На шри ланке какой язык: Языки Шри-Ланки — это… Что такое Языки Шри-Ланки?

Содержание

Языки Шри-Ланки — это… Что такое Языки Шри-Ланки?

На Шри-Ланке говорят, в основном, на индоарийских, дравидийских и австронезийских языках. Статус официальных языков имеют сингальский и тамильский. Языки на острове испытали глубокое влияние языков языков соседних Индии, Мальдив и Малайзии. На современное состояние языков также повлияли арабские поселенцы и португальские, голландские и британские колонисты.

Местные языки

Дорожный указатель на Пик Адама на сингальском, тамильском и английском

На сингальском разговаривают сингалы, составляющие порядка 70 % населения (13 миллионов). Они используют сингальское письмо, основанное на древнем письме брахми. Язык родия, диалект сингальского, это язык низшей касты родия. Ведды, общим количеством примерно 2500 человек, говорят на своём языке — ведда, который является креольской формой первоначального языка местного населения. Ланкийские тамилы говорят на тамильском, как и тамильские мигранты из соседнего индийского штата Тамилнад. На тамильском разговаривают более 3 миллионов человек. На диалекте тамильского, возникшего под влиянием арабского, говорят ларакалла (ланкийские мавры). Есть более чем 50 000 говорящих на ланкийском малайском языке, на который сильно повлиял малайский язык.

Распространённые иностранные языки

Английский использует для повседневного общения около 10 % населения. Он также используется в официальных документах и коммерческой сфере. Родным его считают около 74 000 человек, проживающих, в основном, в городах. Ланкийцы португальского происхождения (евразийцы), численность которых оценивается в 3400 человек, говорят на португальском. Мусульманская община на Шри-Ланке широко использует арабский для религиозных целей. До недавнего времени ларакалла широко использовали язык арви, являющийся смесью арабского и тамильского.

Ссылки

  Языки Шри-Ланки
Языки с официальным статусом
Широко распространённые
Английский · Малайский
Мало распространённые
Каффир · Португальский креольский · Ведда · Телугу
Широко распространённые ранее
Мёртвые языки
1язык богослужений 2диалект сингальского

Ланка — путеводитель, туры, отели, билеты, экскурсии, кухня

Демократическая Социалистическая Республика Шри-Ланка (до 1972 — Цейлон) — островное государство в Индийском океане близ юго-восточного побережья Индостана, от которого его отделяют Манарский и Полкский проливы. Площадь острова Шри-Ланка составляет более 65 тыс. кв. км. Для острова характерен равнинный рельеф у берегов и горный — в центральной части. Высочайшая точка Шри-Ланки — гора Пидуруталагала (2524 м), но более известным является Адамов пик (2243 м) — вершина, священная для многих вероисповеданий, от буддизма до ислама.

Официальная столица Шри-Ланки — Шри-Джаяварденепура-Котте, здесь расположены парламент и верховный суд республики. Однако, правительство и резиденция президента находятся в Коломбо, из-за чего этот город можно назвать фактической столицей государства.

Климат

Местный климат можно назвать тропическим (иными словами, жаркий и влажный). Температура меняется с прохладных +16ºC в Нувара Элия (центральное нагорье), где зимой возможно выпадение снега, до +32ºC в Тринкомали на северном побережье Шри-Ланки. Среднегодовая температура воздуха для острова колеблется между +28ºC и +30ºC. Температура воды составляет, в среднем, 26ºC.

Традиционно юго-западный муссон приносит дожди с мая по октябрь в западные, южные и центральные области острова, а северо-восточный — с ноября по февраль в северные и восточные области. Сезон отдыха на юго-западе острова длится с конца ноября по апрель.

Время

Опережает московское на 2,5 часа зимой и летом.

Население

Численность населения Шри-Ланки превосходит 21 млн. человек, из них около 75% составляют сингалы, около 18% — тамилы, остальная часть представлена потомками арабов (ланкийские мавры), смешанных браков с европейцами (бюргеры) и древнейших жителей острова (ведды).

Язык

Национальными языками Шри-Ланки являются сингальский и тамильский, также здесь широко используется английский язык. Указатели на улицах часто дублируются на английском.

Валюта

Денежная единица Шри-Ланки — ланкийская рупия (LKR). Один доллар равен примерно 127 рупиям. В обращении находятся монеты 1, 2 и 5 ланкийских рупий, а также банкноты достоинством 10, 20, 50, 100, 500, 1000, 2000, 5000 рупий.
Обмен валюты рекомендуется осуществлять в аэропорту Коломбо. Чек, полученный при официальном обмене, следует сохранить до окончания поездки — наличие такого чека дает возможность при вылете из Коломбо конвертировать неизрасходованные деньги в банке аэропорта по курсу покупки.

Также можно обменять деньги в любом отеле и банке. Режим работы банков: понедельник — пятница, 09:00 — 15:00. Некоторые банки работают в утренние часы по субботам.
В крупных магазинах, отелях, пунктах аренды автомобилей и банках принимаются банковские карты (American Express, Visa и Master Card). На острове расположено множество банкоматов.

Религия

Наибольшее распространение на острове имеет буддизм (в основном, исповедуемый сингалами), также исповедуются индуизм, христианство и ислам.

Напряжение сети

Составляет 230-240 Вольт, частота 50 Гц. Стандартные в использовании розетки — английского типа с заземлением («3 зуба»), рекомендуется иметь адаптер. В отелях переходник обычно можно попросить на reception.

Виза

Начиная с 01 января 2012 года гражданам России и стран СНГ оформление электронного разрешения на въезд в Шри-Ланку (ETA) составит 30$ (взрослый), для детей до 12 лет — бесплатно. Оплатить сбор можно самостоятельно банковской картой (VISA, MasterCard), заполнив форму (ETA) на сайте компании в разделе Виза на Шри-Ланку. Данное разрешение необходимо оформить минимум за 3-4 дня до вылета, либо возможно получить визу по прилету стоимостью 35$.

Иностранным гражданам, посещающим Шри-Ланку транзитом (до 48 часов), виза оформляется бесплатно при предъявлении авиабилетов. Загранпаспорт должен быть действителен не менее 6 месяцев со дня окончания тура (выезда из страны).

Таможенные правила

Индийская и пакистанская валюта запрещена как к ввозу, так и к вывозу.
Иная иностранная валюта к провозу не ограничивается. Декларированию подлежат суммы свыше 15 тыс. USD (или эквивалент).
Национальная валюта имеет ограничения: разрешается ввозить или вывозить сумму, не превышающую 250 ланкийских рупий.
Декларированию подлежат все вещи и драгоценности, а также дорогостоящие предметы.

Запрещается вывозить из страны без специального разрешения такие предметы, как:

  • изделия из слоновой кости,
  • коллекции монет и марок,
  • предметы, которые представляют историческую или культурную ценность,
  • растения,
  • антикварные маски,
  • манускрипты,
  • книги,
  • животные,
  • кораллы,
  • необработанные драгоценные и полудрагоценные камни,
    чай (более 3 кг).

Без наложения пошлины лицам старше 18 лет можно ввезти:

  • до 250 мл туалетной воды и до 60 гр духов;
  • до 2 бутылок (0,75 л) вина и до 1,5 л крепких спиртных напитков;
    туристические сувениры, не предназначенные для коммерческого использования, на сумму до 250 USD;
    табачные изделия не более 2-х блоков.

Ввозимые в страну табачные изделия облагаются пошлиной. Размер пошлины для сигарет зависит от величины изделия: сигареты 72 — 84 мм облагаются пошлиной в 6,7 рупии за штуку, длиннее 84 мм — 7 рупий. Размер пошлины для сигар и табака составляет 1300 рупий/кг.

Запрещается ввоз и вывоз наркотиков или наркотических веществ, порнографических материалов, огнестрельного оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, фармацевтических препаратов и лекарственных средств, за исключением личного пользования.

Санитарные нормы

Настоятельно рекомендуется пить только бутилированную воду. Жидкости стоит употреблять как можно больше, это поддержит водный баланс организма во время отдыха на Шри-Ланке. Обязательно следует использовать крем от солнца с фактором защиты не менее 15. С собой стоит иметь средство от комаров.

язык, код страны, валюта, столица и погода

Национальная кухня Шри-Ланки основана на обильном употреблении риса и специй. Существует немного ошибочное мнение, что кухня Индии и Шри-Ланки одна и та же. Да, у них много сходства, но ланкийские блюда на несколько порядков острее. Шри-Ланка занимает первое место в мире по остроте еды. Это связано с тем, что в далеком прошлом, когда в Шри-Ланке еще не была развита медицина, люди боролись с антисанитарией употребляя с пищей много чили и черного жгучего перца, тем самым предотвращая различные отравления (учитывая жаркий влажный климат и отсутствие холодильников в то время). В настоящее время это просто вошло в привычку, хотя во многом до сих пор такие остро приправленные блюда не приводят к расстройству желудка.

Если вы не кулинарный гурман, то все ланкийские блюда покажутся вам на один мотив: рис, маленькие кусочки курицы (рыбы или мяса) с подливой «а-ля карри». На самом деле специи во всех блюдах разные, но из-за остроты иногда сложно не то, чтобы разобрать вид специй, но даже понять состав блюда — рыбное оно или мясное!

В Шри-Ланке вы не найдете такого разнообразия национальной кухни как, например, во Франции или той же Украине. Однако ланкийские блюда в корень отличаются от европейских, и это стоит того, чтобы их попробовать.

Многие блюда, которые предлагаются в ресторанах и кафе – не истинно ланкийские. Например, креветки, обжаренные в кляре, рыба и мясо барбекю, рисовая вермишель в соевом соусе, супы, слоеные лепешки, пончики – все это пришло в Шри-Ланку из других стран: Европа, арабский континент, Пакистан, Индия, Китай и т.д. Однако в Шри-Ланке все это готовят отменно вкусно, а, главное – сравнительно дешево! В прибрежном туристическом ресторанчике блюдо из трех огромных лобстеров (гигантского размера креветки от 20см в длину) с гарниром-рисом обойдется в 7-10 долларов США.

Из национальной кухни следует попробовать «карри» с различными составляющими, бобовые подливы, «роти» — лепешки на кокосовом молоке, «аппу» — блинчики на кокосовом молоке (иногда с жаренным яйцом внутри), «пападан» — тесто, обильно жаренное в масле (на вкус похоже на жаренные шкварки сала), «индьяппа» — тоненькая вермишель в виде лепешек, «пита» — рисово-кокосовая смесь в бамбуковом стебле. Самыми популярными приправами служат тертый перец чили, черный молотый перец, чеснок, шафран, куркума, имбирь, кардамон, кориандр и корица.

Фрукты едят в качестве перемешенного ассорти. Ананасы всегда приправляют солью и посыпают красным чили либо черным молотым перцем.

Из напитков все ланкийцы пьют только воду и чай, делая это очень часто на протяжении всего дня (некоторые даже встают ночью, чтобы выпить кружку чая). Однако местные жители отнюдь не являются ценителями собственного цейлонского чая. Большинство из них просто пьют мелкий чай раскрученных (но отнюдь не лучших) брэндов (Lipton, Dilmah). При этом все ланкийцы просто жить не могут без чая, но не придают никакого значения самой чайной церемонии: они его пьют как сок – быстро и мелкими глотками.

Из алкогольных напитков можно попробовать местный арак (приготовленный на кокосе), бренди ланкийского производства, натуральные фруктовые вина (но отнюдь не лучшего качества), пиво «Lion» темное — очень хорошего качества и недорогое. 

Возможно, неподготовленных людей это может привести в некий шок, но это свойственно большинству южно-азиатских стран – в Шри-Ланке едят руками всё, кроме супов. В кулак набирают горсть риса, обмакивают его в несколько жидких приправ на тарелке, все это перемешивают в кулаке и кладут в рот. Да, выглядит не очень привлекательно, но такова культура настоящей экзотики. 

Русско-сингальский разговорник для туристов

Английский язык понимают далеко не во всей Шри-Ланке, несмотря на ее колониальное прошлое.

Самый ходовой язык тут сингальский. Поэтому сингальский разговорник с произношением поможет вам лучше ориентироваться в стране и избежать неприятных ситуаций. Русско-сингальский разговорник лучше взять с собой заранее, на месте вы его точно не найдете. А еще разговорник сингальского языка рекомендуется распечатать, чтоб не зависеть от зарядки электронных носителей.

Полезные фразы на сингальском языке

Здравствуйте

Аюбован

Доброе утро

Суба Удесонок Вева

Добрый день

Суба Давасок Вева

Добрый Вечер

Суба Сандавок Вева

Доброй Ночи

Суба Ратрияк Вева

Пожалуйста

Карунакарала

Спасибо

Стутий

Большое спасибо

Годак стутий

Да

Ов

Нет

Неха

Сколько стоит

Киякда

Очень дорого

Хари ганан

Очень дешево

Хари лабайи

Есть?

Тиеновада?

Как вас зовут?

Ояге нама мокакда?

Как поживаете?

Кохомада сапасанипа?

Меня зовут…

Маге нама

Очень приятно

Годак Сантосай

Очень хорошо

Хари хондайи

Рад с вами познакомиться

Годак Сантосай Адунаганна Лабимо Гена

Вы говорите по-английски?

Оя ингириш ката каренавада?

Откуда Вы?

Оя кохе индолада?

Счастливого пути

Суба Гаманак

Желаю удачи

Суба Петум

Я хочу

Мата Аважяй

Дайте

Денна

Есть ли у вас?

Оя гава тиеновада?

Где ближайший магазин?

Кохеда лангама Каде?

Как мне пройти?

Мата кохомада Янна Пулуван?

Извините (чтобы обратить внимание)

Сама венна

Извините (извинение)

Кана гаатуи

Вкусно

Расайи

Красиво

Лассанайт

1

эка

2

дэка

3

туна

4

хатара

5

паха

6

хайа

7

хата

8

ата

9

навайа

10

дахайа

Туры на Шри-Ланку 2022 из Москвы, отдых в Шри-Ланке, раннее бронирование 2022

У нас туры на Шри-Ланку можно оформить по самым низким тарифам. Туроператор Интурист предоставляет клиентам максимальное количество выгодных предложений. Если вы до сих пор не смогли определиться с выбором, то мы сможем вам помочь. Шри-Ланка довольно популярное место, куда приезжают люди погреться на теплом пляже, посетить различные природные заповедники.

Что вас ждет на Шри-Ланке

Шри-Ланка представляет собой архипелаг островов которая привлекает собой невероятное количество туристов. В первую очередь здесь сформированы самые лучшие условия для проживания и поведения своего досуга. Если вы тот человек, который хочет просто полежать на пляже и насладиться тёплым морем, то вам сюда. По всем интересующим вопросам можно в любое время проконсультироваться с ответственными менеджерами.

Туры на Шри-Ланку включают в себя различные экскурсии, экстремальные развлечения, дайвинг и многое другое. Вы можете самостоятельно выбрать то, что вам действительно интересно. Также если есть дополнительные вопросы Вы обязательно можете проконсультироваться с представителями нашей компании.

Отдых на Шри-Ланке в 2022 году станет для вас незабываемым. Все условия по оформлению билетов представлены на нашем сайте. Вы можете в любое удобное время обратиться к нам за помощью.

Как правильно оформить тур на Шри-Ланку

В настоящее время на сайте доступно ранее бронирование туров на Шри-Ланку на 2022 год, что позволит вам заранее заказать тур. Также вы можете воспользоваться услугами горящих туров. Сейчас сформировано достаточное количество предложений. Важно правильно подобрать путевку, по которой вы собираетесь в путешествие на Шри-Ланку. Есть различные категории туров, которые различаются по качеству обслуживания.

Шри-Ланка – это уникальное место, которое манит тысячи туристов со всего мира. По большому счету и вы можете насладиться новыми и интересными предложениями. Поэтому стоит поспешить в Интурист за покупкой путевок.

Землячество студентов из Шри-Ланки

1

Шри-Ланка — родина знаменитого цейлонского чая. До 1872 года остров носил название «Цейлон». Около 1/10 всего мирового производства чая приходится именно на эту страну. Поэтому туристы часто посещают чайные плантации.

2

Шри-Ланка – крупный экспортер драгоценных камней. Один из самых дорогих – сингалит. Он получил свое название в честь коренного населения Шри-Ланки.

3

Новый год на Шри-Ланке празднуют в апреле, так как это связано с лунным календарем.

4

На Шри-Ланке не существует зимы, весны или осени. Погодные условия здесь всегда одинаковые: +30 градусов – это средняя температура воздуха. Разница на протяжении всего года не превышает 5 градусов.

5

Один из ключевых праздников Шри-Ланки – Пойя дни – буддийский праздник, который празднуется каждое полнолуние. Это общенациональный выходной день, в который не работают официальные учреждения, банки, большинство магазинов.

6

На Шри-Ланке для беременных женщин и монахов предназначены передние места в автобусе. Когда монахи и будущие матери входят в транспорт, для них обязаны освободить места.

7

Королевский ботанический сад с оранжереей орхидей в Шри-Ланке считается самым большим в Юго-Восточной Азии.

8

У Шри-Ланки две столицы: одна официальная – Шри-Джаявардханапура Котте, вторая фактическая – Коломбо.

9

Шри-Ланка — страна билингвов. Большинство населения разговаривает на двух языках: на тамильском и на сингальском. Сингальский язык распространён только в этой стране.

О Шри-Ланке информация — валюта, часовой пояс, язык, климат

О Шри-Ланке — 
Шри Ланка манит и завораживает своей буйной тропической зеленью, непроходимыми джунглями, чайными плантациями и благоухающими тропическими цветами. 
Многокилометровые песчаные пляжи тянутся вдоль всего острова, обрамляя его золотистой каймой. 
Традиционные ланкийские специи, деликатесы из морепродуктов, ароматный цейлонский чай, изобилие экзотических фруктов, сладкий кокосовый ликер — не оставят равнодушными даже самых заядлых гурманов. 
Зеленая и гористая центральная часть острова богата величественными останками древних городов, дворцов, храмов, крепостей и хранит свидетельства высоко развитой цивилизации, возникшей задолго до начала нашей эры. 

 

Фотографии Шри-Ланки

Основные сведения

Валюта
Рупия
= 100 центам. Обменный курс примерно: 1 доллар = 70-80 рупиям. Деньги лучше обменять по прилету в аэропорту и сохранить чек, чтобы при вылете можно было проконвертировать неизрасходованную сумму по курсу покупки. Деньги также можно менять в отеле и в банках (с 9:00 до13:00 в будни).
Виза
Для российских граждан, прибывающих с туристическими целями на срок до 1 месяца, виза не требуется — достаточно туристической путевки. Разрешение на пребывание в стране сроком до 30 дней выдается в аэропорту
Для всех других видов поездок нужна виза, для оформления которой необходимо представить в консульский отдел посольства загранпаспорт (должен быть действителен, по крайней мере, еще три месяца после окончания пребывания в стране), заполненную анкету с фотографией паспортного размера на английском или русском языке и авиабилеты в оба конца. К запросу прилагается приглашение или факс.
В ряде случаев может потребоваться доказательство способности оплачивать пребывание в стране из расчета 15 долларов США в день, гарантийное письмо от организации, которая принимает на себя всю финансовую ответственность и гарантирует возврат подателя заявления в страну постоянного проживания или потребуется оплатить страховой депозит в размере 500 рупий(7$)(возвращается при выезде из страны).
Обычный срок оформления документов в посольстве — 1 день. Взимается консульский сбор от $31 до $64 в зависимости от типа визы и срока её действия. Скидок для детей, имеющих собственный загранпаспорт нет. Дети, вписанные в паспорт родителей, въезжают в страну бесплатно
Время
Разница во времени с Москвой — +3 часа зимой, +2 часа летом.
География
Остров Шри-Ланка расположен в Индийском океане, к югу от Индии, отделяясь от нее Полкским проливам, в 800 километрах от Экватора. Общая площадь — 65 610 кв.км. Протяженность с севера на юг — 445 км, с запада на восток — 225 км. Разнообразие геоклиматических зон. Три четверти острова — равнина, только в центре острова возвышается ступенчатое нагорье с крутыми склонами — Центральный горный массив. Самая высокая точка острова — гора Пидуруталагала — 2524 м. Однако наиболее известен величественный Адамов Пик — 2243 м. Множество рек с водопадами. Более 1600 км первозданных пляжей. Столица Шри Ланки — г. Коломбо, расположенный на западном побережье острова.
Климат
Влажный тропический. Сезонные погодные изменения, связанные с муссонами, не резки. Средняя температура лета 27 — 31 градусов по Цельсию, средняя температура зимы 26 — 29 градусов. Температура воды в среднем — 26 градусов. Период муссонных дождей приходится на июнь и сентябрь.
Напряжение
210 / 240 В. Розетки тройные с заземлением.
Население
Общая численность населения составляет примерно 18 млн. человек, из которых более полумиллиона человек проживает в столице Шри-Ланки — городе Коломбо. По этническому составу — страна многонациональная, население состоит из сингалов, тамилов, бюргеров (потомков португальцев и голландцев) и мавров (потомков арабских торговцев).
 

Одежда
Рекомендуется носить легкую хлопчатобумажную одежду, удобную обувь, головной убор. Рекомендуется пользоваться солнцезащитным кремом, очками и лосьоном от солнечных ожогов. Если Вы собираетесь посетить высокогорную часть страны, то следует взять с собой свитер с брюками, т.к. вечером температура может опускаться до 14-15 градусов.
Посольство России
Адрес посольства России в Шри Ланке: Коломбо 7, Sir Ernest de Silva Mawatha, 62. Телефоны: (01) 57-35-55, 57-49-59
Правила поведения
В стране запрещена охота на животных и морских обитателей. Не следует посещать храмы в шортах, в одежде с открытой спиной и плечами. При входе в храм необходимо снимать обувь и головной убор. Каждый месяц день полнолуния является религиозным праздников. В этот день запрещена продажа алкогольных напитков в магазинах и отелях. Для хранения документов и ценностей рекомендуется использовать сейф. Не рекомендуется совершать поездки на север страны.
Природа и животные
Тропический климат и щедрое увлажнение — причина удивительной пышности и роскоши природы на юго-западной и в центральной части острова. В густых многоярусных лесах растут сотни видов деревьев, увитых лианами и усыпанных изумительными орхидеями. В лесах обитает множество обезьян, мелких оленей, лемуров, леопардов, сотни ярко окрашенных птиц и огромных бабочек.
Религия
Основные религии Шри-Ланки — буддизм, индуизм, христианство и ислам.
Санитарные нормы
Для питья лучше использовать минеральную воду и другие напитки фабричного разлива (не рекомендуется пить водопроводную воду). Необходимо соблюдать правила личной гигиены — мыть руки, овощи, фрукты. Старайтесь не есть в сомнительных местах.. При поездке в Шри Ланку прививок не требуется. Однако, если Вы намериваетесь совершить поездку в джунгли, Вам следует заранее принять антималярийные таблетки. При посещении национальных парков и заповедников, а также в вечернее время следует остерегаться укусов комаров и др. насекомых — пользуйтесь репеллентами.
Связь
Местная и международная — круглосуточно. Звонить можно из номера отеля, однако звонки, сделанные с международного телефона-автомата или из почты, обойдутся Вам значительно дешевле.
Столица
Коломбо
Сувениры
Шри Ланка известна во всем мире своими драгоценными камнями: сапфирами, рубинами, топазами. Приобретать ювелирные изделия советуем в специализированных магазинах, требуя при этом чек или сертификат. Известен также ланкийский шелк, батик, чеканка, маски, изделия из черного дерева, текстиль, специи, цейлонский чай. На рынках и в частных магазинчиках принято торговаться. Цену покупки можно снизить на 30%.
Таможенные правила
Запрещается вывозить из страны антиквариат, необработанные драгоценные камни, животных и растения.
Транспорт
Движение транспорта — левостороннее. Дороги с хорошим покрытием, но узкие. Большая часть дорог пролегает в горной местности. Правила движения и водителями, и пешеходами соблюдаются не достаточно хорошо. Поэтому рекомендуется арендовать машину с водителем. Стоимость проезда приблизительно — 0,3 $ за 1 км.
Туризм
За год Шри-Ланку посещает 0,5 миллиона туристов.
Чаевые
Стоимость обслуживания обычно включена в счет. Чаевые — по Вашему усмотрению.
Часовой пояс
+06:00
Язык
Официальные языки — английский, сингальский и тамильский.

английский, сингальский и тамильский в Шри-Ланке

(почтовый) Колониальный язык: английский, сингальский и тамильский в Шри-Ланке

(Почта) Колониальный язык: английский, сингальский и тамильский в Шри-Ланке

Бартон М. Сондерс 2007

1.1 Введение: Деколонизация и язык в Шри-Ланке

Более 19,4 миллиона человек называют Шри-Ланку своим домом[1], но не все говорят на одном языке.На острове проживает богатая смесь мавров/мусульман, бюргеров/евразийцев, веддов[2] и малайцев, в дополнение к двум его основным народам: сингальскому большинству, говорящему на сингальском языке, и тамильскому меньшинству, говорящему на тамильском[3]. Хотя оба эти языка в настоящее время имеют официальный статус в стране, английский язык часто служит лингва-франка на острове и обычно является предпочтительным языком в современной государственной политике и практике (McArthur 329). Однако, как и в случае с другими бывшими британскими колониальными подданными, использование английского языка для жителей Шри-Ланки далеко не так просто.

В преддверии обретения страной независимости в феврале 1948 года высокое положение английского языка все больше подвергалось нападкам, поскольку жители Шри-Ланки приобретали политический голос и утверждали, что колониальный язык лишает многие коренные народы социальных возможностей и продвижения по службе и, кроме того, не подходит для проект национального строительства (Перера 66; 22). Коренные языки большинства и меньшинства населения страны, сингальский и тамильский соответственно, были вновь введены в качестве официальных языков, но после обретения страной независимости эта политика еще больше изменилась, в первую очередь с Законом о языке 1956 года, который установил только сингальский язык в качестве официального языка страны.Сингальский занимал эту позицию до 1978 года, когда законодательная поправка отменила Закон 1956 года и снова признала тамильский язык официальным. В 1990-х годах, когда «Тигры освобождения Тамил-Илама» (ТОТИ) создали штат де-факто в северных и восточных провинциях Шри-Ланки, они также провозгласили официальную языковую политику, на этот раз только тамильскую. Безусловно, оба акта участвуют в процессе деколонизации, в частности, посредством активной оппозиции колониальному языку и восстановления родных языков в планировании и политике в рамках проекта по созданию независимой национальной идентичности.Но они также наносят удары друг по другу, стремясь лишить правового и социального паритета между жителями страны разных национальностей и социального положения. Таким образом, выступая против колонизатора, каждый делает исключительное этническое утверждение независимой национальной идентичности.

1.2 Постколониальный английский(и)

В то же время глобализация торговли и культуры наряду с конкурирующими утверждениями политических прав этническими общинами страны все больше настаивают на том, чтобы английский язык, наряду с сингальским и тамильским, играл заметную роль в стране.Однако вопрос о том, какую именно роль будет играть английский язык, остается предметом дискуссий. Дж. Б. Дисанаяка, например, классифицировал четыре языковые разновидности, используемые в настоящее время: стандартный английский, шри-ланкийский английский, сининглиш и сингириси. Дженнифер Дженкинс вскользь упоминает один из них, шри-ланкийский английский, который играет широкий спектр местных функций, как государственных, так и частных, но признает, что правительство в последнее время продвигает английский язык в его стандартной форме в качестве нейтрального связующего языка между этническими группами островов. группы (40).В 2002 году Майкл Майлер представил свои намерения кодифицировать шри-ланкийский английский язык в словаре; однако такая работа еще не опубликована. Наиболее тщательное исследование синанглийского Синенглиш: дегегемонизированное разнообразие английского языка в Шри-Ланке , проведенное Вималом Викрамасингхеем, опубликовано самостоятельно.

В то время как предпринимаются усилия по установлению, узакониванию и систематизации различных языков английского языка в стране, социально-политические и экономические возможности, которые предоставляет стандартный английский язык, не потеряны для сингалов или тамилов.На самом деле целевой английский остается стандартной формой для большинства жителей страны. Поскольку экономика частного сектора экспоненциально расширялась с момента открытия для иностранных инвестиций в 1977 году, английский язык заменил университетские дипломы и стал основным требованием для получения финансово привлекательных должностей. Следовательно, те, кто впервые говорит по-английски, и те, кто получил частное образование по английскому языку, заняли привилегированное положение, например, в многонациональных корпорациях и банках. Таким образом, для всех его пользователей и способов использования английский язык в Шри-Ланке невероятно политически заряжен.Не имея возможности устранить свое колониальное прошлое, нынешнюю внутреннюю политическую напряженность или международное давление, использование английского языка в Шри-Ланке далеко не так просто. Эта статья призвана раскрыть эти сложные взаимосвязи путем повторения колониального наследия английского языка в Шри-Ланке, а затем подробно изложить политику и практику в отношении местных[4] языков и английского языка в постколониальной Шри-Ланке.


2.1 Колониальный английский язык в Шри-Ланке

В качестве места колонизации, сначала португальцами, затем голландцами и, наконец, англичанами, Шри-Ланка последовательно вступала в отношения с тремя европейскими странами.Однако английский язык оказал беспрецедентное влияние на остров, потому что предыдущие колониальные державы не были заинтересованы в распространении своей культуры помимо обращения в свою веру среди местного населения. Согласно Амьенскому договору, британская гражданская администрация сменила голландский контроль над островом, а Цейлон[5] был объявлен колонией Британской короны в 1802 году. Объединив то, что ранее было тремя отдельными королевствами, в эту колонию, британцы также установили английский как язык высокого статуса и правления на острове.

2.2 Практика и цели обучения английскому языку в колониях

Пытаясь англизировать коренное население, христианские миссионеры открыли школы английского языка. Хотя эти миссионеры считали, что обучение английскому языку поможет цивилизовать население, они также признавали важность распространения английского языка в административных целях и как языка идеалов просвещения. Кроме того, они считали, что продвижение языка еще больше укрепит интересы англичан в колонии за счет воспитания двуязычной элиты, способной служить посредниками между британцами и коренным населением.В своем отчете 1803  года об острове Цейлон,  году британский миссионер Роберт Персиваль писал, что ревностные усилия нашего правительства по внедрению наших знаний и религии среди туземцев являются самым надежным средством улучшения и укрепления нашей империи на острове ( qtd в Дхармасадасе 28). В то время как португальский язык первоначально оставался в употреблении, особенно в морских торговых провинциях, [6] образовательная и государственная политика способствовала закреплению за англичанами положения государственного языка в колонии, вытеснив голландский и местные языки сингальского и тамильского языков.

Миссионеры сохраняли контроль над большинством английских учебных заведений в стране до 1831 года. В этих школах преподавание проводилось на двух языках, в то время как в нескольких частных школах для социальной элиты преподавание проводилось исключительно на английском языке. Передача миссионерского контроля над этими школами местным властям произошла после предложений, внесенных Комиссией Кольбрука-Камерона. Хотя цель комиссии якобы была сосредоточена на экономических реформах, ее рекомендации распространялись и на языковое планирование.Согласно отчету, государственное управление в колонии должно быть централизовано, а английский должен использоваться в качестве официального рабочего языка. Кроме того, в отчете рекомендуется, чтобы английский язык был основным средством обучения в средней школе и университете и чтобы государственные должности были открыты для представителей коренных народов, которые получили такое образование и могут продемонстрировать владение английским языком.

С целью создания класса коренных жителей, свободно владеющих английским языком и привитых западной культурой, в Коломбо, Канди и Галле были открыты новые английские школы.Педагогическая практика этих учреждений оказала большое влияние на другие средние школы и университеты. Например, когда известный писатель Эдивира Сараччандра посещал школу в начале 1900-х годов, он сообщает, что ученики получали денежный штраф за то, что говорили в классе на тамильском или сингальском. В Королевском колледже, ведущей государственной школе, которую он позже посещал, все награды признания были основаны на традиционно западной стипендии: премия генерал-губернатора за западную классику, премия Стаббса за латинскую прозу, премия Шекспира и премия за сочинение на английском языке. (Гунетиллеке 338).

2.3 Преимущества колониального английского языка для жителей Шри-Ланки

У жителей Шри-Ланки был большой стимул использовать английский язык. До колониального периода профессия человека определялась его кастой, и изменить социальное положение было чрезвычайно трудно.[7] Но экономика изменилась с открытием плантаций, и нетрадиционная занятость стала более распространенной с установлением современной бюрократии вместе с распространением светского образования (Fernando, English 190).Наряду с этими изменениями английский язык стал языком государственного управления, права, высшего светского образования и торговли. Использование сингальского или тамильского языка в этих областях не одобрялось, даже если это происходило между носителями языка (Перера 57).

Таким образом, изучение английского языка давало шриланкийцам значительные материальные преимущества. Поскольку речь позволяла им отойти от наследственных кастовых систем и утвердиться в более престижных профессиях, основанных на образовании, неевропейцы из многорасового населения островов начали перенимать его в дополнение к своим родным языкам.Английский был пропуском к высокооплачиваемой, привилегированной карьере, и вскоре в английской системе образования появился местный профессиональный класс. Для относительно небольшого англизированного высшего класса английский язык использовался с младенчества и далее для большинства целей. Для них сингальский и тамильский были зарезервированы для общения со старейшинами, слугами, монахами и другими людьми, чье изучение и использование языка ограничивалось родным языком. Напротив, шриланкийцы от низшего среднего до низшего класса не будут изучать английский язык до более позднего времени, если вообще будут, и чаще всего будут использовать местный язык.Носители исключительно сингальского или тамильского языка оказались исключенными из социальной мобильности.

2.4 Ограничение доступа к колониальному английскому языку

Тем не менее, как отмечает Д. Гунетиллеке, было бы ошибочным полагать, что привилегированное положение англичан во время колониального правления в Шри-Ланке означало, что английское образование было либо демократическим, либо всеобъемлющим, особенно в сельской местности. Он утверждает, что колониальная система образования не была ни массовой системой образования, ни эгалитарной; она предназначалась для обеспечения колониальных хозяев местным персоналом, чтобы занять промежуточные ступени на лестнице занятости как в правительстве, так и в частных предприятиях, созданных европейцами, причем высшие посты резервировались для правящей расы (340).Школы местного языка, созданные при голландских колониальных правителях, поддерживались и расширялись британцами. Основное различие в учебных программах этих школ заключалось в использовании в качестве способа обучения местного языка, а не английского.

Поскольку экономическое развитие Шри-Ланки в колониальный период в значительной степени зависело от большой аграрной рабочей силы, 88% ее населения в то время составляли аграрии (Brutt-Griffler 214), многие колониальные администраторы считали, что доступ к социальной мобильности, предоставляемой английским образованием, должен быть ограничен.Колониальная комиссия по образованию 1906 года утверждала, что предоставление английского образования не подходит и не желательно для всех жителей Шри-Ланки, поскольку оно заставит их желать жизни, отличной от жизни аграрного труда. Годом ранее римско-католический архиепископ Коломбо заявил, что преподавание английского языка в небольших городах является разрушительным, побуждая студентов бросать вызов своему социальному положению и упрекать их отцовскую торговлю. Такие позиции не были новыми. Губернатор Шри-Ланки в 1889 году решительно отверг всеобъемлющее английское образование, заявив, что оно создаст поколение полуобразованных бездельников, которые считают, что немного голубиного английского ставит их выше честного труда (qtd.в Brutt-Griffler 214). Для сельской молодежи даже начальное английское образование имело бы катастрофические последствия, рассуждали колониальные администраторы, потому что это привело бы к ожиданиям занятости в других областях, помимо физического труда. Если английское образование обеспечивало социальную мобильность для некоторых, колониальные администраторы позаботились о том, чтобы структурировать образовательную языковую политику так, чтобы она не делала этого для всех.

К концу девятнадцатого века большинство учащихся Шри-Ланки обучались в местных школах, в которых использовался исключительно сингальский или тамильский языки.В то время как в колониальный период действовало около 4000 местных школ, в наибольшем количестве существовало только 255 английских школ (Brutt-Griffler 216). Обучение на английском языке стало зарезервировано для средних и высших учебных заведений, тогда как начальное образование велось на местных языках. По словам Дорика де Соузы, в результате в английских школах когда-либо обучалось лишь незначительное меньшинство школьников:

человек.

[I] В 1914 году, в разгар колониальной эры, только 37 500 учеников посещали английские школы, в то время как 347 500 были зарегистрированы в местных школах.В 1931 году, когда было введено всеобщее избирательное право, в английских школах обучалось 84 000 учеников, а в местных школах — 476 000 человек. Накануне независимости около 180 000 учеников обучались в английских школах, а 720 000 посещали национальные школы. (qtd. в Goonetilleke 340)

Несоответствие посещаемости отчасти связано с ограниченными ресурсами. Имея лишь ограниченное число квалифицированных учителей, должности преподавателей английского языка, как правило, располагались в городских центрах. Чаще экономические ресурсы ограничивали потенциальных студентов.В то время как местное образование предоставлялось бесплатно, английская школа требовала обучения, которое большинство не могло себе позволить.

2.5 Образовательные стандарты и языковое планирование в англоязычных и местных школах

Разница между этими школами была не только в языке. Учебная программа английских школ включала стандарты и экзамены для каждого уровня обучения в средней школе, но общеупотребительные школьные стандарты ограничивались пятым уровнем. По оценкам Янины Брутт-Гриффлер, от 80 до 90% учеников посещали местные школы за последние пятьдесят-шестьдесят лет колониального периода, предполагая, что большинство из них даже не сдали экзамены на пятый год.Можно предположить, что от 10 до 20% детей школьного возраста[8], наоборот, посещали английские школы. Однако, как отмечает Брутт-Гриффлер, такой вывод необоснован, поскольку большинство детей школьного возраста вообще не посещали школу. Фактически, общие показатели посещаемости никогда не превышали 50% и были значительно ниже в сельской местности. В 1904 г., например, в восточной сельской провинции Ува обучалось только 11,5% детей школьного возраста по сравнению с 63,8% в западной провинции, где расположен Коломбо (Brutt-Griffler 216-17).Таким образом, образование на английском или родном языке не было в равной степени доступно для всех жителей Шри-Ланки. Создав систему образования, которая разделила жителей Шри-Ланки по языку, а также по городскому и сельскому признаку, колониальные администраторы надеялись сохранить большой класс ручного труда для производства колониальных плантаций.

Когда в 1930-х годах жители Шри-Ланки получили политический голос, политика двуязычия в образовании стала официальной. Однако эта политика несколько обманчива, поскольку двуязычие в этом контексте отличается от двуязычных систем образования, в которых языки в равной степени участвуют в общей учебной программе.Вместо этого эта система, как правило, работала одним из двух способов. Либо полное обучение велось на родном языке, а английский рассматривался как отдельный предмет, преподаваемый на этом родном языке, либо, что чаще, местные языки продолжали использоваться в качестве единственного средства обучения в начальной школе (каждый из которых использовался отдельно) и преподавание английского языка. Английский часто оставался зарезервированным для старших классов, обычно восьмого и выше. Кроме того, школьные учителя по своему усмотрению определяли, как будет вводиться английский язык, и им было поручено считать предмет более важным, чем средство обучения.Следовательно, сингальское и тамильское образование создали совершенно разные направления. Например, экономическое и социальное давление на тех, кто живет в сельской местности, особенно на тамилов, как отмечалось ранее, означало, что они редко оставались в школе достаточно долго, чтобы начать обучение английскому языку. Это поразительное расхождение, о котором шри-ланкийцы вместе со своим правительством прекрасно знали, как свидетельствует эта выдержка из начального и среднего образования, раздел (b) :

Родители тамильских детей в сингальских районах, а также родители как сингальских, так и тамильских детей, которые приняли английский язык как родной, все еще подают заявки на разрешение их детям посещать занятия по английскому языку в школах.Основным основанием для этих заявлений является то, что у родителей должен быть свободный выбор в этом вопросе, и что этой свободой пользуются некоторые слои общества. [] Хотя трудно не сочувствовать таким заявлениям, правила кодекса ясны и не допускают исключений. . (кв. в Перера 63)

Таким образом, языковое планирование в школах продолжало обеспечивать различные привилегии не только для носителей разных языков и их соответствующих этнических групп, но также для разных классов и разных регионов.


3.1 Язык и национализм

В постколониальных странах приравнивание языка, идентичности и нации особенно бросается в глаза. В Шри-Ланке, например, колониальный английский язык был синонимом западного империализма и, таким образом, подавления местного самовыражения. Учитывая ряд колониальных образований, которые осуществляли власть в стране с шестнадцатого века, неудивительно, что шри-ланкийцы выбрали язык в качестве основного фактора в переговорах о своем относительно зарождающемся национализме.Проблема еще более усложняется в Шри-Ланке из-за ее связи с этнической принадлежностью в стране, которая, по словам Ранмали Перера, стала использовать язык в качестве своего основного идентификатора. Таким образом, языковая идентичность является основой, определяющей этническую идентичность и исконную лояльность (12). Таким образом, продолжающуюся этническую гражданскую войну можно было бы лучше описать как этнолингвистический конфликт, изобилующий языковой политикой исключения, которая исторически отрицала равенство в правовом и социальном плане между жителями страны, принадлежащими к разным этническим группам и социальному положению.

Как отмечает Джон Джозеф в своем исследовании «Язык и идентичность », важность языка в национальной идентичности в последнее время стала преобладающей темой в научной работе. В то время как несколько видных историков и социологов считали национальный язык основой националистических идеологий, другие отмечали работу историков-лингвистов и возражали против того, что сами националистические языки создаются в результате идеологической работы национализма. Начиная с поиска Данте Алигьером подходящего языка для сочинения «Божественной комедии» , исследование Джозефа прослеживает несколько попыток представить нации посредством языка, утверждая, что и концепции нации, и язык обладают воображаемой конститутивной силой.Он заключает, что националистические языки и идентичности возникают в воображении и в тандеме посредством сложных, постоянно меняющихся процессов (124). Это не означает, что такие утверждения не соответствуют действительности. Когда достаточное количество людей подписывается на воображаемую идентичность через язык, нацию, этническую принадлежность и т. д., критическая масса материализует это понятие, то есть оно становится настолько реальным, насколько могут быть реальными любые означаемые, учитывая, что они являются понятиями или категорий, а не реальных физических объектов (Иосиф 106).Эти теории обретают особый резонанс в постколониальном контексте Шри-Ланки, где интервенционистские конструкции национальной идентичности через язык конкурируют друг с другом, а также в прямом противоречии с прежними представлениями об идентичности, навязанными колониальными силами колонии.

3.2 Рост национализма и местного самоуправления

В конце девятнадцатого века интерес к древней цивилизации страны резко возрос, когда были заново открыты древние буддийские тексты.Археологические раскопки начались в таких местах, как священный город Анурадхапура, чьи дворцы и памятники были скрыты в густых джунглях. Подобные находки способствовали возрождению национализма, и реформаторы начали призывать к конституционной реформе в последние годы того века. Шри-ланкийцы подали прошение о получении представительства в Исполнительном совете колонии и расширении представительства в Законодательном совете. В 1910 году британцы ответили на свою петицию скромным экспериментом, позволившим местному электорату отправить одного из своих членов в Законодательный совет (Шри-Ланка).Эта успешная попытка усилить местное самоуправление привела к дальнейшим политическим реформам в течение следующих двадцати лет, кульминацией которых стало принятие конституции Дономора в 1931 году.


3.3 Универсальная франшиза и языковая политика

Конституция Дономора предоставила Шри-Ланке всеобщее избирательное право для взрослых. Британцы продолжали контролировать важнейшие области управления, такие как финансы и правоохранительные органы, и сохраняли за собой право накладывать вето на законы, но внутреннее управление, которое включало гораздо большую территорию, было передано шриланкийцам.Из пятидесяти восьми мест в Государственном совете сингальские члены занимали тридцать восемь в 1931 году, что точно отражает их долю в населении островов. Чтобы мобилизовать недавно получивших франшизу взрослых, эти политики обращались к изначальной лояльности как к наиболее надежному политическому призыву. С этой целью они попытались заручиться поддержкой избирателей, затронув вопросы религии, иммиграции и языка, последний из которых, по мнению Дхармасадаса, стал мощнейшим фактором мобилизации избирателей, символом всех других этнических символов ( 245).В течение следующих двенадцати лет правительство выдвинуло и ратифицировало четыре постановления о языковой политике. Первый, который состоялся в марте 1932 года, открыл дебаты совета, которые должны были проводиться на местных языках сингальского и тамильского. Четыре месяца спустя эта резолюция была дополнена второй, которая требовала от административного персонала, нанятого правительством после привилегии для взрослых, демонстрировать знание местного языка. Третья резолюция 1936 г. открыла, что отправление правосудия, как и дебаты в совете, должно осуществляться на сингальском или тамильском языках.

4.1 Использование сингальского как официального государственного языка

Законы о языковой политике, выдвинутые к этому моменту, были попыткой сбалансировать интересы сингалов и тамилов. Однако справедливое соотношение между языками этих двух сообществ изменилось с четвертым предложением в 1943 году. Сингалы, как утверждает К. Дхармасадаса, составляли непростое большинство (246). Они считали свой низкий экономический статус, особенно по сравнению с некоренными европейцами и тамилами, подрывающим их относительно высокий социально-исторический статус.Хотя они ссылались на историческое право управлять островом как его коренное большинство, они по-прежнему осознавали, что их большинство ограничено пределами острова. Прилегающий субконтинент Индии оставался в их сознании как потенциальное продолжение политической власти тамилов. Кроме того, они знали, что сингальский не был языком с высокими перспективами социально-экономической мобильности (Дхармасадаса 246). В 1943 году была принята резолюция о языковой политике, чтобы начать решение этих проблем, сделав сингальский официальным государственным языком.Хотя позже была достигнута уступка, которая признала тамильский, а также сингальский язык в качестве официального языка колонии, это решение, несомненно, было отмечено исключительными этнолингвистическими групповыми интересами.

4.2 Использование сингальского как официального государственного языка

После обретения Шри-Ланкой колониальной независимости в 1948 году уступки между сингальским большинством и тамильским меньшинством отступили, поскольку им больше не нужно было выступать единым фронтом на пути к независимости.Сингальцы все больше опасались закрепить свои позиции. Они снова начали репетировать дебаты об официальном языке, и эти дебаты приобрели мощную политическую роль на выборах 1956 года. Дхармасадаса утверждает, что SWRD Бандаранаике и его партия Махаджана Эксат Персмуна пришли к власти на этих выборах, потому что их позиция по этому вопросу: Только сингальский. Через два месяца после прихода к власти правительство, в котором доминируют сингалы, во главе с Бандаранаике начало работать над включением этой политики в Закон об официальном языке 1956 года.Примечательно, что закон лишил английский язык официального статуса в стране. Учитывая, что языковое планирование и образовательная политика часто направлены на прямое вмешательство и переоценку языковых ресурсов и функций, это решение, на первый взгляд, кажется хорошим для развития национальной идентичности в постколониальном контексте. Но, как предполагает платформа Sinhala Only, которая привела к этой реформе, национальная идентичность, проявленная в этом законе, исключала тамилов. Выступая в поддержку закона в ходе дебатов, депутат Р.Депутат Раджаратне заявил, что закон восстановит сингалов как законных наследников того, что было отнято у них во время колониального правления.

Аргументы в поддержку Закона сводились к трем основным пунктам. Первый распространен в языковых дебатах: использование одного языка в официальных целях более эффективно и экономично. По их мнению, поскольку более двух третей населения островов использовали его в качестве своего первого языка, сингальский должен получить официальный статус этого единственного официального языка.Вторая причина более прямо говорила о национальном национализме страны. В то время как тамильский язык происходит из южной Индии, сингальский язык отличается от Шри-Ланки. Поэтому члены сингальского парламента утверждали, что предоставление равного статуса иностранному языку, будь то английский или тамильский, будет работать против восстановления национальной идентичности Шри-Ланки. Наконец, те же самые члены парламента заявили, что предоставление официального статуса тамилам может иметь ужасные последствия. Несмотря на то, что тамильский язык является первым языком относительного меньшинства в Шри-Ланке, они полагали, что признанный официальный статус наряду с огромным количеством говорящих на нем в соседней Индии позволит тамильскому языку стать более известным до тех пор, пока этот язык и его носители не станут доминировать над сингальцами.

4.3 Только сингальский становится национальной политикой

Эти аргументы подразумевали, что языковые реформы помогут сингальцам создать выгодное социальное положение. Протест тамилов был подавлен вооруженными силами (Canagarajah, Dilemmas 423), и на волне национализма закон был принят подавляющим большинством голосов. Сингальский стал единственным официальным языком и начал вытеснять английский язык с поля в правительстве и, постепенно, как средство обучения в средних школах и университетах.[10] Государственные служащие, назначенные после принятия Закона, должны были продемонстрировать владение сингальским языком. Стандартизированные тесты на сингальском языке и системы районных квот стали частью процедур приема в университеты. В результате набор студентов среди сингалов увеличился, а количество студентов-тамилов сократилось почти вдвое.

Эти изменения привели к эскалации напряженности между сингальцами и тамилами, и в 1957 и 1958 годах были приняты два законодательных акта, которые пытались облегчить ситуацию, предоставив тамилам регионально ограниченный официальный статус.Хотя каждая резолюция была принята, ни одна из них не была полностью реализована. Безусловно, Бандаранаике не считал паритет главной задачей, по крайней мере, между языками коренных народов страны. Он утверждал, что равенство статуса тамильского и сингальского языков не может быть решением проблемы цейлонского языка [] Официальным языком по всей стране является сингальский, но теперь тамильский язык [] также признан региональным языком национального государства. меньшинство (цит. в Perera 51). Другими словами, сингальский был языком страны, хотя Бандаранаике допускает региональное отклонение.Такая позиция привела некоторых, таких как Перера, к обвинению в том, что первоначальная языковая политика после обретения независимости не только служила развитию национальной идентичности в зарождающемся постколониальном государстве, но и формировала неоколониальный менталитет местных элит. Singal Only стремился обеспечить доминирующее социально-экономическое положение для сингалов.

4.4 Неизменная ценность английского языка

Более того, оказалось трудным вытеснить английский язык как язык торговли, высшего образования, технологий, науки и т. д., и поэтому он продолжал сохранять социальную, культурную и экономическую ценность на протяжении всего периода действия этих законодательных актов о языковой политике.В этом смысле, утверждает А. Суреш Канагараджа, английский по-прежнему оставался официальным рабочим языком во многих институциональных сферах (Dilemmas 423). Те, кто уже имел более высокий социальный статус, чаще сингальцы, чем тамилы, продолжали иметь доступ к английскому образованию как через более высокие уровни государственного, так и частного образования и, таким образом, продолжали занимать исключительное положение в обществе. престиж. К тому времени, когда конституция 1978 года установила фактический паритет для тамилов, эти разногласия переросли в насилие между сингальцами и тамилами.


5.1 Только тамильский язык становится региональной политикой

Когда в 1990 году ТОТИ фактически создали отдельный штат в северной и восточной провинциях острова, они провозгласили политику использования только тамильского языка с намерением повысить социально-экономический статус одноязычных на территориях. Эта политика была не только прямой реакцией на сингальское законодательство; он также нацелился на элиту двуязычных тамилов. ТОТИ утверждали, что они были неэффективными переговорщиками в парламенте, которые были больше озабочены сохранением своих привилегированных позиций, чем продвижением прав говорящих на тамильском языке.Многоязычная политика была немногим лучше, придерживалась позиция ТОТИ, потому что она также исключала одноязычных тамилов из социальной мобильности, эффективно сохраняя классовые и кастовые преимущества говорящих на двух языках. Возможно, наиболее важно то, что принятие позиции «только тамилы» послужило заявлением о том, что ТОТИ придерживаются более чистой тамильской идентичности, чем двуязычные представители тамилов в парламенте. Руководство ТОТИ, как косвенно предполагала политика, будет более верным этой идентичности.

5.2 Только тамильский язык

Не имея официального уставного органа, ТОТИ полагались на военные декреты для проведения этой политики. Реализация была относительно успешной, поскольку, как отмечает Канагараджа о Джафне, самые небрежные заявления военачальников в провинциях считаются законом (Дилеммы 425). Военные чиновники сделали публичные заявления, в которых они доказывали важность использования тамильского языка публично и в частном порядке. Региональные тамильские газеты напечатали заявления о замене заимствованных слов в языке.Отель теперь должен был называться uNavakam , например, в то время как фабрика была изменена на Lilakam , а мороженое — на kuLirkaLi (Canagarajah, Dilemmas 425). ТОТИ смогла продвигать и проводить в жизнь эту политику через гражданские институты и политическую инфраструктуру провинции. Например, суды, сельские советы и полиция отклоняли заявления и/или петиции, которые не были поданы на том языке, который они считали чистым тамильским языком. Канагараджа представляет собой особенно яркий пример принуждения в устной переписке между представителем паспортного стола и женщиной, подающей заявку на выезд из провинций, контролируемых тамилами:

Офицер: appa koLumpukku een PoriinkaL ?

Так почему ты едешь в Коломбо?

Женщина: makaLinTai свадьба- ikku Pooren .

Я еду на свадьбу дочери.

Офицер: энна? unkaLukku tamiL teriyaataa? Англия- ilai iruntaa vantaniinkal?

Что? Ты не знаешь тамил? Вы приехали сюда из Англии?

Офицер: энкаи поурийнкаЛ ?

Куда ты идешь?

женщина: cari, cari, kaLiyaaNa viiTTukku poten, makan .

Ладно, ладно, я иду на свадьбу, сынок. (426)

Офицера заботит не столько цель ее заявления, сколько способ его подачи.Зная, что ее заявка может быть отклонена, потому что она представилась не только на тамильском языке, женщины быстро заменяют это слово на тамильское.

Способности ТОТИ контролировать свою политику дополнительно способствовали сингальские санкции против контролируемых тамилами провинций. Прервав связь с внешним миром, сингалы также предоставили режиму ТОТИ средства для проведения масштабных операций со СМИ на тамильском языке. В восточных и северных провинциях тамильский язык стал символическим и официальным языком, и его использование в качестве рабочего языка в других областях продолжает расти с тех пор, как вступила в силу политика только тамильского языка.Уставные органы университетов теперь проводят встречи на тамильском языке, как и профессиональные учреждения. Все больше и больше собеседований и отборочных тестов на работу также проводятся на тамильском языке (Canagarajah, Dilemmas 426). Такая практика дает жителям провинций личный и социально-экономический стимул не только изучать, но и активно поддерживать тамильский язык.

5.3 Неизменная ценность английского языка (повторное рассмотрение)

Однако на практике эта политика не привела к исключительному использованию тамильского языка в восточных и северных провинциях.Когда ТОТИ установили контроль и провозгласили официальную политику только тамильского языка, это создало вакуум в планировании английского образования, но не стремление к нему. Западные организации, такие как Британский совет, немедленно начали влиять на педагогику частного обучения английскому языку в этом районе, как это было традиционно в районах с преобладанием сингалов (Canagarajah, Dilemmas 427), и посещаемость таких частных программ резко возросла. Тамилы также активно сопротивлялись запретительной языковой политике, участвуя в частом переключении кодов, используя английский язык в основном в рамках тамильского синтаксиса.Как это ни парадоксально, английский язык стал дискурсом, пробуждающим культурный плюрализм и интернационализм, который предполагает антитоталитарные и антишовинистические идеологические интересы против доминирования сепаратизма. Таким образом, английский помогает поддерживать мультикультурные дискурсы на периферии и помогает противостоять монокультурным/монолингвистическим тенденциям местных режимов (Canagarajah, Negotiation 128). Даже языковая практика военных режимов ТОТИ не так негибка, как может показаться. Канагараджа отмечает, например, что ТОТИ часто показывают традиционные западные фильмы на английском языке, полагая, что такие фильмы разовьют боевой дух в ее войсках (Переговоры 129).


6.1 Переоценка английского языка

Таким образом, местные языки не всегда справедливо воспринимались в стране, поскольку сингалы и тамилы предъявляют конкурирующие претензии на националистическую идентичность. В то же время все труднее поддерживать представления об автономном, однородном национальном государстве. Наряду с конкурирующими утверждениями политических прав этническими общинами страны, жители Шри-Ланки сталкиваются с коммуникативными требованиями торговли и культуры в эпоху глобализации (Canagarajah, Dilemmas 419).Читра Фернандо утверждает, что культурные ценности на острове сместились с парадигм религии и метафизики на парадигму науки и техники. Этот переход, по ее словам, наиболее очевиден в той ценности, которую шри-ланкийцы сейчас приписывают английскому языку. По словам Фернандо, большинство жителей Шри-Ланки считают, что статус английского как мирового языка делает его лучшим средством доступа к знаниям, а также наиболее подходящим средством для участия в международных исследованиях (Идея 209).

Недавнее решение правительства вновь ввести английский язык в качестве средства обучения (1998 г.) можно рассматривать как попытку урегулировать напряженность между этими позициями.В качестве предмета английский язык теперь является обязательным с первого года обучения в школе, а в 1999 году он стал обязательным предметом для выпускных экзаменов продвинутого уровня, которые определяют, будет ли человек принят в университет или нет ( Wijesinha ). Однако, как именно эта политика будет реализована, еще предстоит увидеть. Когда в 2001 году первые студенты сдали экзамен по английскому языку продвинутого уровня, правительство изменило свою позицию, заявив, что экзамен был рекомендованным, но не обязательным, и результаты студентов на нем не будут определять, будут ли они допущены к поступлению в университет.Этот возврат является частичным признанием того, что недостаточно квалифицированных учителей были подготовлены для преподавания английского языка достаточно хорошо, чтобы студенты могли сдать эти экзамены. Кроме того, поскольку большинство квалифицированных преподавателей преподают в городских районах, сохранение экзамена в качестве вступительного требования фактически исключит большинство сельских учащихся. Потребуются годы, чтобы подготовить учителей, необходимых для преподавания английского языка учащимся всех классов и во всех областях (Lloyd A49). Что еще более важно, остается предметом споров разнообразие преподаваемого английского языка.

6.2 Оценка английского языка

Арджуна Паракрама характеризует де Соуза как представляющего общепринятый аргумент, который защищает британский стандарт и различает устную и письменную формы еще в 1977 году. Если меня спросят, какой английский язык [] нужно учить, де Соуза пишет:

Должен ответить, что это утилитарный английский. Это включает в себя идиому академического изложения и официальной корреспонденции, а также некоторое количество разговорного английского, также формального, а не интимного характера.[]

Здесь мы должны различать стандарты письменного английского языка (утилитарного характера, как определено выше) и разговорного английского языка. Стандарты английского языка в утилитарном письменном английском единообразны и универсальны. Я игнорирую небольшие варианты в орфографии, грамматике, синтаксисе и словарном запасе, встречающиеся в американском английском, потому что, вообще говоря, официальное письмо или работа академического толкования могут быть без труда прочитаны людьми в любой точке мира. англоязычный мир. Мы должны обеспечить соблюдение стандартов письменного английского языка, не допуская никаких местных вариантов [].Разговорный английский — другое дело. Наша англоговорящая элита в Шри-Ланке выработала свое собственное произношение, которое с одной стороны отличается от британского или американского английского и от местного нестандартного английского. Распределение фонем [], фонетика и фонология нашего произношения, безпридыхательные начальные p, t, k, a, явно вариантные w и т. д. и особенности интонации отличают стандартный цейлонский английский, и этому виду английского произношения следует обучать в школах. (кв. в Паракраме 179-80)

Против этой позиции стоит собственный Паракрамас.В документе «Дегегемонизация языковых стандартов: изучение (пост)колониального английского языка об английском языке», он оценивает, что менее одного процента жителей Шри-Ланки говорят только по-английски. Таким образом, большинство пользователей (примерно 12%) двуязычны и используют различные формы английского языка под влиянием своих родных языков и социальных обстоятельств. Следовательно, Parakrama стремится создать более широкий стандарт для ланкийского английского языка, который учитывает эти варианты, особенно среди его необразованных носителей.Он утверждает, что такие вариации являются упреждающим злоупотреблением, которое творчески взаимодействует со стандартным английским языком и открывает его (84-85). Дисанаяка классифицировал три лингвистические разновидности английского языка, используемые в настоящее время в дополнение к стандартному английскому языку: шри-ланкийский английский, сининглиш и сингириси. Тиру Кандия утверждал, что опущение в ланкийском английском языке, хотя и не является уникальной языковой особенностью, имеет особое значение, потому что конкретные усеченные высказывания в нем обнаруживают явное или неявное предположение о какой-то абстрактной базовой структуре для каждого фактического сокращенного высказывания (107).Майкл Мэйлер представил свои намерения кодифицировать шри-ланкийский английский в словаре в Ассоциации учителей английского языка Шри-Ланки в 2002 году. Все эти случаи пытаются продвигать разновидности на острове как законных, лишенных гегемонии англичан. На Международной конференции по исследованиям Шри-Ланки в 2003 г. Э. А. Гамини Фонсека отверг эти позиции как подтверждение некачественного английского языка и вместо этого заявил, что стране следует принять программу стандартного обучения английскому языку. Как следует из этих позиций, стандарты и модели английского языка в Шри-Ланке остаются предметом дискуссий.

Такие термины, как, например, шри-ланкийский английский и сининглиш, являются недавними конструкциями, которые должны быть установлены до того, как их нормы можно будет систематизировать в словарях или грамматиках. Викрамасингх объясняет этот процесс во введении к своему опубликованному в 2002 году исследованию. Его цель, во-первых, состоит в том, чтобы дать определение синанглискому. Исследование представляет собой не грамматику или словарь, а скорее попытку описать некоторые из приемлемых норм, регулирующих то, что стало называться хорошей грамматикой или хорошим английским языком в контексте Шри-Ланки, варианты которого он, как и де Соуза, квалифицирует как преимущественно разговорные. .В то время как он исследует разговорные выражения, идиомы, различные переключатели и кальки, которые влияют на эту разновидность английского языка и тем самым дегегемонизируют стандартный английский, он настаивает на том, что его исследование является оригинальным, что до сих пор ничего не было кодифицировано.

Фонсека излагает более циничный взгляд на попытку систематизировать английские разновидности в обсуждении своего студенческого опыта в Университете Келании, где он обучался английскому языку Шри-Ланки в начале 1980-х годов. Он характеризует инструкцию как разрозненное перечисление аномалий, а не связную грамматику отдельной разновидности английского языка.Хотя Фонсека определенно создан для своих целей, он предлагает следующее краткое изложение норм английского языка Шри-Ланки, представленное ему в университете:

использование нет вместо вопросительного тега; заблуждения вроде бунгало вместо двух- или трехэтажной виллы и гостиницы вместо ресторана; сингальские ботанические названия, такие как bandakka и wtkolu ; Традиционные сингальские названия продуктов питания, такие как pniwallu и kwum; сингальские сельскохозяйственные и географические названия, такие как deniy и pl ; Сингальские культурные названия, такие как perhr и daagb ; особенности произношения таких слов, как гараж, тетя, школа; особенности образования таких звуков, как /п/, /т/, /к/, /ф/, // и /к/; и использование избитых идиом, таких как идет дождь из кошек и собак или однажды в голубой луне.(5)

Фонсека утверждает, что это далеко не описание использования английским языком среднего шриланкийца, а служит политической цели легитимации отклонений от стандартного английского языка в рамках процесса деколонизации. Он утверждает, что такие примеры свидетельствуют скорее о недостаточном знании языка, чем об активном сопротивлении колониальному языку. Кроме того, цель легитимации таких вариаций подрывает полномочия (доступ к профессиональному положению, торговле, правительству и дипломатии и т. д.), которые сопровождают овладение стандартным английским языком внутри страны и за рубежом (7).


7.1 Заключение

Недавно была предложена политика трех языков, которая вернет английскому языку официальную национальную роль и будет служить языком нейтральной связи между сингальцами и тамилами. Однако, как отмечает Дженнифер Дженкинс, эта политика может не иметь успеха из-за различий в ориентации на изучение и использование английского языка в двух этнических группах (40). Частично трудности с введением английского языка в качестве языка нейтральной связи можно объяснить его давними связями с колониальными системами образования.Однако более конкретно проблематичным является его функция в качестве столичного языка, связанного с социальным престижем и правящей элитой в столице страны Коломбо. Чем дальше человек путешествует за пределы крупных мегаполисов страны, тем больше сокращается использование английского языка. Профессор политологии Университета Коломбо Джаядера Уянгода утверждает: «Существует страх перед языком, культурным и социальным барьером. Английский язык всегда был классовым оружием, используемым элитой Коломбо (qtd. in Lloyd A49).Хотя английский язык предназначался для деколонизации знаний в стране, английский язык назывался kadua , сингальский из-за меча, но его официальный статус был оспорен разделенными, а не объединенными шриланкийцами.

Система образования является ярким примером этого растущего разрыва. Государственные школы прекратили обучение на английском языке, вместо этого используя сингальский или тамильский, в то время как частные школы, доступные в основном для богатой социальной элиты, продолжали обучение на английском языке. Точно так же государственные университеты предлагали курсы только на сингальском или тамильском языках.В то же время английский язык стал основным требованием для социально и финансово привлекательных должностей. Однако те, кто еще не занимал относительно высокого социально-экономического положения, не могли позволить себе обучение английскому языку, которое, в свою очередь, обеспечило бы социальную мобильность. Хотя английский снова взял на себя образовательную функцию с изменением политики в 1998 году, потребуется много лет, чтобы подготовить количество учителей, необходимых для всех уровней образования, и в настоящее время он используется только как средство обучения в начальных и высших учебных заведениях. курсы средней школы уровня (Lloyd A49).

Для жителей Шри-Ланки языковое планирование и место англичан в нем были чрезвычайно политически заряжены. Не имея возможности стереть свое колониальное прошлое или нынешнюю политическую напряженность, к которой привели его использование и злоупотребления, история и нынешние функции английского языка в Шри-Ланке сложны, несмотря на отсутствие у него статуса официального языка. Это национальный рабочий язык, средство международной дипломатии и торговли, потенциально связующий язык между разнообразным этническим населением страны, язык религиозной практики, показатель престижа столицы и, опять же, средство образовательного обучения.Хотя такой список может указывать на то, что эти функции происходят дискретно, взаимодействие между ними и местными языками является частым и чреватым.

Работы цитируются

Брютт-Гриффлер, Янина. Классовые, этнические и языковые права: анализ британской колониальной политики в Лесото и Шри-Ланке

и некоторые последствия для языковой политики. Журнал языка, идентичности и образования . 1.3 (2002): 207-34.

Канагараджа, А. Суреш. Дилеммы планирования отношений между английским и народным языками в постколониальных сообществах. Журнал

Социолингвистика 9.3 (2005): 418-47.

—. Переговоры об идеологиях через английский язык: стратегии с периферии. Идеология, политика и языковая политика:

Фокус на английском . Эд. Томас Риченто. Филадельфия: Бенджаминс, 2000. 121–32.

Кристалл, Дэвид. Английский как глобальный язык . 2 и изд. Кембридж: Cambridge UP, 2003.

.

Дхармасадаса, К.№ Язык, религия и этническая самоуверенность: рост сингальского национализма в Шри

Ланка. Анн-Арбор: Университет штата Мичиган, 1992.

Дисанаяка, Дж. Б. Наше британское наследие. Воскресный обозреватель . 3 февраля 2002 г. 9 октября 2006 г.

http://www.sundayobserver.lk/2002/02/03/fea15.html

Фернандо, Читра. Английский язык в Шри-Ланке: пример двуязычного сообщества. Новый английский язык. Ред. Джон Б. Прайд.

Роули, Массачусетс: Ньюбери Хаус, 1982. 188–207.

—. Идеационная функция английского языка в Шри-Ланке. Южноазиатский английский: структура, использование и пользователи . ред. Роберт Баумгарднер. Урбана: Университет Иллинойса, П., 1996. 206–17.

Фонсека, Э. А. Гамини. Шри-ланкийский английский: Exploding the Falacy [sic]. 30 октября 2006 г.

http://www.freewebs.com/slageconr/9thicslsflpprs/fullp126.pdf

Goonetilleke, DCRA Интерфейс языка, литературы и политики в Шри-Ланке: парадигма для бывших британских колоний. Политика английского языка как мирового языка: новые горизонты в постколониальных культурных исследованиях . Эд. Кристиан Мэйр. Нью-Йорк: Родопи, 2003. 337–58.

Дженкинс, Дженнифер. World Englishes: пособие для учащихся . Нью-Йорк: Рутледж, 2003.

.

Джозеф, Джон Э. Язык и идентичность: национальный, этнический и религиозный . Нью-Йорк: Пэлгрейв Макмиллан, 2004.

.

Кандия, Тиру. Синтаксическое удаление в ланкийском английском: изучение нового варианта английского языка о ——-. Южная Азия

Английский: структура, использование и пользователи . ред. Роберт Баумгарднер. Урбана: Университет Иллинойса, П., 1996. 104–23.

Ллойд, Марион. Запрет на преподавание английского языка преследует студентов колледжей в Шри-Ланке. Хроника Высшего

Образование . 2 октября 1998 г. А49-50.

Майлер, Майкл. Словарь шри-ланкийского английского языка. Международная конференция SLELTA 2002 Руководство и тезисы:

Инновации в преподавании английского языка .Британский Совет: Коломбо, 2002. 23.

.

МакАртур, Том. Оксфордский справочник по английскому языку мира . Оксфорд: Oxford UP, 2002.

.

Паракрама, Арджуна. Дегегемонизация языковых стандартов: изучение английского языка на основе (пост)колониальных английских.

Нью-Йорк: St. Martins Press, 1995.

Перера, Ранмали Аралия. Языковая идеология в стране переходного периода: значение мира в Шри-Ланке . МА

диссертация.ЦСУЛБ, 2003.

Шри-Ланка. Библиотека Конгресса США . 6 декабря 2006 г. http://countrystudies.us/sri-lanka/

.

Викрамасингхе, Вимал. Синенглиш: дегегемонизированная разновидность английского языка в Шри-Ланке . Нугегода, Шри-Ланка:

Викрамасингхе, 2000 г.

Виджесина, Раджива. Возвращение воды для купания: новые инициативы в английской политике в Шри-Ланке. Политика английского языка как

Язык мира: новые горизонты постколониальной культурологии .Эд. Кристиан Мэйр. Амстердам, Нидерланды: Родопи, 2003. 367–74.



Примечания

[1] Данные переписи населения ООН, предоставленные Дэвидом Кристалом, Английский как глобальный язык (64).

[2] Коренное население страны.

[3] Тамилы часто делятся на коренных жителей страны и тех, кого привезли колонисты из южной Индии для работы на плантациях.

[4] Как заметил Канагараджа, этот термин полезен, но несколько двусмыслен, поскольку английский язык все чаще используется на острове в качестве разговорного языка.Однако здесь я использую его для обозначения местных языков, а не первых языков различных колонизаторов островов.

[5] Хотя я использую это обозначение здесь в отношении основания британской колонии, в других ссылках будет использоваться нынешнее название страны, Шри-Ланка.

[6] Фернандо даже предполагает, что в деревнях на восточном побережье говорят на современной креольской форме (английский 189).

[7] Фернандо утверждает, что нехватка мобильности была особенно острой для несингальцев (английский 190).

[8] Колониальные администраторы определяли школьного возраста как возраст от шести до двенадцати лет.

[9] Следует отметить, что эти треки не всегда соответствовали родному языку учащихся. Находясь в меньшинстве, например, тамильские учащиеся часто посещали местные школы, в которых обучение велось на сингальском языке.

[10] Rajiva Wijesinha сообщает, что даты этого изменения были смещены в зависимости от дисциплины и студенческого состава. Английский язык немедленно перестал использоваться в качестве средства обучения искусству, но только в 1969 году наука прекратила его использование в пользу местных языков.Кроме того, бюргеры и мусульмане часто продолжали посещать отдельные школы, где они получали английское образование до начала 1980-х годов (369).

Языки Шри-Ланки

На Шри-Ланке говорят на нескольких языках индоарийской, дравидийской и австронезийской семей. Шри-Ланка предоставляет официальный статус сингальскому и тамильскому языкам. Языки, на которых говорят на острове, находятся под сильным влиянием языков соседней Индии, Мальдивских островов и Малайзии. Арабские поселенцы и колониальные державы Португалии, Нидерландов и Великобритании также повлияли на развитие современных языков в Шри-Ланке.

Родные языки

Дорожный знак на пик Адама на сингальском, тамильском и английском языках.

На сингальском языке говорят сингальцы, которые составляют примерно 70% населения страны и в целом составляют около 13 миллионов человек. В нем используется сингальский сценарий абугида, который происходит от древнего письма брахми. На родийском языке, диалекте сингальского, говорит низкокастовая община родия. Народы ведды, насчитывающие едва 300 человек, из 90 345 90 345 говорят на особом языке, возможно, являющемся креолизованной формой более раннего местного языка.На тамильском языке говорят тамилы Шри-Ланки, а также тамильские мигранты из соседнего индийского штата Тамил Наду. Говорящих на тамильском языке насчитывается более 3 миллионов человек. Кроме того, этническое меньшинство мавров говорит на одной из форм тамильского языка, на которую повлиял арабский язык. Более 50 000 человек говорят на шри-ланкийском креольском малайском языке, на который сильно повлиял малайский язык.

Языки иностранного влияния

Английский язык является родным примерно для 74 000 человек, в основном в городских районах, и широко используется в официальных и коммерческих целях.Шри-ланкийские народы португальского происхождения, насчитывающие около 3400 человек, говорят на шри-ланкийском индо-португальском языке. Мусульманская община Шри-Ланки широко использует арабский язык в религиозных целях. До недавнего времени язык арви, представляющий собой смесь арабского и тамильского языков, широко использовался маврами Шри-Ланки.

Каталожные номера

v · Шри-Ланка
Официальный статус
Широко распространенный
Наименее распространенный
Раньше говорили
Вымершие

1 Родия — диалект сингальского языка

Китайские споры в Шри-Ланке

Два инцидента, когда китайский язык был включен в вывески для государственных проектов, а тамильский был опущен, несмотря на то, что он является официальным языком, заставили жителей Шри-Ланки начать подвергать сомнению культурную гегемонию Китая над островным государством по мере увеличения его инвестиций.

Генеральный прокурор Шри-Ланки Даппула де Ливера открыл мемориальную доску, написанную на сингальском, английском и китайском языках, но не на тамильском, как того требует официальная трехъязычная политика страны. Споры разгорелись после того, как Китай подарил Генеральной прокуратуре умную библиотеку. После шквала критики в социальных сетях мемориальная доска была удалена без комментариев со стороны AG. Однако посольство Китая написало в Твиттере: «Мы заметили временный знак на строительной площадке СП, не соблюдающий правила трехъязычия.Мы уважаем все три официальных языка Шри-Ланки и призываем китайские компании последовать их примеру». В твите были изображения других построенных китайцами строений с тамильскими вывесками.

Неделей ранее вывеска в строящемся Центральном парке в портовом городе Коломбо, поддерживаемом китайцами, показывала китайский перевод вместо оригинального тамильского. После того, как новость стала вирусной в кругах тамильских социальных сетей, Colombo Port City опубликовал заявление, в котором говорилось, что это старая фотография, а новостной веб-сайт Colombo Page опубликовал заявление Colombo Port City на трехъязычном бланке, в котором утверждалось, что проект все еще находится в стадии строительства. а вывески, установленные подрядчиком, предназначались для сотрудников и уполномоченных посетителей, поэтому они не обязательно должны были быть на всех трех официальных языках.

Спор продолжился после того, как государственный министр национального наследия, исполнительского искусства и продвижения сельского искусства Видура Викраманаяка сказал шри-ланкийской газете Daily Mirror: «Как страна, мы не должны допускать подобных вещей. Мы говорим о сосуществовании. В связи с этим необходимо провести расследование…»

Член парламента Баттикалоа от Тамильского национального альянса (ТНА) Шанакьян Расаманикам заявил, что именно Китай решает, какие вывески ставить на Шри-Ланке, добавив, что Шри-Ланка стала «Чи-Ланкой».

Языковой спор следует за массовой оппозицией портовому городу Коломбо со стороны различных слоев общества Шри-Ланки, за исключением правящей партии президента Готабая Раджапакса — Шри-Ланка Подуджана Перамуна. Даже некоторые буддийские монахи выступили против китайского контроля над портовым городом Коломбо, заявив, что это сделает Шри-Ланку колонией коммунистического гиганта.

Язык Шри-Ланки – На каком языке говорят жители Шри-Ланки?

Сингальский и тамильский являются двумя официальными языками Шри-Ланки.Вы никогда не слышали об этих языках, не так ли? Не волнуйтесь, вам не нужно обладать удивительными способностями к изучению языка Шри-Ланки, потому что здесь вы все еще можете использовать английский язык. Если вы собираетесь насладиться пакетами отдыха на Шри-Ланке, позвольте насладиться этой статьей.

Официальные языки Шри-Ланки

Сингальский

Одним из официальных языков Шри-Ланки является сингальский, на котором говорят сингалы, численность которых составляет около 16 миллионов человек. Еще 4 миллиона говорят на сингальском как на втором языке.Этот язык принадлежит к индоевропейской языковой семье. В этой категории он является частью индоарийской ветви. Он написан сингальским алфавитом, происходящим от старинного индийского письма брахми. Современный сингальский восходит к дравидийскому языку, а также к пали и средневековой версии сингальского. Сингальский язык также заимствовал слова из тамильского, португальского, голландского и английского языков. Община Родия в Шри-Ланке говорит на диалекте сингальского языка, который называется Родия. Считается признаком принадлежности к низшей касте в обществе.

Тамильский

Считается, что в Шри-Ланке около 4,7 миллиона человек говорят на тамильском языке; хотя во всем мире их 70 миллионов. Тамильский язык принадлежит к дравидийской языковой семье и является одним из старейших в мире постоянно используемых классических языков. Исследователи обнаружили письмена, которые датируются примерно 500 г. до н.э., а его литературные произведения датируются более чем 2000 лет. Тамильский язык является вторым официальным языком в стране. Однако его использование было отнесено к регионам, в которых говорящие на тамильском языке составляют большинство населения.Люди, говорящие на тамильском, не будут использовать сингальский. В результате найти работу или даже оформить государственные документы может быть сложно.

Креольские языки – языки меньшинств в Шри-Ланке

Помимо сингальского и тамильского, также говорят на нескольких языках меньшинств. На креольском малайском говорят около 46 000 человек. Он считается австронезийским языком и состоит из смеси сингальского, тамильского и малайского языков. Первоначально креольский язык развился с прибытием малайских иммигрантов, которые прибыли в качестве рабочих, изгнанников и солдат голландских и британских колонизаторов в 1200-х годах.С 19 века в письменном шри-ланкийском малайском языке использовался алфавит гундул. Однако в настоящее время его использование в основном устное и сокращается, поскольку молодежь малайцев Шри-Ланки начала полагаться на сингальский, тамильский и иностранный язык, такой как английский, для общения.

Другим креольским языком, на котором говорят в Шри-Ланке, является португальский креольский язык Шри-Ланки. Действительно, на этом языке говорят только 30 из 3400 человек португальского происхождения. Эти люди являются потомками Топазов, Касадос и португальских бюргеров.

Иностранные языки в Шри-Ланке

В Шри-Ланке основным иностранным языком является английский. На этом глобальном языке говорит примерно 10% населения. Английский используется в деловых целях.

Язык Шри-Ланки – Общие и полезные фразы

Фразы Шри-Ланки для повседневного общения

Ayubowan / Suba rathiyak way va: Доброе утро – Добрый вечер

Kohomada sahpa sah neepa: Как дела?

Sanee-Penn Innava, Istouti: Fine, спасибо, а вы

Maṭa Taeraenavaā / Mata Thayrennay Nehe: я понимаю / я не понимаю

самаава: извините

Ayubowan: Goodbye

Paiḷaiagaæaæaīae: Добро пожаловать

Bohoma Istouti: Спасибо (очень большое)

Maṭa Самаааванана / Караузаакара: Извините на

Magae Nama …: Меня зовут …

Néhé Istouti: Нет Спасибо

Ovou / Néhé: Да / Нет

Oyaāva Saādarayaena Paiḷaigananavaā : Добро пожаловать

Шри-Ланка Фразы для коммерции

Kyede: Сколько это стоит?

Eya laābha taiyaenanae: Это очень дешево

Milavedi: Это слишком дорого

Oba aḍau mailaka haækai: Вы можете снизить цену?

Mama mailadai gaænaīmaṭa avaśaya: Я хотел бы купить… этот

Mama ādarae / mama vaaira: Мне это нравится / мне это не нравится

Maudala: Деньги

Mama haeāyananae: Я просто осматриваюсь

Сила, исключение и включение – Groundviews

Фото предоставлено Динукой Лиянаватт / Reuters, из журнала Time.

Основной доклад, произнесенный 17 октября 2011 г. на конференции «Язык и социальная сплоченность: 9-я Международная конференция по языку и развитию», организованная совместно Министерством национальных языков и социальной интеграции, Министерством образования, GIZ, AusAID и Британским советом.

###

Подход

Язык никогда не бывает простым вопросом общения; повсеместно в современной социальной и политической практике язык выходит далеко за рамки своих основных утилитарных целей.В этом смысле Шри-Ланка не исключение. К настоящему времени в Шри-Ланке завершился чрезвычайно разрушительный военный конфликт, который во многом был связан с кризисом идентичности, связанным как с языком, так и с этнической принадлежностью, и со спорными представлениями о бинарном национализме и конкурирующими интерпретациями истории. В этом контексте настало решающее время серьезно рассмотреть политико-развивающую позицию языка в представлении будущего страны.

Сегодня я вкратце остановлюсь на историческом развитии языковой политики в Шри-Ланке и рассмотрю динамику конкретного политического процесса, возникшего из-за привилегированного и лишенного привилегированного использования языка в стране.Это обязательно должно быть сосредоточено на политическом дискурсе, который усилил языковое регулирование и законодательство в Шри-Ланке, а также на политических препятствиях, которые задержали всестороннее выполнение положений этих законодательных положений и нормативных рамок. Для меня устремление в будущее и представление будущего после катастрофического и очень болезненного недавнего прошлого и без оглядки на большую историю, сформировавшую нашу коллективную личность, — это рецепт будущей нестабильности.И меня бесконечно беспокоит то, что часто мы, как народ, очень неохотно извлекаем уроки из собственной истории.

История языковой политики

И тамильские, и сингальские политики поддержали идею swabasha (или «родных языков») в колониальный период в начале 20 -го -го века, направленную на продвижение сингальского и тамильского языков. Таким образом, вопреки распространенному сегодня мнению, языковая политика не всегда была отражением межэтнического соперничества.На начальных этапах спрос на swabasha отражал классовые коннотации, хотя можно было обнаружить и размытые очертания сингальских устремлений. Но такие стремления не были четко артикулированы и не получили народной поддержки на этих этапах. Требования swabasha были протестом против привилегий, которыми пользуется английская образованная элита, привилегий, недоступных для масс, образованных на местных языках.

В 1944 г. Дж. Р. Джаявардена внес в парламент резолюцию, объявляющую «сингальский язык официальным языком Цейлона в течение разумного количества лет».Поправка была предложена В. Наллайахом, тамильским государственным советником, для предоставления как сингальскому, так и тамильскому языку статуса официальных языков, которую поддержал RSS. Гунавардена, сингальский государственный советник. Резолюция в этой форме была одобрена 27 голосами против 2 в законодательном органе, в котором преобладают сингалы, что является еще одним признаком отсутствия этнического подтекста в языковой политике на данном этапе. В резолюции указывалось, что сингальский и тамильский языки станут языками обучения в школах, экзаменов для государственных служб и судебных разбирательств.

В 1946 году комитет под председательством Дж. Р. Джаявардены настоятельно рекомендовал установить местные языков в качестве официальных языков вместо английского, рекомендуя при этом осуществить переход в течение десяти лет. Но серьезных подвижек на языковом фронте, несмотря на эти официальные разговоры, не произошло. С.В.Р.Д. Бандаранаике покинул ОНП в 1951 году, сославшись на бездействие правительства в реализации новой официальной языковой политики, и начал согласованную атаку на ОНП, заявив, что не видит «никаких трудностей на пути раннего принятия наших языков.Вскоре после своей отставки Бандаранаике организовал SLFP и начал мобилизацию сил, поддерживающих движение swabasha в сингальском обществе, чтобы сформировать широкую коалицию, чтобы вырвать политическую власть у ОНП на предстоящих всеобщих выборах. Однако языковой вопрос не стал вызывающим разногласия этническим вопросом даже на этом этапе, о чем свидетельствует манифест SLFP, в котором утверждалось, что «крайне важно, чтобы сингальский и тамильский языки были немедленно приняты в качестве официальных языков, чтобы народ этой страны мог прекратить быть пришельцами на своей земле…».

Однако к концу 1950-х годов этот сквозной интерес к расширению прав и возможностей местных языков уменьшился в контексте зарождающейся и вызывающей разногласия этнической политики. Именно в этом контексте С.В.Р.Д. Бандаранаике был избран премьер-министром в 1956 году. Его главное предвыборное обещание установить сингальский язык в качестве официального языка страны вместо английского было выполнено вскоре после выборов, не дав тамильскому статусу паритета. Именно так языковая политика, какой мы ее знаем сегодня, была введена в политический дискурс Шри-Ланки.Все мы прекрасно понимаем, куда завела нас эта политика с тех пор.

История языковой политики

Позвольте мне воспользоваться моментом, чтобы кратко остановиться на политических формах, которые повлияли на языковую ситуацию в стране. В 1966 году, через десять лет после принятия Закона о сингальском языке, использование тамильского языка в качестве административного языка в северных и восточных провинциях было начато после реализации положений Закона № 1 о тамильском языке (особые положения).28 (1958 г.) в основном из-за давления со стороны тамильских политических партий. В 1987 году в соответствии с поправкой 13 th к Конституции тамильский язык был также объявлен официальным языком штата , и правовая основа для паритета между сингальским и тамильским языками была четко установлена ​​законом. Кроме того, оба языка были также определены как «национальные языки», а английский был признан «языком связи». 

Раздел 21 Конституции в соответствии с Поправкой 16 th предлагает обширные положения и права на язык управления как на сингальском, так и на тамильском языках.Кроме того, раздел 23 той же поправки предусматривает, что языком законодательства будет сингальский и тамильский языки, а перевод этих законодательных актов и законов должен быть доступен на английском языке. Кроме того, раздел 24 той же поправки предусматривает, что языками судов в стране будут сингальский и тамильский.

Глава IV Конституции и 13 th и 16 th Поправки, в частности, формально признают ранее совершенные ошибки языковой политики и предусматривают обширные и юридически обязывающие решения.По сути, глава IV в том виде, в каком она представлена ​​сегодня, предусматривает равноправное использование сингальского и тамильского языков во всех сферах социальной и политической деятельности. В этом смысле Конституция является и историческим текстом ошибок, и их исправлением, и отправной точкой для реализации так исчерпывающе артикулированной Языковой политики. Когда дело доходит до языковых прав, вопрос уже не в Конституции или правилах, а в их практической реализации.

В 1991 году Министерство государственного управления, провинциальных советов и внутренних дел издало циркуляр под названием «Осуществление закона об официальных языках – трехъязычие форм» и издало следующую директиву: «Было решено, что формы всех государственных учреждений должны быть опубликованы на трех языках: сингальском, тамильском и английском в одной газете.Все старые формы, не соответствующие этим критериям, должны быть изъяты. Секретари всех министерств и провинциальных советов должны нести ответственность за выполнение этого решения».

Это была сознательная попытка реализовать некоторые из самых основных положений в области осуществления языковых прав, которые затрагивают людей в обычных обстоятельствах. В 1992 году то же министерство издало еще один циркуляр под названием «Подготовка инфраструктуры для реализации Закона об официальных языках». ведомства для выявления и решения этих проблем.Что еще более важно, в циркуляре содержится просьба к секретарям министерств расследовать и сообщать об упущениях в реализации языковой политики в подчиненных им департаментах и ​​учреждениях. Кроме того, в циркуляре категорически говорилось, что правительство больше не будет использовать незнание языка и нехватку оборудования в качестве оправдания задержек в реализации законодательства об официальном языке.

Повторяющийся выпуск этих циркуляров указывает на ряд реалий. Внесенные в конституцию изменения были серьезными, и эти циркуляры свидетельствуют о многочисленных попытках, предпринятых на протяжении многих лет для реализации положений Конституции.Они также указывают на провал Политики в отношении официальных языков на уровне практики из-за явного отсутствия потенциала, механизмов, навыков и признания таких упущений, а также явного отсутствия политической воли и интереса на низовом уровне. Нарративы, вытекающие из этих циркуляров, предполагают, что правительство заинтересовано в скорейшей реализации языковой политики, а не в создании долгосрочной и надежной основы для ее реализации.

30 -го июня 1998 г. президент Чандрика Кумаратунге в письме своему кабинету министров также сделала четкое заявление по поводу опасений по поводу невыполнения Политики в отношении официальных языков:

До моего сведения было доведено несколько случаев невыполнения государственными учреждениями положений Конституции, касающихся официальных языков.Это серьезные упущения, поскольку они причиняют огромные неудобства и трудности представителям общественности, не владеющим сингальским языком. Кроме того, это также является нарушением закона. Страшно подумать о бедственном положении граждан, получающих письма на языке, которого они не понимают. Это равносильно лишению этого гражданина основных прав.

Однако, несмотря на благие намерения и различные попытки, изложенные выше, общий ущерб, причиненный начальным этапом языковой политики, и подозрения, которые эта политика породила в умах тамилоязычных людей, остаются без внимания как на общенациональном уровне, практика и прочувствованный опыт.Другими словами, огромный разрыв между официальным признанием тамильского языка в качестве официального и практической реализацией положений и условий, которые это влечет за собой, еще предстоит преодолеть. Совсем недавно, в 2005 г., правительственная комиссия по официальному языку сделала следующие важные замечания относительно реализации языковой политики в обширном документе под названием Меморандум о рекомендациях :

.

Возможности для связи с центральным правительством для получения его услуг на тамильском языке минимальны.  Эта ситуация представляет собой нарушение конституционных прав тамилоязычных граждан страны. Помимо унижений, которым их заставляют страдать, они сталкиваются с бесчисленными неудобствами при ведении дел с правительством. Провинциальная администрация, включая администрацию Северо-Востока, с треском проваливается в обслуживании граждан, проживающих в этих районах, которые не владеют языком администрации соответствующей провинции на своем родном языке, имеющем статус государственного языка .

Эти заявления резюмируют социальные и политические последствия языковой политики в этой стране в том виде, в каком они существуют сегодня, несмотря на многочисленные попытки их решения. С другой стороны, некоторые важные принятые меры, по-видимому, были сформулированы в произвольной манере, несмотря на то, что формулировка чувствительной к языку идеологической приверженности привела к их состоянию безуспешности.

Настоящее

По этой довольно бурной дороге со слишком многими тупиками мы подходим к настоящему; и вопрос в том, что держится в настоящем? В буквальном смысле, если бы мы следовали дорожным указателям, которые сами установили в виде правил и предписаний, наша политика, по крайней мере в отношении языка, была бы совершенно иной; если бы это было так, то сегодня на этой конференции мы обсуждали бы совсем другие вещи.

В прошлом (2010) году, примерно через полтора года после окончания войны, по приглашению Министерства официальных языков и социальной интеграции я посетил Вавунию и Джафну между 1-го -го и 3 -го -го декабря, чтобы предпринять быстрая оценка языковой ситуации на уровне земли в двух районах, где говорят преимущественно на тамильском языке. Не вдаваясь в подробности, я лишь предложу краткое изложение своего опыта, которое будет помещено в контекст сложившейся ситуации.Секретариат отдела Вавунии, где базируется ГА, обслуживает в основном тамилоязычное население. В то время как правительственные циркуляры , получаемые этим управлением, как правило, выходят на всех трех языках, а иногда и на двух, подавляющее большинство обычных сообщений от государственных учреждений по-прежнему ведется на сингальском языке. Сюда входят сообщения Министерства государственного управления, Министерства здравоохранения, Департамента пенсионного обеспечения, Управления Самурдуи, Фонда вдов и сирот и Министерства экономического развития.Беглый обзор ежедневно поступающей почты для GA на 1 st декабря 2010 г. показал, что большая часть почты была на сингальском языке, несколько региональных писем были на тамильском и почти не сопровождались письмами на сингальском языке. в тамильском или английском переводе.

В полиции Ваунии аналогичная ситуация с языком службы. Из примерно 300 офицеров и констеблей, прикрепленных к полиции города Вавуния, только около семи владеют тамильским языком.Полиция признает, что с окончанием активной войны количество людей, обращающихся в полицейские участки в регионе, значительно увеличилось, и что их способность обслуживать людей на их родном языке нуждается в значительном улучшении. В настоящее время все жалобы регистрируются только на сингальском языке; человек, говорящий на тамильском языке, может рассказать о своем соглашении на тамильском языке, и если доступен один из нескольких полицейских, владеющих тамильским языком, повествование переводится на сингальский язык и записывается. Ни один из них не является обученным переводчиком, и возможность ошибок и неточностей, просачивающихся в записанные заявления, значительна.

Структурно ситуация в Джафне очень похожа на Вавунию, что свидетельствует о существовании закономерности в сходных этнокультурных условиях, когда политика в отношении официальных языков серьезно колеблется в процессе реализации. Больница Джафна получает большую часть своих инструкций и корреспонденции от государственных учреждений на сингальском языке в ситуации, когда у нее нет официальных механизмов для перевода этих документов. Понятно, что Минздрав является одним из самых последовательных нарушителей закона об официальных языках.Подавляющее большинство корреспонденции этого министерства поступает на сингальском языке, включая письма о назначении, повышение заработной платы и, прежде всего, дисциплинарные запросы. Полиция в городе Джафна насчитывает около 600 офицеров и констеблей; из них только около 7 владеют тамильским языком, хотя и обслуживают подавляющее большинство тамильского населения. Как и в случае с Вавуйей, офицерам приходится идти на обходные пути, чтобы справиться с тем, что имеется, и полагаться на неформальные системы, когда формальные структуры не функционируют.

Такое положение дел порождает ряд проблем, которые регулярно возникают в других центральных и местных органах власти на севере, что указывает на постоянную закономерность и более глубокое недомогание. То есть, несмотря на конституционно-правовое право граждан получать информацию и услуги от центральных и местных органов государственной власти на своем языке, это происходит не на постоянной основе. Так что, несмотря на наличие идеальной правовой и конституционной базы для реализации политики государственных языков, она постоянно нарушается, о чем свидетельствуют эти примеры и опыт людей.Хотя это привело к ситуации разочарования и недоверия к государству, люди также, похоже, неохотно прибегают к средствам правовой защиты для исправления ситуации, хотя такие процедуры существуют, опасаясь выговора.

Именно в этом контексте мы, наконец, подошли к попытке запретить тамильскую версию государственного гимна, закрепленную Конституцией. Министр жилищного строительства довольно громко и неблагоразумно назвал тамильскую версию государственного гимна «шуткой», в то время как предложение получило значительную поддержку со стороны некоторых высших лидеров нашего политического спектра, основанное на откровенно ложной информации и предположениях.Естественно, если прямой перевод оригинала является «шуткой», то таким же должен быть и оригинал. Но, как мы хорошо знаем, наш национальный гимн на сингальском, тамильском или любом другом языке — это прекрасный и образцовый текст, который бросает вызов разногласиям во всех его формах и поддерживает ценность коллективной идентичности. Другое дело, что запрет не был проведен. Я нахожу крайне прискорбным, что такая неосвещенная политическая дискуссия возникла в первую очередь всего лишь через полтора года после завершения чрезвычайно разрушительной войны, и в то время как наша коллективная скорбь о потерях в войне была еще довольно болезненной, а «примирение ‘ стало свободно плавающим словом в местном политическом дискурсе.Возможно, это слово потеряло свое значение точно так же, как наша языковая политика после обретения независимости потеряла свое направление. Именно в этом контексте я хотел бы повторить мысль, которую я высказал в самом начале. То есть, если мы не извлекаем уроков из нашей истории, из нашего коллективного прошлого, из наших ошибок и из наших сильных сторон, мы будем архитекторами нашего собственного будущего разрушения точно так же, как мы были нашим недавним прошлым.

Я хотел бы завершить свои размышления несколькими малоизвестными словами одного из величайших политических лидеров нашего времени Нельсона Манделы: «Если вы говорите с человеком на языке, который он понимает, это ударит ему в голову.Если вы заговорите с ним на языке , на его языке , это затронет его сердце. Сегодня я желаю, чтобы наши политические лидеры каким-то образом нашли в себе мудрость руководствоваться этой простой логикой. Я также хочу, чтобы мудрость управляла нашей политикой в ​​целом и нашей языковой политикой в ​​частности.

(докладчик — профессор и бывший заведующий кафедрой социологии Университета Коломбо)

Политика и планирование английского языка в Шри-Ланке: критический обзор

  • Атурпана, Х., Милло Б. и команда. (2009). Башни обучения: достижения, опасности и перспективы высшего образования в Шри-Ланке . Коломбо: Офис Всемирного банка в Коломбо.

    Google ученый

  • Ауэрбах, Э. (2000). Когда педагогика встречается с политикой: сложный английский только в образовании для взрослых. В Р. Дуэнас Гонсалес и И. Мелис (ред.), Языковые идеологии: критические взгляды на официальное английское движение (стр.177–204). Махва: Лоуренс Эрлбаум.

    Google ученый

  • Ауэрбах, Э. Р. (1995). Политика класса ESL: вопросы власти в педагогическом выборе. В JW Tollefson (Ed.), Власть и неравенство в языковом образовании . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Балдауф, Р. Б., младший (1990). Планирование языка: Планирование корпуса.В R.B. Kaplan et al. (ред.), Ежегодный обзор прикладной лингвистики (Том 10, стр. 3–12). Нью-Йорк: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Балдауф, Р. Б., младший (2006). Повторное изложение случая планирования микроязыка в контексте языковой экологии. Текущие проблемы языкового планирования, 7 (2 и 3), 147–170.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Канагараджа, А.С. (1999). Сопротивление лингвистическому империализму в преподавании английского языка . Оксфорд: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Купер Р.Л. (1989). Языковое планирование и социальные изменения . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Коперахева, К. (2009). Ситуация с языковым планированием в Шри-Ланке. Текущие проблемы языкового планирования, 10 (01), 69–150.Лондон: Рутледж.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Корнелиус, Д. Дж. К., и Балакришнан, Дж. (2012). Инклюзивное образование для учащихся с ограниченными интеллектуальными возможностями. Инвалидность, CBR и инклюзивное развитие (DCID), 23 , 81–93.

    Google ученый

  • Кристалл, Д. (1997). Кембриджская языковая энциклопедия . Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Кумаранатхунга, Л. (2012). Качания маятника. В Р. Хемамала (ред.), Vistas (Том 7/8). Навала: Издательство Открытого университета Шри-Ланки.

    Google ученый

  • Кумаранатхунга, Л. (1986). In Nagoya Gakuin Daigaku & Gaikokugp Kyoiku Kiyo (Eds.), Английское образование в Шри-Ланке: новые измерения . Образование в Азии.

    Google ученый

  • Кумаратунга, К. (1986). Обучение английскому языку в Шри-Ланке: новые измерения, в Нагоя Гакуин Дайгаку и Гайкокуго Кёику Киё . Английское образование в Азии.

    Google ученый

  • Дас, А.К., Гичуру, М., и Сингх, А. (2013). Внедрение инклюзивного образования в Дели, Индия: предпочтения учителей обычных школ в отношении способов профессионального развития. Профессиональное развитие в сфере образования. дои: 10.1080/19415257.2012.747979.

    Google ученый

  • de Lanerolle Отчет комиссии. (1973). Место под солнцем: отчет комиссии по расследованию преподавания английского языка в школах Шри-Ланки . Коломбо: Государственная типография.

    Google ученый

  • Департамент переписи и статистики, Шри-Ланка (Цейлон).(1952). Перепись населения Цейлона, 1946 г. . Коломбо, Шри-Ланка: Государственная типография.

    Google ученый

  • Департамент экзаменов Шри-Ланки. (1999). Статистический справочник . Коломбо.

    Google ученый

  • Департамент экзаменов Шри-Ланки. (2002). Статистический справочник 1999–2001 гг. . Коломбо.

    Google ученый

  • Департамент экзаменов Шри-Ланки.(2005). Статистический справочник 2002–2004 гг. . Коломбо.

    Google ученый

  • Департамент экзаменов Шри-Ланки. (2011а). Статистический справочник 2005–2007 гг. . Коломбо.

    Google ученый

  • Департамент экзаменов Шри-Ланки. (2011б). Статистический справочник 2008–2010 гг. . Коломбо.

    Google ученый

  • Де Сильва, К.М. (1993). Языковые проблемы: Проблемы языковой политики. В KM de Silva (Ed.), Шри-Ланка: Проблемы управления (стр. 275–305). Дели: Конарк.

    Google ученый

  • де Соуза, Д. (1979). Мишени и стандарты. Социально-экономические и другие факторы, влияющие на преподавание английского языка в Шри-Ланке (Том 3, стр. 36–43). Коломбо: Институт Фонда Шри-Ланки.

    Google ученый

  • Де Сильва, В.А. и Гунаварден К. (1986). Планирование долгосрочного будущего образования в Шри-Ланке – Образовательная политика и изменения после 1977 г. . Махарагама: Национальный институт Шри-Ланки.

    Google ученый

  • De Silva, N.R., et al. (2013). Осуществимость введения общего английского языка в качестве требования для поступления в университет для медицины: результаты национального опроса . Получено 21 апреля 2014 г. с http://www.sljol.info/index.php/SLJASS/статья/представление/6205

  • Элевеке, Дж., и Родда, М. (2002). Задача расширения инклюзивного образования в развивающихся странах. Международный журнал инклюзивного образования, 6 , 113–126.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Фернандо, С. (2013). Запуск III этапа президентской инициативы «Английский как жизненный навык» . Коломбо: Президентская целевая группа по английскому языку и информационным технологиям.

    Google ученый

  • Фернандо С., Гунесекера М. и Паракрама А. (ред.). (2010). Английский на Шри-Ланке: цейлонский английский, ланкийский английский. Шри-ланкийский английский (Ассоциация преподавателей английского языка Шри-Ланки). Коломбо: Печать Эйткена Спенса.

    Google ученый

  • Фернандо, С. (2001). Изготовление учебников в сжатые сроки. В Д. Хейсе (ред.), Преподавание английского языка: Возможности и возможности . Коломбо: Британский совет.

    Google ученый

  • Фурута, Х. (2009). Реагирование на образовательные потребности детей с ограниченными возможностями: уход и образование в специальных дошкольных учреждениях в северо-западной провинции Шри-Ланки. Японский журнал специального образования, 46 (6), 457–471.

    Google ученый

  • Фишман, Дж.А. (1968). Социолингвистика и языковые проблемы развивающихся стран. В JA Fishman, CA Ferguson и J. Das Gupta (Eds.), Языковые проблемы развивающихся стран (стр. 3–16). Нью-Йорк: Уайли.

    Google ученый

  • Фишман, Дж. А. (ред.). (1974). Достижения в языковом планировании . Гаага, Нидерланды: Мутон.

    Google ученый

  • Фурута Х.(2006). Текущее состояние образования детей с ограниченными возможностями в Шри-Ланке: последствия для расширения доступа к образованию. Японский журнал специального образования, 43 (6), 555–565.

    Google ученый

  • GCE (O.L.) Examination −2010 Evaluation Report (31 – английский язык). (2012). Отдел исследований и разработок, национальные службы оценки и испытаний . Департамент экзаменов.

    Google ученый

  • Гунетиллеке, Д.CRA (1983). Языковое планирование на Шри-Ланке. Навасилу, 5 , 13–18.

    Google ученый

  • Гунасекера, М. (2005). Постколониальная идентичность шри-ланкийского английского языка . Коломбо: публикации Виджита Япа.

    Google ученый

  • Гунаварден, М. (2009). Прочная дружба: Фонд Азии отмечает пятидесятилетие своей деятельности в Шри-Ланке .Коломбо: Ace Printing & Packages (Pvt) Ltd.

    Google ученый

  • Хаарманн, Х. (1990). Языковое планирование в свете общей теории языка: методологическая основа. Международный журнал социологии языка, 86 , 103–126.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Хаммонд, Х., и Ингаллс, Л. (2003). Отношение учителей к инклюзивности: результаты опроса учителей начальных классов в трех юго-западных сельских школьных округах. Ежеквартальный журнал специального образования в сельской местности, 22 (2), 24–30.

    Google ученый

  • Хауген, Э. (1959). Планирование стандартного языка в Норвегии. Антропологическая лингвистика, I (3), 8–21.

    Google ученый

  • Hornberger, NH (2006). Рамки и модели языковой политики и планирования. В Т. Риченто (ред.), Введение в языковую политику: теория и метод .Виктория: Издательство Блэквелл.

    Google ученый

  • Джернуд, Б. Х. (1977). Лингвистические источники терминологических инноваций. В Дж. Рубин, Б. Х. Джернудд, Дж. Дас Гупта, Дж. А. Фишман и К. А. Фергюсон (редакторы), Процессы языкового планирования (стр. 215–236). Гаага, Нидерланды: Мутон.

    Google ученый

  • Кандия, Т. (1984). Кадува: Власть и оружие английского языка в Шри-Ланке.В P. Colin-Thome & A. Halpe (Eds.), в честь E.F.C. Людовик: Поздравительные очерки (стр. 117–154). Дехивела: Тисара Пракасакайо.

    Google ученый

  • Каплан, Р. Б., и Балдауф, Р. Б., младший (1997). Языковое планирование: от практики к теории . Клеведон, Великобритания: Вопросы многоязычия.

    Google ученый

  • Мендис, GC (ред.). (1956). Документы Колбрука-Камерона: документы о британской колониальной политике на Цейлоне 1796: 1833 (Том I). Лондон: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Министерство образования Шри-Ланки. (2013). Информация об образовании Шри-Ланки 2012 . Коломбо.

    Google ученый

  • Министерство образования. (2012). Информация об образовании Шри-Ланки-2012.Получено 16 октября 2013 г. с http://www.moe.gov.lk/web/images/stories/statistic/sl_edu_info_2012.pdf.

  • Модерн, Дж., Джоренсен, К., и Дэниелс, Ф. (2010). DFID, инвалидность и образование . Лондон: Результаты Великобритании.

    Google ученый

  • Основы национальной политики в области общего образования. (2003). Национальная комиссия по образованию . Коломбо

    Google ученый

  • Национальный институт образования, отделение английского языка.(2001). Политика в отношении преподавания английского языка как второго в школах . Махарагама.

    Google ученый

  • Национальный симпозиум по оценке успеваемости школьных кандидатов (экзамен GCEOL 2011). (2012). Отдел исследований и разработок, национальная служба оценки и испытаний . Департамент экзаменов.

    Google ученый

  • Филлипсон, Р.(1992). Языковой империализм . Нью-Дели: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Рахим Р. и Девендра Д. (2007). Меняющиеся времена, меняющиеся взгляды: история английского образования в Шри-Ланке. В книге Ён Хи Чой и Б. Спольски (редакторы), Английское образование в Азии: история и политика (серия книг Asia TEFL, 2007 г.). Сеул: Публикация Asia TEFL.

    Google ученый

  • Рахим Р.и Ратватте, Х.В. (2001). Региональные различия в уровне владения учащимися и последствия для языкового планирования. В D. Hayes (Ed.), Преподавание английского языка: Возможности и возможности. Избранные доклады 1-й Международной конференции Шри-Ланкийской ассоциации преподавателей английского языка (SLELTA). Коломбо, Шри-Ланка: Британский совет.

    Google ученый

  • Рахим, Р., и Ратватте, Х.В. (2004). Видимые стратегии, невидимые результаты: языковая политика и планирование в Шри-Ланке.В S. Mansoor, S. Meraj, & A. Tahir (Eds.), Языковая политика, планирование и практика – взгляд Южной Азии . Карачи: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Риченто, Т. (2006). Введение в языковую политику: теория и метод . Виктория: Издательство Блэквелл.

    Google ученый

  • Шохами, Э. (2006). Языковая политика: Скрытая повестка дня и новые подходы .Оксон: Рутледж.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Сидеридис, Г. Д., и Чендлер, Дж. П. (1996). Сравнение отношения учителей физической и музыкальной культуры к инклюзивности детей с ограниченными возможностями здоровья. Психологические отчеты, 78 (3), 768–771.

    Перекрёстная ссылка Google ученый

  • Спольски, Б. (2004). Языковая политика .Кембридж: Издательство Кембриджского университета.

    Google ученый

  • Суматипала, KHM (1968). История образования на Цейлоне 1796–1965 гг. . Дехивала: Принтеры Тисары.

    Google ученый

  • ЮНЕСКО. (2010). Образование для всего движения . Получено 3 октября 2013 г. с http://www.unesco.org/new/en/education/themes/leading-the-internationalagenda/education-for-all.

  • Ван Реузен, А.К., Шохо, А.Р., и Баркер, К.С. (2001). Отношение учителя средней школы к инклюзивности. The High School Journal, 84 (2), 7–17.

    Google ученый

  • Виджератне, К., Кумаратунга, Л., и Перера, И. (2003). Оценка программы общего английского языка GCE продвинутого уровня. Национальная комиссия по образованию . Коломбо. Получено 21 апреля 2014 г. с http://www.nec.gov.lk/web/index.php?option=com_content&view=article&id=86%3Aevaluation-of-gce-advanced-level-general-english-porgramme&catid=20. %3Ageneraleducation&Itemid=52&lang=en

  • (без даты и без автора). Преподавание английского языка – Настоящее положение и будущие стратегии.

    Google ученый

  • (1982) (без автора). На пути к актуальности в образовании: отчет Справочного комитета по образованию, 1979 г. Шри-Ланка: Правительство. Бюро публикаций, апрель 1982 г.

    Google ученый

  • (2001 г.) (без автора). Политика в отношении преподавания английского языка как второго в школах .Махарагама, Шри-Ланка: Отделение английского языка Национального института образования (NIE).

    Google ученый

  • Шри-Ланка — Этнические группы

    Шри-Ланка Содержание

    Население Шри-Ланки разделено на этнические группы, конфликты доминировали в общественной жизни с девятнадцатого века. То двумя основными характеристиками, которые отмечают этническое наследие человека, являются языка и религии, которые, пересекаясь, образуют четыре основных этнических группы — сингалы, тамилы, мусульмане и бюргеры.Этнический подразделения не основаны на расе или внешности; некоторые шриланкийцы утверждают, что определяют этническую принадлежность человека по его лицу характеристики или цвет, но в действительности такие предпосылки недоказуемы. Ни в языках, ни в религиозных системах Шри-Ланки нет ничего такого, что официально способствует социальной сегрегации своих приверженцев, но исторические обстоятельства благоприятствовали одной или нескольким группам в разное время, что привело к вражде и конкуренции за политические и экономическая мощь.

    сингальский

    Сингалы официально являются крупнейшей этнической группой в стране. включающая 11 миллионов человек или 74 процента населения в 1981 году. Их отличает, прежде всего, их язык, сингальский, который является член индоевропейской лингвистической группы, включающей хинди и другие североиндийские языки, а также большинство языков Европы. Вполне вероятно, что группы из северной Индии представили раннюю форму сингалов, когда они мигрировали на остров около 500 г. до н.э.С., принеся с собой их сельскохозяйственная экономика, которая оставалась доминирующей над двадцатый век. Однако с давних времен сингальский язык включал в себя большое количество заимствованных слов и конструкций из тамильского языка и современной речи включает в себя множество выражений из европейских языков, особенно английского. Сингальцы утверждают, что являются потомками принца Виджая и его банды. иммигранты из северной Индии, но вполне вероятно, что оригинал группа сингальских иммигрантов, вступивших в брак с коренными жителями.Сингальцы постепенно вобрали в себя самые разные касты или племена. группы с острова и из южной Индии в течение последних 2500 годы.

    Буддийская религия укрепляет солидарность сингалов как этническое сообщество. В 1988 году примерно 93 процента сингалов говорящие были буддистами, и 99,5% буддистов Шри-Ланки говорил на сингальском. Самый популярный сингальский фольклор, литература и ритуалы учат детей с раннего возраста уникальности буддизма в Шри-Ланка, долгие отношения между буддизмом и культурой и политику острова и важность сохранения этого хрупкого культурное наследие.Буддийские монахи пользуются большим уважением и участвовать в богослужениях на знаменательных событиях в жизни людей. К Стать монахом — это высоко ценимая карьерная цель для многих молодых людей. То соседний буддийский монастырь или святыня является центром культурной жизни для сингальских сельских жителей.

    Их общий язык и религия объединяют всех этнических сингалов, но есть четкая разница между «Кандиан» и «нижний» сингальский. Потому что Королевство Канди в горная местность оставалась независимой до 1818 года, консервативная культурная и социальные формы оставались там в силе.английское образование было меньше уважали, а традиционное буддийское образование оставалось жизненно важной силой в сохранение сингальской культуры. Бывшая кандийская знать сохранили свой социальный престиж, а кастовые разделения связаны с профессиональные роли менялись медленно. Равнины и побережье Шри С другой стороны, Ланка за 400 лет претерпела большие изменения. европейское правило. Значительное количество жителей прибрежных районов, особенно среди каста карава, обращенная в христианство через решительные миссионерские усилия португальцев, голландцев и британцев; 66 процентов католики и 43 процента протестантов в начале 1980-х гг. были сингальцами.Социальная мобильность, основанная на экономических возможностях или услугах колониальным правительствам разрешили переезжать целым кастам или родственным группам. выше в социальной иерархии. Старые представления о благородных или рабских статус снизился, и новая элита сформировалась на основе знание европейских языков и гражданского администрирования. Голландцы правовая система изменила традиционное семейное право. Более широкий, более космополитический Мировоззрение отличало сингалов из низов от более «старых» вылеплены» жители горной местности.

    Тамилы

    Люди, известные под общим названием тамилы, насчитывающие 2 700 000 человек. человек или примерно 18 процентов населения в 1981 году, используют Тамильский язык как родной язык. Тамильский — один из дравидийских языки, встречающиеся почти исключительно на полуострове Индии. Он существовал в Южная Азия до прихода людей, говорящих на индоевропейских языках. около 1500 г. до н.э. Высококачественная тамильская литература сохранилась не менее 2000 лет на юге Индии, и хотя тамильский язык вобрала в себя много слов из северных индийских языков, в конце XX века в нем сохранились многие формы чисто дравидийской речи. факт, которым гордятся его спикеры.На тамильском говорят не менее 40 миллионов человек в индийском штате Тамил Наду ( «земля тамилов») и еще миллионами в соседних штатах южной Индии и среди тамильских эмигрантов по всему миру.

    Был постоянный поток миграции из южной Индии в Шри-Ланку. Ланка с доисторических времен. Когда сингалы контролировали Шри-Ланку, однако они считали свой язык и культуру родными для остров, и в их глазах тамилоязычные иммигранты составляли зарубежная этническая общность.Некоторые из этих иммигрантов, по-видимому, отказался от тамильского языка в пользу сингальского и стал частью сингальской касты система. Однако большинство продолжало говорить на тамильском языке и смотрело в сторону южная Индия как их культурная родина. Их связи с тамилами Наду периодически получал подкрепление во время борьбы между королями. Шри-Ланки и южной Индии, пик которых пришелся на войны с Чола. Вероятно, предки многих говорящих на тамильском языке вошли в стране в результате завоевания Чола, для некоторых личных имен и некоторые конструкции, используемые в шри-ланкийском тамильском языке, напоминают чола. период.

    Говорящие на тамильском языке в Шри-Ланке делятся на две группы, которые совсем другое происхождение и отношение к стране. Шри-ланкийский Тамилы прослеживают свою иммиграцию в далекое прошлое и фактически являются коренное меньшинство. В 1981 г. их насчитывалось 1 886 872 человека, или 12,7% населения. Население. Индийские тамилы либо иммигранты, либо потомки иммигрантов, приехавших под британским спонсорством в Шри-Ланку для работы над плантации в центральном высокогорье.В 1981 году их насчитывалось 818 656 человек, или 5,5 процента населения. Потому что они жили на плантации поселения, отдельные от других групп, в том числе шри-ланкийских Тамилы, индийские тамилы так и не стали неотъемлемой частью общества и действительно, сингальцы считали их иностранцами. То Население индийских тамилов сокращается благодаря программам репатриация их в Тамил Наду.

    Этнические тамилы объединены друг с другом общими религиями верования, тамильский язык и культура.Около 80 процентов Шри Ланкийские тамилы и 90 процентов индийских тамилов являются индуистами. У них есть мало контактируют с буддизмом, и они поклоняются индуистскому пантеону боги. Их религиозные мифы, рассказы о святых, литература и ритуалы отличаются от культурных источников сингалов. Каста группы тамилов также отличаются от групп сингалов, и у них есть свое обоснование в религиозных идеологиях, которые делают сингальцы не делиться.Однако религия и каста создают разногласия внутри общества. Тамильское сообщество. Большинство индийских тамилов являются представителями малоиндийских касты, не пользующиеся уважением со стороны высших и средних каст Шри-ланкийские тамилы. Кроме того, меньшинство тамилов — 4,3 процентов шри-ланкийских тамилов и 7,6 процента индийских Тамилы — новообращенные в христианство, имеющие собственные места отправления культа. и отдельная культурная жизнь. Таким образом, многочисленное тамильское меньшинство в Шри-Ланка эффективно отделена от основной сингальской культуры. и разделена на две основные группы со своими собственными христианскими меньшинства.

    мусульман

    мусульман, что составляет примерно 7 процентов населения, составляют группу меньшинств, исповедующих религию ислам. Как в Что касается других этнических групп, то мусульмане имеют свою собственную отдельную места поклонения, религиозные и культурные герои, социальные круги и даже языки. Мусульманская община делится на три основные разделы — шри-ланкийские мавры, индийские мавры и малайцы, каждый со своей историей и традициями.

    Мавры Шри-Ланки составляют 93 процента мусульманского населения и 7 процентов от общей численности населения страны (1 046 926 человек в 1981). Они ведут свою родословную от арабских торговцев, переселившихся на юг. Индия и Шри-Ланка где-то между восьмым и пятнадцатым веков, приняли тамильский язык, который был общим языком торговали в Индийском океане и навсегда поселились на Шри-Ланке. Шри-ланкийский Мавры жили в основном в прибрежных торговых и сельскохозяйственных общинах. сохраняя свое исламское культурное наследие, принимая многие южные азиатские обычаи.В период португальской колонизации мавры страдали от преследований, и многие переехали в Центральное нагорье, где остаются их потомки. Язык шри-ланкийских мавров Тамильский или тип «арабского тамильского», который содержит большое количество арабских слов. На восточном побережье прослеживаются их семейные линии через женщин, как в системах родства юго-западного индийского штата Керала, но они управляются через исламский закон.

    Индийские мавры — мусульмане, ведущие свое происхождение от иммигрантов поиск возможностей для бизнеса в колониальный период.Некоторые из эти люди приехали в страну еще во времена португальцев; другие прибыли в британский период из разных частей Индии. То Мемон, родом из Синда (в современном Пакистане), впервые прибыл в 1870 году; в 1980-х их насчитывалось всего около 3000 человек. Бора и Ходжа прибыл из северо-западной Индии (штат Гуджарат) после 1880 г .; в 1980-х вместе их насчитывалось менее 2000 человек. Эти группы были склонны сохраняют свои места отправления культа и языки своих предков. родина.

    Малайцы произошли из Юго-Восточной Азии. Их предки пришли в страна, когда и Шри-Ланка, и Индонезия были колониями голландцев. Большинство первых малайских иммигрантов были солдатами, посланными голландцами. колониальная администрация на Шри-Ланке, решившая обосноваться на остров. Другие иммигранты были каторжниками или членами дворянских домов из Индонезия, которые были сосланы на Шри-Ланку и никогда не уезжали. Главный источником сохраняющейся малайской идентичности является их общий малайский язык ( бахаса melayu ), который включает в себя множество слов, заимствованных из сингальского и Тамильский, на котором говорят дома.В 1980-х годах малайцы составляли около 5 процентов мусульманского населения Шри-Ланки.

    Бюргерс

    Термин бюргер применялся в период голландского правления к Европейские граждане, проживающие на Шри-Ланке. В более широком смысле это стало означать любой постоянный житель страны, который может проследить родословную до Европа. В конце концов в него вошли как голландские бюргеры, так и португальцы. Бюргеры. Всегда гордясь своим расовым происхождением, бюргеры дистанцировались от массы граждан Шри-Ланки, погрузив себя в европейской культуре, говоря на языке нынешних Европейское колониальное правительство и господство над лучшими колониальными воспитательные и административные должности.Они в целом остались христиане и живут в городах. Однако с момента обретения независимости Бюргерское сообщество утратило влияние и, в свою очередь, стало сокращаться. Размер из-за эмиграции. В 1981 году бюргеры составляли 0,3 процента. (39 374 чел.) населения.

    Ведда

    Ведды – последние потомки древних жителей Шри Ланка, еще до прихода сингалов.

    Want to say something? Post a comment

    Ваш адрес email не будет опубликован.