Казахские горы: Город, горы и еда — интересные маршруты в Алма-Ате

Содержание

Богатые Казахские горы | Travel-vesti.ru — Все о туризме от первого лица

После нашей предыдущей поездки, теперь мы знаем о том, где отдохнуть в Абхазии летом с детьми максимально классно, а после этого мы отправились в Казахстан. Там не мене красиво. Итак по порядку.

По сей день растут горы Казахстана, поэтому часто в них бывают землетрясения, особенно сильные в Джунгарском Алатау и Тянь-Шане, до 10 баллов. Много в горах ледников, летом которые тают, и реки Лупса, Или (самая большая река), Аксу, Каратал разливаются и несут свои воды в озеро Балхаш. Начинается Сырьдарья в горах Тянь-Шаня. Течет она через пустыни и затем впадает в Аральское озероАральское озеро-море.

Но уходят воды Арала в таких количествах на полив, что мелеет оно с каждым днем. Когда в горах идут сильные дожди или тает снег, то сходят с гор сели — потоки камней и грязи. Обрушиваются они в долины, все разрушая на своем пути, электростанции на горных реках и плотины, села, дороги, оросительные каналы, посевы. В урочище Медео построили высокую каменную плотину, чтобы защитить от селей бывшую столицу Казахстана Алма-Ата.

Во впадинах между гор, в предгорьях, на юго-востоке Казахстана кажутся бесконечными пустыни: солончаковые, глинистые, песчаные, каменистые. Покрыта глиной, растрескавшейся от жары, пустыня Бетпак-Дала.

Бесконечные гряды песчаных барханов. Среди раскаленных камней и щебня, севернее озера Балхаш, выживают только немногие травы и серая полынь. Хорошо в пустыне чувствуют себя только змеи, ящерицы, ядовитые пауки пустыня Бетпак-Далакаракурты, черепахи, скорпионы и тарантулы. Ночью, на поверхность выходят грызуны-землерои — тушканчики, мыши-песчанки, суслики, когда становиться прохладнее.

Вдруг среди безводной пустыни возникают густые заросли ивы, тамариска, тополя, облепихи, лоха. Леса в долинах больших рек Или, Сырдарьи и других — это тугай.

Провели в предгорьях Джунгарского Алатау и Тянь-Шаня в пустынях, оросительные каналы, и появились там хлопковые поля, плантации риса, виноградники и сады. Но картины природы изменяются если подняться в горы. Появятся леса из осин и диких яблонь, долины нешироких горных речек заросшие кустарником. А еще выше — горные луга, украшенные алыми маками, фиолетовыми соцветиями дикого лука, желтыми лютиками, леса из предгорьях Джунгарского Алатаутяньшаньской ели. Выпасают летом на горных пастбищах скот. Леса постепенно исчезают и голыми скалами сменяются луга. Лежат у самых вершин вечные ледники и снега. Живут высоко в горах медведь, горный баран (архар), снежный барс.

Добывают в горах, на юге Казахстана руды цветных металлов, фосфориты, свинец, уголь, цинк, железную руду. Недалеко от развалин древнего поселения Алматы (яблочное) в 1854 году построено было военное укрепление Верный. Вырос вокруг небольшой крепости очень красивый город Алма-Ата. Лежит она в горах Тань-Шаня, окруженная горами с трех сторон, на высоте 700-900 метров.

На востоке Казахстана горы высокие. Это Рудный Алтай. Можно увидеть, как меняются природные зоны.

У подножия, внизу — степь, город Рудныйпоявляются затем заросли кустарников — тавологи, шиповника, боярышника, жимолости. Леса из пихты, кедра, ели — еще выше. Водятся там бурундук, медведь, рысь, белка, олени-морал, соболь. Затем сменяет высокогорные луга, тундра, и лежат у самых вершин ледники.

Недра Рудного Алтая необыкновенно богаты. Извлекают 16 различных металлов, из полиметаллической руды, которую здесь добывают, среди них редкие индий, тантал, селен, телур, а также серебро, золото, цинк, свинец, медь и другие.

СемипалатинскСемипалатинск и Усть-Каменогорск — самые большие города Рудного Алтая. Появилась небольшая крепость Семипалатка, на берегу Иртыша в 1718 году, так названная по числу ее зданий. Семипалатинск долгое время был центром торговли между Россией и Средней Азией. Теперь Семипалатинск большой промышленный город. В 1720 Усть-Каменогорскгоду, на месте впадения реки Ульбы в Иртыш возник Усть-Каменогорск тоже как крепость. Выстроились теперь новые многоэтажные дома на десятки километров вдоль набережной Иртыша. Работают в городе предприятия цветной металлургии, мясной и молочный комбинаты и машиностроительные заводы.

Понравилась статья — Напишите комментарий или свои пожелания.

Это интересно! — Королевство путешествий

Республика Казахстан потрясает путешественника величием бескрайних степей и золотом куполов мечетей, голубыми просторами озера Балхаш и современными зданиями Астаны. Города Великого Шелкового пути и Космодром Байконур — все о Казахстане в нашей статье…

 

Казахстан расположен в самом центре Евразии, к югу от Уральских гор. Здесь необычным образом переплелись между собой древность и современность, восточные традиции и западный модерн. Бескрайние южные степи, горы и озёра, Великий Шёлковый путь и космодром Байконур — всё это Казахстан. Сегодня страна предлагает туристам сразу несколько вариантов путешествий: познавательные экскурсионные маршруты по стране, этнические и эко-туры, а также лечение, охоту, рыбалку и альпинизм.

Виза в Казахстан. Для граждан России и стран СНГ виза в Казахстан не требуется.

Таможня. Ввоз иностранной валюты ограничен суммой в 500 USD (сумму обязательно внести в декларацию). Вывоз иностранной валюты ограничен количеством, указанным в декларации. Ввоз и вывоз местной валюты для иностранцев запрещён.

Разрешён беспошлинный ввоз 1000 сигарет или 1000 гр табака и 2 л алкогольных напитков. Запрещён ввоз оружия и боеприпасов, наркотиков и наркосодержащих препаратов, литературы, фото- и видеопродукции, противоречащих нормам ислама или направленных на подрыв и дискредитацию органов государственной власти. Запрещён вывоз золота, драгоценных камней и редких минералов, редких видов животных и охотничьих птиц.

Транспорт. Городской транспорт в основном представлен автобусами и «маршрутками», в Алма-Ате к ним добавляются ещё и трамваи. Стоимость проезда в «маршрутках» ненамного выше, чем в обычных городских автобусах, зато они ходят чаще и допоздна. Стоимость проезда обычно указана на лобовом стекле, боковом окне или в салоне — всё, как у нас.

Такси есть во всех крупных городах. В большинстве «моторов» счётчики являются ненужным излишеством: они либо отсутствуют вовсе, либо не включаются водителем — так что о цене нужно договариваться заранее. Такси можно заказать по телефону, через интернет или просто поймать на улице. Кроме официальных такси, можно воспользоваться услугами частника: это дешевле, но такая поездка — на свой страх и риск.

Климат Казахстана. Климат резко континентальный, сухой. Его особенность — большая разница между зимними и летними температурами, сухость воздуха, незначительное количество осадков на большей части территории, продолжительная суровая зима и короткое лето на севере, короткая зима и жаркое лето на юге. Средняя температура июля +19 °C на севере и +30 °C на юге страны, января — от −18 °C до −3 °C на севере и на юге соответственно.

Казахское слово «аэропорт» дословно переводится как «воздушный дом», а произносится примерно как «э-уежжай»


 

Лучшим временем для посещения страны считается весна (с апреля по июнь) и осень (с сентября по ноябрь), летом там может быть слишком жарко. Прогноз погоды в городах Казахстана

Отели Казахстана. Отельная база страны ничем не отличается от российской. В крупных городах с каждыми годом появляется всё больше высокоуровневых гостиниц с громкими сетевыми префиксами, например, Rixos или Radisson, а есть и до сих пор не реконструированные гостиницы советского периода. В небольших городах такого выбора нет.

Банки и обменные пункты Казахстана. Банки работают с 9:00 до 18:00 с понедельника по пятницу. Перерыв на обед обычно с 13:00 до 14:00, однако многие банки работают без перерывов. Суббота и воскресенье — выходные. Обменять деньги можно в любом банке или официальном обменном пункте. Квитанции лучше сохранять до отъезда из страны.

К оплате принимаются главные европейские и международные кредитные карточки. Их без проблем берут в крупных отелях, магазинах и ресторанах в больших городах. Туристические чеки рекомендуется брать в американских долларах, чтобы избежать дополнительных обменных операций. Банкоматы можно найти в банках, отелях и торговых центрах.

Кухня и рестораны. В Казахстане принято кушать со вкусом и не торопясь. Традиционная трапеза казахов начинается с молочных напитков: гостям предлагают кумыс (кобылье молоко), шубат (верблюжье молоко) или айран (кислое коровье молоко), которые не только утоляют жажду, но и укрепляют иммунитет.

Современная национальная кухня включает в себя не только исконно казахские блюда, но и множество блюд других народов, проживающих в Южном Казахстане. Некоторые блюда готовят только в тандыре — специальной глиняной печи. Считается, что настоящая самса выходит только в тандыре, также в нём пекут традиционные лепёшки.

Развлечения, экскурсии и достопримечательности Казахстана. Медео и Чимбулак — курортные зоны, известные уникальным сочетанием мягкого климата, величественных гор и современных спортивных сооружений, расположены в предгорьях Заилийского Алатау в 15 км от Алма-Аты. В Медео открыт всемирно известный высокогорный каток, построенный 1972 году.

Заилийское Алатау и Кёнгей-Алатау — величественные горные пики, протянувшиеся двумя грядами с востока на запад между Алма-Атой и озером Иссык-Куль в Кыргызстане. Они идеальны для любителей экстрима: это область горных ледников, диких рек и долин, среди которых проложено множество горных троп для треккинга самой разной длины и крутизны. Некоторые из них подходят к озеру Иссык-Куль. Сезон здесь продолжается с июня по сентябрь.

Шымкент и Тараз были в своё время крупнейшими городами Средневековья, расположенными на Великом Шёлковом пути. Как правило, экскурсии по Шымкенту включают в себя посещение «Святого места» в Сайрамском районе и «Арыстанбаба» — места преклонения перед святыми. А в Таразе можно посетить Музей истории, мавзолей Айша-Биби — место паломничества мусульман и савзолей Сыпатай-Батыра.

Комплекс Медео — самый высокогорный комплекс в мире для зимних видов спорта с самой большой площадью ледового поля

Озеро Балхаш, расположенное на востоке Казахстана — уникальное природное образование. Оно очень большое по площади, но в тоже время очень мелкое. Удивительная особенность озера: вода в его восточной половине — солёная, а в западной — достаточно пресная, поэтому даже виды рыб, обитающие в разных частях озера, разные.

События в Казахстане. Весенний фестиваль Навруз («Новый День») — самый большой праздник страны. Это праздник весеннего равноденствия и возрождения природы включает в себя традиционные народные спортивные игры «аламан-байга» (скачки на лошадях), «куз-куу» (погоня за девушкой — не пугайтесь, никто не пострадает), «казакша-курез» (национальная борьба), «кокпар» (борьба за козла на лошадях — тоже без жертв), а также музыкальные представления, фестиваль драмы, экспозиции уличных художников и красочные ярмарки.

В августе на Медео проходит фестиваль «Голоса Азии», в котором принимают участие оркестры почти из всех стран СНГ и Азии.

Легенды Боровое

Боровое привлекает туристов живописными пейзажами и широкими возможностями для отдыха. Край называют Казахстанской Швейцарией за уникальный климат и природные ресурсы. Тем, кто отправляется в Боровое, легенды об этих местах расскажут о происхождении многих достопримечательностей, культуре и быте местного народа.

Урочище Боровое


По легенде Аллах, создавая землю, выделил казахам только степи. И как они не просили горы и леса, Создатель был глух к его молитвам. Тогда Алдар-Косе, балагур и пересмешник, предложил Всевышнему сыграть в прятки и перетяжку. Аллах согласился, и чтобы было, где прятаться, создал в степи небольшой холм. Он и в настоящее время называется Букпа, что в переводе с казахского «прятаться». Алдар-Косе во время игры сделал в хурджуне Создателя дырку.  В тот момент, когда они играли в перетяжки, посыпались на землю скалы, леса, озера и другие природные богатства, которыми этот край славится до сих пор.

Легенда о появлении урочища имеет и другую версию. После сотворения мира Аллах летел над землей и щедрой рукой раскидывал родники, озера, горы и леса. Однако, когда он добрался до казахских степей, его хурджун был уже почти пуст. Лишь в одном из уголков осталось немного природных богатств. Решил Создатель разбавить казахские степи: кинул горы, хоть невысокие, но лесистые, озера неглубокие, но чистые и прозрачные… Так и появилось место, которое славится своей природой по всему Казахстану.

 

Бурабай


Легенда гласит, что в давние времена в этих местах жил большой белый верблюд Бура. Священное животное отличалось силой и красотой. Его родиной были леса горы Кокшетау, но каждый полдень он спускался к Серебряному озеру, чтобы попить воды. Местные жители относились к верблюду с почтением, ведь он оберегал их жизни. Бура чувствовал приближение чужаков и оповещал об этом людей громким криком. Поэтому много лет жители края жили в свободе и мире.

Однажды в этих местах появились разбойники, которые грабили и убивали людей, животных, птиц. Бура предупреждал всех об их приближении громкими криком. Это помогло спасти много невинных жизней, но разбойники поняли о том, кто является причиной их неудач. Они устроили ловушку для верблюда, когда он в очередной раз спустился попить воды. Предводитель разбойников выстрелил в грудь животного. Стрела вышла через один из горбов Буры. Чувствуя приближения гибели, священное животное спустилось к озеру, где и окаменел.

В честь благородного верблюда эти места стали называть Бурабай. Серебряное озеро с чистейшей водой получило название Боровое. По легенде застывший верблюд так и остался навсегда в родных местах, превратившись в гору, высота которой составляет почти 600 м. Местные жители видят в ней очертания окаменевшего животного, из горба которого торчит смертоносная стрела.


 

Гора Окжетпес

В Боровом многие легенды связаны с природными достопримечательностями. Так, о скале Окжетпес ходит много народных сказаний. Ее название переводится с местного как «не долетит стрела». Одной из самых популярных легенд о скале считается следующая.

Много веков назад в этих краях жил грозный хан, который славился своими победами. Из очередного похода он пришел с большим количеством трофеев, среди которых была молодая пленная калмычка. Хан разделил добытое между своими людьми, но не смог решить, кому в жены достанется девушка. Тогда он разрешил калмычке самой выбрать себе жениха.

Девушка забралась на вершину скалы и повесила там свой платок. Она попросила хана отдать ее за того воина, чья стрела долетит до него. Много джигитов участвовали в соревновании, но никто не справился с задачей. Тогда хан разозлился и приказал девушке спускаться. Но юная калмычка выбрала свободу, поэтому бросилась с вершины холма вниз, в голубые воды озера Аулиеколь.

Легенда гласит, что на месте падения девушки через время появилась скала Жумбактас. Она напоминает местным жителям о той, кто выбрал свободу, честь и достоинство ценой собственной жизни.


Танцующие березы

На берегу озера Борового располагается уникальная березовая роща. Стволы деревьев изогнуты от самой земли. Роща является одним из самых излюбленных мест для отдыха у жителей Борового и туриста. О том, почему деревья получили такую необычную форму, ходит много легенд.

По преданию много веков назад в этих местах много веков назад устраивали праздники девушки и юноши. Они собирались на берегу озера, танцевали и веселились. Однажды хан захотел посетить праздник, наравне с другими участниками. Он переоделся в простолюдина и сумел остаться неузнанным. Но в минуту, когда девушки танцевали, хан не смог не восхититься их красотой. Юные красавицы узнали правителя и испугались. Они навек застыли в танце, а их тела стали стволами белых берез, которые до сих пор удивляют и притягивают взгляды своей красотой.


 

Поляна Абылай-хана

Одной из самых популярных достопримечательностей Борового считается поляна Абылай-хана. Это место славится своей энергетикой и живописными пейзажами. Считается, что организм человека, посетившего поляну, омолаживается, а самочувствие улучшается.

По легендам Абылай-хан был одним из самых сильных и грозных правителей. Его покровителем был желтый верблюд. Если по пути к сражению животное лежало головой вперед, то правителя обязательно ожидала победа.

На поляне располагается трон Абылай-хана, сложенный из мраморных плит. В последствии здесь была установлена стела в честь великого правителя. В Боровом располагается музей Абылай-хана и библиотека. 

  
 

Каменная крепость


Таскамал или каменная крепость располагается между поселками Щучинска и Борового. Многие туристы приезжают сюда, чтобы увидеть уникальную достопримечательность, о происхождении которой до их пор спорят. Сооружение, возведенное из каменных плит, вызывает столько же слухов, сколько и египетские пирамиды. Даже современная техника не способна поднять глыбы, из которых сделан Таскамал.


Скала Жумбактас


Жумбактас – скала, расположенная в северной части озера Боровое. С разных сторон ее форма имеет различные очертания. Кто-то видит в ней загадочного сфинкса, другие – девушку с развивающимися волосами. С происхождением скалы связано множество преданий.

По одной из легенд в давние времена в этих краях жил хан, у которого было семеро сыновей и одна дочь. Он мечтал выдать девушку за богатого бая, но в один из дней она встретила красивого джигита, и они полюбили друг друга. Молодые люди знали, что хан не даст согласия на брак, поэтому убежали и тайно поженились. Разгневавшийся отец послал за ними в погоню своих сыновей. Воины поймали влюбленных, когда они плыли по озеру и убили молодого человека. Девушка в горе попросила Аллаха обратить ее в камень. Всевышний услышал ее молитвы и выполнил просьбу. Она застыла посреди озера, превратившись в скалу, которая поражает воображение своими необычными очертаниями.

Боровое – это край озер и скал. Легенды Бурабая знакомят туристов с историей происхождения многих местных достопримечательностей. Красивые предания, которые передаются из поколения в поколение, позволяют взглянуть на природу края другим взглядом.  


Видео «Боровое»

«Тарих» — История Казахстана — школьникам | Путешествие во времени

Легенда о горе Казыгурт*

Почти во всех культурах мира существуют поразительно похожие друг на друга легенды о всемирном потопе — их более пятисот. Во всех этих легендах один и тот же сюжет: человечество погибает от Потопа, спасается только один праведный человек со своей семьей. В западных странах этот человек известен под именем Ной, ацтеки называют его Нене, на Ближнем Востоке его зовут «Атрахасис», Утнапишти или Зиусудра. Что касается спасательного средства, то в Библии оно называется «ковчег», то есть корабль; в месопотамских сказаниях это подводное судно, а в легендах ацтеков речь идет о выдолбленном бревне».

Ной пустился в построенном им ковчеге по бурным волнам великого потопа, и ковчег со всеми его обитателями пристал к горе Синай. По другой версии, ковчег остановился на вершине горы Арарат, на Кавказе.

В казахской легенде о всемирном потопе рассказывается, что ковчег с 80 праведниками, во главе которых был пророк Нух (Ной), с множеством животных, птиц и насекомых носился по безбрежным волнам, не имея пристанища.

Через семь месяцев, семь дней и семь часов после начала потопа ковчег приплыл к горе Казыгурт. Это — горный кряж, протянувшийся примерно на 20 км с востока на запад. Высшая точка 1768 м. Находится в 40 км от города Шымкента в долине Таласского Алатау (западный хребет Тянь-Шаньских гор).

Во время плавания пророк Нух обращался к творцу с молитвами о спасении беззащитных людей и животных. Высокие горы, возвышавшиеся над бурными волнами потопа, надменно считали, что ковчег пристанет именно к ним, и только скромная гора Казыгурт не смела мечтать об этом, ибо понимала, что она ничем не выделяется среди других гор. Творец, увидев скромность горы, не позволил водам потопа скрыть вершину Казыгурта, и ковчег причалил к ней. Высокие и надменные горы решили наказать Казыгурт, но она призвала на помощь малые горы Ордабасы, Кызылсенгир, Алимтау, Койлык, Анки, Баганалы, Мансар и Канырак. Могучие противники испугались этого союза и ограничились символическими ударами по хребту Казыгурта. Так образовались ложбины и впадины на горе Казыгурт, и она стала похожа на двугорбого верблюда.

Люди выпустили сначала несколько птиц из ковчега, чтобы те разузнали – ушли ли воды всемирного потопа, можно ли на обновленной земле. Многие птицы улетели и не вернулись, и только ласточка прилетела назад, неся в клюве зеленую веточку. С тех пор ласточка – особо почитаемая у казахов птица. В казахских сказках ласточка совершает только добрые дела.

Люди высадились на горе Казыгурт и остались на ней жить. В древней «Книге моего деда Коркута» сказано: «На вершине Казыгурта остался корабль, потому что священная это гора…»

В обоих случаях древнего предания говорится, что корабль остался на вершине Казыгурта, и оттуда затем распространились народы по всему свету.

Греческий историк Страбон пишет в своей «Географии»: «По предположению Платона (древнегреческий философ), после потопов возникли три формы цивилизованной жизни: первая – на вершинах гор, примитивная и дикая, так как люди испытывали страх перед водами, которые еще держались на поверхности равнин; вторая развивалась по склонам гор, так как люди уже стали постепенно набираться храбрости, потому что равнины начали высыхать; третья образовалась на равнинах. Можно, пожалуй, говорить равным образом и о четвертой, пятой формах и даже больше; последняя же форма цивилизации возникла на морском побережье и на островах, после того как люди избавились от подобного рода страха» (Страбон. География, М., 1994, с.555).

Гора, которая стала колыбелью новой жизни после потопа, носит имя Справедливого волка – Казыгурта. Почему гора Казыгурт называется так? О происхождении ее названия имеется следующая древняя казахская топонимическая легенда. В тяжелое голодное время, наступившее после всемирного потопа, волчица нарушила запрет на убийство живого. Волк наказал ее. Его стали величать справедливым (Казы) волком (гурт).

На горе находятся места, которые для мусульман являются святыми. Ежегодно туда съезжаются паломники. С юга, у подножия главной вершины находится святое место Акбура (Белый верблюд). Паломничают туда в основном женщины, которые не могут родить. На этом месте в 1991 году был сооружен мавзолей. Святой, в честь которого названо место, жил во времена Ахмеда Яссави и был суфием. У него был белый верблюд. Когда святой молился, он вводил в транс не только себя, но и верблюда.

____________________________________

* По книге О. Жанайдарова «Легенды Древнего Казахстана. Детская энциклопедия Казахстана». – Алматы: Аруна, 2007

Легенды гор Каратау

Песенная культура казахов.

«Мифология: совокупность первоначальных верований народа о его происхождении, древнейшей истории, героях, богах и пр., в отличие от достоверных сведений, выдуманных впоследствии»

Амброз Гвиннет Бирс.

Язык как форма существования культуры казахов.

В Казахстане сохранилось множество легенд и сказаний, в которых из уст в уста издревле передаются сведения о героях, любимцах народа. Об одном из них поведал старый аксакал.
В предгорьях Каратау некогда располагался древний род шанышкылы. В семье знатного охотника Арык Мергена долго не было детей. Однажды в его юрту зашел путник. Мерген радостно встретил незнакомого человека: угостил кумысом, накормил досыта.
Путник поблагодарил радушного хозяина за теплый прием и перед уходом сказал: «Я знаю, что у тебя скоро родится сын. Тебе пришлось долго ждать, и за твое терпение, жена подарит тебе бала-батыра. Радуйся Арык Мерген, твой сын прославит ваш род великими подвигами.
Слава о нем распространится по всей степи…» Путник ушел. Шло время. И вскоре по аулу разлетелась радостная весть:
«У Арык Мергена родился сын!» Отец не чаял души в своем мальчике. Он рано научил его стрелять из лука, скакать и, в полевых условиях, даже спать верхом на лошади. Мерген радовался — сын все схватывал налету!
С годами мальчик, имя которого Бердыкожа, овладел всеми видами военного искусства, приемами рукопашного боя. Уже в детстве не было ему равных в борьбе, скачках, состязаниях в силе и ловкости.
Девушки мечтали об одном его взгляде. Сверстники уважали сильного юношу за справедливость, честность, отзывчивость и между собой называли его «Бала-батыр».
Бердыкожа рано повзрослел, потому что наступили неспокойные времена.
То и дело на казахские земли совершали набеги джунгары, волжские калмыки, киргизы, китайцы. В одном из таких набегов был убит его отец Арык Мерген, а мать, не выдержав горя, тут же умерла.
Навсегда запомнил юноша высеченные отметины на вражеской стреле в теле своего отца. Бердыкажа взял в руки оружие, поклонился могиле родителей и поклялся отомстить врагам, за горе, принесенное, его семье, сородичам.
Воин, наделенный, богатырской силой, не знал себе равных и в первом, в своей жизни бою, он бесстрашно вступил в жекпе жек – схватку один на один со своим противником, на глазах у всех участников сражения. 
Это было первое испытание на прочность. Огромный, как туча, джунгарский воин на всем скаку несется навстречу Бердыкоже. Батыр чувствует сильный удар при столкновении двух лошадей, почти теряет равновесие, но тут он вспоминает первые в своей жизни уроки отца — Арык Мергена, который учил в случае опасности — не выпускать из рук поводья.
Цепкие руки Бердыкожи делают большое усилие, и, лошадь встает на дыбы. Сильным ударом копыт, его верный конь, смягчает сильнейший удар копьем опытного противника, от которого потемнело в глазах джигита.
Первая атака отражена. Воины разъезжаются в стороны, но вражеский воин не дает время на обдумывание, теперь он намерен продемонстрировать всем свою силу и ловкость, но не тут то было.
Встрепенулся от удара Бердыкожа и коршуном напал на своего противника. Изловчившись, он выбил джунгара из седла. Чувствуя свое превосходство, подбадриваемый криками и свистом своих воинов, Бердыкожа на время потерял бдительность и, неожиданно почувствовал жгучую боль в плече — это была стрела противника, но какая стрела, именно с такими же отметинами, которые были на стреле, смертельно ранившей отца… 
Собрав всю свою силу духа, воин степным барсом накинулся на своего противника. Его ярость не знала предела. Бердыкожа почувствовал в себе такое превосходство, что победа была неминуема.
Взглянув в глаза своему противнику, он нанес ему смертельный удар за отца, за мать, за разоренный аул. Еще много раз будет вступать Бердыкожа в поединки с вражескими предводителями.
А ведь победа в единоборствах, в то время, решала исход боя, помогала избежать кровопролития. Одолевая самого сильного противника, воин убеждал своих земляков в неизбежной победе, тем самым подрывал боевой дух врагов.
Ведь убедительный пример одного — это вдохновение для сотен воинов. Слава о бесстрашном Батыре разлетелась по всей степи. Говорят, что самые большие свои воинские награды Шанышкылы Бердыкожа получал из рук самого Абылай-хана.
Однажды, когда в очередной раз Батыр со своим войском выдвинулся в боевой поход, на одном из перевалов гор Каратау он встретил старца. Тот приблизился к батыру и сказал:
«Не ходи. Это будет твой последний бой».
Не мог батыр, верный своему воинскому долгу, отказаться от битвы, бросить своих воинов.  Предупрежденный, о своем последнем бое, Бердыкожа, и сам чувствовал какую-то тяжесть на сердце, как будто это был его последний день жизни, но смело двинулся смерти навстречу.
Его сыновья, находились рядом и не верили в пророчество старика, но после трудного боя на своих руках вынесли бездыханное тело отца и самого легендарного батыра… 
Они выполнили его последнюю волю: похоронили со всеми воинскими почестями в родовом кочевье, рядом с отцом и матерью.
Старики говорят, что именно так в степи современного Каркаралинского района, Карагандинской области еще в XVIII веке возник необычный мазар, у которого купол напоминал боевой шлем воина — шлем легендарного Шанышкылы Бердыкожа, героя овеянного народной славой, легендарного защитника земли казахской.

Источник:
https://infourok.ru

Фотографии
Александра Петрова.

УЛЫТАУ – ВЕЛИКИЕ ГОРЫ. ХРАНИТЕЛИ НАШЕЙ ДРЕВНЕЙ ИСТОРИИ

Улытау! Это – не вершина Монблана, ставшая символом недосягаемой высоты, он не похож на снежный Алатау – олицетворение красоты, не недоступно суровый Хан-Тенгри, не таинственный Арарат или старинный Каратау. Он отличается от цветущего Кокшетау. Улытау своеобразен и самобытен. И прекрасен в своей необычности. Если взойти на вершину горы, где покоится прах великого казахского хана, бессменного эмира Золотой Орды, мудрого воителя Едыге-батыра, взору откроется удивительная картина – панорама обширных пространств Сарыарки: и просторы Тургая, и гряды Арганаты, и гребни Кияка, и холмы Байконура, и бар¬ханы пустыни Каракум. Как будто сам Кок Тенгри, владыка небес и земли, устроил себе здесь смотровую площадку. В истории казахского народа и ранее – древних тюрок – эти горы сыграли немаловажную роль. С ними связана и древняя легенда о шести алашских племенах – предполагаемых пред¬ках тюрок. Историю сложения казахского народа невозможно отделить от истории этих мест. Эти горы-свидетели и участники всех важнейших этапов истории казахов. Возможно, поэтому народ почтительно назвал их Улытау – «Великие горы». Улытауские окрестности можно сравнить разве что с действующим, живым историческим музеем под открытым небом. И неожиданно возникающие перед взором одинокие мазары, красивые купольные мавзолеи, мрачные и молчаливые светло-серые могильные сооружения, и там и тут возвышающиеся груды, остатки неких строительных работ в древности, резко прекращенных по неизвестной причине, и каменные изваяния девушек в саукеле («казахский свадебный головной убор невесты») и вооруженных до зубов джигитов; и непонятные надписи и разного рода узорчатые росписи на камнях, таящие в себе, быть может, ключ к пониманию всех этих памятников; и эпиграфические рисунки на скалах; и следы древних дорог, ведущих неизвестно куда; и пещеры и гроты, овеянные тайной своего создания, – все это делает эти места особенно красивыми и впечатляющими. 

Одним из наиболее древних и особенно значимых памятников здешних мест следует признать хорошо известный Танбалы тас – «тамговый камень». Он установлен у соленого озера Каракойын на пути по направлению к пескам Жетиконыр. Под скалой с множеством родовых «автографов» – тамг-гербов – бьет источник. Здесь можно увидеть тамги аргынов – коз («два глаза»), найманов – бакан («шест, столб»), жалайыров и таракты – тарак («гребень»), ай («месяц») рода шапырашты, косеу («шуровка, кочерга») рода ысты, босага («порог») рода конырат, ок («стрела») рода адай, балта («топор») рода жагалбайлы и многие другие тамги. Танбалы тас – своеобразный документ единения всех кочевых родов в степи в одно целое, документ их дружбы и взаимопонимания. Он убедительно свидетельствует о том, что процесс единения, объединения казахских родов и племен начался в глубокой древности. И один из важных этапов этого процесса проходил, несомненно, здесь – в Улытау. И нашествие Чингисхана, и позже Джучи, Батыя, и походы Хромого Тимура и Бабу¬ра, и атаки воинственных калмыков – все это помнит и хранит в себе улытауская земля, обо всем этом до сих пор передаются из уст в уста легенды и предания. Достаточно взглянуть хотя бы на мазар великого хана Джучи, стоящего вот уже восемь веков, и до сих пор не утратившего своей величественной красоты. В книге придворного летописца непобедимого Тимура – Шарафуддина Язди имеются такие строки: «В местности Улытау Тимур взошел на вершину горы и целый день смотрел на зеленую степь, и приказал принести камни и соорудить здесь большую пирамиду, на которой искусные мастера высекли время этого счастливого события, чтобы этот долговечный памятник мог создавать память на долгие годы». Большим событием была находка этого камня на улытауской вер-шине Алтыншокты академиком К.И. Сатпаевым. Надпись на нем выполнена на тюркском языке близком к старо-казахскому. Перевод ее таков: «В год овцы 793(39) г. по нашему календарю Тимур прибыл в страну Токмак в поход на Тохтамыш хана. В этом месте воздвиг, ибо да помнят все люди обо мне с молитвой».

Для копирования и публикации материалов необходимо письменное либо устное разрешение редакции или автора. Гиперссылка на портал Qazaqstan tarihy обязательна. Все права защищены Законом РК «Об авторском праве и смежных правах». [email protected] 8(7172) 79 82 06 (внутр. – 111)

Улытау – колыбель казахского народа

Улытау – священное место для каждого казаха, духовная столица страны. С древних времен это был центр для наших предков. К зеленым пастбищам в предгорьях стекались летом кочевники с запада и с юга, с севера и востока. Именно здесь в 1730 году собралось ополчение из всех трех жузов против джунгар (жуз – исторически сложившееся объединение казахов; всего образовалось три жуза: Старший жуз, Средний жуз и Младший жуз; объединение в жузы произошло во время набегов джунгар, предков калмыков – прим. ред.) И именно здесь произошла историческая для казахского народа победа над врагом.

В переводе с казахского «Улытау» означает «Великие горы». За многие километры бескрайней степи видна горная цепь, которая поражает своей величественностью и красотой. А степной ковыль словно шепчет на ветру, рассказывая истории, которые происходили на этой земле. Улытау и сегодня считается священным местом, местом силы и эпицентром кочевой цивилизации.

«Когда мы рассказываем про Улытау, мы всегда говорим, что это ставка многих ханов, правителей кочевых орд, это первая ставка Золотой Орды, это место, где образовалось Казахское ханство, это место, где три жуза проводили курултаи (собрания). И здесь произошло первое сражение с джунгарами, где казахи победили, и потом уже пошли другие победы. И это еще раз подтверждает, что Улытау – исторический центр Казахстана. Кроме того, Улытау является географическим центром. Если мы возьмем карту и мысленно с севера на юг и с запада на восток проведем линии, то как раз центром окажется Улытау», – рассказывает директор Национального историко-культурного и природного заповедника-музея «Улытау» Бахтияр Кожахметов.

Ежегодно эти сакральные места посещают более 30 тысяч туристов. В районе свыше 600 памятников, почти половина из которых занесена в историко-культурную карту фонда заповедника-музея «Улытау». Это мавзолеи Джучи-хана, Алаша-хана, Домбауыл, комплекс Теректы-Аулие, древнее городище Баскамыр, вершина Аулие-тау и многие другие объекты. Все они находятся под защитой государства. По словам Бахтияра Кожахметова, есть немало письменных источников, которые подтверждают, что это место является с древнейших времен сакральным не только для казахов, но и всего тюркского мира.

«Это огромная территория, и первая наша обязанность – охранять памятники, которые находятся в степи. Это мазары (могилы мусульманских «святых»), курганы, городища, наскальные риснуки, каменные изваяния. Это все, что находится вне музея, в степи», – делится директор заповедника-музея.

В 80 километрах от Жезказгана находится мавзолей Алаша-хана. Археологи утверждают, что он был построен в конце XV века. В народе ходит немало легенд, связанных с личностью Алаша-хана, причем упоминания о нем фигурируют и в преданиях других тюркских народов. Имя правителя связывают с возникновением трех казахских жузов. Термин «алаш» относится к глубокой древности, когда племена-роды еще не обособились и имели общий скот. Это исконное тюркское слово, означающее «родичи, братья, единомышленники». Собственно, «алаш» – само название казахов. Известный историк Жамбыл Артыкбаев в книге «Материалы к истории правящего дома казахов» сравнивает многочисленные легенды об Алаша-хане и находит наиболее полным вариант Машхура Жусупа Копеева: «До Алаша-хана казахи не были единым народом и государством, и другие народы не признавали их в таком качестве. Выбрав пегого (покрытого пятнами – прим. ред.) мальчика правителем, они произносили его имя во время войн как уран – «боевой клич». У них был уговор: бросаться на врага с этим ураном, а тех, кто не произнесет этого имени, будь он даже родным отцом, убивать, как ярого врага. С тех далеких времен остались слова: «Когда Алаш стал Алашем, когда стал ханом Aлаш, когда нашим домом стала деревянная юрта, когда нашим ураном стало имя Алаша, тогда стали мы казахами, детьми трех жузов…». 

Место захоронения Алаша-хана почитают и сегодня. Высота мавзолея – десять метров, построен он из кирпича. Неоднократно был реставрирован, причем купол возведен заново уже в XXI веке. Отличительной чертой от других подобных сооружений является наличие лестницы, которая ведет вверх по круговой галерее. После того как попадаешь на крышу, можно, как со смотровой площадки, полюбоваться окрестностями и осмотреть большой некрополь, который расположен по соседству с мавзолеем.

«Это то самое место, где наши предки избирали хана и трижды поднимали его на белом войлоке. Историческое место. Среди местных людей бытует поверье, что в этом мавзолее захоронен сам Чингисхан. Он прибыл в эти места на похороны своего старшего сына, однако здесь нашел и свое последнее пристанище. Говорят, что для того, чтобы его могилу не осквернили, этот факт тщательно от всех скрывался. Подтвердить или опровергнуть данную версию ученые пока не могут», – рассказывает экскурсовод Сагадат Мухамбетов.

Народные предания гласят,  что в этих местах был похоронен и старший сын Чингисхана Джучи (Жошы). Мавзолей Джучи-хана был сооружен в 1227 году на склонах Улытау на берегу реки Кенгир. По легенде, Джучи-хан нашел свою смерть во время охоты, будучи растерзанным диким куланом (вид из семейства лошадиных, внешне напоминает осла – прим. ред.), который уже был ранен стрелой. Вожак стаи, который уводил от всадников свое потомство, внезапно развернулся, бросился на Джучи, сорвал хана с коня и отгрыз ему правую руку.

«Это мавзолей Джучи-хана, старшего сына знаменитого на весь мир Чингисхана. По его приказу он отправился в свою первую военную кампанию. Когда ему исполнилось 32 года, он отправил войска из Тянь-Шаня на Волгу, выделив четыре тысячи военнослужащих. Сам Джучи-хан погиб при таинственных обстоятельствах. Некоторые считают, что его смерть была подстроена по приказу жестокого отца. В 1946 году советские археологи выкопали тело захороненного здесь человека. Оказалось, что его череп и правая рука были сломаны. Тогда ученые пришли ко мнению, что здесь похоронен именно Джучи-хан», – рассказывает Сагадат.

Тихо шелестит иссушенная солнцем степная трава и у другого сооружения, которое также веками хранит истории – мавзолея Домбауыл. Ученые относят его к доисламскому периоду (VIII – IX в.в.). Мавзолей построен из плитняка (пластин природного камня – прим. ред.) на глиняном растворе, представляет собой высокое конусообразное сооружение на фундаменте, близком к квадрату. Входной проем приподнят от уровня земли на два метра, к нему ведут пять высоких ступеней высотой 37 сантиметров каждая. Толщина стен в некоторых местах достигает 2,5 метра. Такие каменные надгробные сооружения наподобие Домбауыла у казахов назывались «уйтасами», «дынами». 

По одной из версий, мавзолей был возведен в честь великого музыканта и воина Домбауыла, само существование которого находится где-то на грани истории и мифа. Одни легенды говорят, что он был придворным музыкантом Чингисхана, другие – что он был джигитом, истребившим табун куланов, из-за которых погиб Джучи-хан. По третьей версии, Домбауыл считается предком Потрясателя Вселенной, будучи родоначальником-основателем племени Кияс (другое название Кият). А Чингисхан происходил из части этого племени, и то, что мавзолей Джучи-хана находится недалеко от мавзолея его предка Домбауыла, якобы совершенно не случайно.

«Многие считают, что знаменитый казахский кюй (традиционная казахская инструментальная пьеса, исполняемая на домбре или других народных музыкальных инструментах – прим. ред.) «Аксак-кулан» («Хромой кулан») появился благодаря Домбауылу. Когда сын Чингисхана  Джучи погиб на охоте, придворные боялись сообщить весть грозному правителю. Лишь Домбауыл (по другим легендам – Кетбуга) согласился рассказать Чингисхану о смерти сына: он ничего не говорил, просто играл на домбре, грозный хан понял язык музыки и приказал залить домбру горячим свинцом», – говорит экскурсовод.

Загадки, загадки, загадки. Сопки Улытау полны тайн, и ученым еще предстоит потрудиться, чтобы разгадать их и рассказать, какие секреты хранят эти древние степи и горы. Ясно одно: Улытау – это не просто географический центр Казахстана, это сердце страны, сакральное место для каждого казаха.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции.

Фото: МТРК «МИР».

СТРАНА СТЕПЕЙ, ГОР И ПУСТЫНЕЙ — UIAA

КАЗАХСТАН: СТРАНА СТЕПЕЙ, ГОР И ПУСТЫНЕЙ

Казбек Велиев – один из самых уважаемых и известных альпинистов и альпинистов Казахстана. В этом году исполняется 35 лет со дня его новаторского восхождения с Валерием Хрищатым и Юрием Голодовым, когда они стали первыми альпинистами из бывшего Советского Союза не только покорившими Эверест, но и по новому маршруту по его юго-западной стене (слева от Центрального оврага). ), считается самым трудным переходом на вершину.Сегодня он является президентом Федерации альпинизма и спортивного скалолазания Казахстана, федерации, присоединившейся к UIAA в прошлом году.

Казахстан все больше признается в качестве интересного направления для иностранных альпинистов и альпинистов, и здесь наблюдается быстрый рост участия на национальном уровне. Окружающая среда является большой достопримечательностью, как объясняет Валиев: «Скалолазов привлекает прекрасная природа страны со многими плодородными регионами, расположенными ближе к крупнейшим городам страны, таким как Астана и Алматы.Альпинисты любят покорять горный массив Центрального Тянь-Шаня, высота пиков которого обычно колеблется от 5 000 до 6 000 м, а самая высокая вершина страны — Хан-Тенгри — 7 010 м. Другими популярными хребтами являются Джунгарский на востоке (3500-3800м), Угамский на юго-западе (4000м) и Алатауский хребет, расположенный недалеко от столицы Алматы (4000-4900м)». Благодаря своей привлекательной пирамидальной форме Хан-Тенгри (нижнее изображение) признан одной из самых красивых гор в мире и является самой северной вершиной на высоте более 7000 м на планете.

Богатое разнообразие видов деятельности, предлагаемых окружающей средой страны, проявляется в членстве в федерации, в которую входят альпинисты, скайраннеры, скалолазы и скалолазы из 12 региональных федераций. Одним из главных мероприятий федерации являются массовые соревнования по скалолазанию (обычно они проходят в июле, сентябре и декабре), и каждый год организуется более 30 спортивных соревнований. Во время этих мероприятий сотни участников поднимаются на гору одновременно.Это способствует развитию чувства общности, товарищества и общей любви к горам. Маршруты подготовлены экспертами федерации, где безопасность является одним из главных приоритетов.

Приверженность федерации безопасности распространяется на специальные курсы для инструкторов и инструкторов. Он также предлагает обучение альпинизму как на скалах, так и на льду, а также лекции по горной медицине, выживанию в горах, экологии и географии.

Федерация альпинизма и спортивного скалолазания Казахстана входит в UAAA (Союз азиатских альпинистских ассоциаций) и вместе в прошлом году организовала совместную экспедицию на пик Карлы Тау.Соревнования также находятся в центре внимания федерации, в том числе чемпионаты Европы и Азии по альпинизму, и приверженность делу поощрения большего числа людей к участию в горных мероприятиях.

Для получения дополнительной информации:
http://mountain.kz/en/
Федерации-члены UIAA

Все изображения предоставлены Федерацией альпинизма и спортивного скалолазания Казахстана.

 

казахов Монголии — География

Географы и антропологи уже давно исследуют причины и последствия миграции в различных пространственных и временных масштабах.В 2004 году Холли Баркус и Синтия Вернер инициировали проект в западном аймаке Баян-Улгий, Монголия, чтобы лучше понять продолжающуюся миграцию монгольских казахов между Монголией и Казахстаном в переходный период между 1991 и 2010 годами. перешла от коммунистической к демократической форме правления и от командной к капиталистической экономике. В этот период также произошли быстрые и важные изменения в свободе передвижения как внутри Монголии, так и за ее пределами.Один из этих миграционных потоков состоит из монгольских казахов, мигрирующих в Казахстан и из Казахстана в этот период.

На этом веб-сайте представлен обзор нашей работы в период 2004-2010 гг. и людей, которые помогли нам понять динамичные отношения между гендером, экономикой, идентичностью и геополитикой, которые формируют сложные процессы принятия решений и результаты транснациональной миграции. в этой области.

Монгольские казахи
Где живут монгольские казахи? Наш исследовательский участок в Монголии – краткий географический обзор
Монголия – не имеющая выхода к морю страна, зажатая между двумя региональными гигантами – Россией и Китаем.На момент нашего исследования в нем проживало около 2,8 млн человек с плотностью населения менее 2 человек на квадратный километр. Монголия очень мало заселена. В то время как почти 1 миллион монголов проживал в Улан-Баторе, оставшийся 1 миллион был рассеян по стране.

Казахское население в основном сосредоточено в дальнезападной провинции Монголии, Баян-Улгийском аймаке, со второй и третьей по величине группами в Ховдском аймаке и Улан-Баторе. Наши исследования преимущественно связаны с Баян-Улгий (2006, 2008, 2009), хотя летом 2006 года мы также проводили интервью в Ховдском аймаке.Баян-Улгий расположен в Алтайском хребте и имеет самую высокую среднюю высоту в Монголии. Центром сомона этой засушливой и гористой провинции является Улгий, город с населением около 30 000 человек. Летом 2006, 2008 и 2009 годов мы проводили интервью в Улгии и в нескольких сельских районах провинции.

Кто такие монгольские казахи?
Казахи являются крупнейшим этническим меньшинством в Монголии. Насчитывая более 100 000 человек по переписи 2000 года, они составляют крупнейшее этническое меньшинство в Монголии, хотя и составляют всего 4% от общей численности населения.Казахское население сконцентрировано в западной провинции Баян-Улгий, регионе, физически отделенном от Казахстана 47-60-километровым горным участком территории Китая и России. Задокументированная миграция казахов в Монголию началась в 1840 году, когда многие мигранты прибыли из районов, которые сейчас являются Западным Китаем. Записи показывают, что в 1905 году насчитывалось 1370 казахских дворов, а к 1924 году (год, когда Монголия приняла социализм) их число увеличилось до 1870 дворов. К 1989 году казахское население выросло примерно до 120 000 человек.

До распада СССР мало монгольских казахов когда-либо посещали Казахскую ССР, но в постсоветском контексте создание новых национальных государств и национальных границ, ослабление ограничений на передвижение и открытие границ между востоком и западом появились новые движения населения.

Казахи Монголии культурно и этнически отличаются от монголов языком и религией как двумя основными культурными маркерами. Казахский язык принадлежит к тюркской семье языков и является доминирующим языком в Баян-Улгии.В период обучения местные школы преподавали либо на монгольском, либо на казахском языке (с тех пор это изменилось). Монгольский язык является языком межэтнического общения и официальным языком правительства и бизнеса. Население Казахстана преимущественно мусульманское. Хотя большинство считают себя мусульманами, небольшая, но растущая часть соблюдает основные мусульманские принципы намаза и поста во время Рамадана.

Монгольские казахи традиционно ведут полукочевой скотоводческий образ жизни, пасут овец, коз, яков, верблюдов и лошадей.На кочевую экономику сильно влияют традиционные гендерные роли: мужчины пасут скот, женщины готовят еду, заботятся о детях и изготавливают ткани. При социализме в Монголии (1924-1989 гг.) скотоводческая экономика была коллективизирована, и были внедрены современное образование, здравоохранение и общественная инфраструктура, включая политику социального обеспечения.

В период социализма и еще более быстрыми темпами с 1989 г. происходила постепенная трансформация гендерных ролей и гендерных отношений. В то время как скотоводческая экономика играет важную роль в экономике Баян-Улгий, торговля и туризм также возникли по мере увеличения пограничных переходов между Монголией, Китаем и Россией, а также по мере увеличения воздушного транспорта и туризма в Монголии в целом.

Что значит быть полукочевым?
В физико-географическом отношении Монголия и Казахстан в основном состоят из пастбищных степей, хотя в обеих странах есть и другие экорегионы, включая пустыни, горы и леса. Ограниченное количество осадков создает засушливые непахотные пастбища, которые исторически использовались для выпаса скота. Кочевое скотоводство на протяжении веков было основной формой человеческого существования. Политически монгольские и казахские степи находились под контролем кочевых племен до конца 17 века, когда они попали под влияние Китайской и Российской империй соответственно.Однако в 1920 году Казахстан стал автономной республикой Советского Союза, а в 1924 году Монголия стала второй коммунистической страной в мире. Эти политические сдвиги значительно изменили культурные обычаи и экономические структуры в двух странах. Правительства каждой страны стремились объединить и оседлать кочевое население при социализме. Усилия правительства были более успешными в Казахстане, однако в Монголии правительство не собирало кочевников успешно до 1950-х годов.

казахских скотоводческих семьи в Монголии сегодня считаются полукочевыми. Для большинства пастушьих домохозяйств это означает, что домохозяйство будет перегонять свои стада, в основном состоящие из овец и коз, хотя также содержащие различных верблюдов, лошадей и яков, на разные пастбища для каждого из четырех сезонов. Некоторые домохозяйства будут переезжать только два раза, один раз весной на летние пастбища и снова осенью обратно на зимние пастбища. Другие будут перемещаться до четырех раз, в зависимости от качества пастбищ в данном году.Большинство семей год за годом возвращаются на определенные пастбища, при этом использование этих пастбищ передается по наследству.

Почему монгольские казахи мигрируют в Казахстан?
Когда распался бывший СССР и Казахстан провозгласил независимость, ПРЕЗИДЕНТ Назарбаев приветствовал возвращение казахской диаспоры, в том числе казахов из Монголии. Когда распался СССР, 73 миллиона человек оказались за пределами той политической единицы, которую они считали своей этнонациональной родиной.Заметными здесь были монгольские казахи. По оценкам, от 50 до 60 000 монгольских казахов эмигрировали из Монголии в Казахстан в начале 1990-х годов и, возможно, от 10 000 до 20 000 вернулись к началу 2000-х годов. С 1991 года Казахстан является одной из трех стран, репатриирующих родственников, проживающих за границей (остальные — Германия и Израиль). В то время как миграционные потоки колебались с 1991 года, более 71 000 монгольских казахов мигрировали в Казахстан в постсоветский период.

Почему некоторые монгольские казахи остаются в Монголии?


Наши интервью и опросы показывают, что существует множество причин, по которым некоторые монгольские казахи предпочитают оставаться в Монголии, а не мигрировать в Казахстан.Результаты наших интервью показывают, что люди и семьи, которые хорошо адаптируются к новой экономике Монголии, с меньшей вероятностью рассмотрят возможность переезда в Казахстан. Однако это зависит от возраста. В то время как успешные предприниматели среднего возраста и пастухи относительно довольны жизнью в Монголии, их дети рассматривают возможность поступления в университеты в Монголии, особенно в Улан-Баторе или Казахстане. Благодаря льготам, предоставляемым правительством Казахстана семьям для получения образования, многие молодые люди переезжают в Казахстан, чтобы получить льготы на образование.В то время как многие переезжают со своими семьями, другие присоединяются к расширенным семейным связям в Казахстане на время своего обучения. Многие монгольские казахи также отправляют детей на работу или в школу в Улан-Баторе, где растет численность казахов.

Какие льготы предоставляет правительство Казахстана?

Ранние переходные годы (1991-1996)
С 2006 по 2009 год мы работали над оценкой миграционной ситуации монгольских казахов. По сути, можно выделить три различных периода миграции, которые соответствуют как макромасштабным изменениям, таким как изменения экономических условий, так и иммиграционной политики.В течение первого периода (1991-1996 гг.), который характеризовался экономическим кризисом как в Монголии, так и в Казахстане, правительство Казахстана провело ряд иммиграционных реформ, чтобы помочь этническим казахам вернуться в Казахстан. В 1991 году в Казахстане было принято Постановление «О порядке и условиях переселения в Казахскую ССР лиц казахской национальности из других республик и зарубежья, желающих работать в сельской местности». В 1992 году Законом об иммиграции 1992 года была создана система квот для казахов, репатриирующихся в Казахстан.Квота предназначалась для ограничения числа мигрантов, получающих пособия, числом, которое не превышало бы возможностей правительства. Годовая квота устанавливается для определенного количества «семей», а не отдельных лиц. С самого начала у этнических казахов была возможность въехать в Казахстан либо в рамках системы квот, либо вне ее.

Правительство Казахстана в течение исследуемого периода не ограничивало количество неквотных мигрантов, въезжающих в Казахстан, однако сами уровни квот колеблются ежегодно.Статус оралмана дает мигрантам право на основные виды помощи, такие как медицинская помощь, помощь в трудоустройстве, языковая помощь и помощь в образовании как на начальном, так и на среднем уровне. Лица, входящие в квоту, имеют право на дополнительную помощь, включая жилье, транспортировку семьи и товаров из пункта отправления в пункт назначения, а также единовременное пособие на каждого члена семьи.

Переходный период (1997-2002 гг.)
Иммиграция оралмандаров в Казахстан продолжала развиваться в переходный период (1997-2002 гг.) с новой правовой базой и изменением годовых квот.В 1997 году Агентство миграции и демографии было создано в рамках Закона о миграции и народонаселении 1997 года для оказания помощи мигрантам и оптимизации процедур получения гражданства среди различных групп оралманов. В целом квоты в этот период были довольно низкими, что отражало изменения в экономике и демографии Казахстана. В течение этого периода квота сократилась с 3000 семей в начале переходного периода до примерно 500 в 1999–2000 годах, а к 2002 году снова подскочила до 2655.

Эти изменения в иммиграционной политике и колебания количества квот создали гораздо более сложную ситуацию для казахов, проживающих за границей, которые рассматривали возможность иммиграции в Казахстан.Избирательность миграции также увеличилась в этот период, отражая как возрастающую сложность, так и увеличение потока информации между Казахстаном и Монголией, что привело к уменьшению числа новых мигрантов в этот период. Алекс Динер, географ из Канзасского университета, предполагает, что для этих сдвигов было две основные причины: во-первых, приглашения диаспорным сообществам вернуться привели к большему возвращению, чем ожидало правительство Казахстана, что вынудило их ввести более ограничительные квоты для ограничения миграция, а во-вторых, миграция оралмандар снизилась, поскольку мигранты осознали экономическое положение Казахстана.

С точки зрения потенциальных мигрантов усиление конкуренции за включение в квоту представляет собой важный сдвиг в предполагаемых преимуществах и доступности льгот по квоте. Таким образом, меняющиеся экономические условия в Казахстане и Монголии в сочетании с политическими изменениями в Казахстане и изменением восприятия монгольскими казахами преимуществ переезда в Казахстан начинают влиять на миграционные решения в этот период.

Поздний переходный период (2002-2009)
В течение позднего переходного периода наиболее важным изменением в иммиграционных программах, предложенных правительством Казахстана, стало введение с 1 января 2009 года программы «Благословенная миграция».Как и другие программы, эта программа по-прежнему предлагает стимулы для иммиграции оралманов, однако эта программа нацелена на определенные районы расселения, особенно в северных регионах Казахстана. Помимо предоставления субсидий и оплаты транспортных расходов, новая программа будет предоставлять кредиты под низкие проценты на покупку земли или жилья. Это воспринималось как одна из самых серьезных проблем, с которыми сталкиваются новые мигранты, особенно в нынешних экономических условиях.

Благодарность организаций, финансирующих исследование:

2008-2010
Баркус и Вернер.Национальный научный фонд. «Совместное исследование: сети, гендер, культура и процесс принятия решений о миграции: пример казахской диаспоры в Западной Монголии».

Вернер. Стипендиат, Центр гуманитарных исследований Гласскока, Техас, A&M,

2009-10; «Мобильность, неподвижность и транснациональная миграция среди монгольских казахов» (сотрудник Программы международных исследований).

2009
Barcus & Brede. Совместное исследование: сети, гендер, культура и процесс принятия решений по вопросам миграции: пример казахской диаспоры в Западной Монголии.Летнее исследовательское сотрудничество студентов и преподавателей с Намарой Бреде, Колледж Макалестер. 4615 долларов.

Werner & Emmelhainz, Грант Национального научного фонда, 2009 г., Исследовательский опыт для аспирантов (REG) Дополнительный грант для поездки аспирантки Селии Эммельхайнц в Монголию.

Вернер. Грант на международные исследования и путешествия, международные программы, Texas A&M, 2008 г.; «Мобильность, неподвижность и транснациональная миграция среди монгольских казахов»

Вернер.Стипендиат, Центр гуманитарных исследований Гласскока, Техас, A&M, 2008-09; «Мобильность, неподвижность и транснациональная миграция среди монгольских казахов» (сотрудник кафедры антропологии)

2006
Баркус. Принятие миграционных решений, культура и транснациональная идентичность: пример монголо-казахской диаспоры. Ассоциация американских географов, исследовательский грант AAG. 1000 долларов.

Баркус. Принятие миграционных решений, культура и транснациональная идентичность: пример монголо-казахской диаспоры.Колледж Макалестер. Грант Уоллеса на путешествия и исследования. 5950 долларов.

Вернер. Награда за междисциплинарный исследовательский грант для женщин, Программа женских исследований, Техас, A&M, 2006 г .; «Возвращение домой: гендер, миграция и казахская диаспора в Монголии».

Вернер. Программа повышения научной и творческой деятельности, вице-президент по исследованиям, Texas A&M, 2006 г.; «Возвращение домой: гендер, миграция и казахская диаспора в Монголии»

Вернер. Награда факультета за повышение квалификации, Колледж свободных искусств, Техас, A&M, 2005 г. «От воображаемой родины к неотложным потребностям: социальные сети, гендер и миграция казахов из Монголии в Казахстан»

2004
Barcus, Грант Fulbright-Hays Group Projects Abroad, Программа «Современная Монголия»; присуждается Питтсбургским университетом; 2004 г., «Население, окружающая среда и геопространственные технологии в Монголии»

Вернер, грант Fulbright-Hays Group Projects Abroad, программа «Современная Монголия»; присуждается Питтсбургским университетом; 2004 «Опыт женщин в Монголии»

Исследователи

Др.Холли Баркус

Холли Баркус — профессор географии в колледже Макалестер. Ее исследования сосредоточены на пересечении миграции и изменений в сельских сообществах с явным акцентом на том, как миграция этнических меньшинств меняет состав и характер сельских местностей. Она работает как в сельской местности Соединенных Штатов, особенно в Аппалачах и Великих равнинах, так и в западной сельской Монголии. Одним из основных аналитических и картографических инструментов, которые она использует в своих исследованиях, является Географическая информационная система; бесценный инструмент для оценки пространственных закономерностей и оценки основных процессов и факторов, влияющих на изменения в различных масштабах.Она получила степень магистра в Университете Северной Каролины в Шарлотте и докторскую степень. из Университета штата Канзас, оба по географии. В настоящее время она является членом правления Американского центра монгольских исследований и членом редакционной коллегии Журнала сельских исследований (обновлено в июне 2018 г.).

Доктор Синтия Вернер ; www.cyntiawerner.com

Синтия Вернер — профессор антропологии Техасского университета A&M. Ее исследования сосредоточены на связях между культурой, гендером и экономикой, при этом особое внимание уделяется региону Центральной Азии.С середины 1990-х она проводила полевые исследования в Казахстане, Кыргызстане и Монголии по таким темам, как транснациональная миграция, развитие международного туризма, похищение невест, последствия ядерных испытаний, обмен подарками и взяточничество, а также базарная торговля. Она получила степень магистра и доктора философии. получил степень доктора антропологии в Университете Индианы и преподавал в Университете Айовы и Колледже Питцера. Она является бывшим президентом Общества центрально-евразийских исследований (2012-15). В настоящее время она является заведующей кафедрой антропологии Техасского университета A&M (обновлено в июне 2018 г.).

Младшие научные сотрудники

Селия Эммельхайнц — библиотекарь по антропологии и качественным исследованиям Калифорнийского университета в Беркли. С мая 2009 г. по май 2010 г. она работала научным сотрудником в этом проекте, изучая вопросы гражданства и государства в миграции монгольских казахов. Она получила степень магистра антропологии под руководством доктора Синтии Вернер в 2011 году и степень магистра библиотечного дела в 2014 году. Сейчас она занимается научными коммуникациями, управлением исследовательскими данными и повышением квалификации библиотекарей в Америке и Казахстане (обновлено в июне 2018 года).

Намара Бреде (бакалавр наук, Колледж Макалестер, 2010 г.) два года работала с доктором Баркусом в качестве научного сотрудника Монгольско-казахского миграционного проекта. За это время он проанализировал и обработал географические данные, связанные с проектом, а также побывал в Монголии с исследовательской группой в мае-июне 2009 года. идентичность, которая легла в основу его дипломной работы с отличием.Сейчас Намара работает над получением степени магистра географии в Университете Британской Колумбии, где он планирует сосредоточиться на пространственном моделировании антропогенных изменений пастбищных экосистем.

 

Амангуль Шугатай — научный сотрудник отдела региональных исследований Института международных отношений Монгольской академии наук. В 2010 году она окончила Тайваньский университет Наньхуа со степенью магистра международных отношений — Азиатско-Тихоокеанские исследования 2010 года.В 2004 году получила степень бакалавра в области географии и преподавания географии в Монгольском национальном университете. С 2006 по 2016 год работала научным сотрудником в отделе социально-экономической географии Института географии-геоэкологии Монгольской академии наук (МАН). функции были связаны с городскими и сельскими полевыми исследованиями, вопросами расселения населения, миграционными процессами и проблемами расселения и современной урбанизации Монголии в Институте географии-геоэкологии.Она изучала вопросы миграционной политики Казахстана и работала научным сотрудником в этом проекте с июня 2006 г. по июнь 2008-2009 гг. В настоящее время ее исследования сосредоточены на Центральной Азии и монголо-казахстанских отношениях в Институте международных отношений МАН. (обновлено в июле 2018 г.).

 

Нуршаш Шугатай — учитель из Улан-Батора из Монголии. Она окончила Монгольский национальный университет по специальности «лингвистика» и получила степень магистра в области экономики земли и недвижимости.Она работала научным сотрудником в этом проекте с мая 2006 г. по июль 2010 г. Она также изучала лингвистику в России, чтобы улучшить свои языковые навыки в 2008 г. Она также изучала лингвистику в России, чтобы улучшить свои языковые навыки в 2008 г., и участвовала в программе наставников для учителей английского языка а также конференция «Улучшение образования в отдаленных районах — для достижения ЦУР» в Токио, Япония (2018 г.). (обновлено в июле 2018 г.).

Публикации и презентации

Вернер, К., Эммельхайнц, К.*, Х. Баркус. 2017. Привилегированное исключение в постсоветском Казахстане: этническая возвратная миграция, гражданство и политика (не)принадлежности. Европа-Азия Исследования: 69 (10): 1557-1583. DOI: 10.1080/09668136.2017.1401042

Баркус, Х. Р. и К. Вернер. 2016. Выбор остаться: (не)мобильные решения среди этнических казахов Монголии. Глобализации 14(2):32-50.

Вернер, К. и Х. Р. Баркус. 2015. Неравное бремя репатриации: гендерный взгляд на транснациональную миграцию казахского населения Монголии. Американский антрополог 117(2): 257-271.

Баркус, Х. Р. и Синтия Вернер. 2015. Неподвижность и переосмысление этнической идентичности монгольских казахов в 21 веке. Геофорум 56:119-128.

Бреде, Намара*, Холли Р. Баркус, Синтия Вернер. 2015. Обсуждение повседневного ислама после социализма: исследование казахов Баян-Улгий, Монголия. Карта изменяющихся мировых религий: священные места, идентичности, обычаи и политика. Эд. Стэн Брунн.Издательство Springer: Нидерланды. Стр. 1863-1890 гг.

Баркус, Х.Р. и Вернер, К.А. 2014. Транснациональная миграция, местные экономические изменения, сохранение и адаптация средств к существованию в сельской местности: пример казахской диаспоры в Западной Монголии. Устойчивость сельских систем: местные и глобальные проблемы и возможности . ред. Cawley, M. Bicalho, AMSM, and Laurens, L. Galway National University Press , , стр. 143-151.

Вернер, К., Х.Р.Баркус, Н. Бреде*. 2013. Обретение чувства благополучия через возрождение ислама: профили казахских имамов в западной Монголии. Обзор Центральной Азии 32(4):527-541.

Баркус, Х. Р. и Синтия Вернер. 2010. Казахи Западной Монголии: транснациональная миграция 1990-2008 гг. Азиатская этническая принадлежность 11(2):209-228.

Вернер, Синтия и Холли Р. Баркус. 2009. Мобильность и неподвижность в транснациональном контексте: изменение взглядов на миграцию среди казахской диаспоры в Монголии. Миграционные письма 6(1):49-62.

Баркус, Холли Р. и Синтия Вернер. 2007. Транснациональные идентичности: монгольские казахи в 21 веке. Geographische Rundschau: международное издание 3:4-10.

Презентации на профессиональных конференциях

Баркус, Холли. 2013. «Место выбора идентичности и неподвижности среди этнических меньшинств: переходные ландшафты в транснациональном сообществе», 21-й коллоквиум Консорциума за устойчивые сельские системы, Международный географический союз.Нагоя, Япония, август 2013 г.

.

Баркус, Холли. 2013. «Выбор идентичности и неподвижности места среди этнических меньшинств: изменение ландшафтов в транснациональном сообществе», Ежегодное собрание Ассоциации американских географов, Лос-Анджелес, Калифорния, апрель 2013 г.

Баркус, Холли. 2012. «Казахстан — моя родина; Монголия — моя родина»: учитывая роль идентичности места и других культурных факторов в формировании решений о мобильности и неподвижности в транснациональном сообществе», конференция «Раса, этническая принадлежность и место», Пуэрто-Рико, октябрь 2012 г.

Баркус, Холли. 2012. «Казахстан — моя родина; Монголия — моя родина»: рассмотрение роли идентичности места и других культурных факторов в формировании решений о мобильности и неподвижности в транснациональном сообществе» Заседание Общества центрально-евразийских исследований. Тбилиси, Грузия. Июль 2012.

Баркус, Холли. 2011. Транснациональная миграция, глобализация и местные экономические изменения в Западной Монголии: исследование новых проблем развития сельских районов в 21 веке. 19-е совещание Комиссии Международного географического союза по устойчивому развитию сельских районов, Голуэй, Ирландия.1-7 августа.

Баркус, Холли. 2011. Транснациональная идентичность, миграция и важность культурных и социальных связей между сообществами: пример монголо-казахской диаспоры. Ежегодное собрание Ассоциации американских географов, Сиэтл, Вашингтон, апрель 2011 г.

Баркус, Холли. 2009. Транснациональная миграция, местные экономические изменения и сохранение и адаптация средств к существованию в сельской местности: тематическое исследование казахской диаспоры в Западной Монголии. 17-й ежегодный коллоквиум Комиссии Международного географического союза по устойчивости сельских систем, 2009 г.Марибор, Словения.

Баркус, Холли. 2009. Основная лекция для Недели интернационализма. «Современные кочевники: транснациональная миграция и казахская диаспора Западной Монголии. Университет штата Миннесота. 20 ноября 2009 г.

Баркус, Холли. 2008. Мобильность и неподвижность в транснациональном контексте: изменение взглядов на миграцию среди казахской диаспоры в Монголии. 105-е ежегодное собрание Ассоциации американских географов. Лас-Вегас, Невада.

Баркус, Холли и Вернер, Синтия.2008. Казахи Западной Монголии: транснациональная миграция 1990-2008 гг. Приглашенная конференция. Современная Монголия: переходы, развитие и социальные преобразования. 14-17 ноября 2008 г. Университет Британской Колумбии, Ванкувер.

Баркус Холли. 2007. Принятие миграционных решений, культура и транснациональная идентичность: тематическое исследование монголо-казахской диаспоры. Ассоциация американских географов, 103-е ежегодное собрание, Сан-Франциско, Калифорния. Апрель 2007 г.

Cynthia Werner, Мобильность, неподвижность и возвратная миграция: влияние транснациональной миграции на казахскую диаспору в Монголии .107-е ежегодное собрание Американской антропологической ассоциации. Сан — Франциско, Калифорния. 19-23 ноября 2008 г.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Другие приглашенные презентации и разъяснительная работа:

2010
Баркус, Х. Приглашенная лекция. «Кочевники и транснациональная миграция: размышления о полевых работах и ​​изменениях сообщества в Западной Монголии.Беседы о нашей научной жизни (CASL), спонсируемые Центром научных исследований и обучения, 3 мая 2010 г.

Баркус, Х. Приглашенная лекция. «Современные кочевники: транснациональная миграция и казахская диаспора Западной Монголии. Университет Миннесоты, 26 марта 2010 г.

.

Баркус, Х. Гостевая лекция. «Последствия транснациональной миграции для монгольских казахов». Человеческая география глобальных проблем, GEOG111, март 2009 г.

.

Баркус, Х. Гостевая лекция. «Последствия транснациональной миграции для монгольских казахов.»Человеческая география глобальных проблем», GEOG111, февраль 2009 г.,

.

Вернер, Синтия. Возвращение домой: гендер, миграция и казахская диаспора в Монголии. Женские исследования, коричневая сумка, лекция. 6 марта 2009 г.

Вернер, Синтия. Приглашенная лекция. «Полевые исследования среди казахов Монголии». Казахстанский государственный университет. Алматы, Казахстан. 6 мая 2010 г.

Вернер, Синтия и Селия Эммельхайнц. Стендовый доклад. «Движение к государству: преимущества экономического гражданства для казахов Монголии.Ежегодные собрания Общества экономической антропологии. Тампа, Флорида. 8-10 апреля 2010 г.

Вернер, Синтия. Приглашенная лекция. «Этнографические исследования среди казахов Монголии». Техасское антропологическое общество A&M. 9 марта 2010 г.

Вернер, Синтия и Холли Баркус. Основная лекция на открытии музейной выставки. «Современные кочевники: казахи Монголии в современном мире». Музей естественной истории округа Бразос. Брайан, Техас. 18 февраля 2010 г.

2009
Баркус, Х.Приглашенная лекция: «Почему во всех юртах есть спутниковые тарелки? Глобализация и изменение местного образа жизни в Западной Монголии. Университет штата Миннесота. 20 ноября 2009 г.

Баркус, Х. Гостевая лекция. Последствия транснациональной миграции для монгольских казахов. Человеческая география глобальных проблем, GEOG111, февраль 2009 г.

.

2008
Баркус Х. Транснациональная казахская миграция в Западной Монголии. ГЕОФЕСТ Миннесота. 25 октября 2008 г. Географический факультет колледжа Макалестер.

Баркус, Х. Приглашенная гостевая лекция. Земля без заборов? Взгляд на современную Монголию. Преподавание географии и культур Азии — это средний класс, развивающий семинар для учителей, спонсируемый Миннесотским гуманитарным центром. февраль.

2006
Баркус, Х. Приглашенная лекция. Принятие миграционных решений, культура и транснациональная идентичность: пример монголо-казахской диаспоры.  Миннесотский государственный университет, Коллоквиум географического факультета.Декабрь.

Расположение Казахского Алтая и Саурских гор в восточной…

Знание взаимосвязей и, следовательно, классификация грибов быстро развивались с более широким использованием молекулярных методов за последние 10–15 лет и продолжают расширяться. ускорить. Было обнаружено, что несколько родов полифилетичны, и впоследствии их родовые понятия были изменены. Таким образом, были введены новые названия для видов, филогенетически отличных от типовых видов определенных родов.Прекращение раздельного наименования морф одного и того же вида в 2011 г. также привело к изменению родовых названий грибов. Для облегчения доступа ко всем важным изменениям было желательно собрать их в одном документе. В настоящей статье приводится список родовых названий Ascomycota (около 6500 общепринятых названий, опубликованных на конец 2016 г.), в том числе лихенообразующих. Приводятся примечания и резюме изменений, внесенных с момента последнего издания «Словаря грибов Эйнсворт и Бисби» в 2008 году.Примечания включают количество принятых видов, классификацию, типовые виды (с местонахождением типового материала), доступность культур, образ жизни, распространение и избранные публикации, появившиеся с 2008 г. Эта работа предназначена для обеспечения основы для обновления аскомицетный компонент «Безупречного списка родовых названий грибов», опубликованного в 2013 г., который будет преобразован в список охраняемых родовых названий. Это будет рассмотрено на XIX Международном ботаническом конгрессе в Шэньчжэне в июле 2017 г., когда будут согласованы изменения в правилах, касающихся охраняемых списков, и будет проведена проверка в соответствии с процедурами, определенными Номенклатурным комитетом грибов (NCF).Подтверждены ранее опубликованные недействительные родовые названия Barriopsis, Collophora (как Collophorina), Cryomyces, Dematiopleospora, Heterospora (как Heterosporicola), Lithophila, Palmomyces (как Palmaria) и Saxomyces, как и два ранее недействительных названия семейств, Bartaliniaceae и Wiesneriomycetaceae. Четыре вида Lalaria, которые были опубликованы недействительно, перенесены в Taphrina и признаны новыми комбинациями. Катеномикопсис Тибелл и Констант. редуцируется под Chaenothecopsis Vain., тогда как Dichomera Cooke редуцируется под Botryosphaeria Ces.& Де Не. (Статья 59).

Казахстан — Климатология | Портал знаний об изменении климата

Равнинная или холмистая местность преобладает на большей части территории Казахстана, при этом низменности составляют одну треть от общей площади страны, а низкогорья – еще одну пятую часть. Исключением из этой топографии являются очень низменные районы у Каспийского моря на западе и Алтайские горы, достигающие высоты 7000 метров (м) на восточной границе с Китаем и Кыргызстаном. В Казахстане резко континентальный климат с продолжительным жарким летом и холодной зимой.Зима на севере страны продолжительная и холодная – в отдельные годы температура достигает -52°С (Нур-Султан), но бывают и оттепели до 5°С. Самый короткий сезон на севере — весна, которая длится 1,5 месяца, лето — 3 месяца, а зима — с октября по апрель. Снег в основном выпадает в ноябре, но может продолжаться до апреля.

Из-за большой удаленности от океана в Казахстане резко континентальный климат и большие внутрисуточные и годовые колебания температуры.Это означает, что температуры в зимние месяцы (с декабря по февраль) очень низкие, со средними показателями по стране от -9°C до -12°C, тогда как летом жарко, со средними температурами от 22°C до 23°C в июне. июль и август. Осадков мало в течение всего года, со среднемесячным уровнем от 14 миллиметров (мм) до 30 мм, хотя весной могут происходить наводнения из-за увеличения количества дождей и таяния зимнего снега.

Температуры в течение года варьируются в зависимости от широты Казахстана: в северных районах зимние температуры намного ниже, чем в южных, а в южных районах относительно жаркое лето.Это означает, что в январе и феврале температура в столице (Нур-Султан, на севере страны) может опускаться до -16°С, а в самом густонаселенном городе (Алматы, на юго-востоке) средние температуры остаются выше -7. °С. Точно так же средняя температура июля может варьироваться от 20°C в некоторых частях севера и северо-востока до 29°C в южных районах вблизи границы с Узбекистаном. Уровни осадков могут значительно различаться между климатическими зонами. Пустынные районы, такие как центральная пустыня Бетпак-Дала и южные пустыни Кызылкумы, получают всего 100-200 мм осадков в год, тогда как степные районы получают 200-500 мм в год.Осадков в предгорьях и горах колеблется от 500 до 1600 мм в год.

Температура

  • Метеорологические данные из Казахстана показывают рост средних температур в течение 20-го века, особенно в течение десятилетий после 1980-х годов (1991-2020 гг.).
  • Среднегодовые температуры были на 0,3–1,4 °C выше в период 1997–2010 годов, чем в базовый период 1971–2000 годов, а в период с 1941 по 2011 год среднее повышение составляло 0,28 °C за десятилетие.Эти тенденции к потеплению относились ко всем районам и были относительно более выраженными на севере, западе и юге страны.
  • Повышение температуры было самым высоким осенью и зимой, с повышением на 0,32°C и 0,35°C за десятилетие, соответственно, в то время как летом потепление было менее значительным, с повышением на 0,18°C за десятилетие.

Осадки

  • В период с 1941 по 2011 год наблюдалось небольшое уменьшение среднегодового количества осадков, эквивалентное выпадению на 0.5 мм в год каждое десятилетие (или уменьшение годовой суммы на 0,3%).
  • Это варьировалось в течение года: наблюдалось статистически значимое увеличение количества осадков в зимние месяцы, затронувшее большую часть страны, тогда как в остальное время года предельное падение уровней осадков незначительно отличалось от нуля.
  • Осадки в Казахстане имеют сложную взаимосвязь с глобальными моделями циркуляции климата, и существует неопределенность в отношении исторических влияний изменения климата на эти явления.

Алматы — Госжурнал

Солнце садится над Алматы.
Лори Келлехер

Заснеженные вершины самого северного хребта Тянь-Шаня, Небесных гор, возносятся, как часовые, над самым густонаселенным городом Казахстана – Алматы. Алматы имеет долгую и богатую историю как часть древнего Шелкового пути. Современный Алматы начался в 1854 году как пограничный форпост Российской империи, а затем служил столицей Казахстана с момента обретения независимости в 1991 году, пока президент Нурсултан Назарбаев не перенес столицу в Астану в 1997 году.Как коммерческий, культурный и транспортный узел Центральной Азии, Алматы является домом для крупных многонациональных компаний, банков, международных организаций и университетов. Алматы — или Алма-Ата, отец яблок, по-казахски — остается казахстанским «Большим яблоком». Это блестящая, модная версия Нью-Йорка в стране — если бы у Нью-Йорка были Скалистые горы на заднем дворе.

Лыжник прокладывает свежие трассы на горнолыжном курорте Шымбулак в Алматы. Фото предоставлено ConGen Алматы

По мере движения на юг по зеленым улицам города царские деревянные коттеджи, многоквартирные дома, модные кафе и шумные базары сменяются сверкающими небоскребами, а затем и горами.В нескольких минутах езды вверх по извилистой речной долине находится открытый каток Медеу. Оттуда современные гондолы горнолыжного курорта Шымбулак доставляют людей на перевал Талгар высотой 3 378 футов, где с ноября по апрель лыжники прокладывают свежие трассы.

Увиденные во время горного похода бирюзово-голубые воды Большого Алматинского озера контрастируют со снежными окрестностями. Фото предоставлено ConGen Алматы

Любители активного отдыха могут воспользоваться широкими возможностями этого района.Возможности пешего туризма варьируются от семейных прогулок до водопадов и восхождений на вершины горного хребта Тянь-Шань. Кроме того, в Алматы растет число профессиональных велосипедистов и марафонцев: в октябре проводится ежегодный велотур по Алматы, а в апреле – Алматинский марафон, а также несколько других гонок.

Искусства в Алматы тоже хватает. Ежегодно в городе проводится более пятидесяти международных конференций и мероприятий, в том числе фестиваль нового кино, который стартовал в 2018 году. В богато украшенном Оперном театре имени Абая ставятся исключительные оперные и балетные постановки по доступным ценам.Государственные музеи — предмет гордости Казахстана — содержат обширные коллекции западноевропейского и русского искусства, а также огромное количество геологических, археологических и этнографических артефактов. «Целинный», когда-то классический кинотеатр, перепрофилируется в Центр современной культуры.

Горный ручей течет среди осенней листвы в одном из многочисленных городских парков Алматы. Фото Уильяма Перри Киллама

Так много всего можно увидеть, что Алматы является городом для пеших прогулок в самом его сердце. Горные ручьи протекают по многочисленным усаженным деревьями бульварам и общественным паркам, а современные игровые площадки изобилуют.Семьи наслаждаются алматинским цирком, зоопарком и павильонами дельфинов. Целый ряд ресторанов предлагает казахские манты, барбекю из говядины по-корейски булкоги, уйгурский лагман с лапшой, узбекский плов с рисом и мясом, грузинский сырный хлеб хачапури, а также высококлассные блюда японской, итальянской и французской кухни. Местные жители и гости могут выпить кофе в чайхане, авторской кофейне или в одном из семи заведений Starbucks, а также насладиться возрождением казахстанского вина в винном погребе Арба.

Казахстан и Ю.С. установили прочные и разносторонние двусторонние отношения. Местные чиновники часто отмечают, что США были первой страной, признавшей независимость Казахстана. Две страны продолжают поддерживать конструктивное и прочное партнерство по широкому кругу региональных и глобальных вопросов. На исторической встрече президента Назарбаева в Белом доме в январе 2018 года с президентом Дональдом Трампом было подчеркнуто сотрудничество по важнейшим вопросам, таким как денуклеаризация Северной Кореи, материально-техническая поддержка американских войск в Афганистане, торговля и улучшение деловой среды в Казахстане.

Зенковский собор в Алматы полностью сделан из дерева без использования гвоздей. Фото предоставлено Алматинским городским бюро туризма

Генеральное консульство в Алматы тесно координирует свои действия с посольством США в Астане для управления этим стратегическим партнерством. «НАС. Генеральное консульство в Алматы работает над тем, чтобы поддержать многие позитивные и интересные события, происходящие в Алматы и на юге Казахстана», — сказал Генеральный консул Эрик Мейер. «Мы сотрудничаем с нашими местными партнерами в проектах, способствующих инновациям, предпринимательству, образованию и культурным обменам.Для меня большая честь выполнять эту важную работу в таком динамичном, пригодном для жизни и богатом культурой городе».

ConGen Almaty включает в себя отделы консульства, управления, по связям с общественностью, политико-экономического управления и отдела региональной безопасности, а также несколько агентств, которые осуществляют программы в Центральной Азии из Алматы, включая USAID, Центры по контролю и профилактике заболеваний, Управление по борьбе с наркотиками, Иностранное коммерческое управление. Служба и президентский чрезвычайный план по борьбе со СПИДом.

Посетители наслаждаются оживленной культурой кафе в центре Алматы.Фото Гульданы Кудайбергеновой

Тем временем Казахстан укрепляет свои позиции регионального и мирового лидера, недавно заняв непостоянное место в Совете Безопасности ООН. В октябре аким Алматы Баурыжан Байбек председательствовал на открытии нового регионального хаба ООН, который соберет в одном здании сотрудников 19 агентств ООН.

В течение 27 лет своей независимости Казахстан работал над диверсификацией своей экономики помимо нефти и газа, чтобы включить больше услуг, производства и сельскохозяйственного производства.
 Он инвестировал прибыль от своих значительных запасов энергии в развитие дорожной, железнодорожной и энергетической инфраструктуры. Городские власти приняли концепцию «город для людей», работая над тем, чтобы сделать Алматы более экологичным, добавив велосипедные дорожки на основные магистрали.

Кроме того, ConGen Almaty работает над тем, чтобы помочь Казахстану бороться с инфекционными заболеваниями, продвигать инклюзивные институты управления, диверсифицировать экономику и продвигать региональное сотрудничество в области общих водных и энергетических ресурсов.Ранее в этом году правительство США помогло Казахстану запустить свои первые аукционы по возобновляемым источникам энергии, что привело к конкуренции и снижению цен на энергоносители.

Генеральный консул Эрик Мейер и аким Алматы Бауыржан Байбек беседуют во время первой официальной встречи. Фото предоставлено ConGen Алматы

Торговые и инвестиционные возможности страны продолжают расти. Американские компании одними из первых вошли в новый независимый Казахстан и с 1991 года инвестировали десятки миллиардов долларов, что сделало США.С. один из главных источников иностранных инвестиций в Казахстан. Обширные деловые связи между Соединенными Штатами и Казахстаном являются краеугольным камнем прочного и растущего двустороннего партнерства. В октябре Коммерческая служба поддержала первую сертифицированную торговую миссию США в Казахстане. Алматы является транспортным узлом с новыми железнодорожными и автомобильными путями, построенными в рамках китайской инициативы «Один пояс, один путь», а также международным аэропортом с прямыми рейсами в Европу, Ближний Восток и остальную часть Азии, что приносит пользу U.S. компании и туристы.

Одним из самых интересных направлений работы ConGen Almaty является объединение новаторов. Алматы является центром предпринимательства и инноваций, и ConGen Almaty выступает в качестве партнера в местных усилиях. Фестиваль Go Viral, запущенный в 2017 году в Алматы, объединяет новаторов в области медиа, культуры, бизнеса и технологий со всей Центральной Азии, чтобы учиться друг у друга и взаимодействовать с американскими и европейскими экспертами в этих областях.
Ежегодный фестиваль проводится по образцу South by Southwest в Остине, штат Техас, и включает в себя музыку, искусство, выступления в стиле TED и увлекательные семинары для молодых новаторов.Третий фестиваль Go Viral пройдет в Алматы летом 2019 года, а мероприятия Go Viral Network будут проходить в Центральной Азии в течение всего года.

Казахстанские девушки участвуют в мастер-классе по пайке STEAM в Алматы American Space/Maker Space. Фото предоставлено ConGen Алматы

Одним из мест, где можно познакомиться с алматинской сценой технологических стартапов, является SmArt.Point, коворкинг-пространство, в том числе Almaty American Space/Maker Space. Пространство поощряет практическое обучение с помощью дизайнерского оборудования и 3D-принтера.

В последние годы правительство Казахстана уделяет особое внимание трехъязычному (казахскому, английскому и русскому) образованию. Растущий интерес к образовательным возможностям США и обучению на английском языке создает возможности для увеличения образовательного экспорта США, углубления понимания целей и ценностей США и формирования мировоззрения будущего Казахстана.

Продавец продает сезонные фрукты на Зеленом базаре.

Соединенные Штаты являются популярным местом для казахстанских студентов, обучающихся за границей.В 2017 году около 2000 казахстанских студентов прошли обучение в бакалавриате и магистратуре в США. Молодые люди в Алматы изучают английский язык в рекордных количествах, чтобы расширить свои профессиональные возможности и позволить им общаться с людьми по всему миру. Культурные, профессиональные и образовательные программы и обмены ConGen Almaty помогают удовлетворить этот высокий спрос.

Казахстан стремится расширить свой туристический сектор и упрощает посещение страны путешественниками.Туристы из США теперь могут посещать без визы на срок до тридцати дней. Мейер призывает к многократному посещению, чтобы в полной мере познакомиться с богатыми природными и культурными предложениями Алматы. Ни одна поездка в Алматы не обходится без прогулки по Зеленому базару, обширному комплексу крытых и открытых киосков, который открылся в 1875 году как гостевой двор для путешествующих торговцев и караванов. На базаре можно найти все: от среднеазиатских фруктов, овощей и мяса до турецкого домашнего декора, вьетнамской обуви, китайских строительных материалов и японской электроники.Среди базара можно увидеть алматинскую суету, предприимчивость и легкое включение всего международного.

Лори Келлехер — профессиональный сотрудник GSO.


Карта Казахстана, подготовленная Управлением географа и глобальных проблем.

Вертолеты продолжают поиск трех казахстанских альпинистов, пропавших без вести в горах Тянь-Шаня

НУР-СУЛТАН — 22-23 августа вертолеты продолжили поиски в горах Тянь-Шаня казахстанских альпинистов Андрея Корнеева, Мурата Отепбаева и Александра Чечулина, пропавших без вести 2 августа.16. Альпинисты пропали без вести на высоте 6900 метров при спуске с Дженгиш Чокусу (пик Победы) в горах Тянь-Шаня.

Альпинисты. Фото: страница Бориса Дедешко в Instagram.

«На кыргызской стороне Заилийского Алатау пропала без вести группа альпинистов из Казахстана», — сообщил аким Алматы Бакытжан Сагинтаев в своем посте в Instagram от 19 августа. «Мы согласовываем нашу работу с казахстанским МИД и МВД, учитывая, что наши ребята находятся в Кыргызстане.

Альпинисты с более чем 10-летним стажем альпинизма начали свое восхождение на Дженгиш Чокусу 4 августа и потеряли свое снаряжение, в том числе стойки для палатки, 15 августа во время схода лавины при спуске с вершины. Чечулин скончался в ночь с 15 на 16 августа, когда все трое укрылись в снежной яме. Корнеев и Отепбаев продолжили спуск 16 августа без снаряжения, и с тех пор сообщений от них не поступало.

МЧС РК, Минобороны, Федерация альпинизма, Туристическое агентство «Ак-Сай» и альпинисты Казахстана и Кыргызстана провели поисково-спасательную операцию, в том числе августовскую.20-22 поиск вертолета.

«С горы Хан-Тенгри к месту поиска будет отправлен спасательный вертолет с пешим поисково-спасательным отрядом», — сообщил Сагинтаев в своем сообщении от 19 августа. «Сложность заключается в том, что вертолет не может летать на таких больших высотах. Максимальная высота полета составляет 4500 метров. На месте поиска будут совместно работать поисково-спасательные группы и волонтеры. Мы также будем рассчитывать на поддержку наших кыргызских коллег».

«Погода на маршруте сложная и (как правило) не позволяет проводить полномасштабные поисково-спасательные работы», — отметила Алматинская федерация альпинизма в августовском сообщении.20 постов в инстаграме.

В федерации заявили, что маловероятно, что альпинистов найдут, и выразили соболезнования родным и близким альпинистов.

«Это тяжелая потеря для казахстанского альпинизма», — заявили в федерации.

Поиск карстовых пещер и каменных убежищ во Внутреннеазиатском горном коридоре с использованием прогнозного моделирования и полевых исследований

Abstract

Район Внутреннеазиатского горного коридора (IAMC) проходит по предгорьям и предгорным зонам вокруг северных пределов внутренних гор Азии, соединяя два важных для эволюции человека района: Ферганскую долину и Сибирский Алтай.Предыдущие исследования показали, что IAMC, возможно, предоставил территорию связанных убежищ от сурового климата во время плейстоцена. На сегодняшний день в этом регионе очень мало безопасных, датируемых участков плейстоцена, но его широко доступные карбонатные образования предоставляют возможность для обнаружения участков пещер, которые обычно сохраняют более длинные последовательности и органические остатки. Здесь мы представляем две модели для прогнозирования особенностей карстовых пещер и каменных укрытий в казахстанской части IAMC. В модели 2018 г. использовалось сочетание литологических данных и неконтролируемой классификации форм рельефа, в то время как в модели 2019 г. использовались местоположения признаков по результатам наших полевых съемок 2017–2018 гг. в контролируемой классификации с использованием классификатора минимального расстояния и морфометрических признаков, полученных из цифрового рельефа ASTER. модель (ЦМР).Мы представляем результаты двух сезонов исследований с использованием двух итераций моделей карстовых пещер (2018 и 2019 гг.) и оцениваем их эффективность во время исследований. Всего за 2017–2019 гг. мы выявили 105 пещер и каменных укрытий. Мы пришли к выводу, что этот подход, основанный на модели, значительно уменьшает целевую область для обследования ног.

Образец цитирования: Катбертсон П., Ульманн Т., Бюдель С., Варис А., Намен А., Зельтманн Р. и др. (2021) Поиск карстовых пещер и каменных убежищ во Внутреннеазиатском горном коридоре с использованием прогнозного моделирования и полевых исследований.ПЛОС ОДИН 16(1): е0245170. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0245170

Редактор: Андреа Зербони, Universita degli Studi di Milano, ИТАЛИЯ

Поступила в редакцию: 9 июля 2020 г.; Принято: 23 декабря 2020 г .; Опубликовано: 20 января 2021 г.

Авторское право: © 2021 Cuthbertson et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Данные о расположении признаков, полученные в результате съемки и использованные при моделировании, а также полигоны известняков и недифференцированных карбонатов из ГИС CERCAMS CAP (менеджер данных: [email protected]), достаточно для воспроизведения результатов этой статьи были опубликованы проектом PSR в репозитории Open Science Framework (https://osf.io/d24zy/). Данные ASTER GDEM2 доступны по запросу от НАСА LP DAAC (lpdaac.usgs.gov/products/astgtmv002). Там, где геоданные из OpenStreetMap использовались для визуализации карт на наших рисунках, данные доступны на OpenStreetMap.org.

Финансирование: Этот проект получил финансирование от Европейского исследовательского совета (ERC) в рамках исследовательской и инновационной программы Европейского Союза Horizon 2020 (грантовое соглашение № 714842; проект PALAEOSILKROAD)

Конкурирующие интересы: Авторы заявили что не существует конкурирующих интересов.

1. Введение

Центральная Азия является одной из новых горячих точек для исследований эволюции человека. Недавние находки показали, что по крайней мере три метапопуляции, неандертальцы, современные люди и недавно открытые денисовцы, пересекались [1–5] в этой части мира на протяжении десятков тысяч лет, что, вероятно, повлияло на состав и структуру современных азиатских популяций. [6]. На сегодняшний день самые важные ископаемые и археологические открытия были сделаны в западной части Центральной Азии [7] и в Алтайском регионе в России [8].Однако полное понимание позднеплейстоценовых расселений гоминин невозможно без тщательного изучения территории, соединяющей эти два региона [9–11]. В частности, предгорные районы, окруженные высокогорными и равнинными пустынями, считаются вероятным местом для плейстоценового рефугиума и могли функционировать как «внутреннеазиатский горный коридор» (IAMC, [12]) для расселения. Тем не менее, до сих пор большая часть плейстоценовых археологических находок, обнаруженных в IAMC, состоит из недатированных участков поверхности и стоянок под открытым небом с относительно короткой хронологией [13–15, см. 16 для обзора].Тенденции в доступных в настоящее время данных предполагают, что контексты пещер и каменных убежищ могут обеспечить длинные последовательности, необходимые для начала реконструкции более широкой картины расселения гомининов в регионе [9]. Пещеры и каменные укрытия имеют ряд преимуществ по сравнению с площадками под открытым небом, поскольку они могут одновременно функционировать как ловушки для отложений [17] и стабильные ландшафтные аттракторы как для людей, так и для животных. Они могут предоставить исключительные записи экологического [18] и археологического материала [19], в случае наличия хороших условий сохранности.Существует также вероятность того, что образования и останки позвоночных будут способствовать реконструкции палеоокружающей среды. Последовательности, обеспечиваемые пещерами, могут обеспечить элемент хронологического контроля и информации об окружающей среде, которая часто отсутствует на участках под открытым небом [17,20]. Пещерные отложения даже предоставили древние доказательства ДНК человека [21].

Около 47% (около 211 500 км²) площади IAMC находится только на современной территории Казахстана, что делает его основным регионом для изучения вопросов, связанных с оккупацией гоминидами.Однако ранее были опубликованы только две пещерные стоянки с вероятной плейстоценовой археологией: Пещера (ныне затопленная) в Восточном Казахстане [22] и Ушбас в Южном Казахстане [23]. Другая выдающаяся пещера, также в Южном Казахстане, – Караунгир (Караунгур), но она дала археологические данные только голоценовой (неолитической) археологии [24]. Более того, для большинства карстовых месторождений Казахстана отсутствуют подробные спелеологические карты с расположением пещер [25,26]. Недостаток доступных данных означает, что пещеры должны быть обнаружены путем обследования.Тем не менее, задача исследования такого большого региона требует от нас сокращения потенциальной области исследования, чтобы обеспечить реалистичный и целенаправленный подход и наиболее эффективно использовать наши ресурсы. Более того, традиционные подходы к прогнозному моделированию, в которых большая выборка существующих данных о местонахождении используется для прогнозирования вероятного местоположения неоткрытых участков [27], не могут быть использованы из-за небольшого размера выборки изначально доступных участков. Здесь мы представляем результаты двух прогностических моделей, использующих классификацию рельефа, где результаты исходной неконтролируемой модели используются для построения пешей съемки, а результаты этого обследования используются для информирования второй модели, основанной на контролируемой классификации.

2. Изучаемые районы

Наши четыре ключевых исследуемых региона нацелены на протяженность карбонатных отложений, обнаруженных в предгорной и предгорной зонах южного и юго-восточного Казахстана (см. рис. 1), в районе IAMC.

Рис. 1. Расположение, топографо-геологическая обстановка изучаемой территории.

(а) Расположение области исследования, (б) Высота местности из цифровой модели рельефа (ЦМР) ASTER и (в) пространственное распределение формаций, содержащих карбонатные породы [28], и область фокуса IAMC.Зона UTM 44N, эллипсоид WGS 1984 (EPSG: 32644). Содержит данные ASTER GDEM2 (полную информацию см. в разделе 3.4). Административные границы и водоемы используют защищенные авторским правом картографические данные участников OpenStreetMap [29], доступные по адресу openstreetmap . орг .

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0245170.g001

2.1 Каратауский полигон

Горный массив Каратау на юге Казахстана сформировался вдоль северо-западного края Таласско-Ферганского разлома и, следовательно, связан с Тянь-Шанем через Таласский и Ферганский хребты.Хребет Каратау иногда делят на западную «большую» половину и восточную «малую» гряду, которые разделены примерно 25 км в Байдибекском районе. Ареал окаймлен с обеих сторон пустынями Кызылкум, Бетпакдала и Муюнкум. Большое количество речных долин извивается из внутренней части хребта в сторону равнин, обеспечивая защищенные участки с повышенной растительностью как сезонными, так и постоянными источниками воды. Топографическое выражение хребта Каратау позволяет ему действовать как ловушка для наносов в районе, который в противном случае подвержен дефляции.Это видно по мощности четвертичных отложений в регионе, мощность которых колеблется от незначительной (сдутой) до примерно 110 м в некоторых районах. Хребет Каратау имеет богатую структурную историю с многочисленными событиями деформации и крупными сдвигами [30]. Карбонаты хребта образуют платформу ( c ,4 км мощностью), сформировавшуюся в течение позднего девона и карбона с большим разнообразием характерных фаций от приливно-отливных до глубоководных отложений [31].Увеличение скорости поднятия с позднего плиоцена-четвертичного периода [32,33] привело к обнажению карбонатной толщи в этой области. Из-за его близости к известным пещерным памятникам плейстоцена в Узбекистане (Оби-Рахмат [34], Тешик-Таш [35], Ангилак [36], Додекатым [37]) и Кыргызстане (Сельунгур [38]), мы расширили наше исследование. на юг, включая территорию Сайрам-Угама.

2.2 Илийский Алатау

Заилийский Алатау – северный отрог Тянь-Шаня. Район наших исследований здесь включает Илийскую котловину, граничащую с севера с горами Борохоро, а с юга с Тянь-Шанем.В предгорьях этого региона произошло значительное отложение лёсса. Мощность четвертичных отложений в районе достигает 700 м на участках со значительным отложением. Наряду с «Джунгарскими воротами» этот район представляет собой один из возможных путей проникновения плейстоценовых гоминидов между Казахстаном и северо-западным Китаем.

2.3 Джунгарский Алатау

Так называемые «Джунгарские ворота» представляют собой сужение ландшафта к юго-востоку от озера Алаколь, ведущее в Джунгарскую котловину на современной границе Казахстана и Китая.Равнинная, дефлированная территория «ворот» преимущественно засушливая и продуваемая ветрами и ограничена более влажными, покрытыми растительностью предгорьями и горными районами Джунгарского Алатау. Он обеспечивает как способ выхода через горный хребет, так и возможное «узкое место» для движения между современным Казахстаном и Китаем. С этой точки зрения этот район особенно важен для изучения возможных перемещений гоминидов через этот регион Азии в плейстоцене.

2.4 Алтай-Тарбагатай

Алтайские горы разделены между четырьмя странами (Россией, Китаем, Монголией, Казахстаном), причем их крайняя юго-западная часть простирается на восток Казахстана.Наш самый северный изучаемый регион ограничен казахстанской частью Алтайских гор на севере, а на юге хребтом Тарбагатай, центром которого является бассейн Зайсана, через который протекает река Иртыш. Ввиду более высокой широты следует ожидать, что климатические условия Казахского Алтая были бы особенно суровыми по сравнению с другими районами нашего исследования. Близость этого района исследований к памятникам Русского Алтая делает его особенно интересным, как и наличие памятника под открытым небом Ушбулак к югу от Зайсанской котловины [15].

Во всех четырех районах присутствуют формации с карбонатными отложениями [28]. Из рис. 1В видно, что протяженность карбонатных отложений включает, но не ограничивается горными районами и районами прилегающих предгорий. Возможность обнажения карбонатных отложений и карстовых систем в районах со сложной топографией, особенно в районе IAMC, является ключевым фактором, определяющим подход проекта ПРБ.

3. Методы и данные

3.1. Прогнозное моделирование

В современной археологической литературе есть несколько опубликованных прогностических моделей, которые особенно важны для настоящего исследования.Битон и др. [39] и Glantz et al. [40] рассматривают распределение местообитаний в районе IAMC по отношению к абиотическим экологическим переменным, из чего они делают некоторые важные выводы о заселении гомининами нашего исследуемого региона. Модель, созданная Märker & Heydari-Guran [27], также актуальна, поскольку они используют ЦМР для идентификации пещер посредством классификации форм рельефа в Иране, что аналогично нашим собственным целям и методам, разработанным здесь.

Битон и др. [39] использовали моделирование экологической ниши для изучения взаимосвязи между местоположением участка в позднем плейстоцене и абиотическими переменными, полученными из климатических моделей последнего межледниковья (LIG) и последнего ледникового максимума (LGM).Из своего анализа авторы пришли к выводу, что местонахождение позднеплейстоценового местонахождения, по-видимому, сосредоточено в районе IAMC во время как LIG, так и LGM. Низкие температуры, по-видимому, являются главным препятствием для обитания гоминидов в ледниковые периоды, а предгорья IAMC представляли собой очевидную цепь из убежищ . Гланц и др. [40] последовали этому исследованию, расширив свое моделирование, включив в него открытые участки степи и степи-пустыни, прилегающие к IAMC, с моделью экологического порога, ориентированной на четыре абиотических переменных.Они пришли к выводу, что предгорные зоны IAMC обеспечивали более богатую и привлекательную среду для гоминидов как в ледниковые, так и в межледниковые периоды, и что этот контраст был наиболее резким во время межледниковья. Оба этих исследования вместе предполагают, что территория IAMC, вероятно, была основной территорией для заселения гоминидами в этом регионе на протяжении всего плейстоцена.

Märker & Heydari-Guran [27] использовали топографические индексы, полученные из DEM с разрешением 90 м, полученной с помощью Shuttle Radar Topography Mission (SRTM), для изучения взаимосвязи местоположения палеолитических стоянок с местной геоморфологией в горах Загрос (Иран).Их анализ предполагает связь между местоположением участка и топографическими показателями, такими как кривизна и уклон. Они расширили это с помощью модели случайного леса, основанной (то есть на непараметрическом подходе машинного обучения) на этих индексах, создав прогностическую поверхность для местоположения палеолитических памятников в изучаемом регионе. Это исследование предоставило очень эффективное доказательство концепции использования топографических индексов для прогнозного моделирования палеолитических памятников, но наземная проверка модели, если она была проведена, в настоящее время не опубликована.Кроме того, ранее не предпринимались попытки интеграции прогностического моделирования и полевых исследований с целью проверки и расширения результатов модельного прогнозирования и интерпретации данных при таких масштабах анализа.

Морфология карстовых ландшафтов может быть весьма специфичной в зависимости от климата, литологии и строения [41]. Геоморфологические исследования карстовых форм рельефа в семиаридных районах ограничены (см., например, пример аридных и полуаридных районов в [42]), а для территории Восточного Казахстана сведения малочисленны.Однако толстые карбонатные отложения должны обеспечивать потенциал для образования пещер. В связи с этим Хейдари [43] заметил, что большинство заселенных палеолитом пещер и каменных убежищ в Иране происходят из области, которую он определяет как зону «массивной карстовой горной системы», системы приподнятых, массивных известняков, карстовых по выражению и расчленены дренажными системами.

Имея информацию о морфологии поверхности, а также о размерах и характере отложений, которые могут поддерживать карстовые образования, можно создать прогностические модели, которые уменьшат возможную площадь исследования для более целенаправленного подхода к исследованию.Производство таких моделей зависит от двух источников данных. Во-первых, это требует пространственной протяженности карбонатных геологических структур, в которых могут образовываться карстовые образования. Во-вторых, требуется цифровое представление морфологии поверхности, т.е. DEM, чтобы охарактеризовать морфологию поверхности, топографическую обстановку соответственно. Если используется неконтролируемый метод классификации форм рельефа, то становится возможным идентифицировать новые области потенциального карстового развития, не полагаясь на известное расположение существующих карстовых элементов в изучаемом регионе.Это имеет два преимущества: модель не ограничена известной записью (которая может быть небольшой или нерепрезентативной выборкой), а также требует меньше данных априори для получения. Оба этих преимущества делают неконтролируемую модель лучшим выбором для первой модели перед систематическим обследованием.

Когда известно местонахождение значительного количества пещер и каменных укрытий в изучаемом регионе, классификация форм рельефа под наблюдением становится более обоснованной. Затем можно построить классификационную модель, которая берет известные местоположения существующих карстовых объектов и использует их связь с другими наборами пространственных данных (такими как объекты, полученные из ЦМР), чтобы предсказать вероятность наличия подобных объектов в исследуемом регионе.

Мы построили две модели, одну из первых неконтролируемых и одну из последних контролируемых моделей, для проведения съемок в течение полевых сезонов 2018 и 2019 годов соответственно (подробности приведены в разделе « 3 . 5 . Модель 2018 года). » и « 3 . 6 . Модель 2019 года »). Поскольку модели напрямую связаны с полевыми задачами проекта, нашим исследователям также требовался доступ к модели в полевых условиях для ориентации и наземной проверки, а также некоторая форма спутниковой навигационной системы для облегчения навигации по модели.Это позволило значительно повысить степень интеграции модели в стратегию полевых исследований и общий план исследования.

Распространенным способом характеристики производительности прогностической модели является обработка индекса усиления Квамме [44,45]. Этот индекс суммирует производительность модели в одном значении, соотнося процент общей площади, охватываемой моделью, и процент всех участков в пределах области модели (уравнение 1). Выходные значения находятся в диапазоне от -1 до +1, а более высокие значения индекса указывают на лучшую производительность.

(1)

3.2. Набор пространственных данных карбонатной породы

Пространственный массив данных о распространении карбонатных пород для исследуемого региона получен путем выделения полигонов поверхностных и приповерхностных признаков, содержащих карбонаты литостратиграфических единиц разного возраста, на базе платформы ArcGIS, разработанной Центром минералогических исследований России и Центральной Евразии. (CERCAMS) «База данных месторождений полезных ископаемых и тематические карты Центральной Азии» [28]. Данный материал представляет собой первую и единственную цифровую геологическую карту региона Центральной Азии, доступную в открытом доступе.CERCAMS постоянно развивает эту базу геоданных на основе собственных комплексных геолого-геофизических исследований, полевых испытаний и проверки возрастов пластов с использованием биостратиграфических и геохронологических данных, обновляя свою геологическую карту, изначально разработанную из советского времени, базовую карту масштаба 1:1 500 000 [46] и с использованием геологических карт и литостратиграфических разрезов масштаба 1:200 000, опубликованных Министерством геологии СССР до конца 1980-х годов.

При использовании этого набора данных мы не делали различий между карбонатами разного возраста, потому что перед наземной проверкой предпочитаемая нами модель требовала не исключать какие-либо карбонатсодержащие образования, которые могут обеспечить карстовые условия для образования пещер.Мы также должны предположить некоторые различия в протяженности карбонатных полигонов, в первую очередь из-за того, как геологи в полевых условиях определяют протяженность геологических единиц.

Карстовые ландшафты отличаются разнообразной морфологией, особенно связанной с древними и современными дренажными системами. В нашей модели нас больше всего интересовало определение областей, где крутые изменения топографии могут способствовать обнажению карбонатов по вертикальной оси, либо обнаруживая входы в ранее существовавшие карстовые системы, либо обеспечивая обнажение процессов выветривания, создающих негативные черты.

3.3. АСТЕР ДЭМ

Разработанные модели, подробно описанные в следующих подразделах (3.5–3.6), основаны на использовании ЦМР усовершенствованного космического теплоэмиссионного и отражательного радиометра (ASTER). ASTER «GDEM2» был создан с использованием изображений стереопары и обработанной глобальной ЦМР, готовой для анализа. ASTER GDEM2 является продуктом Министерства экономики, торговли и промышленности Японии (METI) и НАСА и находится в свободном доступе в Центре распределенного активного архива наземных процессов НАСА ( lpdaac . усгс . gov/products/astgtmv002 ). ASTER DEM обеспечивал полное покрытие изучаемых территорий без швов и границ. Несколько плиток DEM версии 2.0 ASTER DEM были загружены из LP DAAC и объединены в мозаику, чтобы охватить объединенную протяженность всех областей исследования (рис. 1). После этой операции ЦМР была спроецирована в систему универсальной поперечной Меркатора (UTM) в зоне 44 севера и с использованием эллипсоида Всемирной геодезической системы (WGS) 1984 года (EPSG: 32644). Наконец, мозаика была передискретизирована до геометрического разрешения 35 м на 35 м с использованием функции объединения пикселей в программном обеспечении ENVI 5.5 ( harrisgeospatial . com ), а значения высоты сохранялись с точностью с плавающей запятой. Окончательная ЦМР, использованная в анализе, покрывала площадь ок. 2000км на 1100км. ASTER DEM был выбран, поскольку он обладает высокой точностью, находится в свободном доступе и предлагает более высокое пространственное разрешение, чем другие свободно доступные продукты DEM, такие как SRTM или (бесплатная версия) TanDEM-X DEM. Высокое пространственное разрешение, в свою очередь, дает больше возможностей для различения соответствующих объектов в анализе соседства, который лег в основу моделей 2018 и 2019 годов.

3.4. Полевые исследования

Полевые исследования в районе исследований проводились в 2017, 2018 и 2019 годах. Все полевые исследования в рамках проекта PALAEOSILKROAD проводились по лицензии № 15008746 от 12.05.2015 г. Национального музея Республики Казахстан на основании протокола о сотрудничестве между Университет Эберхарда-Карла в Тюбингене и Национальный музей. В 2017 году основные поисковые работы проводились в июне и августе. Большая часть опроса 2017 года была проведена в Алтае-Тарбагатайском районе.Съемка 2017 года не проводилась по модели, но были обнаружены четыре пещеры и каменные укрытия. Полевые исследования 2018 года были более интенсивными и были сосредоточены в основном на Каратауском хребте в период с мая по июнь, за которым последовали Заилийский Алатау и Джунгарский Алатау в августе. Сезон исследований 2018 года проводился с использованием первой неконтролируемой модели классификации и выявил 73 пещеры и каменные укрытия. Это включало ряд эрозионных ложбин и воронок, которые являются индикаторами карстовой активности. Эти 77 признаков (в совокупности за 2017 и 2018 годы) были включены в модель контролируемой классификации 2019 года.Исследование 2019 года проводилось на основе новой контролируемой модели классификации, проводилось в течение мая-июня и августа-сентября и охватило районы Каратау, Заилийский Алатау и Алтае-Тарбагатай. В ходе этого исследования мы выявили еще 28 пещер и каменных укрытий, в общей сложности 105 объектов.

Перед полевыми работами мы разработали схему записи, дополняющую структуру данных палеокерна, разработанную Д. Ридом ( палеокерн . org ) [47,48], с конечной целью интеграции результатов наших съемочных данных в Система ПалеоКор.Наша цель состоит в том, чтобы результаты нашего исследования и моделирования были широко доступны для наших коллег в открытом доступе. Мы реализовали схему записи с помощью серии настраиваемых форм классов объектов в «GISpro» (Garafa, LLC), коммерческом ГИС-приложении, доступном для iOS, которые были адаптированы для стандартизации ввода. iPad Mini (Apple Inc.) был нашим основным устройством для сбора данных в полевых условиях с использованием геодезиста Bad Elf GNSS (Bad Elf, LLC) для повышения пространственной точности записи.

3.5. Модель 2018 года

Первая модель, впоследствии именуемая «Модель 2018», была создана с использованием морфометрических признаков ЦМР ASTER без контроля (т. е. без использования какой-либо информации о наличии каменных укрытий или особенностей пещер). Процесс построения модели показан на рис. 2. Подход к классификации топографических условий, которые могут свидетельствовать о наличии каменных укрытий или пещер, был основан на концепции анализа индекса топографического положения (TPI) [49,50].Хотя существует несколько альтернативных подходов для неконтролируемой классификации форм рельефа из ЦМР (например, [51,52]), мы выбрали анализ TPI по нескольким причинам. Во-первых, TPI — это анализ, который предлагает менее интенсивную обработку и интуитивную интерпретацию по сравнению с другими геоморфометрическими характеристиками, такими как топографическая открытость (например, [53]). Эти преимущества делают его очень ценным, связанным с масштабом, свойством для полевой интерпретации и навигации при съемке. Сложность обработки является серьезным фактором из-за большого размера изучаемой области и высокого разрешения ЦМР (ок.57000 пикселей на 31000 пикселей). Во-вторых, TPI количественно определяет положение относительного наклона каждого пикселя ЦМР по отношению к определенной пользователем окрестности или шкале. Следовательно, это анализ, который может быть рассчитан для нескольких масштабов, что позволяет проводить мультискалярный анализ (например, [54]). В-третьих, поскольку TPI количественно определяет положение относительного склона, он подходит для определения положений в середине склона. Они, в свою очередь, считаются наиболее перспективными для возникновения пещер и каменных убежищ [55]. В целом, пещеры и каменные укрытия вряд ли будут обнаружены в настоящее время на подножьях склонов дна долин из-за накопления почвенного материала и/или осыпи, высвобождаемой склоновыми процессами.Кроме того, хотя места на склоне могли иметь интересные особенности (особенно каменные укрытия), они могли предлагать менее защищенные (и, следовательно, менее благоприятные) условия для проживания людей. В-четвертых, успешное применение анализа TPI в (гео-)археологическом контексте уже было продемонстрировано в некоторой степени в предварительной работе (например, [56,57]).

Рис. 2. Схематический рабочий процесс создания двух моделей («модель 2018 года» и «модель 2019 года»).

Модель 2018 года была создана без использования какой-либо дополнительной информации, кроме пространственного распределения карбонатных пород («Карбонатный слой»), тогда как Модель 2019 года использовала записей in situ о пещерах и каменных убежищах для применения подхода классификации с минимальным расстоянием.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0245170.g002

TPI был обработан с использованием ASTER DEM по уравнению 1, где x i — значение высоты наблюдаемого пикселя, MEAN — это среднее арифметическое превышение, а STDEV — стандартное отклонение значений превышения в окне оценки, центрированное над местоположением i . Обработка проводилась с использованием подхода интегрального изображения [54], реализованного в программе IDL 8.7 ( harrisgeospatial.com ).

(2)

TPI — это нормализованная мера положения наклона, где значение TPI, близкое к нулю, указывает на то, что наблюдаемый пиксель расположен на расстоянии прибл. на средней высоте окружающего района. Следовательно, отрицательные значения TPI указывают на долины и подножия склонов, а положительные значения TPI указывают на хребты и вершины склонов [49,50,54]; однако значения зависят от размера окна оценки. Модель была построена путем исследования трех разных масштабов с использованием трех разных размеров окна оценки, которые составляли 5 км, 10 км и 50 км.Три TPI были обработаны с использованием размеров окна оценки 143 на 143 пикселя, 287 на 287 пикселей и 1429 на 1429 пикселей. Из уравнения 1 следует, что корреляция между TPI двух последовательных шкал увеличивается с размером окна оценки [54]. Чтобы сбалансировать цели анализа со временем и трудозатратами на обработку, для анализа были выбраны только три шкалы, представляющие различные положения склонов в локальном (5 км), региональном (10 км) и глобальном (50 км) контексте (см. Таблицу 1A).

Таблица 1.

Исследуемые морфометрические признаки: (а) признаки, использованные в Модели 2018 г. и Модели 2019 г., и (б) Корреляционная матрица признаков (обработана по местоположениям памятников (n = 77)). Значения отображают квадрат коэффициента корреляции Пирсона (r²).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0245170.t001

Классификация форм рельефа была выполнена в этих различных ландшафтных масштабах с использованием трех разных TPI в анализе. Таким образом, идентификация потенциальных местоположений каменных укрытий или пещер выполнялась путем классификации положений среднего склона по TPI.Это было сделано путем порогового значения TPI со значениями в диапазоне от -0,5 до +0,5, где этот диапазон указывает на положение в середине склона [50]. Результатами этой операции стали три бинарные классификации. Они были суммированы в окончательной системе классификации, показывающей значения классов от нуля до трех (0 = «нет», 1 = «низкий», 2 = «средний» и 3 = «высокий»), где, например, значение из двух указали, что ИПЦ по двум шкалам попали в установленный диапазон. Этот слой был обрезан с набором пространственных данных карбонатных пород, и наличие классифицированных пикселей было определено путем преобразования результатов классификации в файл точечной формы и расчета плотности точек в радиусе 10 км.Плотность точек была рассчитана, чтобы обеспечить быстрый обзор результатов моделирования в малом масштабе. Обе операции проводились в ArcMap 10.6 ( desktop . arcgis . com ). Классификация и слой «тепловой карты» послужили первым ориентиром в отношении потенциального залегания карбонатных пород в средней части склона и использовались в первой съемке с использованием модели в 2018 году для определения наиболее перспективных регионов. Эффективность модели 2018 года оценивалась путем сравнения прогнозируемых значений класса с местами, где пещеры и каменные укрытия были фактически обнаружены в ходе полевых исследований в 2017, 2018 и 2019 годах.Параллельно с этим был обработан Kvamme’s Gain.

3.6. Модель 2019 года

Вторая модель, впоследствии именуемая «Модель 2019», была построена под наблюдением с использованием результатов полевых исследований 2017–2018 гг. ASTER DEM в режиме контролируемого минимального расстояния [60]. У Модели 2019 года была двоякая цель; во-первых, мы стремились использовать собранные нами данные о расположении пещер и укрытий для скал, чтобы делать прогнозы, а во-вторых, мы стремились повысить точность модели, чтобы обеспечить более надежный и целенаправленный подход к съемке в полевых условиях.

Модель 2019 года была создана в семь этапов, описанных ниже и на рис. 2.

  1. Места, где в ходе съемок 2017–2018 гг. были обнаружены пещеры и скальные убежища ( n = 77 ), были добавлены в общую базу геоданных в Географической информационной системе (ГИС) ArcMap (desktop.arcgis.com).
  2. Точечные местоположения пещер и каменных укрытий буферизованы в ГИС с использованием радиуса 200 м. Это было сделано для учета возможных неточностей местоположения и для возможности усреднения функций ЦМР по местоположениям.
  3. Морфометрические признаки из DEM TPI в масштабе 5 км, TPI в масштабе 10 км и TPI в масштабе 50 км были обработаны в IDL. Кроме того, морфометрические характеристики уклона местности, глубины долины, высоты склона, нормализованной высоты и положения средней части склона были обработаны в программном комплексе System for Automated Geoscientific Analysiss (SAGA) ( saga-gis . org ) [61]. Краткое изложение этих признаков и их интерпретация представлены в Таблице 1А, а оценка корреляции между признаками представлена ​​в Таблице 1В.Следует отметить, что TPI 5 км и TPI 10 км выявили сильную положительную корреляцию (r² = 0,82). Тем не менее, мы решили включить оба TPI в Модель 2019 г. для обеспечения согласованности по сравнению с Моделью 2018 г., а также потому, что обе функции все еще могут оставлять некоторый потенциал для дискриминации. Более подробная информация о морфометрических признаках предоставлена ​​Böhner & Selige [62], Dietrich и Böhner [58] и Kim et al. [59]. Общим для всех исследуемых признаков является то, что они численно описывают абсолютную или относительную топографическую обстановку или положение склона, сравнивая наблюдаемое значение пикселя с функциональными единицами (т.грамм. положение долины/хребта, расположение русла и т. д.) или постоянные пространственные соседства (например, с помощью движущихся окон при обработке). Хотя существует много других морфометрических признаков, которые могут быть включены в такой анализ, мы выбрали признаки, перечисленные в таблице 1, поскольку они могут быть обработаны достаточно быстро, дают нормированные или стандартизированные диапазоны значений топографической обстановки, учитывают как функциональные, так и пространственные характеристики. единиц и успешно применялись в предыдущих анализах рельефа и формы рельефа (например,грамм. [58,59,62]).
  4. Морфометрические признаки были масштабированы до общего диапазона значений от 0 до 100 с использованием ENVI 5.5, функции «Данные растяжения», точности с плавающей запятой и нижнего порога 0,5% и верхнего порога 99,5% для линейного растяжения, например. тогда значение 100 указывает на значение признака в процентиле 99,5%. Функция «Растянуть данные» позволяет сравнивать морфометрические признаки в общем диапазоне значений, что является необходимым условием для последующей классификации по минимальному расстоянию.
  5. Функция «Минимальное расстояние» ENVI
  6. (см. [60]) была применена с использованием буферизованных мест пещеры и каменного убежища и набора всех масштабированных морфометрических признаков (таблица 1). Эти особенности были сочтены одинаково важными для идентификации пещер/каменных укрытий, поскольку они вносят одинаковый вклад в результаты модели. Использование дополнительного порога было отключено, но изображение правила было сгенерировано и использовано в дальнейших анализах. Изображение правила отображает евклидово расстояние от среднего вектора класса, т.е.е. низкие значения указывают на пиксели, которые имеют схожие морфометрические свойства со значениями признаков известных местоположений пещеры и каменного убежища. Расстояние измеряется в тех же единицах, что и входные переменные, например, расстояние 10 указывает на то, что среднее расстояние между значениями признаков каменного убежища и местоположений пещеры составляет менее 10% от диапазона значений признака, поскольку все признаки были масштабированы до значений от 0 до 100 с использованием процентилей 0,5% и 99,5%. Таким образом, изображение правила предсказывает сходные топографические ситуации с большей и меньшей вероятностью наличия сходных объектов.
  7. Изображение правила было классифицировано по четырем классам (0 = «нет», 1 = «низкий», 2 = «средний» и 3 = «высокий») с применением пороговых значений > 50% = «нет», 50% для 30% = «низкий», от 30% до 10% = «средний» и <10% = «высокий» для изображения правила.
  8. Результат классификации был обрезан до размеров карбонатных слоев.

Эта классификация служила ориентацией на потенциальные местоположения, которые имеют общие топографические характеристики, которые аналогичны местоположениям уже обнаруженных нами объектов.Она использовалась во втором полевом исследовании с использованием модели в 2019 году. Эффективность модели 2019 года оценивалась путем сравнения предсказанных значений класса с местами, где пещеры и каменные укрытия были фактически обнаружены в ходе полевых исследований 2017, 2018 и 2019 годов. означает, что тест показывает, насколько хороша модель в самопрогнозировании входных функций. Однако, поскольку для проведения подхода с минимальным расстоянием использовались в основном одни и те же справочные данные (77 из 105 записей использовались для построения модели), оценка не является полностью независимой.Кроме того, следует исходить из того, что найденные места отражают фактическое разнообразие местоположений пещер/каменных убежищ. Тем не менее, такой анализ позволяет оценить непротиворечивость справочных данных, грубо оценив «соответствие» ссылки на данные модели, созданной на их основе. Если признаки, записанные in situ , расположены в сходном морфометрическом контексте, они будут характеризоваться сходными значениями в образе правила и классификации. Если нет, эта оценка покажет, что простой подход с минимальным расстоянием неприменим для решения проблемы, по крайней мере, не из имеющихся выборок.Кроме того, производительность модели оценивается с помощью коэффициента усиления Квамме.

4. Результаты

4.1. Модель 2018 года

На Рис. 3 показаны результаты Модели 2018 года для горного хребта Каратау. Как указано, построение модели основывалось исключительно на классификации трех TPI, обработанных в масштабах 5 км (рис. 3C), 10 км (рис. 3D) и 50 км (рис. 3E). TPI выделили конфигурацию форм рельефа в разных масштабах при соответствующих различных размерах форм рельефа.Значения TPI в самом низком масштабе (5 км) указывают на локальные небольшие долины и более мелкие элементы рельефа в пределах долины. Таким образом, значения TPI сильно различаются на небольшом расстоянии и подчеркивают местную форму рельефа и изменение положения склона в мелком масштабе, соответственно. TPI масштаба 10 км подчеркивают конфигурацию форм рельефа в региональном масштабе. Например, TPI указывает ориентированные с северо-запада на юго-восток хребты в центральной части горного хребта Каратау, а также несколько систем долин.Изменения TPI происходят реже на коротких дистанциях. TPI в масштабе 50 км выделяет относительные положения склонов в пределах всего горного хребта Каратау, и эта функция указывает общее положение склонов в пределах хребта.

Рис. 3. Пример модели 2018 года.

(a) ЦМР ASTER исследуемого района и пространственная протяженность карбонатных пород, (b) ЦМР ASTER и пространственная протяженность карбонатных пород горного хребта Каратау, (c) Индекс топографической позиции (TPI), обработанный в масштабе 5 км , (d) TPI, обработанный в масштабе 10 км, (e) TPI, обработанный в масштабе 50 км, (f) результат классификации Модели 2018 г. и (g) плотность точек встречаемости класса в радиусе поиска 10 км.Зона UTM 44N, эллипсоид WGS 1984 (EPSG: 32644) Содержит данные из ASTER GDEM2 (полную информацию см. в разделе 3.4). f показывает результат классификации модели 2018 года (т. е. классификацию ИПЦ для диапазона значений от -0,5 до +0,5 и результирующее наложение). В частности, класс 3 демонстрирует четкую закономерность. Местонахождения класса образуют вытянутую полосу вдоль южного склона в средней части склонов хребта Каратау (по значениям TPI на масштабе 50 км) и в вершинах и среднем течении основных долин (по значениям TPI на масштабе 10 км).Это также подчеркивается плотностью точек встречаемости класса в g. Этот слой указывает на высокую плотность точек для южных средних склонов хребта Каратау, в то время как плотность точек ниже для северной части хребта и южных окраин эскарпов, расположенных между северными возвышенностями и южными низменностями. Обратите внимание в этом контексте, что точечная плотность чувствительна к замаскированным некарбонатным местоположениям (т. е. они не учитывают плотность). 4.2. Модель 2019 года.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0245170.g003

На рис. 4 показаны результаты Модели 2019 г. на примере горного массива Каратау. Модель была создана с использованием классификации минимального расстояния (раздел 3.6), местонахождений in situ зарегистрированных пещер и скальных укрытий, а также морфометрических признаков, перечисленных в таблице 1. Среди морфометрических признаков, использованных в классификации, на рисунке показаны примеры долин. Глубина (рис. 4C), стандартизированная высота (рис. 4D) и высота наклона (рис. 4E).Эти особенности чувствительны к мелким элементам рельефа и, следовательно, учитывают в первую очередь местные и региональные условия, а не общие топографические условия горного хребта. Стандартизированная высота четко выделяет последовательности долины-хребта на южном склоне, в то время как функция «Глубина долины» указывает на более глубоко врезанные долины в середине хребта по сравнению с долинами северной части хребта и южными откосами. . Точно так же функция «Высота склона» выше для долин в середине диапазона, что указывает на более крутой уклон и более высокие вертикальные смещения флангов долины по отношению к дну долины, в дренажных каналах и линиях эрозии соответственно.На рис. 4F показано изображение правила классификации минимального расстояния, которое было обработано с использованием всех морфометрических признаков (таблица 1) и записанных in situ местонахождений пещер и скальных убежищ.

Рис. 4. Пример модели 2019 года.

(а) ЦМР ASTER исследуемого района и пространственная протяженность карбонатных пород, (б) ЦМР ASTER и пространственная протяженность карбонатных пород Каратауского хребта, (в) морфометрический признак «Глубина долины», (г) морфометрический признак «Стандартизированная высота», (e) морфометрический признак «Высота склона», (f) изображение правила подхода на минимальное расстояние, обученное с использованием записей in situ о наличии пещер и скальных укрытий и (g) окончательный результат классификации Модели 2019 г. .Зона UTM 44N, эллипсоид WGS 1984 (EPSG: 32644) Содержит данные из ASTER GDEM2 (полную информацию см. в разделе 3.4).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0245170.g004

Наименьшие расстояния между «морфометрической подписью» записей in situ и морфометрической обстановкой горного хребта Каратау обнаруживаются вдоль южного склона хребта, в срединных положениях склона и вдоль флангов врезанных долин в более центральной части хребта.Изображение линейки ясно указывает на то, что днища долин имеют менее похожие признаки (т.е. большее расстояние на изображении линейки), что разумно, поскольку находки in situ чаще всего располагались в средней части склонов, а не в днищах систем долин. ; факт, зафиксированный моделью 2019 года. Низменности окраин и высокогорья ближе к центральным вершинам хребта встречаются на большем расстоянии на изображении правила, и поэтому показано, что они имеют менее схожие морфометрические параметры по сравнению с записью in situ .Точно так же указано, что северный горный хребет имеет другую обстановку по сравнению с морфологической ситуацией, которая была обнаружена для записей in situ . На рис. 4G показана окончательная карта классификации, полученная путем применения пороговых значений, указанных в разделе 3.6, к изображению правила. Строгие ограничения для Класса 3 (= среднее отклонение от записей in situ и записей в образе правила менее 10%) приводят к тому, что очень мало изолированных местоположений находятся преимущественно на средних склонах южных долин хребта.Эти места окружены местами класса 2, который также является классом, наиболее часто встречающимся в южной части горного хребта. Класс 1 охватывает более северные части ареала и окраины южного откоса.

4.3. Сравнение и оценка моделей

При сравнении двух моделей покрытие остается одинаковым (обрезано по карбонатному слою), но различение увеличивается между итерациями. Наиболее четко это видно в изменении области для низких (класс 1), средних (класс 2) и особенно высоких (класс 3) прогностических значений модели в пределах фокусной области IAMC (см. Таблицу 2).В то время как на класс 3 приходится около 30% площади модели 2018 года, в модели 2019 года она уменьшена до 7% от общей площади. Изменения между категориями менее важны, чем общее изменение прогностической ценности между моделями, что можно увидеть в таблице 2.

На практике увеличение различий между двумя моделями позволило нам сосредоточить наше исследование на областях и формах рельефа, которые с большей вероятностью дадут результаты. Как часть IAMC, модель 2019 года представляет собой сужение фокуса примерно до 5% от общей площади IAMC в Казахстане по сравнению с 12% в модели 2018 года.

На рис. 5 показаны результаты обеих моделей для всего исследуемого региона и для выбранного подмножества с большей пространственной детализацией. Сравнение показывает, что более высокая плотность точек и количество классов обеих моделей обычно обнаруживаются в четырех выбранных ключевых исследуемых регионах, а это означает, что обе модели предсказывают высокую вероятность возникновения пещер и каменных укрытий для регионов со значительной топографией и энергией рельефа соответственно. Это говорит о том, что места расположения карбонатных пород в низменностях имеют меньшую вероятность появления пещер и каменных укрытий.

Рис. 5. Сравнение модели 2018 года и модели 2019 года.

(a-b) модель 2018 года и (c-d) модель 2019 года. Увеличение моделей сосредоточено на центральном горном массиве Каратау. In situ записей о пещерах и каменных убежищах обозначены розовыми кружками. Зона UTM 44N, эллипсоид WGS 1984 (EPSG: 32644) Содержит данные, полученные из ASTER GDEM2 (полную информацию см. в разделе 3.4). В административных границах используются защищенные авторским правом картографические данные участников OpenStreetMap [29], доступные на сайте openstreetmap.орг.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0245170.g005

Модель 2018 года предоставляет более общую информацию с меньшей пространственной детализацией по сравнению с моделью 2019 года (сравните рис. 5E и 5F). Указаны целые горные хребты, а не отдельные места. Например, для значительной части Джунгарского Алатау характерна высокая плотность точек (рис. 5А), что не позволяет выделить для исследования конкретные участки, например, отдельные долины. Тем не менее, модель 2018 года обеспечивает первую ориентацию, в которой региональное полевое исследование на основе модели может быть более эффективным и целенаправленным.

Модель 2019 обеспечивает более высокую пространственную детализацию благодаря построению модели и используемым морфометрическим признакам. На рис. 5C и 5D показаны результаты модели для горного хребта Каратау и указаны конкретные местоположения, которые лучше всего соответствуют топографическим условиям обнаруженных местоположений. Как упоминалось в предыдущем разделе, места с наименьшим отклонением от записи in situ находятся в срединных положениях склонов долин и в центральной части горного хребта.На рис. 6 показаны примеры карстовых образований, включая пещеры и каменное убежище, которые были выявлены во время обследования.

Рис. 6. Примеры пещер и каменных укрытий.

А) Пещера Аквик 1. Недоступная пещера образовалась вдоль вертикальных швов. Незначительные карстовые особенности, такие как расщелины и впадины, которые встречаются повсюду на этой конкретной скале, были зарегистрированы не как отдельные особенности, а как одна коллективная особенность. Б) Скалоубежище «Кызкурган 3». Особенности, более широкие, чем более глубокие, такие как Qyzkorgan 3, были идентифицированы как «скалоубежища».В) пещера Актасты 3. Мы идентифицировали пещеры как объекты глубже, чем в ширину.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0245170.g006

Топографическая подпись, предоставленная записями in situ , была дополнительно проанализирована, чтобы лучше понять и количественно определить морфологические условия, которые указывают на пещеры и пещеры. локации каменных укрытий. На рис. 7 показана описательная статистика записей in situ для морфометрических признаков, которые мы использовали (таблица 1), в сравнении со статистикой карбонатного слоя, изучаемых территорий и объединенной протяженности карбонатного слоя и изучаемых областей.Таким образом, этот анализ учитывает статистическую разницу между выборкой (пещеры и каменные укрытия в карбонатных породах) и всей совокупностью (все местоположения карбонатных пород, изучаемые районы и совокупная протяженность). Это сравнение показало, в порядке убывания значимости, на которое указывает разделение ячеек межквартильных диапазонов (IQR, т. е. диапазон между 25% и 75% процентилей), пещеры и скальные убежища расположены (i) в основном на крутой местности ( Рис. 7B; IQR уклона местности в диапазоне от 6° до 16°), (ii) в местах со значительно большей глубиной долины (рис. 7F; IQR в диапазоне от 40 м до 100 м) и высотой склона (рис. 7G; IQR в диапазоне от 25 м до 100 м). 70 м) и (iii) в промежуточных положениях на середине склона (рис. 7I; IQR в диапазоне от 0.30 до 0,55). Перекрытие IQR между образцом и другими популяциями (C, F, C+F) довольно велико для других морфометрических признаков, и поэтому эти признаки менее показательны для образца, поскольку они имеют общие характеристики всех местонахождений карбонатных пород в области изучения. Среди этих менее важных признаков особенности TPI были обозначены отрицательными средними значениями TPI около -0,4 и IQR прибл. от -0,55 до 0,0, что является ориентировочным диапазоном для среднего склона при переходе в подножие и/или для локальных депрессий.

Рис. 7. Описательная статистика морфометрических признаков.

(a) Высота над уровнем моря, (b) Уклон, (c) Индекс топографической позиции (TPI), обработанный в масштабе 5 км, (d) TPI, обработанный в масштабе 10 км, (e) TPI, обработанный в масштабе 50 км, (f) глубина долины, (g) высота склона, (h) нормализованная высота и (i) положение на середине склона. Столбцы показывают межквартильный диапазон (IQR) между 25% и 75% процентилями. Черный маркер указывает положение медианы (50% процентиль). Статистика составлена ​​для; «C» (желтый) = карбонатный слой (ок.214 км²), «F» (синий) = область исследования, указанная на рис. 1 (прибл. 209 км²), «C+F» (зеленый) = карбонатный слой внутри области наблюдения (примерно 32 км²), «Образец» (красный) = местонахождение на месте записей о пещерах и каменных убежищах. Статистика основана на записях, найденных в ходе полевых исследований 2017 и 2018 годов ( n = 77) .

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0245170.g007

Производительность модели 2018 года и модели 2019 года показана на рис. 8 и в таблице 3.На рис. 8А и 8В показана общая площадь, охватываемая отдельными классами. Для модели 2018 года эти данные подчеркивают, что классификация не очень конкретна, но встречаемость классов 1, 2 и 3 распределяется более или менее равномерно. Модель 2019 года демонстрирует более строгие ограничения на классификацию, поэтому общая площадь значительно уменьшается от класса 1 к классу 2 и к классу 3, что сужает предполагаемую площадь для полевых исследований. На рис. 8C и 8D показано, как наблюдаемые местоположения пещер и каменных укрытий соотносятся с двумя классификациями.Для модели 2018 г. было обнаружено, что большинство записей относятся к классу 3 (= 68), а 20 записей относятся к классу 2 или классу 1. Всего 17 записей выходят за диапазон классификации (класс 0). В модели 2019 года 45 местоположений относятся к классу 3, а 27 местоположений — к классу 2. Класс 1 показывает 12 записей, а 21 запись выходит за пределы диапазона классификации (класс 0). Для модели 2019 года эта оценка указывает на способность модели самостоятельно прогнозировать справочные данные, которые использовались для построения модели.Это означает, что оценка, показанная на рис. 8, не является независимой; оценка скорее оценивает, является ли применяемый подход к минимальному расстоянию разумным и применимым. Это показывает, что, хотя общая площадь классов 2 и 3 невелика (<2000 км²), количество классов in situ, которые относятся к этим классам, очень велико (всего = 72).

Рис. 8. Оценка модели 2018 г. и модели 2019 г.

(a) Общая площадь классов в Модели 2018 г., (b) Общая площадь классов в Модели 2019 г., (c) количество in situ зарегистрированных пещер и скальных укрытий на класс Модели 2018 г. и (d ) число in situ зарегистрированных пещер и каменных убежищ на класс Модели 2019 года.В (c) и (d) указана использованная выборка: (i) признаки, найденные в 2019 г. с использованием Модели 2019 г. ( n = 28 ), (ii) признаки, обнаруженные в 2017 и 2018 гг. ( n = 77 ) и (iii) все функции, обнаруженные в опросах 2017, 2018 и 2019 годов ( n = 105 ).

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0245170.g008

Таблица 3.

Сравнение моделей с помощью коэффициента усиления Квамме для (а) модели 2018 г. и (б) модели 2019 г. с использованием всех доступных выборок из опросы 2017, 2018 и 2019 годов ( n = 105 ).Процент площади обрабатывается относительно карбонатного слоя внутри области фокусировки, указанной на рис. 1.

https://doi.org/10.1371/journal.pone.0245170.t003

Наконец, в таблице 3 представлены результаты коэффициента усиления Квамме для моделей 2018 и 2019 годов. Значения являются строго положительными, и оценка позволяет сравнить производительность различных моделей и их классификаций. Результаты подтверждают ранее заявленные результаты. Модель 2019 года позволяет значительно сократить целевую площадь, сохраняя при этом большое количество записей об объектах.

5. Обсуждение

Модель 2018 года была неконтролируемой формой модели классификации, и это позволило нам открыть широкую область для исследований, ориентируясь на те аспекты физической среды, которые, как мы выяснили из литературы, и прямое наблюдение могут повлиять на формирование пещеры. Модель 2019 года, напротив, основывалась на подходе с контролируемым минимальным расстоянием и, следовательно, была направлена ​​​​на понимание геоморфологического положения объектов, которые мы уже обнаружили, и распространение его на изучаемый регион для повышения дискриминации.К тому времени, когда мы разработали модель 2019 года, мы провели съемку во всех областях нашего исследования и собрали хорошую и репрезентативную выборку существующих особенностей пещер и скальных укрытий из различных геоморфологических ситуаций. Таким образом, мы не ограничивали наши поиски искусственным подмножеством пещер и каменных убежищ. Это подтверждается статистической диаграммой на рис. 7, которая показывает довольно небольшие IQR для всех функций и, следовательно, демонстрирует довольно общие характеристики среди найденных местоположений функций.Это позволило нам использовать модель 2019 года, чтобы уменьшить общую область исследования и сосредоточить наше исследование на областях, которые могут предоставить функции, которые более точно соответствуют нашим критериям поиска, чем в первой итерации модели.

Несмотря на то, что существуют более интенсивные методы моделирования с учителем, мы считаем использование метода минимального расстояния для Модели 2019 уместным, эффективным и практичным в данном случае, поскольку он показал хорошую производительность, указывающую на потенциальные участки, а также позволяет интуитивно интерпретировать результатов, что выгодно с учетом использования во время полевых работ.Это значительно улучшило полевые навигационные и исследовательские характеристики и позволило повысить скорость обнаружения пещер, а также увеличило количество и качество получаемых наземных данных.

Несмотря на то, что это не может быть сделано полностью независимо от данных, использованных для его создания, оценка модели 2019 года показала, что довольно простой подход с минимальным расстоянием способен предсказать большую часть in situ проверенных местоположений с высокой точностью. Например, 72 из 105 записей были отнесены к классу 2 или классу 3 при использовании всех доступных записей (2017, 2018 и 2019) для оценки эффективности.Кроме того, значения индекса усиления Квамме были очень положительными (+0,91). Такой высокий уровень производительности можно объяснить индикативными и отчетливыми диапазонами значений, обеспечиваемыми некоторыми морфометрическими признаками для местоположений пещеры и каменного убежища (см. в этом контексте рис. 7). Статистика коробчатой ​​диаграммы показала, что выборочные местоположения пещер и каменных укрытий в карбонатных породах по некоторым признакам значительно отличаются от всего населения (т. Е. Всех возможных местоположений в районах карбонатных пород).Это помогает сузить наземную съемку до целевых местоположений, которые показывают такие характерные морфологические параметры. Таким образом, довольно большой топографический градиент (уклон местности примерно от 6 ° до 16 °), относительное положение склона на переходе между средним и подножьем склона, а также высота долины и склона между 40 м и 100 м. кажутся многообещающими характеристиками местности, которые являются показательными для будущих съемок. Это говорит о том, что дальнейшая работа по выявлению особенностей пещер и каменных укрытий в Казахстане должна продолжаться с прицелом на горную местность, примером которой являются наши четыре ключевых района исследования и район IAMC.

Однако необходимо отметить три основных ограничения выбранного подхода. Во-первых, качество входных данных напрямую влияет на качество модели. Принцип науки о данных «Мусор в мусоре» применим и к построению моделей [63], где модель может быть настолько хороша, насколько хорош набор данных самого низкого качества. Проблемы с проблемными наборами данных не смягчаются в процессе объединения с лучшими наборами данных, а усугубляются и каскадируются в процессе построения модели.Там, где это возможно, все данные, используемые в таких моделях, должны иметь известное качество, и наземные полевые исследования имеют неоценимое значение для обеспечения такой обратной связи. Кроме того, результаты моделей должны быть оценены, где это возможно, либо с помощью независимых средств, либо для демонстрации того, что они, по крайней мере, внутренне согласуются с данными, использованными для их создания, как мы продемонстрировали с моделью 2019 года.

Во-вторых, целью является только один класс, поэтому возникновение события (пещеры и каменные убежища) нельзя сравнивать с несобытием.Кроме того, ясно, что вероятность существования пещеры или каменного убежища намного ниже, чем вероятность их отсутствия, но эта априорная вероятность не может быть получена из текущих на месте выборок.

В-третьих, недостатком метода минимального расстояния является то, что нелинейные зависимости могут быть не обнаружены, поскольку при таком анализе исследуется только евклидово расстояние. Мы считаем, что этот вопрос имеет лишь незначительное отношение к настоящему исследованию, поскольку основная цель модели состоит в том, чтобы направлять полевые исследования, и, следовательно, модель направлена ​​на то, чтобы указать, где обычно можно ожидать пещеры и каменные укрытия, а не на предсказание отдельных пещер или пещер. скальные укрытия для отдельных топографических ситуаций или дополнительных характеристик участка.Однако в будущей работе будут также рассмотрены такие нелинейные отношения, которые, например, могут иметь место из-за различного генезиса элементов или из-за того, что элементы расположены в конкретных горных породах. В свою очередь, наличие подклассов может быть выявлено в морфометрической статистике после того, как база данных из подтвержденных на месте местонахождений пещер и скальных укрытий будет расширена за счет дальнейших полевых исследований. Новыми средствами для оценки подклассов в предстоящей работе будет использование непараметрических классификаторов (например,грамм. подход Random Forest [64], который также позволил бы исследовать важность переменной), и которые также применялись в смежной работе [27].

6. Заключение

Проект PALAEOSILKROAD потратил два года на создание и проверку моделей для предсказания карстовых пещер в наших исследуемых регионах в горных районах Казахстана. Нашей целью было найти и изучить новые особенности пещер и скальных укрытий в регионе. За этот период времени мы обследовали 105 пещер и каменных укрытий в изучаемом регионе, около 30% из которых имеют некоторое количество накопленных отложений.

Наша первая модель была построена с неконтролируемой классификацией формы рельефа, полученной из ЦМР ASTER нашего исследуемого региона, которая затем была обрезана до уровня обследованных карбонатов в регионе. Мы использовали эту модель для проведения съемки в полевом сезоне 2018 г., в ходе которой мы выявили 73 пещеры и каменные укрытия. Мы пришли к выводу, что модель правильно идентифицировала большие участки ландшафта, которые могли содержать карстовые пещеры и каменные убежища, но мы также надеялись еще больше увеличить дискриминацию модели и тем самым уменьшить площадь съемки.

Наша вторая модель была построена с использованием контролируемого метода минимального расстояния с использованием данных о местоположении особенностей пещер и каменных укрытий, определенных в исследовании 2018 года, а также морфометрических характеристик, полученных с помощью ASTER DEM. Эта модель определила области, которые были топографически похожи на места, где в течение сезона исследований 2018 года были обнаружены особенности пещер и каменных укрытий. Мы добились увеличения различия между двумя моделями, чтобы обеспечить более целенаправленное полевое обследование. Модель 2019 года, в частности, подчеркнула важность крутого рельефа, большой глубины долины, большой высоты склона и промежуточного положения посередине склона как ключевых морфометрических признаков для прогнозирования характеристик пещер и каменных укрытий.

Простота этих моделей, основанных только на протяженности формаций, содержащих карбонатные породы, и классификация форм рельефа на свободно доступных ЦМР, означает, что их в принципе можно воспроизвести везде, где существуют такие данные.

Хотя наземная проверка часто затруднена, а полевые исследования сталкиваются с логистическими и научными препятствиями, мы подтверждаем их важность для дальнейшего развития прогностических моделей, а также ценность полевых исследований, управляемых моделями, для преодоления этих препятствий.В частности, использование как неконтролируемых, так и контролируемых методов классификации может обеспечить гибкий подход, первый открывает область для анализа, а второй может помочь расширить и усилить различение для обнаружения аналогичных ситуаций в других местах и ​​начать выявление факторов, определяющих релевантность. характерное расположение.

В дальнейшем мы планируем исследовать факторы, приводящие к накоплению археологических отложений в пещерах. Дополнительным направлением исследований будет изучение взаимосвязей внутри подмножеств особенностей пещер и укрытий, например, по возрасту материнской породы, по морфологическим признакам самих особенностей или в контексте с геологическими особенностями, такими как разломы или слоистость.

Благодарности

В Казахстане мы благодарим декана Мендигуль Ногайбаеву и профессора Гани Омарова (факультет истории, этнологии и археологии Казахского национального университета им. аль-Фараби) за неизменную поддержку нашего проекта. Мы хотели бы выразить признательность д-ру Гани Искакову (Туркестанский музей), ныне, к сожалению, ушедшему, который присоединился к нам в нашем южно-казахстанском полевом сезоне в 2018 году. Мы также хотели бы поблагодарить наших многочисленных студентов-добровольцев, без которых эта работа была бы невозможна.Наконец, мы хотели бы поблагодарить наш полевой персонал, особенно наших бесстрашных водителей (Талгат Калмагамбетов, Нурдавлет «Шапалаг» Мырзатай и Алмаз Джуманов), а также местных жителей, которые помогли нам найти так много пещер. Мы признательны за поддержку Издательского фонда открытого доступа Тюбингенского университета.

Каталожные номера

  1. 1. Слон В., Мафессони Ф., Верно Б., де Филиппо С., Гроте С., Виола Б. и др. Геном потомства матери-неандертальца и отца-денисовца.Природа. 2018; 561: 113–116. пмид:30135579
  2. 2. Дука К., Слон В., Джейкобс З., Рэмси С.Б., Шунков М.В., Деревянко А.П. и др. Оценки возраста окаменелостей гоминидов и начало верхнего палеолита в Денисовой пещере. Природа. 2019;565:640. pmid:30700871
  3. 3. Fu Q, Li H, Moorjani P, Jay F, Slepchenko SM, Bondarev AA, et al. Последовательность генома современного человека возрастом 45 000 лет из Западной Сибири. Природа. 2014; 514: 445–449. пмид:25341783
  4. 4. Кузьмин Ю.В., Косинцев П.А., Ражев Д.И., Ходжинс Г.В.Л.Древнейшие прямо датированные останки человека в Сибири: возраст AMS 14C таранной кости из местонахождения Байгара, Западно-Сибирская равнина. Журнал эволюции человека. 2009; 57: 91–95. пмид:19539978
  5. 5. Девьез Т., Массилани Д., Йи С., Комески Д., Нагель С., Никель Б. и др. Радиоуглеродное датирование соединений и анализ митохондриальной ДНК плейстоценового гоминина из Салхитской Монголии. Нац коммун. 2019;10:1–7. пмид:30602773
  6. 6. Гоккумен О. Интрогрессия архаичных гомининов в геномы современного человека.Американский журнал физической антропологии. 2019; н/д: 1–14. пмид:31702050
  7. 7. Гланц ММ. Обзор истории оккупации Центральной Азии гоминидами. В: Norton CJ, Braun DR, редакторы. Азиатская палеоантропология. Дордрехт: Springer, Нидерланды; 2010. С. 101–112. Доступно: http://www.springerlink.com/index/10.1007/978-90-481-9094-2_8.
  8. 8. Бужилова А., Деревянко А., Шунков М. Северный путь расселения: биоархеологические данные позднего плейстоцена Алтая, Сибирь.Современная антропология. 2017; 58: С491–С503.
  9. 9. Фитцсиммонс К.Е., Иовита Р., Спрафке Т., Гланц М., Таламо С., Хортон К. и др. Хронологические рамки, соединяющие ранний верхний палеолит через предгорья Центральной Азии. Журнал эволюции человека. 2017; 113: 107–126. пмид:2

    62

  10. 10. Ли Ф., Ванвезер Н., Бойвин Н., Гао Х, Отт Ф., Петралья М. и др. Направляясь на север: окружающая среда позднего плейстоцена и расселение людей в Центральной и Восточной Азии. ПЛОС ОДИН.2019;14: e0216433. пмид:31141504
  11. 11. Деннелл Р. Колонизация человеком Азии в позднем плейстоцене: история инвазивного вида. Современная антропология. 2017; 58: С383–С396.
  12. 12. доктор медицинских наук Фрачетти. Мультирегиональное появление мобильного скотоводства и неравномерная институциональная сложность в Евразии. Современная антропология. 2012; 53: 2–38.
  13. 13. Джасыбаев ЭА, Ожерельев ДВ, Мамиров ТБ. Полевые исследования многослойной стоянки Рахат в 2018 г.[Полевые исследования стратифицированной стоянки Рахат в 2018 г.]. Археология Казахстана. 2018;1–2: 215–222.
  14. 14. Таймагамбетов З.К., Ожерельев Д.В. Позднепалеолитические памятники Казахстана. Алматы: Казак Ун-Ти; 2009.
  15. 15. Шунков М., Анойкин А., Таймагамбетов З., Павленок К., Харевич В., Козликин М. и др. Ушбулак-1: новые первоначальные свидетельства верхнего палеолита из Центральной Азии. Античность. 2017;91: е1.
  16. 16.Иовита Р., Варис А., Намен А., Катбертсон П., Таймагамбетов З., Миллер К.Э. В поисках палеолитического Шелкового пути в Казахстане. Четвертичный Интернационал. 2020; С1040618220300653.
  17. 17. Шервуд С.К., Голдберг П. Геоархеологическая основа для изучения карстовых пещер в восточных лесных массивах. Мидконтинентальный журнал археологии. 2001; 26: 145–167.
  18. 18. Колумбу А., Кьярини В., Спётль С., Бенацци С., Хеллстром Дж., Ченг Х. и др. Запись образований свидетельствует о стабильных условиях окружающей среды во время смены неандертальца и современного человека на юге Италии.Экология природы и эволюция. 2020; 4: 1188–1195.
  19. 19. Голдберг П., Мандель Р. Пещеры и каменные убежища. В: Пирсолл Д., редактор. Энциклопедия археологии. Нью-Йорк: Академическая пресса; 2008. стр. 966–974.
  20. 20. Штраус Л.Г. Подземная археология: взгляды на пещеры и убежища. Археологический метод и теория. 1990;2: 255–304.
  21. 21. Slon V, Hopfe C, Weiß CL, Mafessoni F, Rasilla M de la, Lalueza-Fox C, et al. ДНК неандертальцев и денисовцев из плейстоценовых отложений.Наука. 2017; 356: 605–608. пмид:28450384
  22. 22. Гохман ИЮ. Палеолитическая стоянка «Пещера» на реке Бухтарме. Краткие сообщения о докладах и полевых исследованиях Института истории материальной культуры АН СССР. 1957; 67: 54–58.
  23. 23. Григорьев Ф.П., Волков Б.А.Новые материалы о пещере Ушбас. Вестник университета Яссави. 1998; 1: 68–75.
  24. 24. Таймагамбетов Ж.К., Нохрина Т.И. Археологические комплексы пещеры Караунгур (Южный Казахстан). Туркестан: Мирас; 1998.
  25. 25. Шакалов АА. Некоторые пояснения к вопросу о геоморфологии боралдайского карстового массива. 2011. Доступно: http://institute.speleoukraine.net/libpdf/Shakalov_2011_Baralday_karst.pdf.
  26. 26. Шакалов АА. Поиски пещер в районах юго-восточного Казахстана. Спелеология и спелестология: развитие и взаимодействие наук. Набережные Челны; 2010. С. 77–78. Доступно: http://institute.speleoukraine.net/libpdf/Shakalov_2010_Research_and_prospecting.pdf.
  27. 27. Меркер М., Хейдари-Гуран С. Применение технологий интеллектуального анализа данных для прогнозирования местонахождения палеолитических памятников в горах Загрос в Иране.В: Фришер Б., Уэбб Кроуфорд Дж., Коллер Д., редакторы. Сделать историю интерактивной: компьютерные приложения и количественные методы в археологии (CAA), Материалы 37-й Международной конференции, Вильямсбург, Вирджиния, Соединенные Штаты Америки, 22–26 марта 2009 г. Оксфорд: Archaeopress; 2010.
  28. 28. Зельтманн Р., Шатов В., Якубчук А. База данных месторождений полезных ископаемых и тематические карты Центральной Азии, масштаб 1:1 500 000, пакет ArcGIS 10.1 и пояснительные примечания: Центр изучения полезных ископаемых России и Центральной Евразии (CERCAMS).Музей естественной истории, Лондон, Великобритания. 2014; 120.
  29. 29. Участники OpenStreetMap. Дамп планеты взят с https://planet.osm.org. Доступно: https://planet.openstreetmap.org.
  30. 30. Алексеев ДВ, Быкадоров ВА, Волож ЮА, Сапожников РБ. Кинематический анализ юрских грабенов Южного Тургая и роль мезозойского яруса в развитии Каратау-Таласо-Ферганского сдвигового разлома Южного Казахстана и Тянь-Шаня. Геотектон. 2017; 51: 105–120.
  31. 31. Кук Г.Э., Жемчужников В.Г., Земполич В.Г., Жаймина В.Я., Бувтышкин В.М., Котова Е.А., и соавт. Девонско-каменноугольные платформенные фации в Большом Каратау, Южный Казахстан: аналоги обнажений одновозрастных карбонатных месторождений нефти и газа в Северо-Каспийском бассейне, Западный Казахстан. В: Zempolich WG, Cook HE, редакторы. Палеозойские карбонаты Содружества Независимых Государств (СНГ): подземные резервуары и аналоги обнажений. 2002. стр. 81–122.
  32. 32.Буслов М.М., Кох Д.А., Де Грав Дж. Мезозойско-кайнозойская тектоника и геодинамика Алтая, Тянь-Шаня и Северного Казахстана по данным треков деления апатита. Российская геология и геофизика. 2008; 49: 648–654.
  33. 33. Трифонов В.Г., Артюшков Е.В., Додонов А.Е., Бачманов Д.М., Миколайчук А.В., Вишняков Ф.А. Плиоцен-четвертичный орогенез Центрального Тянь-Шаня. Российская геология и геофизика. 2008; 49: 98–112.
  34. 34. Кривошапкин А.И., Кузьмин Ю.В., Юлл А.Я.Т.Хронология грота Оби-Рахмат (Узбекистан): первые результаты датировки и проблемы палеолитической ключевой стоянки в Центральной Азии. Радиоуглерод. 2010; 52: 549–554.
  35. 35. Гланц М., Виола Б., Ринн П., Чикишева Т., Деревянко А., Кривошапкин А. и др. Новые останки гоминина из Узбекистана. Журнал эволюции человека. 2008; 55: 223–237. пмид:18499228
  36. 36. Гланц М.М., Сулейманов Р., Хьюз П., Шаубер А. Пещера Ангилак, Узбекистан: документирование неандертальской оккупации на периферии.Античность. 2003; 77: 1–4.
  37. 37. Колобова К.А., Кривошапкин А.И., Деревянко А.П., Исламов Ю.И. Верхнепалеолитическая стоянка Додекатым-2 в Узбекистане. Археология, этнология и антропология Евразии. 2011; 39: 2–21.
  38. 38. Исламов Ю.И. Sel’oungour, место в стиле модерн дю Палеолит Нижней Азии в Центральной Азии. Антропология. 1990; 94: 675–687.
  39. 39. Битон Т.А., Гланц М.М., Тренер А.К., Темирбеков С.С., Райх Р.М. Фундаментальная ниша гоминина в Центральной Азии позднего плейстоцена: предварительная модель рефугиума.Журнал биогеографии. 2014; 41: 95–110.
  40. 40. Гланц М., Ван Арсдейл А., Темирбеков С., Битон Т. Как пережить ледниковый апокалипсис: стратегии мобильности гомининов в Центральной Азии позднего плейстоцена. Четвертичный Интернационал. 2018; 466: 82–92.
  41. 41. Форд Д., Уильямс, полицейский. Карстовая гидрогеология и геоморфология. Чичестер: Джон Вили и сыновья; 2013.
  42. 42. Дженнингс Дж. Н. Неучтенный карст засушливой и полузасушливой области. Карстология.1983; 1: 61–73.
  43. 43. Хейдари С. Влияние геологии и геоморфологии на формирование, сохранение и распространение археологических раскопок пещер и укрытий в горах Загрос в Иране. Геоархеология. 2007; 22: 653–669.
  44. 44. Квамме КЛ. Фундаментальные принципы и практика прогнозного археологического моделирования. Математика и информатика в археологии: гибкая основа. 1990;3: 257.
  45. 45. Чжу С, Чен Ф, Го Х.Анализ пространственной структуры пограничных переходов в регионе Северного Шелкового пути Китая с использованием модели археологического прогнозирования BLR с оптимизацией масштаба. Наследство. 2018;1: 15–32.
  46. 46. Геологическая карта Казахстана и Средней Азии. Ленинград: ВСЕГЕИ.
  47. 47. Рид Д., Барр В.А., Макферрон С.П., Бобе Р., Гераадс Д., Винн Дж.Г. и др. Сбор цифровых данных в палеоантропологии. Эволюционная антропология: проблемы, новости и обзоры. 2015; 24: 238–249. пмид:26662947
  48. 48.Рид Д., Барр В.А., Каппельман Дж. Платформа с открытым исходным кодом для интеграции геопространственных данных в палеоантропологии. В: Anemone RL, Conroy GC, редакторы. Новые геопространственные подходы к антропологическим наукам. Альбукерке: Университет Нью-Мексико, издательство; 2018. С. 211–224.
  49. 49. Уилсон Дж.П., Галлант Дж.К. Анализ местности: принципы и приложения. Джон Уайли и сыновья; 2000.
  50. 50. Вайс А. Топографическое положение и анализ форм рельефа. Постер представлен на конференции пользователей ESRI; 2001 июль; Сан-Диего, Калифорния.
  51. 51. Дрэгуц Л., Эйсанк К. Автоматизированная объектная классификация топографии по данным SRTM. Геоморфология. 2012; 141–142: 21–33. пмид:22485060
  52. 52. Ивахаши Дж., Пайк Р.Дж. Автоматизированная классификация топографии из ЦМР с помощью неконтролируемого алгоритма вложенных средних и геометрической подписи, состоящей из трех частей. Геоморфология. 2007; 86: 409–440.
  53. 53. Йокояма Р., Ширасава М., Пайк Р.Дж. Визуализация топографии с помощью открытости: новое приложение обработки изображений к цифровым моделям рельефа.Фотограмма дистанционного зондирования. 2002; 68: 257–265.
  54. 54. Линдси Дж.Б., Кокберн Дж.М.Х., Рассел Х.Дж. Интегральный подход к выполнению многомасштабного топографического анализа положения. Геоморфология. 2015; 245: 51–61.
  55. 55. Панюшкина И.П., Маклин М.Г., Тоонен В.Дж., Меко Д.М. Водоснабжение и древнее общество в бассейне озера Балхаш: изменчивость стока вдоль исторического Шелкового пути. В: Yang LE, Bork HR, Fang X, Mischke S, редакторы. Социально-экологическая динамика на историческом Шелковом пути.Чам: Springer International Publishing; 2019. С. 379–410. https://doi.org/10.1007/978-3-030-00728-7_18
  56. 56. Аргириу А.В., Тиув Р.М., Саррис А. Классификация рельефа археологических памятников бронзового века на острове Крит на основе ГИС. ПЛОС Один. 2017;12. пмид:28222134
  57. 57. Де Реу Дж., Буржуа Дж., Бэтс М., Цвертвегер А., Гелорини В., Де Смедт П. и др. Применение индекса топографического положения к неоднородным ландшафтам. Геоморфология. 2013; 186: 39–49.
  58. 58. Дитрих Х., Бёнер Дж. Производство и поток холодного воздуха в ландшафте низкогорного хребта в Гессене (Германия). В: Бёнер Дж., Блашке Т., Монтанарелла Л., редакторы. САГА – Остались секунды. Hamburger Beiträge zur Physischen Geographie und Landschaftsökologie; 2008. С. 37–48.
  59. 59. Ким Ю.Дж., Нам Б.Х., Юн Х. Обнаружение и характеристика воронок с использованием ЦМР, полученной с помощью лидара, с логистической регрессией. Дистанционное зондирование. 2019;11: 1592.
  60. 60. Ричардс Дж.А.Анализ цифровых изображений с помощью дистанционного зондирования: введение. Springer Science & Business Media; 2012.
  61. 61. Конрад О., Бехтел Б., Бок М., Дитрих Х., Фишер Э., Герлиц Л. и др. Система автоматизированного геолого-научного анализа (САГА) v. 2.1.4. Разработка геонаучной модели. 2015;8: 1991–2007 гг. https://doi.org/10.5194/gmd-8-1991-2015.
  62. 62. Бёнер Дж., Селиге Т. Пространственное прогнозирование характеристик почвы с использованием анализа рельефа и районирования климата. В: Бёнер Дж., Макклой К., Стробл Дж., редакторы.SAGA — Приложения для анализа и моделирования. Геттинген: Goettinger Geographische Abhandlungen; 2006. С. 13–28.
  63. 63. Цукерберг Б., Хюттманн Ф., Фрейр Дж. Надлежащее управление данными как научная основа для надежного моделирования распространения видов. В: Drew CA, Wiersma YF, Huettmann F, редакторы. Прогнозирование видов и моделирование среды обитания в ландшафтной экологии: концепции и приложения. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Спрингер; 2011. С. 45–70. https://doi.org/10.1007/978-1-4419-7390-0_4
  64. 64.Брейман Л. Случайные леса. Машинное обучение. 2001; 45: 5–32.
.

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован.