут более одного причала никогда не было! Иногда на рейде порта скапливалось в ожидании погрузки-разгрузки до 70 судов и 2000 автомашин. Рыбоперерабатывающий завод перерабатывал на муку 100-1000кг сельди и других рыбопродуктов в день. А раньше сельдь только для своих нужд солили. Неподалеку от поселка, за болотом у немцев был разбит парк. Его дорожки и клумбы угадывались до начала 80-х годов.
Понятно, что и наша страна пыталась как можно больше узнать о том, чем живут оккупированные соседи. Кому понравится интенсивное передвижение вражеской армии под боком?

Для разведки использовались все доступные способы: наблюдения: с воздуха, данные перебежчиков, донесения глубоко законспирированных агентов и сведения разведотделов НКВД и Северного флота, забрасываемых к Печенгскому заливу.
К сожалению, многие документы до сих пор хранятся за семью печатями до сих пор. Например, вот у  gistory вы можете прочесть подробный перечень тем, запрещенных к публикации. http://gistory.livejournal.com/300494.html. Рекомендую хоть бегло просмотреть - очень любопытная инфа. Все, что хоть сколь-нибуть может пролить свет - все засекречено. Получается, что разрешена только заретушированная, парадная версия событий, которой я и пользуюсь.  В частноти, на первых же страницах методички указано, что (грубо говоря) все военные периоды СССР, начиная, с интересующей мя, финской войны 1939г, является запрещенным к печати секретным материалом. Так что при написании этой главы довольствоваться приходится только общей инфой. Да, согласен, что постепено в последние годы архивы становятся доступны. Но, не думаю, что до настощего времени рассекретили ВСЕ.
..
Но, даже то, чему удалось просочится в нет, даёт основание считать, что до войны разведчики работали более чем успешно. К примеру, на штабных картах Северного оборонительного района Северного флота были точно обозначены все, хорошо продуманные, артиллерийские и иные системы в условиях скал. А также иные орудия, радиостанции, посты наблюдения и опорные пункты Лиинахамарской базы фашистов.

Вся эта информация сыграла свою роль через три года при освобождении этих населенных пунктов. Но, кое что и по сей день считается покрытым мраков и спрятано, затоплено, неизвестно. По крайней мере, фашисты очень хорошо прятали свое строительство, не оставляя свидетелей. А огромные штольни, подземные госпитали, казармы и заводы, которые я хотел бы посетить в эту поездку, до сих пор не обследованы и информации по ним нет.
..
Сразу после оккупации, были построены явно видимые оборонительные сооружения. Но уже после завершения этого строительства, немцы завезли кораблями новейшее горнопроходческое оборудование. Большую часть доставленного разместили в закрытой зоне, часть увезли на вход в Печенгский залив, а несколько комплектов с помощью вагонеток канатной дороги отправили к прифронтовому хребту Муста-Тунтури. Очень скоро пробивание штолен и казематов в скалах на территории немецкого спецстроя стали вести круглые сутки. Одновременно с этим началась реализация грандиозного плана по обеспечению района Лиинахамари всеми видами защиты.

Так, например, для обеспечения противодесантной обороны на мысе Крестовый, с которого хорошо просматривался вход в Печенгский залив, в первые же дни строительства у уреза воды была установлена 150-миллиметровая батарея, а несколько выше — 68-миллиметровая зенитная батарея. Обустроены орудийные дворики, командный пункт, несколько убежищ для личного состава и склады боезапаса. Все это было укрыто под скалами
На входе в базу были установлены противоторпедные сети, подскальная станция дымопуска.
В ответ на советскую дальнобойную артиллерию расположенную на полуострове Средний (о ней я напишу позже), которая успешно топила десятками немецкие грузовозы, входящие в печенгский залив, началось строительство бетонированных котлованов, предназначенных для установки четырех 210-миллиметровых орудий, которые должны были намертво «запереть» Мотовский и Кольский заливы. Эта батарея имела мощные подскальные казематы и ходы сообщения до конца не обследованные и сегодня. Остатки этих пушек на фото выше.

Кроме того, две артиллерийские батареи среднего калибра были установлены на входных мысах в залив.
На подходах к озеру Пураярви были построены специальные противотанковые ворота, хотя использование танков в условиях тундры было весьма проблематичным. Высота ворот достигала 3 метров, а их мощные створки двигались с помощью электромоторов. Ни один танк, ни одна автомашина не могли миновать это препятствие, не подставив свой борт под смертельные удары снарядов соседней противотанковой батареи.
Остатки этих ворот дожили до наших дней.
На западной стороне прибрежной горы Валкелкиви-Тантури, под мощными скальными породами, был построен торпедный комплекс, в состав которого входили три торпедные установки. Они на картинке ниже. Торпедные станки с желобами были направлены в сторону залива через специальные амбразуры. Под этим комплексом были вырублены разветвленная подскальная система ходов и вместительное хранилище для торпед. Этот торпедный комплекс (на фото ниже) полностью перекрывал вход в Печенгский залив на всю его ширину.

С воздуха весь Петсамо-Лиинахамарский район вместе с Печенгским заливом надежно прикрывался истребителями сразу с четырех(!) аэродромов, специально построенных в этом районе. Такого мощного оборонного комплекса (с моря, воздуха и суши) на Скандинавском полуострове не имела ни одна нацистская база (в том числе и та, где базировался суперлинкор «Тирпиц»).
Опорный пункт «Кап-Романов» был спроектирован немецкими инженерами в 1942году для прикрытия входа в Печенгский залив. Орудия на мысе Крестовый, торпедные аппараты в чреве горы Валкелкиви-Тунгури всё это средства внутренней обороны. "Кап-Романов" - форпост, позволявший контролировать обстановку далеко на подходе к заливу.

Факт создания необычно мощной обороны района Петсамо-Лиинахамари советские историки всегда объясняли тем, что, мол, в этом районе находились основные никелевые разработки Германии, расположенные всего в 40 километрах от линии фронта. И именно их Третьего рейх был вынужден особо охранять. Но так ли это было в действительности?  Сомневаюсь. Почему же немецкое командование столько внимания уделяло защите небольшого по существу залива?
Действительно, многое объясняется одним словом никель. Прожорливые крупповские заводы требовали его все больше и больше, а источники поступления были ограничены. Тут уж точно - люди гибли за металл... Правда, этот груз был доминирующим только в начальный период войны. Больше всего порт работал на обеспечение потребностей фронта.
Большая охрана объектов на берегах бухты прямо указывает на то, что где-то здесь фашисты производили какие-то работы, имевшие огромное значение для рейха и составлявшие не только особую государственную тайну, но еще и чрезвычайно опасные для жизни человека. Последнее может подтверждаться тем, что, как известно, на всех стратегически важных для Третьего рейха стройках всегда использовался квалифицированный труд исключительно германских военных строителей.
..
На фото ниже - памятный знак "рубка подводной лодки" на вьезде в (уже) советскую военно-морскую базу Лиинахамари. Поставлен этот памятник примерно в 1970-е годы.

В Лиинахамари же специальные рабочие команды и саперные подразделения вермахта проводили работы на строящемся секретном объекте только летом 1942 года в течение первых двух-трех месяцев. Затем все немецкие строители были срочно вывезены со стройки и переброшены во Францию и Норвегию для строительства бункеров по спецзаказу Кригсмарине. А на их место были пригнаны советские военнопленные, для которых не строили даже бараков. Пленные жили в небольшой лощине между скал. Никаких построек, только колючая проволока в один ряд. Запрещено было ходить по одному и тому же месту, чтобы не появились тропинки. Спали под лоскутами брезента в тёплой одежде. Кормили утром кофе, в обед суп с картофелем или капустой, на ужин - кофе. Хлеба выдавалось на сутки 300 граммов. В баню водили два раза месяц в палатку, установленную на берегу залива. Исподнее меняли раз в месяц. Тех, кто выбивался из сил, топили в заливе, привязав к телу несколько камней. Предварительно пристреливали.
Эти пленные рубили в скалах Девкиной заводи многометровые штольни для сооружения цехов какого-то завода и даже… помещения для госпиталя в скалах. Строительство велось в условиях такой секретности, что даже немецким солдатам было строго запрещено появляться на территории спецстроя и тем более заходить в штольни. Через каждые две-три недели в эти штольни для продолжения работы доставляли новые команды советских военнопленных из специального барака. При этом их предшественники, ушедшие на строительство ранее, обратно в барак никогда не возвращались. К работе столь массовой и хорошо отлаженной "фабрики смерти" оказались не готовы даже офицеры лиинахамарского гестапо!
А сегодня редкие посетители этих мест выкладывают в нет картинки затопленных водой бункеров и ходов сообщений. Говорят, при желании там ещё можно найти всякий военный хлам. Строившие подземные коммуникации инженеры продумали, как их содержать сухими и как затопить в случае ненадобности.
За три года, к началу Петсамо-Киркенесской операции 1944года немцы смогли построить неприступный оборонительный район, который без многочисленных человеческих жертв взять штурмом в лоб было невозможно. Советские огневые средства были малоэффективны против глубоко закопанных в скалы дотов и казарм. С суши атака неэффективна – растянутая по тундре, ослабленная после первоначального штурма Западной Лицы армия не сможет штурмовать укрепрайон. Эффективными могли оказаться диверсионные группы разведчиков, которые имели шансы незаметно пробраться на вражескую территорию и вывести из строя хотя бы основные узлы обороны.

Комбинированным способом и производился штурм Печенги был осуществлен в ночь с 12 на 13 октября 1944, как показано на схеме. Красными линиями обозначены сектора обстрелов немецких пушек.
Пока армия с фронта отвлекала немцев, катера, приняв на борт десантников, направились ко входу в эту базу. Ночь была тихая, безлунная. Уже на подходе к Печенгского заливу противник из форта "Кап-Романов" (в верхней части рисунка справа) с помощью прожекторов обнаружил корабли и немедленно открыл огонь из всех орудий, зарытых в землю танков и зенитных автоматов. Красным показаны сектора обстрелов. Наши батареи открыли ответный огонь. Тысячами осветительных ракет, грассирующих нуль и снарядов освещена водная акватория в ночи.
Два обстоятельства помогли проникнуть советским катерам в залив. Первыми шли два малых торпедных катера. А за ними следовали большие катера. На них-то противник и обратил основное внимание. Пользуясь этим, малые катера, быстро проскочив вперёд поставили дымовую завесу, которая скрыла основную группу кораблей. Немцы вынуждены были вести огонь вслепую.
Кроме того, огневые средства немцев находились на небольших возвышенностях, и вблизи берега оказались непростреливаемые пространства. Катера с низкой осадкой воспользовались ими. Снаряды гудели над головами, не причиняя вреда.
Катера ворвались в порт. Он был весь задымлён. Справа горел причал, у которого находились баки с горючим. На берету полыхало еще несколько пожаров. Всюду слышались сильные взрывы, свист снарядов, треск пулемётов и автоматов.
Высадив десант, катера приняли участие в огненных схватках с врагом. Гитлеровцы почти не видели ничего в дыму. Мы же знали, где находятся их огневые точки - не зря разведка работала. Появившись на несколько секунд из дыма, катер открывал огонь по цели и сразу же уходил под прикрытие завесы. Наши снаряды разили без промаха.
Минут через сорок-пятьдесят сопротивление противника значительно ослабело. Бой отодвигался всё дальше от пунктов высадки Теперь катера вели огонь лишь по отдельным оживающим огневым точкам. Потом и в этом нужда отпала.
Во время штурма молчали только самые грозные объекты фашистов - орудия с мыса Крестового и стационарные торпедные аппараты с горы Валкелкиви-Тунгури.
Крестовый - высокий скалистый мыс (внизу схемы), где располагались фашистские батареи, немцы считали неприступным. Еще бы! Вдаваясь далеко в Печенгский залив, батареи Крестового простреливали прямой наводкой вход в фьорд. Но перед самым штурмом Крестовый был накрепко заблокирован десантниками, три дня назад высадишихся в десяти километрах от губы и скрытно подошедшие. Перед штурмом десантники обезвредили батареи на Крестовом. Если бы не этот захват, то пушки Крестового сорвали бы штурм базы. Наш разведывательный отряд зашел с берега, штурмом взял гарнизон и удержал его до подхода морской пехоты. Готовились к этой операции заранее: в горах. В безлюдном месте несколько раз прошла репетиция предстоящего штурма. Удалось взять Крестовый почти без потерь. Уцелевшие немцы выползли из скалистых нор вместе со своим командиром. Вражеский гарнизон Крестового полностью капитулировал.
А пост управления огнем торпед (на схеме в середине без сектора обстрела показан и кораблик напротив него) в упор расстреливается одним из катеров Северною флота, что позволило крупным кораблям спокойно, без потерь высадить основной десант на берег. Оказавшись без поддержки основных огневых точек, гарнизон, казавшейся неприступной крепости, после непродолжительного боя выходит с поднятыми руками.
Лиинахамари – крупнейшая и последняя база фашистов в Заполярье. С падением её, а следом и Печенги, окончание фашисткой оккупации на Севере было предопределено. Через две недели 1 ноября наши войска пересекли границу дружественной нам Норвегии. Т.е. 1 ноября всё Заполярье было освобождено от немецко-фашистских захватчиков.
..
На фото ниже - еще один советский монумент в Лиинахамари.

Сразу после войны создастся Печенгская военно-морская база. Ведется разминирование территории и залива. Строятся новые причалы, дома, коммуникации. В считанные годы поселок превратился в мощный форпост СССР. До середины 50-х годов в сопках стояла зенитная батарея потом её сменили ракеты.
На мысе Романов (там где была мощная немецкая батарея) до середины 80-х годов стояла береговая батарея. Стояла бригада дизельных подводных лодок. А еще бригада кораблей охраны водного района.

В гражданском секторе поселка был не бедный колхоз. После войны жилые дома стояли в основном по бepeгy залива. За противотанковыми воротами располагалась лишь дизельная электростанция (здание цело и поныне). Поселок стал образцовым: асфальтированы дороги, установлены мемориальные доски на 120 домах и на штабе, существовал ВИА «Горизонт» из матросов, хор, который ездил на смотры и занимал призовые места на флоте. В базовом матросском клубе был танцевальный коллектив из матросов и жителей гарнизона. Был отличный по тем временам спортзал. Практически все памятники в поселке, были установлены в середине 50-х годов. А в 1975 остался в памяти лиинахамарцсв сооружением и установкой памятною знака (форштевень тральщика был на фото выше). Поэтому развал такого образцового поселка был воспринят очень болезненно. Все пришло в упадок одним росчерком пера.
Такова история Печенги за последние 70лет.
..
А время моей экскурсии заканчивается, пора возвращаться в больничку к Сергею. На обратном пути более внимательно осматриваю жилой сектор. Заглядываю в подъезды – интересно, как офицерский состав живет в далеком Печенгском гарнизоне?

А тут как раз мне на руку начался очередной дождик. Я постарался найти защиту в ближайшем жилом подъезде. Дождик летний, недолгий, десятиминутный, но мне хватило время по осмотреться и пофотрафировать. Гм. Офицеры армии это гордость страны или быдло современное?

Удручающе. Возле домов, да и по самой Печенге, дорог нет. Есть вытоптанные площадки, направления. Пустующие здания. Убогий магазинчик военторга в полуподвальном помещении.

Гарнизонный Дом офицеров кой-как держится, но не процветает, судя по тому что увидел в окнах первого этажа. Кровли в домах где-то ремонтировали, где-то заменили, а где-то еще с советских времен остались. Подвалы полны мусора, тряпок, ржавые коммуникации, вода. Отсутствует уличное освещение. Территории зарастают бурьяном. Как и пятьсот, и тыщу лет назад человек чуть-чуть кусочками что-то отвоевывает у природы.

Тут кусочек выстригли под крошечную Алею Славы, там протоптали тропинку, тут автостоянку перед домом обильно загадили-залили маслом и бензином – трава отступила. Но за этой площадкой вокруг - бурьян по пояс. Местами асфальт полностью исчез под землей и травой! Какой-либо коммунальный обслуживающий персонал – тут такого не увидел. Есть ли коммунальщики тут вообще? В отличии от краснодарских, к отопительному сезону здешние жилые дома, коммуникации и котельные, скорей всего, не готовятся. Ощущение – временное все. Типа люди вот-вот поживут чуть-чуть и уйдут с наступлением холодов. Потому-то ничего тут людям и не нужно, не мило, не свое. Все хлипкое. Люди тут вахтовым методом. И только ждут окончания контракта, чтобы свалить.

Поселок словно после эпидемии – нет огонька жизни в глазах людей. Может, и не как зомби люди, но не живые. Аппатично равнодушные: "Я тут временно до конца контракта, мне все пох" - читаю в их глазах. Зато местное население района (несколько сот человек по району) превратились в «металлистов» и, дабы пропитать себя и свои семьи, добывали медь, куроча кабельные трассы, которые когда-то сами же и прокладывали. Кто посноровистее, торговал имуществом из оставленных охраной военных складов. Кто «не ловкий» - собирает по лесам грибы-ягоды на продажу. Кто почестей, пытается ловить в море рыбу.
Что мы делаем со своей землей и страной? Это в крови у нас такая бесхозяйственость? В 44-м фашисты и то меньше вреда сделали. Эх. За что наши предки тут кровь проливали? Мы не хозяева тут, а гастарбайтеры.
К счастью дождь закончился и я пошел подальше от таких мыслей.
Но мысли не отступают.. Наша ли это земля и есть ли хоть какое-то будущее на Севере? Уникальное же место в Печенге и Лиинахамари?
Почитав, поговорив, узнаю, что после реорганизации армии Сердюковым, последовал уход из Лиихамари Северного флота в нулевых годах. Зато появился очередной прожект - идея постройки в Печенгском заливе международного морскою порта. Пару лет эта идея летала по кабинетам администраций. Точно так же, как это было и под мурманском в Териберке – долго обсуждался прожект на строительство атомной станция, плюс нефтеперегонный завод, причалы и страусиная ферма. Всевозможные изыскатели и деньгоотмыватели потерлись у берегов, усластили обещаниями жителей и сгинули не получив кредиты.
Потом была надежда на приход в порт морских пограничников. Вновь корабельные гудки стали бы возвещать о былой славе поселка. Но и это не сложилось. Что дальше? Рыбоводство и рыболовство, туризм? Судя по картинкам в нете, рыбоводы пытаются в губе закрепится. Может быть, следом будет и туризм. Иных предпосылок для роста я не вижу. А может, это и к лучшему – сохраним пустым и заповедным свой Север, каким он и должен быть в идеале - без присутствия людей как на фото ниже.

По крайней мере, самое прекрасное, что сегодня увидел - это река Печенга во время отлива перед впадением в море без присутствия человека.

Выезжая из Печенги сравниваю состояние монумента освободителям с состоянием немецкого кладбища

И белый танк

Не буду оглашать результаты сравнения. Сделайте это сами. А я с Сергеем возвращаемся домой к обеду. Впереди еще полдня.


Продолжение читать тут.

с 12марта2016 мою страничку посмотрело

подвиг отряда Леонова. От мыса Крестовый до Петсамо

Артиллерийские батареи, мощные системы заграждений и крупные силы врага. Скалистый мыс Крестовый казался неприступным. Но он был нужен для захвата порта Лиинахамари. Для этого в октябре 44-го разведчики Виктора Леонова высадились на ощетинившееся побережье залива…

Ключ к порту Лиинахамари

В октябре 1944 года советская армия готовилась нанести удар по группировке нацистов в районе порта Лиинанахамари. Для Германии он имел стратегическое значение — в годы войны там находилась не только одна из важнейших немецких военно-морских баз на побережье Баренцева моря, но и главная база для вывоза никеля с месторождений в районе поселка Петсамо.

Порт и гавань представляли мощнейший укрепленный район: оборона насчитывала четыре береговые батареи 150- и 210-миллиметровых орудий, 20 батарей 88-миллиметровых зенитных орудий противовоздушной обороны, приспособленных для стрельбы по наземным и морским целям.

Особую роль в обороне порта занимал мыс Крестовый. Выступая большим отростком от восточного берега Лиинахамари, он закрывал узкий вход в залив Петсамо. Любые неприятельские корабли, желавшие проникнуть в гавань, становились легкой мишенью для береговых батарей. «В военные годы вся оконечность мыса Крестового напоминала ощетинившегося ежа, — писал в воспоминаниях Герой СССР моряк-разведчик Макар Бабиков. — У самого уреза воды находилась береговая дальнобойная батарея. На полпути от берега до вершины мыса на просторной ровной площадке располагалась зенитная батарея. Кроме того, там и сям в каменных нишах были установлены малокалиберные пушки, пулеметы».

Не зря мыс Крестовый называли ключом к порту Лиинахамари и к Петсамо: высадить десант в порту, не сломив обороны Крестового, было просто невозможно.

Операцию по захвату батарей возложили на разведотряд Северного оборонительного района и 181-й отряд особого назначения Северного флота под командованием лейтенанта Виктора Леонова.

Из подводников в разведчики

Виктор Леонов родился в 1916 году в подмосковном Зарайске. В 37-м призвался на Северный флот, служил на подлодке Щ-402 . С началом войны подал рапорт о зачислении в 181-й отряд особого назначения.

Тогда только сформированный, а к концу войны наводивший ужас на врага отряд громил нацистские тылы на территории Норвегии. Разведчики месяцами находились за линией фронта, совершая диверсию за диверсией.

С самых первых операций среди всех смельчаков отряда выделялся Виктор Леонов. К любым сложностям он был прекрасно подготовлен не только физически и тактически, но и морально. Внутреннее спокойствие и умение в самых критических ситуациях мыслить здраво не раз спасали жизнь и ему, и сослуживцам.

«В числе первых ворвался в оборону противника и захватил зенитный пулемет», «раненый в ногу не оставил своего поста, (.) ушел на перевязку только после категорического приказа командира», «вывел группу в 11 человек из окружения», «вытащил всех раненых и эвакуировал в горы», «взял в плен трех солдат и доставил в штаб», — писали в представлениях Леонова к наградам.

В 42-м он стал помощником командира, а в декабре 43-го принял командование отрядом.

Руководство Северного флота намечало цели, которые находились настолько глубоко в тылу врага и были так сильно укреплены, что о нападении о них не могло быть и речи, но приказ получали бойцы Леонова, и цели — склады, штабы, аэродромы — всегда уничтожались. Поэтому именно 181-му отряду особого назначения осенью 1944-го поручили сверхсложную задачу — совместно с разведчиками Северного оборонительного района захватить батареи на мысе Крестовый.

От мыса Крестовый до Петсамо

Ночью 9 октября 1944 года разведотряд высадился на побережье губы Малая Волоковая между заливом Петсамо и хребтом Муста-Тунтури. Бойцам предстоял долгий и тяжелый путь под дождем и снегом — через сопки, по гранитному бездорожью, чтобы, подойдя к мысу Крестовый с тыла, ударить внезапно по позициям врага.

«Штурмуем крутую сопку, — после войны описывал тот октябрьский марш Леонов. — Вырубаем ступени в граните скалы, взбираемся на вершину сопки и видим новые, еще более крутые горы. Пересекаем засыпанную снегом равнину на вершине горы. Здесь опасно! Каждую минуту можно провалиться в невидимую под снегом расщелину».

Из воспоминаний разведчика Макара Бабикова: «Западный склон кряжа оказался не легче и не положе того, по которому только что взобрались. Спускались на канатах, но их для всех не хватало. Поэтому приходилось пользоваться таким способом. Моряк, ухватившись руками за какой-нибудь выступ, повисал над обрывом. Другой сползал по его спине и, нащупав ногами опору, принимал товарища на руки».

Оказавшись у цели на третьи сутки, в кромешной темноте отряд буквально наощупь пробирался к вражеским позициям. Взлетела сигнальная ракета — разведчиков обнаружили. Нацистская батарея открыла огонь. От позиций противника леоновцев отделяло несколько рядов колючей проволоки.

Из воспоминаний Виктора Леонова: «Завтра в это время наши десантные катера начнут свой рейд в Лиинхамари мимо мыса Крестового. К этому времени он должен быть наш, хоть бы нам всем пришлось полечь здесь».

Командир отряда приказал «действовать самостоятельно», и североморцы, бросая на проволоку бушлаты и палатки, под ураганным огнем пошли в атаку. Первыми у вражеских орудий оказались Андрей Пшеничных и Семен Агафонов, которые, уничтожив артиллерийский расчет, захватили пушку. Они же во многом обеспечили успех наступления: вскоре с минимальными потерями разведчики захватили все орудия, а также 20 пленных во главе с командиром батареи. Остальные были вынуждены отступить.

Из воспоминаний разведчика Макара Бабикова: «Человек десять из нашего взвода проскочили в непростреливаемый сектор, куда снаряды не

Действия сил Северного флота в Петсамо-Киркенесской операции

Действия сил Северного флота в Петсамо-Киркенесской операции

Петсамо-Киркенесская операция, проводившаяся войсками 14-й армии Карельского фронта и силами Северного флота (СФ), осуществлялась в период с 7-го по 31-е октября 1944 года. На море Германия по-прежнему имели значительную группировку. К началу октября на морских базах в Северной Норвегии дислоцировались линейный корабль «Тирпиц», 13-14 эсминцев, порядка 30 подводных лодок, более 100 тральщиков, торпедных катеров и сторожевых кораблей, свыше 20 самоходных барж, 3 корабля ПВО, 2 минных заградителя и другие силы. Перед частями, входящими в Северный оборонительный район (СОР) флота, на п-ове Среднем, противник сосредоточил около 9000 солдат и офицеров, 88 орудий, 86 минометов, а кроме того огневые средства. Германский флот продолжал активную борьбу против наших конвоев, однако основные его усилия были сосредоточены на задачах защиты своих морских перевозок, которые в период эвакуации войск и техники и вывоза стратегического сырья из Заполярья приобретали особое значение.

В состав СОР флота, занимавшего оборонительные рубежи на полуостровах Рыбачьем и Среднем, входили 12-я и 63-я бригада морской пехоты, дивизион береговой артиллерии, 3 отдельных пулеметно-артиллерийских батальона и один артиллерийский полк (всего 10500 человек).

Для участия в предстоящей операции Северный флот под командованием адмирала А.Г. Головко выделил (для высадки десантов и действий на морском направлении) один лидер, 4 эскадренных миноносца, 8-10 подводных лодок, свыше 20 торпедных катеров, до 23 больших и малых охотников и 275 самолетов.

В соответствии с разработанным планом Петсамо-Киркенесской операции, согласованным в ходе совещания командования Карельского фронта и Северного флота, адмиралом А.Г. Головко была поставлена следующая задача: соединениям флота приступить к активным действиям на морском, а также приморском направлениях. Согласно плану операции, которому присвоили условное наименование «Вест», авиации Северного флота, подлодкам, торпедным катерам и эсминцам на морском направлении предстояло не допустить эвакуации германских войск морем, используя порты Варангер-фьорда на участке Киркенес — Хаммерфест, уничтожать все плавсредства при их попытке уходить морским путем. На приморском направлении боевым частям и соединениям СОР (командующий генерал-майор Е.Т. Дубовцев) следовало прорвать немецкую оборону на перешейке п-ова Среднего, захватить дорогу на Петсамо и воспрепятствовать отходу германских войск, после чего вести наступление на Печенгу, в тесном взаимодействии с частями 14-й армии. Намечалось также содействовать приморскому флангу наземных войск, высаживая морские десанты в тыл обороняющегося противника, на берега залива Малая Волоковая, на норвежское побережье под Киркенесом и в порту Лиинахамари.

Наступление наших войск началось 7 октября. После ожесточенных двухдневных боев соединения и части 14-й армии сумели прорвать немецкую оборону, форсировали р. Титовка и продолжили наступление. Ведя яростные бои за дороги, фашисты ночью 10 октября начали отходить. К этому моменту морской десант находился в полной готовности к высадке в губу Малая Волоковая. На 19 охотников за подводными лодками и 12 торпедных катеров погрузилось 3000 десантников 63-й бригады морской пехоты, и вечером 9 октября тремя отрядами из пункта Земляное они вышли в море. В 23 часа первый отряд (7 малых охотников, 2 торпедных катера с 700 десантниками на борту), которым командовал гвардии капитан 3 ранга С.Д. Зюзин, подошел к месту высадки. Под огнем вражеских батарей освещаемые прожекторами корабли прорвались к берегу и, прикрывшись дымовыми завесами и огнем нашей артиллерии, высадили десант, в чей состав вошли разведотряды штаба СФ и СОР, имевшие задачу захватить немецкие артиллерийские батареи, находящиеся на мысе Крестовом, и обеспечить высадку десанта в Лиинахамари. Группой катеров, с которых высаживались моряки-разведчики, командовал старший лейтенант Б.М. Лях.

Действия сил Северного флота в Петсамо-Киркенесской операции

11 больших охотников второго отряда под командованием капитана 3 ранга И.Н. Грицука доставили в губу Малая Волоковая основные силы десанта (1628 человек). Под обстрелом вражеских береговых батарей, имея относительно большую осадку, катера не смогли сразу подойти к берегу, из-за чего высадка второго эшелона десанта несколько задержалась.

Командир третьего десантного отряда, состоявшего из 8-ми торпедных катеров и одного малого охотника, капитан 2 ранга В.Н. Алексеев не стал ожидать окончания высадки второго эшелона. Катера полным ходом направились к берегу, уклоняясь от артиллерийского огня врага. Высадив свою десантную группу (672 человека), отряд Алексеева поспешил к большим охотникам и помог высадке основных сил, использовав свои катера как импровизированные плавучие причалы. К часу ночи 10 октября вся 63-я бригада морской пехоты была десантирована. При этом ее потери составили всего 6 бойцов. Успех был обеспечен внезапностью, высокими темпами высадки и действиями в Мотовском заливе демонстративного десанта. Оставив один батальон для обороны захваченного плацдарма, 63-я бригада незамедлительно перешла в наступление в направлении на юго-восток. К 10 часам утра она вышла во фланг вражеской обороны на хребте Муста-Тунтури. Сводный разведотряд направился по тундре к м. Крестовому.

Наступление частей СОР с фронта началось ранним утром 10 октября. В половине четвертого артиллерия 113-го дивизиона, входящего в состав 104-го пушечного полка, эскадренных миноносцев «Громкий» и «Гремящий» начала огневую подготовку, продолжавшуюся полтора часа. За этот период времени по переднему краю, командным пунктам, резервам и батареям врага, только артиллерией СОР (209 стволов), было выпущено 47000 снарядов и мин. Под прикрытием огня 12-я бригада морской пехоты, 338-й инженерный батальон, 508-я инженерно-десантная рота и другие флотские подразделения атаковали укрепленные позиции гитлеровцев.

Действия сил Северного флота в Петсамо-Киркенесской операции

Задачу осложнял тот факт, что ночью с 8-ое на 9-е октября выпал снег толщиной до 30 см. К моменту начала атаки поднялась сильная пурга. Обледеневшие голые скалы Муста-Тунтури стали почти неприступными. Все это сильно затрудняло продвижение войск и ориентировку на местности. Однако солдаты 12-й бригады морской пехоты, преодолевая вражеские заграждения, сильный стрелковый, артиллерийский и минометный огонь, к 12 часам прорвали оборону, перешли хребет Муста-Тунтури и соединились с подразделениями 63-й бригады, которые вели атаку на фашистов с тыла. Бои носили ожесточенный характер. В них моряки проявляли отвагу и героизм. Так, например, в тяжелый момент атаки сержант А.И. Клепач закрыл грудью амбразуру фашистского дота. Пожертвовав жизнью, он обеспечил успех подразделению.

К концу второго дня наступления морские пехотинцы перерезали дорогу Титовка-Пороваара. Однако темпы наступления были низкими, отставала артиллерия. Сказывалось отсутствие опыта наступательных боев в темный период суток, недостаточная подготовленность морской пехоты к ночному маршу. Вследствие этого фашисты смогли ночью 11 октября оторваться от советских подразделений. Вечером 13 октября подразделения 63-й бригады, встретившись с подразделениями 14-й стрелковой дивизии 14-й армии, вышли к Пороваара. 12-я бригада направилась к мысу Крестовому. На рассвете 14 октября войска 63-й бригады, преодолев вражеское сопротивление, заняли Пороваара и вышли на берег Печенгской губы.

Сводный разведотряд под командованием капитана И.П. Барченко-Емельянова ночью 12 октября смог выйти незамеченным на мыс. Крестовый, где атаковал противника и после непродолжительного боя захватил 4-орудийную 88-мм зенитную батарею, после чего блокировал и соседнюю четырехорудийную 150-мм батарею, запиравшую вход кораблям в Печенгский залив. После прибытия на помощь отряду усиленной разведроты морской пехоты гарнизон батареи утром 13 октября капитулировал. Этот успех лишил немцев возможности противодействовать силам флота с одного из направлений, что дало возможность произвести высадку десанта в Лиинахамари.

Порт Лиинахамари, находящийся на западном побережье Печенгской губы, использовался фашистами в роли перевалочной базы снабжения своих войск. На подступах к порту гитлеровцы создали сильную противодесантную оборону, в которую входили 4 крупнокалиберные батареи, несколько батарей автоматических пушек, а также существенное количество дотов и иных инженерных сооружений. Вход в гавань прикрывали противолодочные заграждения.

Замысел командующего флотом на высадку десанта в этом порту в целом был частью общего плана наступления частей 14-й армии на Петсамо. Десант помогал войскам обеспечить скорейшее освобождение порта и уничтожение остатков разбитых подразделений фашистов, пытавшихся отступить в Норвегию.

Действия сил Северного флота в Петсамо-Киркенесской операции

Высадить отряд морских пехотинцев (660 человек) которым командовал майор И.А. Тимофеев, было решено ночью 13 октября. Перед десантом стояла задача захватить 210-мм батарею на мысе Девкин и господствующие высоты, овладеть портом, военным городком и удерживать эти объекты до подхода главных сил СОР. Также с целью усиления десанта и дальнейшего развития успеха планировалась доставка в порт морских пехотинцев 12-й и 63-й бригад. Десант высаживался отрядом в составе 14 торпедных катеров и малых охотников. Высадка и боевые действия десанта на берегу осуществлялись под непосредственным руководством командующего флотом, находящегося на вспомогательном пункте управления.

На подходе к Печенгской губе на первую группу катеров обрушился интенсивный артиллерийский огонь. Дальнейшие действия всех трех групп осуществлялись также под сильным артобстрелом. Каждая группа вынуждена была прорываться к берегу самостоятельно, используя поставленные торпедными катерами дымзавесы, постоянно маневрируя курсом и скоростью, Несмотря на это, высадка была произведена в основном в намеченных пунктах. Первая группа закончила ее в 23 часа, вторая и третья в 24 часам. Всего в районе порта высадилось 552 человека.

Не ожидая рассвета, десантники атаковали сильно укреплённый опорный пункт, который прикрывал огневую позицию артиллерийской батареи. Отряд ст. лейтенанта Б.Ф. Петербургского начал движение на юго-запад. К рассвету фашисты, получив подкрепление, контратаковали, и для десанта сложилась тяжелая обстановка. Командование флота в помощь морским пехотинцам направило группу самолетов капитана П.А. Евдокимова. Во время штурмовки позиций они уничтожили до 200 фашистов и 34 автомобиля. Перегруппировав силы, наши десантники возобновили наступление. 13 октября порт Лиинахамари был освобожден, противник лишился возможности эвакуировать свои части морем, а наш флот улучшил базирование своих сил.

15 октября советские войска заняли г. Петсамо. Дальнейшее наступление велось в направлении Никеля, Наутси и по дороге Петсамо-Киркенес. Северному флоту предстояло совместно с частями РККА освободить от немцев территорию Северной Норвегии.

Фашисты имели на побережье несколько опорных пунктов вблизи своих батарей береговой обороны, что могло создавать угрозу правому флангу наступающей 14-й армии. Сложившаяся обстановка поставила перед флотом новые задачи по прикрытию фланга 14-й армии, очищению побережья от врага и обеспечению войск боеприпасами, продовольствием и пополнением. К 25 октября закончилось формирование Печенгской военно-морской базы. Ее основные части к этому моменту перебазировались в Лиинахамари. Для обеспечения противодесантной и наземной обороны базы, а также боевых действий на киркенесском направлении, командиру базы была передана в подчинение 12-я бригада морской пехоты. Остальные части СОР были перевезены в Земляное и организовали оборону на п-вах Рыбачьем и Среднем.

18-25 октября СФ для обеспечения прикрытия фланга наземных войск и содействия им в наступательных действиях на Киркенес осуществил высадку на южном берегу Варангер-фьорда трёх тактических морских десантов. Первый десант из бойцов 12-й бр мп (486 человек) был высажен двумя группами утром 18 октября в заливах Сдало-Вуоно и Арес-Вуоно. На следующий день, овладев Туруненом, Афанасьевом и Вуореми, он вышел к госгранице с Норвегией. 3-й батальон той же бригады вместе с отдельным отрядом морских пехотинцев 195-го полка (626 человек), переправившись на берег с катеров в Коббхольбне 23 октября, во взаимодействии с начавшим наступление первым десантом очистил от немцев участок побережья от госграницы до Яр-фьорда.

Действия сил Северного флота в Петсамо-Киркенесской операции

После выхода войск 14-й армии 24 октября к Киркенесу командующий СФ принял решение осуществить высадку морского десанта в заливе Холменгро-фьорд. Ему ставилась задача отвлечь и оттянуть на себя часть вражеских сил, создать угрозу тылу немцев и тем самым оказать содействие наземным войскам в штурме Киркенеса. Утром 25 октября 12 торпедных катеров и 3 морских охотника под общим командованием капитана 1 ранга А.В. Кузьмина произвели высадку в Холменгро-фьорде двух батальонов морских пехотинцев.

Активно действовала в ходе всей операции авиация флота. Она наносила удары по фашистским батареям, боевой технике, скоплению живой силы и опорным пунктам. Штурмовики и бомбардировщики, как правило, действовали некрупными группами по 6-8 машин с истребительным прикрытием.

Всего для поддержки наступающих частей СОР и десантников авиация флота выполнила 240 самолетовылетов, из них 112 были осуществлены с целью подавления артиллерийских батарей, а 98 для разведки. Всего ВВС флота в октябре провели 42 боя, сбив 56 немецких самолетов и потеряв 11 своих. Было уничтожено 138 автомашин, около 2000 вражеских солдат и офицеров, 14 складов, подавлено 36 зенитных, 13 артиллерийских и минометных батарей. В целом авиационные части выполнили поставленную задачу. Общевойсковые командиры неоднократно отмечали эффективность ударов морской авиации.

Важное значение для успешных действий войск имели воинские перевозки, осуществлявшиеся Северным флотом во время подготовки и непосредственного проведения операции. Они включали доставку через Кольский залив живой силы и техники 14-й армии, перевозку морем различных видов снабжения и боеприпасов для соединений приморского фланга наземных войск и СОР, эвакуацию раненых. На западный берег через залив с 6 сентября по 17 октября было доставлено 5719 человек, 118 танков, бронемашин и САУ, 153 артиллерийских орудия, 137 тракторов и тягачей, 197 автомобилей, 553 т боеприпасов и множество иных различных грузов.

Действия сил Северного флота в Петсамо-Киркенесской операции

Северный флот оказал значительную помощь войскам 14-й армии в освобождении Печенгской области и районов Северной Норвегии в разгроме фашистской группировки. Во время операции частями СОР, самолетами и кораблями флота уничтожено около 3000 гитлеровцев, 54 орудия и миномета, 65 пулеметов, 81 склад, взято в плен 108 фашистов, захвачено 43 орудия крупного и среднего калибра, а также много другого оружия и имущества.

Наряду с действиями на приморском фланге сухопутных войск одной из основных задач, решавшихся Северным флотом в период Петсамо-Киркенесской операции, являлось нарушение вражеских морских перевозок вдоль норвежского побережья, от Варангер-фьорда до Хаммер-феста. Основной целью являлось недопущение подвоза или возможности эвакуации морем войск противника, вывоза из г. Никеля руды и иных видов сырья стратегического назначения. Данную задачу предстояло решать подводным лодкам, самолетам морской авиации и торпедным катерам, а при благоприятных условиях предполагалось использование эскадренных миноносцев. Этим силам надлежало уничтожать транспорты и боевые корабли, разрушать портовые сооружения. Планом предусматривалось согласование действий разных родов сил и массирование их в ограниченных районах. Операцией на морских сообщениях руководил командующий флотом. Наряду с централизованным управлением командирам соединений предоставлялась инициатива действий.

Действия сил Северного флота в Петсамо-Киркенесской операции

Борьба на коммуникациях протекала в сложных условиях. Погода благоприятствовала противнику. Большая длительность темного периода суток (14-18 часов), разветвленная сеть портов, обилие естественных якорных стоянок и фьордов на пути от Варангер-фьорда на запад позволяли фашистам маневрировать временем перехода и укрывать суда в случае угрозы нападения. С конца лета 1944 года гитлеровцы стали формировать конвои по 2-3 транспортных судна в охранении 5-10 кораблей, которые под покровом темноты совершали переход из порта в порт, из фьорда во фьорд. Эвакуация германских войск производилась из Варангер-фьорда, главным образом из порта Киркенеса, а также через Тана-фьорд, Лаксе-фьорд и другие пункты. Несмотря на потери, интенсивность перевозок резко возросла. Только в сентябре наша разведка выявила на переходе вдоль норвежского побережья более 60 конвоев.

Бригада советских подводных лодок производила поиск конвоев противника в шести основных районах, примыкавших к вражескому побережью, и действовала на полную автономность. В боевых походах участвовали подводные лодки «В-2», «В-4», «С-56», «С-14», «С-51», «С-104», «С-102», «С-101», «Л-20», «М-171». В основу их использования был положен метод нависающих завес. Большее время лодки действовали в прибрежной части района, на путях движения конвоев по данным наведения разведывательной авиации флота или вели самостоятельный поиск. Изменение их тактики, настойчивость при поиске и решительность в производстве атак способствовали успеху: в октябре наши подводники потопили 6 транспортов (общим водоизмещением 32 тыс. т), 3 сторожевика и 2 тральщика, повредили 3 транспорта (общим водоизмещением 19 тыс. т) и 4 корабля. Наибольших успехов добились лодки «В-4» (командир Я. К. Иосселиани), потопившая танкер и 2 транспорта; «С-104» (командир В.А. Тураев), записавшая на свой боевой счет транспорт и 2 корабля охранения, и «В-2» (командир А.С. Щекин), уничтожившая крупный транспорт.

Действия сил Северного флота в Петсамо-Киркенесской операции

В срыве эвакуации противника участвовали эскадренные миноносцы. Так, 25 октября в условиях нелетной погоды, лидер «Баку», эсминцы «Гремящий», «Разумный» и «Разъяренный» вышли на поиск конвоев. Не обнаружив кораблей и транспортов, они обстреляли порт Вар-де, на территории которого возникло четыре больших пожара, сопровождавшихся взрывами. Деятельность порта на длительное время была нарушена.

Бригада торпедных катеров действовала из маневренной базы Пум-манка, в которой находилось до 22 вымпелов. Катера использовались в основном в пределах Варангер-фьорда. Управление осуществлялось с КП командира бригады, находящегося на п-ове Среднем. Преобладали самостоятельные и совместные с морской авиацией действия групп с использованием данных разведки и свободный поиск («охота») в темный период суток. Число выходов на свободный поиск составило более 50 проц. всех выходов за операцию, что объясняется главным образом ограниченными возможностями флота в ведении ночной разведки. Торпедные катера потопили 4 транспорта (общее водоизмещение 18 тыс. т), 4 тральщика, 4 сторожевых корабля и 1 мотобот. Наши потери составили 1 торпедный катер.

Необходимо отметить, что максимального успеха в операции на море силы флота достигали при организации оперативного и тактического взаимодействия подлодок, надводных кораблей и авиации. Так, 11-12 октября последовательными и совместными ударами этих сил, немецкий конвой в составе 2 транспортных судов, 2 эсминцев и 9 других кораблей охранения, вышедший из Киркенеса, был полностью разгромлен. Последний транспорт уничтожила лодка «В-2» вблизи мыса Нордкин вечером 12 октября. Всего летчики и моряки за 45 дней с 15 сентября потопили более 190 судов и кораблей. Северный флот своими действиями сумел нарушить вражеские морские сообщения, что значительно помогло нашим сухопутным войскам разгромить противника. Систематические действия флота не позволяли врагу произвести перегруппировку сил морем. Фашисты понесли существенные потери.

Стоит отметить, что и гражданские жители Мурманской области также внесли большой вклад в победу. Многие моряки рыболовного флота и экипажи торговых судов вместе с военными моряками, принимали участие в боевых действиях, обороняли военно-морские базы, перевозили войска и важные военные грузы.

Действия сил Северного флота в Петсамо-Киркенесской операции

Источники:
Гречанюк Н., Дмитриев В., Корниенко А. и др. Дважды Краснознаменный Балтийский флот. М.: Воениздат, 1990. С.248-281.
Румянцев М. Разгром врага в Заполярье (1941—1944 гг.). М.: Воениздат, 1963. С. 122-143, 187-191, 236-257.
Козлов И., Шломин В. Краснознаменный Северный флот. М.: Воениздат, 1983. С. 154-215.
Егоров Г. Северный флот в Петсамо-Киркенесской операции // ВИЖ. 1973. №10. С.19-27.
Гортер А., Гортер В., Супрун М. Освобождение Восточного Финнмарка, 1944—1945 гг. Архангельск — Вадсё: Архангельск Помор, 2005. С. 24-47.

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *