Что означает слово реинтеграция: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

4 пути разрешения конфликта в Донбассе и возвращения Крыма | Украина и украинцы: взгляд из Европы | DW

Официальный Киев спустя три года после аннексии Крыма Россией и начала конфликта в Донбассе так и не смог выработать единый подход к решению этих проблем. В украинском обществе обсуждаются инициативы, которые сводятся к трем вариантам: реинтегрировать (разными способами), отвоевать или отторгнуть эти территории. 

Блокада и ее противники

Правительство Украины утвердило в среду, 1 марта, порядок перемещения товаров между подконтрольной и временно неподконтрольной частями территории Украины в Донбассе. Он предусматривает запрет на перевозку товаров на территорию самопровозглашенных ДНР и ЛНР и из нее.

Российский солдат в районе Керчи, март 2014 года

Исключением являются продукты питания и лекарственные средства (в составе гуманитарных грузов), а также товары, которые обеспечивают функционирование металлургии, горнообогатительной, угледобывающей и энергетической отрасли и объектов критической инфраструктуры.

Эта мера была введена под давлением начавшейся в феврале блокады железнодорожного сообщения с ДНР и ЛНР силами ветеранов конфликта в Донбассе и поддержавшей их части депутатов Верховной рады. Они обвиняют власти в Киеве в «торговле на крови» с неподконтрольными территориями, тогда как на линии разграничении ежедневно гибнут украинские военные. Депутат Рады Владимир Парасюк пригрозил, что начавшаяся в феврале блокада железнодорожного сообщения с Донбассом будет продолжаться «до того времени, пока власть не перестанет заниматься торговлей с террористами и страной, которая на нас напала».

Переходная международная администрация

В последний день февраля киевский Международный центр перспективных исследований (МЦПД) представил исследование о возможности реинтеграции неподконтрольных Киеву территорий Донбасса при посредничестве ООН. Документ составлен в развитие идей по реализации минских соглашений и на основе опыта мирной реинтеграции Хорватией после распада Югославии придунайского анклава Восточной Славонии, Барани и Западного Срема.

Это стало возможно благодаря созданию в 1996 году международной переходной администрации UNTAES.

Блокада Донбасса мешает поставкам угля с неподконтрольных Киеву территорий

МЦПД отмечает, что UNTAES удалось не только установить мир на данных территориях, но и демилитаризировать регион, создать условия для возвращения временно перемещенных лиц и экономического прогресса, а также провести местные выборы и найти компромисс между амнистией боевиков и уголовной ответственностью военных преступников. Для решения этих задач в Донбассе, как сказано в исследовании, необходима соответствующая инициатива Киева, согласие России, поддержка зарубежных партнеров и резолюция Совета Безопасности ООН.

Украинская власть — плюрализм мнений

За три года после начала конфликта в Донбассе и аннексии Крыма украинские власти не выработали единой позиции в отношении возвращения этих территорий. Президент Украины Петр Порошенко последовательно выступает за безусловное выполнение минских соглашений — т. е., также за путь реинтеграции. Именно Порошенко является соавтором этого документа, выработанного на переговорах в рамках «нормандского формата».

В отличие от него, министр внутренних дел Украины Арсен Аваков уверен, что в ближайшие два года «будет проводиться деоккупация Донбасса». Силовой вариант поддерживают и многие бывшие бойцы добровольческих батальонов.

«Отрезать гангрену»

Другой радикальный способ решить проблему Донбасса — отдать России. Такое мнение в последние годы последовательно высказывал украинский писатель Юрий Андрухович, называя Донбасс «гангреной на теле Украины».

По его мнению, на этой территории живет «украинское меньшинство, которому проще предложить эмиграцию», а большинству населения этих регионов, как выразился Андрухович, «Украина чужда, она ему неинтересна, по меньшей мере безразлична».

Сходное мнение выразил в своей февральской статье в американской газете The Wall Street Journal украинский олигарх Виктор Пинчук. Он считает, что Крым «не должен встать на пути соглашения (с Россией. — Ред.), которое положит конец войне на востоке». Пинчук также призвал «согласиться на местные выборы (в Донбассе. — Ред.), чтобы спасти тысячи жизней». Для реализации этого сценария, по его мнению, Киев должен отказаться от перспективы вступления в НАТО в краткосрочной и среднесрочной перспективе.

При этом украинские власти должны принимать во внимание общественное мнение по этому вопросу. Между тем, по данным социсследования, проведенного Фондом «Демократические инициативы» в феврале этого года, 71 процент украинцев категорически против выборов в Донбассе в присутствии российских войск. Еще 69 процентов исключают возможность полной амнистии тех, кто воевал на стороне сепаратистов. Чуть меньше — 60 процентов — выступают против особых отношений Украины с неподконтрольными Киеву территориями Донбасса.

Смотрите также:

  • Конфликт в Донбассе: Жизнь на линии огня

    Под перекрестным огнем

    Стрелять обычно начинают с заходом солнца. Каждую ночь линия соприкосновения сторон конфликта в Донецкой области подвергается минометному и пулеметному обстрелу. Пожилые жители, у которых нет средств, чтобы уехать, регулярно попадают под перекрестный огонь украинской армии и пророссийских сепаратистов. На фото — житель села Жованки Иван Поланский в своем доме, разрушенном в результате обстрела.

  • Конфликт в Донбассе: Жизнь на линии огня

    Каждый день в ожидании обстрела

    «Каждый день ждешь, что на твой дом упадет снаряд, и неизвестно, когда это произойдет», — жалуется ожидающая приема у врача Людмила Студерикова, которая живет в Жованке на линии разграничения сторон конфликта в Донбассе. Раз в неделю медики разворачивают в селе мобильный медпункт.

  • Конфликт в Донбассе: Жизнь на линии огня

    Без электричества и отопления

    После начала конфликта в Донбассе весной 2014 года население Жованки сократилось с тысячи до двухсот человек. У местных жителей уже три месяца нет газа и электричества. «Иногда мне так страшно, что я лежу ночью в постели и трясусь», — рассказывает Людмила Студерикова.

  • Конфликт в Донбассе: Жизнь на линии огня

    Некуда идти

    Даже зимой люди продолжают жить в полуразрушенных домах с протекающими крышами. Им некуда ехать, ведь после начала конфликта аренда жилья в соседних городах резко подорожала. «Аренда в Краматорске теперь стоит столько же, сколько в Киеве, хотя зарплаты намного ниже», — сетует Александр Ворошков, координатор Краматорского штаба помощи вынужденным переселенцам.

  • Конфликт в Донбассе: Жизнь на линии огня

    В надежде на гуманитарную помощь

    Жительницы Жованки в очереди за медикаментами. Еду и гуманитарную помощь сюда доставляют благотворительные организации. Тем же, кто хочет выехать из села, иногда приходится провести в очереди на КПП целый день. «У нас было все: свежий воздух, природа. Здесь было очень хорошо, — вспоминает живущая в селе Вера Шароварова. — Теперь здесь один холод».

  • Конфликт в Донбассе: Жизнь на линии огня

    Люди приспособились к войне

    Поселок Спартак в Донецкой области контролируют сепаратисты. По словам его жительницы Веры Аношиной, она как могла приспособилась к жизни в зоне боевых действий. «Если у тебя нет воды, ты ее находишь. Если нет электричества, ты находишь выход. Но ты никогда не знаешь, где упадет следующая бомба», — говорит женщина.

  • Конфликт в Донбассе: Жизнь на линии огня

    Шесть сломанных ребер

    Еще одну жительницу Спартака Светлану Заваденко во время артобстрела завалило обломками стены. Несколько снарядов разорвалось прямо у нее во дворе. Соседям пришлось буквально выкапывать женщину из-под обломков. Ее доставили в больницу с шестью сломанными ребрами и разрывом легкого.

  • Конфликт в Донбассе: Жизнь на линии огня

    «Мы потеряли надежду»

    Выписавшись из больницы, Светлана Заваденко вернулась в свой поселок, где живет одна. С 2014 года в Спартаке нет электричества, газа и воды, поэтому ей приходится готовить еду на мангале. За дровами женщина ходит на заброшенную мебельную фабрику. «Прошлой зимой мы думали, что война закончилась, но теперь, честно говоря, мы потеряли надежду», — сетует она.

  • Конфликт в Донбассе: Жизнь на линии огня

    Порошенко готов выводить войска…

    Несмотря на многочисленные неудачные попытки установить мир, режим прекращения огня может быть вновь объявлен уже в ближайшее время. После октябрьского саммита «нормандской четверки» украинский президент Петр Порошенко заявил, что готов прекратить боевые действия на востоке Украины и вывести войска.

  • Конфликт в Донбассе: Жизнь на линии огня

    … но у военных другое мнение

    Но даже если стороны конфликта согласятся на перемирие, они столкнутся с сопротивлением своих военных. «Мы потеряли слишком много бойцов, чтобы теперь остановиться, — говорит полковник 81-й аэромобильной бригады украинской армии Владимир Пархамович. — Если нам прикажут (прекратить боевые действия. — Ред.), мы сочтем это предательством».

    Автор: Диего Куполо, Ирина Филатова


в России прокомментировали вступление в силу закона о реинтеграции Донбасса — РТ на русском

На Украине вступил в силу закон о реинтеграции Донбасса. В нём Россию называют страной-агрессором, а неподконтрольные Киеву территории признаются «временно оккупированными». Кроме того, норма даёт право на использование вооружённых сил для «защиты суверенитета» Украины. МИД России назвал принятие законопроекта свидетельством того, что украинские власти нацелены на силовое решение конфликта на юго-востоке страны. В Москве подчеркнули, что президент Украины Пётр Порошенко развязал руки «партии войны». О возможных последствиях политики Киева — в материале RT.

В субботу, 24 февраля, на Украине вступил в силу закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины над «временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях». Накануне документ опубликовали в официальной газете Верховной рады «Голос Украины».

«Порошенко развязал руки «партии войны»


Власти Украины окончательно подтвердили свою нацеленность на силовое решение конфликта в Донбассе, заявили в российском Министерстве иностранных дел в связи с вступлением в силу закона о так называемой реинтеграции Донбасса. 

«Подписав упомянутый закон, Пётр Порошенко фактически перечеркнул Минские соглашения, развязав руки «партии войны». Ни о каком прямом диалоге с властями непризнанных республик, деэскалации противостояния и поиске путей мирного политического урегулирования речи не идёт. Напротив, документ создаёт условия для насильственного захвата неконтролируемых Киевом территорий Донецкой и Луганской областей, легализует использование украинской армии против мирного населения», — заявили в российском МИД.

В Москве отметили, что Порошенко, лично принимавший участие в разработке Минских соглашений и постоянно твердивший о приверженности достигнутым договорённостям, «росчерком пера» подписал приговор минскому «комплексу мер».

Также российские дипломаты увидели совпадение в том, что закон был принят в дни очередной годовщины государственного переворота, совершённого украинскими националистами в феврале 2014 года.

  • Здание Министерства иностранных дел РФ в Москве
  • РИА Новости
  • © Максим Блинов

«Практическое применение этого закона грозит рисками серьёзной эскалации обстановки на юго-востоке Украины. Надеемся, что её западные кураторы отдают себе отчёт в этом и сумеют употребить имеющееся у них влияние на Киев, чтобы не допустить претворения в жизнь гибельного для украинской государственности сценария, чреватого непредсказуемыми последствиями для европейской стабильности и безопасности», — заключили в МИД.


«Точка невозврата»

Киевские власти прошли точку невозврата, заявил в разговоре с RT член комитета Госдумы по международным делам Антон Морозов. Он отметил, что Москва всегда надеялась на разум украинской стороны. По его словам, Россия рассчитывала, что в Киеве осознают: РФ не несёт ответственности за происходящее в регионе, а «определённая часть Украины не хочет жить по правилам, которые устанавливаются новоявленным режимом». 

«Они пытаются изобрести альтернативные форматы вместо того, чтобы выполнять свои обязательства по Минским соглашениям. Видимо, понимают, что если начать исполнять минские договорённости, то их власти придёт конец», — пояснил Морозов.

«Конфликт на десятилетия»

В свою очередь, директор Института миротворческих инициатив и конфликтологии Денис Денисов в разговоре с RT подчеркнул, что закон негативно скажется на ситуации в Донбассе.

«Закон очень негативно влияет на ситуацию в Донбассе, поскольку там есть целый ряд пунктов, которые напрямую нарушают Минские соглашения, а сам закон подразумевает, что украинская власть пытается узаконить гражданскую войну, то есть применение вооружённых сил против мирного населения Донбасса. Они таким образом узаконить хотят, чтобы ещё и с себя снять ответственность за судьбы миллионов людей, находящихся в зоне конфликта», — сказал он.

По его словам, власти Украины, принимая закон, подтверждают, что ведут войну против собственных граждан.

«Новый закон подразумевает, что Украина фактически признаёт: она ведёт войну против граждан Украины. Там теперь фигурируют формулировки об агрессии и оккупации со стороны России, но это совершенно не отменяет основного смысла закона, в рамках которого фактически легализуются вооружённые действия против мирного населения, против тех, кого Украина считает своими согражданами», — заметил эксперт.

Также по теме

«Карт-бланш для ВСУ»: что означает для Донбасса подписание Петром Порошенко закона о реинтеграции региона

Президент Украины Пётр Порошенко подписал закон о реинтеграции Донбасса. По его словам, документ укрепит правовые основания для. ..

Денисов также рассказал о факторах, позволяющих говорить о том, что конфликт далёк от своего завершения.

«На самом деле военные действия не прекращались до этого закона и вряд ли прекратятся в ближайшем будущем. В настоящее время Украина начала совершенно в открытую получать вооружение из стран — членов НАТО, в первую очередь от США. Из этого логично следует, что чем больше будет милитаризироваться государство и зона конфликта, тем более интенсивный характер она будет приобретать. Понятно, что говорить о некоем часе икс через месяц, после которого будет резкое усиление, никто не не станет. Конфликт очень далёк от своего разрешения, в фазе средней интенсивности он может существовать десятилетия», — заключил эксперт. 

«Война в Донбассе может начаться в любую минуту»

Первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по международным делам Владимир Джабаров рассказал о возможных катастрофических последствиях для Европы в связи с подписанием закона о реинтеграции.

  • Солдаты ВСУ
  • Reuters

«Может сложиться очень печальная перспектива для всей Европы. Реинтеграция Донбасса в том виде, в каком принят этот закон, означает вооружённый захват региона Украиной, эта война может начаться в любую минуту. Мы видим, что украинская армия подготовилась, техника подтянута, и надеюсь, что скажут своё веское слово гаранты так называемого нормандского формата — Германия и Франция. Россия тоже не оставит в беде наших братьев, проживающих в самопровозглашённых Донецкой и Луганской народных республиках. Если Киев отходит от Минских соглашений, судя по всему, они их уже не признают, то решение вопроса может быть очень тяжёлым. Если это произойдёт, то последствия для Европы могут быть катастрофическими», — сказал Джабаров.

Сенатор отметил, что на Парламентской ассамблее ОБСЕ, проходившей в Вене, «украинская делегация вешала всем лапшу на уши», говоря о том, что этот закон правильный и что Россия нарушает Минские соглашения, несмотря на то что РФ не является участником документа и не прописана в нём в качестве стороны конфликта.

По его словам, на Западе понимают, что творится на Украине, где власть захватили экстремисты «Правого сектора»* и других националистических группировок, которые готовы на всё для достижения своих политических целей. Понимают, но пока предпочитают отмалчиваться.

«Не исключаю, что российские власти предложат срочный созыв Совета Безопасности ООН в связи с тем, что ситуация может выйти из-под контроля полностью. Миссия ОБСЕ просто ничего не сможет делать, так как там будет просто опасно находиться», — заявил Джабаров.

  • Президент Украины Пётр Порошенко

Очередная авантюра Порошенко на юго-востоке страны может закончиться очень печально для него и его режима, добавил он.

Между тем сенатор отметил, что на Украине есть политики, парламентарии со здравым смыслом, понимающие всю опасность ситуации, которая многократно возросла после подписания закона. 


«Документ поддержан большинством парламентариев»

Закон о реинтеграции Донбасса был принят Верховной радой Украины 18 января, за него проголосовали 280 народных депутатов при необходимом минимуме в 226 голосов. Спустя почти месяц, 20 февраля, украинский лидер Пётр Порошенко подписал документ. Он также поручил главе Минобороны Степану Полтораку до 1 апреля подготовить предложения по изменению формата силовой операции в Донбассе.

Также по теме

«Виртуальная подготовка»: в Киеве не исключают силового «возвращения» Донбасса и Крыма

Для возвращения под контроль территорий самопровозглашённых ДНР и ЛНР Киев может применить силу. Об этом рассказал секретарь Совета…

Согласно закону, «временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях» в день его принятия признаются части территории Украины, в пределах которых якобы вооружённые формирования Российской Федерации и оккупационная российская администрация установили и осуществляют общий эффективный контроль.

«Деятельность вооружённых формирований Российской Федерации и оккупационной администрации Российской Федерации в Донецкой и Луганской областях противоречит нормам международного гуманитарного права, является незаконной, а любой изданный в связи с такой деятельностью акт является недействительным и не создает никаких правовых последствий», — подчёркивается в документе.

На Россию также «возлагается ответственность за моральный и материальный ущерб, причинённый Украине, органам государственной власти и органам местного самоуправления, физическим и юридическим лицам».

«Временная оккупация Российской Федерацией территорий Украины, определённых частью первой статьи 1 этого закона, независимо от её продолжительности является незаконной и не создаёт для Российской Федерации никаких территориальных прав», гласит закон.

Также документ устанавливает правовой статус и режим на «временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях», в Крыму и Севастополе.

Кроме того, Украина выделила три цели государственной политики «на временно оккупированных территориях»:  освобождение и восстановление на них конституционного строя; защита прав, свобод и законных интересов физических и юридических лиц; обеспечение независимости, единства и территориальной целостности Украины.

Отметим, что в Москве неоднократно подчёркивали: Россия не является стороной конфликта на юго-востоке Украины, а Крым вошёл в состав РФ по итогам референдума, в ходе которого жители полуострова высказались за воссоединение с Россией.   

* «Правый сектор» — украинское объединение радикальных националистических организаций, признанное экстремистским и запрещённое на территории России (решение Верховного суда РФ от 17.11.2014).

Коллекции — Открытые архивы — KYRLIBNET

 

скачать FoxitReader

скачать WinDjView




Авторефераты диссертаций

  (1)

  (2)

  (1)

  (1)

  (2)

  (1)

  (5)

  (34)

  (10)

  (19)

  (30)

  (41)

  (3)

  (5)

  (4)

  (11)

  (8)

  (3)

  (2)

  (40)

  (5)

  (15)

  (7)

  (3)

  (13)

  (1)

  (1)

  (1)

Диссертации

  (2)

  (2)

  (1)

  (2)

  (10)

  (7)

  (10)

  (20)

  (1)

  (39)

  (4)

  (13)

  (6)

  (3)

  (2)

  (2)

  (36)

  (6)

  (12)

  (1)

  (4)

  (1)

  (15)

  (1)

  (1)

  (1)

Вестники ВУЗов и ГПТБ

  (143)

  (12)

  (524)

  (57)

  (3)

  (10)

  (22)

  (89)

  (206)

  (292)

  (99)

  (546)

  (243)

  (727)

  (2203)

  (1626)

  (7)

  (10)

  (2048)

  (125)

  (895)

  (22)

  (109)

  (15)

  (668)

  (256)

  (265)

  (231)

  (1350)

  (1)

  (1711)

  (500)

  (57)

  (23)

  (48)

  (8)

  (4)

  (1)

  (17)

  (161)

  (35)

  (14)

  (11)

  (9)

  (18)

  (159)

  (24)

  (1)

  (1)

  (23)

  (6)

  (3)

  (1)

  (61)

  (5)

  (2)

  (24)

  (17)

  (65)

  (214)

  (3)

  (4)

  (4)

  (10)

  (112)

  (9)

  (64)

  (58)

  (14)

  (25)

  (19)

  (2169)

  (15)

  (3)

  (579)

  (18)

Монографии, учебники и патентная документация

  (1)

  (1)

  (2)

  (1)

  (8)

  (3)

  (5)

  (8)

  (13)

  (6)

  (20)

  (71)

  (9)

  (21)

  (3)

  (3)

  (22)

  (5)

  (2)

  (2)

  (1)

  (1)

  (1)

  (1)

Лекции и методические пособия

  (5)

  (51)

  (3)

  (2)

  (10)

  (7)

  (9)

  (8)

  (3)

  (4)

  (10)

  (106)

  (4)

  (23)

  (1)

  (54)

  (12)

  (96)

  (16)

  (1)

  (1)

  (226)

  (23)

  (1)

  (5)

  (5)

  (8)

  (4)

  (13)

Отчеты НИР

  (1)

Сборники в помощь малому и среднему бизнесу

  (15)

Обзорная информация и библиографические указатели ГПТБ

  (42)

  (7)


 

Как тюрьма изменяет личность человека

  • Кристиан Джаррет
  • BBC Future

Длительное заключение влияет на личность человека, затрудняет его возвращение к нормальной жизни в обществе. Возможно, пришло время изменить наше отношение к системе наказания?

Автор фото, Getty Images

Днями, месяцами, годами вы живете, не имея собственного пространства, возможности выбирать, с кем провести время, что съесть или куда пойти.

Вы живете в окружении постоянной опасности и подозрений. Любовь и близкие человеческие отношения практически не доступны. Семья и друзья — далеко.

Чтобы не сойти с ума, заключенным приходится меняться и приспосабливаться к этой среде.

Прежде всего это касается тех, кто отбывает длительный срок — в Англии и Уэльсе почти 43% приговоров сегодня составляют более четырех лет.

В докладе правительства США о психологическом воздействии заключения социальный психолог Крейг Хейни высказался однозначно: «Мало для кого опыт тюрьмы проходит бесследно и не меняет психику».

Крейг Хейни сотрудничал с Филиппом Зимбардо в его печальном эксперименте со Стэнфордской тюрьмой.

(Тогда исследователи по жребию разделили участников эксперимента, студентов, на «смотрящих» и «заключенных». В ходе опыта каждый третий охранник обнаружил садистские наклонности и жестокость. — Ред.)

Исследователи Института криминологии Кембриджского университета, которые взяли интервью у сотен заключенных, пришли к еще более радикальному выводу: длительное заключение «меняет человека целиком и полностью».

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Реинтеграция в общество после длительного заключения происходит очень трудно

Ранее психологи придерживались теории, что наша личность во взрослом возрасте практически не меняется.

Но недавние исследования показали, что, несмотря на относительную стабильность, наш образ мышления, поведение и эмоции претерпевают значительные и последовательные изменения.

Это прежде всего происходит в ответ на различные социальные роли, которые нам приходитсяиграть в течение жизни.

Очевидно, что жизнь в жестко структурированной и социально опасной среде вызывает неизбежную трансформацию личности.

Эти психологические изменения прежде всего беспокоят тех, кто занимается благосостоянием заключенных и возможностью их реинтеграции в общество после освобождения.

И хотя психологическая адаптация помогает человеку выжить в тюрьме, в жизни на свободе она становится контрпродуктивной.

Ключевые особенности тюремной среды, которые приводит к личностным изменениям, — потеря свободы выбора, отсутствие частного пространства, повседневная стигматизация.

А также — постоянный страх, необходимость скрывать свои эмоции, носить маску «неуязвимости» (во избежание злоупотребления со стороны других) и ежедневно подчиняться жестким правилам и процедурам.

«Вживание в тюремную среду»

Существует на удивление мало исследований того, как тюрьма влияет на так называемую Большую пятерку (принятую в современной психологии модель личности, которая состоит из пяти базовых черт: открытость опыту, добросовестность, экстраверсия, доброжелательность, нейротизм. — Ред. )

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Заключенные постепенно приспосабливаются к своей среде, и их личность претерпевает существенные изменения

Впрочем, психологи и криминалисты широко признают понятие «вживание в тюремную среду», следствием которого является «посттюремный синдром».

Исследователи из США провели детальное интервью 25 бывших пожизненных заключенных (в том числе двух женщин) в Бостоне, которые провели в среднем около 19 лет в тюрьме.

Анализируя их рассказы, психолог Марике Лима и криминалист Маартен Кунст обнаружили, что во всех них развились «институционализованные черты личности»: недоверие к другим, трудности в заведении отношений и принятии решений».

Для просмотра этого контента вам надо включить JavaScript или использовать другой браузер

Підпис до відео,

Позолоченная тюрьма: отель, в котором «сидит» саудовская элита

Один 42-летний бывший узник отметил: «Я до сих пор веду себя так, будто я все еще в тюрьме. Ты же не выключатель света или водопроводный кран, который можно одним движением переключить. Когда вы что-то делаете в течение определенного времени .. . оно становится частью вас».

Наибольшей изменением в психике, которую отметили практически все опрошенные, была неспособность доверять другим, которая достигала масштабов паранойи.

«Ты никому не можешь доверять в камере, — говорит другой участник исследования, человек 52 лет. — И теперь мне очень трудно довериться людям».

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Тюрьма может «стать частью вас», говорит один бывший заключенный

Заключенные также описывают «эмоциональный ступор».

«Становишься черствее, дистанцируешься от того, что происходит», — говорят они, объясняя, почему люди скрывают и подавляют свои чувства.

С точки зрения Большой пятерки личности, эти изменения соответствуют очень низкому уровню нейротизма (или эмоциональной вялости, безразличия), в сочетании с низким уровнем экстраверсии и добросовестности.

Далеко не идеальный психологический портрет для возвращения к нормальной жизни.

Впрочем, исследование, обнародованное в феврале 2018 года, показало, что даже недолгое пребывание в тюрьме также значительным образом влияет на личность.

• Cпритнисть рук и никакого мошенничества

Группа ученых под руководством Джесс Майерс из Амстердамского свободного университета наблюдала за 37-ю заключенными с начала их срока. Уже через три месяца психологические тесты обнаружили у них повышенную импульсивность и снижение внимания.

Такие изменения могут свидетельствовать об ухудшении добросовестности — черты личности, которую связывают с самодисциплиной, аккуратностью и амбициями.

Автор фото, Alamy

Підпис до фото,

Заключение усиливает импульсивность и снижает внимание

Впрочем, некоторые другие наблюдения все же оставляют надежду.

В недавно опубликованном исследовании ученые сравнили психологические портреты жителей тюрем строгого режима с контрольной группой, в которую входили очень разные группы людей, в частности, студенты и тюремные надзиратели.

Выводы показали, что хотя заключенные набрали низкие баллы по показателям «экстраверсия», «открытость опыту» и «доброжелательность», они имели выше контрольных результаты в категории «добросовестность», прежде всего в том, что касается организованности и самодисциплины.

По мнению ученых, выводы демонстрируют положительную адаптацию личности к тюремной среде, требующей строгого подчинения нормам и правилам тюрьмы.

Иными словами, чтобы избежать неприятностей, нужно быть добросовестным.

Автор фото, Melissa Hogenboom

Підпис до фото,

Группа голландских заключенных продемонстрировала улучшение способности планировать пространство

Хотя, возможно, это может объясняться особенностями именно шведской пенитенциарной системы, которая уделяет гораздо больше внимания отношению к заключенным и их реабилитации, чем другие страны.

Достаточно обнадеживающими были выводы и двух других исследований, в ходе которых заключенные показали высокую способность к кооперации.

Данные всех этих исследований очень важны для вопроса реинтеграции бывших преступников в общество, считает Сигбьорн Биркленд из Норвежской школы экономики.

«Мы обычно считаем, что все преступники — плохие парни, способные действовать в интересах общества. Такое мнение оправдывает жесткие приговоры», — отмечает исследователь.

«Однако преступники могут иметь такую ​​же мотивацию к общественному взаимодействию, как и все другие люди», — добавляет он.

Рост осведомленности в этом вопросе приведет к большим усилиям в исследовании влияния тюрьмы на личность. Следовательно, будет способствовать реабилитации при возвращении к нормальной жизни.

Автор фото, Getty Images

Підпис до фото,

Наблюдения показывают, что длительное заключение меняет личность преступника

Положительные изменения в личности заключенных, такие как повышение добросовестности и способности к сотрудничеству, должны стать точкой опоры в ходе реабилитационных программ.

В конце концов, мы можем встать перед выбором. Наказывать преступников более строго — и получать людей, неспособных адаптироваться к жизни в обществе.

Или разрабатывать такие судебные решения и создавать такие условия в тюрьмах, которые способствовали бы улучшению личности преступников и помогали бы им исправиться.

Прочитать оригинал статьи на английском языке вы можете на сайте BBC Future.

На реинтеграцию Донбасса уйдет минимум 25 лет,

По мнению Резникова, как и в любой войне, оккупационная власть использует местное население для формирования своего режима. Поэтому, когда состоится деоккупация, Украине в дальнейшем придется работать с населением для того, чтобы эти территории полноценно вошли в ее правовое поле. Об этом Резников рассказал в интервью «Зеркалу недели».

Между тем В ОПУ обсуждают свободную экономическую зону на Донбассе: для чего это нужно

Да, я продолжаю утверждать, что полноценная реинтеграция – это минимум 25 лет, минимум одно поколение. Это мое убеждение,
– подчеркнул он.

В то же время Резников привел хорватский пример. Он отметил, что там действовала переходная администрация с мандатом Совбеза ООН, а ее председателем был американский генерал Жак Поль Кляйн, который принимал все основные решения. Имея батальон миротворцев, он обеспечивал режим переходного периода и внедрение там переходной полиции.

«В Хорватии 25 лет назад закончилась война, а они продолжают разминирование, которое продлится еще до 2026 года. Это также означает, что реинтеграция не завершена. Более того – у них последний трагический случай подрыва на мине был в 2019 году. В итоге имеем: один день войны приносит пять дней разминирования. И с таким наследием мы с вами тоже будем жить», – сказал вице-премьер.

Поэтому, по его мнению, слова о том, что реинтеграция возможна через год – два – от непонимания. За такое время возможно разве восстановление конституционного строя.

По его мнению, должно смениться поколение, чтобы восстановленный Украиной контроль на территориях Донецкой и Луганской областей привел также к «преодолению разрушения раздора в головах».

К теме Хорватская модель может стать базой для реинтеграции Донбасса

«Там родились дети, которые не знают, что такое свободная Украина, и сегодня уже в школу идут. Поэтому это надолго в любом варианте, и мы к этому будем готовиться», – считает чиновник.

Заметим, что ранее советник президента Зеленского по экономическим вопросам Олег Устенко заявил, что на восстановление оккупированной части Донбасса нужно примерно 10 миллиардов долларов. Это составляет примерно 5 – 7% ВВП Украины.

Другие новости по теме реинтеграции Донбасса читайте по ссылке.

Каждый из законопроектов об условиях мирной и безопасной реинтеграции ОРДЛО в состав Украины будет максимально публично обсуждаться с украинским народом – Андрей Костин

Эксклюзивное интервью представителя Украины в рабочей подгруппе по политическим вопросам Трехсторонней контактной группы по урегулированию ситуации на Донбассе, главы комитета Верховной Рады по вопросам правовой политики Андрея Костина («Слуга народа») агентству «Интерфакс-Украина»

Текст: Инна Кардаш

 

— Совсем скоро исполнится год Вашему участию в качестве представителя Украины в переговорах на уровне политической подгруппы Трёхсторонней контактной группы (ТКГ) по Донбассу. Как оцениваете работу подгруппы, где также участвуют представители от России и ОБСЕ и приглашённые от ОРДЛО, за это время? Удаётся ли договариваться? И что было уже реализовано?

— Год – это очень большой срок в современной политике. Новая команда членов украинской делегации в ТКГ начала работать в мае 2020 года. Это был этап реализации достигнутых в рамках Парижского саммита (9 декабря 2019 года) договоренностей лидерами Нормандской четвёрки. Тогда было сложно представить наперёд, каким будет результат.

Работа в политической подгруппе является наиболее сложной. Если, к примеру, вопросы прекращения огня или обмена удерживаемыми лицами могут быть реализованы на основании договоренности в самой ТКГ, то результатом работы политической подгруппы является принятие законов Верховной Радой Украины в украинской части реализации Минских соглашений.

Что удалось? Мы достаточно быстро продвигались в формате согласования так называемой «формулы Штайнмайера». Она была поддержана всеми. После началась дискуссия, стоит ли помимо «формулы Штайнмайера» вносить в закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей» изменения для того, чтобы она могла быть реализована. Мы успели даже согласовать несколько статей для этого закона, однако в ходе консультаций в ТКГ возникли вопросы, которые, как оказалось, в силу их важности и резонансности уже не могли быть решены на уровне политической подгруппы.

 

— Какие вопросы?

— Приведу такой пример. Когда речь идёт об особом порядке местного самоуправления на неподконтрольной правительству Украины территории ОРДЛО, очевидно, что эта территория должна быть в нормативно-правовом порядке закреплена в соответствующих координатах. Украина выполнила это юридическое требование ещё в 2015 году, приняв в Верховной Раде соответствующее постановление со ссылкой на первый Минский меморандум и протокол 2014 года, где определены точные координаты. Но, по факту, временно оккупированная территория ОРДЛО оказывается приблизительно на 1700 квадратных километров больше установленной в Минском меморандуме и, соответственно, постановлении парламента Украины.

В такой ситуации украинская делегация совершенно спокойно могла бы пойти по пути блокирования переговоров до того момента, пока не состоится перераспределение территории ОРДЛО к размерам, установленным в Минских соглашениях. Понимая, что часть вопросов в политической подгруппе или на уровне ТКГ решить сложно, а также в условиях согласования закона о порядке местного самоуправления, мы вычленили те принципиальные положения, по которым не можем договориться в ТКГ и передали их на уровень Нормандского формата. То есть, если есть вопрос, осложняющий переговоры, его можно вынести «за скобки» ТКГ и двигаться дальше.

В июле 2020 года работа политической подгруппы стала на паузу — после принятия Верховной Радой постановления о назначении очередных местных выборов в Украине, где содержались положения об условиях проведения в будущем выборов на оккупированных территориях. Россия и контролируемые ими ОРДЛО начали выдвигать нам условия отмены или изменения данного постановления как предпосылки для продолжения работы в ТКГ.

Вести переговоры в условиях шантажа бессмысленно, это деструктивный подход. Пришло понимание, что наши оппоненты не готовы договориться, более того, искать компромисс.

 

— То есть вы хотите сказать, что работа в политической подгруппе заблокирована ещё с прошлого года?

— Да, с тех пор, когда впервые прошлым летом стал вопрос о постановлении Верховной Рады относительно местного саморегулирования и проведения выборов. С юридической точки зрения, такое постановление является актом одноразового характера. Оно распространяется только на выборы, которые уже назначены. Постановление никоим образом не ограничивает возможность проведения любых других местных выборов, в том числе, на оккупированных территориях, потому что каждые из них как раз и назначаются отдельным постановлением Верховной Рады. То есть, с юридической точки зрения, нет никаких препятствий к проведению выборов в ОРДЛО. Однако, согласно регламенту, сперва в ТКГ должны быть достигнуты соответствующие договоренности о модальностях выборов в ОРДЛО, на основе которых в Украине будут приниматься законы.

Это логичные и понятные аргументы. К сожалению, украинская делегация много времени и сил тратит на то, чтобы ещё и ещё раз их повторять.

 

— Тем не менее, в ТКГ был найден выход из положения в виде «Плана совместных шагов по реализации Минских соглашений« или «Плана действий по реализации Минских соглашений«. В каких условиях происходила его разработка и получилось ли разблокировать переговоры политической подгруппы?

— ТКГ приняла решение о создании «Плана действий по реализации минских соглашений» осенью 2020 года. Смысл решения состоял в том, что ряд положений всех Минских договоренностей («Минского протокола», «Минского меморандума» и «Комплекса мер по выполнению Минских соглашений») не были реализованы в прописанные в документах сроки или, в принципе, не были предусмотрены соглашениями, причём, переговоры по ним и принятие решений, фактически, производились. Иными словами, требовались уточнения к соглашениям, принятым в Минске в 2014-2015 годах.

Кроме того, Минские соглашения не являются международным договором, это политический документ, положения которого, как показывает практика, интерпретируются сторонами по-разному.

В начале ноября прошлого года «План действий» был подготовлен и распространён главой украинской делегации Леонидом Кравчуком среди всех участников ТКГ. Свои предложения и коррективы к нему направили приглашенные Российской Федерацией из ОРДЛО. За отсутствием предложений российской стороны к «Плану действий» мы неоднократно предлагали работать по проекту, предложенному Леонидом Кравчуком. Не удивительно, что те или иные положения украинского документа воспринимались Россией, как несоответствующие Минским соглашениям.

 

— Удалось ли, в итоге, получить официальную позицию от российской стороны?

— Их официальная позиция очень интересная. Они не разъясняют, что их не устраивает в украинском варианте «Плана действий», но они полностью поддерживают предложения к проекту от приглашённых из ОРДЛО. То есть, по сути и фактически, Россия поддерживает проект.

На мой взгляд, договориться и утвердить единый план мирного урегулирования без наличия на то политической воли российской стороны в формате политической подгруппы ТКГ будет достаточно сложно. К тому же, Минские соглашения не содержат никакой ссылки на «План действий» или иной документ, который может быть составлен или утвержден в развитие Минских соглашений. Отсутствует также какая-либо процедура или обязательство в согласовании «Плана действий». Мы пытаемся в политической подгруппе его реализовать, но есть сложность. «План действий» носит универсальный характер и затрагивает работу других подгрупп ТКГ. Непонятно, каким образом, будет вестись диалог по вопросам безопасности, гуманитарным или экономическим, содержащимся в нём, но не относящимся к ежедневной работе политической подгруппы.

Как вы знаете, параллельно на уровне политических советников Нормандской четвёрки ведётся работа по согласованию «Дорожной карты по реализации Минских соглашений» при поддержке Франции и Германии. Перспективы договориться о «Мирном плане» в Нормандском формате я оцениваю, как более реалистичные, нежели договориться о «Плане действий» в ТКГ. Там иной состав участников, и там немного по-иному ведут себя представители России. История процесса уже показывала, что ключевые решения принимались на уровне Нормандского формата, а в ТКГ реализовывались детали.

В связи с этим, мы бы хотели сейчас в политической подгруппе вернуться к работе над законопроектами, которая была остановлена. В конце концов, задача политической рабочей группы и всей ТКГ выдавать тексты законопроектов по тому или иному вопросу, а не выдавать план того, как эти законопроекты будут приниматься.

 

— К слову о франко-немецком новом «Мирном плане« урегулирования ситуации на Донбассе. Его детали не разглашались, пока на днях не появился, скажем так, «слив« в российском издании «КоммерсантЪ«. С чем связано такое неразглашение деталей, да и правильно ли это — не информировать общественность, в частности, украинскую, проживающую в стране, на территории которой, собственно, и имеет место «предмет урегулирования«?

— Это не вопрос секретности, а стандарт ведения таких чувствительных переговоров. Это не наша идея, это позиция модераторов переговоров — Германии и Франции. Разглашение может повредить переговорному процессу. Это достаточно распространённый принцип в таком формате.

 

— Постоянные опросы общественного мнения показывают, что в Украине нет единой точки зрения, к примеру, по вопросам особого статуса ОРДЛО или по той же амнистии. Как вы считаете, нужно ли публично обсуждать тематику безопасной реинтеграции ОРДЛО или это тоже должно остаться в рамках ТКГ и Нормандского формата?

— У нас в стране действительно разные подходы, в том числе, и противоположные подходы в отношении того, каким образом это урегулирование конфликта и реинтеграция должны происходить. К тому же, с момента заключения Минских соглашений прошло более 6-ти лет. Логично, что отношение общества к тем или иным договоренностям за это время могло измениться.

Я считаю, что такие вопросы должны обсуждаться максимально публично. Условия политического урегулирования, которые будут закреплены в законах Верховной Рады, сперва пройдут общественный контроль и публичное обсуждение. Вся наша работа является абсолютно открытой.

Сейчас мы ещё даже не подошли к тому моменту, когда соответствующие законы могут быть приняты. Но принять закон мало. Его надо реализовать. И, если народ будет против реализации того или иного закона, мы можем получить куда большую внутреннюю проблему.

 

— Один из ключевых моментов урегулирования ситуации на Донбассе — это, конечно, очерёдность выполнения пунктов политических вопросов и вопросов по безопасности Минских соглашений, а именно пунктов 9 -12 данных соглашений. Это ли не главная «точка преткновения« между украинской и российской сторонами в ТКГ уже более 6 лет проведения переговоров. Как эта очерёдность представлена во всех существующих на сегодняшний день предложениях или планах мирного урегулирования?

— Вопросы безопасности являются первоочерёдным предусловием для достижения и реализации любых политических договоренностей. Проводить выборы на Донбассе «под дулом пистолета» невозможно.

И здесь есть очень важный момент. «Формула Штайнмайера», по сути, является доказательством того, что выборы в ОРДЛО могут быть проведены только в условиях полной демилитаризации региона. Это связано с внутренними процедурами БДИПЧ ОБСЕ, которые предполагают гарантии безопасности. В первую очередь, для персонала ОБСЕ. Во-вторую очередь, гарантии свободы проведения предвыборного процесса самого дня выборов и процедуры подсчета голосов.

«Формула Штайнмайера» предполагает, что закон «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных регионах Донецкой и Луганской областей» вступает в силу на постоянной основе только, если БДИПЧ ОБСЕ признает, что выборы в ОРДЛО были проведены в соответствии со стандартами ОБСЕ. Таким образом, если ОБСЕ не сможет подтвердить демократичность проведённых выборов, то и закон не вступит в силу.

 

— По Вашим прогнозам, когда могут быть созданы условия для проведения выборов в ОРДЛО?

— Это зависит от двух факторов. Прежде всего, от желания и готовности Российской Федерации к мирному урегулированию. Во-вторых, от уровня влияния наших международных партнеров на Российскую Федерацию.

 

— Насколько, в целом, реалистична имплементация плана, в котором предлагается «тактика малых шагов« — создание условий и проведение местных выборов на отдельных территориях ОРДЛО или в отдельных населённых пунктах?

— Опыт подсказывает, что самые необычные, на первый взгляд, решения тоже могут дать положительный эффект. Но мне пока мне сложно представить, что участники переговорного согласятся на такую систему.

В ОРДЛО не стоит задача провести выборы, а «выжать» для себя максимальный объем неких особых прав.

 

— То есть ОРДЛО настаивают на фактической, назовём это «автономией«, регионов в составе Украине?

— Я думаю, что они бы этого хотели. Однако Украина, как унитарное государство, не имеет какой-то исторической модели «автономии», которую им можно было бы предложить. Само слово «автономия» не очень корректное.

 

— А что Украина может предложить жителям временно оккупированных территорий?

— Мы понимаем, что мы должны вести борьбу не только за территорию, но и за наших людей, которые, волей судьбы, там проживают. Правительство и вся наша команда сейчас работают над проектами, связанным с созданием на подконтрольной Украине территории, прилегающей к ОРДЛО, специальных условий для приоритетного развития экономики, для привлечения крупных инвестиций.

Мы хотим показать, что тоже самое можно сделать и на оккупированной территории, когда она вернётся под контроль Украины. Это важное направление, которое улучшит жизнь людей на прифронтовых территориях и даст сигнал о том, что Украина, как государство и нация, понимает всю важность и необходимость не только восстановления в будущем разрушенной на территории временно оккупированных территориях инфраструктуры, но и полноценной нормализации жизни людей там.

 

— Последнее время отовсюду слышно, что вот-вот – и на Донбассе начнётся новое обострение. Обсуждается ли это в формате ТКГ? Как лично Вы относитесь к таким разговорам?

— Да, фоном это присутствует в ходе встреч в ТКГ. История переговоров содержит множество случаев, когда перед важными встречами в формате ТКГ или встречами политических советников Нормандского формата на Донбассе происходило обострение. Я это воспринимаю как элемент давления в переговорном процессе и надеюсь, что в горячую фазу ситуация всё-таки не перейдёт.

 

— Что стоит за намерениями России открыть в ОРДЛО представительство партии «Справедливая Россия – За правду«?

— Это вмешательство во внутренние дела Украины и посягательство на украинский суверенитет. Других оценок быть не может. Это абсолютно незаконно и нарушает все нормы международного права. Более того, Россия сама не признаёт псевдореспублик. Это напоминает политику двойных стандартов. Не признавая субъектность ОРДЛО, Россия хочет позволить себе ввести политическую деятельность российских партий заграницей.

Можно также добавить, что это очередная провокация, поскольку Россия, таким образом, пытается заставить нас быть уступчивыми.

 

— На прошлом заседании ТКГ украинская делегация отказалась вести переговоры в присутствии осуждённой в Украине за терроризм Майи Пироговой. Как она появилась в качестве «общественной экспертки« от ОРДО на переговорах? И, соответственно, это нарушение регламента ТКГ или вопрос в фигуре Пироговой только с украинской стороны?

— Это вопрос комплексный. Каждый раз, когда на заседаниях политической подгруппы или ТКГ стороны производят какие-либо изменения в составе участников, то МИДы Украины и России направляют соответствующую ноту по дипломатическим каналам в ОБСЕ. Приглашённые от России участники ОРДЛО там присутствуют исторически и уже много лет участвуют в консультациях.

Естественно, ОРДЛО, не являясь государством, не имеет дипломатического пути, чтобы уведомить о составе своей делегации. Но мы получили информацию от модератора ОБСЕ о том, что в переговорах примут участие некоторые эксперты из ОРДЛО, там были их ФИО.

Этот подход меняет сложившуюся практику. Потребовалось время, чтобы вообще выяснить, почему применён такой подход и кем Пирогова в действительности приглашена. В процессе мы получили информацию о том, что гражданка Украины Пирогова осуждена по террористической статье.

Леонид Кравчук написал официальное письмо ОБСЕ. Когда в ходе переговоров принимает участие человек, осуждённый в Украине за террористическую деятельность, это дискредитирует их и делает невозможным наше участие в таком формате. Мы попросили объявить перерыв, пока она не будет устранена, поскольку, если мы не отреагируем, то завтра туда можно привести вообще кого угодно. С другой стороны, отнимается время, которое могло бы быть потрачено на обсуждение каких-то существенных вопросов. Естественно, есть возможность нас обвинить в том, что мы затягиваем процесс. Россия это понимает и играет в такую игру.

Но наша позиция чёткая: мы не будем вести работу, пока в консультациях будет принимать участие террористка.

Я надеюсь, что мы больше не увидим гражданку Пирогову на наших консультациях.

 

— Каким вы видите будущее Донбасса через год, пять, десять лет? Он будет украинским, или российским, или таким, как сейчас?

— Я думаю, что Донбасс будет украинским. Сказать о том, что это будет через год, наверное, тоже было бы возможно, если бы Российская Федерацией стремилась идти по пути мирного урегулирования.

Если мы говорим о полной нормализации жизни там, то это потребует большего времени. Но, если мы говорим о восстановлении территориальной целостности, институтов государственной власти, проведении местных выборов, то это можно сделать быстро. Мне сложно сказать, произойдет ли это за год, за два, за три или за пять, поскольку пока нет стремления России к завершению этих процессов.

Я убеждён лишь в том, что там, где есть возможность договориться мирно, надо использовать все возможности. И мы же с вами видим, что Российская Федерация не избегает переговорного процесса – ни в формате ТКГ, ни в Нормандском формате. Она участвует в переговорном процессе. Значит, у нас есть шанс эти переговоры довести до результативного завершения.

 

— Поговорим о судебной реформе. Насколько реалистично принятие законопроектов о НАБУ, ВРП и других?

— Когда говорят о судебной реформе, то предполагают некий комплекс решений. Весь комплекс законопроектов, который должен быть подан и принят в перспективе 2021-2023 годов, будет содержаться в указе президента об утверждении стратегии дальнейшего развития правосудия.

 

— Когда ориентировочно может выйти указ?

— Указ требует определенной подготовки. Она идёт. Я думаю, что мы можем ожидать указ уже в ближайшие недели. А сама стратегия, вы помните, была презентована на форуме «Украина 30» несколько недель назад. Она показала определённый вектор движения, комплекс мероприятий, их очерёдность, потому что некоторые элементы реформы невозможно реализовать, пока не будут реализованы первоочередные.

Комплекс мер, который содержится в стратегии — это не только изменение тех или иных моделей, но и развитие альтернативных институтов разрешения споров. Это позволит разгрузить судебную систему от тех споров, которые могут быть решены самими людьми вне рамок судебной системы, а также повысит роль и ответственности самих людей за разрешение своих конфликтов.

Распространенная ситуация: родители разводятся — с кем будет ребёнок проживать? На словах все родители готовы сделать всё для блага своих детей. Казалось бы, нет ничего проще, чем сесть за стол и спокойно договориться о том, как и с кем ребёнку будет лучше, но ежегодно десятки тысяч таких дел попадают в суд. Почему люди не могут договориться? Они готовы конфликтовать даже понимая, что ребёнку этим будет нанесен ущерб. Поэтому такой альтернативный способ разрешения споров, как медиация, несет в себе очень важный социальный элемент. Опыт других стран показывает, что при развитой системе медиации до суда доходит 10-15% изначально поданных споров. 

Второй элемент, который тоже относится к развитию непосредственного участия граждан в вопросах правосудия — это суды присяжных и институт мировых судей.

Безусловно, суд присяжных – это долгий проект. Среди наших граждан, которые не сталкивались с судебной системой, к ней очень низкий процент доверия. Среди тех, кто уже бывал в судах, процент доверия резко возрастает. Потому что люди понимают, что происходит. А когда люди ещё будут и принимать на себя ответственность за принятие судьбоносных решений, это непростая история. Когда критикуют судей, я всегда говорю: а вы понимаете, насколько сложно принять решение, когда это решение может быть законным и в одну, и другую сторону? Вот та же ситуация с ребёнком: просто поставьте себя на место судьи, который принимает это решение.

Что касается ситуации о суде присяжных, то речь пойдет о самых резонансных преступлениях, за которые предусмотрено пожизненное лишение свободы. Народный суд в этой ситуации, в какой-то степени, даже более высокого уровня, чем профессиональный. Безусловно, у каждого обвиняемого всегда будет выбор — или профессиональный суд или суд присяжных, то есть право судимым обычными людьми, себе равными.

 

— Это в перспективе, а что сейчас является первоочередным?

— Прежде всего, возобновление работы высшей квалификационной комиссии судей Украины. Верховная Рада поддержала в первом чтении законопроект, подготовленный нашим комитетом на основе президентского. Правки ко второму чтению уже поданы.

Комитет будет их обрабатывать и предлагать ко второму чтению тот вариант, который предполагает, как временную меру, избрание нового состава высшей квалификационной комиссии судей конкурсной комиссией, состоящей из трёх международных экспертов и трёх представителей судейского корпуса.

Сейчас самый сложный элемент диалога состоит в том, чтобы определиться с форматом принятия решений этой конкурсной комиссией. Есть несколько подходов. Я надеюсь, мы найдём ту модель, которая будет соответствовать Конституции Украины и будет поддержана народными депутатами и нашими международными партнерами.

Следующий важный законопроект касается реформы Высшего совета правосудия. Там также предусмотрена модель этической комиссии, которая будет состоять из трех международных экспертов и трех представителей судейского корпуса. Это такая предварительная проверка кандидатов в члены ВРП для того, чтобы отсеивать тех, кто не соответствует критериям добропорядочности, а так же, как разовая мера, предусматривает проверку на соответствие этическим стандартам действующих членов Высшего совета правосудия.

Это законопроект является новым для украинской модели. Комитет направил его в Венецианскую комиссию, потому что он несколько альтернативен тем стандартам, которые привычны для формирования органов судейского управления в странах Европы. Поэтому мы будем ожидать позиции Венецианской комиссии, прежде чем примем этот законопроект как закон.

У нас также есть достаточно резонансный законопроект, связанный с тем, чтобы передать самую сложную и важную категорию дел из окружного административного суда Киева в суды высших инстанций. Присутствует очень много критики в отношении этого суда. Хотя критика может быть уместна только в отношении решения конкретного судьи, но не в отношении институции. Сам суд, как юридическое лицо, решений не принимает.

 

— Но там речь шла о конкретном суде…

— Да. Но дело в том, что в каждом регионе есть такой окружной административный суд. И только в Киеве у этого суда существуют сверхполномочия. Идея состоит в том, чтобы изъять из него споры, имеющие общенациональный характер. В настоящее время акты Верховной Рады и Президента по первой инстанции рассматриваются Верховным судом. Вместе с тем, есть ещё акты Кабинета министров, акты центральных органов исполнительной власти, министерств, ведомств, есть, в конце концов, решения, которые принимаются регуляторами, в том числе, в отношении тарифов.

Президентское предложение состоит в том, чтобы передать эти дела в Верховный суд по первой инстанции – а именно в кассационный административный суд Верховного суда. Есть альтернативный законопроект передать всё это в апелляционный суд Киевский для того, чтобы Верховный суд выполнял функцию апелляции. Рассматривается также и комбинированный вариант с тем, чтобы споры о решениях высших органов государственной власти, в том числе, Кабинета министров передать Верховному суду, а споры в отношении решений министерств и ведомств передать в апелляционный суд. Тем самым сделав окружной административный суд Киева таким же, как и любой другой окружной административный суд.

 

— Подводя итоги, как бы Вы, в целом, оценили сложившуюся на сегодняшний день ситуацию в судебной сфере Украины и в чём, на Ваш взгляд, главная цель начала процесса её реформирования?

— К сожалению, регулирование деятельности судебной власти в Украине, чрезмерно политизировано. Это продолжается не первый год. На мой взгляд, очень негативно выглядят попытки грубых нарушений общественного порядка, когда, как аргумент, приводится необходимость проведения судебной реформы.

Стоит понимать, что любые решения, которые мы будем принимать, не дают моментального эффекта. Но самое главное в том, что все те, кто говорят о том, что судебная власть у нас является самой коррумпированной, к сожалению, не приводят никаких доказательств. Я скажу вам честно, я не знаю, и я не могу аргументированно утверждать, что судебная власть является менее или более коррумпированной, чем законодательная или исполнительная. Мы правовое государство, в котором существует разделение властей. Каждая власть является равной другой. Попытки унизить одну из ветвей власти за счет других, могут плохо закончиться и завести нас в глухой угол. В правовом государстве суд должен происходить в суде, а не на улице.

Цель очень простая — справедливое и эффективное правосудие. Человек должен понимать, что суд его защитит, качественно и в максимально сжатые сроки. Мы должны сделать так, чтобы суды действительно выполняли свою высокую функцию, ради которой они созданы. Но разрушить систему полностью значит оставить граждан без судебной защиты.

 

 

«Нам тоже придется глотать «жаб»

На седьмом году российско-украинской войны все еще очень сложно прогнозировать, когда она завершится и тем более, когда произойдет реинтеграция оккупированных Россией территорий. Украинскому обществу по-прежнему неизвестно, имеется ли у сегодняшней украинской власти план «Б»: намерена ли она и дальше придерживаться минских договоренностей или же, как год назад обещал президент Зеленский, не станет больше терять время в случае их неэффективности? Тем не менее, в профильных ведомствах уже сегодня рассуждают о том, что будет после войны и каким образом Украина станет реинтегрировать деоккупированные территории. Ответы на эти вопросы ZN.UA попыталось получить у вице-премьер-министра, министра по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий Украины Алексея Резникова.

— Алексей Юрьевич, вы недавно были в Хорватии, но за шесть с половиной лет российско-украинской войны это далеко не первая встреча представителей Украины и Хорватии, посвященная хорватскому опыту деоккупации и реинтеграции. Но о его реальном применении пока что говорить не приходится — ни в военном плане, ни в мирном. Почему вы считаете, что хорватский опыт все же может быть нам полезен и чем именно? 

— Целью нашей поездки было понять, как проходила реинтеграция в Хорватии 25 лет назад, и что из этого опыта может быть полезно Украине, а что нет. И однозначный вывод — и мой, и всех членов делегации, и, главное, самих хорватов, с которыми мы общались, — да, хорватский опыт важно изучать и знать, но в Украине точно будет своя модель реинтеграции, она не может быть ни хорватской, ни любой иной. 

— Тогда зачем он нам нужен? Зачем вы его изучаете?

— На сегодняшний день на планете Земля постоянно где-то происходят войны. Всякая война рано или поздно заканчивается. И каждая страна проходит свой путь выхода из войны и, самое главное, путь перехода на рельсы мирной жизни. Можно изобретать велосипед, а можно изучить чужой опыт, принять к сведению и избежать ошибок, которые не следует повторять. 

— Но ведь большинство конфликтов, которые вы изучаете, а до вас — предыдущая команда, это межэтнические или межконфессиональные, а не межгосударственные. Украина же в ином положении: против нас осуществляется агрессия со стороны огромного ядерного государства. Насколько вообще в нашей ситуации применим какой-либо зарубежный опыт?

— Любой опыт может быть применен даже самим фактом его неиспользования. В 2016 году Институт мировой политики (сейчас их эксперты создали Центр «Новая Европа» — Т.С.) сделал прекрасное исследование «Опыт урегулирования конфликтов в мире. Уроки для Украины». Я с ним ознакомился в 2019-м перед поездкой президента Зеленского на саммит «нормандской четверки» в Париж. И сегодня, когда президент говорит, что сначала контроль над границей, а потом уже выборы (что не совпадает с пунктом Комплекса мер минских договоренностей и вызывает истерику у наших визави), он ссылается именно на это исследование. Так как в нем конкретно, на примере опыта других стран продемонстрировано, в каких случаях имел место повтор вооруженного конфликта после выборов, а в каких нет. Поэтому нужно ездить и изучать опыт. 

В Хорватии мы общались со многими, кто непосредственно занимался мирной реинтеграцией. И Ивица Костович, академик, директор Института исследований мозга, бывший замруководителя Штаба санации РХ поделился потрясающей фразой, сказанной им, когда его пригласил президент Туджман: «Ты должен быть готов глотать жаб в интересах Хорватии». Впоследствии мы слышали эту фразу от многих участников тех событий. И это сравнимо с нашими проявлениями: у нас ведь тоже многое, что делают представители власти, нацеленное на приближение мира и реинтеграции, называется «зрадой», вызывает недоверие. Так вот, каждый, кто берет на себя решение заниматься этими вопросами, должен быть готов глотать жаб. 

90% мирного хорватского населения, включая в первую очередь армию, были против мирной реинтеграции. Они считали, что должны и дальше двигаться военным путем после известных операций «Молния» и «Буря». Но есть нюансы. Эти две успешные операции, обеспечившие военную реинтеграцию, проводились в анклавах, не на границе с Сербией. В этом разница. А решение о мирной реинтеграции касалось хорватского Подунавья, граничащего с Сербией — на тот момент государством-агрессором. И президент Туджман прекрасно понимал, что это совершенно другая ситуация, и что там может быть положено гораздо больше жизней в случае военного освобождения этих территорий. Поэтому он с командой и вынужден был «глотать жаб». 

— Но сегодня, спустя столько лет, даже сами хорваты признают, что территории, освобожденные военным путем, являются едва ли не самыми патриотичными в Хорватии. В то же время в Подунавье, реинтегрированном мирным путем, до сих пор существуют определенные проблемы, плохо прикрытая вражда и периодически возникающие конфликтные ситуации между сербами и хорватами. Всегда ли переговоры — лучший путь к миру и единству страны?

— Переговоры точно всегда являются самым лучшим путем. Любая война заканчивается переговорами, и любая война протекает с использованием переговоров. Нельзя сравнивать эти два опыта: практически все сербы, проживавшие в отвоеванных анклавах, уехали оттуда. Поэтому сегодня там более монолитное хорватское население. 

У нас не стоит задача, чтобы часть населения какой-то национальной принадлежности куда-то ушла. У нас многонациональная и многоконфессиональная страна, в которой проживает более ста народностей и национальностей. 

У нас с Хорватией стартовые позиции различны, и наши — лучше. Потому что, к счастью, в Украине нет ни одного примера массовой резни, уничтожения мирного населения, как это имело место в Хорватии, других странах бывшей Югославии. Когда на переговорах в Париже президент Путин вспомнил Сребреницу, то он не учел, что речь шла о боснийской территории, где как раз сербы учинили эту масакру, уничтожив мужское население города. В Вуковаре из госпиталя вывезли и уничтожили 250 лежавших там местных жителей, пострадавших от бомбежки. Такое сложно простить и сложно забыть. У нас, к счастью, подобных случаев нет. 

Россия напала на Украину, но среди населения Украины нет религиозных конфликтов, есть идеологические разногласия. На оккупированных территориях в головах сегодня — пропагандируемый РФ Советский Союз, где доминировала Россия и русские как титульная нация. А основная часть Украины движется прозападным курсом. Вот где у нас сегодня различия. Но это легче поправимое различие — через образование, нормальный образ жизни и тому подобное. Поэтому уже сегодня, до деоккупации, до выхода на границу мы должны заниматься реинтеграцией умов и сердец наших граждан. Мы вернем наши территории, мы выйдем на границу, но мы должны перевоспитать и население. Вытеснить из их голов СССР.

— Давайте, прежде чем говорить о различиях с кем-то, все-таки определимся с дефинициями: у нас ведь не внутренний конфликт, правда? 

— У нас война, и внешним агрессором является Российская Федерация, начавшая агрессию с захвата Крыма. И еще попрошу не использовать дефиницию «аннексия», так как мы не признаем аннексию, а говорим о временной оккупации Россией украинской Автономной Республики Крым и города Севастополь. Потом агрессия продолжилась на части Донецкой и Луганской областей. И как в любой войне оккупационные власти используют местное население, в том числе для формирования оккупационного режима. 

Поэтому, когда произойдет деоккупация — тем или иным путем, мы все равно продолжим работать с населением для того, чтобы эти территории полноценно вошли в правовое поле Украины и, самое главное, в ее ментальное поле. Да, я продолжаю утверждать, что полноценная реинтеграция — это минимум 25 лет, минимум одно поколение. Это мое убеждение. Те же хорваты на прямой мой вопрос: «Закончена ли у вас уже реинтеграция?» (а я спрашивал каждого, с кем встречался), отвечали: «Смотря, что считать концом. Если формально, то с прекращением действия переходной международной администрации вроде закончена. Но на самом деле она не завершена, в том числе и ментально». Да, там по-прежнему возникают определенные трения. Но конституционный строй, хорватское правовое поле восстановлены, хорошо защищены нацменьшинства. Однако до сих пор не закончено разминирование — на 250 квадратных километрах. В Хорватии 25 лет назад закончилась война, а они продолжают разминирование, которое продлится еще до 2026 года. Это тоже означает, что реинтеграция не завершена. Более того, у них последний трагический случай подрыва на мине был в 2019-м. В итоге имеем — один день войны приносит пять дней разминирования. И с таким наследием мы с вами тоже будем жить. 

Так что утверждения, что реинтеграция возможна за год-два — это от непонимания. Восстановление конституционного строя — да, возможно. В той же Хорватии, например, действовала переходная администрация с мандатом СБ ООН, ее главой был Жак Поль Кляйн, американский генерал, который принимал все основные решения и, имея батальон миротворцев, обеспечивал режим переходного периода и внедрение там интересного опыта — переходной полиции. Они формировали ее из числа сербов, принявших решение остаться и признавших конституционный строй Хорватии, хорватов и лиц других национальностей. И эти «переходные» совместные, плюс третий участник — представитель миротворческой миссии, полицейские патрули обеспечивали общественный порядок на территории, подлежащей реинтеграции, до проведения местных выборов и полноценного восстановления конституционного строя. 

— Хорватия без миссии ООН не обошлась. Каково ваше личное мнение, необходима ли международная миротворческая миссия Украине? Если да, то кого следует приглашать — ООН? ОБСЕ? ЕС? С каким мандатом? 

— Две ключевые вещи, уже стоящие у нас на повестке дня, это две эмоции, присутствующие сегодня и на оккупированных территориях, и на подконтрольных — это страх и, как следствие, недоверие. Население Украины, проживающее на оккупированных территориях, боится населения подконтрольной территории. Но также боятся люди и здесь: мол, у них там промытые мозги, зачем они нам нужны? Отсюда взаимное недоверие. Избавиться от него — самая сложная задача, над которой придется работать и глотать тех самых «жаб». 

Между конфликтующими и/или боящимися друг друга людьми часто нужен посредник для того, чтобы помочь восстановить это доверие. 

Хорваты использовали помощь международной администрации. Сербы, которые остались, знали, что их не будут преследовать, не будет этнических чисток, а хорваты понимали, что оставшиеся сербы не будут сопротивляться восстановлению конституционного строя. Проводилось разоружение, шедшее волнами. После того как перекрыли границу с Сербией (чтобы та не поставляла оружие), они выкупали оружие у населения. Только после этого, через полтора года, хорваты пошли на местные выборы. Они за это время выдали сто тысяч хорватских документов, составили списки избирателей. 

А вторая вещь, которая помогла восстановить доверие, — это решение обычных бытовых вопросов. Местное самоуправление стало ключевым актором в этом. Вернувшиеся туда мэры начали решать обычные задачи — восстановление дорог, включение света, подвод воды, вывоз многотонных куч мусора. И решение этих простых бытовых функций стало для людей фактором восстановления доверия. Давайте будем реалистами: ведь основы пирамиды Маслоу никто не отменял. 

Нам после деоккупации и восстановления контроля над границей тоже нужно будет работать над восстановлением доверия. А вот кто будет этими акторами, помимо органов местной власти, кто будет этим посредником, в том числе с силовым обеспечением? Миссия ОБСЕ со спецмандатом? Миссия СБ ООН со спецмандатом? Мне кажется, что это и есть предмет диалога. Это важно, в том числе для обсуждения с нашими партнерами, — странами не только «нормандского формата», но и нашими стратегическими евроатлантическими партнерами — Канадой, США, Великобританией. Кстати, на днях у меня была встреча с послами разных стран, среди которых Швеция, председательствующая в ОБСЕ в следующем году, и Польша, которая примет у нее эстафету в 2022-м. 

— Да, но если мы хотим чего-то достичь за это время, то должны уже сегодня готовить собственные предложения и ставить эти вопросы на повестку дня.

— Мы сегодня находимся в истекшем по сроку минском соглашении — оно закончилось 31 декабря 2015 года. Но другой площадки сегодня не существует. Об этом не мы себе говорим, и не русские нам об этом говорят, нам об этом говорят наши стратегические партнеры: мы вам пока помогаем на этой площадке, но если родится что-то новое, давайте это обсуждать. Это все вопрос консультаций и общения. И мы это обсуждаем. Но здесь и сейчас я не могу вам всего рассказывать. 

Все ждут чуда. Но хочу повторить: не нужно ждать чуда от «Минска». Он не является площадкой, на которой может быть достигнут мир. У нас почему-то завышают ожидания от этих консультаций. Но это банальная логистическая площадка, место, где происходят консультации, направленные на достижение определенных задач, очерченных лидерами и политсоветниками стран «нормандской четверки» — гуманитарного, экономического характера, прекращения огня и связанных с этим вопросов. Эта площадка была создана по инициативе лидеров «нормандской четверки» для решения подобных задач. Но у нас, благодаря, в том числе активности представителей украинской делегации, эти ожидания были завышены с 2014 года. Сначала от того, что особо деятельность ТКГ не предавалась гласности, и каждое сообщение по теме консультаций было сенсацией. Потом, когда начали менять формат, стали более открытыми, самое смешное, что это пошло во вред самим членам делегации, теперь их критикуют больше и ожидания еще выше.

Мы ввели в состав делегации представителей Донецкой и Луганской областей, демонополизировав тем самым присутствие там представителей оккупационных режимов, которые с 2014 года туда были интегрированы: на каждом заседании ТКГ присутствуют и участвуют в этих консультациях персоны из временно оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей. Почему-то сегодня об этом забывают и говорят: «Украина ведет прямые переговоры с сепаратистами, ай-яй-яй, зрада!». Но давайте посмотрим правде в глаза: переговоры без признания велись с первого заседания «Минска», и во все времена во всех подобных конфликтах. Во всех. Возьмите опыт Израиля и Палестины, Северной Ирландии и Британии, многих других. Поэтому не надо себя обманывать и не надо придумывать себе фишки: вот, мол, если вы с ними лишний раз увидитесь, то это будет их субъективизацией, значит вы их признаете. Да глупость это. Потому что сегодня весь цивилизованный мир прекрасно понимает, кто является агрессором, и какую роль выполняют граждане РФ, которые называют себя представителями оккупированных Донецка и Луганска. И не надо рассказывать ни президенту Макрону, ни канцлеру Меркель, ни премьеру Великобритании и президенту Польши, кто там на самом деле кукловод. 

Единственный, кто продолжает играть в игру «а мы тут вообще-то посредники», — представители Российской Федерации. На что им всегда вежливо и корректно говорится: на посредничество нужно согласие обеих конфликтующих сторон, и поскольку мы с вами же и конфликтуем, то мы согласия на ваше посредничество в нашем с вами же конфликте не давали. Мы дали согласие на посредничество ОБСЕ. И потому данная площадка носит название Трехсторонняя контактная группа. Но у них свой нарратив, они борются за снятие санкций. И наша с вами задача максимально доносить до мирового сообщества правдивую информацию.

Но наши партнеры, когда мы общаемся с ними в Париже или Берлине, говорят: «У вас есть враг, есть пророссийские политические силы, это нам понятно. Но почему ваши вроде бы патриотически настроенные силы тоже против, как вы можете вести переговоры, если у вас вокруг критическое отношение? Мы бы так не смогли». Я теперь понимаю позицию президента Туджмана, который говорил всем своим о тех «жабах» и необходимости их глотать.

— Алексей Юрьевич, никто не преувеличивал роль ТКГ и ее считали именно консультационной площадкой, пока не пришла новая команда и не сказала «Ура! Мы повышаем уровень украинской делегации в ТКГ, у нас там целый вице-премьер, замминистра и главы парламентских комитетов, мы теперь доминируем на переговорах!». Именно после повышения уровня делегации и поднятого вокруг этого хайпа и появилось столько внимания к ТКГ. А еще после того, как господин Ермак подписал вместе с господином Козаком документ, предполагающий создание некоего Консультативного совета, вызвавшего резко негативную реакцию в обществе. Вот тогда у общества и в том числе журналистов, возникло много вопросов и появилось пристальное внимание к этой «консультационной площадке». 

— У каждого может быть свое мнение. Не забывайте, что в прошлом составе ТКГ, помимо второго президента Украины, в делегации состояла и тогдашний вице-спикер украинского парламента. Это по поводу уровня украинской делегации. Но когда я слышу умных людей, которые разгоняют «зраду» там, где ее нет, ссылаясь на информацию, звучащую из уст врага, то я теряю доверие к таким политикам, экспертам, представителям СМИ — либо они глупы, либо работают на врага, у меня нет третьего варианта. Возьмите, сравните, проанализируйте нарративы и вы увидите, что это обычная классическая российская специальная информационная операция. 

Моя задача сегодня как профильного министра — донести до людей свою позицию, чтобы человек прочел и задумался о том, что нас ждет. А ждет нас лет 30 наследия этой войны. Нас ждет, например, проведение амнистии: да, мы будем ее проводить, и не надо бояться этого слова. Туджман четыре волны амнистии объявлял. А у нас даже слово «амнистия» — это уже «зрада». 

— Если понимать ее в трактовке господина Фокина, если речь о всеобщей амнистии, то да, это «зрада». Поэтому я хочу спросить лично вас как профильного министра и вице-премьера: какая амнистия, по вашему мнению, должна быть в Украине? Назовите, пожалуйста, ее основные принципы.

— У меня глубочайшее убеждение, что в данном случае мы должны использовать и применять международный опыт. Который описан, в том числе и в выступлении в 2004 году Кофи Аннана, на тот момент генсекретаря ООН. Он озвучил основные принципы переходного правосудия, признанные ООН. У нас тоже есть амбициозная цель описать переходное правосудие как ключевой элемент переходного периода, и, надеюсь, что парламент примет ряд соответствующих законов. Амнистия является одним из обязательных условий переходного правосудия. Потому что ее главная цель — разоружить и прекратить сопротивление большинства людей, находящихся сегодня в окопах с оружием. Потому что если человек не будет знать, что у него есть шанс жить дальше мирной жизнью, то он не вылезет из окопа и будет до последнего сражаться. 

До 80-х годов во всех основных конфликтах шли по пути так называемой тотальной амнистии, когда прощали всех. В упомянутом выступлении Кофи Аннана говорилось, что они проанализировали имеющийся опыт и пришли к выводу, что он оказался неуспешным. Потому что в случае тотальной амнистии нарушались права жертв. Нарушалось право на правду, на знание, кто же совершал преступления. Нарушалось право на справедливость. 

Это означает, что военные преступления, геноцид, преступления против человечности не могут быть амнистированы ни при каких условиях. Те, кто хладнокровно организовывал и совершал убийства, пытал, мародерствовал, не могут быть амнистированы ни при каких условиях. И даже гипотетическое принятие Украиной какого-либо закона, условно говоря о «тотальной амнистии» (как многие интерпретируют), противоречило бы международным принципам и конвенциям. Военных преступников догоняют и через 20, и через 30, и через 40 лет. Поэтому украинская формула амнистирования точно также не может включать военных преступников, убийц, совершавших преступления против человечности и гуманизма, а также «верхушку» — организаторов этих преступлений. 

По нашим оценкам, около 30–35 тысяч вооруженных людей находятся на оккупированной территории Донбасса. Они делятся на 1-й и 2-й армейские корпуса, находящиеся под командованием Южного округа российской армии со штабом в городе Ростов. В тех окопах с автоматами, вместе с российскими военными, находятся и наши с вами сограждане, которые по ряду причин служат сегодня в оккупационной армии. Так вот, если человек стоит на КПВВ в униформе и с автоматом, и занимается тем, что поднимает и опускает шлагбаум, но не совершал тяжких преступлений, то он попадет под амнистирование. Но его командир, который отдавал команды, убивал, пытал в тюрьме «Изоляция», не может быть амнистирован ни при каких условиях. И в случае его задержания понесет наказание по полной программе.

Для меня вопрос амнистии абсолютно понятен. Но об этом необходимо говорить с обществом. Я вам скажу больше: закон нужно принимать уже сейчас. Чем быстрее, тем лучше. Единственное, мне больше по душе называть его законом об ответственности.

— Верховная Рада в сентябре 2014-го уже голосовала за такой закон, но он так и не был подписан спикером ВРУ и президентом. 

— Значит, его нет. 

— Тогда вопрос: вы будете настаивать на завершении законодательной процедуры по законопроекту 2016 года или же предлагаете подготовить новый?

— Я не знаю, что в итоге сделает парламент. Я считаю, что нужно садиться и писать новый — понятный украинскому обществу на всей территории Украины, в том числе в Крыму и оккупированной части Донбасса. Чтобы там люди знали: даже если они сегодня служат оккупационному режиму, но не совершали преступлений, то не должны переживать, что после деоккупации их будут преследовать. Мы понимаем, что сегодня для многих это способ выживания, потому что они там как заложники. А те, кто продолжают совершать преступления, должны понимать: у них нет вариантов избежать наказания. 

Амнистия — это освобождение от наказания или от других видов преследования за совершенные деяния. Но это не означает, что тебе скажут — ты не совершал правонарушения. Совершал. Ты все равно встал против конституционного строя государства, в котором ты живешь. Кто-то может прийти даже добровольно и сказать: я служил в таких-то подразделениях, например, в инженерных войсках, занимался разминированием, считаю, что я подпадаю под амнистию. Проводим проверку, убеждаемся, что он не убивал, не совершал тяжких преступлений — амнистируем. Вопрос, кто это будет делать. Нам необходимо создать некие временные судебные инстанции, в том числе с международным присутствием, чтобы обеспечить доверие, так как без доверия эта система работать не будет. Возможно, это будут временные комиссии. Это не означает, что человек не может появиться позже — через несколько лет, но тогда уже будут работать украинские суды, прокуратура, правоохранительные органы. Ключевым элементом разграничения в амнистии будет тяжесть совершенного правонарушения. 

— Будет ли приниматься отдельный закон о люстрации в ОРДЛО? Или же в существующий внесут необходимые поправки? Кого, по вашему мнению, следует люстрировать? 

— Мне не нравится слово «люстрация». Я предпочитаю термин «поражение в правах». Есть случаи, когда люди служат оккупационному режиму, не совершая прямых преступлений. Но сам факт коллаборации, потворства оккупационному режиму — это уже отказ от признания власти страны, гражданами которой они являются. Это тоже правонарушение. 

Вот, например, в оккупированных Луганске и Донецке сегодня работают пожарники, задачи которых спасать жизни людей и тушить пожары. Вопрос: так что, им не заниматься этим? Они там живут. У них нет вариантов переехать сюда. Есть врачи, которые лечат и также спасают людей. К ним тоже не может быть никаких претензий. Но если учитель в школе внушает детям, что Украина является их врагом, я считаю, что этот человек совершает преступление и не должен какое-то время иметь право учить детей. Люди, которые сегодня добровольно находятся в оккупационном режиме у власти, не могут избирать и быть избранными в органы местной и центральной власти как минимум достаточно продолжительное время. Вот это я называю поражением в правах. Это снова вопрос доверия. Мы не можем доверить этим людям служить в публичной сфере в восстановленной Украине, поскольку они с легкостью пошли служить оккупационному режиму. Но опять же, об этом нужно открыто говорить уже сегодня. 

— В Хорватии вы снова сказали, что минские договоренности требуют пересмотра и модернизации. У вас есть положенный на бумагу драфт, «хард копи» «модернизированного Минска» — конкретный, выписанный документ, который вы готовы предложить партнерам по «нормандской четверке» для рассмотрения?

— Это так не работает. Не может быть написан «хард»-документ, поскольку для начала необходимо провести консультации с нашими партнерами, готовы ли они в принципе к самой идее модернизации или изменения договоренностей, достигнутых в 2014 году. Они тоже должны понять, какие договоренности «Минска» не работают и не сработают никогда, или в случае, если вдруг, не дай Бог, сработают, то нанесут ущерб территориальной целостности Украины. Тогда нужно обсуждать, как это можно изменить. Потому что если не признать первое, то нет смысла обсуждать второе. Если бы просто стояла задача переписать «Минск», это не сложно: на три четверти «Минск» трогать вообще не нужно, потому что там есть базовые условия в первую очередь безопасности — вывод иностранных войск, разоружение, демобилизация — это все записано и этого достаточно, если бы это выполнили, дальше было бы легче. Но дальше возникает вопрос очередности выборы — граница. Выборы надо проводить? Надо. Это финал политического урегулирования. Я — за местные выборы. Но я категорически против проведения выборов до восстановления контроля над границей и решения вопросов безопасности. Если мы посмотрим опыт других стран, то поймем, что необходим переходный период, чтобы погасить там эмоции, восстановить общественный порядок, провести разоружение, демилитаризацию. Чтобы туда вернулись люди, которые смогли убежать от этой войны. Чувствовали себя на своей территории безопасно и могли бы участвовать в местных выборах. На это нужно время. И я не знаю, сколько его потребуется в донбасском варианте — год или два. 

В Хорватии это полтора года заняло. Они не верили, что это возможно, думали, потребуется больше. Но, как отмечали мои тамошние собеседники, Жак Поль Кляйн ускорил ход метронома. Фактор личности имел место. И тут стоит назвать еще несколько личностей — это президент Туджман, академик Костович, экс-замминистра внутренних дел Йошко Морич, экс-уполномоченная президента РХ по вопросам мирной реинтеграции хорватского Подунавья Весна Шкаре-Ожболт — это люди, которые лично делали все, чтобы это произошло. 

Я считаю, что учитывая плотность населения в Донбассе, необходимость разминирования основных мест, где будут ходить люди, очевидно — на это потребуется минимум несколько лет. 

— После чего?

— После полного прекращения войны, начала переходного периода на оккупированных сегодня территориях, с полным контролем правительством Украины границы с Россией.

— Вы активно изучаете зарубежный опыт. Но в то же время почему-то не хотите воспользоваться или хотя бы изучить отечественные наработки, которые были сделаны до вас. С парламентской трибуны, отвечая Ирине Геращенко, вы сказали, что вам ничего не известно о так называемой дорожной карте выполнения минских договоренностей. Но если не зацикливаться на том, что она была подготовлена предыдущей командой (в конце концов, вы же не отмели и приняли в наследство сам «Минск»), а учесть, что драфт этого документа готовился в тесном сотрудничестве с немецкими и французскими партнерами и был с ними уже согласован, после чего передан российской стороне, которая положила его под сукно, то почему же вам сейчас хотя бы не ознакомиться с ним, ведь он устанавливает детальную последовательность выполнения минских договоренностей?

— Опять же вопрос дефиниций. «Был согласован» — это значит, что четыре стороны его согласовали. Он не был согласован. Ведь я тоже общаюсь с немцами и французами, и они сегодня не приводят в качестве победы какой-то согласованный документ, включая пример драфта, о котором вы говорите. Главная позиция, звучащая из уст наших партнеров по нормандскому формату, такова: «Возможно ровно то, о чем вы сможете договориться с русскими в нашем присутствии. Если вы не можете об этом договориться, значит, этого не существует, это не рабочая идея». Поэтому мы можем десять раз придумать что-то хорошее, но если это не будет готова принять российская сторона, пусть под давлением, это не будет работать, увы. Поэтому, поверьте мне, что написать эти дорожные карты — не проблема. Идеи, которые там заложены, давно нами культивируются и обсуждаются на всех встречах и переговорах. 

Что касается очередности, мне кажется, уже ни у кого нет сомнений, что вопрос безопасности — номер один. 

Поэтому я остаюсь жестким сторонником понятия «безопасная реинтеграция», а не любая. Если она будет небезопасна для территориальной целостности нашей страны и нашего прозападного курса, то не надо никуда спешить. 

Да, вопрос границы и выборов прописан в «Минске» не в пользу Украины и стабильности нашего государства, но в «Минске» ведь еще записано, что выборы проходят по украинскому законодательству и стандартам ОБСЕ. Так вот правительство дает Бюро по демократическим институтам и правам человека (БДИПЧ) гарантии безопасности для его миссии. А если оно дает такие гарантии, это означает, что оно контролирует эту территорию. Соответственно, отсутствие контроля над границей между Украиной и Россией означает, что украинское правительство таких гарантий безопасности им не даст. Это означает, что копенгагенские стандарты не будут выполнены, а это означает, что выборы там проводиться не могут, если их не будет мониторить БДИПЧ ОБСЕ. 

Поэтому если мы говорим о духе и букве минских соглашений, то их дух о том, что сначала — вопросы безопасности. Поэтому, какую бы мы дорожную карту ни написали, ключевым приоритетом будет вопрос безопасности, а потом — все остальное. 

— Но есть и другие подводные камни, прописанные в «Минске»…

— Есть. Например, многие политики, ведущие со мной диалог, говорят: вот, в минских договоренностях написано, что у ОРДЛО есть право формировать суды. Более того, переговорщики с той стороны в своих выступлениях тоже допускают высказывания, что, мол, они должны формировать суды. Я отвечаю: открываем и внимательно читаем «Минск», там написано «главы судов по согласованию с местными органами власти». То есть, сначала мы сформируем местные органы власти, а потом пропишем, каким образом они будут согласовывать глав судов. В этом нет никакой крамолы. Потому что на сегодняшний день органы местной власти формируют у нас органы судебной власти под названием суд присяжных. И вот списки этих присяжных утверждаются местными органами власти. Так что это все решаемые задачи. И, кстати, это тоже вопрос для включения в пакет законодательных актов, если мы будем сохранять «Минск» как базовый документ. Его можно сохранить. Там есть нормальные вещи. Но его необходимо модернизировать.

— И сколько еще вы собираетесь сохранять «Минск»? Он по-прежнему не работает, истекает год, который президент отвел на попытку его реализации (если считать от парижского саммита; если же от первых заявлений прошлым летом на эту тему — то уже истек). Что дальше, от чего это зависит?

— Как минимум от нашего общения с коллегами по «нормандскому формату». Как максимум — с другими стратегическими партнерами. Давайте вместе садиться и принимать решение, если «Минск» не сработал. Мы считаем, что Украина добросовестно выполняла и пытается исполнить все обязательства, но, к сожалению, мы видим недобросовестное поведение нашего визави — Российской Федерации. И тому свидетели — модераторы от ОБСЕ, которые фиксируют каждое заседание рабочих групп и самой ТКГ. Пожалуйста, давайте принимать решение. Санкционная политика по отношению к агрессору должна сохраниться? Да. У нас ведь несколько причин для нее — оккупация Крыма, оккупация части Донбасса, сбитие самолета рейса МН17. На сегодня ничего не изменилось: Крым оккупирован, Донбасс оккупирован, МН17 сбит и виновные наказания пока не понесли. Что дальше? Надо сохранять санкции. А может, пора их даже усилить. И давайте садиться дальше обсуждать.

— Поскольку «Минск» не работает, что вы предлагаете? Что взамен?

— Смотрите, Дейтонские соглашения ведь тоже не решили проблем в бывшей Югославии, после них была еще масса других соглашений. Значит, нам, наверное, нужно сказать честно: благодаря минским соглашениям сделано то-то и то-то, есть позитив, в частности режим тишины, пусть и не идеальный. Но если минские соглашения больше не работают, то давайте подпишем другие, например, Стокгольмские. Почему нет? Швеция будет председательствовать с 1 января в ОБСЕ. Это вопрос политической воли лидеров европейских стран, и не только европейских. Посмотрите на пример Карабаха. Проблеме 30 лет и сегодня снова рвануло. Это говорит о том, что нельзя затягивать, нужно находить другие решения, садиться вместе и искать. Если бы мы могли сами справиться, мы бы это сделали. Но мы, к сожалению, не можем сами справиться, это правда. Поэтому нужны новые, усиленные альянсы.

— Вариант заморозки конфликта вами не рассматривается вообще или считается неприоритетным? 

— Я считаю, что он не приоритетный — в моем личном восприятии мира. Но как одно из решений, которое нам могут положить на стол и сказать «давайте обсуждать», — вполне возможный. Еще месяц назад такое предложение было более реалистично. Мол, есть два примера — Приднестровье и Карабах. Но сегодня против такого решения именно Карабах: замораживание, откладывание решения конфликта «на потом» не является хорошим сценарием. Поэтому у нас сегодня есть аргумент, чтобы сказать: давайте искать решение здесь и сейчас. Мне кажется, что мир уже созревает к тому, чтобы и в этой части планеты мы нашли решение.

Спасибо за Вашу активность, Ваш вопрос будет рассмотрен модераторами в ближайшее время

Что означает реинтеграция? Определение реинтеграции, синонимы и антонимы реинтеграции

«Обычно, — сказал Доктор, — это приводит к тому, что они называют реинтеграцией. Ретроспективный кадр

Еще одно направление мирного процесса, так называемые усилия по реинтеграции, направленные на выманивание рядовых бойцов Талибана с поля боя обещаниями амнистии, денег и рабочих мест, также продвигаются медленно — отчасти потому, что затягиваются самозванцы, стремящиеся нажиться, притворяясь усмиренными повстанцами. Sign of War Gains оказывается False

Грант NEG также предоставит краткосрочные консультационные услуги по реинтеграции, чтобы помочь жителям округов, пострадавших от урагана, решить сложные жизненные проблемы, которые могли стать препятствием для трудоустройства. KFDM.com Последние новости : Новости

Командиры талибов переходят на другую сторону – процесс, известный как «реинтеграция» – в обмен на их исключение из списков целей. Telegraph.co.uk — Telegraph online, Daily Telegraph и Sunday Telegraph

Грант NEG также предоставит краткосрочные консультационные услуги по реинтеграции, чтобы помочь жителям округов, пострадавших от урагана, решить сложные жизненные проблемы, которые могли стать препятствием для трудоустройства. . KFDM.com Экстренные новости : Новости

Теперь они прошли так называемый процесс реинтеграции, когда они пытаются сосредоточиться на жизни в свободном обществе после пяти лет жизни в варварских условиях в джунглях Колумбии. от рук повстанческой группировки FARC. Стенограмма CNN, 11 июля 2008 г.

Резервисты, которые возвращаются в места, где войны часто являются слабым эхом, сталкиваются с особыми трудностями в ходе того, что военные называют «реинтеграцией». Для футбольного тренера, вернувшегося с войны, это все равно, что начать заново

Командиры талибов переходят на другую сторону — процесс, известный как «реинтеграция», — в обмен на их исключение из списков целей. Telegraph.co.uk – Telegraph онлайн, Daily Telegraph и Sunday Telegraph

Один из них называется реинтеграцией, который часто делается на поле боя. NPR Topics: News

— Обычно, — сказал Доктор, — это приводит к тому, что они называют реинтеграцией. Flashback

Один из них называется реинтеграцией, который часто делается на поле боя. NPR Topics: News

Дополнительные связи между краткосрочными усилиями УВКБ ООН по реинтеграции, такими как проекты с быстрой отдачей, и мероприятиями по развитию ВПП и других организаций должны быть построены таким образом, чтобы способствовать устойчивому социально-экономическому восстановлению и успешному реинтеграция репатриантов. Глава 32

Следующие пару дней они проведут в том, что военные называют процессом реинтеграции, чтобы помочь им вернуться к нормальной жизни. Стенограмма CNN, 3 июля 2008 г.

Резервисты, которые возвращаются в места, где войны часто являются слабым эхом, сталкиваются с особыми трудностями в ходе того, что военные называют «реинтеграцией». Для футбольного тренера, вернувшегося с войны, это все равно, что начать сначала

Петреус, отметил он, имеет до 100 миллионов долларов в виде чрезвычайных фондов, чтобы запустить эту программу, и со времени своего пребывания в Ираке понимает не только то, насколько важна реинтеграция, но и то, как чтобы заставить его работать. Холбрук: «Очень важная» программа реинтеграции талибов, представленная в январе, еще не работает более широкое сообщество, чтобы предотвратить недовольство. United We Blog! за демократический Непал

Командиры талибов переходят на другую сторону — процесс, известный как «реинтеграция», — в обмен на их исключение из списков целей. Telegraph.co.uk — Telegraph online, Daily Telegraph и Sunday Telegraph

Наша реинтеграция прошла успешно, но я также заранее взял на себя половину ответственности за ее успех или неудачу и решил действовать на опережение. Что такое успех? — SpouseBUZZ

Петреус, отметил он, имеет до 100 миллионов долларов в виде чрезвычайных средств, чтобы запустить эту программу, и со времени своего пребывания в Ираке понимает не только то, насколько важна реинтеграция, но и то, как заставить ее работать. Холбрук: «Очень важная» программа реинтеграции талибов, обнародованная в январе, еще не введена в действие Целью этой кампании является переманивание пехотинцев и командиров среднего звена талибов с поля боя предложениями амнистии и работы. Посланник говорит, что талибам нужна «боль», чтобы говорить0015 секунд.

реинтеграция на английском языке

реинтеграция | Английский словарь переводит с английского на английский и с английского на английский слова реинтеграции      фразы реинтеграции с синонимами реинтеграции антонимы реинтеграции произношение реинтеграции.

reintegration значений на английском языке

reintegration в английском языке   английский перевод слова reintegration   английское значение слова reintegration   что такое reintegration в английском    словаре? определение, антоним и синоним слова реинтеграция

Реинтеграция Антоним, Тезаурус синонимов

Перевод словаря на официальные языки Индии значительно лучше, чем перевод Google, предлагает несколько значений, список альтернативных слов reintegration фразы reintegration    с аналогичными значениями на английском языке, английский словарь   английский перевод reintegration  значение reintegration  определение reintegration  антоним reintegration  синоним reintegration Справочник по английскому языку для поиска синонимов, Антонимы слова реинтеграция.

Английское значение reintegration

Эта страница представляет собой лексический онлайн-ресурс, содержащий список реинтегрированных слов    на английском языке в порядке алфавита, который говорит вам, что они означают, на том же или других языках, включая английский.

Введите термин «реинтеграция» для перевода

Вы можете ввести слово, скопировав и опубликовав, перетащив его или введя в поле поиска выше, чтобы получить значения reintegration.

भारतीय राजभाषाकोश: КХАНДБАХАЛЕ.COM — это цифровая словарная платформа для 22 официальных языка Индии с обширным словарным запасом из 10+ миллионов слов, значений и определений. Предлагаемые языки Ассамский অসমীয়া Бенгальский বাংলা Бодо बड़ो Догри डोगरी английский Гуджарати ગુજરાતી Хинди हिन्दी Каннада ಕನ್ನಡ Кашмирский कॉशुर Конкани कोंकणी Майтхили মৈথিলী Малаялам മലയാളം Манипури মৈতৈলোন্ маратхи मराठी Непальский नेपाली Ория ଓଡ଼ିଆ Пенджаби ਪੰਜਾਬੀ Санскрит संस्कृतम् Сантали Синдхи سنڌي Тамильский தமிழ் Телугу తెలుగు Урду اُردُو.

KHANDBAHALE.COM — это первый в мире (№ 1) цифровой ресурс, основанный на знаниях индийских языков, который предпочитают более ста миллионов изучающих языки, студентов-преподавателей, авторов, переводчиков и ученых в различных областях по всему миру.

Дефисы с префиксом re

Многих из нас смущают дефисы. Префикс вместо может сделать расстановку переносов еще более головокружительной. Однако на самом деле есть только одно правило, которое вам нужно выучить, чтобы определить, когда ставить дефис с на .

Правило: Используйте дефис с префиксом относительно только тогда, когда относительно означает снова И отсутствие дефиса может привести к путанице с другим словом.

Пример: Выздоровеет ли она после болезни?
Re не означает снова , поэтому без дефиса.

Пример: Я дважды перешивал диван.
Re означает снова И отсутствие дефиса вызвало бы путаницу с другим словом, таким как дефис.

Пример: Марки переизданы.
Re снова означает , но это не вызовет путаницы с другим словом, поэтому без дефиса.

Пример: Я должен погладить рубашку.
Re снова означает И отсутствие дефиса может привести к путанице с другим словом, таким как дефис.

 

Популярная викторина

Выберите правильный ответ:
1А.Пожалуйста, позвоните в ресторан по номеру и забронируйте столик по номеру .
1Б. Пожалуйста, позвоните в ресторан по номеру и забронируйте столик по номеру .
1С. Пожалуйста, позвоните в ресторан по номеру и забронируйте столик по номеру .

2А. Я возмущаюсь файлом для вас прошлой ночью.
2Б. Я повторно отправил файл вам прошлой ночью.
2С. Я повторно отправил файл вам прошлой ночью.

3А. Я распечатаю письма еще раз, и вы можете отказаться от них .
3Б. Я распечатаю письма еще раз, а вы можете переподписать их.
3С. Я распечатаю письма еще раз, и вы можете переподписать их.

Ответы:
1А. Пожалуйста, позвоните в ресторан по номеру и забронируйте столик по номеру .
2Б. Я повторно отправил файл вам прошлой ночью.
3Б. Я распечатаю письма еще раз, а вы можете переподписать их.

Если статья или существующие обсуждения не отвечают вашим мыслям или вопросам по теме, используйте поле «Комментарий» внизу этой страницы.

Реинтеграция в послевоенные общества — случай Либерии на JSTOR

Абстрактный

В этой статье я утверждаю, что значение и использование реинтеграции, как концепции, так и практики постконфликтного миростроительства, перегружены и неясны, что способствует проблематичным политическим реакциям и препятствует подотчетности. Я опираюсь на пример Либерии, чтобы показать, как расплывчатое, банальное или противоречивое понимание реинтеграции может трансформироваться на местах в ситуативные и разрозненные процессы планирования и программы, в которых отсутствует четкая стратегия и которые приводят к завышенным ожиданиям.Я также утверждаю, что продолжающаяся секьюритизация реинтеграции может на самом деле подорвать как цели развития, так и цели безопасности, превратив в инструментарий первоначальные социально-экономические цели реинтеграции, в то же время порождая разочарование, возникающее из-за завышенных и несбывшихся ожиданий. Статья завершается рекомендациями по улучшению мышления, практики и оценки реинтеграции.

Информация о журнале

Global Governance демонстрирует опыт ведущих ученых и практиков, занимающихся процессами международного сотрудничества и многосторонности.Результатом является провокационное исследование самых насущных транснациональных проблем нашего времени, в том числе вопросов мира и безопасности, развития, прав человека, окружающей среды и здоровья, с представлением новаторских исследований, авторских статей и рецензий на книги. Редакторы и уважаемый редакционный совет стремятся выпускать строго рецензируемый журнал, отражающий широкий спектр дисциплинарных и глобальных точек зрения. Рецензируемый журнал «Глобальное управление» издается совместно с Академическим советом системы Организации Объединенных Наций (ACUNS).

Информация об издателе

BRILL, основанное в 1683 г., является издательством с сильной международной направленностью. BRILL известен своими публикациями в следующих предметных областях; Азиатские исследования, Древний Ближний Восток и Египет, библейские исследования и религиоведение, классические исследования, исследования средневековья и раннего Нового времени, исследования Ближнего Востока и ислама. Публикации BRILL в основном на английском языке включают серии книг, отдельные монографии и энциклопедии, а также журналы.Публикации все чаще становятся доступными в электронном формате (CD-ROM и/или онлайн-издания). BRILL гордится тем, что работает с широким кругом ученых и авторов и обслуживает своих многочисленных клиентов по всему миру. За время своего существования компания была удостоена множества наград, признающих вклад BRILL в науку, издательское дело и международную торговлю.

реинтеграция — бенгальский значение — реинтеграция Значение на бенгальском языке в sobdartho.ком

существительное:

বিভিন্ন উপাদানের একীভবন, বিভিন্ন উপাদানের একীকরণ, বিভিন্ন উপাদানের মিলন,

Примеры использования реинтеграции

:

Разоружение, демобилизация и реинтеграция (РДР) или разоружение, демобилизация, репатриация, реинтеграция и расселение (РДРРР) являются стратегиями.

, в котором произошли значительные изменения, в конечном итоге приведшие к мирной реинтеграции через Временную администрацию Организации Объединенных Наций для Восточной Славонии.

Министерство пытается «поиск решений и реинтеграции стратегий» для Украины, чтобы восстановить контроль над Крымом и историческими частями.

заключенных, у которых подходит к концу срок их заключения и которые ищут реинтеграцию в гражданскую жизнь, с возможным однократным предложением полной занятости.

Леоне работает над реинтеграцией поколения детей-солдат, на сегодняшний день мало свидетельств того, что долгосрочная реинтеграция происходила напрямую.

психологическая реабилитация и социальная реинтеграция ребенка жертвы.

Такое восстановление и реинтеграция должны происходить в окружающей среде.

В 2002 году Adsav был исключен из митинга, продвигающего реинтеграцию Нанта в Бретань, когда его участники нарисовали баллончиком «Bretagne pour.

прогресс в отношении разоружения в процессе разоружения, демобилизации, реинтеграции и реабилитации.

Реабилитация и реинтеграция детей-солдат определяется Международной организацией детей-солдат как: «Процесс, посредством которого дети ранее были связаны.

После реинтеграции TMF Pure MTV Brand New продолжилось.

высказался по поводу задержек в вопросах, касающихся передачи земли, реинтеграции бывших комбатантов, развертывания новой полиции и рекомендаций.

две модели используются для осужденных преступников, чтобы начать процесс реинтеграции в общество, при этом обеспечивая мониторинг и поддержку; Это.

Инициировал процесс мирной реинтеграции региона под контроль центрального правительства (осуществляется

Переезд команды в Лос-Анджелес помог реинтеграции профессионального футбола афроамериканским игрокам и открыл Западное побережье.



Урок 1: Что такое восстановительное правосудие?

Восстановительное правосудие рассматривает преступление не только как нарушение закона, но и как причинение вреда людям, отношениям и обществу.Таким образом, справедливый ответ должен касаться как этого вреда, так и правонарушений. Если стороны готовы, лучший способ сделать это — помочь им встретиться, чтобы обсудить этот вред и пути решения проблемы. Другие подходы доступны, если они не могут или не хотят встретиться. Иногда эти встречи приводят к трансформационным изменениям в их жизни.

Обратите внимание на три большие идеи: (1) возмещение: преступление причиняет вред, а правосудие требует возмещения этого вреда; (2) столкновение: лучший способ определить, как это сделать, — это совместное решение сторон; и (3) трансформация: это может привести к фундаментальным изменениям в людях, отношениях и сообществах.

Более формальное определение таково: Восстановительное правосудие — это теория правосудия, которая делает упор на возмещение вреда, причиненного преступным поведением. Лучше всего это достигается через совместные процессы, которые позволяют всем заинтересованным сторонам встретиться, хотя другие подходы доступны, когда это невозможно. Это может привести к трансформации людей, отношений и сообществ.

Основополагающие принципы восстановительного правосудия были резюмированы следующим образом:

  1. Преступление причиняет вред, и правосудие должно быть сосредоточено на возмещении этого вреда.
  2. Люди, наиболее пострадавшие от преступления, должны иметь возможность участвовать в его раскрытии.

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован.