Вождь племени мурси: Это жена вождя племени Мурси. Ты все еще недоволен своей супругой?)

Содержание

Very professional and friendly people — отзыв о See Us Arba Minch, Арба-Мынч, Эфиопия

Африка давно меня притягивала (красивой природой и древней историей) и одновременно отпугивала (криминал, инфекции). Однако любопытство пересилило и в середине декабря я купил билет на самолет.
Перелет был длинный. Летел я с двумя пересадками – в Баку и в Дубае. Купив в дубайском Duty free бутылку ямайского рома (чтобы не ехать к племенам с пустыми руками), я сел в самолет и уснул. Спать было удобно, поскольку в ряду было три пустых кресла. Сумку убрал наверх, чтобы не мешала. После посадки я пошел получать визу. Заплатить за нее надо было 50 долларов. Я достал из кошелька толстую пачку наличных и с ужасом обнаружил в ней вместо нескольких тысяч долларов всего 40 – и все однодолларовыми купюрами. Деньги были не мои. Мои исчезли. Кто-то взял мои деньги и подложил «куклу». Я начал лихорадочно соображать – на каком этапе пропали деньги? Воспоминание о покупке рома перед посадкой утвердили меня в том, что деньги украдены в самолете, пока я спал. Но времени прошло уже достаточно много и я был почти уверен, что найти их не удастся. Оплатив визу по карте, я обратился к полицейскому. Но тот по-английски не говорил. Пробегав по инстанциям минут 20, я наконец нашёл нужного человека. Секьюрити аэропорта попросили меня припомнить, не летели ли со мной китайцы. Я вспомнил, что китайцы были. Один даже был очень вежлив и пропустил меня вперед на выход в самолете. Я помнил и сообщил секьюрити точную сумму и в каких купюрах были деньги – все сотенные и одна сотня мелочью (одна банкнота 20 USD, три по 10, много по 5 и много по 1 доллару). Они «пробили» по базе этих пассажиров и бросились бегом в самолет, который вылетал в Найроби. Китайцы летели транзитом в Кению. Через несколько минут мне сообщили, что китайцев сняли с рейса и у них нашли много наличных долларов – точно в соответствии с моим описанием. Выяснилось, что секьюрити недавно уже имели дело с подобными случаями и именно с китайцами. Затем мы все вместе проследовали в отдел по расследованию преступлений. Шли долго, минут 15, поскольку офис находился в другом терминале. Там нас всех допросили, причем разные офицеры и по несколько раз. Допрос длился очень долго. Деньги изъяли, пересчитали, переписали номера купюр и убрали сейф. Китайцам одели наручники и куда-то увезли. Я поехал в отель дожидаться результатов. Вечером из полиция позвонили в отель и предложили мне приехать в аэропорт для окончательного решения дела. Туда же привезли китайцев, которые кричали, что это их кровно заработанные деньги и если у меня нет денег, то они мне их подарят : ) Но полиция поверил мне – поскольку китайцев взяли с поличным, деньги я точно описали даже показал бутылку рома, которую я купил в дубайском Duty free : ) В результате, деньги мне вернули, я подписал протокол и поехал в отель приходить в себя. А китайцев депортировали из страны. В общем мне сильно повезло. Потом выяснилось (секрьюрити рассказали), что у китайцев сейчас бизнес такой – летать международным транзитом и «чистить» чемоданы у фраеров ушастых в салоне самолета : ). Так что берегите карманы и чемоданы, когда будете лететь с китайцами. Когда я рассказывал эту историю суровым эфиопским дальнобойщикам, они падали в обморок.
Эфиопия — страна очень красивая. И очень бедная, поскольку последние 20 была в состоянии войны. Только недавно все стало более менее спокойно.
Национальный напиток в Эфиопии — кофе. Выпить кофе там – не просто опрокинуть чашку. Приготовление кофе – это целая церемония. Сортов – огромное количество. В качестве сувенира я привез себе пару ящичков : ) Кстати, вывозить из страны сырые зерна нельзя – только обжаренные.
Из спиртного – медовое вино тедж — не крепкое, всего 2-4 градуса. Но местным этого хватает. Тедж промышленно не производят – это вино домашнего приготовления. В Эфиопии варят несколько сортов пива. Есть местный джин. Также имеется официально разрешенный наркотик – растение чат. Его листья надо долго жевать, чтобы получился сок. Чат продается в магазинах.
Главное блюдо эфиопской кухни — инджера. Это пористая лепешка, кисловатая на вкус. Готовится из местного злака теф. Инджера для эфиопов то же самое, как для нас хлеб. Подается она с различными мясными и овощными ингредиентами – ват. Эти ваты шлепают как кляксы на лепешку и так подают к столу. Есть инджеру надо руками, отламывая кусочки лепёшки и макая их в ват. Ничего другого эфиопы готовить не умеют — особенно мясо, курицу и рыбу. Всё это они кремируют и подают с чили – есть невозможно. Единственное, что можно отметить – сок сприс. Это свежевыжатые соки различных фруктов, которые слоями наливают в стакан. Получается слоистый разноцветный сок-пюре. Очень вкусно и стоит всего 1 доллар. Кстати, отелям и ресторанам выгоднее подавать свежевыжатый сок, поскольку сок в пакетах из супермаркета стоит дороже, чем свежие фрукты, цена которым – копейка.
В каждом крупном городе страны есть особое место, где собирается преступный элемент, бродяги, девицы. Там можно купить проституток, наркотики и другие излишества нехорошие. Такие места имеют общее название – «Chechnya». В честь нашей Чечни. Почему? Никто не знает. Просто так сложилось.
ЮГ. ПЛЕМЕНА.
ПЛЕМЯ ХАМЕР
На следующий день после прилёта я вылетел на юг в городок Арба-Мынч. Причем летел со своим гидом Bingoman Hitsanu, который меня как-то вычиcлил в аэропорту 🙂 Кстати, ребята организовали все очень хорошо и профессионально. В день прилета, уладив дела с машиной и маршрутом, съездил на озеро Чамо, где живут нильские крокодилы (самые большие в Африке). На озере рыбаки занимаются браконьерством. Это приносит им хорошие деньги, но часто уносит жизни. Много рыбаков гибнет в пасти крокодила или бегемота. А если они забредут в лес возле озера, то оттуда не вернутся точно — либо крокодил на дно утащит, либо бегемот растопчет, либо чёрная мамба укусит. Наутро я отправился к племенам в долину реки Омо. Меня сопровождали водитель и гид. Сразу поехали в племя Хамер на церемонию скачек по быкам. Эта церемония представляет собой процесс инициации – юноши становится мужчиной, если ему удастся пробежать по спинам стада быков. Предшествуют этому танцы и другие различные церемонии и обряды. Например, женщины, танцуя, приносят юношам длинные прутья, а те должны стегать понравившихся им женщин этими прутьями. Причем удар прута очень сильный – сразу вспарывает кожу до мяса (на фото это видно). При этом женщина не должна кричать и вообще не подавать вид, что ей больно. Это высший знак уважения женщине – чем больше шрамов на спине, тем дама более уважаема. Причём женщины скандалят и дерутся между собой за то, чтобы получить такой удар плетью. Ударил – считай, что женился. И чтоб не смела орать – и это до свадьбы! Вот это я понимаю! Домострой тихо курит в сторонке : ) Я, пожалуй, там останусь : ) Хотя, на самом деле, мужчина там может жениться только после успешных прыжков по быкам. Весть об этом разносится на местном рынке в городе Турми. Я хотел было там жениться, но решил, что прыжки по быкам без тренировки с ходу не осилю. К тому же надо прыгать абсолютно голым и в вечерних сумерках.
После этой церемонии я поехал в одно из поселений народности Хамер. Жил я три дня в хижине вождя. То есть, утром уезжал, а вечером возвращался домой. Душ принимал в придорожной гостиница в городе Турми, где мы останавливались, чтобы перекусить. Спал прямо на земляном полу, куда мы постелили матрас, привезенный с собой. Из мебели – только винтовки и автомат Калашникова на стене. Наутро мимо моего ложа пробежал небольшой скорпион. Я сказал об этом гиду — после этого он ночевал в машине. Новый год я встретил в этом племени. Преподнес вождю бутылку того самого ямайского рома, который мы выпили с ним и другими лидерами племени. Женщины сидели отдельно — старшей жене вождя я преподнес в подарок бутылку местного джина и от этого она была очень счастлива. Вождь предложил в мою честь забить козла – не в смысле в домино, а по-настоящему. Но я отказался. Семья у вождя большая – две жены, шестеро детей и еще живет сестра с ребенком в отдельной хижине – ее мужа убили враги племени. Вождь хочет взять себе третью жену. Но он хочет белую женщину. Я обещал ему помочь в этом. Вождь – мужчина видный, с положением. Воин. Пища там простая, но питательная. И экологически чистая. Всегда свежий воздух и всегда лето. Еще одно преимущество – власть. Быть женой вождя – почётно. Так что, девушки, если кто хочет изменить свою жизнь к лучшему, могу посодействовать.
Утром меня угощали «кофе». Известно, что эфиопский кофе – лучший в мире. Но он дорогой, поэтому племена готовят напиток из кофейной шелухи. По запаху он напоминает кофе, по вкусу – нет. Пили из специальных чаш, сделанных из половинок тыквы. Живут племена очень примитивно, практически в каменном веке. Одеваются в шкуры или вообще не одеваются. Охотятся и отбиваются от врагов автоматами Калашникова. Каждый уважающий себя мужчина обязан иметь такое оружие.
ПЛЕМЯ КАРО
Деревня племени Каро расположена на излучине реки. Очень живописное место. Как и все кочевые племена, люди каро не делают ритуальные маски – лишний скарб мешает при переезде. Вместо этого они разрисовывают свое тело и лицо белой глиной. Этим они и знамениты.
ПЛЕМЯ ДАССЕНЕЧ
Самое бедное племя. Но у них самые красивые девушки. Люди дассенеч живут в самом засушливом месте в убогих лачугах. С лекарствами и с водой у них напряжёнка. Поэтому лучший подарок для них – мыло, вода и таблетки. Живут они на берегу реки, но вода там грязна и с паразитами. Чтобы добраться до племени надо пересечь реку на лодочках, выдолбленных из ствола дерева. Женщины в качестве украшений используют все, что найдут. Например, пивные пробки в большом количестве вплетают в волосы – на одной из фоток это видно.
ПЛЕМЯ МУРСИ
Одно из самых легендарных племён. Знамениты тем, что их женщины надрезают нижнюю губу и вставляют туда плоскую круглую пластину, размером с блюдце. Делают они это не для красоты, а по необходимости. Раньше мурси жили в Южном Судане. Соседнее племя и работорговцы сильно терроризировали мурси – воровали их женщин, поскольку своих дам лишились в результате войн и болезней. Тогда мурси придумали такой обряд – резать губу и уши и вставлять в них блюдца. В результате женщины мурси становились страшными и отбивали всякую охоту к ним приближаться. Таким образом они отвадили от себя похитителей. Кстати женщины мурси не ходят голышом, как в других племенах – прикрываются шкурами. Это потому, что мурси – бушмены. Еще они шрамируют тело – очень красиво смотрится. Сейчас блюдце в губе выглядит для туристов как декор, но опасность похищения женщин (как и скота) сохраняется. Поэтому мурси вооружены до зубов – автоматами Калашникова и винтовками М-16. Кстати, я купил такую пластину у мурси. Так, что девушки, если кому нужно, обращайтесь.
В то утро я приехал к мурси самый первый – другие немногочисленные туристы, ехавшие к ним, попались мне уже на обратном пути. Пока мой гид побежал договариваться с вождем о том, что сейчас богатый белый человек будет проводить у них фотосъемку, ко мне подбежала женщина с оторванной губой и попросила отдать ей пустую бутылку из-под воды. Я не смог ей отказать. У ней на лице сидело 26 мух, которые чувствовали себе вполне вольготно и совершенно не собирались улетать. Кстати, пустые бутылки – большая ценность в племенах, поскольку в них можно переносить и хранить воду. Приехал я удачно – мурси только что завалили быка и сидели разделывали тушу. Голова быка уже лежала в костре. Вождь и лидеры племени ели сырое мясо, отрезая его тонкими ломтиками и слегка обжаривая их на огне. Моему гиду тоже дали кусочек. Он из вежливости подержал и отдал обратно. В деревне мурси куча мух, которые стараются залезть тебе в рот, повсюду лежат коровьи лепёшки – приходится аккуратно ставить ногу, чтобы не наступить в них. Один старейшина окунул руки по локоть в содержимое кишечника быка, которое вывалилось на землю. Дети беспрестанно попрошайничают и буквально залазят в карман.
30 лет назад мурси сбежали из Южного Судана в Эфиопию, а поскольку свободных земель уже не было, их поселили на горе в национальном парке Маго. Кстати там самая большая концентрация мух це-це. Когда мы туда поехали, я, естественно, забыл помазаться репеллентами. Вспомнил только, когда уезжали оттуда. После укуса це-це надо ждать четыре недели – если не умер за этот срок, то дальше будет все ок. Перед въездом в парк Маго к нам в машину сел телохранитель, вооруженный автоматом. Дело в том, что мурси агрессивны, особенно когда выпьют, и могут запросто съесть приезжих. Их любимое блюдо – консервы «Завтрак из туриста». Поэтому рекомендованное время посещения мурси, как и других племён, — до обеда. После обеда они напиваются и начинают палить из автомата в воздух, орать и бросаться камнями. Выпить он очень любят. Пьют местный джин, который покупают на вырученные от туристов деньги за фотосъемку – там за каждое фото надо платить 5-10 быр. Быр – это местная валюта (1 доллар – 22 быр). Поэтому мурси все время твердят: «быр-быр-быр». За джином им приходится ходить пешком в ближайший город Джинка, до которого пешком два дня пути в одну сторону. Причём в дороге они не пьют – только когда домой возвращаются.
Из других особенностей южной Эфиопии можно отметить то, что у всех племен в большой цене козы, овцы и коровы. Пасти их – очень важное занятие. Важнее даже, чем посещение школы. Поэтому дети выгуливают домашний скот вдоль дорог, а школы стоят пустые.
СЕВВЕР. ЦЕРКВИ и МОНАСТЫРИ
БАХИР-ДАР
После пятидневной поездки по диким племенам, я уехал на север в город Бахир-Дар. Цель – водопад, где берет начало Голубой Нил, а также озеро Тана, на островах которого расположены древние православные монастыри 16-17 веков, а в самом озере живут бегемоты. Живущие по берегам озера крестьяне до сих пор плавают на папирусных лодках, построенных точно так же, как во времена фараонов. Посетил три монастыря. В один из них (Kibran Gebriel) не допускают женщин. Здание церквей в монастырях построены в форме окружности. Внутри сохранились образцы древней абиссинской живописи, библейские сюжеты. Там же расположены музеи и небольшие рынки, на которых можно купить аутентичные сувениры – православную атрибутику, необычные иконы, кресты, старинные монеты и книги. На водопаде едва не произошел вооруженный конфликт с тамошними гидами, которые агрессивно навязывают свои услуги. Но я не поддался на провокации аборигенов – денег я им не дал и посмотрел водопад самостоятельно.
В самом городе в темное время суток в одиночку лучше не выходить на улицу. Но голод погнал меня на поиски ресторана. Первое, что я увидел – вооруженные патрули (по три человека), через каждые 20 метров стоят проститутки, повсюду снуют какие-то вшивые оборванцы и подозрительные типы. После ресторана я быстрым шагом добрался до отеля. В общем, жуткое место. Возле каждого отел по два вооруженных солдата или охранника. На осмотр достопримечательностей мне хватило одного дня. Вечером я отправился на автобусную станцию, чтобы оттуда уехать в город Гондэр. Автобусный терминал – место не для слабонервных. Полное отсутствие информации, повсюду грязь, какие-то типы постоянно что-то предлагают. Кстати, пьяный эфиоп – мерзкое зрелище. Ближайший минибас отправлялся в Гондэр в 17.00. На нем я и поехал. Чемодан привязали на крышу. Эфиопия – не туристическая страна. Дороги в большинстве своём ужасные. Общественный транспорт по ночам не ездит, поскольку в темное время суток на землю выходят силы зла и снуют шайтаны. Но мы поехали благополучно. Дорога заняла пять часов. Все это время я держал наготове складной нож в кармане толстовки. Страхи оказались напрасными и в 10 вечера мы прибыли в Гондэр.
ГОНДЭР
Впервые за долгое время я поселился в отеле с горячей водой. На утро выяснилось, что я поселился в историческом центре города. На его осмотр тоже хватило одного дня. Главная достопримечательность города — крепость Фазил-Гебби. Также съездил в церковь Дебрэ Берхан Селассие, которая славится древней росписью на стенах и на потолке – в церкви я был один. Туристов в городе почти не было. На следующий день улетел в Лалибелу.
ЛАЛИБЕЛА
В Лалибелле я оказался 7 января, в день православного рождества. В Эфиопии оно называется Gena. Тысячи паломников в белых одеждах со всей страны стекаются в Лалибеллу на рождество. Это надо видеть. В церквях не протолкнуться. Лалибелла – это древняя столица Эфиопии. Главная достопримечательность — 12 вырубленных в скалах церквей 12 века. Больше всего впечатляет церковь Святого Георгия, вырубленная из скалы в форме креста, а также церковь Девы Марии с окнами в виде греческих и римских крестов, свастик и плетеных крестов. Кстати, я теперь знаю, чем отличается крест Лалибеллы от креста Гондэра 🙂 Познакомился там с ребятами из Германии Patci Po и Kester Heiden.
АДДИС-АБЕБА
Свой последний день в Эфиопии я провел в столице страны — Аддис-Абебе. Город оставляет двоякое впечатление. Повсюду грязь и нищета, много военных патрулей и вооруженных солдат, но при этом в городе множество красивейших исторических памятников. Я хотел сфотографировать здание телецентра, но таксист сказал, что не стоит этого делать, потому что там стоит военный с автоматом и он может за это застрелить. В Аддис-Абебе находится главный храм Эфиопии — Кафедральный собор Святого Георгия. Здание церкви построено в форме восьмиугольника. Эфиопия – единственная страна в Африке, которая не была ничьей колонией. Итальянская пятилетняя оккупация в 1930 годах – не в счёт. Эфиопы этим очень гордятся. Рядом с Кафедральным собором находится самый большой рынок в Африке – «Меркато» (слово итальянского происхождения). Внезапно проснувшийся бомж в лохмотьях возле ограды церкви поприветствовал меня на чистом итальянском: «Buona sera, senior!» 🙂 Возле «Меркато» расположена самая древняя мечеть Эфиопии. Я пошел туда. Один. Лучше бы не ходил. Возле мечети место для омовения ног – выглядит хуже самого убого сортира. Сразу подбежали какие-то агрессивные типы в количестве пяти человек, стали спрашивать, мусульманин ли я и что я здесь забыл. Но были посланы по-русски. В общем, чудом унес ноги оттуда. Наутро уехал в аэропорт, чтобы улететь в Танзанию. В Эфиопии очень тщательно проверяют сумки и чемоданы. До самолета я прошел 4 или 5 проверок. Когда гулял по зоне Duty free меня остановил секьюрити, который мне помог в ситуации с китайцами, о которой я писал вначале. Приятная встреча, долго с ним общались, вспоминали СССР и Менгисту Хайле Мариам. Он проводил меня до самого трапа и я отправился в Танзанию.

Эфиопия хочет повторить путь Китая

Когда-то тесные дружеские отношения связывали Россию и Эфиопию. Большое африканское государство — под 100 миллионов человек. Взаимный интерес между странами возник еще во времена Российской империи, ведь Эфиопия — единственное в Африке христианское государство. В советские времена Эфиопия также была для нас надежным союзником на черном континенте. Да и как иначе, если все мы еще из школьной программы помним, что Ганнибал — прадед великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина по материнской линии — был родом из тех мест. И стал прообразом главного героя знаменитого романа Пушкина «Арап Петра Великого».

Его не должен касаться металл — ничего тверже дерева, ступней и ладоней. Священное зерно Эфиопии, зеленое золото, главный кормилец страны. И ему ,как младенцу, — все: время, силы, вода, которой человеку здесь не хватает. И даже песни, словно молитвы, — тоже ему.

Общий смысл песни «Спасибо, Господи, что дал нем эти зерна!» На кофе здесь не просто молятся, его оберегают как национальное достояние. Как иначе, если на нем держится четверть экономики страны. Секреты своей арабики они хранят, словно гостайну. За попытку вывоза одного зеленого зернышка из страны — тюрьма .

Кофе пишет их судьбы от рождения до смерти. В деревушках, где за каждым забором с утра до ночи собирают, отсеивают, сушат миллионы зерен, рождение ребенка — радость еще и от того, что новая пара рабочих рук скоро включится в бесконечный процесс. Потому здесь редки крестьянские семьи, в которых не насчитать 10 человек.

Их продукт по доллару за килограмм заберут скупщики, чтобы потом умножить цену минимум на пять. Лучшие зерна — всегда экспорту. Внутренний рынок кофе для Эфиопии вторичен, и на родине напитка, где кофейных деревьев, как листвы в джунглях, — миллионы тех, кому от этого дара природы достается шелуха.

Рынок Южной Эфиопии у кенийской границы. Раз в неделю место смешения племен, разбросанных по едва доступным горам. Базарный день — время их примирения, чтобы племя цамай сумело продать мясо и молоко, ари — хлеб и мед. Кофейную шелуху любят в каменных деревнях консо.

Тропинки, петляющие от хижины к хижине, здесь зажаты тысячами булыжников. Узкие проходы между домами прижимают идущего максимально близко к стенам, чтобы удержаться, когда тропический ливень превратит землю в скользкое дно.

Трудно представить, как на высоте в полтора километра, консо смогли выстроить базальтовую деревню . Из камней здесь дома, заборы, целые улицы. Сотни лет эти места не меняют свой облик. Но лишь недавно сюда смогли добраться те, кто внес в фонд всемирного наследия.

Уцепившись за камни на склонах гор, консо десятилетия отсчитывают деревьями. Это когда один временной отрезок, одно поколение, привязанное веревкой к ушедшим.

В календаре деревушки — 12 уцелевших стволов, то есть 200 лет ей как минимум. А жизнь стала меняться только в последние десять, когда появился спрос на чаку. Плотный, как каша, он здесь и еда, и веселящий напиток.

Чака, которой кормят и детей, — теперь их источник наличности. Местные бизнесмены закупают ее для жаждущих ощущений туристов. Видимо, тех, кто не добрался до самого дикого уголка Эфиопии, в гости к мурси.

Ни одно племя не украшает себя так, как мурси. Дикая традиция требует надрезать нижнюю губу совсем маленькой девочке. Сначала — для тарелки величиной с пуговицу. Со временем — больше, растягивая кожу. Глиняные кружки, раскрашенные смесью из воды и помета, многофункциональны. Их можно переставлять из одной части тела в другую.

Они не подчиняются эфиопским законам, ни один полицейский не решится пересечь границу их территории. Разве сунешься, если у мужчины вместо копья автомат!

Переговоры о съемках — трое суток. Просьбы не толпиться у камеры остаются без понимания. Посмотреть на белых людей собирается все племя, рассевшись вокруг, как на театральном представлении, куда стоит надеть лучшие наряды и украшения.

Их не сумели заставить жить по своим законам ни эфиопские императоры, ни Муссолини, ни Менгисту Халье Мариам. Племя мурси, кочуя у границ Кении и Судана, сотни лет сопротивляется цивилизации, согласившись взять из ее достижений только автомат Калашникова.

Оли Тула — младший вождь племени. «Мы никогда не жили по чужим правилам, никакой власти за пределами этой деревни для нас нет. Без оружия сюда может приходить кто хочет. Покупать, менять товары, фотографировать. Автоматы против тех, кому нужно от нас другое», — говорит вождь.

Эти территории, возможно, и не стали бы Эфиопией, не случись в конце XIX века экспедиции русского офицера Александра Булатовича, который первым нанес на карту долину реки Омо. Память о русских осталась. Здесь могила создателя эфиопской авиации Михаила Бабичева. А площадь имени Пушкина до сих пор — обязательное место для свадебной фотосессии, хоть памятника давно нет.

Российский подданный стал причиной межгосударственного конфликта. Отделившаяся от Эфиопии Эритрея вдруг предъявила права на наше все — Александра Сергеевича. Мол, именно на ее стороне пограничной реки родился Абрам Ганнибал. Эфиопы ответили странно, устроив из пушкинской площади Аддис-Абебы, где раньше стоял памятник великому поэту, автомобильную развязку.

Первый переводчик декламирует стихи Пушкина у бюста, который приютил двор Национального музея. Великий русский с эфиопскими корнями — пока на пятачке у стройки, куда и тропы то нет. Но профессор Мулат верит, что в центр Аддис-Абебы его вернет то, что вне времени и политики. Он говорит, что вряд ли бы смог переводить наших поэтов так легко, если бы амхарский не был рожден от геэз -языка православной молитвы.

Звуки и грехи человеческие из ритуальных барабанов здесь выбивают девятую сотню лет. Каждый удар ладони — проклятье гонителям веры, звон колокольчиков, эхом отражаясь в скалах, аккомпанирует православному молебну в центре черной Африки.

Православных в Эфиопии — почти две трети. Их священное место силы — Лалибела. Паломникам, которые текут сюда со всей Африки, нужно сначала подняться на вершины гор, а затем спустится в расщелины скал, туда, где 800 лет назад бежавшие от Салах ад-Дина священники решили спрятать новый Иерусалим, сделав его невидимым.

Вырубленные в горах храмы Лалибелы — как напоминание о тех временах, когда православные святыни нужно было прятать от посторонних глаз, да так, чтобы несведущий, находясь в ста шагах от церкви Святого Георгия, мог ее не заметить. Их строили вниз, сверху врезаясь в породу, начиная с крыши в форме креста, заканчивая узкими ходами и туннелями, где двум встречным и сейчас не разойтись. Настоящая линия обороны святынь — золотых крестов Лалибелы. Их сберегли также, как мертвый для всех других язык геэз. Он здесь звучит даже в нишах стен, где монахи шепотом читают древние книги. Их веру укрыли не скалы, а вода озера Тана, по глади которого православие рассыпало островные монастыри. С кельями на холмах, куда монахи челноками тащат мешки с бобами.

Их дневной рацион по средам и пятницам почти тысячу лет. С иконами, каких не встретить нигде, кроме Эфиопии.

За километрами воды монастырские острова едва видны с берега, где словно из другого мира корпуса Политехнического. Подарок Союза – об этом говорит потрескавшаяся табличка в уголке. В 60-х самый современный университет Эфиопии, до сих пор учит студентов на станках с маркировкой «Сделано в СССР».

Фрезеровочные и токарные — в советского образца цехах — все, что осталось от грандиозных планов СССР на страну у экватора. Уже давно нет наших преподавателей, они исчезли вместе с проектом социалистической Эфиопии. Ее лицом в середине 70-х стал Менгисту Хайле Мариам — улыбчивый подполковник, который любил ездить в Москву и на деньги Союза строил плановую экономику, ликвидировал неграмотность, но до светлого будущего не дошагал вместе с нами, в 1991-м закончив побегом в Зимбабве.

Лишь тогда стало известно, с какой кровью он смешивал советскую помощь. Крошечный музей красного террора, единственное место, где позволено хранить память о тех времена. Даже фото Менгисту в Эфиопии под запретом. Здесь его изображений тоже нет — только кости с мест захоронений , орудия пыток и одежда шедших на смерть.

Теперь у новой Эфиопии другие инвесторы. К полям их индустриальных парков — очереди из тех, кто за 30-50 долларов готов обшивать ширпотребом мир. Тест на право сесть у швейной машинки в одном из пяти десятков ангаров, хозяева которых — индусы, китайцы, компании Шри-Ланки, те, кто недавно сам начинал как мировой сборочный цех, а сейчас отсюда грозит завалить мировой рынок дешевым текстилем.

«Эфиопия сейчас выгодна для инвесторов, потому что мы, производя здесь, освобождены от пошлин и налогов. Также тут очень много свободной рабочей силы», — рассказал менеджер текстильной фабрики. И очень дешевой. На родине менеджера вряд ли уже найдутся тысячи образованных и легко обучаемых рабочих за такие деньги.

В ближайшие годы Эфиопия за счет таких парков хочет создать 2,5 миллиона рабочих мест. Людские ресурсы – главное, чем она заманивает инвесторов.

Здесь говорят: мы, конечно, не Китай, но вполне можем повторить его путь.

Проекту индустриализации меньше четырех лет. Если не провалится, навсегда изменит судьбы людей, на своих папирусных лодках так и не выплывших из времен фараонов. А скоро доберется и до тех, кто, как мурси и консо, новый мир пока к себе пускает только, если это гость с фотокамерой.

Свадьба в племени Хаммер, отзыв от туриста Maximus67 на Туристер.Ру

Джинка — Эфиопия Январь 2007

В Турми местный парень предложил побывать в его родной деревне, дабы посмотреть, как проходит свадьба у хаммеров. Мы почти сорок минут тряслись по плохой дороге, затем более часа проводник вёл нас в свою деревню.

Селение я почувствовал по запаху, услышал по звуку, и только после этого увидел.

Мыло и воду в этой деревне не признают, а натирают тело каким-то жиром и красной глиной, отчего сильно пахнут.

Молодые женщины дудели в рожок и танцевали по кругу, приглушённо стуча пятками и звеня погремушками, разрывая и вновь смыкая хоровод.

Это была какая-то определённая песня.

На кострах, в больших горшках, две древние старухи варили местное пиво, помешивали напиток палкой и переодически поплёвывали в варево.

Группа мужчин, повесив автоматы и карабины на столбы, пристроилась под навесом на земле.

Старухи наливали пиво в сосуды из тыквы и угощали мужчин. Женщины с детьми образовывали третью группу. Они сидели на земле возле домиков и наблюдали за происходящим.

Мы смело вошли в деревню и осмотрелись. Люди свои занятия не бросили и тоже изучали нас. Вождю деревни наш визит был проплачен. Но кто здесь вождь, понять было сложно.

Для такого случая у меня имелись подарки.

Когда к нам привыкли, я достал мыльные пузыри и потихоньку стал надувать. Особого интереса у хаммеров это не вызвало. Более того, пузыри ветром отнесло на двух древних старух и они завопили жутким воем.

Я решил раздать подарки. Матрёшку хамеры разложили на половинки и разделили на восемь человек. Подростку лет десяти досталась открытка с видом Москвы. Он внимательно её изучил, и стал ковырять болячку острым углом. А у мыльных пузырей интересно гремит шарик, если верхнюю часть с колечком надеть на палец и крутить.

Вобщем контакт оказался установлен.

Вся наша группа разбрелась по деревне, изучая быт жителей. Только здесь я понял, как правы стоматологи, утверждающие, если один зуб выпадет, весь ряд распадётся. Зубы у местных людей или хорошие или никакие. Пятая часть людей имеет болезнь — «бельмо в глазу».

Подошла ко мне мать с ребёнком и на пальцах объяснила, что нужны глазные капли. Капель не было, она грустно улыбнулась и удалилась.

Внутри домика у хаммеров на удивление чисто, в центре место для костра. С южной сороны вход, точнее квадрат метр на метр с небольшим порожком.

Окон нет, как и мебели. Интерьер — несколько досок, одеял и кувшинов. Главное богатство — пластиковые канистры для воды.

В любом случае, если сравнивать образ жизни хаммеров и мурси, первые это железный век человечества, тогда как вторые — неолит.

Мне было разрешено фотографировать всё что захочу.

Подобной чести удостоились не все. Одной моей «проблемной» спутнице многие хаммеры себя снимать не разрешали.

«Глаза — зеркало души,«- говорил Ф. М. Достоевский.

Пляска девушек затихала и вновь разгоралась, когда они уставали начинала «зажигать» колоритная старуха.

Далее появился очень серьёзного вида жених лет 25–37. Одет в две поперечные белые повязки от плеч до живота и больше ничего. Выше лба волосы острижены, на затылке причёсаны вверх.

Самое главное, человек оказался инвалидом. Его левая нога была не развита. По традиции жених, доказывая что он достоин жениться, прыгает по спинам 10 быков. Но как это сделает инвалид?

— Парень прыгнет, не переживайте, он такой день целый год ждёт, — заверил гид Андом.

Действие набирает оборот. К деревне приближаются новые мужчины, каждый держит в руках десяток тонких прутьев.

Старухи разливают своё варево в тыквы и угощают у главного входа гостей.

По кругу начинает перемещаться колебаса с пивом.

Мужики, оставив пригубить женщинам, под неимоверный шум и крики, заходят в деревню.

Последние начинают что-то петь и перед ними плясать. И тут происходит невероятное — женщин бьют прутьями по спинам. Один прутик — один смачный удар! На телах появляются новые раны, а бабы просто просят лупить их ещё и ещё. У многих спины не зажили со старых «свадеб», а здесь новая.

Чёрные красотки, выплёскивая боль, дудят в рожок, отчего хочется заткнуть уши и закрыть глаза.

— Это каждый муж учит свою жену. Бьёт, значит любит, чем больше шрамов, тем красивее женщина — поясняет наш Андом.

На какое-то время всё затихает.

Теперь настало время жениха. Мужчины отводят его в сторону. На земле растилают большую шкуру, куда будующий молодожён ложится. Один здоровяк садится ему на грудь, другой на ноги, третий зажимает голову.

Дальнейшего не видим. Хаммеры плотным кольцом тел закрывают происходящее. Что это, обряд обрезания? Нет, это другое.

В лесах Африки жизнь сложна и без поддержки, одному человеку не выжить. Только взаимовыручка, товарищество, честность — так живут между собой хаммеры.

Жених даёт клятву своим родным, своей деревне, своему народу. Что говорит, можем только догадываться… Но клятвы он не нарушит, не сомневайтесь.

Толпа расступается, жениху помогают встать. Брачующийся, побитые жёны, мужчины, дети и все мы выходим за деревню.

Подростки под улюлюкание и крики гонят стадо коров. Животных окружают толпой, бьют хворостинами, дудят в рожки, поют какую-то песню.

Быкам происходящее не нравится. Они начинают метаться, ища выход между людьми. Азарт фотографа толкает меня вперёд. Происходящее не театр, а реальная жизнь. Хочется заснять каждое мгновенье, ведь.

Тут вижу, как огромный бык несётся на меня и вот-вот пырнёт в живот. Страха нет и очень ясно видится, как всё должно произойти. Спасает меня парнишка лет 14. Он буквально повис на рогах, отведя гнев животного.

Десять быков строят в один ряд. Мужчины держат их за рога и хвосты. Как может инвалид быков перепрыгнуть?

Трудно описать слоавами с какой заботой, вниманием и лаской соплеменники подняли жениха и осторожно передавали его из рук в руки, сажая на спину каждого быка.

Это не важно что парень не проявил молодецкую удаль. Зато племя показало, как оно любит и дорожит каждым своим членом — и человек будет верен племени до конца.

После прыжка жених уходит ночевать в лес. Отец завтра приведёт ему невесту на свой выбор, заплатив за неё коровами. Именно он решает когда нужно сыну жениться.

Девушки у хаммеров до свадьбы ведут активную половую жизнь, но предохраняются. Быть девственицей, считается непочётно. Зато после свадьбы она собственность мужа и принадлежит только ему.

Мы вернулись в кемпинг. Повар приготовил мясо козлёнка с макаронами. Все поели и легли спать. Под утро пошёл дождь, вода затекла в палатку, лагерь проснулся на рассвете. Моего пробуждения с нетерпением ждали дети окрестных деревень.

Вчера я поиграл с ними и они привели братьев и сестёр, чтобы я напугал их маской. Просьбу пришлось исполнить.

Уезжая от хаммеров, мы посетили небольшую деревушку, где вручили подарок. Отправлявший нас в Эфиопию Николай Баландинский, передал презент в виде матрёшки девушке Торе. Именно её я хотел сфотографировать в Турми.

Благородная и статная она явно не вписывалась в стереотип соплеменников и в большом городе вполне могла стать фотомоделью. В свадебных обрядах девушка ещё не участвовала, и по спине её не били.

Какое будущее ждёт Тору?

Я видел как ругались между собой хаммеры на базаре. В XXI веке человек не должен жить в первобытных условиях.

Однако, увы, с приходом глобализации что-то теряется во взаимоотношениях как в России, так и у хаммеров в Эфиопии.

В племени Мурси

Шла четвёртая неделя нашего путешествия по Африке. Переночевали в отеле, в г. Абу-Минч (Эфиопия), если отелем можно назвать глинобитный сарай, разделённый на комнаты, метров по 10, с проёмами вместо окон, в которых лежали какие-то тюфяки. Ни о каком постельном белье не было и намёка, в лучшем случае противомоскитная сетка, в виде балдахина. Зато защита от всяких Цеце и «летающих львов», от которых уже 2 дня колено горело огнём и ничего не помогало. А город-это что-то вроде большой деревни, с пыльной, центральной улицей, на которой росли пожухлые пальмы и ещё какие-то деревья, на которых гнездились большие голенастые Марабу. Недалеко от Абу-Минч мы вдоволь насмотрелись и наснимали крокодилов. Теперь было решено ехать в племя Мурси. Поднялись с восходом солнца и поехали. Дорога шла в горы. Поднимались и опускались по серпантинам. В какой-то момент показалось, что мы в долине, но тут дорога подошла к краю обрыва и оказалось, что мы на огромном горном плато, а долина внизу, метрах в 1000 под нами. Вид был завораживающий. Спугнув стадо зебр, которые неохотно уступили нашим джипам, так называемую дорогу, мы въехали в небольшое ущелье и дорогу нам перегородила верёвка. С одной стороны она была привязана к палке, а другим концом, уходила в шалаш из пальмовых листьев. В шалаше мирно спали четыре полуголых эфиопа, а рядом стояла пирамида Калашниковых. Когда мы вплотную подъехали к «шлагбауму», двое вскочили и похватали оружие, а ещё двое потянулись и продолжали лежать. Я попробовал снимать, но один замахал руками, а другой угрожающе повёл автоматом, пришлось убрать камеру. Выяснилось, что это блок-пост, на пути в места, где обитают Мурси, которые агрессивны и, вообще, бывшие людоеды. А бывших людоедов, как и бывших КГБистов не бывает. Поэтому, чтобы их посетить, нам придётся взять с собою (за соответствующую плату) одного из этих вооружённых полицейских, одевшего, для этого форму. Пришлось потесниться и мы двинулись дальше.
Места вокруг были необычайно живописные. Всё хотелось запечатлеть, на видео, на фото, на фото, на видео.
И вот перед нами деревня. Какие-то маленькие, даже для Африки, хижины из пальмовых листьев на столбиках. Сначала появляются совершенно голые дети, орущие Ю-Ю, Ю-Ю! Потом женщины в невообразимых одеждах и головных уборах, в губах которых вставлены «блюдца». Самое экзотичное и необычное зрелище в моей жизни. И тут мы замечаем, что за нашими спинами стоят воины. Все голые, одни в каких-то подобиях набедренных повязок, другие без. Чёрные тела раскрашены , вроде как, белой глиной, волосы украшены птичьими перьями и все с автоматами Калашникова наперевес. Описание Мурси можно найти во многих источниках, они действительно колоритны и интересны. Поскольку мы приехали снимать, выходит вождь и через нашего сопровождающего объявляет, что за каждый фотокадр мы должны заплатить 2 быра и отдельная плата за видео съёмку. Мы соглашаемся. По договорённости, я с камерой забираюсь на крышу джипа. Женщины с детьми кокетливо готовятся к съёмкам. Но не успел я ещё приготовиться, как выясняется, что, подошедший воин требует по 4 быра за кадр, мы согласны. Начинается новый торг, 8 быр, 10 быр, поспорив через полицейского, соглашаемся. И только я начинаю снимать панораму деревни, слышу истошный крик, чтобы я убрал камеру. Опускаю, а камера работает, но меня выдаёт красный светодиодный огонёк записи. Слышу какой-то злобный гортанный звук, оглядываюсь и вижу что воины стоят наизготовку с Калашниковыми, а «один голый обезьян» с пером в волосах метится мне прямо в голову. Мне кричат-выключай срочно камеру, что я тут же и делаю. Страха никакого, наоборот, всё настолько интересно и сюрреалистично, но внутренний голос подсказывает, не снимать, а руки «чешутся». Слезаю вниз, чтобы не быть удобной мишенью. Спор продолжается, наши согласились уже и на 40 быр, но консенсуса нет. Кажется вождь и воины просто пьяны и куражатся. В конце концов, сопровождающий нас полицейский, требует, чтобы мы скорее садились по машинам, а сам он с автоматом наперевес, прикрывает нашу посадку, постоянно переругиваясь с вождём.
Едем назад, обсуждая, «злобных Мурси» и, сожалея о неудавшихся съёмках. Но километров через 7 замечаем небольшую группу женщин и детей Мурси из другой деревни, в сопровождении одного воина с неизменным Калашниковым. Даём ему прикурить (см. фото) , чего он , в общем-то, не умеет, тут же закашлялся и выбросил сигарету. Но мы сумели расположить его и договариваемся сделать фото по 2 быра за кадр. На видео съёмку уговорить не удалось. Как я понял впоследствии, «благодаря» полицейскому. Наснимавшись, согласно прейскуранту, мы собрались в обратный путь. И тут я замечаю, что сопровождавший нас полицейский, обходит всех «осчастливленных» нами женщин и собирает с них часть денег, оплаченных нами за съёмки. Так что «КРЫША» она и в Африке «КРЫША».!!!
Примечание: 2 быра равно , примерно 5 рублям

Поделиться:
Просмотров: 3652

Комментарии

 

33. ЭФИОПИЯ. Кофе в племени Мурси

33. ЭФИОПИЯ. Кофе в племени Мурси

Самый экзотический день рождения в моей жизни…

Закончить путешествие по кофейным странам нашей планеты я бы хотел рассказом о поездке в Эфиопию.

Начну с основной цели своего визита — дня рождения, который я отпраздновал там.

Да, был туризм и много кофейных открытий, но идея появилась именно от желания отпраздновать свой 44-й birthday где-нибудь в мировой глубинке.

Кстати, в эфиопском календаре — не 12 (как у нас), а 13 месяцев в году: 12 — по 30 дней, а 13-й состоит из 6 или 7 (в случае високосного года) дней.

Так вот, в Аддисе (так почти всегда сокращенно называют эфиопскую столицу Аддис-Абеба) есть памятник павшим в борьбе за родину эфиопам, который называется «12 Yekatit». И в первый же день во время экскурсии по городу я выясняю, что их месяц «yekatit» — это аналог нашего февраля. Получилось, что первый памятник, который я встретил в Эфиопии, был созвучен моему дню рождения — «12 февраля»…

Сама торжественная дата оказалось ровно посередине моего эфиопского визита. Знаменитая Каффа уже была посещена, и в этот день на повестке была одна из самых агрессивных этнических групп мира — племя МУРСИ.

Не всем знакомо это название, но, думаю, многие встречали знаменитые картинки женщин мурси — «народа холмов». Это те, которые носят в нижней губе керамические диски…

Поскольку поселения мурси (всего 12 деревень) находятся в окрестностях национального парка Маго — при въезде в парк в машину подсаживается солдат (их называют «скаутами») с автоматом наперевес.

В племени я понял, что когда рядом ходит хлопец с Калашниковым — оно и правда как-то поспокойнее…

Потом я, кстати, заметил, что этого парня нет ни на одном фото — они, видать, проходят специальный курс фотографии, чтоб в стане знаменитого племени туристам случайно не досталось фото с современным воином в хаки и с Калашниковым.

Автоматы здесь дело обычное, купить его здесь можно за 100–150 долларов. Скажем, на обратном пути нас остановила компания из человек 30 молодых людей (навеселе) и предложили выпить с ними. Причем активнее всех приглашал прилично поддатый паренек с Калашниковым…

Как пояснил гид — у парня сегодня свадьба, и он с друзьями направляется к родителям будущей жены, чтоб показать, что автомат у него есть (мол, я настоящий мужик). В принципе — все, как у нас…

Конечно же, самая колоритная традиция мурси — тарелки в губах (их называют «тыби»). Еще в юном возрасте девочкам прорезают нижнюю губу и вставляют в нее маленькую деревянную плашку. Девочка растет, и размер плашки все время увеличивается, приобретая со временем поразительные размеры. А уже в день свадьбы барышне вставляют керамическую тарелку — лицензионную версию, так сказать…

Имеется целый ряд гипотез, поясняющих происхождение таких «украшений». По одной из них, несколько веков назад, когда эфиопов забирали в рабство, мурси насильно себя калечили, чтобы быть безобразными и неинтересными для работорговцев. Может, и так, ибо детки у них такие же симпатичные, как и все дети в мире…

Иногда говорят, что мурси считают, что злые духи входят в человека через рот, и тарелка охраняет этот «вход» от зла. По этой же причине они разрисовывают свое тело белой краской — якобы считается, что это оковы плоти, временно сдерживающие мятежный дух. Вера мурси — служителей Бога Смерти — говорит им, что тела мужчин-мурси (земная плоть) в случае их какого-либо неповиновения являются своего рода ритуальной «тюрьмой» для Демонов Смерти…

Кстати, эта ерунда, которой они мажутся, имеет ну очень сильный и очень специфический запах…

Сами же мурси сегодня уверены, что тарелка — это мерило красоты. Чем больше тарелка у девушки в губе — тем красивее она как невеста и, что немаловажно — тем больший выкуп за нее дают.

Вставлять диски в губу мурсианских женщин никто не принуждает, и многие из уже зрелых девушек их не носят.

Но большинство красавиц понимает, что тарелка — залог их будущего благосостояния — как с точки зрения личной красоты, так и с точки зрения бизнеса (один среднестатистический диск мне впарили «из-под полы» за пять баксов прямо в племени).

Скажем, тарелка сантиметров этак 30 в диаметре (жесть, поверьте) — это 50 коров (моя жена ахнула — в Египте за нее когда-то без напряга давали 15 верблюдов, а тут такие жертвы…)

Перед визитом я читал, что женщины-мурси также носят жутковатые украшения, набранные из костей ногтевых фаланг человеческих пальцев (которые каждый день протирают человеческим жиром)…

Я пару раз пытался идентифицировать в каше мурсианских украшений те самые ногтевые фаланги, но поскольку в «очищенном», так сказать, виде я их видел нечасто — понять, какие из украшений — из гуманоидов, мне не удалось…

Интересно (хотя и жутковато), что у большинства носительниц губо-тарелок нет передних нижних зубов — они не уживаются с керамической посудой в районе ротовой полости… Да еще и кончик языка почему-то постоянно торчит изо рта (про точечки на теле расскажу ниже)…

Мне говорили, что днем женщины-мурси носят тарелки постоянно, но половина женщин в селении была без них. Может, мы просто рано подъехали и они еще не сделали утренний макияж?..

Если вытащить диск — губы без тарелок отвисают (понятное дело — чем больше диск — тем длиннее похожая на резиновый жгут губа).

На отвисающие губы, кстати, говоря, они вешают, что попало — у одной — какие-то бусы, у другой — крючок типа вешалки из местного отеля…

Диски в ушах я заметил только у одной дамы, но характерно провисающие мочки подсказали мне, что туда их тоже инсталлируют…

Во время фото-сессии с моим участием одна из «красавиц»-мурси пристроилась сзади и уперлась мне в руку тугим соском. Проверено лично мной: у мурси силикона нет…

В одном из лучших путеводителей по Эфиопии «Lonely Planet» есть фраза о том, что после посещения селения мурси у многих складывается ощущение «человеческого зоопарка» — унизительная требовательность со стороны туристов и тотальная коммерциализация со стороны мурси…

Такое ощущение действительно периодически появляется. Мурси требуют оплату за ВСЕ фото, которые ты здесь делаешь. Ребята смышленые, поэтому считают щелчки фотоаппарата, а затем старший (в данном случае это был сын вождя по имени Олокоро (его имя означает «Тот, которого не остановить»…)) говорит, с кем нужно рассчитаться.

Цена за фото из года в год растет. Сначала был 1 быр, несколько лет назад — 2, а сейчас уже 5 быр за фото (1 доллар = 17 быр), но поток желающих все равно увеличивается — такого ведь нигде в мире больше не увидишь… Как говорят маркетологи — USP «unique selling proposition» («УНИКАЛЬНОЕ торговое предложение»)…

С другой стороны, все очень слаженно, и мне не пришлось делать как обычно тысячу фото, из которых затем выбираешь всего с десяток качественных.

Тут все организовано как на фото-сессии в американском fashion-издании: вождь сразу всех построил и понеслась…

Я сначала не понял, почему он их выстроил группой, но прозрение пришло очень быстро: ты платишь ВСЕМ, кто участвует в групповом фото!

Поэтому они постоянно лезут в кадр всей толпой — мне с большим трудом удалось снять отдельно их хижины, чтоб в кадр никто не заскочил…

И, кстати, договориться с ними за общую сумму нельзя никак — мурси выгодней «раскатывать» туристов по одиночке (и делают они это супер-профессионально — как-никак, играют на своем поле).

Вторая часть фото-сессии была мужской. Я читал, что мурси низкорослые, агрессивные и злобные. Насчет второго и третьего спорить не стану, а вот по росту — мне попались такие «лбы», что мой 1,80 м попросту потерялись…

Причем судя по их поведению — это меня привезли им показать, а не наоборот… Нам, кстати, сразу сказали, что ехать к мурси всегда нужно с утра, потому что после обеда есть большой шанс застать мужичков племени пьяными в хлам (хоть и не они составляют главную достопримечательность).

Во время визита с нами в основном общались женщины, дети и пару молодых парней, а старшие товарищи (вождь с романтичным именем «Полночь» включительно) лежали без единого движения в тенечке. Ну, чистые «дембеля»…

До этого на женщинах я видел характерные рисунки из бугорков на коже, а потом на примере одного из парней мне пояснили, что это такое. Это своеобразная татуировка, которую делают мурси. Упомянутые бугорки имеют разную неровную форму, и наносят такой «декор» ну ОЧЕНЬ необычным способом.

Сначала делается насечка на теле, затем в рану запихиваются ЛИЧИНКИ каких-то жучков-паразитов. Под кожей они начинают развиваться, но организм борется с этой инфекцией, и, когда личинки умирают — на коже остаются следы этих «могилок»…

Надрезы (и «инъекции») делаются в зависимости от того рисунка, который хозяин будущей татуировки желает получить… Кому бабочку на спине или «Не забуду мать родную» на груди?..

Еще я обратил внимание на симпатичные рожки, которые, как мне пояснили, одевают тому, кто сегодня будет пасти скот. Но судя по тому, что я видел их на каждом третьем человеке в племени — это стало не менее традиционным украшением, чем тарелка в губе.

К слову говоря, я себе тоже на всякий случай прикупил комплектик.

Конечно, «мурсики», как мы их называли (или «мурзилки», как их называют российские туристы) ОЧЕНЬ колоритны. Конечно, как и все туристы, я наделал кучу фотографий экзотичных женщин с тарелками в губах. И именно поэтому так детально о них рассказываю.

Но нас ведь интересует КОФЕ, верно?..

Я был бы не я, если бы не исполнил что-то кофейное в самом экзотичном племени мира (хотя добавлять классическую фразу «ценой собственной жизни» почему-то не хотелось…)

Как говорят на языке амхарик — «Wede Itiopia enkwan bedena metu» — «Welcome to Ethiopia» с ее невероятным количеством кофейных традиций.

Так вот, у мурси тоже есть своя кофейная история…

Одним из основных блюд мурсианской кухни является напиток, который называется «ШОШОРО». Женщины готовят его мужьям по утрам, хотя когда мы приехали, завтрак племени уже прошел (день в Эфиопии начинается с 6 часов утра, а мы приехали в 9…)

Но ценой невероятных душевно-лингвистических импульсов (и небольшой инвестиции) мне удалось убедить сына вождя сделать еще один шошоро для «фаранджи» (так в Эфиопии называют белых иностранцев).

Вопросов нет — посуда на огне…

И через 10 минут мне приносят большую тарелко-кастрюльку с этим, как говорил Райкин, «мягко говоря, но грубо выражаясь», кофе…

Дело в том, что данный кофейный напиток готовится не из самих кофейных зерен, а из… высушенной кожуры кофейных плодов. Примерно так же, как йеменский гешир (см. заметку «Что такое „гахва“ и „гешир“?») — их высушивают и немного поджаривают.

В районе обитания мурси кофе не произрастает, поэтому они, как и большинство эфиопов, традиционно покупают его на базаре.

Кроме кофейной кожуры и большого количества воды (этакий мурсианский «американо») для приготовления напитка используется перец, соль, джинджер (имбирь) и еще пару тысяч каких-то специй… В результате полученный утренний бодрящий напиток выглядит так:

Но главное — дальше. В знак мира и благословения мурси часто пьют этот напиток вдвоем, что мне и продемонстрировали…

А потом… Потом настал мой черед…

Да, конечно, я попробовал один из самых экзотичных кофейных напитков в мире и в своей жизни, но радость открытия была моментально заглушена всплеском пламени из моей ротовой полости — специй там было явно больше, чем кофе…

Должен признаться, что глотнуть этот «солененький кофейный супчик с перцем» стоило мне определенных усилий, но чего не сделаешь ради кофе…

С напитком шошоро в племени связана интересная традиция. Дело в том, что женщины мурси — очень честные и ничего не скрывают от своих мужей. И, как я уже говорил — утром жена всегда готовит мужу завтрак — варит какую-то кашу и подает наш любимый шошоро.

Так вот, если она что-то сделала не так или как-то провинилась — скажем, изменила ему — она будет честна с мужем и должна будет все рассказать ему.

Но при этом она не скажет это напрямую, а подаст ему знак — НЕ ДАСТ ЕМУ УТРОМ КОФЕ (ШОШОРУ).

Он поймет, что что-то не так и задаст вопрос — тогда она ему во всем признается — мол, «извини, согрешила, была пьяна» (буквальный перевод слов нашего гида).

Так что теперь можно утверждать, что у некоторых народностей мира кофе играет еще и роль своеобразного «детектора лжи»…

А мой 44-й день рождения теперь твердо ассоциируется с колоритными и экзотичными мурси… И, как я понимаю, картинки с ними моей голове — на всю жизнь…

Конечно же, я рад, что такой запоминающийся визит прошел под знаком КОФЕ — не думаю, что кто-то из туристов еще напросился попить с ними шошору-кофейку — «настоящих буйных мало»…

У меня много планов на другие страны мира, но уверен, что с кофейно-туристической точки зрения круче Эфиопии в моей жизни уже не будет ничего…

О других кофейных открытиях — соленый кофе, посещение Каффы, все эфиопские легенды о кофе, кофе с маслом и многое другое — в наших следующих передачах.

P.S. Да, забыл сказать — по эфиопскому календарю на дворе был не 2012-й, как у нас, а 2004-й год. Так что я ехал праздновать свое 44-летие, а отметил 36-летие…

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Африка в современном мире. Жизнь диких африканских племен. Самые дикие племена Африки Как выглядит современная африка

Африка — это место, где люди живут, придерживаясь правил быта, традиций и культуры, которые сложились еще несколько столетий назад, дошли до сегодняшнего дня практически в неизмененном виде и являются четким руководством в обыденном укладе населения. Жители Африки до сих пор успешно существуют за счет рыбалки, охоты и собирательства, не ощущая при этом нужды и острой потребности в предметах современной цивилизации. Это не значит, что они не знакомы со всеми новшествами цивилизации, они просто умеют обходиться без них, ведя замкнутый образ жизни, не выходя на контакт с окружающим миром.

Народы, населяющие Африку

Африканский континент приютил множество всевозможных племен с разным уровнем развития, традициями, обрядами и взглядами на жизнь. Самыми крупными племенами являются Мбути, Нуба, Оромо, Хамер, Бамбара, Фульбе, Динка, Бонго и другие. Последние два десятилетия жители племен понемногу перестраиваются на уклад товарно-денежного характера, но в приоритете у них — обеспечение себя и своей семьи необходимыми продуктами питания, дабы предотвратить длительный голод. Можно сказать, что экономических отношений у племенного населения практически нет, из-за чего часто возникают разнообразные конфликты и противоречия, которые могут закончиться даже кровопролитием.

Не смотря на это, есть и племена, которые более лояльны к современному развитию, вступили в экономические отношения с другими крупными народами и работают на развитие общественной культуры и промышленности.

Численность населения Африки достаточно большая, поэтому на континенте на одном квадратном километре живет от 35 до 3000 человек, а в некоторых местах и больше, поскольку из-за безводности и неблагоприятного климата пустынь население здесь размещено неравномерно.

На севере Африки проживают берберы и арабы, которые за десяток столетий проживания на данной территории, передали местным жителям свой язык, культуру и традиции. Арабские древние построения до сих пор радуют глаз, раскрывая все тонкости их культуры и верований.

В пустынной местности жителей практически нет, но там можно встретить большое количество кочевников, которые ведут за собой целые караваны верблюдов, что является их основным источником жизни и показателем состоятельности.

Культура и быт народов Африки

Поскольку население Африки достаточно разнообразно и состоит из более нескольких десятков племен, то весьма очевидно, что традиционный лад давно потерял свою первобытность и в некоторых аспектах позаимствовал культуру у соседних жителей. Таким образом, культура одного племени отображает в себе традиции другого и трудно определить, кто был основоположником тех или иных обрядов. Самой важной ценностью в жизни племенного народа является семья, именно с ней и связаны большинство поверий, традиций и обрядов.

Для того, чтобы женится на одной из девушек племени, парень должен возместить родителям ущерб. Зачастую — это домашняя живность, но с недавнего времени выкуп также принимается в денежном эквиваленте. Считается, что данная традиция помогает семьям объединится, а также в случае хорошей суммы выкупа, отец невесты убеждается в состоятельности зятя и в том, что он должным образом сможет обеспечить его дочь.

Свадьбу нужно играть только в ночь на полную луну. Именно луна и укажет, каким будет брак — если яркая и ясная, то брак будет хорошим, в достатке и плодовитым, если луна неяркая — это очень плохой знак. Семья в племенах Африки отличается полигамией — как только мужчина становится материально состоятельным, он может позволить себе несколько жен, что абсолютно не смущает девушек, поскольку они равноправно делят между собой обязанности по хозяйству и уходу за детьми. Такие семьи на удивление дружные и все свои усилия направляют на благо племени.

По достижению определенного возраста (у каждого племени он разный) молодые люди должны пройти обряд посвящения. Мальчикам, а иногда и девочкам делают обрезание. Очень важно, чтобы парень во время обряда не закричал и не заплакал, иначе он навсегда будет считаться трусом.

Традиции и обычаи народов Африки

Много времени жители Африки тратят на то, чтобы уберечь себя от злых духов и приблизиться к добрым богам. Для этого они проводят ритуальные танцы (вызывая дождь, борются с вредителями, получают благословение перед охотой и прочее), набивают татуировки, вырезают маски, которые должны защитить их от злых духов.

Особенную роль в жизни племени играют колдуны и шаманы. Их считают служителями духов, именно к ним прислушиваются вожди племен и к ним приходят за советом простолюдины. Шаманы имеют право благословлять, лечить, они проводят свадьбы и хоронят усопшего.

Жители Африки с особым энтузиазмом почитают своих предком, выполняя целый ряд ритуалов поклонения им. Зачастую это поклонение умершим предкам, после смерти которых прошло более года, их с помощью неких обрядовых действий, приглашают обратно в дом, отводя им отдельное место в комнате.

Перед браком девушек учат специальному языку для замужних, которые знают и понимают только они. Невеста должна сама пешком придти в дом жениха и принести свое приданное. Брак можно заключать уже с 13 лет.

Еще одна особенность культуры племен — это нанесение на тело шрамов. Считается, что чем их больше, тем лучший мужчина воин и охотник. У каждого племени свои техники нанесения рисунков.

Мечтаете побывать в национальных парках Африки, увидеть диких животных в их естественной среде обитания и насладиться последними нетронутыми уголками нашей планеты? Сафари в Танзании — незабываемое путешествие по африканской саванне!

Основная часть народностей Африки включает в себя группы, состоящие из нескольких тысяч, а иногда и сотен человек, но при этом – не превышает 10% от общей численности населения этого континента. Как правило, такие малочисленные этносы являются самыми дикими племенами.

Именно к такой группе относится, например, и племя Мурси.

Эфиопское племя Мурси — самая агрессивная этническая группа

Эфиопия — древнейшая страна в мире. Именно Эфиопию считают прародительницей человечества, именно здесь нашли останки нашего предка, скромно названного Люси.
На территории страны проживает более 80 этнических групп.

Проживающее на территории юго-западной Эфиопии, на границе с Кенией и Суданом, обосновавшееся в парке Маго, племя мурси отличается необычайно жесткими обычаями. Их, по праву, можно номинировать на звание самой агрессивной этнической группы.

Склонны к частому потреблению алкоголя и неконтролируемому применению оружия. В повседневной жизни главным оружием мужчин племени является автомат Калашникова, который они покупают в Судане.

В драках они часто могут забивать друг друга практически до предсмертного состояния, пытаясь доказать своё главенство в племени.

Учёные относят это племя к мутировавшей негроидной расе, с отличительными особенностями в виде низкого роста, широкой кости и кривых ног, низких и сильно сжатых лбов, сплющенных носов и накачанных коротких шей.

Женские тела у мурси часто выглядят дряблыми и болезненными, животы и груди отвисшие, а спины сутуловатые. Волос практически нет, что часто скрывалось под замысловатыми головными уборами очень фантазийного вида, с применением в качестве материала всего, что можно подобрать или поймать рядом: грубых кож, веток, высохших плодов, болотных моллюсков, чьих-то хвостов, мёртвых насекомых и даже непонятной вонючей падали.

Самой знаменитой особенностью племени Мурси является традиция вставлять тарелки в губы девушкам.

У более публичных, вступающих в контакт с цивилизацией, мурси не всегда можно увидеть все эти характерные атрибуты, но экзотический вид их нижней губы — это визитная карточка племени.

Тарелки изготавливают разного размера из дерева или глины, форма может быть круглой или трапециевидной, иногда с отверстием посередине. Для красоты тарелки покрываются узором.

Нижняя губа разрезается ещё в детстве, туда вставляют деревяшки, постепенно увеличивая их диаметр.

Девушки мурси начинают носить тарелки в возрасте 20 лет за полгода до брака. Нижняя губа прокалывается и в неё вставляется небольшой диск, после того как губа растянется, диск заменяется на больший и так до того момента пока не будет нужного диаметра (до 30-ти сантиметров!!) .

Размер тарелки имеет значение: чем больше диаметр, тем больше ценится девушка и тем больше скота заплатит за неё жених. Девушки должны носить эти тарелки постоянно за исключением времени сна и приёма пищи, также они могут их вынуть, если поблизости нет мужчин племени.

Когда тарелку вытаскивают, губа отвисает длинным круглым жгутом. Почти у всех мурси отсутствуют передние зубы, язык — потрескавшийся до крови.

Вторым странным и устрашающим украшением женщин-мурси являются мониста, которые набраны из человеческих фаланг пальцев (нэк). У одного человека на руках всего 28 таких костей. Каждое ожерелье обычно состоит из фаланг пяти-шести кистей, у некоторых любительниц «бижутерии» мониста обвивают шею в несколько рядов

Жирно блестит и издает сладковатый гниющий запах топлёного человеческого жира, ежедневно натирается каждая косточка. Источник для бус никогда не оскудевает: жрица племени почти за каждый проступок готова лишать кистей рук мужчину нарушившего законы.

У этого племени принято делать скарификацию (нанесение шрамов).

Мужчины могут себе позволить шрамирование только после первого убийства кого-нибудь из своих врагов или недоброжелателей. Если они убивают мужчину, то украшают правую руку, если женщину, то левую.

Их вероисповедание — анимизм, заслуживает более длинного и шокирующего рассказа.
Коротко: женщины — это жрицы смерти , поэтому они ежедневно дают своим мужьям наркотические вещества и яды.

Антидоты раздаёт Верховная Жрица, но иногда спасение приходит не ко всем. В таких случаях, на тарелочке вдовы рисуется белый крест, и она становится очень уважаемым членом племени, которого не съедают после смерти, а хоронят в стволах специальных ритуальных деревьев. Почёт положен таким жрицам по причине выполнения главной миссии — воли Бога Смерти Ямда, которую они смогли выполнить, разрушив физическое тело и освободив высшую духовную Сущность из своего мужчины.

Остальных покойников ждёт коллективное поедание всем племенем. Мягкие ткани разваривают в котле, кости используют для украшений-амулетов и бросают на топях, для обозначения опасных мест.

То, что кажется очень диким для европейца, для мурси — обыденность и традиция.

Племя Бушмены

Африканские бушмены — это самые древние представители человеческой расы. И это совсем не предположения, а научно доказанный факт. Кто же они, эти древние люди?

Бушменами называется группа охотничьих племен Южной Африки. Сейчас это уже остатки от многочисленного древнего африканского населения. Бушмены отличаются невысоким ростом, широкими скулами, узким разрезом глаз и намного припухшими веками. Настоящий цвет кожи у них определить сложно, ведь в Калахари тратить воду на мытье не разрешают. Но можно заметить, что они гораздо светлее своих соседей. Оттенок их кожи немного желтоватый, что более характерно для жителей Южной Азии.

Юные бушменки считаются самыми красивыми среди женского населения Африки.

Но как только они достигают половой зрелости и становятся мамами, этих красавиц просто не узнать. У женщин-бушменок чрезмерно развиты бедра и ягодицы, а живот постоянно раздут. Это следствие неправильного питания.

Чтобы отличить беременную бушменку от остальных женщин племени, ее обмазывают золой или охрой, так как по внешнему виду это сделать очень трудно. Бушменские мужчины уже к 35 годам становятся похожими на восьмидесятилетних, из-за того, что их кожа обвисает и тело покрывается глубокими морщинами.

Жизнь в Калахаре очень сурова, но даже здесь существуют свои законы и правила. Самое главное богатство в пустыне — это вода. В племени есть старики, которые умеют находить воду. На том месте, которое они укажут представители племени или роют колодцы или выводят воду с помощью стеблей растений.

Каждое бушменское племя имеет секретный колодец, который тщательно заложен камнями или засыпан песком. В сезон засухи бушмены выкапывают яму на дне пересохшего колодца, берут стебель растения, через него высасывают воду, набирая в рот, а потом выплевывают ее в скорлупу страусиного яйца

Южноафриканское племя бушменов – единственный народ на Земле, у мужчин которого наблюдается постоянная эрекция, Этот феномен не доставляет каких-либо неприятных ощущений или неудобств, исключая тот факт, что во время пешей охоты мужчинам приходится прикреплять половой член к поясу, чтобы не цепляться им за ветки.

Бушмены не знают, что такое частная собственность. Все животные и растения, растущие на их территории, считаются общими. Поэтому они охотятся и на диких зверей и на фермерских коров. За это их очень часто карали и уничтожали целыми племенами. Никто не желает таких соседей.

Среди бушменских племен очень популярен шаманизм. У них нет вождей, но есть старейшины и знахари, которые не только лечат болезни, но и общаются с духами. Бушмены очень боятся умерших, и свято верят в загробную жизнь. Молятся они солнцу, луне, звездам. Но просят не здоровья или счастья, а успеха в охоте.

Бушменские племена говорят на койсанских языках, которые очень трудны для произношения европейцами. Характерная черта этих языков — щелкающие согласные. Говорят представители племени между собой очень тихо. Это давняя привычка охотников — чтобы не вспугнуть дичь.

Есть подтвержденные данные, что еще сто лет назад они занимались рисованием. В пещерах до сих пор находят наскальные рисунки, изображающие людей и разных животных: буйволов, газелей, птиц, страусов, антилоп, крокодилов.

В их рисунках есть и необычные сказочные персонажи: люди-обезьяны, ушастые змеи, люди с мордой крокодила. В пустыне есть целая галерея под открытым небом, которая представляет эти изумительные рисунки неизвестных художников.

Но сейчас бушмены не занимаются живописью, они великолепны в танце музыке, пантомиме и сказаниях.

ВИДЕО: Шаманский ритуальный обряд исцеления племени Бушменов. Часть 1

Шаманский ритуальный обряд исцеления племени Бушменов. Часть 2

Удивительно, но всё ещё существуют самые дикие племена Амазонки и Африки, которые смогли пока ещё уцелеть от наступления безжалостной цивилизации. Это мы здесь занимаемся интернет-серфингом, бьёмся над покорением термоядерной энергии и улетаем всё дальше в космос, а эти немногочисленные остатки доисторической поры ведут всё тот же образ жизни, который был знаком им и нашим предкам сто тысяч лет назад. Для того, чтобы полностью погрузиться в атмосферу дикой природы, мало просто прочитать статью и посмотреть картинки, необходимо самим съедить в Африку, например, заказав сафари в Танзании .

Самые дикие племена Амазонки

1. Пираха

Племя пираха обитает на берегах реки Мэйхи. Примерно 300 аборигенов занимаются собирательством и охотой. Открыл это племя католический миссионер Дэниэл Эверетт. Он прожил рядом с ними несколько лет, после чего окончательно разуверился в Боге и стал атеистом. Первый его контакт с пираха состоялся в 1977 году. Пытаясь донести до аборигенов слово Божье, он стал изучать их язык и быстро достиг в этом успеха. Но чем сильнее он погружался в первобытную культуру, тем больше удивлялся.
У пираха очень странный язык: там нет косвенной речи, слов, обозначающих цвета и числительные (всё, что больше двух для них «много»). Они не создали, как мы, мифов о сотворении мира, нет у них и календаря, но при всём этом их интеллект не слабее нашего. Пираха не додумались до частной собственности, нет у них и запасов — они сразу же съедают пойманную добычу или собранные плоды, поэтому не ломают голову над хранением и планированием будущего. Нам такие взгляды кажутся примитивными, однако, Эверетт пришёл к иному выводу. Живя одним днём и тем, что даёт природа, пираха избавлены от страхов за будущее и всяческих забот, которыми мы обременяем свои души. Поэтому они счастливее нас, так зачем им боги?


Каждой культуре присущ свой образ жизни, традиции и деликатесы, в частности. То, что для одних людей кажется обыденным, другими воспринимается к…

2. Синта ларга

В Бразилии живёт дикое племя синта ларга численностью примерно 1500 человек. Когда-то оно жило в джунглях каучуконосов, но массовая их вырубка привела к тому, что синта ларга перешли к кочевой жизни. Они занимаются охотой, рыбалкой и сбором даров природы. Синта ларга полигамны — у мужчин есть по нескольку жён. За свою жизнь мужчина постепенно обрастает несколькими именами, которые характеризуют либо его качества, либо произошедшие с ним события, есть также секретное имя, которое знают только его мать и отец.
Как только племя выловит всю дичь возле деревни, а истощённая земля перестанет приносить плоды, то оно снимается с места и перебирается на новое место. Во время переезда меняются также имена синта ларгов, неизменным остаётся только «секретное» имя. На беду этого маленького племени, цивилизованные люди нашли на их землях, занимающих 21 000 кв. км, богатейшие запасы золота, алмазов и олова. Конечно, они не могли эти богатства просто так оставить в земле. Однако синта ларги оказалось воинственным племенем, готовым защищаться. Так, в 2004 году они убили на своей территории 29 старателей и не понесли за это никакого наказания, кроме того, что их загнали в резервацию площадью 2,5 миллиона гектаров.

3. Корубо

Ближе к истокам реки Амазонки живёт очень воинственное племя корубо. Они промышляют в основном охотой и набегами на соседние племена. В этих набегах участвуют и мужчины и женщины, а их оружием являются дубинки и отравленные дротики. Есть сведения, что в племени иногда доходит до каннибализма.

4. Амондава

Живущее в джунглях племя амондава понятия не имеет о времени, такого слова нет даже в их языке, а также таких понятий, как «год», «месяц» и т. д. Лингвисты были обескуражены таким явлением и пытаются понять, не свойственно ли оно и другим племенам из бассейна Амазонки. У амондава поэтому не упоминаются возраста, а взрослея или изменяя свой статус в племени, абориген просто берёт новое имя. Также отсутствуют в языке амондава и обороты, которые процесс течения времени описывают пространственными терминами. Мы, например, говорим «перед этим» (имея в виду не пространство, а время), «это происшествие осталось позади», а вот в языке амондава подобных конструкций нет.


Не всегда большие корабли могут пройти через традиционные каналы и шлюзы. Например, в гористой местности может быть очень большой перепад, где просто…

5. Каяпо

В Бразилии, в восточной части бассейна Амазонки есть приток Хенгу, на берегах которого живёт племя каяпо. Это весьма загадочное племя численностью примерно 3000 человек занимается обычными для аборигенов делами: рыбалкой, охотой и собирательством. Каяпо большие специалисты в области знания целебных свойств растений, одни из них они используют для лечения соплеменников, а другие — для колдовства. Шаманы из племени каяпо лечат с помощью трав женское бесплодие и улучшают потенцию у мужчин.
Однако больше всего они заинтересовали исследователей своими преданиями, в которых рассказывается о том, что в далёком прошлом ими руководили небесные странники. Первый вождь каяпо прилетел в некоем коконе, влекомом вихрем. С этими легендами созвучны и некоторые атрибуты из современных ритуалов, например, предметы, напоминающие летательные аппараты и космические скафандры. Предание гласит, что сошедший с небес вождь несколько лет прожил с племенем, а затем вернулся на небо.

Самые дикие африканские племена

6. Нуба

Африканское племя нуба насчитывает порядка 10 000 человек. Земли нуба лежат на территории Судана. Это отдельная общность со своим языком, которая не вступает в контакты с внешним миром, поэтому пока убереглась от воздействия цивилизации. У этого племени очень примечательный ритуал макияжа. Женщины племени шрамируют свои тела замысловатыми узорами, прокалывают нижнюю губу и вставляют в неё кристаллы кварца.
Интересен и их брачный ритуал, связанный с ежегодными танцами. Во время них девушки указывают на фаворитов, кладя им сзади ногу на плечо. Осчастливленный избранник не видит лица девушки, но может вдыхать запах её пота. Впрочем, подобная «интрижка» вовсе не обязана закончиться свадьбой, это лишь разрешение жениху тайком от родителей ночью пробираться в дом её родителей, где она живёт. Наличие детей не является основанием для признания законности брака. Мужчина должен жить вместе с домашними животными, пока не построит собственную хижину. Только тогда пара сможет спать вместе на законных основаниях, но ещё год после новоселья супруги не могут есть из одного котелка.


Все мы давно привыкли к таким видам спорта, как футбол, хоккей или бокс. А многие сами участвуют в соревнованиях по подобным видам спорта. Но есть и т…

7. Мурси

У женщин из племени мурси визитной карточкой стала экзотическая нижняя губа. Её разрезают ещё в детстве девочкам, вставляют в разрез кусочки дерева со временем всё большего размера. Наконец, в день свадьбы в отвисающую губу вставляют дэби — тарелку из обожжённой глины, диаметр которой может доходить до 30 см.
Мурси легко спиваются и постоянно носят с собой дубинки или автоматы Калашникова, которые не прочь пустить в ход. Когда внутри племени происходят схватки за верховенство, то они нередко заканчиваются смертью проигравшей стороны. Тела женщин мурси обычно выглядят болезненными и дряблыми, с отвисшими грудями и сутулыми спинами. Они почти лишены волос на голове, скрывая этот недостаток невероятно пышными головными уборами, материалом для которых может послужить всё, что попадётся под руку: высохшие плоды, ветки, куски грубой кожи, чьи-то хвосты, болотные моллюски, мёртвые насекомые и прочая падаль. Европейцам тяжело находиться рядом с мурси из-за их невыносимого запаха.

8. Хамер (хамар)

В восточной стороне африканской долины Омо живёт народ хамер или хамар, насчитывающий примерно 35 000 — 50 000 человек. По берегам реки стоят их деревушки, составленные из хижин с остроконечными крышами, покрытыми соломой или травой. Внутри хижины помещается всё хозяйство: ложе, очаг, зернохранилище и загон для коз. Но в хижинах живут только две-три жены с детьми, а глава семьи всё время либо пасёт скот, либо защищает владения племени от набегов других племён.
Свидания с жёнами происходят очень редко, и в эти редкие моменты и происходят зачатия детей. Но и вернувшись ненадолго в семью, мужчины, избив вдоволь своих жён длинными прутьями, тем и удовлетворяются, а спать уходят в ямы, напоминающие могилы, да ещё присыпают себя землёй до состояния лёгкой асфиксии. Видимо, такое полуобморочное состояние им нравится больше, чем близость с жёнами, да и те, по правде говоря, не в восторге от «ласк» мужа и предпочитают ублажать друг друга. Как только у девочки разовьются внешние половые признаки (примерно в 12 лет), то она считается готовой для брака. В день свадьбы новоиспечённый муж, крепко побив невесту тростниковым прутом (чем больше шрамов на её теле останется — тем крепче он любит), надевает ей на шею серебряный ошейник, который та будет носить всю жизнь.

9. Бушмены

В Южной Африке есть группа племён, совокупно называемая бушменами. Это люди невысокого роста, широкоскулые, с узким разрезом глаз и припухшими веками. Цвет их кожи трудно определить, поскольку в Калахари не принято тратить воду на мытьё, но они определённо светлее соседних племён. Ведущие бродячую, полуголодную жизнь бушмены верят в загробную жизнь. У них нет ни вождя племени, ни шамана, вообще нет даже намёка на общественную иерархию. Но старейшина племени пользуется авторитетом, хотя и не имеет привилегий и материального преимущества.
Бушмены удивляют своей кухней, особенно «бушменским рисом» — личинками муравьёв. Юные бушменки считаются самыми красивыми в Африке. Но стоит им только достичь половой зрелости и родить, как их внешний вид кардинально меняется: резко расползаются ягодицы и бёдра, а живот так и остаётся раздутым. Всё это является следствием отнюдь не диетического питания. Чтобы отличить беременную бушменку от остальных брюхатых соплеменниц, её обмазывают охрой или золой. Да и мужчины у бушменов в 35 выглядят уже как 80-летние старики — кожа у них везде обвисает и покрывается глубокими морщинами.

10. Масаи

Люди племени масаи стройные, высокие, они хитроумно заплетают волосы. От других африканских племён они отличаются манерой держаться. Если большинство племён легко вступают в контакт с чужаками, то имеющие врождённое чувство достоинства масаи соблюдают дистанцию. Но в наши дни они стали гораздо общительней, соглашаются даже на видео и фотосъёмку.
Масаев около 670 000, они живут на территории Танзании и Кении в Восточной Африке, где занимаются скотоводством. Согласно их верованиям, боги доверили масаям заботу и опеку над всеми коровами мира. Детство у масаев, которое является самым беззаботным периодом в их жизни, заканчивается к 14 годам, завершаясь ритуалом инициации. Причём он есть и у мальчиков, и у девочек. Посвящение девочек сводится к жуткому для европейцев обычаю обрезания клитора, но без него они не могут вступить в брак и заниматься домашним хозяйством. После такой процедуры они не ощущают удовольствия от близости, поэтому будут верными жёнами.
После инициации мальчики превращаются в моранов — молодых воинов. Их волосы обмазывают охрой, и охватывают повязкой, выдают острое копьё, а на пояс вешают подобие меча. В таком виде моран должен с гордо поднятой головой проходить несколько месяцев.

Ребята, мы вкладываем душу в сайт. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

«Не ходите, дети, в Африку гулять» — пел Бармалей в мультфильме «Доктор Айболит». Во многом Африка до сих пор кажется нам именно такой — полной пестрых племен и небезопасной, и это мало относится к реальности.
сайт собрал и развенчал самые популярные мифы про Черный континент.

Миф 1: в Африке нет технического прогресса

Со школьных времен мы помним, что Африка состоит из развивающихся стран. Но это не значит, что Черный континент живет в средневековье — у 90 % африканцев есть мобильные телефоны, есть программисты, создающие собственные приложения и гаджеты. Например, местные разработчики создали сервис для фермеров с рекомендациями по скотоводству и информированием о стихийных бедствиях. Кроме того, в Африке развито производство, в некоторых странах выпускают и крупную технику, такую как автомобили.

Миф 2: Африка — жаркая пустыня

Мы говорим «Африка» — думаем о Сахаре. На самом деле на континенте кроме пустыни есть огромная, крупнейшая область тропических лесов, гора Килиманджаро и другие снежные вершины и саванна. В пределах одной Африки представлены все климатические зоны, а среднегодовая температура даже в экваториальной части континента не превышает 27 °C.

Миф 3: в Африке живут только чернокожие

Мы привыкли думать, что Африку населяют исключительно чернокожие люди. На самом деле на континенте проживает более миллиарда человек и разнообразие цветов кожи здесь может поразить — от иссиня-черного до очень бледного. Такая палитра образовалась из разнообразия оттенков кожи исконного населения и большого количества переселенцев из Европы и Азии, которые остались в Африке со времен колоний или бежали в африканские страны от политических гонений.

Миф 4: Африку населяют дикие животные

Научно-популярные передачи и мультфильмы рассказывали нам про Африку, населенную дикими животными, которые свободно разгуливают на природе и даже могут нападать на людей. На самом деле большинство сафари проходят в зимние месяцы, когда потенциально опасные змеи и насекомые находятся в спячке. Что касается диких животных, то большая часть из них сейчас живет в национальных парках. Случаи нападения на человека крайне редки и почти всегда происходят только от нарушения правил парка, когда туристы вместо наблюдения за животными пытались преследовать их или вступить в контакт с хищниками.

Миф 5: в Африке очень высокий уровень преступности

Существует мнение, что в Африке туристы находятся в постоянной опасности из-за высокого уровня преступности. На самом деле туризм на континенте сильно развит: только в ЮАР бывает до 1,5 млн туристов в год, а страны Африки становятся модным и популярным направлением туризма среди западных путешественников. Вместе с этим на континенте поднимается уровень сервиса, условия для туризма становятся все лучше, но при этом сохраняется ощущение близости к природе и экзотика.

Миф 6: Африка не имеет культурного наследия

Думая про Африку, мы часто представляем первобытное общество без развитой культуры и даже истории. Африку заслуженно называют колыбелью цивилизации — на континенте находится множество разнообразных античных построек и других культурных памятников, которые бережно охраняются. В одной только Кении более 200 архитектурных памятников. Кроме того, во многих странах есть интереснейшие музеи, тщательно поддерживаемые правительством.

Миф 7: Африка живет за чертой бедности

Отправляясь в Африку, мы представляем аскетичное путешествие с проживанием в палатках и готовимся видеть вокруг нищету. На самом деле на континенте существуют страны, живущие за чертой бедности, но их гораздо меньше, чем кажется. В целом экономический уровень африканских государств мало отличается от других развивающихся стран — средний класс только развивается. При этом государства вовсю инвестируют в туризм, строятся комфортные отели и зоны отдыха.

Миф 8: в Африке бушуют эпидемии опасных заболеваний

СМИ периодически рассказывают нам об очередной вспышке страшных болезней в Африке, и мы привыкли думать, что на континенте много смертельных заболеваний. На самом деле нашумевшая лихорадка Эбола охватила не весь континент, а только страну Сьерра-Леоне и окрестности. Второе заболевание, которое чаще всего вспоминается при разговорах об Африке, — малярия. Конечно, малярийные комары существуют, но при соблюдении техники безопасности заражения можно не бояться. К мерам предосторожности относятся репелленты, москитные сетки и профилактические лекарства.

Миф 9: африканцы живут в хижинах

Зачастую фотографии африканцев показывают дикие племена, живущие в хижинах. На самом деле застройка больших городов в Африке мало отличается от других мегаполисов — здесь есть и высотные жилые дома, и небоскребы, и деловые центры. Развитые архитектура и инфраструктура делают африканские города весьма прогрессивными. Конечно, на территории континента еще остались действительно живущие в хижинах, такие как бушмены, но их очень мало.

Миф 10: в Африке говорят на африканском языке

Африканского языка не существует, даже более того — и уникальные местные языки племен постепенно исчезают. Население Африки в период колонизации впитало в себя европейские языки — английский, французский, немецкий и португальский, которые сильнее распространились с телевидением и интернетом. В общем, на континенте говорят на сотнях разных языков, Африка — находка для лингвистов: в одной только Намибии 20 государственных языков.

Миф 11: Африку раздирают политические конфликты

Американские фильмы часто показывают нам локальные войны или политические распри в африканских странах. Действительно, в 90-е годы континент распирали локальные конфликты, одновременно могло идти более десятка войн. Эти войны были наследием колониальной эпохи, когда границы стран устанавливались исходя из интересов колонизаторов и мало учитывали реальную культурную и историческую обособленность страны. На сегодняшний день территории стран определены и войны за границы закончились.

Миф 12: в Африке дефицит продовольствия

Документальные фотографии и фильмы показывают нам голодающих людей в Африке, и мы начинаем думать, что эта проблема охватила весь континент. Голод в странах Африки действительно существует, но далеко не во всех. Здесь около четверти всей мировой плодородной почвы, и далеко не вся она используется в сельском хозяйстве. В туристических зонах нет никаких проблем с питанием, а в ЮАР и Египте распространены рестораны McDonald’s.

Миф 13: в Африке ненавидят белых

Этот миф появился после эпохи рабства и колонизации, когда освобожденная Африка изгоняла европейцев и возвращала свой суверенитет. И по сей день разделение на белых и черных существует, но светлый цвет кожи распространен и среди местного населения и не вызывает агрессии. В странах с развитым туризмом привыкли к путешественникам всех мастей и относятся к ним совершенно спокойно. Чтобы избежать даже потенциальных проблем, стоит ограничиться туристическими зонами и не провоцировать местное население — как и в странах Латинской Америки или в Мексике.

Племя боди – самый полный народ Эфиопии. С автоматом по жизни

Т.к. эфиопы не принадлежат к негроидной расе, а являются представителями восточноафриканской или эфиопской малой расы, которая имеет признаки негроидной расы (темная пигментация кожи, курчавые волосы), однако черты лица у эфиопов скорее европеоидные.

Происхождение восточноафриканской расы в настоящие время остается спорным.
Помимо Эфиопии, эфиопская малая раса распространена в отделившейся в 1993 году от Эфиопии Эритрее, а также в Сомали, Джибути и частично в Кении, Танзании, Судане, Египте.

Население Эфиопии составляет более 84 миллионов человек, это вторая по численности населения страна Африки (после Нигерии) и 14-я в мире. Эфиопия — единственная традиционно христианская африканская страна, в настоящее время христианство исповедуют 63% населения Эфиопии, 34% являются мусульманами, 2,6% придерживаются африканских анимистических культов.

13 место: — эфиопская модель, работающая в США и Европе. Рост 179 см, параметры фигуры 84-61-89.

12 место: Тирунеш Дибаба / Tirunesh Dibaba (род. 1 июня 1985) — эфиопская легкоатлетка. Трёхкратная олимпийская чемпионка и четырёхкратная чемпионка мира в беге на 5000 и 10 000 метров.

11 место: Zewdy Awalom (род. 4 июля 1990, Нью-Йорк, США) — американская певица эфиопского происхождения. Канал певицы — http://www.youtube.com/Zewdy

10 место: — начинающая модель. Родилась в Эфиопии, в настоящее время живёт в США.

6 место: — модель из Эфиопии, победительница конкурса Model of Africa 2009. В настоящее время живёт в США. Рост 175 см., параметры фигуры 81-56-66.

5 место: — Мисс Эфиопия 2010, представляла страну на конкурсе Мисс мира 2012.

4 место: Лия Кебеде / Liya Kebede (род. 3 января 1978) — эфиопская модель, дизайнер одежды и актриса. Живёт и работает в США. Рост 178 см, параметры фигуры 82-59-86.

Большая часть представительниц прекрасного пола независимо от возраста предпочитают носить серьги, браслеты, кольца, бусы и многие другие милые безделушки. Эфиопки — не исключение . Среди племенных жителей украшения считаются абсолютным показателем статуса и любви мужа, а так же являются символом красоты и женственности.

Девушки из племени Хамер (Hamer Tribe) предпочитают шейные украшения

Эти женщины предпочитают носить не только шейные украшения, выполненные из разноцветного бисера и бусин, которые говорят об их статусе и положении в обществе, но и высокие браслеты, украшающие их запястья, предплечья и лодыжки, а так же широкие набедренные пояса поверх шкур и других одежд. Имея гордый и непреступный нрав, они ловко добиваются от сильной половины племени желаемого. И совсем неудивительно, что именно Хамер считаются самыми красивыми девушками во всей Эфиопии, ради которых мужчины готовы пойти на многое.

Женщины племени Мурси (Mursi Tribe) отдают свое предпочтение пирсингу нижней губы

Женщины-мурси, как и мужчины этого племени превосходные охотники и воины. И, несмотря на свой угрожающий внешний вид и высокий рост, они все же остаются представительницами прекрасного пола, которые так же предпочитают украшения. Вот только вместо утонченных бисерных браслетов, они украшают свои запястья и лодыжки множество латунных колец. Но одним из самых достойных украшений, считается пирсинг нижней губы, в которой торчит деревянная шайба или глиняная тарелка, и чем она больше, тем привлекательнее и симпатичнее женщина, а ее положение в обществе и статус – выше.


Женщины из племени Ньянгатом (Nyangatom Tribe) носят на шее от 5 до 8 кг. бус

Девушки из этого племени свое предпочтение отдают массивным шейным украшениям, сделанным из крупных бусин и деревяшек. Так же они украшают себя длинными бисерными нитями, которые покрывают не только плечи, но и грудь. Традиционно, на каждый праздник или торжество, а так же за любую заслугу, женщина получает в подарок от мужчины очередные бусы, которые с годами накапливаются от 5 до 8 кг., к тому же, все подаренные украшения не принято снимать ни днем, ни ночью, за редким исключением — для того, чтобы их вымыть. Так что красота, определенно требует немалых жертв.

Женщины из племени Арборе (Arbore Tribe) не только бреют головы, но и украшают себя массивными колье

Основным и любимым украшением девушек из племени Арборе – является массивное колье из мелкого бисера, обвивающее шею и ниспадающее ниже по груди. К тому же, незамужние женщины бреют головы, а вот замужние, наоборот украшают свои головы прическами из мелких коротких косичек.

Женщины из племени Афар (Afar Tribe) покрывают головы цветными палантинами и носят множество шейных украшений

Из-за тяжелых природных условий и палящего солнца, женщины-афар покрывают свои головы цветными палантинами. А вот из украшений, они предпочитают латунные браслеты, которые носят на запястьях и массивные ожерелья и бусы из разноцветного бисера. Как и для всех прочих женщин Эфиопии украшения для Афар – это неотъемлемая часть статуса и значимого положения в обществе.

Племя Мурси. Это одно из самых агрессивных племен Африки. Маленьким девочкам прорезают нижнюю губу и вставляют туда круглую деревянную тарелочку. С возрастом ребенка — тарелочка меняется на бОльшую.

Мужчина одного из самых дружелюбных эфиопских племен Хамер, Африка.

Женщина племени Хамер.
На сайте beauti-world.ru можно полюбоваться на большое количество работ, выполненных не только профессиональными художниками, но и просто любителями своего дела. Рисунки карандашом всегда привлекают к себе внимание, порой они завораживают настолько, что рука сама тянется к карандашу или кисти, чтобы попробовать воспроизвести нечто подобное.

Девушки племени Хамер, находящегося в Африке, по утрам пьют алкогольный напиток, по вкусу напоминающий пиво, и водят хороводы. Жара и алкоголь вводят их в некое подобие транса.

Жители племени Каро занимаются животноводством, они считаются лучшими мастерами по разрисовке тел, а также по подготовке к танцам и праздникам.

Фото представителей племени Бена, традиции которого до сих пор до конца не изучены.

Мужчины племени Хамер утром идут пасти скот, вооружившись копьями. Африка.

Мурси — одно из самых агрессивных племен Эфиопии, мужчины которого носят с собой палки и забивают до полусмерти тех, кто посягает на их лидерство.

Народ племени Каро любит строгий геометрический стиль — рисует на теле полоски, круги, спирали. Используют они для живописи природные материалы: мел, железную руду, отложения охры, уголь.

Африканское племя Каро самое малочисленное (около тысячи человек).

Женщина из племени Сурма, которое находится в юго-западной части Эфиопии. Эти племена отгорожены от всего мира труднодоступными горами.

Женщина племени Хамер.

Фото женщины из племени Сурма с ребенком.

Племена Эфиопии в основном говорят на амхарском и оромо языках.

Женщина одного из племен Эфиопии курит трубку.

Ребенок из племени Сурма, население которого живет за счёт того, что занимается скотоводством.

Мужчины и женщины племени Сурма бреют головы, чтобы быть красивыми, а дети украшают друг друга узорами.

В отличие от детей других народов Эфиопии, дети племен Хамер, каро и бенна не просят денег.

Эфиопскому племени Хамер интересно общаться с приезжающими их фотографировать туристами, потрогать и посмотреть на белого человека.

В этом африканском племени хорошо развито скотоводство. Поголовьем скота измеряется благосостояние семьи. В языке хамер существует около тридцати слов для обозначения различных оттенков цвета и структуры кожи скота.

Женщины из племени Хамер.

Отличительными чертами представителей Хамер являются высокие скулы. Они украшают себя бусами, кожей и надевают на шею толстые медные ожерелья.

Каждое племя долины уникально, со своими обычаями и вероисповеданиями.

Народность представителей Хамер составляет примерно 35-50 тысяч человек, они заселяют восточную часть низины долины Омо.

Хамер являются мусульманами-суннитами. Они полагают, что природные объекты имеют душу, а также верят в духов, которые способны принимать облик человека или животного.

В одной из деревень проживают представители арборе — народ, относящийся к Афро-Азиатской лингвистической группе. Их насчитывается порядка пяти тысяч человек.

У племени Хамер есть очень интересный обряд — «бег по спинам быков», который проходят мужчины, достигшие совершеннолетия, перед тем как жениться. Они должны четыре раза пробежать по спинам быков, стоящих в ряд. Мужчина племни Хамер выполняет обряд голым, что символизирует детство, которое он собирается покинуть. Коровы не всегда стоят на месте, поэтому важно не только пробежаться, но и не упасть, потеряв равновесие. После успешного прохождения обряда молодой человек причисляется к разряду «маза». Если упал, то будет тренироваться и проходить этот обряд уже через год.

От других народностей Арборе отличаются тем, что носят многочисленные разноцветные бусы. Во время ритуальных танцев они поют, считая, что это избавляет их от накопившейся отрицательной энергии.

До замужества девушка племени обязательно должна быть девственна.

У представителей племени Хамер нет ни фамилий, ни паспортов.

Девушка выходит замуж лет в 12.

У мужчины народности Хамер по две-три жены и множество детей.

Обычно деревня африканских племен состоит из нескольких десятков круглых, стоящих на сваях хижин с коническими крышами. Остов их вяжется из жердей, а сверху накрывается толстым слоем высушенной травы и соломы.

Внутри хижина делится на жилую часть, зернохранилище и загон для коз. Хозяйское ложе сооружено из камней, покрытых слоем глины с соломой, а сверху накрыто множеством козьих шкур.

Африканские женщины заплетают свои волосы в определенное количество дредов и смазывают их охрой (для красоты и защиты от насекомых).

Женщина одного из эфиопских племен пьет воду.

Западные и юго-западные районы страны заселены различными расами: афары, агау, оромо, сидамо, сомали, кафа, беджа и др. А если учесть, что в каждую расу входит до десятка различных племён, говорящих на собственных диалектах, то различных языков в Эфиопии получится более 200.

Практически каждый мужчина из африканского племени Сури имеет автомат Калашникова, который всегда готов выстрелить.

Не каждый мужчина может иметь жену, не всем брак по карману. Жених сговаривается с отцом невесты о размере выкупа. Жена стоит 8-10 коров — для Эфиопии это целое состояние.

После того, как жених заплатил выкуп семье невесты, он строит ей собственный новый дом, независимо от того, какой по счету женой она является. Туда она приносит свое приданое (одежду, нескольких мешков зерна, десяток кур и другие мелочи, необходимые для обустройства нового жилья). Сам супруг своего отдельного дома не имеет, он ведет полукочевой образ жизни, проживая попеременно в домах своих жен, которые строит либо неподалеку друг от друга, либо в одном большом огороженном дворе.

Если вдруг жена умрет вскоре после вступления в брак, то муж вправе вернуть свой выкуп обратно. Если в семье невесты имеется другая дочь, достигшая брачного возраста, то вдовец взамен умершей получает ее. Вдовы в повторный брак не вступают.

У африканских племен Сурма и Мурси губной диск традиционно играет важную социальную роль. Чем больше его диаметр, тем выше авторитет девушки и тем большим спросом она пользуется как невеста.

Женщины вынимают диски во время еды или перед сном, но вне дома или на людях не расстаются с ними. Африканские женщины Сурма и Мурси частенько обмениваются между собой этими украшениями (кроме подаренных мужем).

Женщина народности Хамер (Африка) с трубкой.

Вождь Каро, который участвовал в многочисленных набегах и сражениях.

Африканское племя Даасанач, народ которого с 1983 года стал православными христианами.

Население Хамер частенько голодает — засухи приводят к неурожаю. Африка.

Когда член племени Боди умирает, его тело охраняют в течении трех дней, после чего он съедается соплеменниками в знак уважения. Африка.

Вождь Хамер. Рубцы на коже показывают количество поверженных им в сражении врагов.

В прошлом году в обычный октябрьский день Ханна Лаланго [англ] возвращалась домой из школы на мини-автобусе. Неожиданно один из пассжиров автобуса приставил ей к горлу нож. Пятеро мужчин похитили 16-летнюю девушку [англ] и привезли её в дом одного из похитителей. Ханна провела там несколько дней и подверглась групповому изнасилованию. Потом её выбросили на улицу, нанеся ей тяжёлые травмы. Когда, наконец, девушке была оказана медицинская помощь и помощь гинеколога, было уже слишком поздно. Ханна Лаланго умерла 1 ноября 2014 года.

Трагическая история эфиопской девушки появилась в СМИ только через 2 недели после её смерти. На самом деле, эфиопская общественность, возможно, так и не узнала бы о жестоком групповом изнасиловании, если бы не Блена Сахилу, преподаватель университета Аддис-Абебы и участница движения в защиту прав женщин Yellow Movement AAU [Прим. пер. Yellow Movement Addis Ababa University, досл. «Жёлтое движение университета Аддис-Абебы», основано студентами и одним из преподавателей университета, чтобы поддержать прав женщин и девочек Эфиопии и защитить их от насилия. Доп. информация: Yellow Movement AAU [англ]] . Блена наткнулась на небольшую заметку о происшествии в газете и решила начать кампанию #JusticeForHanna [Справедливость для Ханны] в Twitter. Facebook-страница кампании гласит следующее:

Seeking for an adequate punishment to all responsible for this heinous crime so that no other woman has to go through the same tragedy.

Цель создания данной страницы — добиться заслуженного наказания для всех, ответственных за это отвратительное преступление, чтобы больше ни одной женщине не пришлось пережить подобную трагедию.

Вскоре после начала кампании история стала распространяться подобно вирусу, и хэштег #JusticeForHanna быстро стал одним из 15 самых популярных хэштегов [англ] в Африке в 2014 году.

Необходимо, чтобы эфиопское правосудие как можно скорее разобралось со случаем похищения, группового изнасилования и последующей смерти Ханны Лаланго.

Сэм Розмарин выступает против примирения сторон:

Offering “reconciliation” to families of victims of sexual violence is itself a form of violence. Demand real

В каждой стране, у каждого народа есть свои понятия красоты. Эфиопия не исключение. Вам предоставляется фотоподборка эфиопских красавиц.


Вы наверное заметили у них во рту необычные круглые предметы. Так вот это такая себе “сережка” (глинаный черепок).


Уникальное «украшение» лица, которое они используют, является совершенно необычным, даже для диких людей. Дело в том, что ещё в юном возрасте их девочкам прорезают нижнюю губу, и начинают вставлять туда деревянные чурбачки, всё более и более крупного диаметра.


За несколько лет дыра в губе постепенно увеличивается всё значительней. В день свадьбы в неё вставляют «тарелку» из обожженной глины, называемую дэби, о назначении которой речь пойдёт позже. Диаметр такой посудины в губе может достигать 30-ти сантиметров, превышая диаметр самой головы! Правда, традиция носить тарелки появилась вовсе не из красоты, скорее наоборот…

Когда эфиопов пленили, забирали в рабство, они насильно себя калечили, чтобы их не брали. Сейчас же размер тарелки является мерилом красоты. Чем больше тарелка, тем больше скотины дадут за невесту. У девушек мурси всегда есть выбор, делать отверстие в губе или нет. Но за девушку без растянутой губы дают очень маленький выкуп.

Если такую тарелку вытащить, то наружный край губы под дыркой отвисает вниз на 10–15 см. в виде своеобразного круглого жгута. У многих мурси нет передних зубов, чтобы тарелка о передние зубы не стучалась и в этой щели постоянно, словно гнилое жало, торчит кончик потрескавшегося, кровоточащего языка.


Это традиция передается из поколения в поколение



Они начинают там развиваться, но организм, вступая в борьбу с пришельцами, осумковывает «чужих» своей соединительной тканью и те, в конце-концов, погибают, оставляя под кожей свои, различные по размерам и формам, могилы-желваки. Зная это, мурси специально чередуют места их внедрения между собой, в зависимости от того окончательного «узора» на коже, который хотят получить.

Знакомство с Mursi: обзор — Mursi Online

Выпас скота в сухой сезон в месте под названием Булу, недалеко от реки Омо.

Мурси ( Mun , sg. Muni ) живут в долине Нижнего Омо на юго-западе Эфиопии и насчитывают менее 10 000 человек. Их территория площадью около 2000 км 2 находится в Южной зоне Омо Регионального государства южных наций, национальностей и народов (SNNPRS), примерно между реками Омо ( Варр ) и Маго ( Мако ).Они говорят на сурмском языке, принадлежащем к нило-сахарской языковой семье. У них общий язык и часто вступают в брак с чай, которые живут к западу от Омо и к югу от Маджи. См. карты 2 и 3.

Нгатини Эльмо ​​сажает свой сад Омо в октябре 2010 года после того, как наводнение отступило.

Мурси считают себя продуктом серии миграций, каждая из которых была частью постоянных усилий по поиску и занятию «прохладного места» ( bha lalini ), места с прибрежным лесом для возделывания и хорошо орошаемыми пастбищами. для выпаса скота.Крупный рогатый скот продолжает вносить жизненно важный вклад в их рацион. Но хотя правительственные чиновники часто называют их «кочевниками», они ведут относительно оседлый образ жизни и сильно зависят от земледелия. В сухой сезон они живут в основном по берегам Омо. Когда идут дожди, они возвращаются на пастбища к востоку от реки, чтобы жить рядом со своим скотом и наслаждаться свежим молоком.

Идет бой (Дэвид Тертон, 1996)

Жизнь мурси часто трудна, а иногда и опасна.Но они научились хорошо жить и остается много времени для отдыха, болтовни, музыки и сплетен. У них богатая устная традиция, посредством которой они сохраняют и передают свою историю, философские знания и моральные истории. У них острая эстетическая жизнь, которая сосредоточена на их понимании цвета, крупного рогатого скота и росписи тела. Двумя отличительными чертами их общества, по которым они стали известны посторонним, являются церемониальные дуэли ( sagine ) и большие керамические диски или «тарелки» ( debhinya ), которые женщины носят на нижней губе.

Дуэли — форма боевого искусства, в которой команды мужчин из разных местных слоев населения ( бхуранйога ) сражаются друг с другом двухметровыми деревянными шестами ( донген ) в коротких, но жестоких схватках. Губная пластина является выражением женской социальной взрослости. Девушке прокалывает губу ее мать или другая женщина из ее местного сообщества, когда ей исполняется около пятнадцати лет. Взрослые мужчины принадлежат к названным «возрастным группам» и проходят ряд «возрастных градаций», тогда как замужние женщины берут свой возрастной статус от своих мужей.

Бык приносится в жертву на общинной церемонии исцеления в Улумхоли.

Лидерство осуществляется отдельными старейшинами, достигшими влиятельного положения в местном сообществе благодаря своим ораторским способностям и навыкам ведения дискуссий, а также знанию прецедентов и традиций. Единственная официально определенная руководящая роль — роль священника ( komoru ). Каждая крупная местная единица населения ( бхуран ) имеет своего жреца, который олицетворяет благополучие местного сообщества и выступает средством связи между сообществом и Богом ( тумви ), особенно когда ему угрожает опасность такие явления, как засуха, вредители сельскохозяйственных культур и болезни.

Мурси выстраиваются в очередь, чтобы турист сфотографировался в долине Маго (Бен Доум, 2004)

Религия и целительство очень тесно связаны между собой для мурси. Знание болезни и божественного возникает из опыта людей в природном и социальном мире. Священники обеспечивают контекст для здорового сообщества, и именно священник, а также члены других меньших ритуальных семей ( e’wu ) разыскиваются для лечения эпидемий, засухи и вредителей сельскохозяйственных культур.Мурси также имеют целебную традицию, основанную на силе женщин-целительниц ( ngerrêa , sg. ngerrê ).

За последние несколько десятилетий поиск мурси «крутого места» натолкнулся на гораздо более мощную деятельность эфиопского государства по «строительству мест». Мурсиленд был впервые включен в состав Эфиопского государства в конце девятнадцатого века, когда абиссинский король Менелик II расширил свое королевство на юг и установил современные границы Эфиопии с Кенией, Суданом и Сомали.Но только после Второй мировой войны центр начал устанавливать такой политический контроль над периферией, который позволяет нам реально говорить о государственной инкорпорации.

Возможно, самый значительный шаг в этом направлении был сделан в 1960-х годах с созданием национального парка Омо. Улучшение транспорта также вовлекло мурси в рыночную экономику, где торговля скотом и растущее число туристов приносят деньги, на которые мурси покупают одежду, лекарства, кофе, специи и сельскохозяйственные инструменты.Сегодня процесс государственного строительства в низовьях Омо, похоже, вышел на новый уровень интенсивности, когда в его среднем бассейне была построена огромная гидроэлектростанция. Это устранит ежегодный паводок, от которого всегда зависело земледелие и скотоводство населения низовий, и сделает возможным крупномасштабное коммерческое ирригационное строительство». Это потребует насильственного перемещения и переселения тысяч людей и безвозвратно изменит их среду и образ жизни.

Знакомство с племенем мурси в Эфиопии

Племя Мурси обитает в дальнем юго-западном углу Эфиопии, к северу от границы с Кенией, в долине реки Омо. Здесь, в отдаленной долине Омо, палеонтологи обнаружили одни из древнейших человеческих останков на земле, и племена, живущие там сегодня, до сих пор следуют многим древним обычаям. Племя мурси, численность которого составляет менее 10 000 человек, хорошо известно своими большими пластинами, которые женщины носят на нижней губе.
Обычай носить пластину для губ связан с фертильностью женщины и возможностью выйти замуж. Когда девочка-мурси достигает половой зрелости (примерно в возрасте от 15 до 16 лет), женщина-член племени разрезает ей губу и вставляет в нее небольшую деревянную палочку. Затем губу медленно растягивают в течение определенного периода времени, сначала каждую ночь вставляя палочки большего размера, а затем надев пластины разного размера и украшения. Говорят, что женщина, которая не носит тарелку для губ, считается ленивой и не гарантирует такого большого состояния невесты (приданое, которое обычно состоит из определенного количества крупного рогатого скота).Диаметр некоторых пластин для губ достигает 12 сантиметров, что, безусловно, является признаком настойчивости и храбрости женщины, которая их носит.

Губные тарелки, которые могут быть сделаны из дерева или глины, обычно носят незамужние или только что вышедшие замуж женщины в четырех основных случаях: при подаче еды мужчинам, на особых мероприятиях (таких как свадьбы), на донга дуэльных соревнованиях и на танцы. После нескольких лет брака женщина может постепенно перестать носить пластину для губ, полностью сняв ее, если ее муж скончается.

Молодые мужчины Мурси проявляют себя перед своими будущими женами, принимая участие в донга , форме церемониального поединка. Участники носят дуэльный комплект, известный как umoga, , который обеспечивает защиту, а также украшение и обычно включает в себя щитки для голеней, сделанные из кожи животных, шкуру леопарда, накинутую на туловище, головной убор из хлопка и колокольчик для крупного рогатого скота, привязанный к талии. . Используя деревянные шесты длиной примерно 2 метра, двое мужчин сражаются до тех пор, пока один из них не уйдет или не будет выбит из боя.

Мурси также имеют традицию раскрашивать свои тела глиной и минералами из земли. Окраска кузова носит не только декоративный, но и символический характер; думали, чтобы отогнать злых духов, запугать врагов и привлечь противоположный пол. Это также очень практично: глина действует как защитник от эфиопского солнца, а белый известняк действует как средство от насекомых. Не имея доступа к зеркалам, члены племени мужского пола часто рисуют друг друга, судя по рисунку на своем лице по реакции других.

Защитные свойства глиняной краски особенно полезны мужчинам мурси, в обязанности которых входит присмотр за стадом. Крупный рогатый скот является жизненно важным элементом диеты и торговли мурси (следовательно, он является предметом свадебного богатства), а богатство соплеменника измеряется размером его стада. Помимо мяса и молока, крупный рогатый скот также можно обменивать на зерно в периоды неурожаев — регион Омо в Эфиопии подвержен малому количеству осадков и часто страдает от засухи.

Основной культурой племени мурси является сорго, устойчивое к засухе и жаре зерно, из которого женщины готовят густую кашу, но они также выращивают кукурузу, бобы и нут. Основная обязанность женщин мурси — приносить дрова и воду, чтобы они могли приготовить еду, которую принесли мужчины.

Пока неизвестно, будут ли женщины Мурси носить пластины для губ. Некоторые молодые женщины мурси считают, что отсутствие обрезания губ делает их более современными — они знают, что их собственное правительство и туристы, которые приезжают фотографировать девушек в них, считают эту практику отсталой.Однако для других губные пластины являются частью их наследия, способом отличить их племя от других в окрестностях, а (в последнее время) посетители, которых они привлекают, стали жизненно важной формой дохода для часто страдающих от засухи. племя.

Познакомьтесь с племенем мурси во время праздника в Эфиопии. Позвоните по телефону 020 8423 3000, чтобы поговорить с экспертами и забронировать отпуск в Эфиопии.

 

 

 

 

ВЛАСТЬ И ЛИДЕРСТВО В ОБЩЕСТВЕ SURMA (ЭФИОПИЯ) на JSTOR

Абстрактный

Cet статья описывает последние преобразования идей и практики, касающиеся авторитета и «шеф-повара» среди агро-пасторов Surma en Ethiopie méridionale, в эссе о методах обсуждения в отношении взаимопонимания с определенными вопросами в современной этнологии о появлении поваров locaux en Afrique comme point d’ancrage de la ‘демократизация’ и de la reforme politique.Анализ социальной структуры процесса принятия решения и положение других «шефов» раскрывает природу политического авторитета и легитимности «поваров» в том, что касается Сурма, не различает ассигнования между ячейками местных африканских поваров и т. д. situent exclusment dans le domaine rituel. Une considération des trois époques politiques majeures de l’Ethiopie du vingtième siècle (Hailé Selassie, le regime militaire-социалистический, et le après 1991) montre en plus que l’Etat Central éthiopien a pu fortifier constamment son pouvoir letique Местный домен, и др. Que les processus décisionnels se sont éloignés de la base dans la Société locale.Местные шеф-повара «традиционны» на été ainsi remplacés par des administrateurs d’Etat. L’articolo descrive ле недавних trasformazioni delle idee и delle pratice riguardanti l’autorità e la chefferie presso gli agro-pastori Surma dell’Etiopia meridionale ponendole in rapporto con certe Problematice dell’etnologia contemporanea sulla insorgenza dei capi locali in Africa come perno della democratizzone е делла риформа политика. Un’analisi делле strutture sociali coinvolte nei processingi e la position dei loro capi rivela che la natura dell’autorità politica e della legittimità dei capi presso i Surma sono molto разнообразен да quelle dei capi locali altrove e si pongono esclusivamente nel campo Rituale.Dall’analisi dei tre Periodi politici Principal dell’Etiopia del XX secolo (Hailè Sellassie, il mode militare socialista e quello dopo il 1991) emerge che lo stato Centrale etiopico ha costantemente fortificato il proprio potere politico nel campo locale e che i processi solutionali hanno Alienato Semper Più La Base Locale. I capi tradizionali locali sono stati così rimpiazzati dagli amministratori statali.

Информация о журнале

Африка — ежеквартально на итальянском, французском и английском языках.Родился в 1946 году как Африка. Notiziario dell’Associazione fra le imprese italiane in Africa, ежемесячник на итальянском языке, которым руководит Грегорио Консильо. Впоследствии журнал изменил свое название в Африке: rivista mensile di interessi coloniali, а затем в 1948 году в Африке: rivista mensile di interessi affricani. Его новое название Африка. Rivista di studi e documentazione восходит к 1957 году. В 1965 году под редакцией историка Теобальдо Филези произошел переход к строгому научному подходу с решительной склонностью к гуманитарным наукам.Эта политика осталась неизменной при новом директоре, историке Джанлуиджи Росси (1994). В структуру журнала входят различные разделы: Articoli, Note e testimonianze и Recensioni. Журнал нацелен на представление оригинальных исследований, заметок и документов, касающихся различных аспектов африканистики с особым акцентом на гуманитарных науках. Все это для того, чтобы продвигать и расширять сотрудничество между итальянскими и африканскими учеными как в исследованиях, так и в оперативной области.

Информация об издателе

Istituto Italiano per l’Africa e l’Oriente (IsIAO) был создан в 1995 году в результате слияния Istituto Italiano per il Medio ed Estremo Oriente (IsMEO) с Istituto Italo-Africano (IIA). Его резиденция находится в Риме, Италия. Институт активно занимается культурным продвижением, направленным на развитие плодотворных отношений между Италией и странами Африки и Азии. Целями института являются: создание и реализация учебных и исследовательских проектов; продвигать инициативы культурного и научного сотрудничества путем обмена опытом и знаниями между исследователями и специалистами; осуществлять проекты сотрудничества, консультирования и помощи, уделяя особое внимание сохранению и продвижению наследия, а также проводить миссии и археологические кампании в странах Азии и Африки; заключать конвенции или соглашения, предусматривающие совместную деятельность с университетами, академиями, культурными и исследовательскими учреждениями в Италии и за рубежом; осуществлять издательскую деятельность самостоятельно или в сотрудничестве с другими учреждениями или с издателями.В настоящее время IsIAO работает в следующих странах: Афганистан, Саудовская Аравия, Китай, Япония, Иордания, Иран, Ирак, Казахстан, Мали, Оман, Пакистан, Судан, Таиланд, Туркменистан, Узбекистан, Йемен.

Films Media Group — Племя Мурси: День Донга

Введение: Эфиопское племя мурси (01:52)
БЕСПЛАТНЫЙ ПРЕДПРОСМОТР

Программа начинается с изображений обычаев племени Муси: боев на палках Донга, мистических гаданий, керамических губных дисков и ритуальных жертвоприношений животных.Это эфиопские воины.

Предвкушение соревнований Донга (02:31)

Мы встречаем старуху, целительницу и астролога, которая видит дурное предзнаменование, но молодежь продолжает тренироваться для соревнований по борьбе на палках Донга. Мурси защищают свой скот с помощью своей палки.

Шрамы чемпиона Донга (02:13)

Чемпион Мурси по палочному бою показывает свои шрамы.Брат чемпиона известен своим пением и танцами, но впервые будет сражаться в этой Донге, которая происходит после хорошего урожая.

Старейшины Мурси в открытых дебатах (03:19)

Старейшины спорят, достаточно ли этого урожая для празднования Донга. Лидер клана имеет последнее слово и является высшим судьей. Обнаружение вора предполагает перешагивание через меч. Донга должен ждать.

Принесение в жертву козла ради спасения скота (03:40)

Стада крупного рогатого скота дают молоко и кровь, оплату выкупа за невесту и, в конечном счете, источник пищи для мурси. Болезнь среди крупного рогатого скота требует принесения в жертву белого козла.

Подарок невесте: керамическая пластина для губ (02:56)

Женщины племени мурси готовятся перенести деревню к реке Омо.Женщина-мурси объясняет процедуру увеличения нижней губы керамическим диском в подарок мужу.

Этапы жизни мурси (04:16)

Мужчина Мурси играет на инструменте из дерева и металла. Боец Донга готовит свою палку. Мы слышим о различных этапах жизни, которые должны быть заработаны и одобрены старейшинами на каждом уровне.

Обряды посвящения (07:30)

Старейшины Мурси, Бара, входят в дискуссионный круг, в то время как Тера готовятся к ритуальному нападению на Бара для их инициации на следующий уровень, получая свою Рору.имя и стать мужчиной.

Целитель веры Мурси (03:22)

Старуха-астролог Мурси исцеляет больных племени, купающихся в реке Омо. Старейшина Донга решает, что битва на палках Донга может состояться.

Два соперника готовятся к Донге (05:04)

Свирепый боец ​​​​на палках объясняет свою тактику и свою силовую диету из йогурта и крови.Бывший чемпион со шрамами также готовится к Донге, где скорость будет противопоставляться размеру.

День Донга настал (05:58)

Участники соревнований Мурси заворачивают головы и части тела в ткань для защиты. Бывший чемпион носит шкуру шакала. Рефери наблюдает за каждым боем, пока победитель, лучший боец ​​дня, не будет объявлен чемпионом.

Новый чемпион Донга (07:23)

Безрезультатная битва между бойцами-тяжеловесами позволяет чемпиону перейти к бойцу-новичку, скандированному ведущим братом последнего чемпиона.

Оптимизм на будущее (02:09)

Успех Донга вселяет оптимизм в кланы Муси. Они переедут на более плодородные земли у реки Омо.

Кредиты: Племя Мурси: День Донга (02:07)

Кредиты: Племя Мурси: День Донга

Чтобы узнать о дополнительных возможностях аренды и покупки цифровых материалов, свяжитесь с медиа-консультантом по телефону 800-257-5126
(нажмите вариант 3) или напишите по адресу [email protected]ком.

4 эфиопских племени | Вы будете очарованы их образом жизни и их традициями

На этот раз мы отправляем вас в путешествие по коренным народам Эфиопии, характеризующимся их большим культурным и наследственным разнообразием, женской одеждой, их ролью в сообществах, и различные обычаи, характерные для этих эфиопских племен.

Эфиопия, одна из африканских стран с большим культурным богатством благодаря своим эфиопским племенам, которые живут в символической вселенной, где любой предмет, украшение или шрам являются культурным миром, который мы приглашаем вас открыть для себя в наших поездках.

Племя хамер, одна из самых многочисленных деревень Эфиопии

Хамер — одна из самых традиционных деревень в Эфиопии. Это африканская этническая группа, проживающая на юге этой страны, к востоку от реки Омо, недалеко от границы с Кенией. Они существуют за счет сельского хозяйства и скотоводства, но они также добавили еще один вид деятельности, который дает им не только экономическое, но и культурное и социальное богатство: рынки.

Рынки стали одним из центров жизни племени Хамер. Там все встречаются, чтобы обменяться или продать местные продукты: овощи, специи, ткани, кофе, табак, тыквы, инструменты и т. д. Характеристики этого эфиопского племени.

Женщины племени Хамер носят волосы, пропитанные глиной цвета охры, обычно с косами и прическами, украшенными перьями. Но, без сомнения, наиболее характерной чертой их одежды являются крупные ожерелья и нашивки из ракушек.Итак, украшения отличают замужнюю женщину от незамужней.

Племя сурма, полукочевое сообщество и одно из самых воинственных в регионе.

В тропических лесах на юго-западе Эфиопии в хижинах, построенных из веток, обитает одно из самых воинственных племен региона — сурма. Эфиопское полукочевое племя.

Обычно скарификации делают мужчинам для демонстрации борьбы и силы, а женщинам — для эстетики.Кроме того, в губы и уши вкладывают глиняные тарелки, при этом считается, что чем больше эта посуда, тем больше красота, они могут быть до 40 сантиметров в диаметре.

Это украшение для тела, которое женщины носят на губах и ушах, когда эти участки тела расширены. Это имеет свое значение во время бракосочетания: чем больше блюдо, которое несет невеста, тем у ее семьи будет возможность попросить большее приданое, обычно состоящее из голов крупного рогатого скота.

Племя Мурси, воины

Мурси — одно из самых привлекательных эфиопских племен. Известны своим воинственным и агрессивным духом. Они живут в долине Омо. Как и сурма, они поддерживают среди других исконных традиций дунга, праздничную битву между молодыми людьми, в которой воины, одержавшие победу, получают право выбрать жену и уважение противников.

Женщины мурси носят глиняные или деревянные пластины, вставленные в губы и уши, а также изумительные прически с украшениями в виде металлических колец и различных тканей.Мужчины носят эффектные рисунки, нарисованные белым мелом по всему телу. Вам понравится узнавать свой образ жизни из этих культур долины Омо.

И мужчины, и женщины украшают свои тела натуральными пигментами, извлеченными из минералов и овощей, которые также помогают им в качестве средства от насекомых при смешивании с пеплом и мочой крупного рогатого скота. Также очень распространены шрамы, особенно на руках, груди и спине, в знак элегантности, силы и мужества.

Племя Дасанеч, город, полный обычаев

Дасанеч Они делятся по кланам, 8 конкретно, и в зависимости от предка, от которого они происходят, они будут принадлежать тому или иному роду. У них патриархальное устройство и поэтому над всеми этими родами стоит группа старейшин, называемых областями, то есть власть.

Женщины всегда носят верхнюю часть тела обнаженной, носят платок или яркую ткань, которая закручивается на талии и ходит босиком.Их украшения очень своеобразны: у большинства есть небольшие отверстия под нижней губой, которые украшают красочные детали, например, перья.

К нашему удивлению, его дополнения очень характерны. Они обычно носят на голове: пуленепробиваемые шапки, молнии, значки и другое снаряжение, которое обычно трудно найти в этих краях, и поэтому они считаются ценными и эстетически уважаемыми.

Дополнения — это детали, которые больше всего характеризуют это племя.На шее обычно носят яркие ожерелья. Чаще всего используются желтые, оранжевые или красные цвета, вероятно, для обозначения солнца и соответствия теплому климату их земель. Их также носят на запястьях и лодыжках.

Молодые люди обоих полов продолжают проходить церемонию обрезания, несмотря на то, что все больше и больше голосов женщин выступают против калечащих операций на женских половых органах.

Вы можете узнать больше, прочитав эти 17 курьезов Эфиопии, которые вы должны знать перед поездкой.

 

Родство, лидерство и дружба.

Окончание: 26 октября 2016 г. Время: 17:00

Место проведения: Paul Webley Wing (Дом Сената) Комната: S211

Тип мероприятия: Семинар

Мурси, переживая туризм, размышляют о своей культуре и о себе.Для большинства из них незнакомцы с Запада представляют собой материальное и политическое богатство, что, в свою очередь, подчеркивает отсутствие такого богатства в их собственном контексте. В некотором смысле, богатство внешнего мира заставляет их казаться — и думать о себе — «бедными». Здесь они вынуждены не только размышлять о незнакомцах, но и задаваться вопросом о собственном месте в мире. Один из способов, которым местные жители размышляют над этой ситуацией, — это налаживание различных отношений с посторонними (туристами, государственными чиновниками, исследователями и т. д.).). В этой презентации я исследую, как мурси, общаясь со своими посетителями, реорганизуют некоторые из своих внутренних социальных отношений, концепций общества и использования власти, и как эти новые формы контактов делают их политически заметными в быстро меняющихся (социальных, экологических и экономическая) среда.

Семинар факультета антропологии на этой неделе проводится совместно с серией коллоквиумов по антропологии туризма и путешествий.

О докладчике : Тамаш Реги — доцент кафедры туризма Университета прикладных наук им. Кодоланьи Янош, Венгрия.В 2015 году он был приглашенным научным сотрудником в Центре изучения беженцев Оксфордского университета. Он получил докторскую степень. (2011) в Лидском столичном университете, Великобритания. Позже он преподавал в Университете Шеффилда и на факультете социологии Университета Кэймён в Южной Корее. Его основной областью исследований является антропология человеческой мобильности с особым интересом к политике туризма и миграции в Восточной Африке. Он проводил полевые антропологические исследования среди полукочевого народа мурси в Южной Эфиопии, который в настоящее время сталкивается с огромным давлением правительства с целью переселения.Его текущий проект состоит в том, чтобы исследовать возможные социальные и культурные реакции, которые это маленькое пастырское общество может дать под растущим политическим давлением со стороны федерального государства.

Долина Омо, где жизнь течет вместе с рекой

Мать держит голову сына, мальчику не больше двух лет, внутри козьего желудка. Через пару минут он всплывает как из воды. Он не мокрый, но его кожа покрыта тем, что животное съело перед смертью — полупереваренной травой, — которую его мать размазывает по его ногам, как если бы она делала косметическую процедуру.Затем она дает ему пожевать кусок желудка.

Нижняя долина Омо, Эфиопия. Козы переданы в дар деревне Хамер в Арне на праздник. Животных обычно не убивают, потому что они используются в качестве приданого на свадьбах © Marco Cheli

Диета племени основана на кукурузной и соргой муке, а также на молоке. Мясо едят редко © Marco Cheli

Нижняя долина Омо, Эфиопия. Племя хамер считает, что дыхание в желудке козла является формой защиты от малярии. приостановить все суждения.Описанный ритуал может показаться жестоким, но ребенок миролюбив, и, как и остальные представители племени хамер, его мать считает, что этот акт, который в других местах сочли бы формой насилия, может защитить его от малярии. И если уж на то пошло, это готовит его к тяжелой жизни, полной ежедневного труда и страданий. Поэтому важно не рассуждать о том, что правильно и что неправильно, а получить более ясную картину, чтобы понять, следует ли сохранять образ жизни этих народов. И, что более важно, кто будет решать это.

Река Омо. Его исток находится на высоте 2400 метров над уровнем моря, а его протяженность составляет более 700 километров, впадая в озеро Туркана в Кении на высоте 100 метров над уровнем моря. Это жизненно важный источник средств к существованию для племен © Marco Cheli

Река Омо © Марко Чели

Река Омо © Марко Чели

Племя кара — одно из самых малочисленных в Африке, его население составляет 1500 человек. Одна из двух деревень расположена в живописном месте над рекой Омо и привлекает множество туристов © Marco Cheli

Женщина Кара © Marco Cheli

Мальчик, принадлежащий к этнической группе консо, территория которой примыкает к территории племен омо.Термины «этническая группа» и «племя» часто используются как синонимы, хотя значение обоих оспаривается © Marco Cheli

Hamer man © Марко Чели

Куда нас приведет наше путешествие Нижняя долина Омо была добавлена ​​в список объектов Всемирного наследия ЮНЕСКО в 1980 году в знак признания открытия останков Homo Sapiens, датируемых почти 200 000 лет назад — эта область раньше была известна как «колыбель человечества», пока не были обнаружены более древние окаменелости. в другом месте.Название долины происходит от реки Омо, чей исток находится на высоте 2400 метров над уровнем моря и тянется более чем на 700 километров, впадая в озеро Туркана в Кении на высоте 100 метров над уровнем моря. Это жизненно важный источник средств к существованию для племен © Marco Cheli

В поисках воды
Мы используем воду из реки. Раньше было полно, а сейчас стало меньше, не знаю почему. Лорог, старейшина племени Дасанеч

«Все изменилось за последние несколько лет», — говорит гид Джон Ломала из Дасанеч , одного из самых густонаселенных племен в этом районе, 48 000 человек, живущих вдоль реки Омо.В общей сложности коренное население Нижней долины Омо насчитывает 200 000 жителей, разделенных на скотоводческие племена, происхождение, языки, обычаи, культура и внешний вид которых отличаются друг от друга, как и сложность их сельскохозяйственных систем. Восемь групп были официально признаны в государственной переписи 2007 года, последней, но многие антропологи говорят о гораздо больших числах: от двенадцати до шестнадцати, до пары десятков. Во всей Эфиопии, описанной итальянским историком конца XVIII — начала XIX века Карло Конти Россини как «музей народов », насчитывается более восьмидесяти этнических групп.

90,000 человек живут вдоль берегов реки Омо и зависят от ее естественного цикла сезонных паводков для удобрения почвы. Исток реки находится на высоте 2400 метров над уровнем моря и простирается на 700 километров, пока не достигает Турканы, самого большого пустынного озера в мире, на высоте 100 метров над уровнем моря, что отмечает проход в Кению. Это жизненно важный источник средств к существованию для жителей этого района, который уникален высокой концентрацией местного населения, которое «все еще живет в полном контакте с природой, как это делали люди 3000–4000 лет назад», — говорит Джованни Мичели , тур. оператор, который путешествует по Эфиопии более десяти лет и основал неправительственную организацию Barjo Imè для оказания помощи трем деревням племени Hamer .

Тем не менее, сезонные наводнения прекратились из-за масштабного гидроэнергетического проекта – всего пяти плотин, две из которых должны быть завершены – что привело к выселению общин с их земель и увеличило их зависимость от богарных (скорее паводковое) земледелие. F отсутствие безопасности в связи с наводнениями , в том числе из-за изменения климата, которое вызвало изменения режима дождей, более длительные засухи и более высокую частоту неожиданных сильных наводнений.«Раньше река была очень полноводной, но вот уже несколько лет мы не можем возделывать берега», — объясняет Дамо Дори из Кара , одного из самых маленьких племен в Африке, насчитывающего около 1500 человек. Истоки этого внезапного изменения можно проследить в первой плотине, построенной на реке Омо, Gibe III , открытой в 2016 году.

Гидроэлектроэнергия, ресурс для Эфиопии
Плотина, без вопросов, очень важна для страны: она производит электроэнергию, следовательно, твердую валюту.Но этим нужно правильно управлять и на благо племен. Йонас Махетему, основатель Bella Abissinia, туроператора из Аддис-Абебы

Плотина является важным источником гидроэлектроэнергии и воды, используемой для орошения интенсивных монокультур, особенно сахарного тростника и хлопка. «В отсутствие нефти или газа самыми ценными ресурсами Эфиопии являются 90 303 воды 90 304 и 90 303 земли 90 304», — отмечает Маттиа Гранди, научный сотрудник Школы перспективных исследований Сант-Анна в Пизе, Италия.Обладая огромным гидроэнергетическим потенциалом, вторым на континенте, страна решила инвестировать в этот источник возобновляемой энергии , чтобы прокормить свой растущий ВВП, который в последние годы рос на 10 процентов ежегодно, и 15-процентное увеличение потребность в энергии (при этом две трети населения не подключены к национальной сети).

Нынешнее правительство во главе с премьер-министром Абием Ахмедом Али, известным просто как  Абий , пришедшим к власти в апреле 2018 года, продолжает поддерживать масштабные гидроэнергетические проекты, такие как Великая плотина Эфиопского возрождения (GERD) на Ниле, которая станет крупнейшая на континенте, а также Гибе III, самая высокая плотина в Африке с ее почти 250-метровой высотой.Поэтому администрация вложила свой «политический вес в построение модели развития, основанной на региональной торговле энергией, которая продается в соседние страны», — поясняет Гранди.

Плотины Гибе, финансируемые иностранными правительствами и банками
Я ничего не знаю о плотине. Лорог, старейшина племени Дасанеч

Название Gibe III происходит от притока Омо, на котором в 2004 и 2010 годах были построены первые две гидроэлектростанции, Gibe I и Gibe II.Все сооружения были построены итальянской компанией Salini Impregilo , в настоящее время участвующей в строительстве плотины Гибе IV или Койша, а также ГЭРБ. «Салини, по сути, является оперативным органом правительства Эфиопии в отношении развития гидроэнергетики», — пишет Эмануэле Фантини из Делфтского института водного образования IHE в Нидерландах.

Мои люди понятия не имеют о плотине, они говорят, что Бог их наказывает. Джон Ломала, гид Дассанеч

Второй Gibe был финансирован непосредственно Министерством иностранных дел Италии , решение, которое «вызвало большую критику и в свете которого исследование, проведенное агентством национального развития страны, предложило правительству приостановить финансирование последующие плотины», — объясняет Гранди.Были выделены спорные аспекты, такие как «аномалия предоставления Салини контракта путем прямых переговоров» и «неадекватность исследования воздействия на окружающую среду», как упоминалось в итальянском парламентском расследовании 2010 года, направленном министерству.

Проект

Gibe III, финансируемый Промышленно-торговым банком Китая при содействии Всемирного банка для линий электропередачи, также подвергся критике из-за отсутствия независимой Оценки воздействия на окружающую среду и социальную сферу (ОЭСВ).«Это неправда, что это не было проведено», — уточняет Гранди. «Просто правительственная ОВОСС 2006 года, обновленная в 2009 году, была проведена итальянскими консалтинговыми фирмами», поэтому потенциально близка интересам Салини.

Все племена Омо полагаются на скотоводство. Крупный рогатый скот и козы являются источником молока, мяса, крови и кожи, последние используются для изготовления традиционной одежды. Самое главное, что животные являются приданым на свадьбах (племена практикуют полигамию), и поэтому их не убивают для употребления в пищу © Marco Cheli

Вытеснение и сахарные плантации
Я знаю о плотине на реке Омо. Алло Шада, племя Хамер

«Жители долины Омо были лишены своей земли, а также доступа к воде и реке, особенно из-за плантаций », — отмечает Гранди. Превращение гектаров саванны в большие поля началось в 2011 году, когда плодородные участки, некоторые из которых были заняты селами, были переданы иностранным инвесторам и предназначались для государственного проекта развития сахарного диабета Омо-Кураз (KSDP) для выращивания и переработки сахарный тростник : изначально выделено 245 000 га, проектируемый размер комплекса был уменьшен до 100 000.

Про плотину и плантации слышал, но никогда не видел. Дамо Дори, племя Кара

Амбициозный проект, направленный на преобразование периферийной долины Омо в агропромышленный экспортный центр , политическая и экономическая значимость которого была отмечена президентом Эритреи Исайасом Афеверки и самим Абием, присутствовавшими на открытии завода Омо-Кураз III, построенного за счет кредита из китайского банка в октябре 2018 г. Такие организации, как Хьюман Райтс Вотч, обвиняют правительство в нарушении своих обязанностей, в очередной раз не опубликовавшим ОЭСВ, и в том, что возможности трудоустройства, обещанные племенам, так и не были реализованы.Согласно данным за 2016 год, было создано только 4 процента из 700 000 новых рабочих мест, по оценкам Эфиопской сахарной корпорации, владельца заводов Омо-Кураз. Кроме того, многие из этих сезонных и низкооплачиваемых должностей были назначены для мигрантов из других регионов страны.

Моя семья зависит от домашнего скота. Если я буду работать на плантациях, я смогу выжить, но если все пастбища будут отобраны, что будет делать моя семья? Джон Ломала, гид Дассанеч
Карта бассейна Омо-Туркана, на которой показана территория, выделенная для Проекта разработки сахарного завода Омо-Кураз, опубликована в отчете аналитического центра Оклендского института.Участки плантаций сахарного тростника отмечены желтым цветом, а национальные парки Омо и Маго — зеленым © Оклендский институт

Воздействие на окружающую среду, в том числе изменение климата
Меньше деревьев, меньше дождей и меньше урожаев. Может быть, на небесах не хватает воды. Урмале Гуйта Оргава, этническая группа консо

Социальные и экологические последствия этой модели развития нельзя изолировать от более широких последствий глобального потепления, горячей точкой которого является Африканский Рог.Средние температуры в бассейне Туркана уже повысились на 2-3 градуса по Цельсию с 1970-х годов. За этот период озеро, значительная часть которого раньше находилась в Эфиопии, сжалось до границы с Кенией. «Сегодня засуха стала ежегодным явлением в регионе. Раньше это случалось раз в четыре года», — говорит Пол Обунде из Национального управления Кении по борьбе с засухой. Сезонные дожди также изменились, как описывают жители долины Омо: «Сезон дождей раньше длился четыре месяца, теперь он длится только два», — говорит Дамо Дори, и «хотя раньше было три сезона дождей, теперь их только двое», — по словам старейшины племени Дасанеч Лорога .«И еще больше засухи».

Племя Кара. Коренные народы долины Омо сохранили важные символы племенной идентичности, такие как роспись лица и тела. Мы не использовали долгосрочный подход к развитию. В эти страны текут миллиарды долларов. Это эффективно? Нет, потому что снова грядет засуха. Джанин Купер, министр сельского хозяйства Либерии и экс-глава Управления ООН по координации гуманитарных вопросов в Кении

Повышение температуры и нехватка воды вынуждают скотоводов конкурировать за сокращающиеся пастбища, что также приводит к их чрезмерной эксплуатации.Сценарий усугубляется прерыванием регулярных сезонных паводков Омо из-за плотин, несмотря на (пока что пустые) обещания со стороны правительства, что земли, прилегающие к реке, будут орошаться за счет искусственных паводков.

Кроме того, заполнение бассейна Гибе III привело к снижению уровня Турканы, которая получает 90 процентов воды из реки Омо, на 1,5 метра в период с 2015 по 2017 год; Уровень озера, средняя глубина которого составляет 30 метров, может снизиться на 10-20 метров, по словам гидролога Лестерского университета Шона Эйвери, который хорошо знает этот район.В результате повышение солености воды, а также уменьшение питательных веществ, переносимых рекой, может сократить вдвое биомассу озера  , в котором обитает более шестидесяти видов рыб, десять из которых являются эндемиками, а рыболовство может сократиться на две трети. В свете этой ситуации ЮНЕСКО добавила озеро Туркана в список объектов всемирного наследия, находящихся под угрозой.

Племя мурси © Марко Чели

Племя мурси © Марко Чели

Территория мурси находится на территории национального парка Маго, а деревни племени являются одной из главных туристических достопримечательностей охраняемой территории © Marco Cheli

Племя мурси © Марко Чели

Племена сопротивляются принудительному выселению
В Эфиопии не существует частной собственности на землю.Вместо этого правительство дает право пользования обычно на 99 лет. Экспроприация привела не только к потере прав пользования, но и к возможности их продажи. Маттиа Гранди, научный сотрудник Высшей школы Святой Анны в Пизе

Нижняя долина Омо является границей не только потому, что она граничит с Кенией, но и потому, что ее племена живут на границе современности — термин, используемый здесь нейтрально, лишенный положительных или отрицательных коннотаций.Плотины Гибе и промышленные плантации представляют собой смелый шаг на пути ее интеграции в национальную модель развития, хотя нехватка первичных ресурсов остается широко распространенной проблемой. Например, племена, рацион которых основан на муке из кукурузы и сорго, «не имеют достаточного количества еды», говорит Чао Дро из племени Арборе с населением от 6000 до 7000 человек. В этом контексте некоторые заявляют, что получают продовольственную помощь от правительства, хотя Лорог сетует на то, что она поступает только раз в два года.Другие отмечают, что они «не получают никакой помощи», по словам  Орудуру , деревенского старосты племени Мурси , насчитывающего около 10 000 человек.

Племя арборе © Marco Cheli

Племя арборе © Marco Cheli

Племя арборе © Marco Cheli

Племя арборе © Marco Cheli

Племя арборе © Marco Cheli

Племя арборе © Marco Cheli

Девушка Арборе (или Эрборе). Население племени составляет 6 000–7 000 человек © Marco Cheli

Наша деревня действительно находилась на плодородной земле, поэтому нам пришлось переехать, чтобы отдать ее инвесторам для ведения хозяйства.Старейшины сопротивлялись, но правительственные чиновники увезли их в город, а когда они вернулись, нам пришлось переехать. Джон Ломала, гид Дассанеч

Частично для того, чтобы уменьшить нагрузку на сельскохозяйственные системы, правительство пыталось переселить некоторые деревни, особенно вокруг узла Омо-Кураз. на любых дорогах», — объясняет Гранди. «Однако это означает изменение образа жизни целых народов», и власти  были жестокими  в ответ на сопротивление племен.«Сообщалось о широко распространенных нарушениях прав человека, в том числе о насильственных выселениях, вспахивании посевов, избиениях и изнасилованиях», — говорится в отчете аналитического центра Оклендского института, опубликованном в прошлом году. «Поскольку поселения племен, по сути, всегда небольшие, новости (о насилии и насильственных выселениях, прим. ред.) доходили до нас лишь в небольшой части случаев, когда это происходило на самом деле», — поясняет Мичели.

Подробнее

Кроме того, вмешательство правительства по обучению племен сельскохозяйственным навыкам не увенчалось успехом, поскольку «в некоторых районах они были приобретены, но продуктивность остается низкой, а в других ее не было вообще», — объясняет Мичели.На самом деле многие из этих сообществ по-прежнему зависят от продовольственной помощи, даже несмотря на то, что им были выделены участки земли, поскольку они слишком малы и не имеют надлежащих услуг, отмечает Оклендский институт. Например, «правительство пообещало дасанечам и всем племенам вдоль реки Омо — кара, ньянгатом, мурси и квегу — что каждая деревня получит водяной насос для орошения», — рассказывает Ломала. «У нас есть только две водяные колонки в двух деревнях, а нас 52 деревни. Правительство должно выполнять свои обещания».

Дети Кара с игрушечным пистолетом из сахарного тростника. Все мужчины в племенах омо владеют ружьем, обычно автоматом Калашникова, в качестве защиты от все более редких встреч с дикими животными в саванне и в случае конфликтов с другими группами. Прежде всего, это важный символ мужественности © Marco Cheli

Увеличение количества конфликтов
Когда бывает засуха, у нас не хватает еды, поэтому мы обмениваем коз на сорго и кукурузу. Если засуха становится сильной, мы перегоняем скот туда, где есть вода, например, вдоль реки Омо.Это вызывает конфликт с дасанечами, поскольку они не хотят, чтобы мы использовали их землю в качестве пастбища. Алло Шада, племя Хамер

Обострились конфликты между племенами . «Деградация пастбищ привела к увеличению случаев грабежа, — объясняет Гранди, — они всегда происходили, как и в любом кочевом обществе, но последние десять лет были особенно критическими». Например, 65 членов кенийского племени туркана погибли в результате одного нападения от рук дасанеч в 2011 году, а 100 членов эфиопского племени были убиты в отместку.В 2015 году местные СМИ сообщили об убийстве 75 человек и краже 25 000 животных.

Давление на скотоводство и сельское хозяйство вынудило многих дассанечей стать рыбаками. Большая часть рыбы сосредоточена в устье реки Омо, где она впадает в озеро Туркана: здесь дассанечи сталкиваются с кенийским племенем туркана из-за этого ресурса, который также подвергается чрезмерной эксплуатации. © Marco Cheli
Рыбы нет, потому что засуха заставила всех стать рыбаками. Приезжают рыбаки из Турканы, они хотят ловить здесь рыбу.Конечно, это земля Дасанеч. Дасанечи хотят прийти и порыбачить здесь, поэтому они не хотят, чтобы рыбаки Турканы ловили здесь рыбу, и тогда им приходится сражаться с ними, чтобы прогнать их. Джон Ломала, гид Дассанеч

Борьба за ресурсы между Дасанечем и Турканой была описана как один из «первых в мире конфликтов из-за изменения климата », по словам представителя ООН. «Страны постоянно внедряют программы по установлению мира, — говорит Патрик Девайн, соучредитель Центра разрешения конфликтов и примирения «Шалом», — но у них нет достаточных институциональных механизмов для контроля над конфликтом».В этом контексте на плечи Абия ложится много ожиданий, особенно после того, как ему была присуждена Нобелевская премия мира «за его решительную инициативу по урегулированию пограничного конфликта с соседней Эритреей». Но, по словам Ломалы, премьер-министр «далеко от племен и сейчас занят обустройством своего нового правительства», а также ожесточенными внутриполитическими баталиями. «Я не виню его за то, что с нами происходит, нам нужно дать ему время, возможно, он сможет нам помочь», — с надеждой добавляет Ломала.

Подробнее

Barjo Imè означает «спасибо» на языке хамер. НПО работает с сообществом, чтобы предоставить необходимую помощь. Здесь женщина носит пару обуви, размер которой регулируется, поэтому она идеально подходит для детей. © Roberto Pozzi

Компания Barjo Imè была основана в 2016 году для обеспечения доступа к воде и образованию, а также оказания чрезвычайной помощи трем деревням Хамер © Marco Cheli

В первый год было немного студентов, но в следующем году их число увеличилось до 21, а в настоящее время их 35 © Marco Cheli

Школа в деревне Хамер Лабелла, построенная неправительственной организацией Barjo Imè © Marco Cheli

Образование, инструмент в руках племен

Правительство занимается распространением национальной учебной программы, поддерживая развитие капиллярной системы образования , «темы, которая ему дорога», объясняет Микели.«Когда я учился в школе, мы два дня ходили через буш, — рассказывает Арийо Доре Зусай из Кара, местный администратор и глава отдела образования района Хамер, — теперь это проще, потому что правительство построило новые школы в более отдаленных районах. Мы пытаемся обратиться ко всем деревням, предоставив им доступ к альтернативному базовому образованию и мобильным школам». Но препятствия значительны, так как «родители подменяют детей работой, чтобы отправить их в школу, но высокий отсев из-за засухи, мобильности и внутренних конфликтов между племенами и кланами».

«С момента моего первого визита в долину Омо я всегда ценил крайнюю простоту в образе жизни людей, их радушие и любопытство к тем, кто отличается от них. Я всегда чувствовал себя здесь как дома», — говорит Джованни Мичели, основавший неправительственную организацию Barjo Imè для оказания помощи трем деревням Хамер © Marco Cheli

«Люди Хамер привержены сохранению своих традиций, и, когда вы узнаете их, они приветливы к гостям», — говорит Йонас Махетему, основатель туроператора Bella Abissinia из Аддис-Абебы, который управляет неправительственной организацией Barjo Imè в Эфиопии © Marco Чели

Хамер практикуют церемонию прыжка через быка, ритуал инициации, во время которого мужчины должны прыгать через быков, выстроенных в ряд © Marco Cheli

Хамеры — трудолюбивые люди, особенно женщины, которые носят воду, заботятся о детях и кормят семью. © Marco Cheli

Закат в деревне Хамер © Marco Cheli

«Самыми веселыми, открытыми и внимательными всегда были хамеры; со временем я сблизился с ними и начал хотеть отдавать что-то взамен», — рассказывает Джованни Мичели © Marco Cheli

Лабелла, школа в саванне

«Некоторые семьи забирают детей из класса и отправляют в поле ухаживать за козами», — объясняет учитель сестра Месселе .«Мы пытаемся убедить родителей позволять своим детям посещать занятия не менее двух-трех часов в день». Учитель работает в небольшой школе в деревне Хамер Лабелла , построенной итальянской неправительственной организацией Barjo Imè, основанной Мичели в 2016 году для обеспечения доступа к воде и образованию, а также оказания чрезвычайной помощи этой и двум другим деревням племени. «Было просто думать об образовании как о инструменте, который они могут дать в свои руки», — поясняет Мичели. «Мы выбрали деревню, самую дальнюю от города, с самым плохим доступом к услугам, и мы дали ей школу, обнесенную стеной структуру с двумя классами на данный момент».Это означает, что детям не нужно каждый день проходить километры, чтобы получить образование.

Сестра Месселе уже три года преподает в школе Лабелла, построенной неправительственной организацией Barjo Imè. Она родом из другого района Эфиопии и живет в деревне вместе с Хамером в доме, построенном благотворительной организацией, поэтому каждый день экономит на длинном пути до школы. © Marco Cheli

«В первый год учеников было мало, но в следующем году их было 21, а теперь 35», — с гордостью говорит сестра Месселе.Она преподает по национальной программе и живет в доме, построенном НПО. «Для племен обучение в школе означает понимание того, как жить: например, дети, которые посещают школу, в большей степени способны защитить себя от болезней», — комментирует Йонас Махетему , основатель туроператора из Аддис-Абебы Белла Абиссиния, друг и коллега Мичели. который управляет благотворительностью в Эфиопии. Кроме того, образование открывает еще более широкие перспективы. «Я решил отправить своего сына в школу, потому что времена изменились», — объясняет Эста Шада , который также начал посещать занятия, потому что считает, что это может дать им обоим лучшее будущее.

Эста Шада в деревне Лабелла в Хамере перед школой, построенной неправительственной организацией Barjo Imè. Он не только решил дать сыну образование, но и сам начал ходить в школу © Marco Cheli

Первые ученицы

Преобразующий потенциал образования особенно актуален для девочек. Доля женщин с образованием в этом районе очень низкая, равна примерно одной из четырех учениц, объясняет Зусай. «Племенам трудно отправлять девочек в школу, потому что они как актив, когда они выходят замуж, семьи получают крупный рогатый скот и коз в качестве приданого», — отмечает Месселе.Кроме того, в некоторых племенах «категорически запрещено отправлять девочек в школу», уточняет Чао Дро, поэтому «никого нельзя подтолкнуть», утверждает Махетему: «Семьи отправят своих дочерей в школу, когда поймут, насколько образование важно для жизни. ».

Все уже медленно меняется. Школу Лабелла посещают три девочки, и есть такие матери, как Алло Шада , которые ломают барьеры. Она была первой в хамерской деревне Арна, кто отправил свою дочь в школу, «чтобы дать ей лучшее будущее.Я не знаю, кем она может стать, потому что я никогда не ходила в школу. Она сама решит, когда вырастет».

Карта Эфиопии в школе © Marco Cheli

Джованни Мичели, туроператор, путешествующий по Эфиопии более десяти лет и основавший неправительственную организацию Barjo Imè для оказания помощи трем деревням племени хамер © Roberto Pozzi

Мужчина с ружьем © Марко Чели

Йонас Махетему, основатель базирующегося в Аддис-Абебе туроператора Bella Abissinia, является другом и коллегой Мичели, который руководит неправительственной организацией Barjo Imè в Эфиопии.Здесь он везет ослика и повозку, подаренные благотворительной организацией, в деревню Хамер © Roberto Pozzi

Туризм, свет и тени
По мере того, как племена все чаще вступают в контакт с «нами», правительством и городским обществом в целом, они начинают нуждаться в мобильных телефонах, одежде, солнцезащитных очках, джинсах и обуви. Я не думаю, что в этом есть что-то неправильное, это процесс, через который мы тоже прошли. Однако, что неправильно, так это скорость, с которой это происходит, которая вынуждена по сравнению с естественным прогрессом. Джованни Мичели, туроператор и основатель неправительственной организации Barjo Imè

«Наша роль должна заключаться в том, чтобы приносить пользу нашей цивилизации и помогать им сделать их жизнь немного проще, а их будущее немного ярче, в то время как в данный момент мы рискуем слишком насильственно вмешаться», — указывает Мичели в ссылка на изменения, вызванные относительно новым явлением, организованным туризмом , который всерьез начался в 1990-х годах и вырос в пять, если не в шесть раз, по словам Мичели.«Я начал приезжать в долину Омо пятнадцать лет назад, — рассказывает Махетему, — племена были очень дикими, а туристов было мало. Но за последние шесть-семь лет дорога была заменена на асфальт, и теперь есть удобный доступ из-за аэропорта».

«Лет назад люди в деревнях убегали от приезжих», — добавляет Диноте Куся Шенкере , проводник этнической группы консо, территория которой примыкает к территории племен омо. «Поэтому мы начали давать детям вещи, чтобы они стали ближе.Люди ненавидели камеры, потому что думали, что они заберут их душу, теперь они хотят, чтобы их фотографии были сделаны в обмен на деньги». Алала , жена старосты деревни Мурси Орудуру, указывает, что деньги, которые платят туристы, идут на еду. И хотя «раньше мы возделывали берега рек, теперь у нас есть деньги на покупку муки», — говорит Дамо Дори, добавляя, что доход распределяется между общиной. Чао Дро также рада, что приезжают путешественники, потому что «раньше мы, женщины, должны были просить деньги у своих мужей, но теперь посетители платят нам напрямую за фотографии».

Алала, жена главы деревни Мурси Орудуру. В племенах социальный статус выражается через украшение тела: некоторые группы практикуют скарификацию и вставку пластин для губ © Marco Cheli

Уравновешивание
Несмотря на то, что моя жизнь основана на туризме, я не хочу, чтобы они сохраняли свои традиции только ради моего выживания. Я не против и не настаиваю на том, чтобы кто-то носил их традиционную одежду, это их решение. Йонас Махетему, туроператор

Нехватка ресурсов , таких как вода, земля и продукты питания, частично уравновешивается возможностью покупки товаров благодаря притоку денежных средств, обеспечиваемому туризмом.С другой стороны, «путешественники рассматриваются как банкоматы, источник легких денег», указывает Микели, механизм, который создает цикл экономической зависимости , который может в конечном итоге заменить местные механизмы существования, разработанные в течение тысячелетий. . «Территория раздроблена, контроль правительства носит спорадический характер, туризм процветает, им нужны деньги, поэтому легко попасть в порочный круг «плати-уезжай». В идеале мы должны работать над поощрением ответственного туризма на основе заключения соглашений, отражающих реальные потребности племен.Наша неправительственная организация имеет значение для повышения осведомленности, чтобы люди поняли, что неправильно посещать племена омо, как если бы они были предметами для добавления в коллекцию, но желательно посещать меньше из них и проводить с ними больше времени».

Девушка-мурси продает тарелку для губ. Туризм является экономическим ресурсом для племен, но рискует разжечь порочный круг зависимости. «Это плохо организовано или контролируется со стороны министерства, и здесь нет общественного туризма», — говорит туроператор Йонас Махетему. жизнь.Путешественники посещают этот район, чтобы увидеть население, которое ведет доиндустриальный образ жизни, но, как это ни парадоксально, сам факт их присутствия ускоряет интеграцию племен в современное общество, пишет журналист-путешественник Сьюзан Хэк. «Мы также должны понимать, что на самом деле означает сохранение традиций», — комментирует Маттиа Гранди. «С одной стороны, вы теряете музей под открытым небом, а с другой стороны, это неизбежно. Традиции таковы, потому что они меняются со временем благодаря внутреннему и внешнему воздействию; они также о знании того, как выжить перед лицом невзгод.Сохранение этого было бы крайне важно».

«Если мы все начнем носить вашу одежду, мы потеряем наши традиции». Эти слова, произнесенные мальчиком Хамер Дидо Каффа , отражают слова ряда жителей долины Омо, которые выражают желание сохранить свою культуру. Например, Чао Дро считает, что арборе удалось сохранить свои обычаи, несмотря на рост туризма: на самом деле «все женщины обрезаются, когда выходят замуж». Мать семерых детей, трое из которых девочки, дает нам еще один пример практики, которая считается формой насилия и нарушением прав в других местах, но рассматривается как маркер идентичности здесь, в долине Омо.

«Наш следующий проект — построить колодец с водяным насосом на солнечной энергии в деревне Арна, чтобы получился странный и красивый объект; кран. Это особенно оценят женщины, поскольку они заботятся о сборе воды», — говорит Джованни Мичели из неправительственной организации Barjo Imè © Marco Cheli.

Какое будущее у долины Нижнего Омо

Если действительно важно, чтобы народы Омо контролировали свое будущее, их выбор следует принять и уважать.Им нужны правильные инструменты , чтобы решить, что для них лучше, и сознательно адаптироваться к неизбежности изменений. С прохождением по времени — а, следовательно, ухудшением климатических изменений, продолжительным воздействием плотин и плантаций, а также умножением контактов с внешним миром — это становится все более актуальным.

Вся Эфиопия претерпевает радикальные преобразования, в том числе благодаря реформам, продвигаемым Абием, который, по словам Махетему, «хочет, чтобы страна развивалась и оставила позади свое прошлое голода и нищеты».Но арборе, дасанеч, хамер, кара, мурси и все остальные племена Нижней долины Омо не имеют контроля над этими событиями. В этих неопределенных условиях вопрос об их будущем остается без ответа. Только время покажет, будет ли жизнь здесь продолжаться в соответствии с темпом реки — медленной и нежной, а иногда жестокой и разрушительной — или же перемены захлестнут племена, как неожиданное наводнение. И если мальчик в начале нашей истории последует примеру своей матери, подвергнув своих детей тому же ритуалу, или если он перескажет этот опыт, чтобы рассказать им о мире, которого больше не существует.

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован.