Дерек вествуд: Вествуд, Вивьен | Энциклопедия моды – Вествуд, Вивьен — Википедия

Содержание

Вивьен Вествуд — главная бунтарка в мире моды

Талант и бунт длинною в жизнь. 

Вивьен Изабель Суайр — такое имя получила тогда еще обычная девочка при рождении. Ее семья жила скромно, малышка Виви ходила в обычную школу и ничем не отличалась от своих ровесников. Переломным моментов в жизни девочки стал переезд в Лондон после окончания средней школы. Столица «вскружила» Вивьен голову, и она решила, что обязана попробовать себя в творчестве, и поступила в художественную школу.

Занятия проходили продуктивно, но вскоре девушка вышла замуж и ей пришлось думать о постоянном заработке. Из-за этого было принято решение получить образование учителя и начать работать в школе. Ее первым избранником стал Дерек Вествуд, фамилию которого она позже прославила на весь мир.

Денег на красивое свадебное платье у них не было, поэтому Вивьен решила сшить его самостоятельно. Проводя время с тканями и швейной машинкой, она решила, что обязательно станет дизайнером. В браке у них родился сын Бен, но даже он не смог укрепить отношения пары. Вивьен и Дерек прожили вместе всего три года, после чего развелись. 

Позже она познакомилась с Малкольмом Маклареном, музыкантом и продюсером, который позже стал менеджером невероятно популярной на тот момент панк-группы Sex Pistols. Карьера нового возлюбленного настолько вдохновила Вивьен, что та решила бросить преподавание в школе и открыть собственное дело, параллельно помогая Макларену выбирать концертные наряды для культового музыкального коллектива. 

Я вцепилась в Малкольма как в человека, который открыл мне двери. Я имею в виду то, что он, казалось, знал все, что мне было нужно в то время.

Первые уверенные шаги в дизайне

В 1971 году вместе с Малкольмом она открыла бутик провокационной панковой одежды Let it Rock, который позже переименовали в SEX. С приходом нового названия, одежда в их магазине стала еще более бунтарской, вызывающей и не подходящей под стереотипы лондонского общества. Впрочем, этим он и прославился. 

После распада панк-группы Sex Pistols, Вивьен переименовала бутик на World’s End, а позже зарегистрировала собственный бренд Vivienne Westwood. Это стало первой отсчетной точкой в умопомрачающей карьере Вествуд как самобытного дизайнера. 

Вивьен переносит уличную моду на подиум, используя рваный деним, футболки, необработанные швы и небрежность. Амбициозность дизайнера продолжает расти, и она начинает приезжать с показами в Париж и Милан. В 70-е годы в этих городах стиль, который продвигала Вествуд, считался антитрендовым. Но умелые сочетания, эпатаж и дерзость все-таки нашли отклик в сердцах зарубежных модных критиков.

Совершенство должно выглядеть естественно.

В 80-е года Вивьен выпускает свою культовую коллекцию «Пираты». Вдохновившись историей «Пиратов Карибского моря», дизайнер добавляет в новую линейку широкие брюки, шляпы и мешковатый крой. Но самой «ценной» вещью в коллекции стали пиратские сапоги. Вествуд еще не раз выпускала их в самых разнообразных цветах, с каблуком или без, из кожи или ткани. Их, к слову, безумно полюбили такие известные модницы как Кира Найтли и Кейт Мосс.

Читайте также: Новый взгляд: Барак Обама глазами Мишель

Всемирно известное свадебное платье

Одним из самых известных свадебных платьев из кино можно, по праву, считать наряд Джулии Робертс из фильма «Красотка». Перед свадьбой Кэри Брэдшоу получает платье с пометкой «От Вивьен Вествуд». И вправду, этот культовый образ был создан эпатажным дизайнером, а позже мировые творцы не раз вдохновлялись его текстурой и цветом. 

Молодой и привлекательный муж

Нынешний супруг Вивьен младше ее на четверть века. И не стоит даже задумываться о его корыстных целях — пара вместе не один десяток, а история их знакомства крайне романтична. Вествуд преподавала в институте прикладных искусств в Вене, а Андреас Кронталер был ее учеником. В интервью он не раз говорил, что Вивьен покорила его с первого взгляда.

Вместе они начали путешествовать: Вествуд знакомила его со средневековой архитектурой, Андреас влюбил ее в моду двадцатого века. В 1992 году пара поженилась, и с того момента они никогда не расставалась. По словам влюбленных, секрет их отношений в том, что они разные — этим они дополняют друг друга. 

Читайте также: 

Известные женщины, которые стали успешными в зрелом возрасте

Социальная позиция

Вествуд никогда не изменяла себе. Проявлять свою активную социальную позицию дизайнер решила, проектируя ее через моду. Так, еще в 2005-м году она вывела на подиум модель в футболке «Я не террорист, не арестовывайте меня», протестуя против политики страны в иммиграционной сфере.

Следующим шагом стало основание благотворительной организации Climate Revolution, которая занимается урегулированием климатического кризиса в мире. Все ожидали, что скоро Вивьен перенесет свою социальную позицию на модные подиумы. Это и случилось на показе осень-зима 2019 в Лондоне. Вивьен Вествуд устроила целый перфоманс, наполненный духом активизма.

Модели и приглашенные спикеры рассказывали о важности урегулирования климатической ситуации в стране, говорили о том, почему политики закрывают глаза на эту важную проблему. Лозунги, расписанные на дизайнерских футболках, призывали власть задуматься о неизбежности. Главный слоган показа: 

Задумайся и действуй, пока не стало поздно.

Можно по-разному относиться к Вивьен Вествуд, но ясно только одно — она талантливая женщина, которая сохраняет свое юношеское бунтарство даже в 78 лет.

карьера, стиль, увлечения и личная жизнь

Вивьен Вествуд (Vivienne Westwood) – британский модный дизайнер, родилась в Дербишире (Англия) 8 апреля 1941 года, создательница стиля «панк». Таблоиды называют Вивьен Вествуд «английской бунтаркой», самым нестандартным и провокационным дизайнером рубежа тысячелетий.

Карьера Вивтен Вествуд

Не останавливаясь на достигнутом, Вивьен Вествуд увлеклась историей костюма, в результате появились трансформации традиционных исторических нарядов в крайне неожиданной современной интерпретации.Творческий путь Вивьен Вествуд  начался с обучения в художественной школе, где она не только изучала основы дизайнерского мастерства, но и встретила спутника жизни – Малкома Макларена, поклонника уличной субкультуры и продюсера группы «Sex Pistols». В 1971 году они вместе открыли в Лондоне магазин “Let It Rock” (позднее переименованный в “Sex”), ставший центром тусовки неформалов. Особенности нарядов постоянных посетителей магазина вдохновили Вивьен Вествуд на разработку нового стиля уличной моды – «панк», а также «порношик».

Коллекции Вивьен Вествуд поражали уникальным выбором образов, из которых впоследствии развивались новые направления современной моды: «Три мушкетера» (шляпы с перьями и узкие штаны), «Новые романтики» (одежда с советской символикой), «Пираты» (мешковатый крой, широкие брюки), «Дикари» и «Бродяги» (рваная одежда с лохмотьями, спущенные петли, швы наружу), «Тоска по грязи» (невероятные цветовые сочетания одежды и расплывшийся макияж), «Ведьмы» (объемные двубортные пальто), «Мини-Крини» (корсеты и кринолины), «Харисс Твид» (использование традиционных английских тканей и классических фасонов).

В 1978 году в мире моды официально появляется новый бренд - Vivienne Westwood. С 1981 года Вивьен Вествуд регулярно участвует в лондонских модных показах коллекций прет-а-порте, а спустя два года ее модели одежды покорили подиумы Парижа.

В 1998 году марка Vivienne Westwood становится известной в США и Японии, где при содействии японской компании «Itochu» начинается выпуск коллекций «Gold Label» (люксовая мужская и женская одежда), «Red Label» (молодежная коллекция прет-а-порте), «Man» (повседневная мужская одежда), «Anglomania» (одежда «унисекс»).

Вивьен Вествуд удалось гармонично объединить стили «панк» и «фетиш». Узнаваемыми элементами авторских коллекций Вивьен Вествуд считаются адаптированные к современности корсеты и кринолины викторианского стиля, геральдические элементы на аксессуарах, ткани в крупную голубую полоску или яркую шотландскую клетку, высокие сапоги с множеством ремешков или обувь на высокой деревянной платформе, асимметричные застежки, вывернутые наружу швы, спущенные петли, нарочито задранные подолы юбок, оттянутые карманы и колени, надетое поверх блузок белье.

Несмотря на эпатирующий стиль, каждая представленная вещь поражает виртуозным, безупречным кроем, фантастичной изобретательностью отделки, великолепным качеством исполнения, при этом выглядит весьма сексуально и женственно.

Достижения Вивьен Вествуд

  • Вивьен Вествуд стала второй женщиной в истории британской моды, сумевшей покорить парижские Недели моды.
  • Ранние коллекции Вивьен Вествуд вдохновили на создание собственных направлений и стилей известных ныне дизайнеров моды – Александра Маккуина и Джона Гальяно.
  • В 1992 году королева Елизавета II вручила Вивьен Вествуд высокую награду - орден OBE, а в 2006 году – еще более высокий орден DBE за заслуги в моде. Сегодня Вивьен Вествуд удостоена титула кавалера ордена Британской империи.
  • Вивьен Вествуд неоднократно была названа Дизайнером года в Британии и входит в ТОП-10 модельеров 20-го столетия.
  • По мнению британцев, в стране есть три королевы, которыми они гордятся: Елизавета II, Маргарет Тэтчер и Вивьен Вествуд.
  • Британская художественная школа Glossopdale Community College в 2007 году присвоила одному из своих филиалов название «Вествуд» в честь известного дизайнера, которая когда-то здесь училась.
  • В сериале «Секс в большом городе» Кэрри Брэдшоу (героиня Сары Джессики Паркер) несколько раз появляется в нарядах, созданных Вивьен Вествуд, особую популярность приобрело свадебное платье.
  • В фиолетовом свадебном платье от Вивьен Вествуд выходила замуж за Мэрилина Мэнсона Дита фон Тиз.
  • Сегодня под маркой Vivienne Westwood открыто три бутика в Лондоне, по одному в Лидсе и Милане, магазины в Лос-Анджелесе и Париже.

Личная жизнь Вивьен Вествуд

Учительница начальных классов Вивьен Вествуд никогда не думала, что ее жизнь окажется связанной с миром моды. Она рано вышла замуж за Дерека Вествуда, чтобы, по слухам, поскорее покинуть бедную, но скандальную семью. Впрочем, ее и саму сегодня часто называют «королевой скандалов», способной нарушить покой даже чопорного английского общества.

Брак с Вествудом оказался недолговечным, однако вскоре после развода Вивьен познакомилась с музыкантом Малкольмом Маклареном, с которым прожила в гражданском браке 13 лет.

Сегодня эпатажная дизайнер снова не одна: ее нынешний муж - австрийский дизайнер Андреас Кронталер, который  моложе Вивьен на 30 лет, что не мешает ей чувствовать себя счастливой.

Вивьен Вествуд ведет активную политическую жизнь, участвуя в акциях по поддержке лейбористов, отмене решения правительства по деятельности атомных станций; она даже выпустила коллекцию маек, на которых красовалась надпись: I AM NOT A TERRORIST, please don’t arrest me.

Стиль Вивьен Вествуд

Ярко-оранжевые волосы, стильные футболки с броскими надписями, пародийные наряды, туфли на невероятных платформах, экстремальный макияж  – появление королевы эпатажа Вивьен Вествуд всегда вызывает эмоциональный шок у окружающих, как, впрочем, и ее коллекции, представленные на подиумах.

Цитаты Вивьен Вествуд

 • Цельная личность всегда состоит из противоречий.
• Если женщина уверена в себе, то всеми остальными вещами, в том числе и сексуальной привлекательностью, она может удачно манипулировать.
• Надо уметь быть дерзкой и поменьше обращать внимание на чужое мнение.
• Секрет успеха - в самодостаточности, в умении быть личностью, оставаться счастливой с самой собой. Это трудно. Зато все остальное жизнь преподнесет вам в подарок.   

Вивьен Вествуд о психологии
 • Вы можете носить что угодно и как угодно. Главное, чтобы это выглядело женственно и сексуально.
• Даже если у вас немного денег, накопите на одну шикарную вещь и носите ее всюду - на работу, в гости, на вечеринки.   

Вивьен Вествуд о стиле и моде
 • Было бы странно скрывать свой возраст, все равно его любой может подсчитать.
• Человек, пытающийся угнаться за сегодняшним днем, — полный ноль. Здесь и сейчас происходит то, что станет понятным только спустя время   

Вивьен Вествуд о возрасте

Координаты Вивьен Вествуд:

Персональный сайт Вивьен Вествуд

Вивьен Вествуд на facebook

Свадебное платье миссис Вествуд. Вивьен Вествуд

Свадебное платье миссис Вествуд

Мне очень понравилась одежда модников из рабочего класса. Модов. В университет поступать я не хотела. Мне казалось, что мальчики-студенты – рафинированные изнеженные интеллектуалы. Они ходят с зонтами, а после занятий едят ананасы и пьют херес с любовницами-француженками. Да и в сексуальном плане они меня не привлекали. Не знаю почему. Мне больше нравились работяги на стройках.

Вивьен Вествуд

«Не хочу слишком много рассказывать о Дереке», – признается Вивьен.

Но потом, конечно, рассказывает. «Понимаешь, просто мне кажется, что я не очень-то хорошо обошлась с Дереком. В конце концов мы просто отдалились друг от друга, и все… Но начнем с того, что было… Ладно, было вот как…»

Вивьен сидит за раскройным столом, на ней очки с толстыми стеклами, она то и дело теребит листочек бумаги, набросок какой-то аппликации, которая однажды украсит один из парижских показов, и фотографию с недавней свадьбы их с Дереком сына Бена Вествуда, прошедшей в Японии. Бен, ироничный, грациозный мужчина пятидесяти лет, то и дело заходит в студию, где мы разговариваем; ему можно было бы дать лет тридцать, не поседей его длинные волосы слишком рано. Томака, красивая японка, постоянно рядом с ним, так что сразу видно, что они молодожены. Она постепенно привыкает к жизни в Англии и к статусу новой миссис Вествуд (младшей).

Долгие годы Вивьен не хотела почти ничего рассказывать о своем первом браке. Вероятно, из чувства преданности Бену и Дереку тоже, к которому сохранила искреннюю привязанность и уважение, ну и потому, что не хотела привлекать к ним внимание публики, которого они явно не жаждали. Тем не менее Вивьен сохранила фамилию Дерека и даже прославила ее, – правда, Дерек, пилот гражданской авиации на пенсии, публично признался, что не всегда был этому рад. Их брак был одним из тех, которые сегодня, пожалуй, просто бы не состоялись. Все вокруг были уверены, что они поженятся, да и потом, в те годы, как говорит Вивьен, «экспериментировать не позволялось», так что свадьба их была неизбежна и почти неизбежно предвещала семейную драму.

«Знаешь, в 1961 году, когда ты с кем-то встречался, тебя отчитывали, если поздно приходишь, и мама всегда спрашивала: «Чем ты там занималась?» – и тебя осуждали. Ну и вроде как тебя выдавали замуж. Так было и у нас. Думаю, Дерек не будет против, что я так сказала. По-моему, я и года не прожила в Лондоне, когда мы познакомились. Так что мне было лет восемнадцать или девятнадцать. Мы оба были так молоды! Гуляли с друзьями большой толпой. Развлекались все вместе. Кстати, тогда даже не было законов, запрещавших садиться за руль после выпивки. Мы заходили в паб в Элстри и там встречали одних и тех же людей, попозже тоже появлялись знакомые люди, а еще мы тем же составом ходили на танцы. Мы иногда договаривались пойти в бар в Харроу и Кингсбери, или в «Ронни Скотт», или в какой-нибудь паб в городе, но чаще всего мы отправлялись в танцевальный зал «Ритц» в Куинсбери.

Раньше я больше всего на свете любила танцевать, так что много времени проводила на танцах, в окружении красиво одетых людей. Они были мне друзьями. Меня привлекали люди такого толка – тусовщики, любители потанцевать. Так что все годы, что я проходила педагогическое обучение, мы с толпой друзей регулярно вместе ходили на танцы, устраивали вечеринки, встречались, поджидая друг друга за домом, и все это на некоторое время стало для меня центром вселенной. Жизнь вращалась вокруг развлечений: как нарядиться и куда пойти. Иногда мы всей толпой ездили подальше, куда-нибудь в район Мидлсекса, или, например, в Айлсбери, или еще куда-нибудь и просто сидели там в пабе. Вот какой была моя «светская» жизнь: поездки на машине, посещение пабов и танцев, но не было ни одного человека – хотя, думаю, в тот период жизни и не могло быть, – с которым можно было бы хоть немного серьезно поговорить. Просто не с кем. Разве только со Сьюзен. Этому я была рада, но под влиянием Сьюзен я менялась…

Март 1963, Хиллингдон-Лодж; Вивьен, которой 21 год, с Гордоном и Дорой

И вот как-то вечером в октябре я отправилась на танцы одна. Сперва со мной никто не хотел танцевать. А потом меня пригласил Дерек. Мы понравились друг другу, а я подумала, что он очень привлекательный. Такой он и был. И есть. Он очень, очень приятный человек. Фантастический человек. Он был очень мил, добродушен и дружелюбен, а еще смешил меня, был славным, ну не знаю, он просто мне понравился. Но и я ему понравилась, и это, пожалуй, на первых порах даже больше для меня значило! А еще он очень хорошо танцевал. Мы просто танцевали. Я сама даже не очень знаю, как все это получилось».

Вивьен познакомилась с Дереком Вествудом в конце 1961 года. Как и мать, она познакомилась с будущим мужем на танцах, и, как мать, ее в нем привлекли умение танцевать, атлетическое сложение и житейская мудрость. Дерек был на два года старше Вивьен, родился он в южной части страны. Его семья жила в Бельведер-Вэй в Кентоне, а Дерек в то время был подмастерьем на знаменитом заводе по производству пылесосов «Hoover» на западе Лондона. Правда, он мечтал выучиться на летчика, и мечта его была на пути к осуществлению. Так что планы Дерека простирались далеко за пределы северо-западного Лондона, на территорию американского государства. В этом они с Вивьен Суайр были похожи, а еще они любили одинаковую музыку и танцы. Дерек одевался как мод и слушал «Modern Jazz Quartet».

«Когда мы с Дереком познакомились, он был подмастерьем у слесаря-инструментальщика, но ему хотелось быть летчиком. Чтобы оплачивать обучение, он подрабатывал вечерами, объявляя танцы. Он также был ведущим на играх в бинго, а еще на концертах в заведениях типа танцевального зала «Гленлин» в Форест-Хилле и кинотеатра «Доминион» в Харроу. Дерек вместе со своими друзьями с завода, Бобом Дрюсом и Бэрри Фанеем, ставили пластинки «The Rolling Stones» и «The Ronettes», а потом даже и «The Who»…

«Помню, Дерек очень хорошо одевался, носил мохеровые костюмы, – вспоминает брат Вивьен Гордон. – Он заходил за Вивьен, и они оба выглядели великолепно. Очень стильно. Так что я преклонялся перед Дереком как перед героем и всегда так же относился к Вивьен. Они руководили поп-группами. Дерек работал на компанию «Commercial Entertainments», управлял танцевальными залами. А еще они руководили группой «The Who», причем задолго до того, как она стала так называться. Сперва их группа называлась «The Detours», потом «The High Numbers», а потом кто-то гениально придумал – и я всегда считал, что это была Вивьен, но, оказывается, это был Родни, брат Дерека, – придумал название «The Who», и их менеджерами были Дерек Вествуд и Вивьен Вествуд (которой она стала), и зарабатывали они на группе прямо тут же, на месте!.. В то время мы все любили одеваться. Сначала были тедди-боями, потом модами. А «The Who» была нашей группой. Правда, они обязаны были выступать в танцевальных залах, и, мне кажется, за вечернее выступление тогда платили около 30–40 фунтов, а Дерек сдавал их в аренду фунтов за 150, ну, когда они уже стали популярными. Так что они с Вивьен зарабатывали довольно прилично!»

«Лучше всего я помню, – продолжает Вивьен, – что Дерек очень сердился на меня, потому что я никогда, вообще никогда не приходила вовремя. Очень сильно опаздывала. И все это из-за нарядов. Уверяю тебя, я никогда нигде не платила за входные билеты – даже если ходила без Дерека. Я выглядела великолепно. Вот, допустим, мы с Дереком должны были встретиться в Куинсбери, а я приходила минут за 15 до закрытия, потому что заканчивала свой наряд! А он чувствовал себя униженным перед своими друзьями из-за того, что я, его девушка, никогда не появлялась вовремя, что-то там мастерила.

И вот что еще важно: с Дереком, как потом с Малкольмом, было очень весело. Я любила ходить с ним в один паб, где он пел. Он забирался на сцену и пел всякие старинные песенки на кокни, типа: «Вот беда! / Старушка в туалете заперта!..». И мы все ему подпевали. Я просто обожала такие дурачества. А потом мы просто решили пожениться.

Слева направо: брат Дерека Мартин, Дерек Вествуд и Вивьен. Лето 1962

Вот как все происходило. Когда я впервые приехала в Лондон, я была подростком, и увлечения у меня были соответствующие, и я хотела найти работу и что-нибудь мастерить. Потом мне исполнилось 18, я поступила в педагогический колледж, проучилась там два года и в это же время познакомилась с Дереком. А до этого в художественную школу пошла, потому что хотела заниматься искусством и, возможно, стать художником. Правда, вскоре я осознала, что желаю большего. А потом познакомилась со Сьюзен. Она и вправду была моей лучшей подругой. Она была идеальной подругой, прекрасно выглядела. Чтобы привлечь мое внимание, нужно выглядеть по-особенному! Ну, не знаю. Нас всегда привлекают люди, которые действительно хорошо выглядят. Разве нет? Я считала, что Сьюзен очаровательна. Мы очень крепко подружились. И она что-то всколыхнула в моем сознании и сердце. Я ее очень любила. Все была готова для нее сделать. Считала ее замечательной. Понимаешь, такие чувства у нас появляются благодаря книгам, которые мы читаем. Я читала всякие книжки про девочек в пансионах, про их друзей, их проделки, и мне тоже хотелось иметь закадычную подругу. Я была юной, и меня больше интересовали люди не противоположного, а моего пола: у детей всегда так. Правда, и мальчики мне тоже всегда нравились. Думаю, если бы у меня была более крепкая дружба с какой-нибудь девочкой, все было бы хорошо. Мне действительно нужно было с кем-нибудь подружиться. Но я познакомилась с Дереком. Например, мне ужасно хотелось, чтобы Дерек сводил меня в театр: я ни разу в жизни туда не ходила. И он взял билеты на комедию «Боинг-Боинг». Мне было жутко скучно, и я подумала: «Если вот это – театр, ну его!» А потом Сьюзен взяла меня на «Человека на все времена» с Полом Скофилдом и еще на «Суровое испытание» по Артуру Миллеру – я была потрясена. Ошеломлена. Так что, видишь, Сьюзен всегда заставляла меня думать. Отношения с ней меня стимулировали. Она вышла из другого общественного класса, ее интересовал театр и все такое, у нее был приятный молодой человек, который тоже мог многое рассказать. Сьюзен была человеком думающим, моим первым другом-интеллектуалом. И парень ее тоже был человеком мыслящим, и пищи для раздумий он дал мне даже больше, чем она. Например, водил нас на литературные чтения поэтов-битников в Королевском Альберт-Холле: Аллена Гинзберга, Лоуренса Ферлингетти – а это как раз то, чего мне так не хватало. В нашей компании все только и говорили: «Это Дерек и Вивьен, они собираются пожениться». А я-то уже знала, что меняюсь, и отчасти под влиянием Сьюзен.

Вот как бы я это сформулировала, Иэн. Я скажу только вот что, а все остальное ты поймешь сам: мой выбор всегда был на стороне интеллектуальности. А тот выбор был иным, и ничего в итоге не получилось. Мы с Дереком познакомились, потому что оба интересовались культурой тедди-боев и модов и тому подобным, и нам нравилось быть частью толпы. Наша жизнь была очень интересной. Но тогда мы были подростками. И увлекались тем, чем и должны увлекаться подростки. Но я глубоко уважаю Дерека: он очень, очень хороший человек. И еще: мне до сих пор не верится, что он стал пилотом, я так им восхищаюсь. Но хотя я и была связана помолвкой с Дереком, в конечном итоге я понимала, что хотела разорвать наши отношения, чтобы познать что-то другое. Но почему-то сексуальная жизнь, по крайней мере в те времена, непременно предполагала женитьбу. А я постепенно разлюбила Дерека. Сейчас это кажется таким очевидным, но тогда главную роль сыграло отношение моей матери к сексу. И ко мне. Раньше на девочек серьезно давило обязательство быть порядочной. Сохранять девственность. Ну и все в таком духе. Никаких нежелательных беременностей – и прочее, и прочее… Когда я познакомилась с Дереком, я была девственницей. Более того, на каком-то этапе я осознала, что, будь я постарше… Ну, думаю, ты понимаешь, о чем я. В нынешние времена можно было бы просто с кем-то жить. А тогда – нет, и, наверно, я просто боялась ранить Дерека, Дела, как все его называли. Мне интереснее было с подругой, со Сьюзен, потому что она была интеллектуалкой, и я ее просто обожала. Скажем так: если бы мне пришлось жить на необитаемом острове, я бы отправилась туда с ней.

Не хочу об этом особо распространяться, потому что речь идет о конкретных людях, а еще потому, что я довольно скрытный человек, хотя окружающие думают иначе, но нужно еще кое-что тебе рассказать обо мне и о тех временах. Касательно парней и мужчин. Пока я не вышла за Дерека, я всегда больше была привязана к моим подругам, чем к парням, с которыми встречалась. Оглядываясь назад, я понимаю, чего мне тогда хотелось: найти родственную душу в женщине. Чтобы была мне близка и дополняла меня. В итоге когда я поступила в колледж, то встретила Сьюзен. Весь мой внутренний мир был связан с ней. Люди склонны все превратно понимать. На самом деле именно с ней я чувствовала себя живой, чувствовала, что меня понимают. И вот учеба закончилась, и Сьюзен нашла работу в Канаде. Вот и все. Уверена, моя мама была в курсе, и, если бы она только подтолкнула меня на это приключение – поехать учить детей в Канаду, – я бы, наверное, пулей полетела туда. Я бы уехала, не задев ничьих чувств. Если бы мама обсудила со мной эту ситуацию побольше, если бы догадалась сказать: «Почему бы тебе не поработать годик в Канаде вместе со Сьюзен, а потом вернуться и уж тогда подумать о своих чувствах к Дереку?» Вот это был бы идеальный расклад, и все тогда переживали бы гораздо меньше. Правда, тогда у меня не родился бы Бен».

Несмотря на все эти переживания, Вивьен, которой только исполнился 21 год, стала обдумывать скромную свадьбу и свое платье. Дерека устроила бы простая гражданская церемония, но Вивьен и Дора настояли на том, чтобы свадьба прошла в церкви. И вот 21 июля 1962 года в церкви Святого Иоанна Крестителя в Гринхилле Вивьен Суайр сменила фамилию на Вествуд.

«И вот опять. Я снова опаздывала. Сама шила свадебный наряд. У меня не все получилось, платье даже не было дошито. Оно все было в булавках и толком не доделано. В церковь я успела вовремя. Уф! Едва успела».

Не стоит этого говорить, но когда еще представится случай? Я тогда считала – как, пожалуй, и все прочие, – что «мужчина моей жизни» должен быть «единственным», ну и что никогда в жизни никого другого, кроме этого человека, мне не будет нужно. Так что если все-таки нужен кто-то другой или нужно что-то еще – а я понимала, что это мой случай, – это означает, что все не так. Уже тогда я понимала, отчасти благодаря Сьюзен, что мне нужен тот, кто будет дополнять меня интеллектуально, будет разделять мои взгляды. В общем, в то время я много размышляла и, похоже, изменилась. Но не думай, что мы с Дереком были несчастливы. Мы были счастливы. Я была очень счастлива, и какое-то время у нас все было хорошо. Я очень быстро забеременела. Когда вынашиваешь ребенка, ты много думаешь, да и потом, когда растишь его, хотя и ужасно устаешь. Да, я менялась. Постоянно происходило что-то важное: я стала учителем, потом вышла за Дерека, потом родила Бена. А еще я утратила веру в Бога. Мне тогда был всего 21 год. В то время мой брат Гордон встречался с очень милой американкой по имени Лесли, она иногда приходила ко мне и помогала. Шел 1962 год, и она была решительно против войны во Вьетнаме. Мы общались недолго, но ей удалось разрушить мою политическую наивность, а когда она узнала, что я верующая христианка, то вынудила меня отстаивать свою веру, а я не смогла. Я уже и так перестала верить в некоторые догмы, а когда призналась себе в том, что вся моя вера держится исключительно на эмоциональной привязанности к идее, сформировавшейся в моей детской голове, к взятым на себя перед распятием обязательствам, вера моя рассыпалась как карточный домик. Наивная девчонка начала пробуждаться ото сна. Я не знала, во что верю, я только хотела читать, читать и читать – и найти ответ.

Лесли серьезно на меня повлияла. Гордон познакомился с ней на Ибице, где тусовались хиппи, и мы с ней ходили в театр в Лондоне и даже однажды ездили автостопом в Девон и всю дорогу разговаривали про Вьетнам. А еще мы говорили о монархии, о религии, о политике, и она всегда давала мне повод подумать. Когда звучал национальный гимн, она никогда не вставала. Благодаря ей я изменилась. И тогда в голове возник вопрос: если ты выходишь замуж молодой, а потом твои интересы меняются, нормально ли и правильно ли разойтись?»

В 1963 году, если ты была молодой матерью и хотела разойтись с мужем, это казалось возмутительным. Многие близкие люди – родители Вивьен, ее брат и сестра, Сьюзен и приятели по танцам – были глубоко потрясены, когда всего лишь через несколько месяцев после рождения Бена Вивьен объявила, что расстается с Дереком. Некоторые сказали, что у нее послеродовая депрессия или что она приняла это решение, потому что теперь они с Дереком занимались разными делами, а у нее к тому же был маленький ребенок. Но Вивьен была тверда. В ней проснулась жажда новых интеллектуальных и культурных открытий и зародилась надежда встретить тех – или того, – с кем она отправится в новый увлекательный путь.

Вивьен и ее маленький сын Бен

Слева направо: Ольга, Дора, Вивьен (с Беном на коленях), Гордон-младший и Гордон-старший, 1964

«Я делала первые шаги к политизации. Конечно, это случилось под влиянием моего детства, идеалов и жизненного опыта. В этом мы с Дереком и стали различаться. Дерек стремился в буквальном смысле к небесам. В то время он увлекался планеризмом. Помню один из самых счастливых моментов нашей жизни: он летел над высокогорьем Данстейбл-Даунс. Зрелище завораживало. Дерек поражал и восхищал меня. Он был очень общительным. Когда он наконец стал пилотом, знаешь, что ему больше всего нравилось? Обращаться к пассажирам. Он прямо болел этим. А я заболела политикой. Наши пути просто разошлись».

Дерек подарил Вивьен свою фамилию и старшего сына Бена. Благодаря их браку и даже расставанию, за которое ее все порицали, Вивьен стала более решительной: покончила с прошлым, со всем тем, чего ожидали от молодой женщины в ту эпоху. Дерек познакомил Вивьен с миром профессиональной музыки и новыми лондонскими музыкальными группами, которые были тесно связаны с уже знакомой ей художественной средой. В Великобритании начала 1960-х годов сферы музыки, танцев и искусства были тесно переплетены. Так что недаром Лондон «свинговал». Западная молодежь самовыражалась, создавая обложки альбомов, моду и музыку (тогда еще не было компьютеров). Поп-музыка и панк, вышедшие из рок-н-ролла во второй половине XX века, могли появиться только из совокупности серьезных идей и под влиянием определенных событий, оставивших отпечаток на всей современной западной культуре. При этом они странным образом снова и снова напоминают нам о Лондоне конца 50-х – середины 60-х годов, о танцевальных клубах и школах искусств – о юности Вивьен и Дерека. Первые апологеты и поклонники популярной музыки конца XX века – начиная с британского рок-н-ролла, родившегося благодаря знаковому фильму «Школьные джунгли» («Blackboard Jungle», 1955) – картине, которую годы спустя Вивьен наконец посмотрела в квартире Кристин Килер по телевизору Джина Крелла, – и заканчивая панк-музыкой с ее анархистскими настроениями – вышли из художественных школ, появившихся во всех городках Великобритании в результате послевоенных реформ образования. Многие ведущие представители музыкальной индустрии поначалу изучали графический дизайн: в открывшихся школах искусств этот курс финансировался за счет Комиссии по изящным искусствам. Большинство учащихся были из рабочей среды, и реформы образования послевоенных лет пошли им на пользу: они стали первыми в своих семьях, кто смог получить высшее образование. Так случилось и с Питом Таунсендом из группы «The Who», менеджером которой какое-то время был Дерек Вествуд, а также с Чарли Уоттсом, Китом Ричардсом и художником Питером Блейком, не говоря уж об ученике Блейка Малкольме Макларене. А еще чуть позже из школ искусств вышли Джон Леннон, Эрик Клэптон, Рой Вуд из «The Move», Рэй Дэвис из «The Kinks» и Фредди Меркьюри из «Queen». Большинство из них, как и Вивьен, сначала окончили среднюю школу. У Вивьен и Малкольма, как и у Гордона и у всех, кто вращался среди студентов Харроу, интересы менялись от увлечения искусством к увлечению музыкой, от занятий графикой к маркетингу (как он назывался бы сейчас) и так или иначе превращались в бизнес, в котором соединились поп-иконография, мода, музыка и хэппенинги. Например, Найджел Уэймаус, владелец магазина «Granny Takes a Trip», впоследствии принадлежавшего Джину Креллу и оформленного Майклом Инглишем, одновременно был ведущим графическим дизайнером на поп-сцене и основателем – вместе с Инглишем – группы дизайнеров-музыкантов «Hapshash and the Coloured Coat», исполнявшей психоделическую музыку. Или в 1967 году обосновавшийся в Лондоне коллектив голландских дизайнеров «The Fool» создавал одежду для магазина «Apple» группы «The Beatles» и отвечал за его оформление. При этом на определенном этапе творчества «The Fool» тоже был музыкальным коллективом. Мода, музыка, искусство и графический дизайн обогащали друг друга. Например, Малкольм был менеджером «The Sex Pistols», а в итоге открыл магазин на Кингз-Роуд, 430; сама Вивьен писала песни для «The Sex Pistols»; арт-директор коллектива Сара Стокбридж занималась имиджем Сида Вишеса и параллельно придумывала рисунки для футболок.

По всей Великобритании, а больше всего в Лондоне, появлялись новые поп-музыканты, поп-художники, поп-дизайнеры, новая мода и новые магазины, создавая подходящую среду для того, чтобы молодежь чем-то страстно увлекалась и чтобы можно было продать ей что-то связанное с их увлечением. В этом не было никакого злого коммерческого умысла, никакого продуманного плана. Впрочем, Вивьен и Макларен потом говорили, что практически все, так или иначе связанное с модой на популярную музыку, рано или поздно начинало использоваться в коммерческих целях. Поколение Вивьен получило привилегии в образовании: доступными стали средние школы, молодежь получала стипендии в школах искусств, – так что такие, как она, дети из рабочих семей со свойственным им нонконформизмом и протестными настроениями сумели создать образ общества массового потребления. Вивьен, у которой еще в юности мистер Белл заметил способности графика, а сама она с гордостью заявляла, что из нее вышел бы отличный копирайтер, тоже была одной из первых среди художников-графиков новой волны. На послевоенное поколение обрушились небывалые объемы «беспрерывно привлекающей внимание» рекламы, и многих как раз и учили создавать рекламные изображения в этих новоиспеченных школах искусств. Британская поп-культура была связана со школами искусств не без причины, они в принципе не появились бы друг без друга. Молодежь демонстрировала на публике свои музыкальные предпочтения и была частью того или иного субкультурного «племени», и это не просто способствовало продаже пластинок и одежды, но внесло вклад в формирование нового языка – знака принадлежности к какой-то группе. «Лучшего времени, чтобы быть подростком, просто быть не могло, – говорила Вивьен. – Мы сами придумывали значение образа и создавали его». Или, как потом сказал Малкольм: «Мы искали свое «я». Поколение Вивьен, жившее в Лондоне, первым связало воедино графическое искусство, моду, музыку и самосознание. А дальше история была истинно английской и старой как мир: появились группы инсайдеров и аутсайдеров, которых определяли по одежде.

Щеголь-мод Дерек, муж Вивьен, отправился за своей мечтой, стал пилотом и покинул Лондон. Большую часть детства Бена Вествуда он провел в международном аэропорту Лутон и его окрестностях, а через несколько лет после отъезда снова женился. Дерек долго не оставлял попытки вновь сойтись с первой миссис Вествуд и всегда старался быть для Бена самым лучшим в мире отцом. Когда пара распалась, Дерек оставался искренне преданным бывшей жене, слава которой росла, и никогда не рассказывал ни об их недолгой совместной жизни, ни о причинах разрыва. Супруги официально развелись в 1966 году.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Vivienne Westwood | Блогер viktorrria на сайте SPLETNIK.RU 13 ноября 2010

Вивьен Вествуд (Вивьен Илизабет Свайр) родилась в 1941 г. в г. Глоссоп в Дербишире, где ее родители владели почтамтом. В возрасте 17 лет она вместе с семьей переехала в Лондон, где закончила педагогический колледж и проучилась один семестр в художественной школе в Харроу. Сменила фамилию, выйдя замуж за менеджера танцевального зала Дерека Вествуда, родила ребенка и работала в школе учительницей. Но не случайно Вествуд наградили прозвищем «королева скандала» - благопристойная жизнь не была ее стихией. В начале 1970-х гг. произошла знаменательная для Вивьен встреча со студентом, изучавшим историю искусств, - будущим вдохновителем стиля панк и продюсером скандально знаменитой группы «Sex Pistols» Малкомом Маклареном, с которым В. Вествуд была вместе 13 лет. Он стал ее «духовным отцом», пробудив интерес к занятию дизайном. Вествуд и Макларен в 1971 г. открыли магазин одежды на Кингз Роуд в Челси. Они одними из первых почувствовали закат эры хиппи и стали искать новые стили, вдохновляясь молодежными субкультурами и стихийной уличной модой. В 1974 г. бутик переименовали в «SEX», и в этом магазине продавалась «резиновая одежда» и одежда в стиле «панк». Конечно, В. Вествуд не была создательницей панка, но она первой обратилась к эстетике шока и эпатажа, используя не только узнаваемые атрибуты punk look, но и эклектизм, пародирование традиций, эпатаж панков, перенеся их в область дизайна одежды. Ее одежда позволяет сразу выделиться из толпы. Она говорила, что ее модели не подходят для того, кто стремится во что бы то ни стало остаться незамеченным. В 1981 г. свой бутик она переименовала в «Конец света». Вместо уличной моды обратилась к искусству кроя и увлеклась трансформациями исторического костюма. В 1980-е гг. коллекции В. Вествуд порождали новые стили в моде: «Новые романтики» (с использованием советской символики), «Пираты» (1982 г.). В коллекциях «Дикари» и «Бродяги» (1982 г.) появился стиль «лохмотьев и дыр». В десятилетие господства роскошной классики и престижных марок В. Вествуд демонстрировала коллекции-пародии на модную одежду: швы наружу, прорехи и распущенные петли, шляпы из мешковины, украшенные перьями, волосы у манекенщиц испачканы грязью. В 1984 г. она открыла второй магазин в Лондоне под названием «Тоска по грязи». В 1982 г. Вествуд показала нижнее белье (бюстгальтеры), которые были надеты поверх блузок, начав тем самым тенденцию превращений нижнего белья (Готье создал свои корсеты в 1983 г., а в массовой моде эта тенденция проявилась только в 1990-е гг.). В 1984 г. появились модели на тему исторического костюма - пышные короткие юбки «мини-крини» (мини-кринолины), корсажи с покатыми плечами и тонкими талиями. Но самый большой скандальный эффект производили модели, в которых обыгрывалась королевская тема: шок вызвала майка с портретом королевы Елизаветы II с английской булавкой в губе. В 1987 г. В. Вествуд показала коллекцию с пародиями на королевские мантии и шотландский костюм, которую демонстрировали растрепанные толстушки с размазанным по лицу гримом и с татуировкой на плечах. Одеты они были в лифы, напоминавшие старомодные корсеты, короткие юбочки из шотландки и туфли на деревянной платформе. За провокациями, пародиями и покушениями на устои моды не все замечали виртуозный крой моделей, изобретательные отделки, безукоризненное исполнение и то, что в отличие от моделей многих дизайнеров-мужчин эти вещи украшают женщину. Не случайно в 1990 и 1991 гг. В. Вествуд была названа «Лучшим дизайнером года» в Британии. В коллекции 1990 г. «Портрет» она предложила туфли на высоких платформах, говоря, что любит «ставить женщину на пьедестал, причем в прямом смысле этого слова». При этом она долгое время не стремилась к коммерческому успеху, дорожа своей независимостью. В 1990-е гг. В. Вествуд обратилась к исторической теме, демонстрируя ироничные модели, напоминающие о моде XVIII -XIX вв., заявляя, что «единственный путь в будущее - это оглянуться назад». Эта идея присутствует и в оформлении ее бутика «Конец света», фасад которого украшают часы, идущие в обратную сторону. Стиль Vivienne Westwood является антиподом коммерчески успешному минимализму 1990-х гг. В конце 1990-х гг. к В. Вествуд пришел и коммерческий успех. Она стала продавать лицензии и выпустила духи «Будуар», которые приносят стабильную прибыль. Благодаря новым финансовым партнерам выпускается несколько коллекций: «Vivienne Westwood gold label» (одежда почти «от кутюр» с применением ручной работы, эксклюзивных тканей и отделок), «Vivienne Westwood red label» (коллекции женской одежды для молодежи), «Vivienne Westwood Man» (мужская одежда), «Англомания» (повседневная одежда в стиле «унисекс»), «Man» (мужская одежда). На фоне коллекций молодых авангардных дизайнеров модели В. Вествуд уже воспринимаются почти классическими и возрождающими забытые традиции шика и элегантности, а ее клиентами теперь являются не только любители андеграунда, но и члены королевской семьи. Широко известна как политактивист. На протяжении почти всей своей жизни Вествуд была сторонницей лейбористской партии, однако в 2007 году решила сменить свои политические ориентиры и присоединилась к партии консерваторов. Осенью 2005 года запустила коллекцию маек с надписью «Я — не террорист, не арестовывайте меня» О своих взглядах на жизнь она говорит так: «Когда я была школьницей моя учительница по истории, мисс Скот, с гордостью рассказывала нам о свободе и демократии, о французской монархии и падении Бастилии. Мы можем воспринимать демократию как нечто само собой разумеющееся только в том случае, если мы отстаиваем свою свободу». Сын Вествуд и МакЛарена, Джо Корр, является основателем компании Agent Provocateur, ее старший сын, Бен Вествуд- эротический фотограф Фото Вивьен: Это фотосессия весенне-летней коллекции 2009, которая создавалась в творческом союзе с Памелой Андерсон. Вместе с ними в фотосессии принял участие третий муж Вивьен - Андреас Кронталер, который младше её почти на тридцать лет. Всё те же трое рекламируют осенне-зимнюю коллекцию 2009

Модная история Вивьен Вествуд


This post is also available in: Итальянский

Взрывное сочетание энергии и креатива!

Когда меня спрашивают кого я особенно выделяю из людей мира моды, то я не задумываясь отвечаю, что этой персоной для меня является неподражаемая и харизматичная Вивьен Вествуд.

Эта женщина обладает неистовой энергетикой, перед которой невозможно устоять. Провокационная, уникальная, неповторимая, всегда верная своим идеям и принципам: это все она-Вивьен Вествуд!

Мне посчастливилось познакомится с Вивьен еще в 1998 году. Она много раз одевала меня для телевизионных программ и всегда удивляла своей добротой по отношению к окружающим. Для нее не существует рангов, Вивьен внимательна ко всем, вне зависимости от того, какую должность занимает человек.

За кулисами во время модных показов происходит что-то невероятное, все кричат, суетятся и распространяют хаос вокруг. Все, но только не Вивьен! Эта женщина – само спокойствие.

Лично я запомнила ее такой. Накрутив бигуди на свои рыжие кудри, она проверяет костюмы моделей, дает им последние рекомендации, подбадривает и …… легким движением руки, сняв бигуди, взъерошив свою шевелюру, выходит на подиум в конце представления.

Я правда считаю Вивьен Вествуд уникальной персоной, как в обычной жизни, так и в профессии. Она не такая как все и в этом ее фишка! 🙂

Вивьен Изабель Суайр родилась 8 апреля 1941 года в Дербишире, Англия. В 17 лет она вместе с семьей переезжает в Лондон, поступает в педагогический колледж и параллельно учится в художественной школе. Обучение будущая звезда модной индустрии так и не заканчивает, а сразу приступает к работе. Вивьен начинает продавать свои творения на лондонском рынке Портобелло-Роуд.

Вивьен рано выходит замуж за менеджера танцевального зала Дерека Вествуда. Свадебное платье она, конечно, шьет себе сама. У пары рождается двое детей – дочь Роуз и сын Бен. Но их брак не был долгим, через три года совместной жизни Вивьен и Дерек расходятся. А вот фамилию первого мужа Вивьен оставляет за собой и отправляется в свободное плавание, крепко веря в собственный успех.

В начале 1970-х Вествуд встречается с Малкомом Маклареном, тогда еще студентом, изучающим историю искусств, а впоследствии продюсером популярнейшей и скандально знаменитой группы «Sex Pistols».

В 1971 году они вместе открывают на легендарной улице King’s Road первый магазин «Let it Rock», название которого говорит само за себя. Позже «Let it Rock» Вивьен Вествуд переименует на «World End».

Кстати, именно часы из этого магазина со стрелками, идущими задом-наперёд, стали эмблемой при загрузке официального сайта Vivienne Westwood. «Конец света» (именно так переводится название) начинается ежедневно, кроме воскресенья, с 10 утра до 18 часов вечера.

Гениальность Вивьен заключается в том, что она сумела вывести на мировые модные подиумы уличный стиль. В моде и творчестве не должно быть табу – Вивьен постоянно подчёркивает этот постулат в своих работах. Она не боится выглядеть смешной и нелепой, Вествут с легкостью смешивает стиль панк с элементами одежды из эпохи 18 века. Вествуд эпатирует, стирает все грани и правила на своем пути.

Ироничная и экстравагантная Вивьен отражает в своих творениях политические, социальные и экологические проблемы. Используя свой культовый модный статус, Вествуд на протяжении многих лет делится идеями об охране окружающей среды и глобальной ответственности.

Надпись: «Плюс 5 градусов» на моей футболке говорит о том, что наша планета подвержена глобальному потеплению и если не задуматься над этой проблемой, то Земля может погибнуть.

Когда Вивьен Вествуд уже стала именитым дизайнером, её пригласили на торжественный приём к королеве для вручения Ордена Британской империи. Модельер держалась легко и непринуждённо, но посчитала нужным сообщить журналистам, что на ней сегодня нет нижнего белья. Вот такая хулиганка, эта Вивьен.

Нынешний муж Вествуд – талантливый дизайнер Андреас Кронталер – младше её почти на 30 лет. Пошёл уже 19-ый год, как супруги счастливы вместе.

Она по гороскопу Овен, как и я. С такой лучше не шутить, по себе знаю! 🙂

Читать книгу Вивьен Вествуд Иэн Келли : онлайн чтение

Свадебное платье миссис Вествуд

Мне очень понравилась одежда модников из рабочего класса. Модов. В университет поступать я не хотела. Мне казалось, что мальчики-студенты – рафинированные изнеженные интеллектуалы. Они ходят с зонтами, а после занятий едят ананасы и пьют херес с любовницами-француженками. Да и в сексуальном плане они меня не привлекали. Не знаю почему. Мне больше нравились работяги на стройках.

Вивьен Вествуд

«Не хочу слишком много рассказывать о Дереке», – признается Вивьен.

Но потом, конечно, рассказывает. «Понимаешь, просто мне кажется, что я не очень-то хорошо обошлась с Дереком. В конце концов мы просто отдалились друг от друга, и все… Но начнем с того, что было… Ладно, было вот как…»

Вивьен сидит за раскройным столом, на ней очки с толстыми стеклами, она то и дело теребит листочек бумаги, набросок какой-то аппликации, которая однажды украсит один из парижских показов, и фотографию с недавней свадьбы их с Дереком сына Бена Вествуда, прошедшей в Японии. Бен, ироничный, грациозный мужчина пятидесяти лет, то и дело заходит в студию, где мы разговариваем; ему можно было бы дать лет тридцать, не поседей его длинные волосы слишком рано. Томака, красивая японка, постоянно рядом с ним, так что сразу видно, что они молодожены. Она постепенно привыкает к жизни в Англии и к статусу новой миссис Вествуд (младшей).

Долгие годы Вивьен не хотела почти ничего рассказывать о своем первом браке. Вероятно, из чувства преданности Бену и Дереку тоже, к которому сохранила искреннюю привязанность и уважение, ну и потому, что не хотела привлекать к ним внимание публики, которого они явно не жаждали. Тем не менее Вивьен сохранила фамилию Дерека и даже прославила ее, – правда, Дерек, пилот гражданской авиации на пенсии, публично признался, что не всегда был этому рад. Их брак был одним из тех, которые сегодня, пожалуй, просто бы не состоялись. Все вокруг были уверены, что они поженятся, да и потом, в те годы, как говорит Вивьен, «экспериментировать не позволялось», так что свадьба их была неизбежна и почти неизбежно предвещала семейную драму.

«Знаешь, в 1961 году, когда ты с кем-то встречался, тебя отчитывали, если поздно приходишь, и мама всегда спрашивала: «Чем ты там занималась?» – и тебя осуждали. Ну и вроде как тебя выдавали замуж. Так было и у нас. Думаю, Дерек не будет против, что я так сказала. По-моему, я и года не прожила в Лондоне, когда мы познакомились. Так что мне было лет восемнадцать или девятнадцать. Мы оба были так молоды! Гуляли с друзьями большой толпой. Развлекались все вместе. Кстати, тогда даже не было законов, запрещавших садиться за руль после выпивки. Мы заходили в паб в Элстри и там встречали одних и тех же людей, попозже тоже появлялись знакомые люди, а еще мы тем же составом ходили на танцы. Мы иногда договаривались пойти в бар в Харроу и Кингсбери, или в «Ронни Скотт», или в какой-нибудь паб в городе, но чаще всего мы отправлялись в танцевальный зал «Ритц» в Куинсбери.

Раньше я больше всего на свете любила танцевать, так что много времени проводила на танцах, в окружении красиво одетых людей. Они были мне друзьями. Меня привлекали люди такого толка – тусовщики, любители потанцевать. Так что все годы, что я проходила педагогическое обучение, мы с толпой друзей регулярно вместе ходили на танцы, устраивали вечеринки, встречались, поджидая друг друга за домом, и все это на некоторое время стало для меня центром вселенной. Жизнь вращалась вокруг развлечений: как нарядиться и куда пойти. Иногда мы всей толпой ездили подальше, куда-нибудь в район Мидлсекса, или, например, в Айлсбери, или еще куда-нибудь и просто сидели там в пабе. Вот какой была моя «светская» жизнь: поездки на машине, посещение пабов и танцев, но не было ни одного человека – хотя, думаю, в тот период жизни и не могло быть, – с которым можно было бы хоть немного серьезно поговорить. Просто не с кем. Разве только со Сьюзен. Этому я была рада, но под влиянием Сьюзен я менялась…


Март 1963, Хиллингдон-Лодж; Вивьен, которой 21 год, с Гордоном и Дорой

И вот как-то вечером в октябре я отправилась на танцы одна. Сперва со мной никто не хотел танцевать. А потом меня пригласил Дерек. Мы понравились друг другу, а я подумала, что он очень привлекательный. Такой он и был. И есть. Он очень, очень приятный человек. Фантастический человек. Он был очень мил, добродушен и дружелюбен, а еще смешил меня, был славным, ну не знаю, он просто мне понравился. Но и я ему понравилась, и это, пожалуй, на первых порах даже больше для меня значило! А еще он очень хорошо танцевал. Мы просто танцевали. Я сама даже не очень знаю, как все это получилось».

Вивьен познакомилась с Дереком Вествудом в конце 1961 года. Как и мать, она познакомилась с будущим мужем на танцах, и, как мать, ее в нем привлекли умение танцевать, атлетическое сложение и житейская мудрость. Дерек был на два года старше Вивьен, родился он в южной части страны. Его семья жила в Бельведер-Вэй в Кентоне, а Дерек в то время был подмастерьем на знаменитом заводе по производству пылесосов «Hoover» на западе Лондона. Правда, он мечтал выучиться на летчика, и мечта его была на пути к осуществлению. Так что планы Дерека простирались далеко за пределы северо-западного Лондона, на территорию американского государства. В этом они с Вивьен Суайр были похожи, а еще они любили одинаковую музыку и танцы. Дерек одевался как мод и слушал «Modern Jazz Quartet».

«Когда мы с Дереком познакомились, он был подмастерьем у слесаря-инструментальщика, но ему хотелось быть летчиком. Чтобы оплачивать обучение, он подрабатывал вечерами, объявляя танцы. Он также был ведущим на играх в бинго, а еще на концертах в заведениях типа танцевального зала «Гленлин» в Форест-Хилле и кинотеатра «Доминион» в Харроу. Дерек вместе со своими друзьями с завода, Бобом Дрюсом и Бэрри Фанеем, ставили пластинки «The Rolling Stones» и «The Ronettes», а потом даже и «The Who»…

«Помню, Дерек очень хорошо одевался, носил мохеровые костюмы, – вспоминает брат Вивьен Гордон. – Он заходил за Вивьен, и они оба выглядели великолепно. Очень стильно. Так что я преклонялся перед Дереком как перед героем и всегда так же относился к Вивьен. Они руководили поп-группами. Дерек работал на компанию «Commercial Entertainments», управлял танцевальными залами. А еще они руководили группой «The Who», причем задолго до того, как она стала так называться. Сперва их группа называлась «The Detours», потом «The High Numbers», а потом кто-то гениально придумал – и я всегда считал, что это была Вивьен, но, оказывается, это был Родни, брат Дерека, – придумал название «The Who», и их менеджерами были Дерек Вествуд и Вивьен Вествуд (которой она стала), и зарабатывали они на группе прямо тут же, на месте!.. В то время мы все любили одеваться. Сначала были тедди-боями, потом модами. А «The Who» была нашей группой. Правда, они обязаны были выступать в танцевальных залах, и, мне кажется, за вечернее выступление тогда платили около 30–40 фунтов, а Дерек сдавал их в аренду фунтов за 150, ну, когда они уже стали популярными. Так что они с Вивьен зарабатывали довольно прилично!»

«Лучше всего я помню, – продолжает Вивьен, – что Дерек очень сердился на меня, потому что я никогда, вообще никогда не приходила вовремя. Очень сильно опаздывала. И все это из-за нарядов. Уверяю тебя, я никогда нигде не платила за входные билеты – даже если ходила без Дерека. Я выглядела великолепно. Вот, допустим, мы с Дереком должны были встретиться в Куинсбери, а я приходила минут за 15 до закрытия, потому что заканчивала свой наряд! А он чувствовал себя униженным перед своими друзьями из-за того, что я, его девушка, никогда не появлялась вовремя, что-то там мастерила.

И вот что еще важно: с Дереком, как потом с Малкольмом, было очень весело. Я любила ходить с ним в один паб, где он пел. Он забирался на сцену и пел всякие старинные песенки на кокни, типа: «Вот беда! / Старушка в туалете заперта!..». И мы все ему подпевали. Я просто обожала такие дурачества. А потом мы просто решили пожениться.


Слева направо: брат Дерека Мартин, Дерек Вествуд и Вивьен. Лето 1962

Вот как все происходило. Когда я впервые приехала в Лондон, я была подростком, и увлечения у меня были соответствующие, и я хотела найти работу и что-нибудь мастерить. Потом мне исполнилось 18, я поступила в педагогический колледж, проучилась там два года и в это же время познакомилась с Дереком. А до этого в художественную школу пошла, потому что хотела заниматься искусством и, возможно, стать художником. Правда, вскоре я осознала, что желаю большего. А потом познакомилась со Сьюзен. Она и вправду была моей лучшей подругой. Она была идеальной подругой, прекрасно выглядела. Чтобы привлечь мое внимание, нужно выглядеть по-особенному! Ну, не знаю. Нас всегда привлекают люди, которые действительно хорошо выглядят. Разве нет? Я считала, что Сьюзен очаровательна. Мы очень крепко подружились. И она что-то всколыхнула в моем сознании и сердце. Я ее очень любила. Все была готова для нее сделать. Считала ее замечательной. Понимаешь, такие чувства у нас появляются благодаря книгам, которые мы читаем. Я читала всякие книжки про девочек в пансионах, про их друзей, их проделки, и мне тоже хотелось иметь закадычную подругу. Я была юной, и меня больше интересовали люди не противоположного, а моего пола: у детей всегда так. Правда, и мальчики мне тоже всегда нравились. Думаю, если бы у меня была более крепкая дружба с какой-нибудь девочкой, все было бы хорошо. Мне действительно нужно было с кем-нибудь подружиться. Но я познакомилась с Дереком. Например, мне ужасно хотелось, чтобы Дерек сводил меня в театр: я ни разу в жизни туда не ходила. И он взял билеты на комедию «Боинг-Боинг». Мне было жутко скучно, и я подумала: «Если вот это – театр, ну его!» А потом Сьюзен взяла меня на «Человека на все времена» с Полом Скофилдом и еще на «Суровое испытание» по Артуру Миллеру – я была потрясена. Ошеломлена. Так что, видишь, Сьюзен всегда заставляла меня думать. Отношения с ней меня стимулировали. Она вышла из другого общественного класса, ее интересовал театр и все такое, у нее был приятный молодой человек, который тоже мог многое рассказать. Сьюзен была человеком думающим, моим первым другом-интеллектуалом. И парень ее тоже был человеком мыслящим, и пищи для раздумий он дал мне даже больше, чем она. Например, водил нас на литературные чтения поэтов-битников в Королевском Альберт-Холле: Аллена Гинзберга, Лоуренса Ферлингетти – а это как раз то, чего мне так не хватало. В нашей компании все только и говорили: «Это Дерек и Вивьен, они собираются пожениться». А я-то уже знала, что меняюсь, и отчасти под влиянием Сьюзен.

Вот как бы я это сформулировала, Иэн. Я скажу только вот что, а все остальное ты поймешь сам: мой выбор всегда был на стороне интеллектуальности. А тот выбор был иным, и ничего в итоге не получилось. Мы с Дереком познакомились, потому что оба интересовались культурой тедди-боев и модов и тому подобным, и нам нравилось быть частью толпы. Наша жизнь была очень интересной. Но тогда мы были подростками. И увлекались тем, чем и должны увлекаться подростки. Но я глубоко уважаю Дерека: он очень, очень хороший человек. И еще: мне до сих пор не верится, что он стал пилотом, я так им восхищаюсь. Но хотя я и была связана помолвкой с Дереком, в конечном итоге я понимала, что хотела разорвать наши отношения, чтобы познать что-то другое. Но почему-то сексуальная жизнь, по крайней мере в те времена, непременно предполагала женитьбу. А я постепенно разлюбила Дерека. Сейчас это кажется таким очевидным, но тогда главную роль сыграло отношение моей матери к сексу. И ко мне. Раньше на девочек серьезно давило обязательство быть порядочной. Сохранять девственность. Ну и все в таком духе. Никаких нежелательных беременностей – и прочее, и прочее… Когда я познакомилась с Дереком, я была девственницей. Более того, на каком-то этапе я осознала, что, будь я постарше… Ну, думаю, ты понимаешь, о чем я. В нынешние времена можно было бы просто с кем-то жить. А тогда – нет, и, наверно, я просто боялась ранить Дерека, Дела, как все его называли. Мне интереснее было с подругой, со Сьюзен, потому что она была интеллектуалкой, и я ее просто обожала. Скажем так: если бы мне пришлось жить на необитаемом острове, я бы отправилась туда с ней.

Не хочу об этом особо распространяться, потому что речь идет о конкретных людях, а еще потому, что я довольно скрытный человек, хотя окружающие думают иначе, но нужно еще кое-что тебе рассказать обо мне и о тех временах. Касательно парней и мужчин. Пока я не вышла за Дерека, я всегда больше была привязана к моим подругам, чем к парням, с которыми встречалась. Оглядываясь назад, я понимаю, чего мне тогда хотелось: найти родственную душу в женщине. Чтобы была мне близка и дополняла меня. В итоге когда я поступила в колледж, то встретила Сьюзен. Весь мой внутренний мир был связан с ней. Люди склонны все превратно понимать. На самом деле именно с ней я чувствовала себя живой, чувствовала, что меня понимают. И вот учеба закончилась, и Сьюзен нашла работу в Канаде. Вот и все. Уверена, моя мама была в курсе, и, если бы она только подтолкнула меня на это приключение – поехать учить детей в Канаду, – я бы, наверное, пулей полетела туда. Я бы уехала, не задев ничьих чувств. Если бы мама обсудила со мной эту ситуацию побольше, если бы догадалась сказать: «Почему бы тебе не поработать годик в Канаде вместе со Сьюзен, а потом вернуться и уж тогда подумать о своих чувствах к Дереку?» Вот это был бы идеальный расклад, и все тогда переживали бы гораздо меньше. Правда, тогда у меня не родился бы Бен».

Несмотря на все эти переживания, Вивьен, которой только исполнился 21 год, стала обдумывать скромную свадьбу и свое платье. Дерека устроила бы простая гражданская церемония, но Вивьен и Дора настояли на том, чтобы свадьба прошла в церкви. И вот 21 июля 1962 года в церкви Святого Иоанна Крестителя в Гринхилле Вивьен Суайр сменила фамилию на Вествуд.

«И вот опять. Я снова опаздывала. Сама шила свадебный наряд. У меня не все получилось, платье даже не было дошито. Оно все было в булавках и толком не доделано. В церковь я успела вовремя. Уф! Едва успела».

Не стоит этого говорить, но когда еще представится случай? Я тогда считала – как, пожалуй, и все прочие, – что «мужчина моей жизни» должен быть «единственным», ну и что никогда в жизни никого другого, кроме этого человека, мне не будет нужно. Так что если все-таки нужен кто-то другой или нужно что-то еще – а я понимала, что это мой случай, – это означает, что все не так. Уже тогда я понимала, отчасти благодаря Сьюзен, что мне нужен тот, кто будет дополнять меня интеллектуально, будет разделять мои взгляды. В общем, в то время я много размышляла и, похоже, изменилась. Но не думай, что мы с Дереком были несчастливы. Мы были счастливы. Я была очень счастлива, и какое-то время у нас все было хорошо. Я очень быстро забеременела. Когда вынашиваешь ребенка, ты много думаешь, да и потом, когда растишь его, хотя и ужасно устаешь. Да, я менялась. Постоянно происходило что-то важное: я стала учителем, потом вышла за Дерека, потом родила Бена. А еще я утратила веру в Бога. Мне тогда был всего 21 год. В то время мой брат Гордон встречался с очень милой американкой по имени Лесли, она иногда приходила ко мне и помогала. Шел 1962 год, и она была решительно против войны во Вьетнаме. Мы общались недолго, но ей удалось разрушить мою политическую наивность, а когда она узнала, что я верующая христианка, то вынудила меня отстаивать свою веру, а я не смогла. Я уже и так перестала верить в некоторые догмы, а когда призналась себе в том, что вся моя вера держится исключительно на эмоциональной привязанности к идее, сформировавшейся в моей детской голове, к взятым на себя перед распятием обязательствам, вера моя рассыпалась как карточный домик. Наивная девчонка начала пробуждаться ото сна. Я не знала, во что верю, я только хотела читать, читать и читать – и найти ответ.

Лесли серьезно на меня повлияла. Гордон познакомился с ней на Ибице, где тусовались хиппи, и мы с ней ходили в театр в Лондоне и даже однажды ездили автостопом в Девон и всю дорогу разговаривали про Вьетнам. А еще мы говорили о монархии, о религии, о политике, и она всегда давала мне повод подумать. Когда звучал национальный гимн, она никогда не вставала. Благодаря ей я изменилась. И тогда в голове возник вопрос: если ты выходишь замуж молодой, а потом твои интересы меняются, нормально ли и правильно ли разойтись?»

В 1963 году, если ты была молодой матерью и хотела разойтись с мужем, это казалось возмутительным. Многие близкие люди – родители Вивьен, ее брат и сестра, Сьюзен и приятели по танцам – были глубоко потрясены, когда всего лишь через несколько месяцев после рождения Бена Вивьен объявила, что расстается с Дереком. Некоторые сказали, что у нее послеродовая депрессия или что она приняла это решение, потому что теперь они с Дереком занимались разными делами, а у нее к тому же был маленький ребенок. Но Вивьен была тверда. В ней проснулась жажда новых интеллектуальных и культурных открытий и зародилась надежда встретить тех – или того, – с кем она отправится в новый увлекательный путь.


Вивьен и ее маленький сын Бен


Слева направо: Ольга, Дора, Вивьен (с Беном на коленях), Гордон-младший и Гордон-старший, 1964

«Я делала первые шаги к политизации. Конечно, это случилось под влиянием моего детства, идеалов и жизненного опыта. В этом мы с Дереком и стали различаться. Дерек стремился в буквальном смысле к небесам. В то время он увлекался планеризмом. Помню один из самых счастливых моментов нашей жизни: он летел над высокогорьем Данстейбл-Даунс. Зрелище завораживало. Дерек поражал и восхищал меня. Он был очень общительным. Когда он наконец стал пилотом, знаешь, что ему больше всего нравилось? Обращаться к пассажирам. Он прямо болел этим. А я заболела политикой. Наши пути просто разошлись».

Дерек подарил Вивьен свою фамилию и старшего сына Бена. Благодаря их браку и даже расставанию, за которое ее все порицали, Вивьен стала более решительной: покончила с прошлым, со всем тем, чего ожидали от молодой женщины в ту эпоху. Дерек познакомил Вивьен с миром профессиональной музыки и новыми лондонскими музыкальными группами, которые были тесно связаны с уже знакомой ей художественной средой. В Великобритании начала 1960-х годов сферы музыки, танцев и искусства были тесно переплетены. Так что недаром Лондон «свинговал». Западная молодежь самовыражалась, создавая обложки альбомов, моду и музыку (тогда еще не было компьютеров). Поп-музыка и панк, вышедшие из рок-н-ролла во второй половине XX века, могли появиться только из совокупности серьезных идей и под влиянием определенных событий, оставивших отпечаток на всей современной западной культуре. При этом они странным образом снова и снова напоминают нам о Лондоне конца 50-х – середины 60-х годов, о танцевальных клубах и школах искусств – о юности Вивьен и Дерека. Первые апологеты и поклонники популярной музыки конца XX века – начиная с британского рок-н-ролла, родившегося благодаря знаковому фильму «Школьные джунгли» («Blackboard Jungle», 1955) – картине, которую годы спустя Вивьен наконец посмотрела в квартире Кристин Килер по телевизору Джина Крелла, – и заканчивая панк-музыкой с ее анархистскими настроениями – вышли из художественных школ, появившихся во всех городках Великобритании в результате послевоенных реформ образования. Многие ведущие представители музыкальной индустрии поначалу изучали графический дизайн: в открывшихся школах искусств этот курс финансировался за счет Комиссии по изящным искусствам. Большинство учащихся были из рабочей среды, и реформы образования послевоенных лет пошли им на пользу: они стали первыми в своих семьях, кто смог получить высшее образование. Так случилось и с Питом Таунсендом из группы «The Who», менеджером которой какое-то время был Дерек Вествуд, а также с Чарли Уоттсом, Китом Ричардсом и художником Питером Блейком, не говоря уж об ученике Блейка Малкольме Макларене. А еще чуть позже из школ искусств вышли Джон Леннон, Эрик Клэптон, Рой Вуд из «The Move», Рэй Дэвис из «The Kinks» и Фредди Меркьюри из «Queen». Большинство из них, как и Вивьен, сначала окончили среднюю школу. У Вивьен и Малкольма, как и у Гордона и у всех, кто вращался среди студентов Харроу, интересы менялись от увлечения искусством к увлечению музыкой, от занятий графикой к маркетингу (как он назывался бы сейчас) и так или иначе превращались в бизнес, в котором соединились поп-иконография, мода, музыка и хэппенинги. Например, Найджел Уэймаус, владелец магазина «Granny Takes a Trip», впоследствии принадлежавшего Джину Креллу и оформленного Майклом Инглишем, одновременно был ведущим графическим дизайнером на поп-сцене и основателем – вместе с Инглишем – группы дизайнеров-музыкантов «Hapshash and the Coloured Coat», исполнявшей психоделическую музыку. Или в 1967 году обосновавшийся в Лондоне коллектив голландских дизайнеров «The Fool» создавал одежду для магазина «Apple» группы «The Beatles» и отвечал за его оформление. При этом на определенном этапе творчества «The Fool» тоже был музыкальным коллективом. Мода, музыка, искусство и графический дизайн обогащали друг друга. Например, Малкольм был менеджером «The Sex Pistols», а в итоге открыл магазин на Кингз-Роуд, 430; сама Вивьен писала песни для «The Sex Pistols»; арт-директор коллектива Сара Стокбридж занималась имиджем Сида Вишеса и параллельно придумывала рисунки для футболок.

По всей Великобритании, а больше всего в Лондоне, появлялись новые поп-музыканты, поп-художники, поп-дизайнеры, новая мода и новые магазины, создавая подходящую среду для того, чтобы молодежь чем-то страстно увлекалась и чтобы можно было продать ей что-то связанное с их увлечением. В этом не было никакого злого коммерческого умысла, никакого продуманного плана. Впрочем, Вивьен и Макларен потом говорили, что практически все, так или иначе связанное с модой на популярную музыку, рано или поздно начинало использоваться в коммерческих целях. Поколение Вивьен получило привилегии в образовании: доступными стали средние школы, молодежь получала стипендии в школах искусств, – так что такие, как она, дети из рабочих семей со свойственным им нонконформизмом и протестными настроениями сумели создать образ общества массового потребления. Вивьен, у которой еще в юности мистер Белл заметил способности графика, а сама она с гордостью заявляла, что из нее вышел бы отличный копирайтер, тоже была одной из первых среди художников-графиков новой волны. На послевоенное поколение обрушились небывалые объемы «беспрерывно привлекающей внимание» рекламы, и многих как раз и учили создавать рекламные изображения в этих новоиспеченных школах искусств. Британская поп-культура была связана со школами искусств не без причины, они в принципе не появились бы друг без друга. Молодежь демонстрировала на публике свои музыкальные предпочтения и была частью того или иного субкультурного «племени», и это не просто способствовало продаже пластинок и одежды, но внесло вклад в формирование нового языка – знака принадлежности к какой-то группе. «Лучшего времени, чтобы быть подростком, просто быть не могло, – говорила Вивьен. – Мы сами придумывали значение образа и создавали его». Или, как потом сказал Малкольм: «Мы искали свое «я». Поколение Вивьен, жившее в Лондоне, первым связало воедино графическое искусство, моду, музыку и самосознание. А дальше история была истинно английской и старой как мир: появились группы инсайдеров и аутсайдеров, которых определяли по одежде.

Щеголь-мод Дерек, муж Вивьен, отправился за своей мечтой, стал пилотом и покинул Лондон. Большую часть детства Бена Вествуда он провел в международном аэропорту Лутон и его окрестностях, а через несколько лет после отъезда снова женился. Дерек долго не оставлял попытки вновь сойтись с первой миссис Вествуд и всегда старался быть для Бена самым лучшим в мире отцом. Когда пара распалась, Дерек оставался искренне преданным бывшей жене, слава которой росла, и никогда не рассказывал ни об их недолгой совместной жизни, ни о причинах разрыва. Супруги официально развелись в 1966 году.


Английская бунтарка: 10 фактов о Вивьен Вествуд

Вивьен Вествуд, без сомнения, – один из самых неординарных дизайнеров современности. Ее коллекции стали символом английской моды, бунтарской, провокационной и всегда готовой к экспериментам, как, впрочем, и сама Вивьен Вествуд.

Ее путь на Олимп мировой моды мог бы быть экранизирован как новая сказка о Золушке в стиле панк, которая вдохновлялась любовью и духом лондонских улиц. Хочешь узнать больше о самом известном английском дизайнере? Самые интересные факты из биографии Вивьен Вествуд (о ее карьере дизайнера, громких романах и самых известных модных творениях) на WomanJournal.ru.

Факт из биографии Вивьен Вествуд №1: школьная учительница

Сегодняшний образ Вивьен Вествуд: рыжая копна волос, яркий макияж и сумасшедшие наряды – не слишком вяжется с классическим образом учительницы.

Тем не менее, Вивьен начинала свою профессиональную карьеру именно с педагогики. После переезда в Лондониз английской провинции Вествуд закончила педагогический колледж, а затем вышла замуж за менеджера танцевального зала Дерека Вествуда, родила ребенка и какое-то время работала в школе учительницей.

Факт из биографии Вивьен Вествуд №2: через любовь к моде

Кто знает, как бы сложилась судьба Вивьен Вествуд, если бы в начале 70-х годов будущая «королева скандала», как называют ее в родной Британии, не влюбилась. И избранника Амур для Вествуд выбрал с фантазией – им стал лидер известной группы Sex Pistols Малколм Макларен. С ним Вивьен Вествуд провела 13 лет и именно от него загорелась идеей заниматься дизайном одежды.

Кстати, Макларен стал и первым финансовым партнером Вивьен Вествуд в ее модной империи – в 1974 году они вместе открыли магазин одежды с кричащим названием «Секс».

Факт из биографии Вивьен Вествуд № 3: в стиле новый старый панк

Многие дизайнеры сделали себе карьеру вовсе не на радикальных инновациях в моде, а просто на оригинальной компиляции модных стилей и течений. Вивьен Вествуд была в их числе.

Вдохновляясь молодежными субкультурами и уличной модой Лондона, Вествуд на закате «цветочной» эры хиппи ввела в моду панк.

Рваная одежда, деним, символика британского флага стали любимыми детялями коллекций Вествуд. По сути Вивьен Вествуд создала моду из антимоды, потому в 70-х панк был чисто уличной, анархической, культурой, тесно связанной с музыкой.

Факт из биографии Вивьен Вествуд № 4: от панка к романтизму

Вивьен Вествуд признается, что во время романа с Малколмом Маклареном и своих первых дизайнерских опытов в стиле панк, она не ощущала себя модельером – ее просто тянуло к экспериментам.

И все же стержнем своего фирменного стиля дизайнер называет исторический романтизм. В 80-х Вивьен Вествуд перечитала роман Дюма «Три мушкетера», изучила старинные гравюры и решила создать коллекцию на стыке прошлого и современности. Так родилась самая звездная коллекция Вествуд – «Пираты». Мешковатый крой, широкие брюки и пиратские шляпы из этой коллекции потом еще не раз вдохновлили дизайнера на новые эксперименты.

Факт из биографии Вивьен Вествуд № 5: мода на лохмотья и белье напоказ

После коллекции «Пираты» в 1981 году к Вивьен Вествуд пришла слава неординарного модельера, а Вествуд в свою очередь «подогревала аппетит». Ее следующая коллекция 1982 года под названием «Дикари и бродяги» начала новую эру в истории Вивьен Вествуд.

Дизайнер словно пародирует моду, демонстрируя рваную одежду со швами наружу и нижнее белье поверх блузок. Но самый скандальный эффект произели модели, в которых обыгрывалась символика Великобритании, в частности, портрет королевы Елизаветы II.

В 1987 году на одной из футболокVivienne Westwood дизайнер сделала королеве пирсинг, проколов ее губу булавкой. Королева не обиделась, а скандальную картинку, придуманную Вествуд, потом не раз копировали другие марки.

Факт из биографии Вивьен Вествуд № 6: фетиш – пиратские сапоги

Появившись впервые в дебютной коллекции Вивьен Вествуд «Пираты» в 1981 году, высокие сапоги из кожи с множеством ремешком стали знаковой вещью для Вествуд.

За 20 лет Вивьен Вествуд десятки раз перевыпускала пиратские сапоги в самых разных цветовых вариациях: с каблуком и без, из кожи и ткани, оставляя неизменными фирменные ремешки

Пиратские сапоги как неотъемлемую часть английского стиля любят и британские модницы – Кира Найтли, Сиенна Миллер и Кейт Мосс.

Факт из биографии Вивьен Вествуд № 7: одежда в «Сексе в большом городе»

Хорошая знакомая Вивьен Вествуд и по совместительству большая поклонница ее творчества американский стилист Патрисия Филд несколько лет подряд подбирала гардероб для актрис сериала «Секс в большом городе».

В нескольких эпизодах сериала главная героиня Кэри Брэдшоу появляется в одежде Vivienne Westwood. Самый известный из них: эпизод, где Брэдшоу получает шанс работать в журнале Vogue и приходит на собеседование в деловом костюме в полоску Vivienne Westwood Anglomania.

Не менее известным стало и свадебное платье Кэри Брэдшоу – в первом фильме «Секс в большом городе» Кэри перед свадьбой получает в подарок свадебное платье Vivienne Westwood.

Факт из биографии Вивьен Вествуд № 8: очень молодой муж

Сейчас 70-летняя Вивьен Вествуд замужем за своим бывшим учеником, австрийским дизайнером Андреасом Кронталером, который в два раза младше ее самой.

В одном из откровенных интервью дизайнер призналась, что встретила Андреаса после восьми лет одиночества, но вот замуж за него никогда не планировала выходить.

«Я вообще не собиралась замуж за Андреаса – во всем виновата английская бюрократия. Мы были любовниками, жили вместе, но Андреасу часто приходилось уезжать в Европу и возвращаться обратно в Англию, и нам было проще пожениться, чем каждый раз оформлять целую кипу бумаг», – рассуждает Вивьен Вествуд.

Факт из биографии Вивьен Вествуд: мнение о Кейт Миддлтон

Для королевской свадьбы, которая прошла в апреле 2011 года, Кейт Миддлтон выбрала свадебное платье, созданное дизайнером модного дома Alexander McQueen Сарой Бертон.

Когда еще за несколько недель до свадьбы Вивьен Вествуд узнала, что ей не предложили стать автором свадебного платья будущей принцессы, дизайнер вдруг решила раскритиковать Кейт Миддлтон. Вивьен Вествуд объявила, что Кейт Миддлтон никогда не станет королевой стиля. А еще дизайнер заявила, что избранница принца не обладает достаточным вкусом, чтобы носить ее творение.

Кстати, Кейт Миддлтон не первая знаменитость, которую обижает Вивьен Вествуд. Недавно на вопрос, что Вивьен думает о стиле актрисы Эммы Уотсон, она ответила, что не имеет представления, о ком идет речь.

Факт из биографии Вивьен Вествуд № 10: звезда своей страны

Как говорят британцы, в Великобритании есть три королевы, которыми можно гордиться – это Елизавета II, известная женщина-политик Маргарет Тэтчер и неподражаемая скандалистка Вивьен Вествуд, которая своими коллекциями символизирует природную любовь англичан к китчу и эпатажу.

Вивьен Вествуд неоднократно становилась дизайнером года в родной Великобритании, также она имеет титул кавалера ордена Британской империи и входит в первую десятку самых именитых модельеров столетия.

Фото: Alloverpress.ru

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *