Где в белоруссии: Информация о стране

Содержание

Коронавирус в Беларуси — Статистика [25.03.2022]

В дополнение к имеющейся на сайте статистике появилась новая: о потерях врага — ВС РФ в ходе боевых действий против Украины.

  • 24.03.2022
    • Танки — 530
    • ББМ — 1597
    • Самолеты — 108
    • Вертолеты — 124
    • Артиллерия — 280
    • Автомобили — 1033
    • РСЗО — 82
    • Средства ПВО — 47
    • БПЛА — 50
    • Цистерны с ГСМ — 72
    • Корабли (катера) — 4
    • Специальная техника — 16
    • Личный состав — около 15800 человек, 412 пленных

Информация о пленных и убитых российских солдатах в Украине —
см. https://200rf.com, https://invaders-rf.com

Ниже приводится сводный график по всем категориям инфицированных:

Дополнительно приводим отдельные графики по различным категориям:

На данный момент коронавирус обнаружен в общей сложности в 225 странах.

Текущая статистика по коронавирусу на 25.03.2022 (Беларусь)
Население
9 444 
тыс.

Всего зара­жений955 60010,1 %
Смер­тельные случаи6 7590,7 %
Выздоро­вевшие928 53697,2 %
Сейчас болеют20 3052,1 %
Сделано тестов12 775 372
тестов на 1 млн.1 352 755

Россия и Белоруссия начали активную фазу военных учений

В Белоруссии 10 февраля начинается основная фаза крупнейших за все постсоветское время российско–белорусских военных учений «Союзная решимость – 2022». Она пройдет на пяти белорусских полигонах – «Гожский», «Брестский», «Домановский», «Осиповичский» и «Обуз–Лесновский», где будут отрабатываться вопросы отражения возможной внешней агрессии в отношении Союзного государства и противодействия терроризму. Для отработки задач будут задействованы четыре белорусских аэродрома.

Официальные лица западных стран, включая США и стран НАТО, задолго до начала маневров выражали озабоченность тем, что сконцентрированные для участия в учениях силы могут быть использованы для «вторжения» России на Украину. Кроме того, они публично опасались и потенциального размещения в стране российского ядерного оружия. Соответствующую возможность Минск якобы может получить после одобрения новой конституции, референдум по которой запланирован после проведения учений 27 февраля.

Накануне начала российско–белорусских маневров глава минобороны Украины Алексей Резников заявил, что Киев проведет параллельные «Союзной решимости» учения, в том числе в пограничных с Белоруссией районах – Волынской, Ровенской, Житомирской и Черниговской областях – с применением «иностранного оружия» – турецких беспилотников Bayraktar TB2, ПТРК FGM–148 Javelin американского и NLAW – британского производства.

Официальные лица России и Белоруссии неоднократно заявляли об оборонительном характере совместных учений и отрицали наличие в них угрозы для Киева. Однако пресс–секретарь президента России Дмитрий Песков 9 февраля, признав беспрецедентный масштаб учений, отметил, что сейчас «ситуация более напряженная» по сравнению с той, что сопровождала предыдущие российско–белорусские маневры. «И Россия, и Беларусь тоже сталкиваются с беспрецедентными угрозами, характер и концентрация которых сейчас, к сожалению, гораздо выше и гораздо опаснее, чем это было раньше», – сказал Песков.

Переброшенные на территорию Белоруссии отдельные подразделения (роты и батальоны) соединений ВВО (36, 37, 38, 64–й мотострелковых, 5–й танковой бригады, 155–й бригады морской пехоты и других соединений, а также подразделения ВДВ) «играют» роль всех соединений, говорит собеседник «Ведомостей», близкий к Минобороны России, а управляет ими фронтовое управление, созданное на базе штаба округа. Так же переброшены подразделения соединений управления и разведки, ракетных войск и артиллерии ВВО. Кроме того, по сегодняшнему сообщению Минобороны России, в Белоруссию переброшены, как и заявлялось в конце января, 12 истребителей Су–35 и два дивизиона зенитных ракетных систем С–400. По словам источника «Ведомостей», основная часть этой техники будет выведена после окончания учений 20 февраля.

Западные страны также беспокоит возможность размещения в Белоруссии российского ядерного оружия. Еще в конце декабря 2021 г. администрация белорусского президента опубликовала проект новой редакции конституции. В ней, помимо изменения структуры государственной власти и полномочий ее ветвей, отсутствуют упоминания о нейтральном и безъядерном статусе Белоруссии, которые есть в действующей редакции.

О готовности предложить вернуть выведенное в 1996 г. ядерное оружие в Белоруссию при появлении американского в Польше в ноябре прошлого года также заявлял президент Александр Лукашенко. В конце января 2022 г. представитель госдепартамента США выразил озабоченность в связи с приближающимся референдумом и возможным отказом Белоруссии от безъядерного статуса после его проведения. Однако президент Франции Эммануэль Макарон, выступая на пресс–конференции по итогам встречи с президентом России Владимиром Путиным 8 февраля в Москве, подчеркнул, что российский лидер «успокоил его» в этом вопросе. Кроме того, по данным источников Financial Times, Путин заверил Макрона и в том, что Россия после учений выведет из Белоруссии 33 000 своих военнослужащих в рамках мер по деэскалации ситуации вокруг Украины.

Запад действительно серьезно принимает эти учения «на свой счёт» в связи с украинским кризисом. Они рассматриваются исключительно как часть общего накопления сил вокруг Украины, как дополнительный фронт вторжения. В предыдущие годы западная аналитика пугала свою общественность и правительства тем, что Белоруссия – это плацдарм России для нападения, сначала на Прибалтику, а потом и на Украину. Теперь в Москве, очевидно, решили подыграть фобиям на фоне стабильно накаленной обстановки в украинской проблеме и переговорам по гарантиям безопасности для России в Европе, считает эксперт Российского совета по международным делам Александр Ермаков.

Например, переброшенные на учения российские ЗРК С–400 с территории Белоруссии потенциально могут ограничивать возможность стран НАТО оказывать логистическую поддержку Украине в случае конфликта, а ударные вооружения, в том числе современные многофункциональные истребители–бомбардировщики, также вполне могут работать «сдерживателями» в отношении стран НАТО, считает научный сотрудник ИМЭМО Дмитрий Стефанович. То же самое, по его мнению, касается и оперативно–тактических ракетных комплексов «Искандер–М», направленных на учения. Параллельно, продолжает Стефанович, усиливается и потенциал группировки в Калининграде: появились видео прибытия истребителей МиГ-31 – носителей гиперзвукового ракетного комплекса «Кинжал».

Стефанович не исключает, что после завершения учений какая–то часть вооружений и военной техники России останется в Белоруссии, будучи продана союзникам либо предоставлена в условный лизинг. Так, 3 февраля Лукашенко заявил, что планирует закупить для белорусской армии используемые на учениях российские системы, после того как военные Белоруссии освоят их применения на маневрах, в «связи с тем, как себя ведут и НАТО, и Украина».

До этого, в сентябре 2021 г., во время очередных совместных учений «Запад», Минск, по словам Лукашенко, согласовал перечень вооружений общей стоимостью в $1 млрд, в который якобы входят ЗРК С–400, «Тор–М2», «десятки» самолетов и вертолетов. Однако последней крупной покупкой Минска у Москвы был контракт 2017 г. на 12 истребителей Су–30СМ, из которых с 2019 г. он получил к настоящему времени лишь 4. Причем Лукашенко в год начала поставок упрекал Россию в дороговизне покупки и нежелании Москвы «помочь», что, по словам источника «Ведомостей», означало желание получить технику бесплатно.

Опасения Запада в связи с возможным размещением в Белоруссии российского ядерного оружия довольно искренние и риторика белорусского руководства этому способствует, отмечает Стефанович. В то же время с российской стороны такие намерения не подтверждаются. Более того, кроме заявления Макрона по этому поводу было и совместное заявление по линии ОДКБ, указывающее на недопустимость развертывания ядерного оружия на территории неядерных стран. Кроме того, неядерный статус Белоруссии в первую очередь закреплён не только действующей конституцией, но и ее участием с 1993 г. в Договоре о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО).

Вероятнее всего, считает эксперт, именно это обстоятельство было названо Путиным и французскому коллеге в качестве гарантии неразмещения ядерного оружия в Белоруссии, тем более, что особого военного смысла в таком перемещении ядерных вооружений нет. Для России это не улучшило бы ее стратегические позиции, и, соответственно, такой сценарий не рассматривается ею сейчас в серьезном ключе, согласен и Ермаков. Единственное допустимое исключение тут – пороговая ситуация в виде регулярных полетов дальних бомбардировщиков–ракетоносцев Ту–22М3 в воздушном пространстве Белоруссии, говорит Стефанович. Возможно, Москвой и Минском рассматривается вариант их временного или постоянного базирования на белорусских аэродромах. Однако и в этом случае даже при создании склада авиационных средств поражения очень маловероятно перемещение ядерных боезарядов в Белоруссию, считает эксперт.

Россия и Белоруссия решили продлить совместные учения из-за обострения в Донбассе

Президенты России и Белоруссии решили продолжить проверку сил реагирования Союзного государства, сообщил министр обороны Белоруссии Виктор Хренин. Такое решение принято в связи с «нарастанием военной активности у внешних границ Союзного государства и обострением ситуации на Донбассе», заявил Хренин.

По его словам, соседние страны в «экстренном внеплановом порядке накачиваются» самым современным оружием. «Кратно выросла численность проводимых вблизи границ Союзного государства непонятных для нас учений и операций. Очевидна и их направленность против России и Республики Беларусь», — сказал он 

Министр делает вывод, что в «Европе очень сильно запахло порохом». Ее целенаправленно подталкивают к войне, сказал Хренин.

Реклама на Forbes

В ходе проверки сил будут проработаны этапы обороны, которые не были охвачены «с такой степенью детализации учебными вопросами» ранее, сообщил министр.

«В целом, ее направленность останется неизменной — она призвана обеспечить адекватное реагирование и деэскалацию военных приготовлений недоброжелателей вблизи наших общих границ», — сказал министр.

Совместные учения России и Белоруссии «Союзная решимость» должны были завершиться 20 февраля. 8 февраля пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков заявил, что российские войска покинут территорию Белоруссии после завершения учений. «Никто никогда не говорил, что российские войска будут оставаться на территории Беларуси, об этом никогда речи не шло, — сказал он. — Речь идет о союзных учениях и, естественно, подразумевается, что по их завершении войска вернутся в свои постоянные места дислокации». Так он комментировал публикацию Financial Times, в которой со ссылкой на источники говорилось, что президент Владимир Путин пообещал президенту Франции Эмманюэлю Макрону вывести войска из Белоруссии.

Ранее вооруженные силы России провели учения ядерной триады. За пусками баллистических ракет из ситуационного центра наблюдали Владимир Путин и президент Белоруссии Александр Лукашенко.

В ночь на 19 февраля президент США Джо Байден заявил, что уверен в том, что Владимир Путин принял решение о вторжении на Украину. «У нас есть основания считать, что российские войска планируют и намерены атаковать Украину на ближайшей неделе. В ближайшие дни», — сказал он. По его словам, целью нападения может стать и столица Украины. Россия неоднократно отрицала планы нападать на Украину. 

Лукашенко сообщил, что предлагал Москве и Киеву разместить белорусских пограничников на границе Донбасса с РФ (версия 2)

Этот контент был опубликован 19 марта 2022 года — 10:17

*** Выразил желание, чтобы российско-украинские переговоры были завершены в зале, где были подписаны Минские договоренности по Украине

(добавлены 9-11 абзацы)

Минск. 19 марта. ИНТЕРФАКС — Президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил, что делал все от него зависящее, чтобы не допустить вооруженного конфликта на Украине.

«(…) я делал все для того, чтобы там не было войны и был мир. Я был готов даже закрыть границу между Донбассом и Россией», — сказал Лукашенко в интервью японскому телеканалу TBS, обнародованному в субботу телеканалом «Беларусь-1».

«Знаете, 400 километров — я готов был закрыть эту границу своими пограничниками и другую помощь оказать Украине. И Россия согласилась с этим. А Украина отказалась. Почему? Потому что их Запад толкал к этой войне», — продолжил президент Белоруссии.

При этом он отметил, что Украина ввела против Минска санкции раньше, чем это сделал Запад, закрыли Белоруссии возможность летать через Украину.

«Они готовили на территории Украины против нас боевиков. Готовят и сейчас. Они поставляли сюда взрывчатку, оружие для террористических группировок. Мы их нейтрализовали. Об этом все знают. То есть Украина заняла враждебную позицию против Беларуси. Скажите, как мы должны были повести себя в данной ситуации?» — задал риторический вопрос президент Белоруссии.

Он выразил убежденность в том, что белорусы не будут воевать с украинцами, а конфликт на Украине, по его мнению, закончится в ближайшее время.

«Я практически убежден, что нам не придется воевать с Украиной. Западу не удастся втянуть нас в этот конфликт. У нас достаточно ума, чтобы не втянуться в этот конфликт, как сегодня американцы со своими партнерами толкают к этому конфликту. Я убежден, что в ближайшее время этот конфликт закончится миром», — заявил Лукашенко.

Отвечать военными средствами, по его словам, Белоруссии придется только в случае провокаций со стороны Киева.

«Если только Украина будет продолжать эскалацию в отношении Беларуси, то мы ответим. Они в момент конфликта 23-24 числа (февраля — ИФ) планировали нанесение удара по Беларуси, я об этом говорил. С четырех точек. Мы это предотвратили. Они нарушают нашу границу. Более того, в последнюю неделю они осуществили запуск как минимум двух ракет «Точка У» по территории Беларуси. К счастью, нам удалось их сбить. Если они будут провоцировать нас постоянно, мы вынуждены будем отвечать», — сказал Лукашенко.

«Ни один белорусский солдат на Украине не воюет, несмотря на их враждебную позицию, которую они заняли в отношении Беларуси. Мы перевернули эту страницу. Я позвонил Зеленскому и предложил немедленно вступить в переговоры с Россией. Буквально на 3-й или 4-й день этой войны. И он принял это предложение. Мы организовали здесь в Беларуси три раунда переговоров. И сейчас эти переговоры в режиме видеоконференции продолжаются, идут», — констатировал президент Белоруссии.

«То есть мы не нападаем на Украину, не бомбим Украину. Мы сторонники переговоров. Мы хотим, чтобы эти переговоры были закончены вот в этом зале. Символично, что в этом зале были подписаны Минские договоренности по Украине. Мы сторонники переговоров, мы хотим, чтобы там был мир. Если там не будет мира, то не будет мира и в Беларуси. С течением времени. Вот наша позиция», — сказал белорусский президент.

При этом он подчеркнул, что Белоруссия и Россия являются не просто союзниками, это «практически одно целое».

«Россия не просто наш союзник, россияне и мы — народы, произрастающие от одного корня. Это во-первых, во-вторых — экономически практически не разделенные системы. Мы настолько серьезно вмонтированы в производственную систему России, а Россия в белорусскую систему, что разрыв кооперационных связей приведет к катастрофе в экономике», — отметил Лукашенко.

Белорусский президент также подчеркнул, что у Белоруссии и России единый рынок. «Мы в Россию поставляем, наверное, половину нашей продукции. Это наш основной рынок. И этим все сказано», — подчеркнул он.

Сг ки

Феномен белорусской государственности. Что ждет систему Лукашенко — Московский Центр Карнеги

скачать PDF

Александр Лукашенко за 23 года своего президентства смог построить один из самых консолидированных и адаптивных авторитарных режимов на постсоветском пространстве, а возможно — и в мире. На чем держится белорусская политическая модель, насколько она устойчива к потенциальному внешнему давлению, каковы риски ее расшатывания и перспективы эволюции?

Основные выводы и прогнозы
  • Авторитаризм Александра Лукашенко держится на глубокой советскости общественного сознания, слабости институтов молодой демократии, огосударствленной экономике и удачно найденном формате взаимоотношений с Россией.

    Белорусский президент осознает это и старается по мере возможности не дать расшататься ни одному из этих столпов.

  • За 23 года в Белоруссии выстроена многоуровневая система управления рисками стабильности системы. Выверенный подбор чиновников, образ несменяемого президента, недопущение появления альтернативных центров силы, кланов и олигархата помогают избежать раскола номенклатуры. Риск протестов нивелируется с помощью механизма демотивации потенциальных протестующих, срыва намеченных и подавления организованных массовых акций.

  • Белорусская оппозиция раздроблена и слаба. Последние десятилетия она существует в режиме выживания и по объективным и субъективным причинам деградирует как политическая альтернатива власти. Для серьезной борьбы нет ни человеческих, ни материальных ресурсов, нет и поддержки в обществе. Власть допускает существование оппозиции: с одной стороны, она нужна для ее собственной легитимации, а с другой — для выхода пара недовольства.

  • В последние годы белорусская власть заметно расширила понятие государственной идентичности, которое она транслирует. Кроме патернализма, советскости и культивирования стабильности в идеологии режима теперь есть акцент на независимость, сбалансированную и многовекторную внешнюю политику, нейтрально-миротворческую роль в регионе. Были сделаны первые шаги по развитию национальной идентичности, так называемой мягкой белорусизации.

  • Белорусское общество остается в своем большинстве пророссийским при стабильном проевропейском меньшинстве в 25–35 %. Однако поддержка евразийской интеграции и действий Москвы на международной арене не означает, что белорусы готовы жертвовать суверенитетом и разделять с россиянами издержки внешней политики Кремля. Во внутренней политике у Лукашенко и его противников есть по 20–30 % преданного электората. Остальная часть общества меняет предпочтения в зависимости от экономической ситуации.

  • Внешняя политика Минска за последние 10 лет стала более прагматичной. Это связано и с необходимостью балансировать в условиях постоянных конфликтов Москвы с соседями и Западом, и с сокращением российской поддержки. Энтузиазм по поводу евразийской интеграции сошел на нет, но есть понимание, что сегодня ей нет альтернативы. Отношения с ЕС из предмета торга для выбивания уступок из Москвы превращаются в самостоятельный и значимый вектор внешней политики.

  • Белорусские элиты по-прежнему монолитны и сплочены вокруг лидера. Однако в последние годы выделилась группа более прогрессивных чиновников высшего эшелона, в основном в экономических ведомствах. Они стараются убедить Лукашенко пойти хотя бы на рыночные реформы. До ослабления режима они будут лояльны президенту, но уже сегодня начинают просматриваться контуры будущего раскола элит.
  • Белорусской системе хватит запаса прочности, чтобы Лукашенко успел состариться на своем посту. Но повторение и углубление экономических кризисов, вместе со сменой поколений в элитах, будут подталкивать его к реформам. Старение Лукашенко, экономическая турбулентность и появление в стране автономного от власти крупного бизнеса, скорее всего, нарушат монолитность номенклатуры, что положит начало трансформации режима.

  • В Белоруссии нет ни внутренних, ни внешних предпосылок для повторения украинского сценария. Ничтожно мала вероятность и революционной смены власти, и резкого изменения внешнеполитической ориентации. Но даже если допустить возможность такого развития событий, оно вряд ли приведет к военной агрессии со стороны Москвы. Для того чтобы удержать Белоруссию в российской орбите, Кремлю выгоднее использовать экономические методы воздействия: как более эффективные, менее затратные и менее рискованные.   

Введение

Белорусский президент Александр Лукашенко и его режим — success story в мире автократов. Врожденное политическое чутье помогло ему не только оказаться в нужном месте в нужный момент, но и выстроить — не имея для этого особых природных или стратегических ресурсов — комфортный для себя формат отношений с собственным народом и внешними силами.

Лукашенко за 23 года смог создать один из самых консолидированных и адаптивных авторитарных режимов на постсоветском пространстве, а возможно — и в мире. Попытаемся проанализировать феномен белорусской государственности, ее слабые и сильные места. Попробуем разобраться, на чем держится белорусская политическая модель, насколько она устойчива к потенциальному внешнему давлению, каковы риски ее расшатывания и перспективы эволюции.

Российско-украинский конфликт изменил взгляд западных СМИ на Восточную Европу. Если раньше страны этого региона рассматривались блоком как «идущие по европейскому пути реформ — застывшие в авторитаризме», то теперь добавился новый популярный ракурс — «следующие жертвы Кремля». Не стала исключением и Белоруссия, отношения с которой у России в последние годы осложнились по многим направлениям.

Белоруссия — самая русифицированная республика бывшего СССР, военный союзник России, привязанный к ней полдюжиной интеграционных объединений и почти полной ресурсной зависимостью. 90 % белорусов регулярно или иногда смотрят новости по российскому ТВ1. В глазах Запада Белоруссия выглядит уязвимой перед лицом российской экспансии. В общении с западными журналистами уже почти невозможно избежать вопроса о том, когда и как произойдет силовая инкорпорация Белоруссии в Российскую Федерацию. Этот вопрос также требует ответа.

Консолидация режима

Приход к власти в Белоруссии в 1994 году политика такого психологического типа и таких идеологических взглядов, как Александр Лукашенко, был не случаен. Первые постсоветские годы вялых рыночных реформ, низкий уровень жизни, растущая коррупция и преступность, слабая национальная идентичность и отсутствие демократических традиций, ностальгия большинства населения по стабильным годам СССР, доминирование в обществе пророссийских настроений, усталость от бывшей партийной номенклатуры, которая продолжала управлять уже независимой республикой, — все это сформировало запрос на молодого и энергичного популиста, который смог бы навести порядок сильной рукой, восстановить связи с Россией и пересажать всех жуликов во власти.

Харизма первого президента Белоруссии, стиль и легитимность его правления были и во многом остаются народными. Институты формальной демократии Лукашенко тяготили. Президент почти сразу вступил в конфликт с парламентом и конституционным судом. На установление и консолидацию режима личной власти у Лукашенко ушло два года.

Конституционный референдум 1996 года и сопутствовавшие ему политические решения поставили под контроль Александра Лукашенко исполнительную и судебную власть, Центральную избирательную комиссию (ЦИК), местные исполкомы, профсоюзы, силовые и правоохранительные структуры, все телеканалы и крупнейшие газеты страны. Парламент утратил полномочия и лишился оппозиции. Указы президента оказались выше законов.

Государство в короткие сроки укрепило свое господствующее положение в экономике и свернуло начатую ранее приватизацию. Влиятельные силовые и контрольные инстанции, обилие госрегулирования, зависимые суды и легкость, с которой можно было национализировать любую собственность, обеспечили власти политическую лояльность бизнеса.

В 2004 году, после нового конституционного референдума, Александр Лукашенко получил доступ к пожизненному президентству. В Белоруссии выстроена по-своему эффективная вертикаль власти, в которой президент принимает все ключевые кадровые и экономические решения, вплоть до снятия и назначения глав городов и районов, судей низших судов и директоров крупных заводов. Ротация элит не обеспечивается правящей партией, поскольку такой партии в Белоруссии вообще нет. Для продвижения на высшие руководящие посты кандидатам нужны персональная лояльность, общность взглядов с президентом и управленческий опыт, подходящий в глазах Лукашенко для той или иной должности.

Консолидация режима сопровождалась маргинализацией оппозиции и постепенным сужением поля деятельности гражданского общества и негосударственных СМИ. Так было до 2008 года, потом «гайки» периодически ослаблялись, когда это было нужно для геополитического маневрирования и сближения с Западом. Но менялось при этом только поведение власти. Законы и институты авторитаризма оставались нетронутыми или ужесточались, давая государству возможность в любой момент оперативно вернуться к нужной степени репрессивности.

Экономическая модель, построенная Лукашенко, а вернее — сохраненная им со времен СССР, — это обилие госрегулирования, государственные монополии и высокий уровень перераспределения доходов. Убыточные госпредприятия поддерживаются через систему прямых дотаций, льготных кредитов и перекрестного субсидирования — тарифы на электричество, например, для них могут быть в разы ниже, чем для частного бизнеса. До недавнего времени государство производило около 60 % ВВП страны и давало работу примерно такой же доле занятого населения. С кризисом 2015–2016 годов эта доля снизилась, по данным МВФ2, до 50 %.

Тот же кризис повлиял и на некоторые элементы социального государства: был повышен пенсионный возраст, допущена умеренная безработица — но система по-прежнему нацелена на сглаживание разрыва между богатыми и бедными. По индексу Джини, который фиксирует социальное расслоение, Белоруссия традиционно выглядит лучше большинства стран региона3.

Одним из столпов белорусского авторитаризма стали особые отношения Минска с Москвой. Умело играя на российских имперских амбициях, нежелании Москвы терять союзника и рисковать политической стабильностью в Белоруссии, важной с точки зрения поставок углеводородов в Европу, Лукашенко смог добиться от Москвы пусть и не бесперебойной, но в целом устойчивой в долгосрочном измерении экономической и политической поддержки.

Управление рисками

Лукашенко не ограничился установлением институционального контроля над страной. Отчасти сознательно, отчасти следуя своим политическим инстинктам, белорусский президент создал своеобразную систему самозащиты авторитаризма — множество механизмов для оперативного купирования потенциальных рисков стабильности системы. Таких базовых рисков у режима Лукашенко три: массовые протесты, раскол или заговор элит и внешнее давление. Рассмотрим каждый подробно.

Начнем с того, что значительная часть белорусов априори исключена из сферы политической активности из-за того, что в экономике доминирует госсектор. Благодаря широко используемой контрактной системе, когда наниматель не обязан продлевать трудовой контракт по истечении его, обычно годового, срока, у власти есть серьезный рычаг влияния на большую часть занятого населения. Аналогично студенты, потенциальный актив недовольной части общества, боятся быть исключенными из вузов, большинство из которых также являются государственными.

Власть стремится минимизировать протесты. Для проведения любого массового мероприятия в Белоруссии надо получать разрешение местных властей. «Меню» причин для отказа у них настолько большое, что подходящий повод может быть найден буквально для любого случая.

Собрать тысячи людей на несанкционированный протест сложно не только потому, что его политические перспективы туманны — нет ресурса на физическую борьбу с силовой машиной государства, но и потому, что потенциальные участники акций четко понимают, какие их ждут последствия: всегда был и остается риск получить административный арест и быть задержанным с применением силы. Власть сознательно не отступала от этого правила до оттепели августа 2015-го — февраля 2017 года, когда за участие в неразрешенных акциях только штрафовали. После того как полтора года либерализации режима стали давать свои плоды и страх выйти на акции против декрета «о тунеядстве» в регионах начал сходить на нет, силовикам дали команду возобновить привычную практику.

В преддверии возможных массовых акций силовики прибегают к превентивным задержаниям: лидеров и активистов оппозиции не допускают к месту проведения акции под разными предлогами — проверка документов, которая затягивается на несколько часов, пробивание по базе номеров автомобиля, который якобы может находиться в угоне, или простое административное задержание с последующим обвинением в мелком хулиганстве (например, «нецензурно ругался на улице», а свидетели — милиционеры).

Белорусская власть гибка, она умеет работать с общественным недовольством не только методами кнута, но и пряника. Пряник, конечно, не используют в случае оппозиционных протестов вроде акций против фальсификации на выборах — тут с недовольными обходятся просто как с врагами системы. Если, однако, власти, и лично Александр Лукашенко, чувствуют, что за протестом стоит широко распространившееся недовольство, они могут пойти на частичные уступки основной массе протестующих. При этом лидеров протеста все равно наказывают, как бы отсекая их от большинства недовольных и посылая этому большинству сигнал, что есть рамки, за которые выходить не стоит.

В 2011 году автомобилисты, возмущенные резким повышением цен на бензин, заблокировали центральный проспект Минска, сымитировав поломки машин. Несколько человек задержали и оштрафовали. Но в тот же день президент лично снизил цены на топливо4. К новой цене все равно пришли, но повышали ее постепенно, не давая недовольным нового повода для самоорганизации — не будешь же протестовать из-за роста цен на 1 %, пусть и каждые пару недель.

Полгода спустя работники добывающего предприятия «Гранит» массово вышли из официального профсоюза и подали заявления на вступление в независимый, одновременно протестуя против задержек зарплат. Лидера этого возмущения и руководителя нового профсоюза уволили, остальным выплатили зарплату, подняв ее в полтора раза5.

Схема работает и в масштабе всей страны — последние протесты «нетунеядцев» весной 2017 года подавили достаточно жестко, с сотнями задержаний и арестов. Но в то же время Лукашенко уступил, приостановив на год действие скандального декрета и пообещав исключить из него наиболее одиозные положения6.

При этом пропагандистские усилия власти направлены на дискредитацию протеста как такового и эксплуатацию исторически присущего белорусам страха перед социальными потрясениями. Гимн страны начинается со слов «Мы, белорусы, мирные люди». Этот же образ культивируется и машиной государственных СМИ, которая использует примеры зарубежных насильственных революций и последовавших за ними войн и хаоса.

Серьезный риск для любого авторитарного, а особенно персоналистского, режима исходит от элит — это может быть недовольство, заговор, переворот или раскол. Две «прививки», которые Лукашенко делает для профилактики такого развития событий, — это кадровая политика и культивация идеи безальтернативности власти.

Белорусский президент, как правило, не назначает на важные посты, особенно на должность главы правительства, харизматичных, амбициозных, слишком инициативных и публично активных людей. Сами чиновники, уже занимающие высокие должности, знают об этом и стараются не выделяться, не быть публичными, не раздавать много интервью, прятать свои семьи от журналистов.

Цель такой кадровой политики в том, чтобы ни у самих элит, ни у общества не возникло ощущения, что кто-то стабильно занимает место № 2 в вертикали власти. В Белоруссии нет и не должно появиться явного преемника или фаворита в глазах элит.

Из трех сыновей Александра Лукашенко младший, Николай, пока не подходит на роль преемника из-за совсем юного возраста. Средний, Дмитрий, далек от политики. Больше всего преемнических черт у старшего сына, Виктора. Он — помощник президента по национальной безопасности, по сути — «смотрящий» за силовыми структурами. Он курирует работу одной из них, Оперативно-аналитического центра (ОАЦ), и входит в состав совета безопасности страны.

Но даже этого недостаточно для консолидации вокруг Виктора Лукашенко серьезной части номенклатуры. Белоруссия не Средняя Азия, здесь нет монархических традиций наследования трона. Принадлежность к семье Лукашенко не добавляет легитимности ни в глазах народа, ни в глазах элит. Во всех публичных выступлениях на эту тему президент подчеркивает, что его дети не хотят для себя судьбы отца, да и он сам не видит их в роли своих преемников. Сегодня эта позиция выглядит искренней.

В Белоруссии действует несколько силовых структур: МВД, КГБ, Совет безопасности, Следственный комитет, прокуратура, ОАЦ и Минобороны. Они взаимно уравновешивают друг друга, а порой и конкурируют между собой. Особняком стоит служба безопасности президента, полномочия которой едва ли вообще чем-то ограничены.

Чтобы не допустить формирования кланов среди силовиков или того, что сотрудники какого-либо из ведомств проявят большую лояльность своему начальнику, чем президенту, Лукашенко регулярно проводит перетасовки кадров. Если Лукашенко подозревает, что тот или иной силовик уже не так ему предан, как раньше, он немедленно переводит его на должность, лишенную силовых полномочий, или отправляет на пенсию.

Чтобы у чиновников не возникало иллюзий, что существуют неприкасаемые, Лукашенко держит их в тонусе, регулярно заводя уголовные дела, обычно связанные с коррупцией. Редкие случаи перехода видных чиновников в оппозицию, которые происходили еще 10–15 лет назад, стабильно заканчивались уголовным преследованием — чтобы остальным неповадно было. Предать доверие президента в этой системе — главный грех.

Наконец, существуют внешние риски. Высокая степень зависимости белорусской экономики от РФ, широкий охват населения Белоруссии российскими СМИ и военная интеграция двух стран свидетельствуют о том, что у Москвы есть определенный ресурс влияния на белорусскую внутреннюю политику.

Учитывая это, Лукашенко с первых лет своего правления позиционирует себя в глазах Кремля настолько безальтернативным гарантом белорусско-российской дружбы, что каждый из трех сменявших друг друга президентов РФ, размышляя в моменты споров, кормить или не кормить Минск, в итоге всегда выбирал первый вариант. С точки зрения российского руководства, издержки в этом случае всегда оказываются меньше, чем расходы на то, чтобы удержать Белоруссию в своей орбите, если в ней после сокращения российской поддержки произойдут внутренние потрясения и неконтролируемо сменится власть.

Для того же, чтобы у России вдруг не возникло идеи самой сменить власть в Белоруссии, в стране есть только проевропейская оппозиция и не допускается появления пророссийской. Любые попытки создать такие структуры пресекаются спецслужбами. Нельзя, чтобы у Москвы возник план «Б», — монополия на пророссийский вектор в белорусской политике должна оставаться у Лукашенко. Чиновники, в отношении которых есть подозрения в чересчур тесных связях с Москвой, не будут допущены на важные посты, если о важных постах вообще можно говорить в белорусских условиях.

Маргинализация альтернативы

Несмотря на раскрученный бренд «последней диктатуры Европы», в Белоруссии легально функционирует несколько оппозиционных партий и десятки критично настроенных по отношению к власти неправительственных организаций (НПО). Власть позволяет им существовать из-за того, что они выполняют следующие три функции: легитимируют действующую политическую систему, дают обществу канал для выхода недовольства и позволяют держать актив недовольных на виду, не выталкивая их в подполье.

В белорусской оппозиции представлен весь классический спектр европейской политики: от националистов и христианских демократов до либералов-рыночников, зеленых и социал-демократов. Есть даже левая партия «Справедливый мир», собранная из бывших коммунистов, не захотевших поддержать Лукашенко 20 лет назад. И хотя по закону эти партии должны насчитывать не менее 1000 членов, сегодня у них остались в лучшем случае сотни, у некоторых — лишь десятки активистов. Остальные числятся в списках формально.

Кроме партий есть политические кампании и движения, которые обычно создаются под конкретного кандидата перед президентскими выборами. Их идеология более размыта: «за все хорошее, против всего плохого». Некоторые из них живут в политике столько, сколько их лидер, некоторые переживают его.

Все эти структуры оппозиционны Александру Лукашенко по четырем линиям идеологического раскола: демократия/авторитаризм, сближение с ЕС/интеграция с Россией, культивирование белорусской идентичности/отказ от него, рыночная экономика/командная система. Каждая партия выбирает свой акцент. Из схемы немного выбивается партия «Справедливый мир», которая считает курс президента недостаточно социально ориентированным и не настаивает на сближении с ЕС. Но эта партия менее заметна и активна, чем проевропейские силы.

Суммарный рейтинг поддержки формальных оппозиционных структур даже в периоды падения рейтинга власти не превышал 20 %7. Основная причина — разочарование даже недовольной части белорусского общества в способности оппозиции объединиться и представить консолидированную программу развития страны на случай, если власть вдруг попадет к ним в руки. Постоянные внутренние споры и расколы в стане противников власти только поддерживают этот негативный образ.

В 2001 году, на вторых президентских выборах, против Лукашенко был выставлен хоть и не харизматичный, но единый оппозиционный кандидат — профсоюзный лидер Владимир Гончарик. В 2006-м демократических кандидатов было уже два — «единый» Александр Милинкевич и Александр Козулин, поддержанный теми, кого не устроил Милинкевич. В 2010-м альтернативных Лукашенко кандидатов было девять. Власть с удовольствием зарегистрировала их всех, несмотря на большие сомнения, что хотя бы трое из них собрали необходимые для выдвижения 100 тысяч подписей. В 2015-м демократический кандидат был один — Татьяна Короткевич, но за недостаточную резкость по отношению к власти ее подвергла остракизму абсолютно вся остальная оппозиция.

Причин такой разобщенности две. Во-первых, серьезный кадровый голод и нехватка новых лиц в белорусской оппозиции. Многие лидеры возглавляют свои партии столько же, сколько Лукашенко правит страной. Они держатся за свои места — быть в оппозиции к власти стало хоть и рискованной, но профессией. Никаких механизмов самоочищения руководства оппозиционных структур не существует: так же, как власть теряет обратную связь с обществом в отсутствие конкурентных выборов, ее теряет и оппозиция. Все провалы списываются на действия режима.

Во-вторых, у оппозиции нет стимула объединяться, потому что даже широкая коалиция не привела бы к успеху на выборах, где голоса считают отобранные властью люди, не давая наблюдателям контролировать процесс. Из-за многих лет безуспешной борьбы и отсутствия надежды на победу в обозримой перспективе оппозиционные политики просто не видят смысла жертвовать своими лидерскими позициями в небольших структурах ради роли второй скрипки в коалиции с непонятными целями.

Но и у такой слабой оппозиции есть важный институциональный потенциал. Любому, даже изначально аполитичному протесту, который возникал и будет возникать в белорусском обществе, нужно политическое представительство и координация. Единственные, у кого есть хоть какой-то организационный опыт, кто может хотя бы банально принести на митинг мегафоны, — это представители оппозиционных партий. Например, за неимением других выразителей народного недовольства оппозиция смогла быстро возглавить недавние социальные протесты против декрета «о тунеядство» по всей Белоруссии.

Негосударственные СМИ, акции протеста и выборы, когда власть обязана давать минимальный доступ к эфиру всем кандидатам, остаются единственными каналами коммуникации оппозиции с народом. Этого мало для того, чтобы переломить апатию и развеять недоверие массового избирателя.

Белорусы в большинстве своем не относятся к власти как к чему-то, что может измениться от их усилий, а скорее воспринимают ее как погодное явление. Когда на улице тепло, люди рады, когда дождь — недовольны. Они могут даже в сердцах выругаться, если ливень льет несколько дней подряд. Но объединяться в антидождевую партию или выходить на улицу протестовать против снегопада большинство не считает осмысленной тратой времени и сил.

Метаморфозы белорусской идеологии

Как и у любого политика, у Лукашенко, когда он шел к власти, было свое видение Белоруссии, своя версия белорусской идентичности. Многое он почерпнул из жизненного опыта — детства в советской деревне, управления колхозом и политической борьбы с тогдашней столичной номенклатурой.

Основа идеологии Лукашенко — сохранение и развитие лучших в его понимании аспектов советского прошлого. Белоруссию многие называли самой советской республикой СССР, это был своеобразный индустриальный хаб Советского Союза. На Всесоюзном референдуме в марте 1991 года 83 % белорусов проголосовали за сохранение СССР8. Проект строительства национального государства, предложенный националистами и демократами в начале 1990-х годов, был чужд не только Лукашенко, но, надо признать, и большей части белорусского общества.

Почва была благодатной не только для прихода к власти Лукашенко с его взглядами, но и для первых шагов по ресоветизации Белоруссии. Уже через год после вступления в должность первый белорусский президент провел референдум и вернул стране чуть видоизмененную советскую символику, придал русскому языку статус государственного и провозгласил курс на интеграцию с Россией.

Спустя несколько лет в страну вернулись субботники, культ победы в Великой Отечественной войне, аналог комсомола — БРСМ, празднование 7 ноября, заместители по идеологии на крупных предприятиях и курсы этой самой «идеологии белорусского государства» в вузах.

Однако внятно сформулировать идеологию не получилось. На лекциях студентам читали новейшую историю страны и обзор мировых идеологий. Сам Лукашенко признал провал этой затеи в 2010-х, а в конце 2016 года идеологическую вертикаль стали сокращать, начав с идеолога № 1 — замглавы администрации президента.

Со временем изменились и аспекты идеологии, связанные с идентичностью страны. По мере того как народ и элиты привыкали к жизни в отдельном государстве, ссор с Россией становилось все больше и затухал энтузиазм по поводу постсоветской интеграции, смещались акценты и в официальном дискурсе.

Все чаще и все искреннее власть стала говорить о суверенитете как о высшей ценности. В 2015 году словосочетание «независимая Беларусь» впервые появилось в главном предвыборном лозунге Лукашенко. Интеграция с Россией перестала быть путеводной звездой и преподносилась теперь как экономическая неизбежность. По пути интеграции власть обещает идти только до тех пор, пока это не угрожает суверенитету Белоруссии. Сам Лукашенко сформулировал это так: мы с Россией живем в одном доме, но в отдельных квартирах9.

Международный штрих к этому образу должно было добавить представление о Белоруссии как об эдакой восточноевропейской Швейцарии, нейтральной площадке для разрешения региональных конфликтов, в первую очередь — украинского. Отсюда нежелание занимать какую-либо сторону в ссорах России с внешним миром, будь то с Вашингтоном, с Киевом или с Анкарой. Минск старается таким образом нивелировать тот факт, что находится с Россией в Союзном государстве и одном военном блоке — Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

Имидж проводника мира в регионе идейно подпитывает и внутренний нарратив о том, что для Белоруссии главное — стабильность. Эта простая риторическая уловка свойственна многим авторитарным режимам: мол, мы не права человека ущемляем и оппозицию ограничиваем, а бережем покой граждан и стабильность в стране. Но в Белоруссии стабильность стала политическим мемом. Безусловных сторонников власти, которых в СССР грубо назвали бы «совками», в Белоруссии зовут «застабилами».

Идеологическое оформление внутренней политики понемногу эволюционирует. После начала российско-украинского конфликта власть стала вводить отдельные элементы национально ориентированной повестки. В стране началась мягкая белорусизация — очень постепенное расширение сферы использования белорусского языка, популяризации досоветской истории Белоруссии и национальной символики.

Сам Лукашенко впервые выступил на белорусском языке, в школах увеличили количество часов его изучения. Власть с меньшей агрессивностью стала относиться к национальным символам (бело-красно-белый флаг и герб «Погоня»), в стране началась мода на вышиванки, орнамент с них перекочевал на форму футбольной сборной. Этот процесс неустойчив, власть не проявляет здесь особого энтузиазма, но больше и не препятствует ему.

Скорее наоборот: силовики на время перестали фокусироваться только на прозападной «пятой колонне». Нескольких людей оштрафовали за оскорбление белорусского языка в соцсетях. Три автора российского агентства «Регнум», выступавшие с резкой критикой белорусизации и суверенитета Белоруссии как такового, были арестованы за разжигание национальной розни.

При этом от советского идейного наследия власть не отказывается. Никуда не делась ностальгия президента по собственной молодости. Поэтому он ежегодно выходит на субботник со строителями и поздравляет страну с годовщиной Октябрьской революции, толкуя ее как предпосылку создания БССР — предтечи сегодняшней независимости. Участие в советских ритуалах — это не проявление идейного энтузиазма, а что-то вроде дани уважения политическим традициям.

Отчасти нежеланием прощаться с советским прошлым объясняется и психологическая неготовность Лукашенко и части элиты идти на приватизацию крупных, но неэффективных промышленных гигантов — МАЗа, БелАЗа, Минского тракторного завода и т. д. Президент называет эти предприятия белорусскими брендами. Хотя на деле многие из них уже давно символизируют хроническую убыточность и работают на склад.

Несмотря на то что власть сконцентрирована в руках Лукашенко уже 23 года, в стране нет культа личности в привычном советском или современном среднеазиатском понимании. Нет улиц имени Лукашенко, его бюстов или памятников, портретов на деньгах или билбордах, даже во время выборов. Персонализм белорусского авторитаризма проявляется в мелочах — в статье УК за оскорбление президента, в традиционном обращении «уважаемый Александр Григорьевич» от чиновников и в наличии комнаты-музея Лукашенко в могилевском вузе, где он учился.

Если образ Лукашенко и культивируется пропагандой, то не как квазибожества в традициях восточных деспотий, а как наиболее опытного и надежного руководителя, который вывел страну из хаоса 90-х. Это функциональный, а не персональный культ. Отчасти и поэтому сценарий передачи власти сыновьям президента в Белоруссии менее вероятен, чем может показаться стороннему наблюдателю.

Единый и расколотый народ

Общественное мнение в Белоруссии исследовано плохо. Проведение опросов на политические темы жестко регламентировано и по факту монополизировано государством. Результаты исследований околоправительственных структур либо не публикуются, либо выглядят как продукт пропаганды, дублирующий данные ЦИК на выборах. Лишь один негосударственный центр, НИСЭПИ (партнер «Левада-центра»), проводил ежеквартальные опросы по общественно-политическим темам с 1992 года до недавнего времени10.

Белорусское общество географически гомогенно. Доминирование православия на востоке и в центральной части страны и больший процент католиков на западе Белоруссии не влияют на основные социологические показатели. Запад и восток страны в целом одинаково смотрят на Россию, Европу, Лукашенко и оппозицию, необходимость реформ и т. д.

Вначале об общих цифрах11. Отвечая на жестко поставленный вопрос «или-или», то есть выбирая между объединением с Россией и вступлением в ЕС, от 40 до 50 % белорусов, в зависимости от года исследования, выбирают Россию. От 25 до 35 % — Евросоюз. Эти цифры объясняются не только пропагандой или исторической близостью русского и белорусского народов, но и довольно прагматичным пониманием, что белорусская экономика зависит от российской, а внятного альтернативного предложения от Брюсселя нет.

Лишь после белорусско-российской информационной войны 2009–2010 годов и совпавшего с ней по времени потепления отношений с Западом проевропейские настроения были либо наравне с пророссийскими (в районе 40–45 %), либо даже в отдельные месяцы вырывались вперед. Этот период был коротким, но он показал, что геополитическая ориентация белорусов зависит от информационного вектора. Конфликт на Украине и сопровождавшая его пропаганда вернули пророссийским настроениям двукратный перевес, но к середине 2016 года графики снова стали сближаться.

Если, однако, ставить вопрос по-другому и дать респондентам выбор между (1) статус-кво и присоединением к РФ либо (2) статус-кво и вступлением в ЕС, в обоих случаях сохранение сегодняшнего суверенитета выигрывает с одинаковым почти двукратным перевесом — 50 % против 25–30 %, при оставшихся 20–25 % отказавшихся голосовать на этом воображаемом референдуме. А значит, на реальном референдуме «фракция суверенитета» набрала бы больше 65 %. Белорусы привыкли к независимости и стали ценить ее.

Об этом свидетельствуют и опросы на тему возвращения в СССР. В 1990-х ностальгировавшие по Большой стране были в большинстве, но с 1999 года кривая противников возвращения пошла вверх. Сегодня их около 60 % — при 25–30 % сторонников отката в прошлое.

При этом устойчивыми остаются симпатии белорусов к евразийской интеграции — ее поддерживают около 60–65 %12. Евразийский экономический союз (ЕАЭС) не воспринимается как угроза независимости страны благодаря официальному дискурсу, согласно которому объединение с Россией не может перейти из экономического в политическое.

На эти общественные настроения идеально легла новая внешнеполитическая установка Минска — нейтралитет и невмешательство в конфликты, в которых участвуют соседи Белоруссии, в первую очередь Россия.

При 55–65 % сторонников российской позиции в украинском конфликте («Крым наш», «в Киеве произошел госпереворот», «на Украине идет гражданская война»), три четверти белорусов не одобряют участие сограждан в боях с любой стороны и выступают против предоставления белорусской территории российским властям, если те захотят ввести войска на Украину с севера13.

65 % не согласны присоединяться к продовольственным санкциям Москвы против Запада. В конце 2015-го — первой половине 2016 года, во время конфликта России и Турции из-за сбитого бомбардировщика, лишь каждый шестой белорус выступал за полную поддержку Белоруссией российских санкций против Турции. Больше 50 %, несмотря на популярность российского телевидения, сказали, что Минску вообще не надо вмешиваться в этот спор14. Похожие результаты были по вопросу размещения в Белоруссии российской авиабазы: 43 % — против, 22 % — за, остальным безразлично.

Российская пропаганда успешно сработала в вопросе формирования симпатий к РФ, но не смогла мобилизовать белорусов на защиту российских интересов. Причина именно в том, что за годы независимости белорусы научились отделять их от своих. Они говорят: братья-россияне, мы морально с вами, но не собираемся с кем-то ссориться или нести издержки из-за ваших конфликтов.

По вопросам внутренней политики общественное мнение достаточно конъюнктурно. У Александра Лукашенко и демократической оппозиции есть примерно одинаковое ядро сторонников — по 20–25 %, которые убежденно стоят на своих позициях. Около половины населения социологи назвали «электоральным болотом» — они редко приходят в лагерь оппозиции, но в периоды экономического спада оставляют и Лукашенко.

Кстати, именно публикация данных о том, что электоральный рейтинг президента в очередной раз опустился ниже 30 %, привела к закрытию НИСЭПИ летом 2016 года. С тех пор ВВП Белоруссии только падал и по стране прошла волна экономических протестов, а значит, сегодня за Лукашенко едва ли готовы голосовать больше четверти белорусов.

Поддержка Лукашенко выше среди женщин, им больше импонирует его патриархальный стиль и упор на стабильность. Больше сторонников президента среди менее образованных слоев населения и в сельской местности. Впрочем, везде в мире популистская риторика находит больший отклик в этих группах общества, чем у жителей городов.

По разным опросам, 65–85 % белорусов хотят реформ15. Вопрос в том, что они под этими реформами понимают. И здесь редкие исследования показывают, что около половины этого большинства хочет увеличения доли государства в экономике, а не ее уменьшения, как рекомендуют Белоруссии все внешние кредиторы — от МВФ до его евразийского аналога, ЕФСР.

Эта левизна — продукт многолетнего государственного патернализма. Здесь Лукашенко попал в ловушку своей собственной идеологии. Белорусы привыкли не только к независимому государству, но и к тому, что только власть может о них позаботиться. Вынужденное сворачивание этой привычной заботы приводит к народному недовольству, что, в свою очередь, понижает и так невысокую готовность власти к рыночным реформам.

Кристаллизация прагматизма

Внешняя политика Минска так же, как и белорусское общественное мнение, прошла через процесс эмансипации. Дипломатия Белоруссии конца 1990-х отличается от сегодняшней, как непослушный первоклассник сельской школы от сдержанного выпускника столичного вуза.

Если кому-то кажется, что Лукашенко сегодня эмоционален в отношениях с другими странами, этому наблюдателю стоит вспомнить, как вел себя президент 20 лет назад. Тогда глава Белоруссии вообще не сдерживал себя ни во внутренней политике, ни во внешней. Например, в 1998 году, на фоне напряженности в отношениях с ЕС и США и исключения белорусской делегации из ПАСЕ, западных послов просто выселили из их резиденций под предлогом ремонта канализации. Скандал тогда дошел до отзыва дипломатов из Минска.

В том же году Белоруссия, единственная из всей Европы, вступила в антизападное Движение неприсоединения. Лукашенко лично ездил в Белград поддержать Слободана Милошевича во время натовских бомбежек Сербии, а затем яростно вступался за Саддама Хусейна. В те годы белорусский президент был в авангарде сопротивления мировому империализму.

Все это было возможно, пока у Минска были прикрыты тылы. Но затем к власти в России пришел прагматик Владимир Путин. На него не так, как на Ельцина, действовали мантры Лукашенко про общего врага и славянское братство. В Кремле начали выставлять счета. Нарицательным стало выражение Путина об «отделении мух от котлет» — речь шла как раз о невнятной позиции Белоруссии по готовности интегрироваться с Россией. Ко второй половине 2000-х энергетические споры Минска и Москвы стали почти ежегодными.

Во второй половине 2000-х годов белорусская дипломатия начала взрослеть и экспериментировать из-за возникшей турбулентности в отношениях с РФ. В конце 2006 года начался серьезный газовый кризис, в 2007-м Москва ввела пошлины на поставки нефти в Белоруссию.

В 2008 году Лукашенко впервые повернулся лицом к Западу, Минск приняли в программу «Восточное партнерство» Евросоюза. Причиной для флирта с ЕС стала российско-грузинская война: Москва показала, что танки могут стать аргументом в споре с соседями. Лукашенко освободил политзаключенных, ослабил контроль над СМИ и оппозицией. Евросоюз со своей стороны снял санкции с Белоруссии, в Минск после десятилетнего перерыва начали регулярно приезжать главы европейских государств и министры иностранных дел.

Пиком конфликта с Москвой стал показ по НТВ сериала «Крестный батька». Но накануне своих перевыборов Лукашенко договорился с президентом РФ Дмитрием Медведевым о беспошлинных поставках нефти в обмен на подписи под соглашениями о Таможенном союзе с Москвой и Астаной.

Тыл снова был прикрыт, и когда два года внутренней либерализации дали свои плоды в виде 40-тысячной акции протеста в день президентских выборов, Лукашенко уже не особо задумывался о западном векторе. Разгон демонстрации и уголовное преследование ее лидеров отбросили отношения с Западом назад, но не навсегда.

Первая разрядка в отношениях с ЕС и США возникла как реакция на поведение России и была предметом торга в переговорах с ней. Очевидно, что такая модель априори нестабильна, потому что энтузиазм, с которым Минск стремился к дружбе с Западом, зависел от напряженности отношений с Москвой. Кроме того, и Брюссель, и Минск питали много иллюзий по поводу друг друга: в Европе поверили, что Белоруссия может демократизироваться через сближение с ЕС, а Лукашенко думал, что Запад хотя бы частично компенсирует потери от ссоры с Москвой. Ошиблись все.

В 2015 году началось новое сближение Минска с Западом, на этот раз более осмысленное, неспешное и с реальной повесткой: от упрощения визового режима и диалога по правам человека до прихода европейских банков в Белоруссию и двукратного увеличения техпомощи ЕС. Минск, конечно, хотел бы, чтобы финансовые вопросы обсуждались чаще, а Брюссель не упускает возможности напомнить о правах человека. Но все это уже не мешает интенсивному диалогу.

Триггером второго сближения снова стал конфликт России с соседом, на этот раз — с Украиной. Представление о том, что невыгодно ориентироваться — как экономически, так и политически — только на Москву, укрепилось. Белорусские дипломаты в частных беседах признавались, что сразу после присоединения Крыма с российскими коллегами было просто сложно разговаривать. Они, словно белорусы 15 лет назад, чувствовали себя в осажденной крепости, на острие борьбы с «коллективным западным злом». Только Минску эта борьба уже не нужна. Наоборот, он стремится сформировать полноценный западный вектор внешней политики.

С тех пор Белоруссия дипломатически дистанцируется от России в каждом ее споре с внешним миром.

Присоединение Крыма Минск признает только де-факто, при этом МИД рекомендует белорусским компаниям продолжать печатать карты и атласы с Крымом в составе Украины16. При каждом удобном случае дипломаты подчеркивают, что выступают за целостность Украины, не уточняя, однако, в каких границах, чтобы не злить Москву.

Военную активность и расширение присутствия НАТО в Восточной Европе Минск подчеркнуто называет «военным вызовом, но не угрозой». Когда Турция сбивает российский бомбардировщик, для Москвы это «удар в спину», а Минск призывает обе стороны — «братскую Россию и дружественную Турцию» — к сдержанности и деэскалации17. В России говорят об американском ударе «томагавками» по сирийской авиабазе как об агрессии Вашингтона, а в соответствующем заявлении белорусского Министерства иностранных дел США даже не фигурируют 18.

К интеграции на постсоветском пространстве Минск теперь относится уже не с таким энтузиазмом, как раньше. Изначально Александр Лукашенко предполагал, что в рамках Евразийского союза возникнет новый формат многосторонних переговоров, благодаря которому исчезнет необходимость регулярно договариваться с Россией по чувствительным экономическим вопросам — газу, нефти, доступу белорусских товаров на рынок РФ. Иными словами, этот формат будет гарантировать некий набор преференций.

Но в итоге объединение рынков нефти и газа отодвинули на 2025 год, конфликты по-прежнему приходится решать один на один с Кремлем. Не вышло и с бесперебойным доступом к российскому рынку. Во-первых, он сильно просел из-за кризиса 2015–2016 годов. Во-вторых, белорусских производителей часто выключали из программ импортозамещения, считая их иностранными. И в-третьих, как только отношения Минска и Москвы обостряются, Россельхознадзор рапортует об испорченном белорусском молоке или мясе.

Евразийская интеграция стала еще одним разочарованием для Лукашенко. Но альтернативы нет, как нет и возможности выйти, так что Минск старается извлечь из ситуации хоть что-то. Инструмент, который, по задумке, должен был оформить дружбу, используется для шантажа. Чтобы подтолкнуть Москву к уступкам в последнем нефтегазовом споре, Лукашенко бойкотировал саммит ЕАЭС, затянул подписание Таможенного кодекса и угрожал отозвать своих представителей из структур Союза.

Хотя пока и безрезультатно, но Белоруссия продолжает настаивать на необходимости интеграции интеграций — сближении ЕАЭС с Евросоюзом. Делает это она не только для того, чтобы укрепить свой новый имидж регионального миротворца, но и в попытке не замыкаться, хотя бы на уровне риторики, в душных рамках сырой евразийской структуры.

Белорусская внешняя политика за последние 10 лет избавилась от нервозности, эмоций и идеологической нагрузки, стала более прагматичной и расчетливой. Причем не только из-за необходимости балансировать в условиях постоянных конфликтов Москвы с соседями и Западом, но и из-за чувствительного сокращения российской поддержки.

Дело в том, что за годы споров с Минском в Москве избавились от многих иллюзий. Конфликты все еще разрешаются по старой схеме: появление проблем на нижнем уровне, когда они накапливаются — перевод спора на уровень президентов, эмоциональный торг, иногда переходящий в шантаж с повышением ставок, встреча Лукашенко и Путина, некий компромисс. Но со временем Россия как сильная сторона стала тянуть с разрешением споров все дольше, что позволяет ей идти в итоге на меньшие уступки.

Последний нефтегазовый спор, к примеру, длился почти год и завершился лишь весной 2017-го. При этом уже с осени 2016 года Минск периодически рапортовал о достигнутом компромиссе, но все снова и снова срывалось. В итоге Белоруссия потерпела огромные убытки от недопоставок нефти за время спора, была вынуждена признать и выплатить газовый долг. Россия лишь восстановила прежние объемы поставок нефти и дала скидку на газ меньше 20 %.

Российское руководство смирилось с мыслью, что Лукашенко не готов пожертвовать суверенитетом своей страны. Да, Кремлю по-прежнему важно держать Белоруссию в своей орбите и для имиджа, и с военной точки зрения, а также для стабильного транзита углеводородов в Европу. Но задача, которую Кремль ставит перед собой, изменилась: раньше она состояла в покупке лояльности Лукашенко и поддержании благополучия его системы, теперь — в недопущении ее стихийного обвала. А на это можно сильно и не тратиться.

Монолит с контурами будущих трещин

За последние годы изменилась не только внешняя и внутренняя политика Белоруссии, но и ее номенклатура. Чиновники консолидируются вокруг президента и считают его безальтернативным гарантом своих постов и стабильности в стране. Но несмотря на жесткие требования к степени лояльности президенту — Лукашенко часто называет чиновников «государевыми людьми», — в последние годы появился небольшой люфт, который позволяет публично высказать свою позицию, не соответствующую линии партии.

Лукашенко долгое время опирался на старую номенклатуру, своих дисциплинированных ровесников или людей постарше. Но оказалось, что они неспособны к успешному управлению и не могут возразить президенту. Неэффективных, но идейно близких чиновников можно иметь в правительстве в сытые годы бесперебойных российских дотаций и приятной конъюнктуры нефтяных цен. А когда сытые годы заканчиваются, приходится привлекать профессионалов.

После череды девальваций белорусского рубля в 2009, 2011 и в конце 2014 года, спровоцированных как внешними факторами, так и ошибками властей, ключевые посты в Нацбанке, экономическом крыле правительства и администрации президента заняли относительно молодые технократы с рыночными взглядами. Один из них, помощник президента Кирилл Рудый, и вовсе писал книги и статьи с публичной критикой белорусской экономической модели. По сути, он был голосом реформаторов, пока его не перевели на должность посла в Китае. Впрочем, это его не остановило. Уже в дипломатическом статусе он приехал в Минск и выступил на негосударственном экспертном форуме, где снова раскритиковал силовое давление на бизнес и вообще всю экономическую модель и призвал коллег не бояться делать то же самое19.

Остальные «либералы» в правительстве действуют иначе — они пытаются непублично убедить Лукашенко пойти на нужные стране рыночные реформы или реализовать отдельные меры по-тихому, не привлекая внимания. Усилиями этих чиновников в Белоруссии с 2015 года проводится сдержанная монетарная политика, курс рубля стал плавающим и стабилизировался, не допускается новая масштабная эмиссия. Был поднят пенсионный возраст, а услуги ЖКХ стали выходить на самоокупаемость. Белоруссия поднялась до 37-й строчки в рейтинге Doing Business. В ближайшем будущем обещан новый шаг в сторону раскрепощения бизнеса, сокращение числа проверок контролирующих органов.

Все это проходит не без сопротивления антиреформистского лобби. В либерализации не заинтересованы силовики и контроллеры — они могут лишиться полномочий, местные чиновники и директорат госпредприятий — они могут потерять активы. Но главным консерватором выступает сам Лукашенко. И дело не только в том, что он из политических соображений не хочет терять контроль над экономикой, но и в глубоких антирыночных убеждениях президента. Он не доверяет рынку, боится возникновения в стране крупного самостоятельного бизнеса и олигархов, неконтролируемой безработицы и отмирания советских промышленных гигантов — белорусских «брендов».

Именно поэтому он не соглашается на главное требование как МВФ, так и белорусских сторонников рыночной экономики — масштабную приватизацию. В 2016 году президент регулярно очно и заочно спорил с собственным правительством. Лукашенко уже открыто заявляет, что там засели рыночники, которые склоняются в сторону «радикальных идей»20.

Почему же президент не уберет тех, кто его раздражает, с самого верха вертикали? Дело в короткой скамейке запасных. Старые кадры уже в глубоком пенсионном возрасте, а среди молодых профессионалов сложно найти тех, кто не убежден в необходимости структурных рыночных реформ. На самом деле ситуация с сегодняшними реформаторами аналогичная: их относительная либеральность связана с профессионализмом и отсутствием советского бэкграунда, а не с глубокой идеологической установкой.

На политическом фронте менее реакционная часть белорусской элиты представлена МИДом и его главой Владимиром Макеем. В том, что касается внешней политики, он и ключевые дипломаты страны ведут себя как прагматичные люди, которые выступают за то, чтобы перестать зависеть от России, дальше размораживать связи с Европой, а как следствие — вводить более европейские методы управления и развивать идею национальной идентичности. По данным источников в органах власти, руководство МИД в закрытых дискуссиях уже достаточно смело выступает против очередных витков закручивания гаек в стране, поскольку это осложняет им работу на западном направлении.

Важно понимать, что «либералы», как и остальные представители белорусской элиты, сохраняют лояльность президенту и не строят никаких самостоятельных политических планов. Они стараются подлатать систему изнутри, найти аргументы для убеждения Лукашенко, но пока не мыслят вне рамок существующего политического порядка. В случае неожиданной смены власти они бы, безусловно, претендовали на центральное место в новой конфигурации, но они не будут ничего не делать для того, чтобы этот сценарий стал более реалистичным. Белорусская номенклатура остается монолитной. Но появление чиновников, которые мыслят более прогрессивно, говорит о том, что в этом монолите появятся трещины, когда режим начнет слабеть.

Траектории белорусского транзита

Предсказывать будущее любого персоналистского режима — неблагодарное дело, потому что это будущее слишком зависит от лидера, его физического благополучия и множества «черных лебедей». Если в автократии нет подобия коллективного управления или политбюро, загадкой остается не только фигура следующего правителя, но и формат передачи власти.

Александру Лукашенко 62 года, он на два года моложе Владимира Путина. Президент ведет здоровый образ жизни, о нем заботятся лучшие врачи страны, так что аналитики пока особо не задумываются о сценарии внезапного транзита. Но исключать его полностью нельзя.

Если к моменту транзита белорусская номенклатура будет находиться в том же состоянии, что и сейчас (отсутствие кланов, четких элитных групп, сплоченного силового блока и, самое главное, преемника), то мы, скорее всего, увидим хаотичный передел власти. При сохраняющейся зависимости от Москвы и ориентации большинства на РФ поддержанные Кремлем силы, скорее всего, обретут легитимность в глазах номенклатуры и общества. У Запада не будет ни политической воли, ни ресурсов для того, чтобы всерьез вмешаться в происходящее во все еще далекой от него стране.

Поскольку по конституции президент обладает очень широкими полномочиями, новый белорусский режим в случае спонтанного транзита в ближайшие годы, скорее всего, будет таким же персоналистским по сути, но с менее харизматичным лидером во главе. Причина — в общей серости белорусской номенклатуры, прицельном и многолетнем вычищении ярких лиц. Но, с другой стороны, с серого образа начинал и Владимир Путин.

Более интересным и пока что вероятным выглядит другой сценарий — плавного размывания вертикального режима Александра Лукашенко параллельно с его физическим старением.

Причиной транзита в этом случае, скорее всего, будет экономика. Нервозность из-за хронического кризиса уже выливается в управленческие ошибки президента вроде печально известного налога на тунеядство. Его последствиями стали массовые протесты, новое закручивание гаек, временная напряженность в отношениях с Западом — в итоге власть пошла на попятную, приостановив действие декрета. Подобные ошибки будут случаться чаще по мере углубления кризиса и на пару с народным волнением будут вносить в систему элемент турбулентности.

Истощение внешних и внутренних ресурсов, которые поддерживают нынешнюю модель экономики, будет подталкивать Лукашенко к ее разгосударствлению. Все большая доля ВВП будет производиться в частном секторе, в котором появятся крупные бизнесмены, протоолигархат. Эти люди естественным образом захотят конвертировать свое экономическое влияние в политический голос. Параллельно продолжится смена поколений в номенклатуре, доля и влияние чиновников с более рыночными, чем у президента, взглядами, будет расти. Вполне органичным выглядит их тактический союз с представителями нового крупного бизнеса.

Все это может стать реальностью через 5–7, или 10–12, или даже 15 лет. На столько же станет старше и Александр Лукашенко. Вопрос о преемнике будет стоять острее, чем сегодня. Открыто или нет, но его начнет ставить и номенклатура. После этого страна, скорее всего, придет к более мягкому и олигархическому авторитаризму по образцу сегодняшней Армении или Молдавии во время правления Владимира Воронина.

Нельзя сказать, что белорусский президент не думает о вопросе транзита. За последний год он несколько раз намекал на возможный референдум по изменению конституции. Глава белорусского ЦИК Лидия Ермошина недавно признала, что президент обсуждал с ней возможность перехода к смешанной избирательной системе, а значит — увеличению роли партий в политике21. Последние месяцы Лукашенко об этом не говорит — он был занят протестами и улаживанием споров с Россией, но, когда эти проблемы уже не будут стоять так остро, тема референдума, скорее всего, вернется в публичный дискурс.

Эксперименты с конституцией не свойственны белорусскому президенту. Поэтому, если он на них решится, речь будет идти о серьезной и долгосрочной стратегии. А именно — подготовке системы к приближающемуся плавному транзиту. Скорее всего, через создание правящей партии, чтобы консолидировать элиты вокруг будущего преемника и сделать его положение более устойчивым.

Пока невозможно предсказать, по чьему сценарию пройдет эта передача власти: окрепнувших и давящих на президента групп элит или самого Лукашенко, осознающего риски неконтролируемого обвала системы при его спонтанном уходе.

Роль Москвы в этом процессе будет пропорциональна степени зависимости белорусской экономики от России на момент транзита власти. Но в любом случае эту роль не стоит преувеличивать. Фаворитом элит на первых президентских выборах в 1994 году был премьер-министр Вячеслав Кебич с максимально пророссийской программой и давними связями в Москве. Но харизма Лукашенко и его стремительное политическое восхождение быстро все изменили — переориентировалась как номенклатура, так и Москва.

Конечно, сегодня Кремль хочет большего контроля над соседними странами, чем в середине 1990-х. Но если базовые интересы России при смене власти в Белоруссии будут обеспечены, вряд ли стоит ждать, что она вмешается напрямую или станет продавливать кандидатуру, у которой не будет поддержки белорусской элиты и общества. А у тех политиков, которые хотят порвать связи с Москвой, в обозримой перспективе нет шансов получить такую внутреннюю поддержку.

Разумеется, все эти гипотезы могут оказаться несостоятельными, если Лукашенко внезапно сам назначит преемника и обеспечит таким образом быстрый контролируемый транзит. Или, напротив, вцепится во власть и наделает столько экономических ошибок, что на первое место в процессе смены власти выйдет протестное движение.

Вместо заключения. Почему Белоруссия не Украина

Журналисты из разных стран, не слишком погружаясь в тему, любят представлять Белоруссию как Украину 2.0. Любые протесты в Минске трактуются как начало Майдана, любая ссора с Россией как предтеча аннексии, любая скромная инициатива властей по развитию идентичности как флирт с белорусскими «бандеровцами». Автор этих строк сам журналист и понимает, насколько сильной бывает тяга к шаблонам и привлекающим внимание заголовкам.

Но иногда хочется реализма. Каким бы ни был сценарий транзита белорусского политического режима, он почти наверняка не повторит украинский — ни в том, что будет происходить внутри страны, ни в отношениях с Россией.

Чтобы протесты привели к смене власти, они должны быть настолько массовыми и упорными, чтобы в голове правителя и его окружения риск от их подавления перевесил риск от уступок или ухода в отставку. Кроме того, часть правящей элиты должна перейти на сторону протестующих. У них, в свою очередь, должны быть эффективные каналы коммуникации хотя бы друг с другом, в идеале — со всем обществом.

В белорусской власти нет раскола или альтернативных центров силы, силовики не раз доказывали свою преданность. Но даже если оставить это все в стороне, вероятность Майдана в Белоруссии все равно будет стремиться к нулю — из-за критического дисбаланса в стартовых силах. В отличие от Украины, в Белоруссии нет ни общественных, ни политических структур, способных организовать или долго координировать массовый протест. Нет общедоступных телеканалов, влиятельных олигархов, депутатов парламента и целых областей страны, способных открыто поддержать революцию.

У оппозиции нет людских и материальных ресурсов — денег или средств самообороны — для физического противостояния мощной силовой машине. Та же, в свою очередь, заточена на подавление протестов и практикуется в этом последние 15–20 лет. Белорусские силовики в случае угрозы умеют превентивно нейтрализовывать всех потенциальных лидеров протеста, выключать связь и глушить интернет в точках сбора, блокировать онлайн-СМИ и соцсети, не давать людям собираться в назначенных местах и с нужной степенью жесткости задерживать тех, кто все-таки собрался.

В мире протест иногда рождается спонтанно и без лидеров, например, из-за того, что власть сделала что-то возмутительное, но в Белоруссии против этого работает «прививка знания». Люди знают, что протесты никогда не меняли власть в стране, но зато они много раз видели, какой арсенал контрмер есть у силовиков и под какие репрессии можно попасть. Последовательные наказания за протест стали эффективной профилактической мерой, которая демотивирует потенциальных участников акций.

Но ради дискуссии представим, что в результате революции или номенклатурного бунта в Минске неожиданно сменилась власть. Новое руководство оказалось настолько оторвано от экономической реальности и не осознало степень зависимости от России, что появился риск разворота Белоруссии на Запад.

Во-первых, далеко не любая форсированная смена власти в постсоветской стране вызывает такую реакцию России, которая последовала за Майданом 2014 года на Украине. Военная операция с отторжением одной части соседней страны и поддержкой сепаратизма в другой ее части сопряжены с огромными международными рисками, материальными и военными затратами. Чтобы игра стоила свеч, потенциальный разворот бунтующей соседки должен быть по-настоящему угрожающим в глазах Москвы.

Украина в этом смысле сильно отличается от Белоруссии. На Украине была как проевропейская западная часть, которая поддерживала разворот к Европе, так и пророссийская восточная, которая в разной степени его не принимала. Плюс автономный и исторически близкий к России Крым, где уже были развернуты тысячи военнослужащих РФ. Все это — готовая почва для интервенции и игры на противоречиях регионов.

В гомогенной Белоруссии нет ничего из перечисленного: ни большого количества сторонников разворота страны на Запад, ни определенных районов, охваченных этой идеей, ни оппонирующих им белорусских аналогов Крыма или Донбасса. В Белоруссии нет даже мест компактного проживания этнических русских (их всего 7–8 %), чтобы использовать эти территории как отправные точки для гибридной войны. Разыграть карту притеснения русскоязычного меньшинства в русскоязычной стране тоже будет сложно.

На Украине и до, и после революции были слабые институты власти, не было боеспособных силовых структур, но куда важнее — лояльность киевским властям в Донбассе и в Крыму была очень слабой или ее не было вовсе.

Далеко не очевидно, что военные в руководстве Белоруссии и в ее казармах так же легко капитулируют и дезертируют, как многие части ВСУ в Крыму или милиция Донецка. Да, считается, что белорусские силовики пророссийски настроены, хотя таких исследований никто не проводил. Но для того, чтобы быть готовым в момент истины сменить знамя, недостаточно просто симпатизировать России. Нужно еще, чтобы твоя преданность присяге оказалась слабее этой симпатии. Это возможно, когда ты — житель региона или представитель меньшинства (социальной группы), которые чувствуют себя отвергнутыми столичными элитами или остальной страной. Но в Белоруссии нет такого раскола ни географического, ни социального.

Лукашенко чутко относится к угрозам своей власти, и нельзя сказать, что он вообще ничего не предпринял, увидев происходящее на Украине. В 2014–2015 годах были назначены новые министр обороны и госсекретарь Совбеза — Андрей Равков и Станислав Зась. Оба относительно молоды — им около 50 лет. Оба публично заявляли, что нужно учиться на украинском опыте — укреплять границу и модернизировать армию. В 2016 году в Белоруссии приняли новую военную доктрину, при разработке которой, по словам Равкова, были учтены риски гибридной войны и сделан акцент на спецоперациях.

Все перечисленное означает, что в даже случае невероятного разворота Белоруссии на Запад попытка военным путем вернуть ее в свою орбиту может оказаться для России более затратной и рискованной, чем крымская и даже донбасская операции. Под контроль придется брать всю страну с достаточно боеспособной армией.

Более логично и эффективно для Москвы использовать экономический и энергетический рычаги. В последние годы правления Януковича доля России в экспорте Украины была около 25 %. У Белоруссии в Россию идет половина экспорта. К тому же Минск на 100 % зависит от российского газа, а белорусская нефтепереработка — от российской нефти.

Возвращаясь в пространство реального, отметим, что все нынешние ссоры Александра Лукашенко с российским руководством и близко не подходят к черте, после которой в Кремле начинают задумываться о военном решении. Даже на пике эмоциональных конфликтов Белоруссия остается самой близкой военно-политической союзницей Москвы, одной из самых экономически зависимых от России постсоветских стран.

Не исключено, что наши потомки будут оценивать этот первый этап белорусской истории — а именно вынужденный союз с Россией с параллельным выстраиванием институтов суверенитета — как один из немногих реалистичных вариантов сохранения независимости, который был у молодой страны со слабой национальной идентичностью, советскими экономикой и ментальностью большей части населения и элиты. Эти оценки, конечно, будут зависеть и от того, насколько мирно и бескровно произойдет переход власти.

Открыт пока и вопрос о том, чем придется заплатить за пророссийскую ориентацию, как сильно она затормозит экономическую и политическую трансформацию Белоруссии. До сих пор российская поддержка не только обеспечивала стабильность белорусской власти, но и ослабляла ее мотивацию к демократизации и построению конкурентоспособной экономики.

Так уж получилось, что этап становления независимая Белоруссия прошла под руку с режимом Александра Лукашенко. Как и у людей, уязвимые и слабые места политической системы — неизбежное продолжение ее сильных черт. Обратной стороной институциональной устойчивости белорусского режима, его монолитности и управляемости стала зависимость этой системы от характера и мировоззрения Лукашенко. А именно — его тяги к власти, консерватизма, страха перемен, ностальгии по СССР и левых взглядов.

Даже если вопреки ожиданиям многих наблюдателей эта система внезапно рухнет, для того чтобы избавиться от основ авторитаризма Лукашенко, тех черт белорусского общества, которые сделали такой режим не только возможным, но и стабильным, потребуются долгие годы, а может быть и десятилетия.

Примечания

1 Пресс-релиз по результатам национального опроса в июне-2015. — НИСЭПИ. — 3 июля 2015 года // http://www.iiseps.org/?p=2678.

4 Лукашенко распорядился снизить с завтрашнего утра цены на топливо. — Белорусский портал Tut.by. — 8 июня 2011 года // https://news.tut.by/economics/230076.html.

5 Спачатку — пратэсты, потым — заробкі 14–17 мільёнаў. — Радыё Свабода. — 21 декабря 2012 года // http://www.svaboda.org/a/24805222.html.

7 Важнейшие результаты национального опроса в марте 2016 года. — НИСЭПИ. — 3 апреля 2016 года // http://www.iiseps.org/?p=3960.

10 Летом 2016 года, не выдержав давления спецслужб, директор НИСЭПИ решил прекратить работу. Кроме НИСЭПИ были и есть другие центры, которые проводят соцопросы, но либо нерегулярно, что не позволяет следить за динамикой, либо для частных заказчиков, боясь обнародовать политические данные. Тем не менее их редкие публикации хотя бы позволяли верифицировать данные НИСЭПИ, поэтому мы будем опираться на эти цифры.

14 Март-2016: Беларусь — ЕС: оттепель — не лето. — НИСЭПИ. — 4апреля 2016 года // http://www.iiseps.org/?p=4268.

15 РЕФОРУМ: Население Беларуси: хотят реформ, но не готовы к их последствиям. — Белорусский институт стратегических исследований. — 16 мая 2015 года // http://belinstitute.eu/ru/node/2513#_ftn1; Данные национального опроса НИСЭПИ 2–12 июня 2016 года. — НИСЭПИ. — 29 июня 2016 года // http://www.iiseps.org/?p=4733.

16 Чей Крым? Как госструктуры Беларуси решают этот деликатный вопрос. — Белорусский портал Tut.by. — 18 апреля 2016 года // https://news.tut.by/politics/492219.html.

17 Ответ пресс-секретаря МИД Беларуси Дмитрия Мирончика на вопрос агентства «БелТА». — Министерство иностранных дел Беларуси. — 25 ноября 2015 года // http://mfa.gov.by/press/news_mfa/eaaf182c8b63ddc7.html.

19 Рудый: Экономисты нужны. Но не молчащие от лояльности, а предупреждающие — от патриотизма. — Белорусский портал Tut.by. — 3 ноября 2016 года // https://news.tut.by/economics/518684.html.

21 Лидия Ермошина — о выборах по-новому, референдуме, смертной казни и мужчинах-белорусах. — Белорусский портал Tut.by. — 10 февраля 2017 года // https://news.tut.by/economics/530981.html. 

 

Интернет в Белоруссии глушат второй день подряд | 10.08.20

Белоруссия второй день подряд испытывает сложности с интернетом.

Как сообщает ТАСС, в Минске не работает мобильный интернет, на подключенных по кабелю стационарных компьютерах не открываются сайты, периодически отключаются мессенджеры.

Сложности с доступом наблюдаются у поисковиков, включая Google. В мессенджерах не загружаются медиафайлы. Невозможно воспользоваться большинством мобильных приложений, например, по вызову такси.

Перебои в работе интернета начались с утра воскресенья вскоре после открытия избирательных участков на выборах. По данным NetBlocks, число подключений из Белоруссии падало в 2 раза по сравнению с нормой.

Национальный центр обмена трафиком Белоруссии заявил о «большой волне» ddos-атак на инфраструктуру сети. «Атакам подвергалось оборудование, на котором размещены в том числе сайты Комитета государственной безопасности Республики Беларусь (kgb.gov.by) и Министерства внутренних дел Республики Беларусь (mvd.gov.by)», — заявили в НЦОТ.

Операторы А1 и МТС объяснили происходящее сбоем «на стороне вышестоящего провайдера».

Интернет в Белоруссии отключают не власти, заявил президент республики Александр Лукашенко в понедельник на встрече с председателем главой миссии наблюдателей от СНГ Сергеем Лебедевым.

«Кому-то неймется, призывают выходить на улицы. Даже из-за границы отключают интернет, чтобы вызвать недовольство у населения. Сейчас наши специалисты разбираются, откуда идет эта блокировка. Поэтому, если интернет плохо работает, это не наша инициатива, это из-за границы», — сказал Лукашенко.

Он добавил, что на Белоруссию пытаются целенаправленно давить с разных сторон, «гибридно действуют по всем направлениям». «Но мы выстоим», — пообещал Лукашенко.

Практика блокировки интернета в день голосования является «золотым стандартом» для выборов в странах третьего мира.

Так, в Бурунди, 20 мая власти на полдня отключали доступ с соцсетям, жители Мавритании 25 июня остались без мобильной связи на следующий день после выборов; проблемы с доступом наблюдались во время выборов в Малави 21 мая, а также в Конго и Камеруне в конце 2018 года, напоминает NetBlocks.

Здесь Беларусь, здесь Польшей пахнет – Газета Коммерсантъ № 204 (7166) от 11.11.2021

Резкий рост числа рейсов с Ближнего Востока в Минск и выдача виз практически всем желающим превратили Белоруссию в «Мекку для мигрантов». Процесс получения визы через туристические фирмы и отправка «туристов» в Минск отлажены до мелочей, но в Белоруссии люди оказываются в западне. Польша, Литва и Латвия наглухо закрыли свои границы, и беженцам приходится либо идти на прорыв заграждений из колючей проволоки, либо селиться в палаточных лагерях у границы. Корреспондент “Ъ” Марианна Беленькая побывала в одном из таких лагерей в районе Гродно и поговорила с мигрантами, которые мечтают попасть в Европу.

«Или откройте границу, или мы тут умрем» — эти слова рефреном звучат из уст обитателей палаточного лагеря у пограничного пункта «Брузги—Кузница» около Гродно. Лагерь узкой полоской растянулся на сотни метров вдоль контрольно-следовой полосы между Белоруссией и Польшей, некоторые палатки находятся уже за польскими пограничными столбами, но до колючей проволоки. Людей, по подсчетам журналистов, около 4 тыс. человек. Точно никто не считал.

Каждый день здесь появляется кто-то новый, одни скрываются в палатках и наспех сложенных шалашах, другие сидят у костра.

Беременные женщины лежат на земле, некоторые уже не могут двигаться от холода и боли. Мужчины постоянно уходят в лес за дровами, дети играют в салочки по всему лагерю, младенцы от пары месяцев до года — на руках матерей.

Малышей очень много. Те, кто уже научился ходить, но в играх старших участвовать не может, сами нашли себе развлечение. Малыши обходят пограничников и здороваются кулачками, как это стало принято во время пандемии коронавируса.

Пожалуй, это единственное, что напоминает в лагере о пандемии.

Если кто-то и носит маски, то чтобы согреться, а не соблюсти санитарные условия. Люди надрывно кашляют. Кашель, хруст ломающихся веток, треск костра и шум вертолета или беспилотника — это то, как звучит лагерь.

Повезло тем, кто оказался здесь не один — с семьей или родственниками либо нашел земляков: больше шансов, что получится согреться у костра и раздобыть еду, когда привезут гуманитарную помощь (за два дня здесь раздали пять тонн грузов — воду, консервы, одеяла). Помощь организована Советом республики (верхней палатой белорусского парламента) вместе с Белорусским Красным Крестом и общественными организациями. «Оказываем помощь тем, кто в силу определенных обстоятельств здесь оказался»,— сказал “Ъ” член Совета республики Игорь Гедич. Он напомнил об ответственности Запада, который «устроил пожар» в странах, откуда бегут люди, и нарушениях европейцами гуманитарного права. При этом господин Гедич подчеркнул, что те, кто оказался на территории Белоруссии, въехали туда на законных основаниях. Люди, с которыми говорила корреспондент “Ъ”, прилетели в Минск в основном из Анкары или Дубая.

В лагере под Гродно в основном приезжие из Иракского Курдистана, но есть несколько человек с юга Ирака — из Басры и Наджафа, нашлись и трое сирийцев. Двое из них — Мухаммед из Алеппо и Халед из Дамаска сами подошли к корреспонденту “Ъ”, чтобы узнать, есть ли новости из Евросоюза. «Они откроют границу?» — спрашивает Халед. Говорит он с трудом — дрожит от холода, губы посинели. Его друг Мухаммед держится чуть лучше, у него остались силы возмущаться: «Почему они не открывают границу? Нам Польша и Литва не нужны, пусть просто дадут нам пройти». Мухаммед рассказывает, что большая часть его семьи уже несколько лет живет в Германии. «Один мой двоюродный брат — врач, другой закончил университет. Я тоже хочу учиться и работать»,— говорит он. Отец Мухаммеда в тюрьме, остальную семью раскидало по свету, в Сирии ничего не держит. Он хочет быть там, где рядом будут близкие люди.

Большинство собеседников “Ъ” рассказывают, что бежали от нищеты и безнадежности. Они жалуются на отсутствие работы, мизерные зарплаты, а некоторые и на власти Иракского Курдистана. Однако все они смогли собрать около $3 тыс. на человека, чтобы оформить документы на въезд в Белоруссию.

В пакет, предлагаемый турфирмами, чье происхождение отследить невозможно, входили виза, билет на самолет и пара дней в гостинице в Минске.

Остальное — дополнительные расходы. И таких расходов оказывается много: походное снаряжение (спальники, палатки), еда, жилье и, главное, деньги на такси, чтобы добраться из Минска до границы, а иногда и обратно в Минск. О том, где открывается потенциальная возможность перейти границу, мигранты узнают из чатов. Направляют их или анонимные представители фирм, которые организовали поездку, или же «активисты». Несколько человек рассказали про курдского журналиста, который живет в Германии и активно снабжает информацией соплеменников.

Часть мигрантов уже люди опытные. За шесть недель в Белоруссии они пытались перейти границу в разных местах, когда не получалось — переходили в другое место или возвращались в Минск.

Одним из последних мест, откуда пришлось уйти, многие называют Брест. «Поляки не дали нам пройти, заставили вернуться. Тогда белорусская полиция посадила нас в такси, сказала, сколько денег мы должны заплатить, и отправила нас в Гродно»,— рассказывает один из «бывалых». Его приятель Махмуд добавляет, что провел три ночи в Польше в полиции, но его вернули в Белоруссию. Это было до того, как он попал в Гродно. У немолодой женщины Байян Ахмед пропал сын с женой и трое внуков. По ее словам, они перешли границу и были задержаны поляками. С тех пор она о своих родственниках ничего не слышала, надеется, что их найдут.

В лагерь у границы все добираются самостоятельно. Кто-то на такси, другие пешком. Один из собеседников “Ъ” рассказал, что шел до лагеря из Гродно пять часов. Полиция разворачивает таксистов, везущих беженцев к границе, и они в основном зарабатывают на том, чтобы довести тех, кто до лагеря не добрался, обратно в город. «Тебя не повезем, арабов ждем»,— сказали корреспонденту “Ъ” таксисты у ближайшего к лагерю перекрестка.

Один из тех, кто смог пройти в лагерь в среду, пожаловался, что полиция его избила и забрала деньги и вещи. Но остальные, наоборот, очень благодарят белорусов за помощь и ругают поляков, которые не только не открывают границы, но и не дают спать — включают прожекторы и кричат ночью в мегафон, чтобы мигранты возвращались домой. Жители лагеря, в свою очередь, днем время от времени подходят к заграждению и требуют открыть проход. Стихийная акция протеста длится минут десять, затем стихает. «Мы не сдадимся»,— написал на английском на куске картона один из жителей лагеря.

Абдалла из Басры — отец пятерых детей. Он один из немногих, кто готов вернуться, но это уже почти невозможно. Во-первых, из лагеря выйти нельзя, белорусские власти не пускают, а снова бегать по лесу с детьми сложно. Во-вторых, визы просрочены. Собственно, это проблема очень многих в лагере. Все, с кем говорила корреспондент “Ъ”, находятся в Белоруссии от двух недель до 40 дней. Визы у них, как правило, двухнедельные, но есть и те, кто говорит, что въезд был разрешен на неделю. У некоторых даже были обратные билеты, но они уже тоже пропали. «А у меня нет визы, только приглашение и штамп о въезде в Белоруссию»,— говорит один курд (на вопрос, как его имя, отвечает: «Я просто человек, разве я не могу быть просто человеком?»). Он из Курдистана приехал в Багдад, затем отправился в Дубай и оттуда прилетел в Минск и уже здесь в аэропорту заплатил $250. Почему такая сумма, он не знает. Буквально через полчаса в другом конце лагеря медбрат Мустафа рассказывает, что с него взяли в аэропорту $110. «Показал свои документы, сказали — с вас такая сумма, отдал паспорт с деньгами, вернули паспорт со штампом»,— рассказывает он.

О том, что они «въехали просто по приглашению», рассказали корреспонденту еще несколько человек. Но только Мустафа смог досконально объяснить, что это означает. «Люди просто сами не понимают, что у них за документы. Тут нас две группы. У кого-то индивидуальные визы, у кого-то групповые. Групповая виза в паспорт не ставится, только штамп на въезде.

Групповая виза намного дешевле, но хитрость в том, что все, кто есть в списке, должны пересечь границу группой и этой же группой выехать из страны.

Если в группе на выезде не будет хватать одного человека, ее не выпустят,— рассказывает Мустафа.— Так люди оказываются в ловушке».

Марианна Беленькая, Гродно

Джуди спрашивает: кончился ли суверенитет Беларуси? — Carnegie Europe

* Примечание редактора. Приведенные ниже ответы были собраны до военного вторжения России в Украину 24 февраля 2022 года.

Ян Клаас БерендсИсторик Центра современной истории им. Лейбница (ZZF), Потсдам

В своих дневниках американский дипломат Джордж Ф. Кеннан отмечал, что «(…) Кремль может различать, в конце концов, только вассалов и врагов, а соседи России, если они не желают быть таковыми, должны смириться с быть другим.В 2022 году его наблюдение справедливо для Беларуси и Украины. В то время как Киев давно решил стать противником имперских амбиций президента России Владимира Путина, лидер Беларуси Александр Лукашенко формально сохранил власть, но фактически стал вассалом России.

Молчаливое вторжение и фактическая оккупация Беларуси могут стать самым большим триумфом Путина в продолжающемся кризисе. Это придает вооруженным силам России долгожданную стратегическую глубину. Для белорусской оппозиции это означает конец их демократических мечтаний.Россия спасла товарища-самодержца.

Для Запада, особенно для Прибалтики и Польши, последствия ужасны. Россия получила стратегическое преимущество, имея возможность действовать и проецировать силу из Беларуси. Однако больше всего от потери Минском суверенитета пострадала Украина. Поскольку Беларусь прочно находится в кармане Путина, Украина теперь окружена российскими войсками.

Беларусь перестала быть буферным государством. Он прочно укоренился в имперском царстве Москвы, а Лукашенко, когда-то игравший, превратился в пешку в геополитической игре.

Ben HodgesPershing Заведующий кафедрой стратегических исследований Центра анализа европейской политики (CEPA)

Беларусь утратила суверенитет в тот день, когда Александр Лукашенко объявил себя победителем с перевесом в 80 процентов на президентских выборах и начал давить протестующих среди своего населения, которое оказалось намного больше, чем те 20 процентов населения, которые якобы не голосовали. для него. Большая часть мира сразу же признала Светлану Тихановскую законной победительницей.

Кремль вскоре начал использовать ситуацию, позволив угонять самолеты с оппозиционными журналистами на борту и сфабриковать миграционный кризис, чтобы оказать давление на ЕС, а также проверить время реагирования на границе с тремя союзниками по НАТО.

Последним событием является недавнее неудивительное решение оставить российские войска в Беларуси после запланированного завершения Allied Resolve.

Москва скоро завершит создание Союзного государства, Лукашенко уйдет в отставку в Сочи, тысячи российских военных поселятся в Белоруссии, угрожая Сувалкскому коридору, а Владимир Путин станет «пожизненным президентом» на вершине Союзного государства.

Эгоистичное эго нескольких человек продлит страдания и подавление миллионов их собственных граждан. Будем надеяться, что у г-жи Тихановской хватит выносливости и терпения, чтобы соответствовать ее невероятному мужеству и сердцу, чтобы она могла в ближайшее время занять пост президента.

Доминик П. ЯнковскиПолитический советник и глава Политического отдела Постоянного представительства Польши при НАТО

Российско-белорусская военная интеграция значительно углубилась с 2020 года, примером чему служат учения «Запад-2021» и «Союзная решимость-2022».В 2021 году обе страны также договорились о создании трех совместных центров боевой подготовки.

Действительно, для НАТО тенденция безопасности уже была негативной. Тем не менее, недавнее решение о том, что российские войска останутся в Беларуси на неопределенный срок после учений, меняет правила игры для НАТО и союзников на восточном фланге. Он превращает Беларусь де-факто в новый российский военный округ. Это может привести к тому, что больше российских высокотехнологичных сил и средств, таких как ракетные комплексы «Искандер», способные нести ядерное оружие, будут находиться ближе к границам НАТО.

Это должно сочетаться с тем, что Беларусь впервые с 1996 года добивается разрешения на размещение ядерного оружия на своей территории. Этот шаг осуществляется через конституционные изменения, которые будут утверждены на референдуме 27 февраля 2022 года. Учитывая все эти события, НАТО придется адаптировать как свою военную позицию на восточном фланге, то есть в Эстонии, Латвии, Литве и Польше, так и оборонное планирование к новому уровню угрозы, исходящей непосредственно из Беларуси.

Камиль КлысинскийСтарший научный сотрудник отдела Украины, Беларуси и Молдовы Центра восточных исследований (ЦВО)

В ответ на фальсификацию президентских выборов в августе 2020 года и многочисленные проявления репрессий против непокорных белорусов ЕС, а затем и США ввели санкции против белорусского режима. Таким образом, Минск не только оказался в изоляции на международной арене, но и лишился возможности возобновить диалог с Западом.Результатом стал беспрецедентный рост значения России для Беларуси, которая теперь является ее исключительным и явно доминирующим политическим, экономическим и военным союзником.

Суверенитет Беларуси стал де-факто иллюзорным. В таких неблагоприятных обстоятельствах Александр Лукашенко был вынужден отказаться от собственной внешней политики создания имиджа нейтралитета, дистанцирования от агрессивной политики России, включая текущее давление на Украину и конфронтацию с Западом.

Сегодня Минск выражает полную поддержку стратегии Кремля, заверяя в своей лояльности. По сути, президентство Лукашенко гарантируется его отношением к действиям Москвы, а атрибуты государственности сводятся в первую очередь к формальным вопросам и официальной риторике Минска.

Это создает очень удобную ситуацию для Кремля, для которого реальное господство над формально независимым соседним государством гораздо выгоднее политически рискованной и экономически затратной аннексии.

Линас КоялаДиректор Центра изучения Восточной Европы, Вильнюс

Нынешний режим Александра Лукашенко вряд ли можно назвать суверенным государством. У него нет ни представительства своего народа, как показали массовые протесты 2020 года, ни способности к самостоятельному принятию решений из-за растущей зависимости от России.

С одной стороны, белорусско-российская интеграция происходит давно. Например, более 10 процентов ВВП Беларуси зависело от российских энергетических субсидий в течение многих лет, даже до нелегитимных выборов 2020 года.Более того, белорусские вооруженные силы постепенно интегрировались в российские вооруженные силы.

Однако последние события вызывают большую тревогу. Недавнее подтверждение того, что российские войска останутся в Беларуси на неопределенный срок, ухудшает ситуацию с безопасностью как Украины, так и восточного фланга НАТО. Минский режим связывает развертывание российских войск с действиями НАТО, предполагая, что отступление войск маловероятно без одобрения Кремля. Так называемый конституционный референдум, скорее всего, только усугубит эту зависимость.

И все же нельзя недооценивать белорусское гражданское общество. Это удивило всех два года назад и было остановлено только грубой силой. Он выявил скорее слабость, чем силу системы Лукашенко.

Линас ЛинкявичюсБывший министр иностранных дел и обороны Литвы

Прямой ответ на вопрос – да. И началось это не вчера. Договор о создании Союзного государства России и Белоруссии подписан 8 декабря 1999 года.

Однако после фальсифицированных выборов 2020 года процесс сорвался с обрыва с нарастающей силой и «поглощение» Беларуси происходит без всякого сопротивления, поскольку авторитет самопровозглашенного лидера зависит только от Кремля.

Лукашенко не только украл выборы, но и начал жертвовать остатками независимости и суверенитета своей страны, чтобы продлить свое время у власти. Это стало особенно очевидно сейчас, когда Россия самым наглым образом угрожает Украине и без зазрения совести использует территорию Беларуси в качестве плацдарма. Так называемый референдум, запланированный на конец месяца, легализует присутствие российской армии и даже возможное наличие ядерного оружия в Беларуси.

20 февраля после учений российские воинские части должны были вернуться на свои базы, но теперь их присутствие продлевается на неопределенный срок. Таким образом, мы можем считать 20 февраля датой фактической оккупации Беларуси. Судьба Беларуси, как и будущее других замороженных и активных конфликтов на Украине, в Грузии и Молдове, будет зависеть от напористости России и способности либеральной западной демократии противостоять этой беспрецедентной атаке на наши фундаментальные ценности и мировой порядок.Пока наши усилия, мягко говоря, недостаточны.

Барбара фон Оу-ФрейтагЖурналист и член правления Пражского центра гражданского общества

Александр Лукашенко променял национальный суверенитет Беларуси на сохранение своей личной власти внутри страны. Фактически, продажа России — единственная причина, по которой Лукашенко все еще контролирует страну.

Пока все взоры прикованы к Украине, Беларусь незаметно стала первой жертвой проекта Владимира Путина «СССР 2.0». Белорусские эксперты говорят о фактической оккупации с бессрочно дислоцированными в стране 30 000 российских военнослужащих, новыми совместными учебными центрами и полной экономической зависимостью от Москвы. «Мы становимся еще одной «народной республикой», — заявил молодой белорусский аналитик на закрытом брифинге и сразу после визита Лукашенко в Москву 19 февраля 2022 года.

На Западе многие до сих пор недооценивают внутреннюю логику власти, стоящую за происходящими геополитическими сдвигами. И Путин, и Лукашенко подчиняют более широкие национальные интересы своему желанию остаться у власти.Их системы теперь более взаимосвязаны, чем когда-либо. Их общая цель — подавить идеи свободы, демократии и справедливости в своих обществах. Вместо модернизации и развития они предлагают будущее репрессий, застоя и возврата к советскому прошлому.

При росте социального недовольства все закончится так же нестабильно, как в СССР 1.0. Европа должна приготовиться к продолжающейся нестабильности. Задача ЕС состоит в том, чтобы оставаться в курсе внутренних событий и поддерживать борющееся гражданское общество, независимые СМИ, журналистов-расследователей и блоггеров, чтобы продолжать разоблачать преступный и несостоятельный характер российского и белорусского режимов.

Wojciech Przybylski, главный редактор журнала Visegrad Insight и научный сотрудник журнала Europe Futures Института гуманитарных наук (IWM)

Короче говоря, да. Слабый суверенитет Беларуси при Александре Лукашенко закончился после того, как 20 февраля официально было принято бессрочное присутствие российских войск.

Лукашенко потерял контроль над страной, отреагировав так, как он это сделал на протесты 2020 года против фальсификации выборов. Он установил военную хунту, чтобы остаться у власти, и потерял всякую власть.

Раньше он играл в игру балансирования между Востоком и Западом, а теперь он просто марионетка Москвы. Когда он сидел с Путиным в военной комнате — событие, официально зарегистрированное как совместные учения по испытанию ядерного оружия, — российские операторы не пускали его на экран, как будто он был просто нежелательным дальним родственником. В Белоруссии в основном смотрели российские репортажи.

Суверенитет Беларуси не будет потерян надолго. Так называемые «суверенисты» не дают настоящего суверенитета — народа, народом.Лукашенко по прозвищу «Батька» был самопровозглашенным защитником воображаемого народа. Поколение, появившееся в результате протестов 2020 года, создало вечную память о национальном самосознании, несмотря на экспансионистскую политику и нарративы об идентичности, которые в настоящее время пропагандирует тандем Путин-Лукашенко. Биологические часы обоих правителей отметят конец текущего соглашения.

Кристи РайкДиректор Эстонского института внешней политики

Хотя Украина, вероятно, останется слишком большим куском для Путина, ему удалось укрепить свой контроль над Беларусью (а также Казахстаном).В тени последних драматических поворотов в российской агрессии против Украины постепенное удушение суверенитета Беларуси привлекло ограниченное внимание, хотя его последствия не менее драматичны для безопасности Восточной Европы.

Защита стран Балтии стала более сложной задачей для НАТО, и альянс уже усиливает оборону и сдерживание на восточном фланге.

То, что происходит с Беларусью, дает важные уроки другим соседям России.

Во-первых, это еще раз подтверждает, что Россия не уважает нейтралитет своих соседей (Финляндия во время холодной войны была исключением, но даже в этом случае нейтралитет не был предпочтительным вариантом для Кремля и его было очень сложно поддерживать).

Во-вторых, существует прочная связь между демократией и суверенитетом. Беларусь Александра Лукашенко, конечно, никогда не была демократической, что отчасти объясняет постепенную эрозию ее суверенитета на протяжении многих лет. И все же Лукашенко удавалось сдерживать влияние России, пока он пользовался значительной поддержкой населения.С крахом его внутренней поддержки он стал полностью зависимым от России.

Gwendolyn Sasse Старший научный сотрудник Carnegie Europe и директор Центра восточноевропейских и международных исследований (ZOiS)

Переделывая конституцию и вынося поправки на всенародное голосование, Александр Лукашенко делает неявную попытку привести конституционные параметры в соответствие со своими политическими потребностями. В политически репрессивной среде тщательно организованный так называемый референдум может дать только один результат.

Цена политического выживания Лукашенко — суверенитет Беларуси по отношению к России. Новая конституция разъясняет то, что уже стало реальностью: Лукашенко полностью зависит от тесных связей с президентом России Владимиром Путиным.

Теперь Лукашенко официально отказывается от нейтрального статуса страны и фактически допускает дальнейшую интеграцию с Россией, включая увеличение российского военного присутствия в Беларуси. Примечательно, что переписывать конституцию считают необходимым — ведь в авторитарных условиях конституция и политическая практика обычно расходятся.

Наличие конкретного конституционного ориентира облегчает президенту России легитимацию дальнейшей интеграции. На данный момент конституционные поправки вряд ли будут оспорены новой волной общественной мобилизации. Однако мало кого одурачат внесенные изменения. Они скорее послужат ориентиром в будущем моменте, когда можно будет высказать недовольство — возможно, на следующих президентских выборах, если не раньше.

Иван ВейводаИсполняющий обязанности ректора Института гуманитарных наук (ИВМ)

Не совсем так!

С момента обретения независимости в 1991 году после распада Советского Союза и прихода к власти в 1994 году Александр Лукашенко пережил ряд надежд на политические открытия, за которыми последовали авторитарные репрессии.Закрытые гражданские и политические демократические силы несколько раз пытались сломать патерналистскую модель, последний раз до, во время и после украденных президентских выборов в августе 2020 года.

Эта европейская страна последние почти двадцать восемь лет находится под авторитарным правлением Лукашенко. Он колебался между независимостью и попаданием в мертвую хватку России.

Россия видит в ней буферную страну, «ближнее зарубежье», которое якобы должно находиться в сфере ее влияния.Россия систематически пыталась взять его под свой контроль. Одним из таких примеров является создание Союзного государства России и Белоруссии в декабре 1999 года.

Лукашенко зависит от России в поддержании своего авторитарного режима, и все же он опасается слишком сильной мертвой хватки со стороны России и ее президента Владимира Путина. Он делал предложения и время от времени освобождал политических заключенных, чтобы продемонстрировать свою готовность продемонстрировать более независимую и суверенную позицию по отношению к своему большому соседу. Один из таких случаев был осенью 2018 года, когда Лукашенко принимал у себя ряд западных гостей.Это было лишь еще одним недолгим открытием.

Тем не менее, демократически настроенные белорусы дома и за рубежом, безусловно, продолжат свою долгую борьбу против всех невзгод, особенно серьезных в данный момент, когда Россия размещает свои войска на территории Беларуси.

Беларусь сохранит свой суверенитет, но какое-то время это будет ограниченный суверенитет.

Якоб ВёлленштайнДиректор Представительства Фонда Конрада Аденауэра в Беларуси

Согласно преамбуле, готовящаяся новая конституция Беларуси направлена ​​на «сохранение суверенитета», а в статье 3 говорится: «носитель суверенитета […] – народ.

Практика режима по подавлению демократического большинства путем фальсификации и переноса выборов, подавления независимого гражданского общества, заключения оппонентов под стражу, цензуры свободных СМИ и содержания страны в атмосфере тотального страха явно подрывает этот суверенитет — изнутри.

Внешние последствия заключаются в том, что растущая политическая и экономическая зависимость Александра Лукашенко от России, усугубляемая западными санкциями, приводит к внешнеполитическим решениям, таким как угрозы в адрес Украины, которые белорусы отвергают, а сам режим выступил бы против еще два года назад.

На вопрос о собственном политическом будущем предполагаемый защитник суверенитета (статья 79) должен посоветоваться с Путиным. Суверенитет Беларуси никуда не делся. Но на данный момент он разрушается до тревожной степени.

Для полного восстановления белорусы должны решить кризис дома, что вряд ли возможно без смены руководства. Но суверенитет — это еще и вопрос признания. Задача международного сообщества — сохранить Беларусь на своих ментальных картах и ​​четко сигнализировать о своей готовности к всестороннему сотрудничеству с Беларусью в будущем.

УВКПЧ | Специальный докладчик по Беларуси

Введение

28 июня 2012 года Совет по правам человека своей резолюцией 20/13 учредил мандат Специального докладчика по вопросу о положении с правами человека в Беларуси. С тех пор мандат продлевался каждый год. С 1 ноября 2012 года по 31 октября 2018 года функции Специального докладчика выполнял г-н Миклош Харасти (Венгрия). С 1 ноября 2018 г. г-жа Анаис Марин (Франция) выполняет функции Специального докладчика.

Текущий мандатарий

Анаис Марин — научный сотрудник Варшавского университета, Польша. Политолог, специализирующийся на международных отношениях и русистике, она имеет степень доктора наук в области наук По, где изучала международное публичное право и сравнительную политику, уделяя особое внимание посткоммунистическим преобразованиям в Центральной и Восточной Европе. В качестве эксперта по Беларуси она сотрудничала с несколькими европейскими аналитическими центрами и предоставляла аналитические отчеты и политические рекомендации для различных правительств и структур, таких как Европейский парламент и Форум гражданского общества Восточного партнерства.Принимала участие в миссиях ОБСЕ/БДИПЧ по наблюдению за выборами, в том числе в Беларуси. Она много публиковалась о внутренней политике Беларуси.

Обзор мандата

Резолюция Совета по правам человека A/HRC/20/13 уполномочивает Специального докладчика по вопросу о положении с правами человека в Беларуси:

  1. отслеживать ситуацию с правами человека в Беларуси и давать рекомендации по ее улучшению;
  2. помощь в реализации рекомендаций, содержащихся в докладе Верховного комиссара (A/HRC/20/8) Совету по правам человека в июне 2012 г.;
  3. помочь правительству Беларуси в выполнении его обязательств в области прав человека; предлагать поддержку и советы гражданскому обществу;
  4. искать, получать, изучать и действовать на основе информации от всех соответствующих заинтересованных сторон, касающейся ситуации с правами человека в Беларуси;
  5. доклада ежегодно Совету по правам человека и Генеральной Ассамблее.  

украинских и российских переговорщиков согласились провести переговоры в Беларуси : NPR

Украинские военнослужащие собирают неразорвавшиеся снаряды после боя с российскими войсками в столице Украины Киеве утром 26 февраля 2022 года, по словам украинских военнослужащих на месте происшествия. Сергей Супинский/AFP через Getty Images скрыть заголовок

переключить заголовок Сергей Супинский/AFP через Getty Images 90 002 украинских военнослужащих собирают неразорвавшиеся снаряды после боев с российскими войсками в столице Украины Киеве утром 21 февраля.26 февраля 2022 года, сообщили украинские военные на месте происшествия.

Сергей Супинский/AFP через Getty Images

Офис президента Украины Владимира Зеленского сообщил в сообщении в приложении Telegram, что делегация правительства Украины встретится для переговоров с российскими официальными лицами возле реки Припять в Беларуси.

Ранее Россия предлагала провести переговоры в Гомеле, белорусском городе недалеко от границы с Украиной.

В украинском ответе не уточняется, когда состоится встреча.

Офис президента Украины заявил, что президент Беларуси Александр Лукашенко пообещал, что все самолеты, вертолеты и ракеты, размещенные в Беларуси, останутся на земле во время поездки украинской делегации, переговоров и возвращения, сообщил Франк Лангфитт из NPR.

Оксана Маркарова, посол Украины в США, заявила в интервью каналу ABC This Week, что правительство готово к любым мирным переговорам, которые приведут к прекращению боевых действий и выводу российских войск из Украины.

«Наш президент с самого начала, даже до начала войны, всегда был ориентирован на дипломатическое решение. И даже после того, как началась война, он фактически все время призывал к мирным переговорам», — сказала Маркарова. «Но он всегда говорил: мы готовы к мирным переговорам, мы не готовы сдаться».

Охрана и безопасность — Консультации по путешествиям в Беларусь

Путешествие из Украины

Поступают многочисленные сообщения о широкомасштабной военной активности в Украине.FCDO советует британским гражданам, находящимся в Украине, немедленно покинуть Украину, если они сочтут, что это безопасно. Вы не должны пытаться попасть в Украину из Беларуси.

Если вы приехали в Беларусь из Украины и вам нужна помощь, вам следует позвонить по телефону +375 17 229 8200 или отправить запрос через веб-форму обратной связи.

Политическая ситуация

Беларусь управляется сильной президентской системой с лояльными ей милицией и спецслужбами. Власти проявляют мало терпимости к своим оппозиционным коллегам.Вы должны поддерживать высокий уровень безопасности, особенно в общественных местах, и избегать демонстраций.

Белорусские власти начали жестокое подавление демонстрантов по всей Беларуси после президентских выборов 9 августа 2020 года. Возможны дальнейшие демонстрации и протесты, которые, вероятно, перейдут в конфронтацию, а силы безопасности применят силу для разгона и задержания демонстрантов. Вам рекомендуется сохранять бдительность, избегать скопления людей, а если протесты все же вспыхнут, немедленно покинуть этот район.Представители британских СМИ должны убедиться, что их легко идентифицировать.

Военные передвижения

FCDO рекомендует воздержаться от поездок в Беларусь

Российская военная операция проходит в Белоруссии. С января 2022 года наращивание российских войск у границ Украины, в том числе на территории Беларуси, усилило угрозу военных действий на территории Беларуси. В случае военных действий наши возможности по оказанию консульской помощи могут быть ограничены.События в Украине развиваются стремительно, и вам настоятельно рекомендуется ознакомиться с советами по путешествиям в Украину.

После совместных российско-белорусских учений российские военные и техника остались в южной и западной частях Беларуси. Беларусь теперь поддержала Россию в ее вторжении в Украину. Ситуация непредсказуема и может обостриться без предупреждения. Поэтому FCDO советует воздержаться от поездок в Беларусь.

Особо высокий риск остается в Ельске, Мозыре, Речице, Лунинце, Гомеле, Осиповичах, Барановичах и Бреске, где присутствуют российские и белорусские военные и техника.Вам следует избегать зон ограниченного доступа, отведенных для военных учений или проведения операций. Не фотографируйте военные действия, объекты или объекты стратегического значения — это незаконно. В местах, где действуют запреты, может не быть предупреждающих знаков. Если у вас есть какие-либо сомнения, вы должны немедленно покинуть потенциальные зоны ограниченного доступа.

Ситуация в Минске и других крупных городах спокойная, но все может быстро измениться. Вы должны сохранять бдительность по всей Беларуси, особенно в южных и западных районах, и быть готовыми быстро изменить свои планы поездок, если вам это нужно.Регулярно следите за СМИ и советами путешественникам, подписывайтесь на оповещения по электронной почте и читайте наши советы о том, как справиться с кризисом за границей.

Пограничная ситуация с Польшей

Из-за возросшего в последнее время миграционного давления ситуация вблизи польской границы непредсказуема, особенно в районе перехода Брузги-Кузница. Пересечение теперь закрыто для транспортных средств, и другие пограничные контрольно-пропускные пункты могут быть закрыты или введены ограничения в короткие сроки. В приграничных районах действуют повышенные ограничения на передвижение и деятельность.Если вы находитесь рядом с границей, вам следует сохранять осторожность и избегать больших скоплений людей или скоплений людей.

Преступление

В Беларуси мало преступности, но вы всегда должны быть настороже в отношении возможности грабежей, карманных краж и краж из автомобилей или гостиничных номеров. Будьте особенно осторожны при путешествии на поезде; были случаи воровства у путешественников, особенно в спальных поездах до Варшавы и Москвы.

Автодорожное путешествие

Лицензии и документы

Для вождения в Беларуси необходимо иметь международное водительское удостоверение (МВУ) 1968 года.IDP 1949 года, ранее выпущенные Великобританией, больше не принимаются для использования в Беларуси. Вы можете получить IPD без рецепта в 2500 почтовых отделениях Великобритании. Вы не сможете купить IDP за пределами Великобритании, поэтому получите его перед поездкой.

Зеленая карта является доказательством того, что у вас есть страховка транспортного средства при выезде за границу. Для вождения в Беларуси необходимо иметь грин-карту.

На границе

На границах могут быть длинные очереди. Таможня и иммиграция могут быть длительными и бюрократическими.Вы должны игнорировать любых частных посредников, которые предлагают помочь вам пройти через контрольно-пропускные пункты и пограничные переходы.

Вы должны быть в состоянии предъявить документы о праве собственности или письмо-доверенность при пересечении границы. Принимаются только оригиналы этих документов. У вас должна быть страховка автомобиля третьего лица, иначе вы можете получить штраф на месте. Купить его можно только при въезде в Беларусь. Дополнительную информацию можно получить в пограничных отделениях таможни.

Не превышайте сроки временного ввоза вашего автомобиля.Нарушение срока выезда может привести к конфискации вашего транспортного средства на белорусской границе или при остановке на КПП внутри страны.

Правила дорожного движения

Водители с иностранными номерными знаками должны платить за использование платных дорог через электронную систему сбора платы за проезд. Информацию можно найти на сайте БелТолл. На веб-сайте есть карты платных дорог и инструкции по регистрации, покупке необходимого бортового устройства и оплате. За несоблюдение предусмотрены штрафы, поэтому внимательно следуйте инструкциям по установке, чтобы ваш автомобиль успешно идентифицировали на контрольно-пропускных пунктах.

Автобусам могут потребоваться разрешения для посадки пассажиров в Беларуси или для транзита. Эти разрешения бесплатны. Узнайте, когда требуется разрешение и как его получить.

Вы должны постоянно соблюдать ограничение скорости. Стандартное ограничение скорости составляет 60 км/ч (37 миль/ч) в населенных пунктах; 90 км/ч (55 миль/ч) вне населенных пунктов; и до 120 км/ч (74 мили в час) на автомагистралях (Брест-Москва). Посещающие автомобилисты, имеющие водительские права в возрасте до 2 лет, не должны превышать скорость 70 км/ч (43 мили в час).

Существует политика абсолютной нетерпимости к вождению в нетрезвом виде.

На маршрутах по всей стране есть полицейские контрольно-пропускные пункты. Вы должны остановиться по указанию и иметь под рукой документы на транспортное средство. Вы должны делать только официальные платежи.

Стандарты вождения

Качество вождения в Беларуси непредсказуемо. Автомагистрали класса А находятся в хорошем состоянии. Состояние дорог класса B значительно различается, и некоторые из них зимой непроходимы. Дорожные работы и выбоины обычно плохо обозначены.Поезда с лошадьми и повозками представляют особую опасность для водителей в неосвещенных сельских районах.

См. руководства AA и RAC по вождению в Беларуси.

Авиаперелеты

23 мая 2021 года рейс Ryanair из Афин в Вильнюс был изменен, когда он находился в воздушном пространстве Беларуси, после сообщения о тревоге на борту. Самолет сопровождали в международный аэропорт Минск белорусские ВВС. После нескольких часов нахождения в Минске самолету разрешили вылететь и продолжить полет в Вильнюс.

24 мая 2021 года правительство Великобритании выпустило рекомендательное уведомление, в котором настоятельно рекомендовало всем британским авиакомпаниям прекратить полеты над воздушным пространством Беларуси. Приостановлено действие разрешения белорусской авиакомпании «Белавиа» на полеты между Великобританией и Беларусью. Это означает, что прямых рейсов из Беларуси в Великобританию больше нет. Всем белорусским авиакомпаниям запретили входить в воздушное пространство Великобритании без предварительного разрешения. 25 мая Евросоюз согласился запретить белорусским авиакомпаниям пролет над воздушным пространством ЕС.Правительство Украины также запретило пролет белорусских авиалиний над своим воздушным пространством. Насколько нам известно, многие рейсы, вылетающие из Беларуси, недавно были отменены, и ряд международных перевозчиков отменили свои рейсы в Минск. Вам рекомендуется уточнить у своего перевозчика статус любых забронированных вами рейсов.

Людям, желающим выехать из Беларуси в Великобританию, теперь придется выезжать из Беларуси через сухопутную границу (только резиденты) или лететь через соседние страны, или лететь непрямым путем через страну, которая не ввела запрет.Вы не должны пытаться попасть в Украину из Беларуси. Если у вас есть билеты, забронированные в Белавиа, вам необходимо связаться с авиакомпанией напрямую, чтобы оформить возврат. Граждане Великобритании, въехавшие в Беларусь по воздуху в соответствии с безвизовым режимом на 30 дней и желающие покинуть Беларусь через сухопутную границу, должны будут подать заявление на получение выездной визы. Заявления следует подавать в местное управление по делам гражданства и миграции.

Если вы планируете вылететь из Беларуси воздушным транспортом по одному из действующих маршрутов, вам следует ознакомиться с рекомендациями FCDO по путешествиям для страны, в которую вы направляетесь или через которую проезжаете транзитом.Вам также рекомендуется проверить требования для въезда в Великобританию.

В настоящее время в Беларуси нет внутренних рейсов.

Международная организация гражданской авиации провела аудит уровня реализации критических элементов контроля за обеспечением безопасности полетов в Беларуси.

Разрушитель мифов о Беларуси: каково жить в «последней диктатуре Европы»? | Беларусь

Правильно ли называть Беларусь диктатурой?

В 2005 году администрация Буша назвала Александра Лукашенко «последним диктатором Европы».Политические свободы в Беларуси сильно ограничены, особенно по сравнению с другими европейскими странами. Однако властям далеко до контроля над всеми сферами общества, как это было бы в тоталитарном государстве.

Однако выборы не являются свободными и честными. Нет разделения властей между исполнительной, судебной и законодательной властью. По сути, все политические решения принимаются либо непосредственно, либо от имени администрации президента.

Белорусские власти приложили значительные усилия для того, чтобы заставить замолчать альтернативные источники информации, неподконтрольные им

Белорусские власти приложили значительные усилия, чтобы заставить замолчать альтернативные источники информации, не находящиеся под их контролем. Хотя Интернет в настоящее время доступен в Беларуси практически без ограничений, свободы слова в газетах и ​​электронных СМИ практически нет. Кроме того, сайты оппозиционных партий часто подвергаются хакерским атакам, предположительно инициированным государством.Формально оппозиционные партии существуют, но на практике они лишены какого-либо существенного участия в принятии политических решений, например, избрания в парламент или другие представительные органы.

В то же время люди могут свободно выезжать за границу. Критика авторитетов в частных дискуссиях или в публикациях в большинстве случаев не имеет вредных последствий. Однако наиболее активных оппозиционеров и журналистов часто штрафуют или приговаривают к тюремному заключению. Участие в несанкционированной демонстрации (большинство демонстраций оппозиции не санкционированы властями) может повлечь за собой арест на срок от 5 до 15 суток или штраф.

После президентских выборов 19 декабря 2010 г. политические свободы были дополнительно ограничены. Более десятка лидеров оппозиции, включая бывших кандидатов в президенты, привлечены к уголовной ответственности за протесты против фальсификации результатов выборов. Некоторых из них приговорили к нескольким годам лишения свободы.

В гостях у российских ветеранов Великой Отечественной войны, осмотрите советское противотанковое орудие времен Второй мировой войны на месте пограничных укреплений бывшего Советского Союза под Минском, 2 июля 2014 года.Фото: Виктор Драчев/AFP/Getty Images Фото: Виктор Драчев/AFP/Getty Images

Культ личности окружает Лукашенко?

Правление Лукашенко обычно характеризуется как жесткое. Однако он не смог бы править с 1994 года без определенного общественного согласия, а также авторитарных условий, навязанных политической оппозиции, и поддержки со стороны России.

В серьезных независимых исследованиях он гораздо чаще фигурирует как отражение страны, где очень живо модернизированное понимание советской модели политики.

Его общественный договор основан на постоянном экономическом росте и более равномерном распределении богатства.

Его общественный договор основан на постоянном экономическом росте и более равномерном распределении богатства. Выстраивание сильной вертикали власти, сильных механизмов контроля, функционирующих (по-советски) государственных институтов, а также небольшая коррупция создавали у белорусов лучшее представление о его лидерстве.

Однако модель, которую сохранил Лукашенко, основывалась на крупных субсидиях в виде дешевой нефти и газа из Российской Федерации.Без таких субсидий и репрессий против политической оппозиции модель не была бы устойчивой.

Есть ли у Лукашенко поддержка рядового белоруса?

В 1994 году Лукашенко неожиданно победил на первых президентских выборах в Беларуси. С тех пор измерить его популярность было сложно по двум причинам. Во-первых, потому что с 1994 года выборы не были ни свободными, ни честными. Во-вторых, большая часть населения не имеет доступа к независимым СМИ.

На первых и единственных относительно демократических выборах 1994 года Лукашенко получил 44 балла.82 процента в первом туре и 80,1 процента во втором туре. Это составило 56 процентов всех зарегистрированных избирателей. Он переизбирался в 2001, 2006 и 2010 годах, каждый раз набирая около 80 процентов голосов. Большинство международных наблюдателей охарактеризовали эти выборы как ни свободные, ни справедливые. Ограничения на агитацию кандидатов от оппозиции, цензура СМИ, принуждение избирателей, вбросы бюллетеней и непрозрачный подсчет голосов являются наиболее распространенными примерами нарушений на выборах в Беларуси.

В отсутствие свободных выборов сложно оценить уровень поддержки Лукашенко. В годы относительного благополучия, благодаря щедрым дотациям России, большинство белорусов пассивно терпели режим. Он не непопулярен — по некоторым оценкам, до 50% белорусов в целом одобряют его.

Однако ситуация меняется из-за экономического кризиса, вызванного сокращением Россией дотаций Беларуси. Несмотря на цензуру в государственных СМИ и пропагандистские кампании, многие белорусы разочаровались в Лукашенко.

Большинство белорусов пророссийски настроены?

Большинство белорусов не имеют доступа к независимым СМИ, в результате чего общественное мнение в стране определяется государственными СМИ, в основном пророссийскими и антизападными.

В опросе, опубликованном Институтом независимых социально-экономических политических исследований (НИСЭПИ) в марте, респондентам был предложен гипотетический выбор между интеграцией с Россией и вступлением в Евросоюз. 51,5% белорусских респондентов сказали, что выбрали бы первый вариант и 32.9% выбрали бы второе. В декабре 2013 г. это соотношение составляло 36,4% в пользу более тесных связей с Россией против 44,6% в пользу ЕС.

Президент России Владимир Путин (справа) посещает Лукашенко в Минске 2 июля 2014 года, чтобы отметить День Независимости. Фото: Сергей Гунеев/AFP/Getty Images Фото: Сергей Гунеев/AFP/Getty Images

Насколько остро стоит языковой вопрос в Беларуси?

В середине 1990-х языковой вопрос был одним из самых спорных в белорусской политике.Лукашенко умело позиционировал себя как защитник русского языка в Беларуси, что помогло ему получить политическую и экономическую поддержку Москвы.

Однако на этой неделе Лукашенко впервые с 1994 года произнес публичное выступление на белорусском языке, а не на русском, что вызвало слухи о том, что Лукашенко отстаивает свою автономию от России (тем более, что речь прозвучала за день до визита президента России Владимира Путина) в после присоединения Крыма к России.

Среди белорусской общественности языковой вопрос больше не вызывает споров.Образование и обучение на белорусском языке маргинализируются, и белорусский почти никогда, кроме этой недели, не используется в официальном общении. Хотя большинство людей считают белорусский своим родным языком, на нем говорят преимущественно в сельской местности и среди интеллигенции.

Нужно ли белорусам разрешение на выезд из страны?

Беларусь – одна из немногих стран бывшего Советского Союза, в которой не требуется специальный паспорт для выезда за границу.Раньше белорусские власти выдавали специальный штамп для удостоверения загранпаспорта сроком на пять лет. Сегодня штамп больше не используется, и национальный паспорт автоматически действителен для поездок за границу. Для людей никогда не бывает проблемой покинуть страну или вернуться, за несколькими заметными исключениями, связанными с давлением на видных лидеров оппозиции.

В прошлом белорусские власти ставили специальный штамп для подтверждения действия паспорта для выезда за границу сроком на пять лет

Самым большим препятствием, с которым сталкиваются белорусы, решившие выехать за границу, является получение иностранной визы, особенно в Соединенные Штаты или Европейский Союз.Поскольку европейские соседи Беларуси – Латвия, Литва и Польша – присоединились к Шенгенской зоне, для проведения выходных за пределами западных границ Беларуси белорусскому гражданину необходимо доказать, что у него есть работа, деньги и причина для поездки. Это предполагает предоставление многих переведенных и нотариально заверенных документов, и белорусы никогда не могут быть уверены, что им выдадут визы, даже если их документы в порядке.

В Беларуси низкий уровень безработицы?

Белорусские власти с гордостью сообщают, что уровень безработицы в Беларуси составляет около 1%.Однако эта цифра не отражает реальности.

Рабочие отдыхают во время работы в литейном цеху Минского автомобильного завода в 2009 году. Фото: Василий Федосенко/Reuters Фото: Василий Федосенко/Reuters получать государственные льготы. Таким образом, очень мало зарегистрированных безработных, а официальная статистика слишком оптимистична.

Белорусские власти с гордостью сообщают, что уровень безработицы в Беларуси составляет около 1%.Однако эта цифра не отражает реальности.

Уровень скрытой безработицы остается очень высоким, наблюдается значительный дисбаланс между спросом и предложением по некоторым профессиям и в некоторых регионах. Относительно низкий уровень безработицы в условиях спада производства поддерживается в основном за счет избытка рабочей силы на крупных предприятиях. Особую тревогу вызывает безработица среди молодежи. Доля безработных в возрасте 16-29 лет неуклонно растет.

Медицина в Беларуси бесплатная?

Официально медицина в Беларуси бесплатная.Однако рядовой белорус очень часто не может получить бесплатно даже элементарные услуги. Есть некоторые сегменты системы здравоохранения, где люди не должны платить. Это включает в себя пребывание в общей больничной палате, роды, прививки и т. д. Неотложная помощь предоставляется бесплатно, но медицинские услуги, кроме этого, такие как стоматологическая помощь, предоставляются на приемлемом уровне только за дополнительную плату (законную или нет).

Ребенок на медосмотре в Гомельской области Беларуси, пострадавшей в результате аварии на Чернобыльской АЭС.Фотография: Гэри Калтон Фотография: Гэри Калтон

Однако даже в отношении этих услуг обычно рекомендуется давать работникам здравоохранения что-то, чтобы они «лучше заботились о вас». Несмотря на то, что широко распространенные незаконные платежи или официальные сборы для медицинских работников считаются формой взяточничества, они охватывают все уровни общественного здравоохранения — от медсестры, делающей инъекции, до ведущих специалистов, консультирующих в сложных случаях. Очень часто дарят не деньги, а какой-нибудь дорогой подарок, например, дорогой коньяк.

Режим Лукашенко постепенно сокращает социальные достижения советских времен

Инфраструктура здравоохранения является пережитком советских времен и не была ни построена, ни развита режимом Лукашенко. Наоборот, его правительства постепенно сокращали социальные достижения советского времени. В то же время в Минске есть ряд частных клиник, где услуги оказываются на хорошем уровне, с использованием современного оборудования. Затраты на такие услуги оплачиваются из собственного кармана, поскольку система медицинского страхования в Беларуси неразвита.

У вас есть вопросы о жизни в Беларуси, мифы, которые вы хотите разобрать, или темы, которые вы хотели бы видеть более подробно в сети New East? Напишите нам в комментариях ниже или в Твиттере @GuardianNewEast

  • Эта статья была изменена 3 июля 2014 года, чтобы обновить данные НИСЭПИ до данных из последнего отчета за 2014 год

8 вещей, которые нужно знать о пограничном кризисе между ЕС и Беларусью — Беларусь

  • С июня 2021 года тысячи людей, в основном из Ирака, а также из Сирии, Афганистана, Демократической Республики Конго, Камеруна и ряда других стран, пытаются добраться до Европейского Союза (ЕС) через Беларусь.
  • В то время как Беларусь облегчила миграционные потоки, политические лидеры Польши и Литвы неоднократно обвиняли белорусского лидера Александра Лукашенко в пособничестве мигрантам и лицам, ищущим убежища, пересекать границы ЕС.
  • В ответ страны ЕС построили заборы, значительно усилили патрулирование границ и объявили чрезвычайное положение в приграничных районах, что ограничивает доступ независимых организаций гуманитарной помощи в эти районы. Ниже приведены восемь ключевых моментов, которые нужно знать о текущем кризисе.

1. Люди, находящиеся в тяжелых условиях

Польское правительство отправило 15 000 военнослужащих на границу, чтобы предотвратить несанкционированный въезд в Польшу. В течение нескольких недель около 2000 человек находились в импровизированном лагере недалеко от границы, вступая в столкновения с польской военной полицией, пытавшейся проникнуть в Польшу. Эти люди подвергались воздействию низких температур, не имея достаточного доступа к пище, воде, крову и медицинской помощи. Мы не знаем, сколько людей в настоящее время застряли вдоль этих границ.

2. Узаконенные буксировки

В августе Литва внесла поправки в свои законы, устанавливающие, что все люди, въезжающие на территорию, могут быть автоматически возвращены на границу без рассмотрения заявления о международной защите, что фактически легализует выталкивание. Польша сделала то же самое в октябре.

3. Смерть на границе

В приграничных районах как на территории ЕС, так и на территории Беларуси в период с августа по конец декабря зарегистрирован по меньшей мере 21 случай смерти, хотя фактическая цифра, вероятно, выше.

4. Насилие в отношении людей в движении

Реакция на людей, пересекающих границы ЕС через Беларусь, была бесчеловечной, а иногда и жестокой. Команды MSF получили многочисленные сообщения из первых рук о насилии, которому подвергались люди по обе стороны границы. Сообщения варьируются от кражи и уничтожения имущества людей до запугивания, преднамеренного насилия и физического нападения. Члены нашей группы сами видели телесные повреждения, которые совпадают с их рассказами о насилии со стороны пограничников.

5. Люди в подвешенном состоянии

Неизвестное количество людей заблокировано в Беларуси и странах ЕС, не имея возможности двигаться вперед или назад, поскольку обе стороны отказывают во въезде в свою страну. Некоторые прячутся в лесу в Польше и/или Литве, опасаясь возвращения в Беларусь и насилия. Около 600 человек находятся на складе в Брузгах в Беларуси.

6. Лица, репатриированные в Ирак и Сирию

С 18 ноября из Беларуси в Ирак и Сирию репатриировано более 4 тысяч человек.Условия их репатриации неизвестны.

7. Команде MSF отказано в доступе

По состоянию на 29 декабря наши группы по-прежнему не имеют доступа в пограничную зону ограниченного доступа ни в одной из участвующих стран, за исключением пунктов приема пограничных постов в Литве, которые находятся внутри зоны безопасности.

8. Люди в ловушке и в опасности

Люди, застрявшие между противоборствующими сторонами, фактически заблокированы вдоль границы польскими, литовскими и белорусскими пограничниками.Это подвергает опасности жизни людей.

Чем занимается MSF?

БЕЛАРУСЬ

Мы продолжаем переговоры о доступе в пограничную зону, включая логистический центр (также известный как «склад») в Брузгах, где, как сообщается, содержится около 600 человек. Наши команды продолжают оказывать разовую поддержку людям, разбросанным по всей стране.

ЛИТВА

Наши команды оказывали поддержку, в том числе психиатрическую помощь, занятия по укреплению здоровья и предметы первой необходимости людям, задержанным на девяти из 11 пограничных постов.Наиболее выраженные потребности людей в этих местах связаны с психологическим стрессом, отсутствием доступа к информации и правовой поддержке, а также отсутствием средств связи с семьей и друзьями. Мы раздали предметы первой необходимости, включая предметы гигиены, кухонные принадлежности, одежду и предметы для отдыха, такие как книги и игры. В настоящее время мы расширяем нашу деятельность на более крупные места содержания под стражей в стране и по-прежнему готовы поддерживать людей, которые находятся в лесу и нуждаются в помощи.

ПОЛЬША

С октября мы неоднократно запрашивали доступ в зону безопасности и на посты пограничников, но безуспешно. Наша команда поддерживала местные неправительственные организации, отдельных лиц и группы, которые оказывали гуманитарную помощь людям, пересекающим Польшу.

Хронология для русских в Беларуси

26 мая 1997 года 2 2 митинг в Минске. Они утверждают, что, по данным Министерства образования, количество детей, начавших обучение на белорусском языке, за последние пять лет сократилось более чем на 60 процентов.В Минске снижение составляет более 87,5%. За последние два года общее количество белорусоязычных и двуязычных (то есть в школе есть хотя бы один белорусоязычный класс) школ в республике сократилось на 666, а количество русскоязычных школ увеличилось на 540. Исполняющий обязанности председателя Белорусского народного фронта Лявон Борщевский считает, что корни «этноцида» против белорусов лежат в правлении «колониальной администрации». «В стране не хватает настоящих представителей национальной интеллигенции, чувствующих ответственность за свой язык и будущее своего народа.(Белапан, Би-би-си) дек. 1998 919, февр.
Октябрь 1990 Белоруссия и Польша не могут договориться о декларации о дружбе и сотрудничестве, несмотря на то, что Польша смогла сделать это с Украиной и Россией.Белоруссия не доверяет намерениям поляков, которые имеют потенциал претендовать на территорию Белоруссии.
18 сентября 1991 г. Верховный Совет Беларуси переименовывает свою независимую республику в Республику Беларусь.
1 июня — 31 декабря 1992 года Верховный Совет принял закон, запрещающий дискриминацию национальных меньшинств. Закон объявил незаконным каким-либо образом спрашивать гражданство человека для трудоустройства или по другим официальным причинам.
29 октября 1992 Парламент отклоняет петицию о референдуме о роспуске парламента и назначении новых выборов. Депутаты сослались на предполагаемые нарушения закона при сборе подписей под петицией Белорусским народным фронтом (БНФ). БНФ является основной оппозиционной партией (имеющей менее 10% мест в парламенте) и в значительной степени поддерживает правительство, в котором доминируют коммунисты. Хотя партия поддерживает демократические реформы, она все же придерживается некоторых вызывающих разногласия националистических позиций.
1993 БНФ продолжает призывать к новой Конституции и новым выборам. Они снова настаивают на референдуме, но безрезультатно.
1 февраля — 31 мая 1993 г. Приостановление деятельности Коммунистической партии отменяется в феврале. К маю Коммунистическая партия Беларуси и Партия коммунистов Беларуси сливаются, взяв название последней группы.
апрель 1993 Верховный Совет поручил Шушкевичу подписать измененный вариант пакта о коллективной безопасности Содружества Независимых Государств.Шушкевич отказывается утверждать, что пакт нарушит белорусский нейтралитет.
Июнь 1993 Верховный Совет требует выразить вотум недоверия Шушкевичу, но голосование не набирает кворума из-за воздержавшихся депутатов от БНФ.
15 июля 1993 г. Закон о гражданстве принят Верховным Советом. Этот закон предоставляет гражданство любому лицу, проживающему на территории Беларуси по состоянию на 11 октября 1991 года.Желающие получить гражданство Беларуси должны знать белорусский язык (минимальные требования), принести присягу Конституции и законам Беларуси, иметь легальный источник дохода и прожить в стране семь лет. Последнее из этих требований распространяется на бывших граждан Белорусской ССР и военнослужащих вооруженных сил Беларуси.
август 1993 Поскольку Беларусь должна более 100 миллионов долларов за поставки энергии в Россию, русские решают сократить поставки газа с 33 миллионов кубических футов до 12 миллионов кубических футов.Беларусь быстро увеличила курс рубля для частичного платежа и стремилась укрепить свои экономические связи с Россией, надеясь уменьшить вероятность очередного сокращения (или, что еще хуже, прекращения) поставок энергоресурсов.
ноябрь 1993 Шушкевич не поддерживает призыв БНФ к досрочным выборам, несмотря на роль БНФ в спасении его от отстранения от должности и сборе 738 000 подписей в поддержку досрочных выборов. Демонстрациям угрожают, но Верховный Совет размещает войска у здания парламента и предостерегает от проведения демонстраций в Минске.
26.01.1994 Верховный Совет выражает недоверие председателю Шушкевичу (главе государства). Голосование стало ответом на отказ Шушкевича сблизить белорусскую политику с российской, несмотря на то, что ему были выдвинуты официальные обвинения в неправомерных действиях и коррупции. Шушкевич потребовал проведения конституционного собрания. Через два дня этот пост занимает консерватор Мечислав Гриб (Грыб).
15 марта 1994 г. Верховный Совет Беларуси принимает новую Конституцию.Несколькими днями ранее они приняли закон, устанавливающий пост президента исполнительной власти (1 марта). Гриб подписывает новую конституцию 28 марта, и она вступает в силу 30 марта. Президентские выборы назначены на 23 июня.
12 апреля 1994 г. вступить в валютный союз с Российской Федерацией. С валютным союзом Беларусь отказывается от возможности проводить денежно-кредитную политику любого рода, включая независимую способность составлять бюджет и налоги.В России два высших министра правительства ушли в отставку в основном из-за надвигающегося союза с Беларусью, который, по их мнению, обанкротит Российскую Федерацию. В Беларуси БНФ заявила, что союз откажется от своего суверенитета и что Россия просто будет использовать Беларусь в качестве бесплатного энергетического коридора для доставки энергии на Запад (Маркус, 20 мая 1994 г.). В новую Конституцию Беларуси необходимо внести поправку, позволяющую Центральному банку России контролировать денежно-кредитную политику Беларуси. Против этого выступает председатель Нацбанка.
16 июня 1994 года Совершено покушение на кандидата в президенты Лукашенко. Позже журналиста, снимавшего инцидент, похищают и избивают, прежде чем отпустить.
23 июня 1994 г. Выборы президента не определяют победителя, поэтому необходимо провести второй тур выборов. Двумя кандидатами на второй тур являются министр по борьбе с коррупцией Лукашенко и нынешний премьер-министр Кебич.Второй тур выборов назначен на 10 июля. Оба кандидата проводили кампании в поддержку валютного союза с Москвой. Однако из помощников фаворита Лукашенко просочились заявления о том, что Лукашенко не поддержит никаких соглашений, которые лишают Белоруссию суверенитета. В прошлом он зашел так далеко, что выступил за воссоздание Советского Союза.
Июль 1994 Проводятся встречи премьер-министров России и Белоруссии по вопросам реализации валютного союза.Считается, что российская Дума потребует, чтобы Национальный банк Беларуси перешел непосредственно под контроль российского Центробанка. В сотрудника службы национальной безопасности, близко связанного с премьер-министром Кебичем, бросают гранату. Он не ранен. Российские правительственные чиновники ясно дают понять, что поддерживают Кебича на предстоящих выборах. Кебича также поддерживает консервативное Народное движение Беларуси (НДБ), зонтичная организация пророссийских и коммунистических партий.
10 июля 1994 Александр Лукашенко становится первым президентом Беларуси, выиграв всенародные выборы с 80-ю.1% голосов. Он победил на платформе валютного союза с Россией, заморозки цен на продукты и борьбы с коррупцией. Центральная избирательная комиссия сообщает, что проголосовало 69,9% избирателей.
11 июля 1994 Премьер-министр Кебич уходит в отставку со своим правительством, хотя они остаются до тех пор, пока отставка не будет принята.
15 июля 1994 Лукашенко критикует договоренности о валютном союзе с Россией и заявляет, что не поддержит их.Он сказал, что поддержит более раннюю версию, но не ту, которую подписал Кебич.
20 июля 1994 Лукашенко вступает в должность президента и выдвигает свои первые 6 должностей. На следующий день все, кроме одного, утверждаются парламентом.
4 августа 1994 г. Президент Лукашенко движется к открытию белорусских рынков, отменяя поддержку цен на некоторые товары (включая основные продукты питания, такие как хлеб).Эти шаги прямо противоречат его предвыборным заявлениям. Похоже, он пытается взять под контроль белорусскую инфляцию либо для того, чтобы облегчить включение Беларуси в Валютный союз с Россией, либо для того, чтобы способствовать увеличению инвестиций с Запада (или, возможно, первое в качестве краткосрочной цели, а второе как долгосрочная цель). Неделей позже вице-премьер Чигирь инициирует дальнейшие шаги по устранению поддержки цен на большинство товаров, чтобы остановить их поток в соседние государства, где цены намного выше.
23 августа 1994 г. Белорусская оппозиционная партия, БНФ, требует эфирного времени в СМИ для продвижения своих взглядов. Это не первый раз, когда оппозиция просит время для СМИ, но предыдущее правительство всегда отклоняло эту просьбу. Сообщается, что ответа на этот запрос не поступало.
28 августа 1994 Президент Беларуси Александр Лукашенко в эфире национального телевидения говорит, что выступает за объединение Беларуси с Россией и всеми славянскими странами.Это заявление согласуется с его предвыборными заявлениями, но меняет тенденцию его последних заявлений, в которых говорилось о прагматичной реальности того, что СНГ должно быть основано на суверенных, независимых государствах.
25 сентября 1994 г. Четверо известных белорусских политиков, в том числе бывший заместитель госсекретаря по делам СНГ Геннадий Козлов, подали заявление на получение российского гражданства в российском посольстве в Минске. Сообщается, что все они являются пророссийскими сторонниками бывшего премьер-министра Вячеслава Кебича.Это может быть либо акция протеста против закона о гражданстве, который не разрешает двойное гражданство, либо демонстрация их общей неприязни к ситуации в Беларуси (ежедневный отчет РСЕ/РС, 26.09.94).
окт 1994 В Центральную комиссию Республики Беларусь по выборам и проведению референдумов обратилась инициативная группа, требующая проведения референдума о придании русскому языку статуса официального наряду с белорусским. Сообщается, что эта группа также хочет провести референдум по денонсации Беловежского соглашения 1991 года, в результате которого был распущен СССР и создано СНГ.Референдум отклонен комиссией, поскольку белорусское законодательство гласит, что вопросы, нарушающие права белорусских граждан или суверенитета страны, культуры или языка, не могут быть поставлены на голосование (ежедневный отчет РСЕ/РС от 25.10.94).
19 октября 1994 г. Белорусский парламент проголосовал за то, чтобы сделать белорусский рубль единственным законным платежным средством в Беларуси. К январю 1995 года все валютные магазины Беларуси должны принимать к обмену белорусские рубли.
21 ноября 1994 Либерально-демократическая партия Беларуси и Славянское собрание образуют политический блок, зарегистрированный в Министерстве юстиции. Две русскоязычные группы будут сотрудничать на предстоящих парламентских выборах.
15 декабря 1994 г. Экономическая ситуация в Беларуси ухудшается. Повышение цен приводит к увеличению цен на основные товары на целых 600%, а жителям двух восточных районов Беларуси выдали продуктовые карточки на основные продукты питания.Дефицит особенно остро ощущается в восточной части Беларуси, недалеко от границы с Россией, поскольку и россияне, и белорусы скупают сильно субсидируемые товары, чтобы перепродать их обратно в Россию. Повышение цен отчасти призвано остановить эту волну.
10 февраля 1995 Вот выдержка из OMRI, Daily Digest: «Депутат Олег Трусов лично поблагодарил президента Александра Лукашенко за то, что он, наконец, выступил на белорусском языке, хотя и в литовском парламенте.Лукашенко подвергся критике со стороны оппозиции за то, что он говорит по-русски. Тем временем пророссийская «Белая Русь» обратилась к президенту с призывом реализовать его план по проведению всенародного референдума о придании русскому языку официального статуса (наряду с белорусским) и расширении сотрудничества с Россией (Устина Маркус, OMRI, Inc. ). Есть признаки растущей активности парламентариев БНФ в связи с предстоящими соглашениями с Россией (валютные и оборонные союзы).
13 февраля 1995 Белорусский национальный фронт (БНФ) призывает прекратить строительство российских военных объектов на территории Беларуси и вывести все российские войска из Беларуси.БНФ начинает сбор петиций, чтобы заставить правительство отказаться от соглашения о коллективной безопасности с Россией. Однако эта кампания зашла в тупик, поскольку в марте президент Лукашенко проводит референдум. Позже на этой неделе Председатель Верховного Совета Беларуси Мечислав Гриб предположил, что соглашения были подписаны слишком «поспешно» и их необходимо пересмотреть.
27 февраля 1995 Социологический институт публикует опрос общественного мнения о договорах о коллективной безопасности.«Среди опрошенных 19% одобрили соглашения, 33% — частично, 9% — частично, 4,5% — полностью, и большинство, 35%, не смогли выразить свое отношение к соглашениям (Устина Маркус, OMRI, Inc.)». Этот опрос серьезно подрывает усилия белорусских националистов по прекращению договоренностей.
март 1995 Риторика белорусских националистов вновь набирает обороты. Депутат Владимир Грибанов утверждает, что ни один сотрудник белорусского посольства в Москве не является гражданином Беларуси.Грибанов утверждает, что это противоречит белорусской конституции, которая запрещает негражданам занимать высокие посты, и способствовало утрате Беларусью суверенитета. Позднее в том же месяце сообщается об еще одном опросе общественного мнения (собранном другим социологическим центром). «Согласно опросу, за придание русскому языку статуса официального высказались 54 % респондентов, против — 30 %, затруднились ответить 17 %. По вопросу политического союза с Россией — 59 %; 23 % были против, а 18% не ответили (Ustina Markus, OMRI, Inc.)». Так как 54% и 59% белорусов якобы поддерживают официальный статус русского языка и политический союз с Россией (соответственно), становится ясно, что поддержка белорусских националистов в Беларуси весьма ограничена. Вызовы привилегированному положению русских вряд ли пользуется большой поддержкой населения даже среди этнических белорусов.
31 марта 1995 г. Официальные лица Беларуси и России договорились о выполнении соглашений об экономическом союзе. В течение следующих четырех месяцев обе страны примут меры для приведения своего законодательства в соответствие друг с другом, а затем будут сняты торговые барьеры, создав общую экономическую зону. Белорусский парламент ратифицирует соглашения в середине апреля.
апрель 1995 Президент Лукашенко предлагает провести референдум об укреплении связей с Россией, придании русскому языку официального языка, а также о введении государственных символов советской эпохи (а также референдум, позволяющий президенту распустить парламент, продолжающаяся борьба между президентом и парламентом).Сначала парламент отклонил 3 из 4 (приняв только один на связи с Россией), но позже под давлением Лукашенко принял все 3. В битве за референдум и договоренности 18 депутатов от оппозиции (от БНФ) устроили голодовку и сидячую забастовку в зале парламента, пока их не сместили силой.
29 марта 1996 Россия, Беларусь, Казахстан и Кыргызстан подписали договор, направленный на создание Сообщества интегрированных государств Договор предусматривает гармонизацию экономики, науки, образования, культуры и социальной сферы.(ТАСС).
9, 1996 Ельцин и Лукашенко подписали договор о формировании Сообщества суверенных республик (Интерфакс)
19 октября 1996 г. Верховный Совет начал чрезвычайную сессию. Ожидалось, что депутаты выработают план дальнейших действий в связи с тем, что Конституционный суд начал производство по возбужденному ими делу об импичменте президента.В Минске около 20 тысяч человек вышли на демонстрацию против Лукашенко. (Би-Би-Си).
22 октября 1996 Лукашенко заявил, что наладить бесперебойную работу между президентом, Верховным Советом и Конституционным судом не удалось, и единственным решением является конституционная реформа (Би-би-си).
17 ноября 1996 Около 10 000 демонстрантов оппозиции в Минске протестовали против указа Лукашенко об увольнении Виктора Ганчара, председателя Центральной избирательной комиссии, 14 ноября.Утверждалось, что только Верховный Совет имел на это право. Демонстранты столкнулись с официальными силами (BBC).
20.11.1996 Соперники собрались в Минске. Один из них, с красно-белыми флагами оппозиционного Белорусского народного фронта, проводил демонстрацию в поддержку Верховного Совета. Другая группа, размахивая белорусскими государственными флагами и красными знаменами, призывала депутатов поддержать президента и не срывать референдум в республике (ТАСС) Телеканал НТВ сообщил, что российские СМИ в Беларуси ограничиваются по приказу Лукашенко (BBC).
22-120472 В результате Лукашенко получил президентские полномочия до 2001 года (Би-би-си).
28 ноября 1996 Ельцин признал официальные итоги белорусского референдума (ББК).
7 декабря 1996 Ельцин призвал к более тесной интеграции СНГ (Би-би-си).
14 февраля 1997 г. От 2000 до 5000 молодых белорусов, поддерживающих оппозицию Лукашенко, прошли по Минску в знак протеста против «Советской империи» (Интерфакс).
10 марта 1997 г. Оппозиция провела в Минске демонстрации протеста против дальнейшей интеграции России и Белоруссии (Интерфакс).
2 апр 1997 Силовики разогнали демонстрацию оппозиции в Минске. Около 70 человек были арестованы, десятки ранены. Это была крупнейшая за год силовая демонстрация, разогнанная силами безопасности (BBC).
3 апреля 1997 Лидер «Яблока» Явлинский заявил, что Россия не может позволить себе участвовать в благотворительной акции по подъему экономики Беларуси (BBC).
21 мая 1997 г. Группа членов Белорусского народного фронта (БНФ) и Объединенной гражданской партии (ОГП) передала в посольство России в Минске петицию с выражением протеста против белорусско-российской интеграции (Би-Би-Си).
23 мая 1997 г. Устава российско-белорусской союз был подписан в Москве (Интерфакс)
Белорусская оппозиция утверждала, что не будет признавать парламентскую ратификацию Устав Российско-Белорусского союза (Интерфакс)
27 июля 1997 г. Праворадикальная белорусская оппозиция, БНФ и Социал-демократическая партия организовали в Минске шествие и митинг, посвященные Дню независимости Беларуси.Около 3000 демонстрантов в Минске несли белорусские национальные флаги и антипрезидентские плакаты и жгли российский национальный флаг (Интерфакс).
31 июля 1997 г. Около 50 журналистов, аккредитованных в Минске, собрались у здания МИД Беларуси, требуя освобождения съемочной группы Общественного телевидения России и расследования нарушения свободы слова в Беларуси. Милиция арестовала около 10 из них (Би-Би-Си)
10 ноября 1997 В Минске было объявлено о создании Хартии-97.Он объединит сто видных деятелей белорусской культуры и науки, представителей ведущих политических партий и профсоюзов, журналистов. В задачи организации входит восстановление правопорядка на основе Конституции Беларуси 1994 года, обеспечение прав и свобод каждого гражданина. (BBC)
26 января 1998 Лукашенко высоко оценил российско-белорусское экономическое сотрудничество. Страны решили создать совместную телерадиокомпанию, а также другие совместные предприятия.Приветствуя российские инвестиции в Беларуси, Лукашенко отметил, что его страна будет более осторожно проводить рыночные реформы, чем Россия. (BBC)
2 февраля 1998 Около 80 000 частных розничных и мелкооптовых торговцев начали забастовку в Беларуси в знак протеста против налоговых требований (BBC).
15 марта 1998 года Беларусь отметила День Конституции. В своем обращении к народу Лукашенко заявил, что действующая Конституция является гарантией стабильности и демократических свобод в белорусском обществе.Около 3000 сторонников оппозиции организовали демонстрацию и акцию протеста (BBC).
2 апреля 1998 Около 300 человек вышли на демонстрацию в Минске против союза с Россией, сожгли российский флаг (Белапан, Би-би-си).
12.04.1998 Около 70 человек провели демонстрацию в Минске по случаю третьей годовщины насильственного выселения оппозиционных депутатов из зала парламента спецназом с применением (Белапан, Би-би-си)
22 июня 1998 г. Посол США и главы дипломатических миссий ряда западных стран покинули Беларусь в знак протеста против выдворения властями Беларуси послов из жилого комплекса «Дразный» (под Минском) (ТАСС)
23 июня 1998 г. Депутаты распущенного Законодательного собрания Беларуси [Верховный Совет] провели в Минске демонстрацию протеста против нарушений прав человека (Интерфакс).
13 июля 1998 г. Ряд европейских стран, не входящих в ЕС, официально заявили о присоединении к решению ЕС о введении ограничений на выдачу виз официальным представителям Беларуси. Решение принято в знак протеста против выселения западных послов из их резиденций в поселке Дразный (под Минском) (ТАСС)
17 июля 1998 г. Радиостанция «Радио Свободная Беларусь», управляемая белорусской изгнанники планировали начать вещание из восточной Польши осенью (Би-би-си)
27 июля 1998 Оппозиция провела акцию в честь Дня независимости в Минске в знак протеста против политики белорусского руководства.На митинге, в котором приняли участие от 2 до 5 тысяч человек, была принята резолюция, «решительно осуждающая действия президента Александра Лукашенко, направленные на присоединение республики к России». Акция протеста прошла в шестую годовщину провозглашения суверенитета Беларуси. В 1992 году белорусский парламент объявил 27 июля Днем независимости. Четыре года спустя референдум, инициированный Лукашенко, перенес День независимости на 3 июля, когда Беларусь традиционно отмечает годовщину освобождения от фашистской оккупации во время Второй мировой войны.(Би-би-си)
28 июля 1998 года Белоруссию посетили 40 российских региональных лидеров (Би-би-си)
16 сентября 1998 года
18 октября 1998 года Белорусский народный фронт, радикальная националистическая оппозиционная организация, провел в Минске небольшой санкционированный митинг, посвященный своему десятилетнему юбилею. диктаторский режим президента Беларуси Александра Лукашенко, который проводит вредоносную пророссийскую политику» (ТАСС)
22 октября 1998 года Несколько сотен человек провели митинг в защиту белорусского языка в центре Минска на 22 октября.По словам выступавших на митинге, доля детей, поступающих в школы с белорусским языком обучения, сократилась с 70% в 1991 году до примерно 30% в этом году. В Минске в прошлом году в белорусскоязычные школы ходили только 7,3% от общего числа детей, достигших школьного возраста, в этом — 4,7%. Акция организована Обществом белорусского языка имени Франциска Скорины, Обществом белорусской школы и молодежным объединением «Хлоя» (ББК).
7 ноября 1998 г. Более 3000 сторонников левых партий вышли на митинг в Киеве, настаивая на вступлении страны в Межпарламентскую ассамблею СНГ и Союз России и Белоруссии (Интерфакс) 70475
Документы о дальнейшем объединении Беларуси и России подписали президенты двух стран (Би-би-си)
30 декабря 1998 Белорусская милиция задержала протестующих, выступивших против более тесного союза с Россией (Би-би-си)
1 января 1999 года Президент Беларуси Александр Лукашенко в новогоднем обращении к народу признал, что 1998 год для значительной части населения республики был тяжелым, но отметил, что это произошло на фоне глобального экономического кризиса.Он приветствовал растущую близость между Россией и Беларусью, но подчеркнул, что суверенитету Беларуси ничего не угрожает (информационное агентство Белапан, Би-би-си) Европейские дипломаты переедут в новые резиденции (Интерфакс)
17 января 1999 г. Адвокаты белорусской оппозиционной Социал-демократической партии «Народная Грамада» провели в Минске демонстрацию и митинг в поддержку суверенной Беларуси.(Интерфакс)
27 января 1999 г. Более 10 000 человек собрались под знаменами восьми отраслевых профсоюзов с требованием индексации заработной платы (Общественное тв, Би-би-си)
Почти 2000 человек протестовали в Минске против распространения фашизма в Беларуси (BBC)
24 марта 1999 Лукашенко протестовал против применения силы против сербов в Косово.(BBC)
28 марта 1999 Тысячи людей приняли участие в санкционированной демонстрации, организованной белорусской оппозицией в Минске по случаю 80-летия провозглашения Белорусской Народной Республики. Демонстранты несли лозунги «Нет объединению Беларуси и России» и «Нет ядерному оружию в Беларуси». (Белапан, BBC)
Югославская Ассамблея решила одобрить присоединение Югославии Российско-Беларусь Союз (BBC)
апреля 2, 1999 Около 500 человек протестовали против возможного возвращение ядерного оружия в Беларусь ввиду заявлений белорусских и российских политиков о том, что вариант возможен в ответ на налеты НАТО на Сербию (Белапан Новости, Би-би-си)
15 апреля 1999 года Югославия.Отмечен высшими государственными наградами (ББК)
23.04.1999 Российские мусульмане выступили против планов членства Югославии в Союзе России и Беларуси, заявив, что страна встала на путь открытого поощрения идеология славянского шовинизма. Эти опасения привели к призывам в Татарстане к созданию союза тюркских народов для обеспечения коллективной безопасности российских мусульман («Независимая газета»)
3 мая 1999 г. Посол США Дэниел Спокхард вернулся в Минск после почти годичного отсутствия (ТАСС)
6 мая 1999 Председатель Союза белорусских поляков (СБП) Тадеуз Гавин заявил на пресс-конференции в Минске, что, несмотря на заявления Лукашенко о отсутствие межэтнических проблем в стране и гармония в отношениях между этносами, такие проблемы есть у белорусских поляков и нет гармонии в отношениях с властью (ИА Белапан, Би-би-си)
24 мая 1999 г. белорусская оппозиция провела акцию протеста с требованием освободить из тюрьмы своего лидера Михаила Чигиря (Би-Би-Си)
22 июня 1999 Ельцин заявил, что «идея российско-белорусского союза коренится в общности исторических судеб и дружбе наших народов.

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован.