Война с османской империей: Военные конфликты, кампании и боевые действия русских войск 860–1914 гг.

Содержание

Русско-турецкие войны. Войны в 17 веке и первой половине 18 века

Вторую войну 17 века с Турцией Россия провела в составе коалиции. Она проходила с 1686 по 1700 год и была отмечена несколькими русскими походами. Давайте поговорим о них подробней.

🤝 В 1686 году Россия заключила Вечный мир с Польшей. Страны прекратили любые сражения и вступили в Священную лигу — антитурецкую европейскую коалицию, куда кроме России и Речи Посполитой входили Священная Римская империя (Австрия) и Венецианская республика. Священная лига вела войну с Османской империей, в которую теперь должна была вступить и Россия.

2️⃣ В рамках союзных обязательств Россия совершила два похода на Крым в 1687 и 1689 году под предводительством Василия Голицына вместе с казаками. Первый поход прошел неудачно, и виновным в провале признали казачьего гетмана. Его сослали в Сибирь, а новым гетманом избрали Ивана Мазепу. Второй поход Голицына считается удачным, русско-казачье войско дошло до Крыма и смогло выполнить задачу, оттянув внимание крымских татар и части турецкого войска от войны против войск Священной Римской империи и Польши.

🏰 Через шесть лет после Голицына в рамках кампании Священной лиги в поход отправился молодой царь Петр I Алексеевич. В 1695 году он решил выступить на Азов, который тогда принадлежал туркам. Петр осадил Азов, но у русских не было флота, а турки активно использовали Дон для доставки провизии и боеприпасов. Осаду пришлось снять, и поход оказался неудачным.

⛵️ Петр отказался мириться с результатами и решил идти во второй поход. Для этого он занялся строительством флота в Воронеже и в апреле 1696 года спустил на воду 29 судов. Русские снова осадили Азов, на этот раз блокируя его с воды, и взяли крепость.

🏳️ К тому моменту Священная лига распалась, и Европа собиралась заключить мир с Турцией. Петр хотел собрать еще одну коалицию, но Европа отказалась, потому что готовилась к войне за испанское наследство. В 1700 году Россия тоже была вынуждена заключить с турками мир, по которому Петр получал Азов и Таганрог.

Обреченная на подвиг: как Россия оказалась одна против всей Европы | Статьи

16 октября 1853 года Турция объявила войну России. Правда, у султана фактически не было иного выхода — Николай I сделал всё возможное, чтобы это произошло. Вскоре в конфликт на стороне Османской империи вступили Англия, Франция и Сардинское королевство, а Пруссия и Австро-Венгрия заявили о своем «дружественном нейтралитете» — по сути, они тоже поддержали коалиции. Россия оказалась одна против всего Старого Света. «Известия» вспоминают, как такое стало возможно.

Два брата

Существовавшая на тот момент система отношений в Старом Свете сформировалась после наполеоновских войн и вошла в историю как Венская. Ее контуры были определены на знаменитом «танцующем» дипломатическом конгрессе в столице Австрии в 1815 году, но неожиданное возвращение Бонапарта с Эльбы не позволило странам окончательно подписать договор. Впрочем, это уже была формальность, которую уладили осенью 1818 года на конгрессе в Ахене. Целью новой системы стало предотвращение большой европейской войны, для чего предлагалось все возникающие континентальные проблемы решать путем переговоров пяти ведущих стран — России, Англии, Австрии, Пруссии и Франции. Образно это назвали «европейским концертом», в котором, как в оркестре, каждый играет свою партию для создания единой симфонии под названием «мирная и счастливая Европа».

Император Николай I

Фото: commons.wikimedia.org

Основополагающим принципом «пентархии» — власти пяти — стало взаимоуважение и добровольное соблюдение «баланса сил» между ведущими игроками. Второй целью было сохранение существующих империй и недопущение революций — «великие державы» договорились не поощрять национально-освободительные движения и помогать друг другу в случае необходимости. Кстати, первым такой пример подал Александр I, ради сохранения порядка отказавший в помощи грекам, поднявшим восстание против турецкого владычества. Несмотря на то, что на помощь эллинам со своим отрядом рвался его адъютант, генерал русской армии Александр Ипсиланти.

Николай политику брата по отношению к Османской империи не разделял и грекам помог. По Адрианопольскому мирному договору, который увенчал успешную для России войну 1828–1829 годов, Греция получила независимость, а Сербия и Дунайские княжества (Молдавия и Валахия) — автономию.

При этом Николай действовал вполне в духе Венской концепции, согласуя свои решения с европейскими державами и не нарушая баланс сил и интересов. Россия даже отказалась от большей части захваченных нашими войсками территорий.

Русская пехота под командованием генерала Ивана Дибича в Кулевчинском сражении, 1829 год

Фото: commons.wikimedia.org

Восточный, как его принято было называть, а по сути, Османский вопрос, стоял в европейской повестке несколько особняком. Венский конгресс его не рассматривал, да и в Священный союз императоров султана по религиозным соображениям не пригласили. То есть равноправным участником европейской политики Турция не считалась, хотя имела свои отношения со всеми «великими державами». В то же время она не могла не быть частью большой политики, поскольку свои интересы в отношении огромной Турции в той или иной степени имели все ведущие европейские страны, разве что, кроме Пруссии. Австрия прямо соседствовала с Османской империей, имея с ней множество территориальных споров на Балканах, и была не против разжиться за ее счет.

Англия стремилась контролировать Египет и мечтала о создании Суэцкого канала (его начали строить как раз во время Крымской войны, правда, французы), но более всего заботилась о своих колониальных владениях, граничащих с Россией и Османской империей на юго-востоке.

Благополучие «владычицы морей» строилось на торговле между востоком (Азией) и западом (Европой), посему земли, лежавшие посередине, в любом случае были в сфере их интересов. Собственно, как и Франции, которой очень хотелось закрепиться в Леванте. К тому же, в 1852 году президент Луи-Наполеон Бонапарт провозгласил себя императором Наполеоном III, и новый титул ко многому его обязывал. Память о славных временах его дяди просто требовала активных действий на внешнеполитической арене. С 1830 года французские войска присутствовали в Алжире, который в 1848 году был объявлен частью Франции. С этого плацдарма Наполеон внимательно поглядывал на восток, в сторону Египта и Леванта, или Великой Сирии. В этом вопросе французы конкурировали с британцами, порой достаточно жестко.

Император Франции Наполеон III

Фото: commons.wikimedia.org

Но это лишь интересы, а на деле существовала пусть и застрявшая в средневековье, но большая и многолюдная Османская империя. И никто из европейских правителей не мог позволить себе излишнюю активность, памятуя о пресловутом «балансе сил». Все старались влиять на ситуацию негласно. За взятки в Стамбуле можно было получить выгодные концессии, таможенные послабления, льготы на торговлю и т.д. Сейчас это назвали бы политикой «мягкой силы», а в середине XIX века просто именовали дипломатией. И лишь Россия пренебрегала этим оружием.

В 1844 году Николай побывал в Лондоне и откровенно предложил премьер-министру Роберту Пилю договориться о дележе Османской империи в случае ее развала. Прямодушный русский император обещал, что он не претендует на территории, но ни за что не отдаст проливы Босфор и Дарданеллы британцам и французам. Как следует из дневника Николая, стороны устно обо всем договорились, но через несколько лет Пиль неудачно упал с лошади и скончался. Однако планы России на востоке стали понятны всем заинтересованным сторонам. И немало всех напугали.

Кавалерийский характер

В отличие от своего брата Александра, Николай политиком не был. Он не любил интриговать и хитрить — это не вписывалось в его систему ценностей. Он всегда оставался честным солдатом, а кодекс рыцаря предполагал открытое противостояние с врагами. И людей вокруг себя Николай подбирал по тем же принципам: он ценил преданность, управляемость, порядок, четкое выполнение приказов. Творчество и инициатива поощрялась лишь в рамках, установленных должностным регламентом. Наверное, в этом были свои плюсы, но минусов оказалось больше.

Бюрократизм, равнодушие и корысть пронизали все уровни государственной службы, большинство проектов существовали лишь на бумаге, реальные же дела были невероятно затруднены бумажной чиновничьей волокитой и поборами. Казнокрадство никуда не делось, просто оно приобрело иные, государственные масштабы. И особенно это стало заметно в военной отрасли, где русская армия стремительно отставала от конкурентов.

Английский пароходофрегат «Стервятник»

Фото: commons.wikimedia.org

«Генералы всегда готовятся к прошлой войне», — грустно констатировал много лет спустя Уинстон Черчилль, и его афоризм удивительным образом подходил к ситуации николаевской России. Наш генералитет, в юности ходивший в лихие штыковые и кавалерийские атаки под Бородино и Лейпцигом, жил категориями наполеоновских войн, хотя мир уже был другим. Мы прозевали революцию в стрелковом вооружении — на смену гладкоствольным ружьям пришли нарезные винтовки Тувена и конические пули Минье. Дальность и мощь их выстрелов в четыре раза превосходила образцы, стоявшие на вооружении нашей армии. И не то чтобы в России о них не знали, просто относились с пренебрежением. Нарезные штуцеры были в арсенале нашей армии, но в небольшом количестве и использовались в основном унтер-офицерами, да и то не во всех частях. Аналогичная история произошла с флотом. Мы отлично знали о преимуществах железных винтовых пароходов и разрывных бомбических снарядов — они были у нас на вооружении.
Но исчислялись эти новшества единицами, тогда как конкуренты успели полностью переоснастить свои вооруженные силы.

Отчасти такое грустное положение было связано с технологическими проблемами, отчасти с бюрократическими и политическими. Николай стремился максимально оградить страну от иностранного влияния, боялся «крамолы либерализма». Это легко объяснить, если вспомнить, что его царствование началось с восстания декабристов. Добровольный изоляционизм и ставка на свои силы тормозили развитие промышленности и приводили к технологической отсталости. Это уже не говоря, о совершенно вопиющем для европейского цивилизованного общества крепостном праве, отмену которого правительство Николая вроде бы готово было обсуждать, но решений не принимало. Хотя к 1850 году уже все страны Старого Света избавились от этого рудимента средневековья.

Головокружение от успехов

Перелом в политике Николая произошел на рубеже 1840-х — 1850-х годов. То ли четверть века у власти притупили в нем чувство реальности, то ли успешный рейд 140-тысячной армии генерала Ивана Паскевича по Венгрии в 1848 году сыграл с императором злую шутку.

Русские войска буквально спасли Австрийскую монархию, вернув на качающийся трон восемнадцатилетнего Франца-Иосифа, после чего Александр Герцен и назвал Николая «жандармом Европы».

Сам факт ввода войск вполне вписывался в концепцию «европейского концерта» и «Священного союза», если бы не одно но — этот шаг Николай предпринял без традиционных консультаций с остальными членами «пентархии». Другое дело, что три участника этого союза — Австрия, Франция и Пруссия сами оказались захлестнуты революционной волной, но всё же готовность России к вооруженному вторжению впечатлила и насторожила Европу. А успех операции окрылил русских патриотов.

Капитуляция венгерских войск перед русским корпусом Ридигера во время подавления Венгерского восстания, 1849 год

Фото: commons.wikimedia.org

Камнем преткновения стала Турция. 9 января 1853 года Николай в беседе с послом Британии в Петербурге сэром Гамильтоном Сеймуром снова поднимает вопрос о договоренности стран на случай краха Османской монархии. Именно в этом разговоре император образно назвал Турцию «больным человеком Европы», который в любой момент может умереть. Император просил донести до британского правительства российские предложения на этот случай: славянские области на Балканах — становятся отдельными государствами под протекторатом (защитой) России. Египет и Крит достаются Англии. С другими участниками «европейского концерта» Николай считаться не собирался, видимо, полагая, что после недавних событий они уже не являются серьезными игроками. По слухам, посол был так изумлен прямотой императора, что выходя из кабинета, оступился и упал. Но материалы в Лондон, естественно, отправил.

Николай был уверен, что Франц-Иосиф после чудесного спасения будет на стороне России, а торговые противоречия Англии и Франции в Средиземноморье не позволят им объединиться. Турцию он не собирался рассматривать всерьез. И все эти выводы оказались ошибочными. Мнение об Османской империи Николай сформировал еще во время первой египетской войны, когда наша эскадра спасала Стамбул от восставшего египетского наместника Мухаммеда Али. Но молодой правитель Абдул-Меджид провел решительные реформы, и страна, пусть не сразу, встала на путь прогресса. Османские султаны еще докажут свою жизнеспособность и продержатся на троне даже дольше, чем российские монархи…

Император Австрии Франц-Иосиф

Фото: commons.wikimedia.org

Относительно позиции Австрии Николай тоже заблуждался. Пусть в войну на стороне коалиции Франц-Иосиф не вступил, но открыто предъявил ультиматум России, угрожая ударить в тыл нашим частям на Балканах. О Франции и Англии даже говорить не приходится — они не только смогли договориться, но и вместе выступили против России.

И нельзя сказать, что императора не предупреждали. Например, канцлер и министр иностранных дел граф Карл Васильевич Нессельроде в письме к нашему послу в Лондоне барону Филиппу Ивановичу Бруннову от 2 января 1853 года прямо писал, что активность России на турецком направлении может иметь пагубные последствия. Причем картину он излагал весьма точно. Канцлер исходил из той мысли, что новый император Наполеон III «не может не питать завоевательных стремлений», но агрессия в Западной Европе «вызвала бы несомненную коалицию против Франции, которая могла бы повлечь за собой новое падение династии Наполеонидов». Поэтому ему оставалось только обратиться на Восток. Такое предприятие, по мнению канцлера, могло показаться Наполеону легко осуществимым. «Соединенные морские силы Турции, Англии и Франции будут иметь большой перевес над русским флотом. Проникнуть в Черное море, разорить там русскую торговлю, сжечь приморские города, снабдить подкреплениями кавказских горцев — всё это, соединившись втроем, не требует очень разорительных жертв…»

Один и без оружия

Однако Николай до поры пребывал в счастливом неведении и действовал исходя из личных представлений о реальности. Осторожные советы престарелого канцлера (Нессельроде было уже за семьдесят) на императора впечатления не произвели. В феврале 1853 года Россия направила в Стамбул посольство во главе с адмиралом Александром Сергеевичем Меньшиковым для предъявления требований османскому султану: закрепить за православными приоритет над христианскими святынями в Иерусалиме и признать протекторат России над православными подданными Османской империи. Они составляли почти треть населения страны.

Первый вопрос был связан с требованием Франции предоставить преференции в служении и ключи от спорных храмов Иерусалима католическим священникам. Но это был скорее жест: по большому счету спор христианских конфессий не интересовал турок, но они могли таким образом выразить свое благожелательное отношение к французам (католикам) или русским (православным). Второе же требование было для султана совершенно неприемлемым. Гарантом безопасности православных подданных Османской империи считался сам султан, и требование добровольно уступить эти права другому монарху было как невыполнимым, так и оскорбительным. При этом турки понимали, что ожидаемый отказ станет поводом к войне, а османская армия находилась в процессе реформирования и к боевым действиям была не готова. Во всяком случае, в одиночку.

Адмирал Александр Сергеевич Меньшиков

Фото: commons.wikimedia.org

Началась игра с затягиванием переговоров и консультациями с представителями Франции и Англии для получения гарантий военной помощи. Россия в этих дипломатических хитросплетениях участия не принимала, Меншиков вел себя нарочито дерзко. В итоге, он демонстративно вернулся на ожидавший его корабль, надеясь вынудить турок дать конкретный ответ. Подождав несколько дней и не дождавшись турецкой делегации, адмирал покинул Стамбул.

1 июня 1853 года Николай разорвал дипломатические отношения с Турцией, а через два дня 80-тысячный русский корпус без объявления войны пересек границу, чтобы взять дунайские княжества Молдавию и Валахию «в залог, доколе Турция не удовлетворит справедливым требованиям России». Канцлер Нессельроде умолял Николая не предпринимать активных шагов в Европе, а ограничиться действиями против Турции на Кавказе, что «великие державы» готовы были не замечать, но император был неумолим.

Это был прямой вызов остальным странам «пентархии», так как Николай не координировал с ними действий своих вооруженных сил. Вскоре представители Англии, Франции, Пруссии и Австрии собрались в столице последней и приняли совместное решение, известное как Венская нота. Это была последняя попытка избежать большой войны и дать возможность всем выйти из щекотливой ситуации не потеряв лицо. В духе Венской системы. Николай вроде бы готов был на соглашение с европейцами, но не желал ни в чем уступать туркам, считая это потерей чести. Султан же просил минимальных изменений в формулировках, спасая свое достоинство.

Османский султан Абдул-Меджид I с королевой Великобритании Викторией и императором Франции Наполеоном III

Фото: commons.wikimedia.org

Ситуация опять зашла в тупик, хотя Николай уже начинал понимать, что, по всей видимости, ему предстоит иметь дело не только с турками. Понимал это и Абдул-Меджид, уже получивший гарантии помощи от Англии и Франции. Перед султаном вдруг появилась возможность решить свои проблемы с Россией имея в союзниках всю Европу, причем этот шанс своими необдуманными шагами подарил ему сам противник. Глупо было отказываться от такого подарка. 9 октября 1853 года Абдул-Меджид потребовал от русской армии в двухнедельный срок очистить принадлежавшие Турции Дунайские княжества, а когда это не было сделано, 16 октября объявил России войну. Первого ноября Николай принял вызов.

Видимо, Николай до последнего момента рассчитывал, что Англия и Франция ограничатся политическим воздействием. Но вскоре стало ясно, что они готовы к вооруженному конфликту. Даже Австрия открыто заявила, что готова ударить не по туркам (а Николай в письме предлагал Францу-Иосифу присоединиться к дележу Балкан и занять Черногорию), а по русскому корпусу, если он не покинет Дунайские княжества. Но и тогда Николай не понял, что его политика ведет страну в тупик. Россия еще будет радоваться ноябрьскому триумфу черноморской эскадры около Синопа, но позже вынуждена будет сама затопить свой победоносный флот в Северной бухте.

Оборона Севастополя и Петропавловска будут заведомо безнадежными кампаниями, в которых русским воинам кровью придется расплачиваться за амбиции и ошибки своего монарха. Они не могли победить в той войне, но им удалось спасти честь русского оружия.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

 

27 марта 1854 года Англия и Франция вступили в Крымскую войну

Информация о материале
Опубликовано: 27 марта 2020
Просмотров: 13003

27 марта 1854 года Англия и Франция объявили войну России, вступив в Крымскую войну на стороне Османской империи. Свое название эта война получила по местам ключевых сражений, главное из которых – героическая оборона Севастополя – продолжалось 349 дней. Город пал, но навсегда вошел в историю как символ мужества и подвига русского солдата.

Вряд ли кого-то можно удивить военными столкновениями России и Османской империи: их было великое множество на протяжении XVIII–XIX столетий. Османская империя слабела, но не утрачивала политических амбиций. В результате в конце XVIII века она потеряла Крым и Северное Причерноморье, а также Бессарабию и часть территорий на Кавказе.

Многие политики не упускали возможности отторгнуть часть ее территории или установить на ней свои порядки. Поводом для очередной войны 1853–1856 годов стал конфликт на религиозной почве.

В 1853 году турецкий султан передал важнейшую святыню – Вифлеемский храм Иерусалима (на тот момент это территория Османской империи) католической церкви. Это предсказуемо спровоцировало волну возмущения у православных. Россия потребовала передать храм православной церкви, но турки ответили отказом. В июне 1853 года российские войска вошли на территорию зависимых от Османской империи Дунайских княжеств Молдавии и Валахии. По условиям Адрианопольского мирного договора эти территории находились под протекторатом Российской империи. Спустя несколько месяцев, уже в октябре 1853-го, подбодренная обещаниями о военной и материальной помощи со стороны Франции и Великобритании, Турция объявляет России войну. В историю Западной Европы она войдет как Восточная война.

Первые полгода военное противостояние продолжалось только между двумя сторонами – Россией и Османской империей. Боевые действия разворачивались на трех фронтах – Крымском, Дунайском и Кавказском. Однако после того, как турецкие силы были разбиты на Кавказе, а Нахимов фактически разгромил турецкую эскадру в Синопском сражении у берегов Турции, Великобритания и Франция принимают решение о прямом вмешательстве в происходящее: никто из них не заинтересован в укреплении позиций России в регионе, более того – Франция жаждет реванша еще с 1812 года. 27 марта 1854 года Англия, Франция и Сардиния официально вступают в войну на стороне Турции. Театр боевых действий расширяется: отдельные столкновения происходят даже на Дальнем Востоке. В августе 1854-го британские войска несколько раз пытались штурмом взять Петропавловск (ныне – Петропавловск-Камчатский), однако эти попытки остались безуспешными. Кроме того, сражения разворачиваются и в районе Баренцева моря – с целью блокады и захвата Архангельска.

Несмотря на победы на первоначальном этапе 1853–1854-го, а также захват ключевой турецкой крепости Карса в 1855-м, превосходство по количеству людей и техники противника приводит к перелому в войне. Важнейшие битвы на территории Крымского полуострова Россия проиграла.

Главные боевые действия в Крыму разворачивались в районе Севастополя. Оборона Севастополя – это самое героическое и трагическое событие Крымской войны. Город пережил 11 месяцев осады. Захват военно-морской базы России был главной целью неприятеля, а потому здесь сосредоточились все основные силы. Севастополь был хорошо укреплен и непреступен с моря, однако в сложившихся условиях русский флот не мог противостоять неприятельскому. Часть кораблей было решено затопить – таким образом, Севастопольская бухта оказалось фактически полностью перекрыта. На берег перевезли несколько тысяч пушек, а моряки – встали в строй вместе с солдатами. Вокруг города построили восемь бастионов и множество укрепительных сооружений. Капитуляции города союзники не добились, однако в сентябре 1855 года франко-английским войскам удалось захватить последнюю точку обороны города – Малахов курган. Это поражение стало ключевым – именно оно стало прологом к завершению войны.

Поскольку ни одна из сторон не видела смысла в продолжении войны, 6 марта 1856 года был подписан Парижский мирный договор, по результатам которого Крымская война была завершена. Россия возвращала Турции крепость Карсу в обмен на Севастополь и другие захваченные города крымского полуострова. Кроме того, России запрещалось иметь флот в этом регионе, а акватория Черного моря объявлялось нейтральной. Войну, которую начал Николай I, закончил его сын – Александр II. После этого в стране начались масштабные реформы, а поражение в Крымской войне вызвало жажду реванша, который не заставил себя долго дать: новая война с Турцией – так называемая война «За други своя» – произойдёт уже в 1877–1878 годах. В ходе нее русские войска дойдут до Константинополя.

ВОЗМОЖНО, ВАМ БУДЕТ ИНТЕРЕСНО:

Рассекречены сведения о действиях немецко-фашистских захватчиков в Ростовской области

Археологическая экспедиция обнаружила неизвестную ранее часть древнего Херсонеса

Виртуальные выставки и туры на сайте Российского исторического общества

Они там были: швейцарцы и война Греции против Османской империи

Благородные бойцы на защите наследия великой античной цивилизации: так живший в Швейцарии немецкий художник и «филэллин» Карл фон Хайдек (Karl von Heideck, 1788-1861) представлял греческих революционеров на своем эпическом полотне Palikaren vor dem Tempel von Korinth («Паликары перед Храмом (Аполлона) в Коринфе»). Паликар — турецкое название участников войне Греции за свою независимость против Турции (1821-1828 годы). Picasa

Двести лет назад швейцарцы активно помогали Греции в борьбе с Османской империей. Наш исторический очерк.

Этот контент был опубликован 25 марта 2021 года — 07:00
Яннис Маврис
Доступно на 3 других языках

Оригинальная русскоязычная версия, научная редакция: Игорь Петров.

Ровно 200 лет назад, 25 марта 1821 года, в Греции началось восстание против длившегося четыре столетия господства Османской империи. Чтобы поддержать эту борьбу, тысячи добровольцев устремлялись в Грецию из многих стран Европы, в том числе и из Швейцарии. Многие из них стали бессмертными фигурами в рамках греческого национально-освободительного мифологического нарратива. Итогом войны стало признание свободного современного греческого государства в 1830 году.  

Посол России в Швейцарии Иоанн Антонович Каподистрия (1776-1831) стал первым президентом свободной Греции (1827–1831 годы). Греция считалась колыбелью европейской цивилизации, и поэтому освободить ее от османского ига было делом чести каждого тогдашнего образованного европейца. Люди, в той или иной форме помогавшие Греции, назывались «филэллинами», «друзьями Греции». В узком смысле этим термином называли иностранцев, непосредственно участвовавших в греческой национально-освободительной революции 1821–1829 годов. 

Всего таких филэллинов насчитывалось около 940 человек. Из них 342 человека представляли германские земли, за ними следовали французы (196 человек), итальянцы (137), англичане (99), швейцарцы (35 человек). В то время Оманская империя контролировала территорию от Туниса до Ирака, от Балкан и до Африканского Рога. Так называемая «греческая революция» стала первым современным национально-освободительным движением.

За движением филэллинства скрывались и очевидные политические причины: Франция, Великобритания и Россия были заинтересованы в ослаблении Османской империи. Одним из средств для этого была материальная и политическая поддержка сепаратистских движений, которые стремились создавать на территории Империи собственные государства, если надо, то и силой оружия. 

Карл фон Хайдек, картина «Филэллинский лагерь во время войны за независимость» (Philhellenenlager während des Unabhängigkeitskrieges). Akg-images

Интересно, что столетие спустя та же Россия строго отрицательно рассматривала движение балканских славян за освобождение от турок, считая «больного человека на Босфоре» нейтральным хранителем Проливов. Крах империи был невыгоден России, которая относилась к проблеме Проливов по принципу «так не доставайся же ты никому». Однако в начале 19 века греки также получали со стороны европейских и американских добровольцев массированную помощь. Сотни «филэллинов» из Европы и США устремлялись в Грецию, чтобы «поддержать греческих христиан в их борьбе против мусульманских угнетателей». 

В пантеон героев этой войны вошли немец Карл Фридрих фон Норман-Эренфельс, корсиканец Иосиф Балестра, англичане Лорд Байрон и капитан Франк Хэстингс, итальянцы Санторре ди Санта Роса, Джачинто ди Колленьо и Пьетро Тарелла, швейцарец Иоганн Якоб Майер, американец Джордж Джарвис и многие другие. Эти имена и сегодня занимают видное место в национально-освободительном нарративе Греции, ими называют площади и улицы, о них ежегодно вспоминают в национальный праздник Греции 25 марта.

Среди них было и много швейцарцев, которые не только оставили след на полях сражений, но и внесли свой вклад в создание структур и институтов молодого независимого греческого государства. Наша небольшая подборка этих швейцарских имен.

Банкир

Ни одна война, тем более ни одно сепаратистское движение, не может рассчитывать на успех без финансовой поддержки. Поэтому особенное значение в период войны Греции против Османской империи имели разного рода ассоциации поддержки, собиравшие средства на вооруженную борьбу, в том числе путем организации пожертвований, а также координировавшие решение логистических вопросов доставки боевиков-добровольцев на театр военных действий. 

Банкир, политический деятель, фотограф: Жан-Габриэль Эйнар (Jean-Gabriel Eynard, 1775 — 1863) был одним из самых видных европейских филэллинов. Стал первым в Швейцарии, кто пользовался технологией дагеротипии (daguerréotype). commons.wikimedia

В Швейцарии первое «Греческое объединение» (Griechenverein) было основано еще в августе 1821 года в Берне, за ним последовали другие швейцарские города и европейские страны. В числе участников такого рода объединений и иных родственных структур были представители интеллигенции, священнослужители и военные, но часто и обыкновенные простолюдины, которые тоже хотели посвятить себя благородному делу греческого освобождения. Женева стала в итоге ведущим центром филэлиннской пропаганды в Швейцарии.

В ее центре находился богатый финансист Жан-Габриэль Эйнар, который, обладая огромным личным состоянием, регулярно направлял в Грецию большие суммы денег из своего собственного частного кармана. Эйнар, чья семья принадлежала к древней женевской знати, познакомился на Венском конгрессе с Иоанном Каподистрия, российским послом в Швейцарии, который впоследствии стал первым президентом Греции. Эта дружба стала началом быстро растущего интереса и сочувствия Эйнара к «греческому делу», активным сторонником которого она стал в последующие десятилетия.

Будучи сторонником греческих революционеров, он не только поддерживал их на политическом уровне. Он хорошо понимал, насколько важно для молодого независимого государства создать эффективные и надлежащим образом функционирующие структуры и институты. В 1828 году Жан-Габриэль Эйнар стал одним из основателей первого греческого банка, который, однако, просуществовал всего несколько лет. Позже он сыграл важную роль в создании Национального банка Греции, который существует и по сей день и является крупнейшим банком страны.

Авантюрист и главный редактор

Необычные времена рождают необыкновенные биографии. Несомненно, одной из самых выдающихся швейцарских личностей в рядах греческих повстанцев был Иоганн Якоб Майер (Johann Jakob Meyer, 1798 — 1826) из Цюриха. Швейцарский писатель Алекс Капю (Alex Capus) посвятил ему целый роман под названием Himmelsstürmer («Штурмующий небо», — пер. наш). Что двигало Майером стать филэллином? На этот вопрос вразумительного ответа нет до сих пор. Распространено мнение, что его поездка в Грецию была, в конечном счете, бегством из Швейцарии. Говорили о его проблемах с деньгами, о суматошной жизни авантюриста и бонвивана, любителя бесконечных любовных похождений. 

Герой или проходимец? Наверное, и то, и другое. Иоганн Якоб Майер (Johann Jakob Meyer, 1798 — 1826) считался ведущим филэллином Швейцарии. commons.wikimedia

В любом случае ему удалось убедить бернских филэллинов в искренности своих намерений и получить деньги на поездку в Грецию в роли врача. В 1821 году он высадился в городе Месолонгион, где быстро выучил греческий язык, обратился в православие и женился на гречанке. Когда вскоре этот маленький город был осажден османскими войсками, И. Майер взял на себя руководство местным лазаретом. В течение следующих нескольких лет Месолонгион постоянно осаждался османами, став едва ли не главным «городом-героем» греческой революции. 

Вскоре И. Майер основал там «Эллиника Хроника» («Греческие хроники»), первую в стране печатную демократическую газету, которая стала важным источником информации о Греции за рубежом и, таким образом, инструментом формирования позитивного имиджа страны в Европе. Месолонгион — единственный в Греции «Святой город» (Ιερά πόλις). Здесь в 1824 году умер лорд Байрон, в городе расположен мавзолей, в котором находится сердце Байрона, в 1881 году здесь была установлена статуя Байрона. Однако в целом судьба этого города трагична. После очередной осады силы гарнизона истощились, и было решено сделать попытку пробиться из кольца осады на свободу. 

Эта попытка была предпринята 22 апреля 1826 года — она не увенчалась успехом, в город ворвались турки, и тогда греки, как гласит легенда, взорвали городской пороховой погреб и погребли себя под развалинами вместе с вторгнувшимся противником. Так или иначе, трагедия Месолонгиона оказала большое влияние на европейские страны и вызвала волну широкой поддержки греческой революции. Швейцарец И. Майер умер чуть раньше этой попытки прорыва, 11 апреля. Ему приписывают следующие слова: «Я горжусь мыслью о том, что моя кровь швейцарца, внука Вильгельма Телля, смешалась здесь с кровью героев Греции».

Солдат

Османская империя стремилась подавить греческое восстание любыми методами, включая этнические чистки, порабощение и откровенные зверства, которые сегодня считались бы военными преступлениями. Основной театр военных действий располагался на полуострове Пелопоннес, в самом сердце Греции. Позднее война распространилась и на районы с этнически смешанным населением, в результате увеличилось число преступлений против гражданского населения.

Karl Reber

Уроженец Берна Эмануэль Амэнеус Хан (Emanuel Amenäus Hahn, 1800-1867) попал в Грецию в 1824 году и присоединяется к Филэллинскому полку, участниками которого были и другие иностранцы, такие как он. Он участвует в нескольких важных сражениях, в том числе выдерживает шестимесячную осаду Афинского Акрополя, завоевав глубокое признание и уважение греков. На протяжении всего 19 века независимое греческое государство характеризовалось крайней политической, экономической и военной нестабильностью. 

Однако Э. Хан продолжает служить Греции, быстро поднимаясь по ступенькам военной иерархии. В итоге ему удалось дослужиться до звания генерал-лейтенанта. Не всем, однако, было суждено увенчаться лаврами военной славы. Многие рядовые швейцарцы так и остались простыми добровольцами, и сейчас нам в лучшем случае известны только их имена.

Статья в этом материале

Ключевые слова:

В соответствии со стандартами JTI

Показать больше: Сертификат по нормам JTI для портала SWI swissinfo.ch

Пётр I и Турция — война без мира. Как европейские союзники предали Россию | История | Общество

320 лет назад, 26 января 1699 г. в дунайском городке Карловицы, ныне — Сремски-Карловци, что в сербской Воеводине, было подписано мирное соглашение, значение которого у нас недооценивают. А зря. Впервые в истории сильнейшее исламское государство мира, Османская империя, было связано обязательством установить официальные границы с христианскими государствами Европы.

Неумеренные аппетиты турецких мусульман, которые всего лишь 16 лет назад осаждали Вену, разумеется, никуда не делись. Но целая серия серьёзных военных поражений, а также готовность некоторых европейских стран продолжать войну, смогли остудить слишком горячих сторонников джихада и привести их в более-менее цивилизованный вид. С тех пор Османская империя не захватила ни клочка европейской земли. Да и почти со всеми теми, что были ею захвачены ранее, в итоге пришлось проститься.

Событие само по себе славное и знаковое. Но нам оно интересно вдвойне. Дело в том, что Россия тогда впервые вышла на высший уровень европейской дипломатии Нового времени. Уже не в качестве периферийного государства, а как равноправная высокая договаривающаяся сторона. Так сказать, вошла в клуб великих европейских держав.

Более того — Россия и была той самой страной, которая не просто была готова продолжать войну с Османской империей, но хотела этого, и изо всех сил настаивала на продолжении боевых действий до победного конца. То есть до полного изгнания мусульман из Европы. 

В 1684 году, спустя ровно год после разгрома турок под Веной, когда на волоске висели не только австрийские земли, но и Европа как таковая, было решено, что с исламской агрессивной экспансией пора кончать и следует наконец-то перейти в наступление. Для чего по инициативе Римского папы Иннокентия XI заинтересованные государства создали Священную лигу. Интересантов нашлось ровно три. Священная Римская империя, Венецианская республика и Речь Посполитая. Именно над ними нависла самая серьёзная опасность — Османская империя была для них даже не под боком, а то, что называется рукой подать. Скажем, туркам принадлежала на тот момент вся Венгрия и Правобережная Украина — гетман Пётр Дорошенко ходил в «подручниках» у султана. 

России поначалу все эти дела были не сильно интересны. Русское царство, которое управлялось тогда царевной Софьей, пришлось затаскивать в Священную лигу чуть ли не силком. Во всяком случае, только за участие в союзе Москва потребовала в вечное владение Киев с пригородами, всё Запорожье и кое-что ещё по мелочи, например полную свободу вероисповедания всем православным на территории Польши. Словом, в 1686 г. Россия стала полноправным членом Священной лиги, обязываясь напасть на Турцию со стороны Крыма.

Чем закончились Крымские походы фаворита Софьи, князя Василия Голицына, известно. Самое подходящее обозначение — «полный провал». Он не сумел даже толком отвлечь от европейского театра военных действий конницу Крымского хана. И во время похода 1687 года, и во время похода 1689 года татарская кавалерия Крыма преспокойно принимала участие в операциях против Польши и Австрии. Россию практически списали со счетов — и союзники, и противник.

Но тут к власти приходит Пётр I. И внезапно оказывается, что интерес к войне против Турции у молодого царя есть, причём немаленький. Что касается активности, то Россия в Священной лиге при нём моментально расстаётся с ролью «хромой утки» и становится чуть ли не главным «разжигателем священной войны». Для понимания того, на что делал ставку и чего хотел молодой русский царь, достаточно простой хронологии событий.

1696 г. Русские войска берут Азов и ставят под контроль днепровские городки — укрепрайоны в нижнем течении Днепра. Формируется выход в Чёрное море с перспективой блокады Крыма по восточному и западному направлениям.

1697 г., январь. Русский посланник Козьма Нефимонов добивается в Вене подписания трёхлетнего договора между Россией, Венецией, Австрией и Польшей. Условия — довести войну с Турцией до победного конца. Сепаратный мир, и даже переговоры о нём исключаются.

1697 г., март. Пётр с Великим посольством отправляется в Европу. Одна из главных целей — эскалация войны против Турции и поиск новых союзников для участия в Священной лиге. Плюс — решение кадрового вопроса для дальнейшего ведения этой самой войны. 

Полагая, что основные действия будут идти на море, Пётр отправляет для обучения морскому делу людей: «стольникам обеих палат сказано в разные государства учиться сим наукам». В приоритете именно южное направление. В Англию и Голландию едут 22 человека, в Венецию — 39 человек. Более того. На юг Европы отправлен «дворянин наш Григорей Григорьев сын Островский для неких дел тайно». Что же за дела ему предстояли, и где?

Послан он был в «землю Шклявонскую», то есть в Далмацию. Средиземноморская территория, населённая славянами, находящаяся под властью Венеции. А вот что «дворянин наш» должен был там делать: «Проведать подлинно, кто морского дела и употребления есть в той земле, употребляет ли славенской язык, и мочно ли с ним русскому человеку о всём говорить и разуметь. А такоже есть ли там начальные люди: капитаны, порутчики, шиперы, штюрманы, боцманы, которые б умели славенского языка и морского искусства, и наймать их на Государеву службу».

Словом, Петру нужны: 

Во-первых, те, кто уже который век воюет с турецким флотом на Средиземном море.

Во-вторых, не все, а только славяне, с которыми можно сразу «о всём говорить и разуметь». То есть уже готовые к зачислению в штат военные моряки — без языковых барьеров.

Очевидно, что такие могли пригодиться только на Черноморском театре военных действий. Чего Пётр и не скрывал, поскольку открыто просил военных займов на борьбу с султаном у Англии и Голландии. И не менее открыто призывал европейских монархов сплотиться «против общих неприятелей Креста Святого».

При прочих равных условиях этот проект обязан был бы сработать. И тогда слова «Крым наш» прозвучали бы не в 1783 году, как это было в реальности, а лет на восемьдесят раньше. И не только. Вся петровская модернизация России могла пойти по принципиально иному пути.

Но не сложилось. Турция запросила мира. И вот тут союзники по Священной лиге показали, что им наплевать на все соглашения. Во всяком случае, в отношении России. Тот самый Карловицкий мир был, по сути, сепаратным. Основным выгодоприобретателем стала Священная Римская империя, то есть Австрия, получившая Венгрию, Трансильванию и Тимишоару. Остальные довольствовались крохами, но с ними, по крайней мере, заключили мир на 25 лет. 

С Россией — единственным участником союза, который хотел продолжать священную для Европы войну, мира заключено тогда не было. Лишь перемирие на 2 года. Союзники предали Россию и лично Петра. Своих похороненных масштабных проектов Пётр не забыл. И 11 лет спустя в беседе с английским посланником говорил по поводу восстановления союза и дружбы с Австрией: «Дружба! Вот так друзья! В жизни не забуду всего, что претерпел от них, чувствую, как оставили меня эти друзья с пустым карманом!». И затем, возвращаясь к Карловицкому миру, впал в сильный гнев.

Русско-турецкие войны — кратко.

История России кратко

Отношения между Россией и Турцией в течение длительного периода времени были напряженными. И основой постоянных конфликтов между двумя государствами являлось желание обоих стран контролировать Северный и Южный Кавказ, Северное Причерноморье, иметь возможность проводить беспрепятственно свои суда через проливы. Немаловажным фактором стала и борьба российских государей за права живущих в Османской империи христиан.

Первая русско-турецкая война 1568 – 1570 гг.

Русско-турецкая война 1568 -1570 годов началась после смерти повелителя Османской империи Сулеймана 1, который стремился вернуть былое влияние на территории Астраханского и Казанского ханств. Они в 1552-м (Казанское) и 1570-м (Астраханское) были подчинены Иваном Грозным. Новый правитель, сменивший Сулеймана 1, поручил возглавить поход Касиму-Паше. Летом 1969 года девятнадцатитысячное войско вышло к Астрахани. Армия была разбита комендантом города князем Серебряным. Нападавшие пытались построить канал, который соединил бы Волгу с Доном. На охрану рабочих были выделены немалые силы – 50 тысяч воинов. Но и они были разбиты русскими отрядами. Азовский флот практически полностью уничтожил свирепый шторм. Эта война в итоге завершилась победой России.

Вторая русско-турецкая война 1676 – 1681 гг.

Русско-турецкая война 1676 – 1681 годов была вызвана попытками Османской империи получить контроль над Правобережной Украиной, а так же, вмешаться в русско–польское противостояние. Основные события кампании развернулись в районе города Чигирин. Являющийся столицей казачества Украины, Чигирин был захвачен протурецки настроенным гетманом Дорошенко в 1676 году. Отбит город был благодаря воинам гетмана Самойловича и князя Ромодановского. Бахчисарайский мир 1681 года утвердил границу между Россией и Турцией по нижнему течению Днепра.

Русско-турецкая война 1735 – 1739 гг.

Этот конфликт был следствием обострения противоречий во время войны России с Польшей и участившихся набегов крымских татар. Особенно важной для России была возможность получения выхода к Черному морю. В период с 1735 по 1737 годы российская армия нанесла Турции ряд чувствительных поражений. Оставить позиции пришлось из-за разразившейся эпидемии чумы и острой нехватки пресной воды. Австрия, так же, вступившая в эту войну столкнулась с недостатком питьевой воды. В течение почти всего следующего года активные действия ни одной из сторон не предпринимались. В 1739 году был заключен Белградский мир. Россия вернула себе Азов.

Русско-турецкая война 1768 – 1774 гг.

Для развития международной торговли России требовался свободный выход к побережью Черного моря. Османская империя, расценив осторожность правительства Екатерины 2 как явную слабость, начала очередную войну. Итоги русско-турецкой войны для Османской империи оказались крайне неутешительны. Благодаря умелому руководству Румянцева турок удалось не допустить вглубь страны. А в 1770 г., после серии крупных побед, наступил переломный момент всей кампании. В то же время, эскадра под Руководством Спиридонова совершила переход из Балтики в восточную часть средиземного моря (первый в истории) и появилась в тылу турецкого флота. Скоро флот Османской империи был уничтожен в Чесменском сражении. У России имелись все шансы на то, чтобы развить успех. Но страна стремилась как можно скорее заключить мир. Кайнарджийский мирный договор был подписан в 1774 году. Россия получила Малую Кабарду, Азов и другие территории. Независимость от Турции получил и Крым.

Русско-турецкая война 1787 – 1791 гг.

В качестве причины русско-турецкой войны 1787 – 1791 годов послужил ультиматум, выдвинутый Османской империей. Он содержал целый ряд абсолютно невыполнимых дл России требований. В этой войне в качестве союзницы России участвовала Австрия. Первоначально действия турецкой армии в русско-турецкой войне 1787 – 1792 гг. были успешны. Но скоро фельдмаршалы Румянцев-Задунайский и Потемкин в корне изменили ситуацию. На море, турецкий флот, несмотря на определенное численное преимущество, так же, терпел поражения от контр-адмиралов Войновича, Ушакова, Мордвинова. По Ясскому миру 1791 года Россия получила Крым и Очаков.

Русско-турецкая война 1806 – 1812 гг.

Османская империя после заключения союза с Наполеоном спровоцировала войну 1806 – 1812 гг. Конфликт начался на рубеже 1805 — 1806 годов. Все более напряженные отношения с Францией, привели к тому, что Россия всеми силами стремилась к его завершению. Мирный договор, подписанный в Бухаресте, закреплял Бессарабию за Россией. Русско-турецкие войны 18 века позволили России значительно усилить свои позиции в районе черноморского бассейна.

Русско-турецкая война 1828 – 1829 гг.

После того, как Россия, Франция и Англия оказали поддержку начавшемуся в Греции освободительному движению, Турция объявила России священную войну. В апреле 1828 года начались первые боевые действия. Княжества Добруджа, Валахия, Молдова были заняты армией Витгенштейна. Началось наступление по территории Болгарии. Паскевич на Кавказе занял Поти, Баязет, Ахалцих, Каре, Ардаган. Армия под командованием Дибича при Кулевче разбила турецкие войска, численность которых составляла сорок тысяч человек. Путь на Стамбул был открыт. По подписанному в сентябре мирному договору России отошло устье Дуная, побережье Черного моря до Батуми, Дарданеллы и Босфор стали открыты для российских кораблей.

Русско-турецкая война 1853-1856 гг.

Причиной конфликта стало желание получить на Балканах господствующее положение. Противниками России стали Османская империя, Франция, Королевство Сардиния. Эта война показала явную отсталость оснащения российской армии. Вместе с усиливающейся политической изоляцией это стало причиной капитуляции России. Устье Дуная и Бессарабия по Парижскому мирному договору 1856 года отошли Турции. Черное море провозгласили нейтральным.

Русско-турецкая война 1877 – 1878гг.

Причиной этого военного конфликта стало усиление националистических настроений в Болгарии и рост самосознания людей. Участие в этой войне принимала с одной стороны Россия и союзные балканские государства, а с другой стороны – Османская империя. Армия Осман-Паши капитулировала после того, как русские войска форсировали Дунай и захватили перевал Шипка. В Плевне был подписан акт о капитуляции. Возвращение России Бессарабии, Батуми, Ардагана, Карса было зафиксировано на Берлинском конгрессе. В ходе этой войны была провозглашена независимость Болгарии, увеличились территории Черногории, Сербии, Румынии.

Русско-турецкие войны | Журнал Центр Азии

Сбитый летчик

Инцидент со сбитым осенью 2015 года турками российским бомбардировщиком привел к резкому обострению отношений между Россией и Турцией. Понятно, что никто не говорит о возможности начала новой русско-турецкой войны, не те времена, но и Москва и Анкара вполне способны на фоне эмоций постараться создать друг другу серьезные проблемы.

Среди пострадавших уже оказались российские туристы и турецкие отели, турецкие компании и российские импортеры. Турция была важным экономическим партнером России, к тому же она не участвовала в санкционной политике Запада и тем самым частично способствовала прорыву экономической блокады России. Поэтому этот конфликт произошел слишком не вовремя и для Анкары и для Москвы.

Но еще один важный аспект российско-турецких отношений может быть связан с историей непростых отношений России и Османской империи. И существует вероятность, что на повестку дня могут быть поставлены исторические вопросы. Например, в современной Турции живет много потомков кавказских народностей, которые были вынуждены покинуть свои земли в XIX веке из-за давления со стороны российской армии. А есть еще и крымские татары, а также многие другие кочевники степей Причерноморья и Северного Кавказа, которые бежали в Турцию после побед русской армии в XVIII веке. В то же время Россия теоретически может поддержать курдов, у которых сложные отношения с Анкарой.

Собственно, нынешний конфликт между Москвой и Анкарой – это хороший повод вспомнить об истории русско-турецких войн. Это была на самом деле эпическая история, которая охватывала целых три столетия, со второй половины XVI века по начало XX века.

 В этой связи интересно, что нынешняя территории Южной Украины, которая сегодня оспаривается на предмет своей исторической принадлежности между Москвой и Киевом, некогда была полем ожесточенных сражений между Османской и Российской империями. Характерно, что известный сегодня термин Новороссия появился в XVIII веке для характеристики только что завоеванных русскими вой­сками земель Северного Причерноморья. Для российского государства это были новые возможности, а для населявших эти территории тюркоязычных кочевых народов это было время исхода.

Бесконечная битва за Черное море

Возможно, что никто так долго не воевал друг с другом, как Россия с Турцией. Хотя, например, и Англия с Францией столетиями вели военные действия. Но войны Османской и Российской империй отличались тем, что это было противостояние двух централизованных империй. К тому же войны Турецкой (Османской) и Российской империй происходили не просто под разными религиозными знаменами, а в виде противостояния двух цивилизаций. С одной стороны находилась суннитская мусульманская империя, претендовавшая на халифат. Это стало возможным после того, как Османы захватили Багдад, столицу халифата до начала XIII века, а также еще и Египет, куда сбежали последние халифы после захвата Багдада монголами.

С другой стороны была православная христианская империя, претендовавшая на влияние во всем православном мире и, что немаловажно, на прямую преемственность от Византийской империи. Отсюда происходила известная идеологическая концепция Москвы как Третьего Рима. Первым был собственно Рим и созданная им империя, а вторым Константинополь и Византийская империя как преемник Рима.

В связи с тем что Византийская империя была завоевана именно османами, это придавало дополнительный импульс противостоянию между двумя империями. Для России борьба с турками за наследство Византии имела особый идеологический смысл. Но в этой борьбе присутствовали важные практические соображения.

Очевидно, что для России первой вполне естественной целью был выход к побережью Черного моря. Это позволяло через море выйти к внешним рынкам и одновременно освоить огромные степные пространства от Днестра до Волги, которые исторически были заняты различными кочевыми племенами. Введение в сельскохозяйственный оборот этих плодородных земель позволяло увеличить доходы государства. В России, как земледельческой империи, большую часть доходов составляли поступления от земельной ренты. Поэтому идея создать в степи новые земледельческие поселения была вполне логичной, это вело к расширению налогооблагаемой базы.

К этому моменту в степи проживало большое количество тюркоязычных кочевых племен, которые все являлись выходцами из военного сословия улуса Джучи, Золотой Орды русских летописей. От Буджакской Орды на западе до Джамбулукской и Едисанской орд на востоке в степях Северного Кавказа. Все они к первой половине XVII века находились в сфере влияния Крымского ханства.

К этому моменту уже прекратила свое существование некогда влиятельная Ногайская Орда, политический центр которой находился в Поволжье. Крымское ханство осталось единственным политическим объединением кочевников в причерноморских степях и, естественно, что все родственные крымским татарам кочевые племена поддерживали с ним тесные отношения.

Значение Крымского ханства для кочевников Причерноморья было связано с тем, что Крым был вассалом Османской империи, которая контролировала все города на побережье Черного моря и основные рынки сбыта. Черное море было османским озером. Через черноморские порты шла обширная торговля с другим частями Османской империи. Хотя транзитная торговля периодически прерывалась из-за постоянно возникавшей в причерноморских степях нестабильности. С XVI века здесь шла ожесточенная борьба, в которой участвовали и местные племена кочевников и православные казаки. Среди последних были как вольные казаки, вроде запорожских, так и те, кто служил Московскому государству и Польше.

Главным стимулом для большинства участников процесса было получение добычи. Кочевники грабили южнорусские земли, горцев Кавказа, в то время как казаки грабили территории Османской империи, а также и самих кочевников, угоняя у них скот. Казаки на лодках, которые называли «чайка», пересекали Черное море и грабили побережье турецких провинций Анатолии и Румелии. Обе стороны активно брали невольников. Для кочевников невольники имели большее экономическое значение, главным образом потому, что в их распоряжении были обширные рынки сбыта рабов в причерноморских турецких портах. В то время как казаки брали в плен в основном женщин в жены и заложников для получения выкупа.

В любом случае жизнь на степных территориях между Московским государством и Османской империей была весьма активной. При этом ни Москва, ни Стамбул напрямую не контролировали ничейные земли между ними. Соответственно, и военные столкновения между турецкими и московскими войсками носили эпизодический характер. Так, известно, что турецкий отряд под командованием губернатора крымского города Кафы Касим-бея участвовал в походе на Астрахань в 1569 году. Менее достоверна информация об участии турецкого формирования в походе крымского хана Девлет-Гирея на Москву в 1571 году.

Поход на Астрахань считается первой русско-турецкой войной. В российской литературе обычно указывается на участие в походе довольно многочисленной турецкой армии в 15 тыс. янычар и 2 тыс. сипахов. Но количество янычар во всей Османской империи во второй половине XVI века составляло примерно 13 тыс. Только в начале XVII века их численность выросла до 40 тыс. Поэтому такого количества элитных войск под Астрахань турки не могли отправить.

Кроме того, в это самое время турки вели длительную войну с Австрией из-за Трансильвании, а также войну с Португалией в Аравийском море и захватывали Ливию. Естественно, что все основные силы турецкой армии, янычары и сипахи, были заняты в войне на Балканах. Поэтому в походе на Астрахань могла принять участие только небольшая часть турецких военных. И, скорее всего, это были люди из провинциальных гарнизонов, подчинявшихся местным губернаторам. Это подтверждает то, что походом командовал губернатор Кафы. Главную ударную силу в походе на Астрахань составляли воины Крымского ханства и ногайцы, которые в тот момент еще представляли из себя довольно внушительную силу.

Собственно, Московское государство в XVI–XVII веках больше было связано отношениями с Крымским ханством, чем с Османской империей. Хотя Крымское ханство и находилось в вассальной зависимости от империи османов, но далекий диван (правительство) в Стамбуле не вникал в детали внешней политики Крыма в степном Причерноморье. Для османов большее значение имела политика в Средиземноморье, на Балканах, в направлении Ирана и Ближнего Востока. Здесь велись главные войны, а также основная военно-политическая и дипломатическая активность. Северное Причерноморье было далекой периферией для Османской империи.

В то же время Крымское ханство в XVI–XVII веках было для Московского государства грозной силой. Хан Девлет-Гирей во время похода 1571 года даже сжег Москву. Правда, на следующий год новый его поход на Москву закончился разгромом, но тем не менее нападения продолжались, и вплоть до XVII века Москва платила Крыму дань. Кроме того, причерноморские тюркоязычные кочевники, которых всех называли татарами, составляли внушительную часть турецкой армии во время ее войн на Балканах. Например, они участвовали в походах турков на Вену в 1529 и 1683 годах.

Здесь стоит отметить, что собственно в Крыму было не так много воинов. Четыре главных племени Крымского ханства не были особенно многочисленны. Военная мощь Крымского ханства опиралась на отряды всех тех многочисленных племен, которые проживали в степях от Буджака на западе до Северного Кавказа на востоке. Раньше они входили в правое крыло улуса Джучи. Многие выходцы из этих племен проживали также в турецких причерноморских городах – от Измаила на Дунае через Очаков до Азова на Дону, Кафы в Крыму и кавказского побережья. Население этих городов было довольно пестрым, что было типично для Османской империи. Здесь жили греки, албанцы, турки, армяне, татары, кавказцы.

В этот момент Османская империя находилась на пике своего могущества. В то время как Московское государство еще только делало первые шаги за пределы своей исторической территории. Захват в середине XVI века Казани и Астрахани и установление контроля над всем течением Волги были первыми приобретениями нового имперского государства.

Но уже тогда было очевидно, что между двумя государствами весьма много общего. В первую очередь это централизованная деспотическая система управления государством восточного типа. Карл Маркс считал, что ключевое отличие между деспотическими восточными и западноевропейскими государствами заключается в собственности на землю. На Востоке земля главным образом принадлежала государству и чаще всего передавалась в условное пожалование за военную службу.

В связи с этим в Османской империи и Московском государстве существовала схожая система организации армии. У османов костяк армии составляли сипахи, которые получали поместья, их называли тимары, в условную собственность в обмен на военную службу. Сипахи обеспечивали все свои потребности за счет доходов от тимаров и обязаны были являться на военную службу. По разным оценкам, всего сипахов в турецкой армии было от 50 до 200 тыс. всадников.

Очень похожая система была в Москве. Здесь основная часть армии формировалась из поместной дворянской конницы, которая также получала поместья в условную собственность в обмен на службу. В середине XVII века в списках насчитывалось 37 тыс. дворян и детей боярских. При этом надо учитывать, что и турецкие сипахи и русские дворяне приводили с собой на службу своих слуг, что увеличивало состав армии.

Такая система была выгодна государству, потому что оно не несло прямых расходов на содержание армии. Кроме того, сипахи у османов и дворянская конница в Москве зависели напрямую от государства, от которого они получали поместье в условную собственность. Соответственно, в таком случае государство не зависело от крупных магнатов и их частных армий. При этом захват новых территорий означал увеличение количества поместий, а следовательно, и размера армии.

Более справедливо это было для Османской империи. Потому что захват территорий, к примеру, Болгарии и Венгрии, обеспечивал ее новым податным населением. После чего можно было нарезать территории под тимары и формировать новые отряды сипахов. Собственно, это и было одной из причин, почему крестьянское население на Балканах сохранило христианство. Для Османской империи самым важным было обеспечить доходами тимары, а вероисповедание плативших налоги крестьян волновало их меньше всего.

У Московского государства ситуация была сложнее. К примеру, экспансия в степные пространства не позволяла автоматически распространять поместную систему на новые территории. Здесь просто не было подходящего для этого податного населения. Главным ресурсом расширения системы были только восточные районы Великого княжества Литовского. Местное православное русскоязычное население в XVI веке рассматривалось как наиболее подходящее для включения в московскую организационную систему.

Но у поместной конницы, что в Турции, что в Москве были свои недостатки. В Османской империи ее обычно собирали на время военной кампании, после завершения которой она расходилась по домам. Поэтому османы совершали свои походы на Балканах только после того, как собирали конницу сипахов в основном из Анатолии и Румелии. От Стамбула этой армии приходилось долгие месяцы идти в поход, например до Вены. В Московском государстве поместная дворянская конница также собиралась только на период ведения войн. Это требовало времени и больших затрат.

Неудивительно, что и в Османской империи и в Москве одновременно появились похожие системы организации постоянного войска. Турки в XIV сформировали подразделения янычар (ени чери – новое войско). Их собирали по системе девширме, это когда среди зависимого христианского населения берут мальчиков, готовят их в специальных лагерях, учат исламу и турецкому языку. В результате янычары становятся отдельной кастой, не связанной с местным населением, чрезвычайно эффективной в военном плане и лояльной только центральной власти.

В Москве в XVI веке появляются стрельцы. Их набирают не по такой жесткой системе, как янычар, но они тоже являются военной кастой, которая служит постоянной опорой центральной власти.

На первых порах система работает, но затем и янычары и стрельцы становятся излишне самостоятельными и недостаточно эффективными, уже центральная власть становится зависимой от них. В итоге со временем и в Москве и в Османской империи от этой военизированной группы избавляются. Но в Москве делают это столетием раньше, в ходе петровских реформ, и это является одним из шагов в модернизации прежнего Московского государства до новой Российской империи. В результате османы весь XVIII век ведут войны с новой российской армией европейского образца силами все тех же сипахов, янычар и татарской конницы.

Но еще до начала петровских реформ, в XVII веке, проходят две войны между Московским государством и Османской империей. С 1672 по 1681 год основные бои идут в Украине. Османы поддерживают украинских гетманов, сначала Петра Дорошенко, а затем и Юрия Хмельницкого. Борьба идет за правобережную Украину, которая в итоге остается за Османской империей. В этой войне Москва активно использует полки «нового строя», которые формируются по западноевропейской модели. Они выступают в качестве альтернативы дворянской конницы, но последняя также сохраняет свое значение.

Но недостатком этих частей и причиной их низкой эффективности является высокая затратность их содержания. В отличие от поместной конницы государство платит за службу в новых полках. Фактически это наемные части, в которых служат и русские дворяне и много иностранцев. Поэтому основу боевой силы русской армии в причерноморских степях все еще составляют поместные вой­ска, стрельцы и казаки.

С 1686 по 1700 год происходит новая русско-турецкая война. На этот раз бои идут в основном с Крымским ханством. Два похода на Крым армии Василия Голицына оказываются неудачными, как и первый поход на Азов. Крепость удалось взять по время второго штурма. Собственно, русские войска с турецкими встречались только при штурме Азовской крепости.

В это время, примерно с 1683 года, Османская империя и все ее основные военные силы воевали на Балканах против коалиции европейских государств, так называемой Священной лиги. В 1699 году эта война закончилась поражением османов и потерей ими Венгрии. Естественно, что захват Азова был периферийным эпизодом этой так называемой Великой турецкой вой­ны. При этом одним из последствий этой войны стало ослабление Крымского ханства. Татарская конница из Причерноморья активно участвовала в длительной войне на Балканах.

В ходе петровских реформ теперь уже в Российской империи в рамках модернизации армии происходит отказ от поместной системы, а также роспуск стрелецкого войска. Армию теперь формируют за счет рекрутских наборов, ее содержание обеспечивается за счет централизованно собираемых доходов государства. Дворяне, ранее получавшие земли в условное пожалование в обмен на службу, составляют теперь костяк военной бюрократии.

Государство перестает зависеть от неустойчивости дворянской конницы, которую периодически надо распускать по домам, и излишней самостоятельности стрельцов. В отличие от полков «нового строя» предшествующей исторической эпохи, новая российская армия требует значительно меньше денег на свое содержание. Рекруты служат 25 лет, и их можно набирать по мере необходимости. Характерно, что в это же самое время в Европе многие армии все еще комплектуются наемниками. В результате российская армия резко повышает уровень своей эффективности и становится инструментом наступательной политики.

Хотя первое столкновение армий Османской и Российской империй оказалось неудачным для последней. В 1711 году, во время Прутского похода, русская армия под личным командованием Петра, которая двумя годами ранее одержала победу под Полтавой над шведами, столкнулась с основной турецкой армией и потерпела поражение. Петр был вынужден подписать крайне невыгодный мирный договор с Османской империей, в частности вернуть туркам Азов.

Но после этого преимущество российской армии над османами и Крымским ханством становится неоспоримым. Даже относительные неудачи походов в Крым фельдмаршалов Миниха и Ласси в 1730-х годах, во время их проведения были слишком большие потери, продемонстрировали, что легкая татарская конница уже не может противостоять регулярной российской армии.

В течение XVIII века Российская империя присоединяет к своим владениям все степи Причерноморья и Северного Кавказа. Основные столкновения с главной турецкой армией идут на балканском направлении. Одновременно российские войска методично захватывают турецкие крепости вдоль побережья Черного моря.

Во всех битвах этого периода русско-турецких войн активно участвуют татары. Именно их конница составляет основную массу турецких войск в главных битвах XVIII века. Татар также очень много в гарнизонах турецких крепостей. Например, при штурме Измаила гибнет много татар, включая ханов из фамилии Гиреев. После падения причерноморских турецких городов в них больше не остается прежней мусульманской части населения, их население частично гибнет в ходе штурмов, частично бежит в Турцию.

Но главным последствием русско-турецких войн XVIII века становится практически полное исчезновение из причерноморских степей местного кочевого тюркоязычного населения. Многие погибли в ходе войн, другие были вынуждены бежать в Турцию. Вслед за причерноморскими степями аналогичная судьба ожидала так называемых кубанских татар – тюркоязычных кочевников Кубани и степей Северного Кавказа. Собственно, из прежнего кочевого населения в причерноморских и кавказских степях сохранились только крымские татары на территории полуострова Крым и гагаузы в Буджаке, еще на востоке немногие ногайцы. Последним эпизодом истории разгрома тюркоязычных кочевников стало подавление генералом Суворовым восстания Джамбулукской и Едисанской орд на Северном Кавказе.

После ухода в 1771 году калмыков из Поволжья в Китай и разгрома последних тюркоязычных кочевых племен из степей Северного Кавказа вся степная территория от Волги до Днестра оказалась пригодной для хозяйственного освоения в Российской империи. Туда потянулись переселенцы, начался новый этап в истории региона. Остались только отдельные географические названия, напоминавшие о прошлом населении, например город и речка Аксай.

Арьергардные бои

XVIII век закончился беспрецедентным увеличением Российской империи за счет присоединения причерноморских степей и степей Северного Кавказа. Введение в хозяйственный оборот новых земель обеспечило рост государственных доходов. Выход к Черному морю создавал условия для роста морской торговли и развития южных территорий. В связи с этим перед Российской империей встали новые задачи.

На западе в первую очередь это были турецкие проливы, а также балканские провинции Османской империи, населенные в основном православными христианами. На востоке территории Закавказья, населенные христианами – грузинами и армянами. При этом армяне проживали во многих восточных провинциях Турции.

Слабеющая Османская империя с ее архаичной системой государственного устройства и армии ничего не могла противостоять мощи Российской империи. Весь XIX век Россия наступала на Турцию. Попытки реформ армии в Османской империи в основном закончились неудачей. Новая турецкая армия была способна на отдельные удачные операции, но ее возможности были ограничены, потому что были ограничены возможности государства.

Турецкая экономика слабела из-за общей неэффективности и невозможности конкурировать с западными товарами, а также из-за режима капитуляций с западными странами, которые получали благодаря этому преференции в торговле. Но при этом европейские страны старались поддерживать Османскую империю с целью не дать Российской империи расшириться за ее счет. Пиком такой политики стала Крымская война 1853–1856 годов, поражение в которой стало для России тяжелым ударом. Но турецкая армия в этой войне играла вспомогательную роль. И уже в 1877–1878 году она снова потерпела сокрушительное поражение от России, потеряв ряд балканских провинций.

После этой войны Россия и Османская империя уже больше не граничили друг с другом на Балканах. Их владения стали разделять новые независимые государства Болгария и Румыния. Поэтому последняя война османов с Россией происходила на Кавказском фронте Первой мировой войны.

Здесь турецкая армия потерпела ряд тяжелых поражений от русской армии. Россия в это время как никогда была близка к реализации своей старой мечты. По секретным соглашениям с союзниками после завершения Первой мировой войны Россия должна была получить черноморские проливы с городом Стамбул и ряд территорий Восточной Турции.

Революционные события 1917 года в России в корне изменили ситуацию. Затем в 1918 году Германия и ее союзники, включая Турцию, признали свое поражение. Османская империя потеряла территории на Ближнем Востоке, здесь образовались французские и британские подмандатные территории Ливан и Сирия, Палестина и Ирак. Западную часть Малой Азии заняли греческие войска.

Парадокс, но именно в этот момент турецким националистам во главе с Кемалем Ататюрком, которые выступили против капитулянтских соглашений султанского правительства с Западом, помогла именно советская Россия. Москва поставила туркам оружие и деньги, во многом благодаря которым турецкая армия смогла переломить неблагоприятный для себя ход с греками.

После завершения Первой мировой войны Турция и Россия больше не воевали. Хотя во время Второй мировой войны СССР на всякий случай держал на границе с Турцией армию, но Анкара не стала вмешиваться в войну.

Османская империя распалась очень давно. Турки уже переболели ностальгией по погибшей империи и ее военной и политической славе. Теперь они пытаются стать региональной державой за счет привлекательности модели экономики, конкурентоспособности турецких товаров, демократического правления, где есть место правящей исламской партии, и даже за счет экспорта турецких сериалов.

Новая Турция с переменным успехом реализует идею государства-нации в западноевропейском понимании этого слова. Здесь турки встречают сопротивление со стороны курдов, которые не хотят быть частью турецкой политической нации курдского происхождения.

Российская империя и ее последующая реинкарнация Советский Союз ушли с исторической сцены совсем недавно. Естественно, что у многих в России сегодня еще присутствуют настоящие фантомные боли по уже погибшей империи. Именно это в большей степени является причиной самой широкой общественной поддержки политики Москвы в последние два года и в самой России и во многих частях бывшей империи.

Наверное, никто, кроме турок лучше всего не понимает эту ностальгию. Поэтому, возможно, Анкара до инцидента со сбитым самолетом и была, в отличие от европейцев, максимально толерантна по отношению к России.

Но вмешательство Москвы в события в Сирии привело ее на границу с Турцией. При этом для Анкары живущие сегодня в Сирии и Ираке тюркоязычные меньшинства туркоманов являются такими же осколками Османской империи, как для Москвы жители Крыма или восточного Донбасса – осколками Российской империи. И две бывшие империи вошли в жесткое противостояние, одна из них впервые за сто лет применила оружие против другой.

Исторический парадокс данной ситуации связан с тем, что 300 лет назад в России при Петре совершили модернизацию по европейским образцам, и тем самым повысили свою эффективность. Тогда Османская империя отстала на сто лет, ее попытки реформ прошли в начале XIX века.

В этот раз турки на фоне гибели своей империи провели модернизацию по европейским образцам 70-ю годами раньше, чем это пришлось делать России после гибели Советского Союза. 300 лет назад слабеющая Османская империя противостояла всей Европе. Теперь парадокс – Турция противостоит России вместе со всей Европой. И России сегодня, через сто лет после Мустафы Кемаля Ататюрка, надо делать непростой выбор, проводить ли модернизацию по европейским стандартам на руинах павшей империи или попытаться вернуть ее призрак.

Османская империя в состоянии войны — Османская империя

В отличие от других великих держав, Османская империя вступила в Первую мировую войну с армией и экономикой, которые уже сильно пострадали от трех войн за предыдущие три года. Поражение в Первой Балканской войне особенно дорого обошлось Османской армии, которая потеряла 250 000 человек и потеряла большое количество оружия и снаряжения. Когда в 1914 году армии было приказано мобилизоваться, многие резервисты явились на склады своих частей только для того, чтобы обнаружить, что не хватает даже обмундирования и обуви.

Османская армия в Европе: Балканский фронт

После того, как Болгария вступила в войну в октябре 1915 г., Османская армия направила 3-тысячный полевой отряд Румели для поддержки болгарских войск в западной Фракии. В январе 1916 года отряд двинулся в восточную Македонию, где был придан 1-й Болгарской армии. Позже в том же году 20-й османский корпус (примерно 24 000 человек) присоединился ко 2-й болгарской армии против французских и британских войск в Салониках. 20-й корпус отступил в апреле 1917 года, но полевой отряд Румели оставался до тех пор, пока болгары не подписали сепаратное перемирие с союзниками 30 сентября 1918 года.

Нарушение, вызванное Балканскими войнами и примитивной сетью железных дорог, означало, что Османская империя была самой медленной из всех великих держав в мобилизации в 1914 году. Армии потребовалось три месяца, чтобы завершить мобилизацию и собраться в последний раз. миллионов резервистов. Эта задержка стала важным фактором в решении Турции не вступать в войну немедленно — армия просто не была готова. И даже когда она достигла полной численности, ей по-прежнему не хватало ключевого вооружения и техники, особенно современной артиллерии.

Первоначально военные усилия Османской империи были сосредоточены на борьбе с русскими на Кавказе и защите оставшейся европейской территории и побережья западной Анатолии от нападения союзников. Синай/Палестина и Месопотамия (Ирак) считались низкоприоритетными; турки не думали, что британцы предпримут крупномасштабные наступления в любом регионе. Они были неправы по обоим пунктам.

Через несколько дней после объявления войны британские войска высадились в водном пути Шатт-эль-Араб в начале Персидского залива.Они разрушили турецкий прибрежный форт, охранявший местность, открыв путь на Басру. Этот и другие ранние успехи побудили британцев предпринять полномасштабное вторжение в Месопотамию силами, состоящими в основном из индийских войск. Им противостояла малочисленная 6-я османская армия, которая провела следующие четыре года, сражаясь за то, чтобы удержать регион.

В районе Синая/Палестины столь же малочисленной 4-й османской армии было разрешено атаковать Суэцкий канал. Потерпев поражение в этой попытке в начале 1915 года, он ограничился защитой Синайского полуострова.В 1916 году англичане перешли в наступление, к концу года вытеснив турок с Синая. Теперь, когда Палестине угрожала угроза, к новой линии фронта вокруг Газы были брошены подкрепления, и позже для ее защиты были сформированы две новые полевые армии, Седьмая и Восьмая. Эти армии боролись с британцами за контроль над Палестиной и Трансиорданией до сентября 1918 года, когда обе были уничтожены в битве при Мегиддо.

Османская армия в Европе: Восточный фронт

Катастрофическое поражение Австро-Венгрии от рук русских войск в Брусиловском наступлении в июне 1916 г. побудило Германию срочно запросить османские войска для помощи в стабилизации ситуации в Галиции (западная Украина).Османский 15-й корпус (около 24 000 человек) прибыл в этот район в начале августа. Он оставался на Восточном фронте немногим более года, прежде чем был отозван в ответ на британское наступление в Палестине и Месопотамии в конце 1917 г.

) принимал участие в завоевании страны Центральными державами. Впоследствии османские войска оставались на Восточном фронте, охраняя позиции в Добрудже, пока в апреле 1918 года не были отведены в Турцию для участия в кавказском наступлении.

Вторжение союзников на полуостров Галлиполи в 1915 году привело к тому, что Османская армия была растянута до предела, чтобы сдержать вторгшиеся британские, французские и анзакские силы. Лучшие оставшиеся части османской армии — те, что были оставлены для защиты от любой угрозы с Балкан, — были брошены в отчаянные бои, бушевавшие на полуострове с апреля по сентябрь. Когда эти части были истощены, османские войска были выведены с других фронтов, даже с Кавказа, где 3-я османская армия вела гигантскую борьбу против русских.

Бои на Кавказском фронте были длительным и кровавым испытанием. Хотя турки одержали несколько побед, массированные русские наступления в середине 1916 года стоили туркам 100 000 жертв и вытеснили их из значительной части восточной Анатолии. К счастью для турок, вспыхнувшая в следующем году русская революция заставила их врага отказаться от этих завоеваний.

Выход России из войны в конце 1917 г. побудил османское руководство возродить свои пантюркистские амбиции, и в феврале 1918 г. большая часть оставшихся сил османской армии была растрачена на вторжение на Кавказ и в северную Персию.Первоначальная цель состояла в том, чтобы подавить попытки грузин, армян и азербайджанцев создать свои независимые государства на пепелище Российской империи. После того, как в значительной степени удалось достичь этой цели, в июле Энвер-паша приказал османским войскам двигаться дальше к Каспийскому морю и далее.

Но к концу 1918 года британские экспедиционные силы в Месопотамии и Палестине совершили решающий прорыв, уничтожив османские армии на обоих фронтах. Британцы теперь угрожали вторжением в восточную и центральную Анатолию, а османские силы на Кавказе были слишком далеко, чтобы их остановить.Капитуляция Болгарии в конце сентября также означала, что союзные армии на Салоникском фронте были готовы захватить всю европейскую Турцию и захватить Константинополь. Признавая безвыходность сложившейся ситуации, руководство Османской империи согласилось на перемирие с союзниками, которое вступило в силу 30 октября 1918 г. -ОСМАНСКИЕ ВОЙНЫ (1710–1711; 1736–1739; 1768–1774; 1787–1792) Первая русско-османская война XVIII века произошла в эпоху экспансии Петра I, также известного как Петр Великий (правил в 1682 г.). –1725), который перестал платить дань крымскому хану, вассалу Османской империи, когда тот стал царем в 1683 году.Он организовал нападения на Перекопский перешеек в 1680-х годах и Азов в 1695 году, потому что русские рассматривали Крым как убежище для татар, которые постоянно совершали набеги на русские земли, чтобы захватить пленников, имущество и скот. В 1696 году Петр предпринял первую успешную атаку на Азов, используя построенную им новую флотилию. По русско-османскому мирному договору 1700 г. России было разрешено оставить за собой Азов, и была официально признана отмена выплаты дани крымским ханам.

РУССКО-ОСМАНСКАЯ ВОЙНА 1710–1711 гг.

Султан Ахмет III (годы правления 1703–1730 гг.) первоначально благосклонно относился к русским, потому что один из его великих визирей, Чорлулу Али-паша, поддерживал с ними хорошие отношения, чтобы предотвратить вмешательство Османской империи в европейскую политику. .Подавляющая победа России над шведами под Полтавой в 1709 году приписывается тому факту, что Али-паша удерживал крымские войска от интервенции против России.

Али-паша вскоре был отправлен в отставку, когда антироссийские настроения крымчан повлияли на настроения религиозных деятелей в Константинополе. Кроме того, шведский король Карл XII (годы правления 1697–1718) бежал к османам после неудачной встречи с Петром I и работал над еще большим разжиганием антироссийских настроений.Когда выяснилось, что после полтавского триумфа русские готовятся к нападению на Крым, османы заблаговременно объявили им войну. Русская армия во главе с Петром и его женой Екатериной I впервые за много столетий вторглась в Молдавию, пытаясь обезопасить ее до прибытия османских войск.

Однако там русские столкнулись с острой нехваткой продовольствия, а рядом оказалась крупная османская армия. Когда 21 июля 1711 года русские были внезапно окружены в месте на притоке Дуная Прут регулярными османскими войсками с одной стороны и татарами с другой, им пришлось сдаться, чтобы избежать уничтожения.Петр согласился вернуть Азов, разрушить его крепости в его окрестностях, освободить османских пленных и позволить Карлу XII безопасно пройти в Швецию. Это быстрое согласие России на выгодных условиях на время убедило османов в том, что русские не представляют серьезной угрозы. Окончательный мирный договор (1713 г.) отбросил русских на север до реки Орел и потребовал от Петра эвакуировать Польшу в течение двух месяцев. Его условия будут постоянно оспариваться в течение следующих нескольких лет, поскольку Петр продолжал модернизировать и расширять свою нацию, что вызывало подозрения Османской империи в отношении намерений России.

Несмотря на эту напряженность, обе страны воспользовались беспорядками, вызванными завоеванием Ирана афганцами в 1722 году, чтобы оккупировать иранские территории в Азербайджане и на Кавказе. Русские и османы подписали соглашение в 1724 году, в котором признавались недавние приобретения друг друга в Иране. Соглашение призывало к восстановлению шиитов-сефевидов вместо афганцев-суннитов в качестве правителей Ирана — любопытная позиция османов, типичных защитников суннитского ислама от шиизма.Это соглашение также оказалось мимолетным, когда новый иранский монарх Надир-шах (годы правления 1736–1747) изгнал как русских, так и османов с их оккупированных территорий.

РУССКО-ОСМАНСКАЯ ВОЙНА 1736–1739 гг.

Следующий русско-османский конфликт разразился в 1736 г., когда Россия решила положить конец набегам крымских татар на свои территории и, наконец, установить свое присутствие на Черном море. После того, как Россия разрешила свои тогдашние нерешенные конфликты с другими европейскими странами, царь осудил пренебрежение османами Прутского договора как предлог для войны.Воодушевленные французами, османы объявили войну России и Австрии в мае 1736 года в знак протеста против возведения на польский престол пророссийского кандидата.

Первым результатом стало то, что русские, которые были лучше мобилизованы, вторглись в Крым и за три месяца взяли Азов. Однако вскоре им пришлось уйти из-за плохой логистики. Затем Россия переключила внимание на Молдавию и Валахию, когда ее союзник Австрия захватила Ниш в 1737 году. Однако вскоре австрийцы были отброшены настолько решительно, что были вынуждены подписать договор с османами в 1739 году в Белграде, отдав большую часть территории. они были назначены в Пассаровице в 1718 году.

Когда это соглашение было подписано, русские были в самом разгаре попыток спровоцировать балканское христианское восстание против османов, продвинулись вглубь Молдавии и готовились завоевать Валахию, но известие о договоре положило конец этим планам. Когда австрийская помощь исчезла, русские также подписали соглашение с османами и снова отказались от Азова.

РУССКО-ОСМАНСКАЯ ВОЙНА 1768–1774 гг.

В 1768 г., когда Екатерина II, известная также как Екатерина Великая (годы правления 1762–1796 гг.), возродила империалистические замыслы Петра и вновь начала вмешиваться в дела Польши, султан объявил войну России .Поскольку внутренняя крымская политика и серьезные трудности с логистикой сильно ослабили османские вооруженные силы, русские быстро продвинулись в Молдавию и Валахию. Они уничтожили огромную османскую армию в Картале в 1770 году. Русские также, наконец, захватили Крым и стали доминировать в морской войне на Черном море и даже в Эгейском море. В этом конфликте Австрия фактически сдерживала Россию, поскольку опасалась чрезмерного влияния России в Польше.

После значительного числа русских побед Кучук-Кайнарджийский договор 1774 года позволил османскому султану остаться религиозным лидером или халифом крымских мусульман, которые были объявлены политически автономными.Затем Россия захватила большую часть северного побережья Черного моря и получила от османов большую военную контрибуцию. В Константинополе был построен русский собор, что позже было истолковано как означающее, что царь был защитником всех османских православных христиан.

РУССКО-ОСМАНСКАЯ ВОЙНА 1787–1792

В 1787 году Екатерина разработала план изгнания османов из Европы и раздела их европейских территорий между Россией и Австрией. Реакция Османской империи заключалась в том, чтобы начать войну за возвращение Крыма.Война достигла критической стадии в 1789 году, когда австрийцы завоевали Белград, а русские взяли Валахию. Как только эти двое собирались наступать на Константинополь, другие европейские державы убедили их прекратить войну, чтобы помочь сдержать волну революции, прокатившуюся по Европе из Франции. В конце концов русские подписали Ясский мирный договор 1792 года, по которому они расширили свой контроль над побережьем Черного моря и объявили, что отныне Россия является сувереном Крыма. Фактически и Черное море теперь перешло в руки русских.

См. также Австро-османские войны ; Екатерина II (Россия) ; Карл XII (Швеция) ; Османская империя ; Петр I (Россия) ; Россия .

БИБЛИОГРАФИЯ

Фишер, Алан. Крымские татары. Стэнфорд, 1978 г.

Гоффман, Дэниел. Османская империя и Европа раннего Нового времени. Кембридж, Великобритания, и Нью-Йорк, 2002 г.

Курат А. Н. и Бромли Дж.С. «Отступление турок, 1683–1730 гг.». В г. «История Османской империи до 1730 г.», г. под редакцией М. А. Кука, стр. 178–219. Кембридж, Великобритания, и Нью-Йорк, 1976.

Шоу, Стэнфорд Дж. История Османской империи и современной Турции. Кембридж, Великобритания, и Нью-Йорк, 1976.

Эрнест Такер

Из рабов в военнопленные: Османская империя, Россия и международное право, Уилл Смайли | Английское историческое обозрение

Получить помощь с доступом

Институциональный доступ

Доступ к контенту с ограниченным доступом в Oxford Academic часто предоставляется посредством институциональных подписок и покупок.Если вы являетесь членом учреждения с активной учетной записью, вы можете получить доступ к контенту следующими способами:

Доступ на основе IP

Как правило, доступ предоставляется через институциональную сеть к диапазону IP-адресов. Эта аутентификация происходит автоматически, и невозможно выйти из учетной записи с проверкой подлинности IP.

Войдите через свое учреждение

Выберите этот вариант, чтобы получить удаленный доступ за пределами вашего учреждения.

Технология Shibboleth/Open Athens используется для обеспечения единого входа между веб-сайтом вашего учебного заведения и Oxford Academic.

  1. Щелкните Войти через свое учреждение.
  2. Выберите свое учреждение из предоставленного списка, после чего вы перейдете на веб-сайт вашего учреждения для входа.
  3. Находясь на сайте учреждения, используйте учетные данные, предоставленные вашим учреждением.Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  4. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если вашего учреждения нет в списке или вы не можете войти на веб-сайт своего учреждения, обратитесь к своему библиотекарю или администратору.

Войти с помощью читательского билета

Введите номер своего читательского билета, чтобы войти в систему. Если вы не можете войти в систему, обратитесь к своему библиотекарю.

Члены общества

Многие общества предлагают своим членам доступ к своим журналам с помощью единого входа между веб-сайтом общества и Oxford Academic. Из журнала Oxford Academic:

  1. Щелкните Войти через сайт сообщества.
  2. При посещении сайта общества используйте учетные данные, предоставленные этим обществом. Не используйте личную учетную запись Oxford Academic.
  3. После успешного входа вы вернетесь в Oxford Academic.

Если у вас нет учетной записи сообщества или вы забыли свое имя пользователя или пароль, обратитесь в свое общество.

Некоторые общества используют личные аккаунты Oxford Academic для своих членов.

Личный кабинет

Личную учетную запись можно использовать для получения оповещений по электронной почте, сохранения результатов поиска, покупки контента и активации подписок.

Некоторые общества используют личные учетные записи Oxford Academic для предоставления доступа своим членам.

Институциональная администрация

Для библиотекарей и администраторов ваша личная учетная запись также предоставляет доступ к управлению институциональной учетной записью. Здесь вы найдете параметры для просмотра и активации подписок, управления институциональными настройками и параметрами доступа, доступа к статистике использования и т. д.

Просмотр ваших зарегистрированных учетных записей

Вы можете одновременно войти в свою личную учетную запись и учетную запись своего учреждения.Щелкните значок учетной записи в левом верхнем углу, чтобы просмотреть учетные записи, в которые вы вошли, и получить доступ к функциям управления учетной записью.

Выполнен вход, но нет доступа к содержимому

Oxford Academic предлагает широкий ассортимент продукции. Подписка учреждения может не распространяться на контент, к которому вы пытаетесь получить доступ. Если вы считаете, что у вас должен быть доступ к этому контенту, обратитесь к своему библиотекарю.

Коллекции Блумсбери — Русско-турецкая война, 1768–1774 гг.

Много лет назад, когда я был еще аспирантом, мое воображение был очарован Уильямом С.Авторитетный труд Макнейла «Степные рубежи Европы, 1500–1800» (University of Chicago Press, 1964), в котором рассматривается развитие Понтийской Европы — степной пограничной зоны юго-восточной Европы — в течение раннего Нового времени и его постепенного включение в состав трех великих конкурирующих сельскохозяйственных империй: Османской, Российской и Габсбургской. В дополнение к широте знаний, представленных в книге Макнейла, я был впечатлен тем, насколько искусно в ней переплелись геополитические и военные повествование с историей колонизации, экономического развития, социальной политика и государственное управление в трех расширяющихся империях и пограничных государствах, которые они поглотили.Я был вдохновлен посвятить мое собственное исследование к более подробному изучению имперского соперничества за Понтийскую Европу с использованием русскоязычных источников.

На данный момент в рамках этого проекта было проведено четыре исследования. Мое состояние Власть и сообщество в России раннего Нового времени: дело Козлова, 1635–1648 (Palgrave MacMillan, 2004) опирались на архивные источники для реконструкции колонизационной политики московского приграничья и того, как она структурировала государство-общество отношения в южно-русской лесостепной зоне в начале XVII в.Моя следующая книга, Warfare, Государство и общество в Причерноморской степи, 1500–1700 гг. (Routledge, 2007), предназначалась для более широкой аудитории. и занимался русской степной колонизацией и военным развитием в более широком контексте усиливающейся конкуренции России. с Польшей-Литвой и Крымским ханством для овладения Причерноморской Европой. Третья книга, Империя и Военная революция в Восточной Европе: турецкие войны в России в восемнадцатом веке (Continuum, 2011), продолжал повествование об этом конкурсе на протяжении восемнадцатого века, поскольку он стал более ориентирован на русский борьба с Османской империей.Теперь, в Русско-турецкой войне (1768–1774): Екатерина Великой и Османской империй, я предлагаю более подробное исследование наиболее решительных и преобразующих событий восемнадцатого века. Русско-османские войны.

Русско-турецкая война 1768–1774 гг. имела огромные последствия для Восточной Европы. Это привело к поражению и, в конечном итоге, к присоединению к России Крымского ханства. Это привело к разделу Речь Посполитая. Это завершило объединение Украины в состав Российской империи и роспуск Запорожской и Войска Донские казачьи.Это уменьшило власть Османской империи на Черном море, вдоль Дуная и даже в восточном Средиземноморье. и воодушевил европейцев начать относиться к Османской империи как к «больному человеку Европы». Война также стабилизировалась политической судьбе императрицы Екатерины II и позволили ей провести реформы, направленные на дальнейшую централизацию провинциального управления, ускорение колонизации южной степи и создание более широкой основы для государственных финансов.

икс

Военно-дипломатический нарратив первой Екатерины Великой Турецкая война будет в значительной степени незнакома большинству англоязычных читателей, но особенно интересующимся военной историей. должны найти полезным сравнение военной организации России и Османской империи и выявление определенных русских технических и тактические новшества, которые, можно было бы утверждать, представляли европейскую «военную Революция.В объяснении обстоятельств, при которых Украина и Крым присоединился к Новороссии в составе Российской империи, книга освещает некоторые вопросы, которые в последнее время стали горячими точками в отношениях России с Европой и США. Однако мы не занимаем никакой позиции в отношении того, какие территории правильно «принадлежат» к каким современным государствам, ибо мы видим рассуждения об органической национальной «идентичности» и «исторической право» как бесполезное и даже контрпродуктивное для написания серьезной и объективной истории.

Военный нарратив здесь по умолчанию во многом опирается на русскоязычные источники. Я хотел бы сравнить их с османскими отчетами о войне, но, поскольку я не читаю по-турецки некоторые важные османские первичные источники, такие как судебные истории, составленные Садуллой Энвери и Ахмедом Васифом Эфенди, были мне недоступны. Тот самый Заметным исключением была книга Ахмеда Ресми Эфенди «Хюласат аль-итибар» (1781 г.), которая недавно была переведена на английский язык. Я пытался сбалансировать свой счет войны с сочувственным пониманием османских возможностей и интересов безопасности, и я надеюсь извлечь уроки из любого диалог с османистами, которые могла бы вызвать моя книга.

За исключением мест, наиболее знакомых читателям в традиционной английской транслитерации (Москва, Варшава, Стамбул, Киев, Бухарест, Запорожье и др.) Я попытался передать топонимы в соответствии с современным использованием атласа (таким образом: Днепр, Днестр, Чернигов, Яссы, Фочшаны). Представлены названия городов и крепостей, находившихся под властью Османской империи. в моде, которую, скорее всего, признают османисты (Аккирман, Бендер, Ибраил, Русчук и др.). В нескольких случаях Я выбрал транслитерацию с русского, потому что в рассматриваемый период эти места фигурировали больше всего на русском языке. дискурс (таким образом, Хотин, а не Хоцим или Хотин).

Если не указано иное, все даты даны по старому стилю, т.е. в соответствии с с применением в России (до 1918 г.) юлианского календаря. В восемнадцатом веке юлианские даты «отставали» на одиннадцать дней. григорианские даты.

Я хочу поблагодарить следующих людей за их терпение и поддержку: Джереми Блэк, Кэрол Белкин Стивенс, Грегг Мишель, Коллин Гай и ее дети, моя жена Паула и мой редактор в Bloomsbury, Клэр Липскомб.

Российский архив: Русско-турецкая война 1877-1878 гг.

Снято из фондов Военно-научного архива Российского государственного военно-исторического архива в Москве

Историки обычно считают последнюю из русско-турецких войн важнейшей из трех конфликтов, бушевавших между Российской и Османской империями в девятнадцатом веке. Последний из них начался в 1877 году, когда Россия и ее христианско-православный союзник Сербия пришли на помощь славянам-христианам в Боснии, Герцеговине и Болгарии, которые в 1875 году восстали против мусульманского османского владычества.Русско-турецкая война 1877-1878 годов превратилась в одну из самых кровопролитных кампаний русской армии и выявила повальную коррумпированность армейского офицерства и жесткую необразованность в его войсках.

В марте 1878 года Россия и Турция заключили Сан-Стефанский мирный договор, по которому османы уступали части Армении и современных болгарских территорий Российской империи. Договор освободил Румынию, Сербию и Черногорию от османского владычества, предоставил автономию Боснии и Герцеговине и создал автономную Болгарию под защитой России.Встревоженные политическими успехами России, Великобритания и Австро-Венгрия в июле 1878 г. ввели в действие Берлинский мирный договор, который ограничил выгоды России от войны.

Коллекция «Русско-турецкая война» из фондов Военно-научного архива Российского государственного военно-исторического архива документирует военную и гражданскую историю войны. Он включает переписку о мобилизации и передислокации войск и отчеты высшему командованию русской армии, в том числе Александру II и его ближайшему окружению советников.Эти документы включают описания сражений, сведения о русских и османских потерях и приобретениях, отчеты военной разведки, отчеты военного суда, переписку о распространении революционной пропаганды среди русских солдат и предложения по экономическому восстановлению региона.

120 барабанов

Неприятности в Османской империи: Русско-турецкая война — Видео и стенограмма урока

Восстание на Балканах

Хотя османы и их европейские союзники официально выиграли Крымскую войну, за этим последовали годы беспрестанных боев, когда русские продвигались все дальше и дальше в османские земли, получая контроль над частями Черное море.Несмотря на желание большей части Европы, Россия продолжала продвигаться на османские земли. К несчастью для османов, этот конфликт достиг решающей точки на Балканах .

В середине 1870-х годов славяне-христиане, жившие в контролируемых Османской империей провинциях Боснии, Герцеговины и Болгарии, восстали против своих мусульманских правителей. Вдохновленные концепцией, известной как панславизм , эти славяне-христиане считали, что все славянские народы должны быть автономно объединены в одно целое.Другие славяне со всего региона, также движимые своими панславянскими мечтами, присоединились к борьбе. К сожалению, эти группы людей не могли противостоять турецкой армии. Турки нанесли им решительное поражение и вырезали десятки тысяч славян.

Сан-Стефанский договор

Увидев резню своих собратьев-славян, а также увидев возможность получить больше земли, русские войска обрушились на Османскую империю. После очень кровопролитной кампании русские, к которым присоединились румыны, разгромили османские армии в осаде Плевен г. г. .Эта победа открыла ворота русским войскам для продвижения дальше в османские земли, захватив Адрианополь в 1878 году. . Этот договор, нанесший ущерб Османской империи, привел к тому, что Россия получила контроль над большей частью османских владений на Балканах. Добавляя большое оскорбление к травме, он также предоставил свободу от османского владычества славянским регионам Сербии, Боснии и Герцеговины, а также независимость Румынии.

Берлинский договор

К несчастью для России, остальная Европа, особенно Великобритания и Австро-Венгрия, не собирались отдавать России контроль над землями, очерченными по Сан-Стефанскому договору. Вместо этого влиятельные европейские силы вмешались с Берлинским договором , по которому выигрыши России были значительно сокращены. Вынужденная смириться с этим или, возможно, столкнуться с новыми боями, Россия ушла только с новыми землями в горных районах Кавказа. Босния и Герцеговина были переданы Австрии, а Румыния была объявлена ​​независимой.

Хотя Берлинский мирный договор не был выгоден России, он действительно опустошил Османскую империю. Поскольку большая часть их земель была передана другим державам, Османская империя превратилась в не более чем пешку в политической игре Европы. С исчезновением былой славы некогда могущественная Османская империя вскоре заработала себе прозвище « Больной Европы ».

Краткий обзор урока

Хотя конфликт между Россией и Османской империей шел уже много лет, русско-турецкая война конца 19 века привела к тому, что этот конфликт достиг своего апогея.Когда восставшие славяне-христиане были убиты османскими войсками, Россия снова взялась за оружие. Видя в этом вопрос защиты собратьев-славян, а также шанс получить еще немного османских земель, русские двинулись на турок и нанесли им поражение при осаде Плевен г. г. .

Пока Россия продолжала вторгаться на османские земли, турки согласились на Сан-Стефанский договор , который освободил большую часть Балкан, но также поставил большую часть территории под контроль России.Не желая, чтобы Россия получила такую ​​большую власть, влиятельные лица Европы вынудили Россию согласиться с Берлинским договором года . По этому договору России были предоставлены земли в горных районах Кавказа. Хотя Берлинский договор действительно уменьшил военные трофеи России, больше всех проиграла Османская империя. Поскольку большая часть его земель была перераспределена, его слава продолжала угасать, и он стал известен как « Больной Европы ».

Результаты обучения

После завершения этого урока вы должны уметь:

  • Описывать, почему Европа сражалась с османами в Крымской войне
  • Разобраться с восстанием на Балканах против турок
  • Определите причины прихода России на помощь славянам
  • Признать поражение в битве при Плевене и Сан-Стефанский договор началом конца Османской империи
  • Определить потери России после Берлинского договора
  • Вспомните, почему то, что осталось от Османской империи, называли «Больным человеком Европы»

Вооруженные силы Османской империи, 1683–1918 гг. — Военная история

Османские историки в таких работах, как Финкель, 1988 г., Мерфей, 1999 г., Остапчук, 2001 г. и Агостон, 2005 г., вместе с коллегами Гезой Давидом и Палом Фодором (см. 2007) создал много ранних работ об османской войне, и авторы этих работ несут ответственность за установление стандарта.Одно из лучших объяснений военной неудачи в Вене можно найти в Stoye 2006. Gradeva 2001 дает представление о том, как могли выглядеть приграничные города Габсбургов и Османской империи. Сборники Tallett and Trim 2010 и Dávid and Fodor 2007 включают ряд статей о природе войны и обществе на границах, где сошлись империи Османской империи, Габсбургов и Романовых. Emecen 2010 — это полезный сборник статей, посвященных османским кампаниям, ключевым сражениям и ведению военных действий между 15 и 17 веками.Imber 2009 (второе издание, впервые опубликованное в 2002 г.) содержит ряд глав об османских вооруженных силах и предоставляет широкому читателю подробную и полезную информацию. Напротив, эссе в Davies 2012 предлагают глубокий взгляд на османов и их приграничных соперников.

  • Агостон, Габор. Ружья для султана: военная мощь и военная промышленность Османской империи . Кембридж, Великобритания: Издательство Кембриджского университета, 2005.

    Работа Агостона, являющаяся архивным исследованием производства пороха в Османской империи, демонстрирует самодостаточность Османской империи в производстве пороха вплоть до 17 века, хотя и не обязательно владение развивающейся технологией, связанной с его производством.

  • Давид, Геза и Пал Фодор, ред. Выкупное рабство на османских границах: начало пятнадцатого – начало восемнадцатого веков . Leiden, The Netherlands: Brill, 2007.

    Особый интерес в этом сборнике представляют статьи Гезы Палфи «Выкупное рабство на османско-венгерской границе в шестнадцатом и семнадцатом веках» (стр. 35–82), в которых обсуждаются масштабы военного труда и Клара Хедьи, «Освобожденные рабы в качестве солдат в османских крепостях в Венгрии» (стр.85–91), в котором приводятся примеры вариантов, с которыми сталкиваются военнопленные-христиане. Доступен в виде электронной книги. См. также Пал Фодор и Геза Давид, Османы, венгры и Габсбурги в Центральной Европе: военные ограничения в эпоху завоеваний (Лейден, Нидерланды: Брилл, 2000).

  • Дэвис, Брайан Л. Войны в Восточной Европе, 15:00–18:00 . Лейден, Нидерланды: Brill, 2012.

    . DOI: 10.1163/978

    21987

    Одиннадцать эссе выдающихся ученых о военных системах османов и их евразийских соперников — Габсбургов, поляков и русских.

  • Эмецен, Феридун. Османлы Класик Чагинда Саваш . Стамбул: Timaş Yayınları, 2010.

    Английский перевод: Война в османскую классическую эпоху. Используя большое количество ближневосточных первоисточников, Эмесен исследует военную политику Османской империи, решающие сражения и ведение войны, когда империя претендовала на господство на Ближнем Востоке и Балканах.

  • Финкель, Кэролайн. Ведение войны: османские военные кампании в Венгрии, 1593–1606 гг. .Вена: Verlag des Verbandes der Wissenschaftlichen Gesellschaften Österreichs, 1988.

    Подробный отчет о возможностях снабжения османской армии в долгой войне, закончившейся Житваторокским мирным договором.

  • Градева, Росица. «Война и мир на Дунае: Видин в конце семнадцатого века». Oriente Moderno 20.1 (2001): 149–175.

    Одна из очень немногих статей, в которой исследуется влияние военных действий на границы империи.

  • Имбер, Колин. Османская империя, 1300–1650 гг.: структура власти . 2 изд. Бейзингсток, Великобритания: Palgrave Macmillan, 2009.

    . DOI: 10.1007/978-1-137-01406-1

    Имбер является экспертом по истории османского права, и эта книга представляет собой общий обзор империи от ее возникновения до ее зенита. Тем не менее, главы, посвященные османской армии, флоту и вербовке в армию (особенно сбору и обучению новобранцев-янычар), бесценны для среднего читателя.

  • Мерфи, Роадс. Османская война, 1500–1700 . London: University College London Press, 1999.

    Поистине микрокосмический взгляд на работу дореформенных османских вооруженных сил. Глубокое знание Мерфи османских архивов демонстрируется при обсуждении таких тем, как верблюжьи грузы, провизия, расстояния, которые преодолела армия. маршировать, тренироваться на марше и в лагере.

  • Остапчук Виктор. «Человеческий ландшафт османского Причерноморья перед лицом казачьих морских набегов. Oriente Moderno 20.1 (2001): 23–95.

    DOI: 10.1163/22138617-08101003

    Познания Остапчука в северной причерноморской татарской и казачьей культуре XVII в. не имеют себе равных.

  • Стой, Джон. Осада Вены: последнее великое испытание между Крестом и Полумесяцем . Нью-Йорк: Pegasus Books, 2006.

    Эта работа является репринтом издания 1964 года, опубликованного в Эдинбурге издательством Birlinn Press. Воспоминания Стоя об этом периоде не имеют себе равных в английском языке.

  • Want to say something? Post a comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.