Где гулять весной в москве: Что посмотреть в Москве весной — маршрут по достопримечательностям, экскурсии

Содержание

Парки Москвы – 20 лучших парков столицы, где погулять в Москве

В столице насчитывается около 120 парков. Мы выбрали лучшие парки Москвы. Теперь у вас всегда под рукой список лучших парков города, где погулять в Москве. Приступим!

Вас могут заинтересовать лучшие парки развлечений Москвы и ТОП музеев столицы

Парки Москвы (ЮАО)

1. Остров Мечты

Адрес: Москва, Нагатинский Затон

В 2019 году парки Москвы пополнятся крупнейшим крытым парком в мире – парк развлечений «Остров Мечты» первый тематический парк развлечений в России будет построен на юге Москвы. Парк обладает уникальной концепцией, а благодаря своей масштабности и круглогодичной работе, будет привлекать до полусотни миллионов посетителей в год.

«Остров Мечты» станет крайне привлекательной городской туристической достопримечательностью и встанет в один ряд с Кремлем, Парком Горького и ВДНХ. Площадь всего парка будет 100 га, а самой крытой части – 292 тыс. кв. м.

Тематических зон в парке будет 10, а в них посетители найдут 40 самых разных развлечений для всех возрастов. В парке будет 27 аттракционов, четверть из которых – экстремальные. Внимательно и скрупулёзно воссозданные миры из мультиков или фильмов позволят всецело погрузиться в сказочный мир и отдохнуть от повседневной реальности.

Кроме тематической зоны парка, где посетители смогут встретиться с любимыми героями и прокатиться на аттракционах, в парке будет еще много всего интересного. Во-первых, сам ландшафтный парк площадью 32 га с детскими и спортивными площадками, кинотеатром под открытым небом, танцполом, амфитеатром, велодорожками и фонтанами.

Крытый городской променад с улицами европейских городов и копиями известных достопримечательностей (например, римский Колизей или дом Бальо из Барселоны), размер его центральной площади будет в полтора футбольных поля, а накрывать ее будет огромный стеклянный купол, тоже самый большой в России.

На ней будут проходить всевозможные городские мероприятия: праздники, фестивали, выставки, ярмарки… На улицах будут располагаться тематические рестораны и магазины.

Еще будет многофункциональный концертный зал на 3500 мест и большой киноцентр, в который оснастят 17 залами, один из них – IMAX. На благоустроенной набережной на берегу Москвы-реки появится яхтенная школа для детей и их родителей и гостиница.

Проект оценивается сейчас в полтора миллиарда долларов и целиком финансируется группой компаний «РЕГИОНЫ». Для создания тематических зон, с героями и уникальной атмосферой, были заключены лицензионные соглашения об использовании известных мультипликационных персонажей с крупными компании в индустрии развлечений – Sony Pictures Consumer Products, IMPS S.A., Viacom International Media Networks, Sanrio GmbH.

«Остров Мечты» находится на территории природного парка Нагатинская пойма и обладает высоким уровнем транспортной доступности. Напротив главного входа в парк развлечений уже открылась и функционирует станция метро «Технопарк», состав ТПУ «Технопарк» предусматривает постройку надземного перехода с траволаторами от самой станции метро к парку через проспект Андропова. На автомобиле до парка можно будет добраться от Третьего транспортного кольца за три минуты, а от Кремля всего за 10.

Настоятельно рекомендуем ТОП 20 экскурсий по Москве

2. Парк Царицыно

Адрес: Москва, ул. Дольская, 1, м. Орехово

Усадьба Царицыно – единственное место в Москве, которое может похвастаться «Поющим световым фонтаном». Фонтан поражает и завораживает. Его площадь составляет 2.4 км2, высота струй достигает 15 м. Прекрасные виды усадьбы отправляют посетителей назад в прошлое – к временам Екатерины II.

Живописные мосты с уникальными узорами и рисунками, аллеи, дворцы – все это создает атмосферу 19 века. Ежегодно в Царицыно проводят джазовый фестиваль. Если не знаете где погулять в Москве с семьей или друзьями, то обязательно посетите данное место!

3. Парк Коломенское

Адрес: Москва, просп. Андропова, 39, м. Коломенская

Парк находится в природно-ландшафтном музее-заповеднике Коломенское и представляет собой целый комплекс из памятников архитектуры и природы. Здесь проводят экскурсионно-художественные программы, познавательные занятия для детей, мастер-классы, прогулки в конных экипажах, конференции и свадебные торжества. Место, где можно отдохнуть как всей семьей, так и провести романтическую встречу.

Не забудьте про аквапарки Москвы и контактные зоопарки

Парки Москвы (ЦАО)

4. Парк Зарядье

Адрес: Москва, Парк Зарядье, м. Китай-Город

Грандиозная зона отдыха открылась в самом сердце России в 2017 г. ко дню города Москвы. Уникальный парк, во всех отношениях, раскинулся на территории в 12 га и сочетает в себе 4 характерные для России ландшафтные зоны: тундра, степь, лес, болота. В каждой части этого великолепия своя температура. Да-да, именно своя, вне зависимости от времени года. Зимой плюсовая температура, а летом –минусовая.

Для каждой зоны предусмотрен свой мини-зоопарк. Это прекрасная возможность узнать больше о нашей стране, не выезжая за пределы Бульварного кольца. Территорию парка украшает филармония, накрытая огромным куполом. Специалисты обеспечили акустику во много раз превосходящую по качеству, известнейшие филармонии мира. Большой зал рассчитан на 1,5 тысячи человек.

Над Москвой-рекой появился парящий мост длиною 70 метров и одна из лучших смотровых площадок столицы. Отсюда можно увидеть практически весь центр Москвы, во всех деталях рассмотреть Кремль и его окрестности. Предполагается, что Зарядье будут посещать около 12 миллионов человек ежегодно, хотя еще недавно этот район больше напоминал пустырь из-за долгих споров о судьбе территории под снесенной Гостиницей Россия.

Кроме этого, сохранили и отреставрировали старинные храмы. На всеобщее обозрение выставили уникальные археологические находки, обнаруженные во время проведения строительных работ, самые ранние из которых датируются 13 веком. Зарядье открыто для посещения 24 часа в сутки круглый год. Тематические развлекательные площадки не дадут скучать ни взрослым, ни детям. Это один из лучших парков Москвы и мира.

5. Парк Горького

Адрес: Москва, ул. Крымский Вал, 9, м. Октябрьская

Самый популярный парк Москвы. На территории в 119 гектаров каждый найдет чем себя занять, будь то романтическая встреча или семейный отдых с детьми или прогулки с друзьями: занятия спортом, обучение, развлечения, еда, экскурсии, летний кинотеатр, выставки и масса всего интересного ждет вас в Парке Горького.

Широкие тротуары и хороший асфальт позволяют кататься здесь на всем, что может двигаться – от детского трехколесного велосипеда до сигвея. Лавочки, большие гамаки, лежаки и матрасы отлично подойдут для отдыха и спокойных настольных игр. А на небольшой площадке, возле набережной, вечером проходит танцевальный мастер-класс и все желающие могут освоить пару профессиональных движений.

6. Парк Музеон

Адрес: Москва, ул. Крымский Вал, вл. 2, м. Октябрьская

Музеон – место творческих людей. Здесь постоянно проводят выставки художников, музыкальные фестивали и видеоперфомансы. Сюда часто приходят за вдохновением и идеями. Если проголодаетесь, то к вашим услугам местные ресторанчики и киоски с едой.

Удивительный фонтан, состоящий из множества струй, хаотично бьющий из-под земли – любимое развлечение и детей, и взрослых, особенно в жаркую погоду. Быть мокрым здесь – это нормально. Художники всех направлений выставляют свои работы на специально организованном вернисаже. Тут можно найти и работы именитых современных мастеров и начинающих талантов.

7. Сад Эрмитаж

Адрес: Москва, ул. Каретный Ряд, д. 3, м. Чеховская

Где погулять с второй половинкой и устроить романтическую прогулку? Конечно, в Саду Эрмитаж. 16 июля 1894 г. появился Сад Эрмитаж. Зажатый среди многоэтажных домов, миниатюрный по своим размерам зеленый островок имеет три театра: «Новая опера», «Эрмитаж» и «Сфера», кроме этого, здесь установили детскую площадку и детские клубы, фонтан, летнюю эстраду, несколько кафе, ресторанов и, конечно, летний кинотеатр.

Имейте в виду, что сад почти всегда многолюден. Знаменитое большое Серебряное Сердце, установленное за театром «Сфера», место встреч влюбленных. Новая городская легенда гласит, если три раза обойти сердце по часовой стрелке, то в ближайшее время вы найдете свою второю половинку.

8. Парк Красная Пресня

Адрес: Москва, ул. Мантулинская, 5, м. Выставочная

Небольшой городской парк на Краснопресненской набережной позволяет душевно коротать вечера или обеды сотрудникам близлежащих бизнес-центров и жителей района. Здесь установлен один из самых больших уличных детских комплексов в Москве.

Парки Москвы (ВАО)

9. Парк Сокольники

Адрес: Москва, ул. Сокольнический Вал, 1, стр. 1, м. Сокольники

Сокольники гораздо больше своих «коллег» и занимает площадь в 516 гектаров, почти не уступает по своему содержанию. Летний кинотеатр, аттракционы, прокат велосипедов, роликов, коньков, веревочный парк, экскурсионные электромобили, велотакси… Абсолютно каждый найдет занятие по душе.

В Сокольниках часто проходят спортивные мероприятия: турниры по настольному теннису, лыжные гонки, беговые марафоны и т.д. Территория Сокольников огромная и постепенно переходит в национальный парк Лосиный остров. Немудрено и заблудится. Самый знаменитый открытый каток зимой заливают прямо по аллеям и дорожкам. Все желающие могут заглянуть на огонек.

10. Измайловский парк

Адрес: Москва, Aллея Большого Круга, 7, м. Измайловская

Самый большой парк в Москве (1534 га) находится на востоке столицы. Территория оборудована большим количеством спортплощадок. Сюда приходят не только позаниматься спортом, но и приятно провести время с детьми, родными и близкими. Летом здесь можно искупаться в бассейне, а зимой покататься на коньках.

Обратите внимание, что рядом находится конный клуб «Лошади в Кремле», где вы сможете совершить конную прогулку и насладиться не только парком, но и общением с лошадьми.

А может на картинг или в океанариум?

11. Парк Кусково

Адрес: Москва, ул. Юности, 2, м. Новогиреево

Усадьба Кусково или Жемчужина Европы (как ее еще называют) расположилась на территории в 310 га. Шикарные аллеи, дворец, французский регулярный парк (кстати, единственный сохранившийся в Москве), мраморные скульптуры и пруды. Прекрасное место для романтических встреч и семейных прогулок. Как и многие другие усадьбы Кусково пропитана духом 18 века.

12. Терлецкий парк

Адрес: Москва, ул. Металлургов, 41, стр. 1, м. Новогиреево

Терлецкий – один из самых молодых парков Москвы, был открыт в 1972 г. Как и в других подобных местах здесь провели масштабную реконструкцию. Установили спортивные и детские площадки, сделали зоны отдыха, украсили пруды.

Любители верховой езды и просто лошадей оценят парк по достоинству – здесь есть конюшня и можно прокатиться верхом. В прудах вы можете встретить стаю уток, несколько видов рыб и земноводных. Место благоустроено.

Парки Москвы (ЮЗАО)

13. Воронцовский парк

Адрес: Москва, Воронцовский парк, д. 3, м. Калужская

В Воронцовском вас встретит 40.7 гектаров благоустроенной территории с водоемами. Здесь играют в Городки, занимаются Скандинавской ходьбой, играют в шахматы, катаются на велосипедах, стреляют в тире и просто приятно проводят время. Ежемесячно проводятся экскурсии по усадьбе, есть возможность прокатиться на аттракционах, взять лодку или катамаран в прокат.

14. Мещерский парк

Адрес: Москва, ул. Воскресенская, стр. А, вл. 3, м. Юго-Западная

Пожалуй, самый молодой московский парк (ему меньше 10 лет). В 2008 г. провели масштабную работу по восстановлению всей территории. Теперь это ухоженное, благоустроенное место, где любой желающий может заняться спортом (установлены спортивные площадки), с ветерком прокатиться на велосипеде, поучаствовать в летних марафонах.

Благодаря внушительным размерам (465 га) Мещерский входит в число самых крупных парков Москвы. Работы по улучшению парковой зоны еще продолжаются и вскоре здесь появится больше удобств, без ущерба природе.

Парки Москвы (ЗАО)

15. Парк Фили

Адрес: Москва, Большая Филевская ул., 22, стр. 1, м. Филевский парк

Красивая набережная, Панда парк, арт студия, летний кинотеатр, детский клуб «Филиняня», галерея ретро-автомобилей, кафе, рестораны и много живности – все это есть в Фили. Многочисленная фауна порадует избалованных жителей «каменных джунглей»: ушастая сова, утки, тетеревятник, вальдшнеп, дятел, скворцы, ласточки, белки, зайцы и другие обитатели зеленого островка могут встретиться вам на пути.

16. Парк Победы

Адрес: Москва, ул. Братьев Фонченко, д. 7, м. Парк Победы

Едва ли найдется житель столицы, который не бывал на Поклонной горе. Всеми узнаваемый Обелиск, устремившийся в высь на 141.8 метра (каждый дециметр символизирует один день войны), ставший самым высоким монументом России. Он украшает парк, который является неотъемлемой частью мемориального комплекса Центрального музея Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.

17. Парк 50-летия Октября

Адрес: Москва, ул. Удальцова, 22а, м. Проспект Вернадского

Парк на Вернадского (второе название) имеет 67 гектаров зелени и деревьев. Посетителей встречают детские и спортивные площадки, беседки для отдыха, лабиринт, памятники Великой Отечественной войны, живность и другое. Как ни странно, но здесь редко бывает многолюдно, что весьма неплохо для жителя мегаполиса, желающего отдохнуть от городской суеты.

Обратите внимание на лазертаг клубы и пейнтбольные площадки

Парки Москвы (СВАО)

18.

Парк Останкино

Адрес: Москва, 1-ая Останскинская ул., м. Телецентр

После реконструкции в 2014 г. Останкино стал одним из самых благоустроенных в Москве. Здесь возвели крупнейший в Европе скейт-парк под открытым небом, реконструировали пруды, сделали отличные беговые и пешие дорожки. Кроме этого создали специальную конную трассу. ВДНХ, Останкино и Ботанический сад стали одним парковым комплексом с едиными стандартами. Общая площадь комплекса составляет 540 гектаров.

19. Лианозовский парк

Адрес: Москва, Угличская ул., 13, м. Алтуфьево

Полностью благоустроенный Лианозовский парк может похвастаться веревочным городком, прокатом роликов и велосипедов, аттракционами, спортивными площадками, прудами и красивыми набережными, фонтанами и фудкортами. Здесь есть все для полноценного семейного отдыха и просто приятного времяпрепровождения.

Парки Москвы (СЗАО)

20. Парк Северное Тушино

Адрес: Москва, ул. Свободы, 56, м. Планерная

Парк Северное Тушино поделен на несколько частей: Захарково, Эко, Бодрый и Добрый. В Захарково вас ждет яблоневый сад, который разбили более 50 лет назад. Эко имеет уникальный природный ландшафт и насаждения. Название «Бодрый» говорит само за себя – здесь размещены спортивные площадки, где играют в волейбол, теннис и пинг-понг, катаются на горных велосипедах, лыжах и коньках.

Каждый день здесь проводят открытые тренировки по Workout. В Добром детей ждут приятные сюрпризы. Аттракционы, детские площадки, пляжи, фудкорт, сцена для концертов и праздников. Зимой на площади заливают каток и дети и взрослые могут весело прокатиться не только на коньках, но и на тюбинге.

Вас могут заинтересовать полет на воздушном шаре и аэротрубы Москвы

Интересное о парках

Само по себе понятие «парк» появилось в Китае, а после получило широкое распространение во Франции в 17 веке. Изначально, все они были закрыты для обычных жителей. Только правителю и его свите было позволено любоваться великолепными цветами, экзотическими деревьями и каскадами прудов. И только в начале 19 века в Европе открыли доступ всем желающим.

Мюнхен был одним из первых городов, в котором появился свободный доступ жителей в зону отдыха монарха. Это был Английский сад – один из крупнейших городских парков в мире с общей площадью в 4,17 км2. Он больше чем популярный Центральный парк в Нью-Йорке или Гайд-парк в Лондоне.

Английский парк спроектировал немецкий архитектор Фридрих Людвиг Шкел в 1792 г. При создании сада был использован архитектурный стиль английского ландшафтного дизайна, поэтому он получил название «Английский парк». Это был первый народный зеленый островок в Европе и до сих пор остается одним из крупнейших и известнейших в мире.

В скором времени парки стали местом не только для отдыха, но и для проявления себя. Актеры и музыканты, художники и скульпторы стали творить на глазах посетителей и тут же продавать свое искусство. Зеленые островки стали излюбленным местом встреч и прогулок целыми семьями. На центральных аллеях в Берлине люди сотнями устраивают пикники и семейные ужины на открытом воздухе.

Самые известные парки в мире

75-летие Спасо Хауса: краткая история

Ни одно здание так тесно не ассоциируется с историей американской дипломатии последнего столетия, как Спасо-Хаус, резиденция посла Соединенных Штатов Америки в Москве. С конца 1933 года, когда Спасо-Хаус впервые стал резиденцией американских послов, в нем побывали сотни почетных гостей, от джазовых музыкантов до президентов США и глав российского государства. Здание Спасо-Хауса, находящееся в небольшом арбатском переулке, получило свое название от Спасопесковской площадки, расположенной перед домом, увековеченной художником В.Д. Поленовым на картине «Московский дворик».

На протяжении 75 лет, со времени установления дипломатических отношений между США и Советским Союзом, Спасо-Хаус являлся резиденцией американского посла, а время от времени часть помещения использовалась как офисы. Несмотря на то, что свою заслуженную славу Спасо-Хаус снискал как место знаменитых дипломатических балов и официальных приемов, последние 80 лет он является местом проведения традиционных дипломатических переговоров и встреч с общественностью. Общественные и культурные мероприятия, организованные в Спасо-Хаусе, играли важную роль в ослаблении напряженности и налаживании контактов между США и Россией даже в те времена, когда официальные отношения между двумя странами были довольно натянутыми. Таким образом, история Спасо-Хауса являет собой уникальный пример развития дипломатических отношений между Соединенными Штатами и Россией в ХХ веке.

Первым владельцем Спасо-Хауса был известный российский промышленник Николай Второв. Его отец, Александр Федорович Второв, нажил немалое состояние, занимаясь торговлей текстильной продукцией в Сибири в XIX веке. В 1897 году Александр Второв переносит свою семейную фирму «Текстильная компания Второва» в Москву. В 1911 году, после его смерти, сын Александра Федоровича Николай унаследовал эту компанию, которая вскоре становится ведущим текстильным предприятием в царской России.

Благодаря процветанию своего предприятия, удивительной деловой хватке и использованию опыта американских «баронов-разбойников», Второв вскоре получает прозвища «русский американец» и «московский Морган». Он решает построить дом для своей семьи, и его выбор падает на район Арбата. В 1913 году Второв покупает участок земли у княгини Лобановой-Ростовской и нанимает известных архитекторов Владимира Дмитриевича Адамовича и Владимира Морицевича Маята для составления проекта и строительства своего нового дома. Здание было сконструировано в новомодном стиле ампир, особо популярном в среде крупной торгово-промышленной буржуазии того времени. Современники называли его архитектурным шедевром. Спасо-Хаус и сейчас остается прекрасно сохранившимся образцом русского неоклассицизма начала 20-х годов прошлого столетия.

В ноябре 1917 года власть захватили большевики, а в 1918 году Николай Второв умирает при загадочных обстоятельствах, и его семья покидает страну. Здание Спасо-Хауса переходит в ведение большевистского правительства.

По приказу президента Вудро Вильсона американское правительство отказалось признать новый режим, и уже на следующий год посольство США в России было закрыто. На протяжении последующих 15 лет преемники Вильсона придерживались политики «дипломатического непризнания» Советского Союза. Все это время здание Спасо-Хауса использовалось в различных целях, например, для проведения заседаний Всероссийского центрального исполнительного комитета (предшественника Верховного Совета) и как помещение для проживания высокопоставленных советских дипломатов. Среди них были Георгий Васильевич Чичерин, преемник Троцкого на посту народного комиссара по иностранным делам с 1918 по 1930 г., подписавший Рапалльский договор между РСФСР и Германией в 1922 году; а также Лев Михайлович Карахан, специалист по Дальнему Востоку, заместитель Чичерина, принимавший участие в процессе налаживания дипломатических отношений с Китаем в 1924 году.

К 1933 году Соединенные Штаты Америки оставались единственной великой державой, которая все еще не признавала Советское правительство. Однако в ноябре того же года, в результате продолжительных переговоров с наркомом иностранных дел Максимом Максимовичем Литвиновым в Вашингтоне, Соединенные Штаты Америки согласились признать Советский Союз. Это решение было обусловлено тем, что Советы обязались заключить соглашение о соблюдении определенных правовых и религиозных свобод для американских граждан, проживавших на территории Советского Союза, и об уважении политический и территориальной целостности Соединенных Штатов. Президент США Франклин Рузвельт и нарком иностранных дел СССР Литвинов также заключили «джентльменское соглашение», по которому Советское правительство обязалось частично выплатить Америке долг, оставшийся еще со времен царской России. Окончательная цифра этого долга должна была быть определена в ходе дальнейших переговоров. После восстановления дипломатических отношений между Соединенными Штатами и Советским Союзом президент Рузвельт назначил Уильяма Буллита на должность посла США в Москве.

По прибытии «экспедиционной армии Буллита» (так называли эту группу дипломатов в Государственном департаменте) в Москву в декабре 1933 года начались активные поиски помещений для размещения офисов и обустройства жилья для американских дипломатов. До 1918 года посольство США находилось в бывшей столице царской России Санкт-Петербурге (позднее Петрограде). Поэтому правительство Соединенных Штатов Америки никогда прежде не размещало свое посольство или резиденцию американского посла в Москве. Из-за острой нехватки жилых помещений в новой столице для расселения американских дипломатов в Москве в тот момент были пригодны всего три здания: особняк Второва, дом на Моховой улице недалеко от знаменитой гостиницы «Националь» и еще одно здание, в котором позднее разместилось посольство Польши. Посол Буллит и его сотрудники остановили свой выбор на особняке Второва как временной официальной резиденции посла США в Советском Союзе. Особняк идеально подходил для проведения приемов, и, кроме того, еще в 1928 году в нем была установлена американская отопительная система. Дом на Моховой улице было решено использовать как административное здание.

После вручения верительных грамот и выбора помещений для посольской резиденции и офисов, посол Буллит на короткое время возвратился в Вашингтон, чтобы набрать штат сотрудников для работы в посольстве. В его отсутствие третьему секретарю посольства Джорджу Кеннану было поручено начать переговоры с советским правительством об аренде двух зданий – особняка Второва (который американцы стали называть «Спасо-Хаусом») и дома на Моховой улице. Следуя инструкциям Буллита, в августе 1934 года Кеннан подписал договор, по которому Спасо-Хаус сдавался в аренду американцам на три года при стоимости аренды в $ 75.000 на весь этот срок. Буллит в то время рассчитывал начать работы по строительству здания на Воробьевых горах в стиле особняка Томаса Джефферсона в Монтиселло, поэтому предполагалось, что аренда Спасо-Хауса продлится не более трех лет. Если бы Буллиту удалось решить вопрос о строительстве нового здания на Воробьевых горах, Спасо-Хаус никогда бы не появился на страницах истории американской дипломатии. Однако из-за трений с советским руководством планам Буллита по возведению комплекса зданий посольства США на Воробьевых горах не удалось осуществиться, и именно Спасо-Хаус остался в реестре зданий Государственного департамента США, находящихся за границей.

В начале 1934 года, когда дипломаты, назначенные на службу в первом посольстве США в СССР, приехали в Москву, Спасо-Хаус временно размещал в своих стенах и гостиницу, и административные офисы. Это продолжалось до июня из-за проблем, связанных с реконструкцией здания на Моховой улице. Дело было не только в плохом качестве самой постройки. Джорджу Кеннану стало известно, что советские инженеры опасались, что строительство линии метро прямо под зданием на Моховой улице могло бы привести к разрушению всего сооружения. Поскольку здание было изначально предназначено также и для проживания американских дипломатов, сотрудники посольства вынуждены были временно разместиться в ближайших гостиницах и в Спасо-Хаусе. В то же время для того, чтобы приспособить Спасо-Хаус для выполнения его прямых дипломатических функций, в 1935 году к нему был пристроен концертный зал, который по замыслу архитекторов дополнял бы зал приемов, став местом проведения концертов и просмотра кинофильмов.

Несмотря на усиленные попытки американцев сделать Спасо-Хаус своей резиденцией, оказалось, что его бывшие «постояльцы» совсем не хотели окончательно расставаться с особняком. Когда прежние советские жильцы, хотя и с большой неохотой, покинули здание после того, как американское правительство приняло решения об аренде здания, отзвуки прошлого все же продолжали мешать работе сотрудников посла Буллита. Например, в своих мемуарах Кеннан вспоминает одну занятную историю, связанную с телефонами в Спасо-Хаусе.

В самом начале истории Спасо-Хауса в качестве резиденции американского посла там не было телефонного коммутатора. Лишь два телефонных аппарата непрерывно звонили днем и ночью. Иногда, если кто-нибудь, отвечая на звонок, снимал трубку, в ней слышалось «тяжелое дыхание и загадочное молчание». Сначала никто не мог понять, что происходит, но позже Кеннану удалось узнать из осведомленных источников, что бывший нарком иностранных дел Чичерин, на тот момент «впавший в немилость и отправленный на пенсию, нездоровый и полусумасшедший» звонил в Спасо-Хаус потому, что местный истопник был единственным человеком, кому Чичерин доверял уборку своей квартиры. По всей видимости, схема «чичеринских сигналов по вызову истопника… должна была работать следующим образом: позвонить в Спасо-Хаус, дождаться, пока там снимут трубку, и некоторое время хранить напряженное молчание».

Много лет спустя после того как в 1952 году закончилась работа Кеннана в Москве, он с теплотой вспоминал тот период дружественных отношений, установившихся после признания Советского Союза администрацией президента Рузвельта в ноябре 1933 года, и называл это время «прекрасным и восхитительным». Это был период, когда американские дипломаты и журналисты тепло принимались в советском обществе и могли практически свободно посещать официальные учреждения и общаться с простыми гражданами. По словам Кеннана, это был пример того, «как могли бы сложиться советско-американские отношения при иных обстоятельствах».

Вскоре после того как американские дипломаты переехали в Москву, Спасо-Хаус стал местом проведения целого ряда важных и долгожданных мероприятий. Четвертого июля 1934 года посольство впервые провело ежегодное празднование Дня независимости США. В этот день в парке на берегу Москвы-реки прошел бейсбольный матч, в результате которого команда сотрудников посольства, возглавляемая самим послом Буллитом, нанесла поражение команде американских корреспондентов. Вечером того же дня в Спасо-Хаусе был устроен прием для 100 американских граждан. Это событие положило начало традиции проведения ежегодных приемов в честь Дня независимости и утвердило Спасо-Хаус как основное место приемов американского дипломатического сообщества в Москве.

Два приема, проведенных в начале дипломатической истории Спасо-Хауса, считаются поистине легендарными. Первый из них – рождественский прием в канун 1934 года, когда посол Буллит дал указание своему переводчику Чарльзу Тейеру устроить, как он сам потом вспоминал, «что-нибудь сногсшибательное» для всех американцев, проживающих в Москве. Ирена Уайли, жена советника посольства, предложила устроить вечеринку с участием зверей. Но когда Тейер пришел в Московский зоопарк, взволнованный директор отказался дать животных для проведения каких-либо мероприятий в посольстве иностранной державы. Впавший в отчаяние Тейер обратился в Московский цирк, где ему удалось найти трех тюленей – Мишу, Шуру и Любу, которые могли бы выступить в Спасо-Хаусе с цирковыми трюками. Вечером гости посла собрались в зале приемов, свет был потушен, и лишь прожекторы освещали тюленей, которые по очереди внесли в зал на своих мордочках новогоднюю елку, поднос с бокалами и бутылку шампанского. После этого впечатляющего шествия тюлени продемонстрировали публике еще несколько трюков, но под конец представления выпивший лишнего дрессировщик неожиданно потерял сознание. Произошла сумятица, и неуправляемые тюлени разбрелись по Спасо-Хаусу, а Тейер и другие сотрудники посольства долго не могли загнать их в клетку. К счастью, посол Буллит был вызван в Вашингтон для консультаций с президентом Рузвельтом и на этом приеме не присутствовал, что и спасло дипломатическую карьеру Тейера.

Несмотря на неразбериху, случившуюся на рождественском приеме 1934 года, весной 1935 года американское посольство организовало еще одно историческое мероприятие. На этот раз — официальный прием для представителей всех зарубежных дипломатических миссий, работающих в Москве. В задачу Тейера входило устроить такое мероприятие, которое по своему размаху превосходило бы все когда-либо проводимые посольские приемы в Москве. Теперь госпожа Уайли предложила устроить вечер в пасторальном стиле, который назывался бы «Весенний фестиваль». Памятуя о горьком опыте с тюленями, Тейер с опаской отнесся к идее использования животных, но, как он позже напишет в своих мемуарах, «когда ты всего лишь переводчик, ты понимаешь, что лучше не спорить с женой высокопоставленного дипломата». Для этого праздника Тейер взял животных в Московском зоопарке –директор зоопарка уже «не так, как в прошлый раз, нервничал в ходе общения с иностранцами». Удалось раздобыть несколько горных коз, десяток белых петухов и медвежонка, которого предполагалось держать на протяжении всего вечера на специально сооруженной небольшой платформе. Для полноты ощущений рабочие соорудили в зале приемов искусственный лес из 10 березок – их выкопали заранее и временно поместили в одну из ванных комнат Спасо-Хауса. И, наконец, был сооружен вольер для фазанов, маленьких попугайчиков и сотни зябликов, также позаимствованных у Московского зоопарка. В завершении всего обеденный стол был украшен финскими тюльпанами и листьями цикория, зеленеющими на влажном войлоке, что, по замыслу авторов композиции, должно было имитировать лужайку.

«Весенний фестиваль» 24 апреля 1935 года останется в памяти, пожалуй, как самый роскошный и ослепительный прием, когда-либо организованный американской дипломатической миссией за рубежом. Этот прием собрал в Спасо-Хаусе более 400 гостей и был увековечен советским писателем Михаилом Булгаковым в его сатирическом романе «Мастер и Маргарита» как «весенний бал полнолуния». Среди приглашенных были руководящие члены советского Политбюро и Красной армии, такие как нарком иностранных дел Литвинов, нарком обороны Климент Ворошилов, председатель Центрального комитета коммунистической партии Лазарь Каганович, бывший глава Коминтерна Николай Бухарин, большевистский писатель и член редколлегии газеты «Известия» Карл Радек и три маршала Советского Союза — Александр Егоров, Михаил Тухачевский и Семен Буденный. По мнению Тейера, «все самые весомые фигуры в Москве, за исключением Сталина, присутствовали на этом фестивале». Даже несмотря на то, что медвежонка вырвало прямо на мундир одного советского генерала (Радек шутки ради налил ему в бутылочку шампанского вместо молока), вечер имел оглушительный успех и продолжался до самого утра. Когда последние гости разошлись, Тейер начал загонять птиц в клетки. Но ужасно устав после приема, он случайно забыл запереть дверь вольера, когда пошел спать. Не успел он заснуть, как камердинер посла разбудил его и сказал, что тот хочет срочно видеть его в зале приемов. Когда Тейер вошел в зал, он увидел, как посол наблюдает за полетом стаи зябликов, которые вылетели из вольера и «мирно парили» высоко под потолком. Служитель зоопарка, вызванный специально для отлова птиц, не смог ничего сделать, так как потолки в Спасо-Хаусе очень высокие, и Тейеру пришлось только беспомощно наблюдать, как птицы разлетаются по всему дому, «чирикая и оставляя за собой характерные следы». Неудивительно, что после «Весеннего фестиваля» посол Буллит уже никогда не просил Чарльза Тейера устраивать какие-либо мероприятия в Спасо-Хаусе.

Такие события, как «Весенний фестиваль», внесли неоценимый вклад в развитие личных отношений между американскими дипломатами и их советскими партнерами. Посол Буллит использовал приемы в Спасо-Хаусе как средство развития связей с советскими официальными лицами (особенно с военными), не являющимися сотрудниками Народного комиссариата иностранных дел, поскольку он полагал, что нарком Литвинов настроен враждебно по отношению к американским интересам.

Легендарный «Весенний фестиваль» ознаменовал расцвет советско-американских отношений в 30-е годы ХХ столетия. Хотя Буллит прибыл в Москву с надеждой на установление долгосрочных дружественных отношений с советскими официальными лицами, уже к 1935 году его иллюзии рассеялись, и он был крайне огорчен, когда его усилия по заключению договора с Советами о выплате Америке долгов царской России завершились провалом. В итоге Буллит пришел к выводу, что Советы не были заинтересованы в соблюдении условий договора, который обеспечивал дипломатическое признание Америкой Советского Союза.

В июле 1935 года Буллит решительно выступил против сближения с Советским Союзом после того, как Коммунистическая партия Советского Союза пригласила Коммунистическую партию США принять участие в работе Седьмого конгресса Коминтерна в Москве. По условиям соглашения 1933 года Советский Союз должен был воздерживаться от какой-либо поддержки организаций, политика которых была направлена на разжигание деятельности по свержению «политического или социального режима США в целом или какой-либо из частей страны». Хотя по условиям соглашения деятельность Коминтерна на территории Советского Союза не была под запретом, участие Коммунистической партии США в его работе было явным нарушением условий договора и порождало опасения, что Советы хотят использовать американских коммунистов для политического подрыва интересов правительства Соединенных Штатов. Будучи ревностным сторонником развития более тесных отношений с Советским Союзом до 1935 года, Буллит счел приглашение Американской коммунистической партии на конгресс Коминтерна личным оскорблением и после этого стал резко критиковать политику Советского Союза. В связи с этим в последнее время своего пребывания в должности посла он проводил крайне мало времени в Москве, и в августе 1936 года президент Рузвельт назначил его на должность посла США в Париже, но и там Буллит оставался ярым противником сближения с Советским Союзом.

На место Буллита был назначен новый посол. Им стал Джозеф Дэвис, видный деятель Демократической партии и бывший председатель Федеральной комиссии по торговле при администрации президента Вильсона. Дэвис также был экономическим советником президента США на Парижской мирной конференции 1919 года.

Во время своей службы в администрации Вильсона Дэвис подружился с Франклином Рузвельтом, который в то время был помощником министра Военно-морского флота. После того как в 1936 году Буллит покинул советскую столицу, президент Рузвельт попросил Дэвиса поехать в Москву для налаживания отношений с советским правительством. Президент надеялся, что улучшение отношений с Москвой благотворно скажется на стабилизации ситуации в Европе, которая продолжала усложняться по мере того, как Германия, Япония и Италия пытались нарушить статус-кво Версальских соглашений, наращивая вооружения и угрожая соседним государствам.

По приезде в Москву посол Дэвис и его жена Марджори Пост (наследница состояния одной из крупнейших компаний в области производства пищевых продуктов «Post Foods») стали активно заниматься обновлением Спасо-Хауса на свои собственные деньги. Ремонтные работы включали полную замену электрических проводов, установку новейшего электрического оборудования и ванн. Из-за острой нехватки продуктов питания в Москве того времени американцы старались привозить еду с собой. Посол Дэвис не был исключением, что вызвало небольшой скандал, когда журналисты узнали, что они с женой использовали свою собственную яхту для транспортировки через ленинградский порт 12 морозильников с продуктами и почти 1000 литров замороженных сливок. В подвале Спасо-Хауса были установлены морозильники для хранения продуктов, которые регулярно доставлялись из Соединенных Штатов. Однако даже новая электрическая проводка не могла поддерживать работу стольких электрических приборов. Когда в Спасо-Хаусе однажды временно отключилось электричество, два новых морозильника вышли из строя, и 400 литров сливок просто скисли. Чарльзу Тейеру поручили избавиться от испорченных сливок без лишнего шума и не привлекая внимания американских журналистов, чтобы «эта история не разнеслась по всей Москве».

Более серьезной проблемой для сотрудников посольства США была советская слежка. Каждый раз посол Дэвис выходил из Спасо-Хауса в сопровождении милиционеров (эти правила были установлены после убийства немецкого посла в Петрограде в 1914 году). Кроме того, посол и его жена вскоре поняли, что обслуживающий персонал шпионит за ними и шлет донесения советским секретным службам. Госпожа Дэвис позже вспоминала, что Спасо-Хаус был напичкан прослушивающими устройствами. «Мы находили их в каминах, вентиляционных отверстиях, во внутренних перегородках». Персонал посольства также научил ее и посла постукивать ложкой по металлическим и стеклянным предметам, как только они заговаривали о секретных вещах, чтобы создавать помехи в микрофонах. В этот же период времени гостям Спасо-Хауса выдавались специальные открытки, которые предупреждали, что каждая комната в доме, а также сад, прослушиваются советскими секретными службами, и вещи любого посетителя могут быть осмотрены.

Самый характерный случай разоблачения электронного подслушивания произошел летом 1937 года, когда посла Дэвиса не было в Москве. Во время рутинной проверки на чердаке посольский электрик обнаружил, что кто-то соорудил нишу, через которую можно было поместить микрофон в вентиляционную шахту между чердаком и потолком кабинета посла. После нескольких безуспешных попыток застать преступника врасплох Кеннан попросил электрика протянуть провод от входа на чердак к звонку в спальне личного дворецкого посла. Несколько недель ничего не происходило. Затем однажды англичанин-дворецкий позвал Кеннана в свою комнату, чтобы показать, что сам дворецкий и племянник посла Дэвиса задержали местного телефонного оператора. Несмотря на то, что этот человек отказался признать свою вину, Кеннан был практически уверен, что они поймали нарушителя, так как в той части чердака, где должен был быть установлен микрофон, были найдены окурки со следами губной помады. Все знали, что именно этот телефонный оператор в силу причин, которые Кеннан «предпочитал не выяснять», пользуется губной помадой. Кеннан попросил посла довести инцидент до сведения советских официальных лиц, но Дэвис отказался. Он боялся, что разглашение этого дела может помешать его главной задаче — сгладить те противоречия, которые возникли в советско-американских отношениях во время пребывания на посту посла его предшественника. В конце концов, посол Дэвис, его семья и весь штат посольства научились жить с оглядкой на то, что советские спецслужбы могут наблюдать за всем, что происходит в Спасо-Хаусе.

В июне 1938 года Джозеф Дэвис был назначен послом США в Бельгии, и его место в Москве занял Лоуренс Стейнхардт. Хотя за время пребывания Дэвиса на посту посла отношения с Советским Союзом несколько улучшились, после его отъезда они очень быстро испортились. Причиной этому послужило то, что советские руководители подозревали, что британское, французское и американское правительства были более заинтересованы в политике примирения с нацистской Германией и фашистской Италией, чем в сотрудничестве с Советским Союзом в деле сдерживания гитлеровской агрессии. К 24 августа 1939 года, всего через две недели после приезда Стейнхардта в Москву, взаимоотношения между Соединенными Штатами и Советским Союзом достигли пика напряженности, после того как Советский Союз и Германия заключили договор о ненападении, известный как «пакт Молотова-Риббентропа», а также германо-советское торговое соглашение. Отношения были также омрачены частыми публичными протестами Стейнхардта против плохого обращения советских властей с американскими гражданами в Советском Союзе и на территории оккупированной Польши. В связи с обострением отношений с Советским Союзом и началом войны в Европе в культурной жизни Спасо-Хауса наступило затишье.

Нападение Германии на Советский Союз привело к резкому изменению в советско-американских отношениях. В июле 1941 года произошла встреча ближайшего помощника президента Рузвельта Гарри Гопкинса с Генеральным секретарем компартии Советского Союза Иосифом Сталиным и наркомом иностранных дел СССР Вячеславом Молотовым, на которой обсуждались вопросы помощи Советскому Союзу и оценивались возможности того, как советские военные усилия могут быть использованы в интересах США. Вскоре после этого на Атлантической конференции президент Рузвельт и премьер-министр Великобритании Уинстон Черчиль написали письмо Сталину с заверениями безоговорочно предоставить Советскому Союзу необходимый «максимум материальных ресурсов и военного обеспечения». В конце сентября 1941 года англо-американская миссия, возглавляемая будущим американским послом в Советском Союзе Авереллом Гарриманом и членом британского кабинета министров лордом Бивербруком, прибыла в Москву для обсуждения вопросов расширения военных поставок в СССР по ленд-лизу. К концу октября 1941 года президент Рузвельт санкционировал отправку военной техники и материального обеспечения, в том объеме, который был определен миссией Бивербрука-Гарримана. В это время впервые после 1935 года американское посольство в Москве и Спасо-Хаус становятся центрами активной деятельности.

Во время наступления германских войск на Москву осенью 1941 года и Спасо-Хаус, и административное здание пострадали от немецких бомбардировок. К середине октября советское правительство эвакуировало всех сотрудников иностранных дипломатических миссий в город Куйбышев (ныне Самара), примерно в 900 км. к юго-востоку от Москвы. Посол Стейнхардт занимался эвакуацией сотрудников американского посольства, но его изначальная враждебность по отношению к советскому правительству часто снижала эффективность его деятельности, в то время как основной задачей Соединенных Штатов было сотрудничество с Советами по созданию антигитлеровской коалиции. Поэтому в ноябре того же года Стейнхардт был переведен в Анкару.

Пока Стейнхардта не было в Москве, деятельность посольства обеспечивала команда из шести человек под руководством второго секретаря посольства Льюэллина Томпсона. Они смогли поддержать традиционный график работы (с 10 утра до 6 вечера), предоставляя тем немногим американцам, которые оставались в Москве, возможность получить транзитные визы, а также информировали Вашингтон о ситуации на фронте. В это время все шесть сотрудников посольства жили в Спасо-Хаусе и готовились к немецкой осаде. Когда водоснабжение Москвы оказалось под угрозой, они наполняли все ванны Спасо-Хауса водой, замораживали ее и хранили в металлических контейнерах для мусора. В свободное от подготовки к осаде время они находили новые способы отдохнуть, например, превращали лужайку перед домом в каток, или около 50 раз ходили на балет «Лебединое озеро».

К счастью, немцы не смогли войти в Москву. За образцовое руководство посольством зимой 1941-42 годов Государственный департамент США наградил Томпсона Медалью свободы за то, что он поддерживал деятельность миссии США в Москве «под угрозой захвата».

В апреле 1942 года адмирал Уильям Стэндли сменил Стейнхардта на посту посла. До этого он был командующим военно-морскими операциями и членом миссии Бивербрука-Гарримана, которая в октябре 1941 года проводила переговоры об условиях, на которых Советский Союз будет получать помощь США по ленд-лизу. Хотя Стэндли в основном жил в эвакуированном посольстве в Куйбышеве, он останавливался в Спасо-Хаусе, когда приезжал в Москву, чтобы встретиться с советскими официальными лицами.

В годы войны Спасо-Хаус был чрезвычайно важной дипломатической базой, однако и он пострадал от военных действий. В результате немецких бомбардировок были разбиты окна, и попытки сотрудников закрыть их досками и фанерой не спасали от ветра и холода. В результате, как писал посол Стэндли, «зимой в некоторых темных и мрачных комнатах [Спасо-Хауса] можно было находиться только в теплой шубе». Кроме того, плохо работало отопление, поэтому во многих комнатах пришлось устанавливать керосиновые печки и выводить их трубы в окна, чтобы дым уходил из помещений.

Тем не менее в августе 1943 года, когда немцы отступали по всей территории Советского Союза, США смогли перевести весь штат посольства обратно в Москву. Адмирала Стэндли в должности посла сменил Аверелл Гарриман. За время его службы в Москве значительно увеличилось количество дипломатов и военных, работавших в посольстве, поскольку необходимо было обеспечивать поставки по ленд-лизу. Чтобы приютить постоянно прибывающих сотрудников, американская миссия разместила в Спасо-Хаусе временные офисы, гостиницу для высоких гостей из Вашингтона и жилые помещения для некоторых сотрудников посольства. Было так тесно, что посол Гарриман вынужден был устроить кабинет в собственной спальне. Несмотря на то, что во время войны Спасо-Хаус выполнял такие разнообразные функции, он мог предложить своим обитателям роскошь, практически недоступную в военной Москве – горячую воду.

В течение Второй мировой войны Спасо-Хаус был не только домом для американских дипломатов, работавших в Москве, но и важной базой для высокопоставленных представителей правительства США, которые приезжали для участия в решающих встречах, во время которых разрабатывалась политика союзников. Например, Гарри Гопкинс останавливался в Спасо-Хаусе в июле 1941 года, когда он приезжал, чтобы встретиться со Сталиным и министром иностранных дел Молотовым. В сентябре 1942 года, во время официальной поездки по Советскому Союзу, в Спасо-Хаусе жил Уэндел Уилки, кандидат в президенты США от Республиканской партии в 1940 году. В октябре 1943 года здесь останавливались Дональд Нельсон, председатель Совета военной промышленности США, и госсекретарь Корделл Халл, который участвовал в конференции министров иностранных дел 1943 года. Во время конференции госсекретарь Халл встретился с представителями Великобритании, Советского Союза и Китая, и они подписали совместную декларацию об основании союза, из которого впоследствии выросла Организация Объединенных Наций. Во время краткого визита в Москву после Ялтинской конференции, состоявшейся в начале 1945 года, госсекретарь США Эдвард Стеттиниус-младший и Эдвард Флинн (бывший председатель Национального комитета Демократической партии) гостили в Спасо-Хаусе по приглашению посла Гарримана. Наконец, в августе 1945 года почетным гостем Спасо-Хауса стал генерал Дуайт Д. Эйзенхауэр, который прибыл в Москву на празднование победы союзных войск в Европе.

В январе 1946 года генерал Уолтер Беделл Смит (в военное время служивший начальником штаба генерала Эйзенхауэра) приехал в Москву, чтобы сменить посла Гарримана, и нашел Спасо-Хаус в плачевном состоянии. Военное время, приезды и отъезды многочисленных гостей, а также дополнительного штата дипломатов и военных, тяжело повлияли на системы жизнеобеспечения и внешний вид официальной резиденции американских послов. Больше всего нового хозяина заботило состояние огромной люстры в зале приемов, которая представляла серьезную угрозу. Металлические тросы, на которых держались хрустальные подвески весом в 11 кг, сильно проржавели и грозили оборваться в любую минуту. Посол Смит опасался, что рухнувший хрусталь может сильно поранить того, кто в этот неудачный момент окажется в зале, а если это произойдет во время одного из официальных мероприятий, то станет причиной неприятного дипломатического инцидента. Он одобрил выделение 800 долларов США на замену этих тросов и ремонт люстры.

С марта по апрель 1947 года в Москве проходило Совещание министров иностранных дел, в ходе которого разрабатывались окончательные условия мирного договора с Германией и Австрией. В то же время Государственный департамент США наконец принял решение о серьезном ремонте и обновлении внешнего вида Спасо-Хауса – впервые с довоенных времен. Посольство заказало новые ковры, занавески, холодильники, ванны, стулья, тарелки и кухонную посуду, а обслуживающий персонал получил новую форму. Во время Совещания министров иностранных дел большинство помещений Спасо-Хауса использовались как офисы. Государственный секретарь США Джордж Маршалл гостил в доме и устроил официальный ужин 10 апреля 1947 года.

Приехав в Москву через два года, Лидия Керк, жена адмирала Алана Керка (который сменил Уолтера Смита и занимал должность посла в 1949-51 годах) благоприятно отзывалась об изменениях, которые произошли в Спасо-Хаусе после войны. Условия в доме были значительно лучше, чем она ожидала, и кроме того, она отметила «благородную атмосферу, в которой будет возможно жить».

Однако, как и многие представители американского сообщества в Москве до и после нее, госпожа Керк вскоре поняла, что любые необходимые мелочи, «вплоть до гвоздя и подушки», нужно было привозить из Соединенных Штатов или покупать через Бюро по обслуживанию иностранцев Министерства иностранных дел СССР – БЮРОБИН. Это агентство, которое госпожа Керк описывала как «массу препонов и бюрократии», вызывало неприязнь американских дипломатов, за то, что «усложняло и так непростую жизнь».

Госпожа Керк также писала о том, какую помощь оказывали китайские дворецкие Чин и Танг, которые руководили обслуживающим персоналом Спасо-Хауса. Они приехали в Советский Союз много лет назад, женились на русских, но не покидали страну, потому что не могли получить выездные визы для своих семей. Оба дворецких долгие годы работали в Спасо-Хаусе, несмотря на постоянное преследование советских спецслужб.

В конце 1940-х годов союзники времен Второй мировой войны разошлись во мнениях по поводу устройства Европы. В июне 1950 года Соединенные Штаты и их сторонники в Организации Объединенных Наций уже участвовали в военных действиях в Корее, направленных против сил, поддерживаемых Советским Союзом. В результате иностранные дипломаты, работавшие в Москве, почувствовали, что за ними ведется постоянная слежка, и все контакты с советскими гражданами вне официальных мероприятий пресекаются.

Когда Джордж Кеннан вернулся в Москву в 1952 году в качестве посла, он обнаружил, что Спасо-Хаус с трех сторон окружен кирпичной стеной, а с четвертой его ограничивает высокая железная ограда. Все это хорошо освещалось («как в тюрьме»), и вокруг постоянно дежурили охранники. Из окон Спасо-Хауса Кеннан также наблюдал, как советские граждане переходили на другую сторону улицы, чтобы не проходить непосредственно перед резиденцией.

Семья Кеннана приехала в Москву на несколько недель позже, поэтому он часто оставался в Спасо-Хаусе совершенно один. Как он позже вспоминал, в эти вечера он «бродил по своей золотой клетке, как привидение», играл на рояле в концертном зале или просто садился в одно из многочисленных кресел и практиковался в русском языке, читая вслух. Это было необходимо, потому что поговорить по-русски он мог только во время редких официальных мероприятий.

В этой недружественной обстановке посол Кеннан тепло вспоминал китайских дворецких Чина и Танга, единственных сотрудников Спасо-Хауса, которые «проявляли определенную меру личного участия». Кеннан отмечал, что он был чрезвычайно благодарен одному из них за то, что тот мужественно задерживался в доме, чтобы подать ужин, когда Кеннан был один. Как только посол заканчивал трапезу, дворецкий (Кеннан не упомянул, был ли это Чин или Танг) «мгновенно исчезал», так как советскому обслуживающему персоналу не разрешалось общаться с американскими дипломатами, и он боялся «остаться, пусть даже на несколько секунд, наедине с такой опасной фигурой [как американский посол]». Тридцать лет спустя, во времена разрядки международной напряженности, Танг все еще работал дворецким в Спасо-Хаусе. В 1976 году он встречал каждого из более чем трех тысяч гостей, которые пришли на прием, посвященный двухсотлетию независимости США – крупнейшее мероприятие, которое когда-либо проводилось в Спасо-Хаусе.

Когда бы Кеннан ни покидал Спасо-Хаус, за ним следовали пять милиционеров в штатском, которые не спускали с него глаз за пределами посольства. Вскоре Кеннан осознал, что и в стенах Спасо-Хауса он не был полностью свободен от их наблюдения. Приехав в Москву, он с ужасом узнал, что в период между отъездом посла Керка и его приездом БЮРОБИН провел ремонт Спасо-Хауса без какого-либо контроля американской стороны. Хотя проведенные после этого поверхностные инспекции не выявили ничего подозрительного, Кеннан был недоволен тем, что «бюрократизированная» дипломатическая служба позволила осуществлять работы в Спасо-Хаусе в отсутствие русскоговорящего представителя США.

Незадолго до отъезда Кеннана на встречу руководителей американских миссий в Лондоне в сентябре 1952 года в Спасо-Хаус приехали два американских технических специалиста, чтобы тщательно проверить, нет ли в доме советских подслушивающих устройств. Сначала их приборы не смогли ничего обнаружить, поэтому они попросили посла заняться своими ежедневными делами. По их просьбе в своем кабинете Кеннан сделал вид, что диктует секретарю дипломатическую телеграмму, хотя на самом деле он зачитывал вслух отрывки из официальной истории Государственного департамента – «Международные отношения Соединенных Штатов». В это время техники проходили по зданию в поисках микрофонов, возможно установленных советской стороной. Когда все их усилия ничем не увенчались, они сосредоточили поиски в комнате, в которой Кеннан и его секретарь разыгрывали рабочую ситуацию. В конце концов внимание специалистов привлекла копия герба США, которая висела на стене кабинета. Этот вырезанный из дерева герб советское правительство подарило послу Гарриману в 1946 году.

Кеннан и секретарь продолжали свою игру и с удивлением наблюдали, как техники начали постукивать по стене вокруг герба, а затем и по самому гербу. Вскоре они нашли сложный микрофон, который можно было обнаружить только тогда, когда он работал — поэтому предыдущие проверки его не выявили. Кеннан вдруг «остро почувствовал незримое присутствие в комнате третьего человека – нашего внимательного наблюдателя», который «мог слышать даже наше дыхание». Кеннан не мог не оценить иронию создавшегося положения – долгими вечерами, когда он был в доме один, он часто читал вслух в комнате, где висел герб. Поскольку вечерней работы в эти дни обычно не было, и ему нужно было практиковаться в русском языке, а мало кто из русских разговаривал с ним, он зачитывал тексты передач «Голоса Америки» на русском языке. Получалось, что его невидимая аудитория становилась свидетелем «активной и красноречивой полемики, направленной против советской политики». В результате Кеннан задумался, не решили ли советские сотрудники, что он «подшучивает над ними».

Дня за два до отъезда Кеннана в Лондон в Спасо-Хаусе произошел еще один случай, который напрямую повлиял на завершение его трудной работы в качестве посла в Москве. Кеннан читал на лужайке перед домом, а его маленький сын, который играл неподалеку, подошел к главным воротам. Московские дети заметили его и перешли через улицу. Вскоре все ребята играли вместе через забор. Кеннан наблюдал за из игрой, пока не вмешались советские охранники и не отогнали местных детей. Кеннан смирился с тем, что его попытки установить дружеские отношения с советскими гражданами эффективно пресекались, но этот случай переполнил чашу его терпения.

19 сентября 1952 года в Берлине, где Кеннан остановился по пути в Лондон, журналисты взяли у него интервью. Один из них спросил, насколько близко Кеннан общался с советскими гражданами, на что посол резко ответил, что единственная разница между его сегодняшней работой в Москве и пребыванием в качестве интернированного в нацистской Германии в конце 1941 – начале 1942 годов состояла в том, что в Москве он мог «свободно выходить и гулять по улицам под присмотром охраны». Через неделю газета «Правда» осудила Кеннана за его высказывания в Берлине, а 3 октября Джон МакСвини, исполнявший обязанности временного поверенного в делах США, был вызван в Министерство иностранных дел. Советское правительство вручило ему ноту, объявлявшую Кеннана персоной нон-грата и требующую его немедленного отзыва.

К тому времени, когда Чарльз Болен, сменивший Кеннана на посту посла (а до этого работавший вместе с ним под руководством посла Уильяма Буллита), прибыл в Москву в апреле 1953 года, ситуация сильно изменилась. В начале марта умер Иосиф Сталин, завершалась Корейская война. Это способствовало тому, что Спасо-Хаус снова стал местом официального и неофициального общения американских и советских дипломатов.

6 апреля 1953 года на небольшой прием, который временный поверенный в делах США Джейкоб Бим устраивал в честь американских журналистов, приехавших в Москву, пришли советские официальные представители с супругами. Этот прием был знаменателен не только тем, что до этого в течение нескольких лет советская сторона в основном отклоняла приглашения на мероприятия, проводимые посольством. (Исключение составляли только приемы, посвященные Дню независимости 4 июля, на которые приходило всего несколько человек низшего ранга – восемь в 1951 году и семь на год раньше.) Вызывало интерес то, что впервые со времен Второй мировой войны приглашение приняли советские журналисты. Как писала газета «Нью-Йорк таймс», обычно такой небольшой прием в столице какого-либо государства не привлек бы внимания. Для Москвы «свободное общение американцев и русских в неформальной обстановке стало одной из самых важных новостей». Спасо-Хаус, прекрасное место для проведения таких встреч, вновь стал ключевым пунктом в развитии советско-американских отношений.

В противоположность мрачным чувствам, которые вызывало это здание у Кеннана, одна из дочерей посла Чарльза Болена, Целестина Болен, вспоминала Спасо-Хаус как дом, полный жизни и офис с «коммунальной» атмосферой. В течение четырех лет работы Болена в ранге посла Спасо-Хаус вновь стал местом встреч всего американского сообщества в Москве. Семья Болен радушно встречала американцев, живших в столице, и устраивала в Спасо-Хаусе рождественский маскарад, бал морской пехоты и просмотры кинофильмов. В результате «дом всегда был полон», хотя, как писала Целестина Болен, он был «странно спланирован, неуклюж и недостаточно приспособлен для того, чтобы быть центром современного американского посольства».

Кроме того, советские руководители больше не избегали приглашений на мероприятия, проводимые в Спасо-Хаусе. Генеральный секретарь Коммунистической партии Никита Хрущев был частым гостем в этом доме в период своего руководства страной. Во время празднования Дня независимости 4 июля 1954 года в Спасо-Хаусе без предварительного уведомления появились Хрущев и все члены Политбюро. Посол Болен, который ничего не знал об их планах, уехал в тот день из Москвы. Его дочь Целестина чуть не вызвала дипломатический скандал, когда общительный Хрущев попытался поднять ее на руки. Как позже вспоминал в своих мемуарах сам Болен, ее ледяной взгляд заставил «беднягу» отступить.

На следующий год Хрущев и основные члены Политбюро, включая председателя правительства Николая Булганина, опять неожиданно посетили Спасо-Хаус во время празднования Дня независимости 4 июля 1955 года. В этот раз Хрущев воспользовался ситуацией и сделал несколько смелых заявлений, обращаясь к Уолтеру Уалмсли, который в тот момент возглавлял американскую миссию, так как посол Болен опять так некстати отлучился из Москвы. Они касались предстоящего Совещания глав правительств четырех держав в Женеве. Прием пришлось проводить в саду, потому что в концертном зале, пристроенном при после Буллите, было небезопасно находиться — проявились дефекты первоначального строительства. Если бы пошел дождь, весь прием был бы испорчен, ведь несколько сот гостей не смогли бы разместиться в доме.

Однако 4 июля 1955 года светило солнце, и в тени деревьев, окружавших двор Спасо-Хауса, перед небольшой аудиторией дипломатов и журналистов Хрущев сделал важное заявление. Он объявил, что Советский Союз примет участие в совещании в Женеве, где ведущие страны планировали обсудить ряд важных вопросов, в том числе будущий статус Германии. Хрущев открыто заявил, что он надеется, что на совещании обе стороны будут «общаться на равных… и если вы [Соединенные Штаты] будете честно и открыто говорить с нами как равный с равным, мы обязательно достигнем результатов». Несмотря на намеки Хрущева на то, что Советский Союз может «подождать и повременить», если США и их союзники не отнесутся серьезно к переговорам, газета «Нью-Йорк таймс» отметила, что появление Советского руководства в Спасо-Хаусе «[представило] личный взгляд на [советскую] политику разрядки напряженности и мирного сосуществования».

В Спасо-Хаусе проводились многие важные мероприятия во время визита в Советский Союз вице-президента Ричарда Никсона в июле 1959 года. Посол Льюэллин Томпсон устроил несколько официальных приемов во время пребывания вице-президента в Москве, включая неофициальный ужин, на котором присутствовали Никсон, Хрущев, профессор Милтон Эйзенхауэр — президент Университета Джонса Хопкинса и брат президента США Дуайта Эйзенхауэра, и некоторые другие. Несмотря на репутацию ярого антикоммуниста, вице-президент Никсон сумел поддержать вежливый разговор с Никитой Хрущевым, не затрагивая их словесную дуэль о преимуществах капитализма над коммунизмом, произошедшую на день раньше, во время осмотра Американской национальной выставки. Хотя пресса широко осветила эти знаменитые «кухонные дебаты», ужин в Спасо-Хаусе прошел так удачно, что Хрущев пригласил вице-президента Никсона сразу же после приема поехать ночевать на его личную дачу под Москвой.

Однако визит вице-президента Никсона был омрачен тем, что незадолго до его приезда в стенах Спасо-Хауса обнаружили еще одно подслушивающее устройство. На этот раз американские техники нашли его в люстре около офиса посла Томпсона и предположили, что его установил кто-то из советских рабочих, которые проводили ремонт в Спасо-Хаусе. Несмотря на такую находку, Никсон во время визита в Москву использовал Спасо-Хаус как офис. Вместе с послом Томпсоном он целую ночь работал там над речью, с которой выступил по советскому телевидению и радио 1 августа 1959 года.

Информация об очередном подслушивающем устройстве, найденном в Спасо-Хаусе, не разглашалась и стала известна только на следующий год, вскоре после знаменитого выступления Генри Кабота Лоджа, представителя США в ООН, на заседании Совета Безопасности. Тогда Лодж обратился к Министру иностранных дел СССР Андрею Громыко и предъявил ему вырезанный из дерева герб США, в котором в 1952 году, во время работы в Москве посла Кеннана, было обнаружено советское подслушивающее устройство. Лодж также заявил, что за последние несколько лет правительство США обнаружило более 100 подслушивающих устройств в зданиях американских посольств в странах коммунистического блока, и упомянул последнюю находку в Спасо-Хаусе. Активность советской разведки на территории американских дипломатических представительств в этот период была так велика, что посол Томпсон говорил, что, работая в Москве, он предпочитал обсуждать секретную информацию за пределами зданий. Спустя 30 лет жители Спасо-Хауса все еще считали, что любой их разговор может быть подслушан, а Джек Мэтлок, посол США в СССР в 1987-91 годах, часто заявлял: «Если они [советские спецслужбы] хотят услышать мое мнение – пожалуйста!»

Раскрытие информации о советских подслушивающих устройствах в Спасо-Хаусе в 1960 году было следствием обострения дипломатических разногласий. Инцидент с американским самолетом-разведчиком У-2, который сбили советские средства противовоздушной обороны, а также попытки СССР установить более близкие отношения с кубинским лидером Фиделем Кастро стали причиной провала встречи на высшем уровне в Париже в 1960 году. Тем не менее стремление к «мирному сосуществованию», о котором Никита Хрущев говорил на протяжении 1950-х годов, укреплялось. И хотя сам Хрущев не пришел на празднование Дня независимости 4 июля 1960 года, на приеме присутствовали около 500 представителей Советского Союза, включая таких известных членов Политбюро, как Председателя правительства Анастаса Микояна. Собственно говоря, количество гостей с советской стороны увеличилось по сравнению с предыдущим годом, несмотря на то, что в течение предшествующих месяцев дипломатические отношения осложнились, в основном из-за инцидента с самолетом У-2 и отношений с Кубой.

В отличие от прошлых лет, советские руководители стремились поддерживать дружеские отношения с американскими коллегами даже в самые трудные времена и заявляли о своей приверженности к мирному разрешению основных противоречий. Ежегодный прием в Спасо-Хаусе, посвященный 4 июля, представлял собой прекрасную дипломатическую сцену для демонстрации таких намерений. Например, на приеме 1960 года Микоян открыто заявил, что Советский Союз может проигнорировать американское нефтяное эмбарго, направленное против Кубы. В то же время неформальная, дружественная атмосфера приема позволила ему сказать, что отношения между Соединенными Штатами и Советским Союзом «должны улучшаться».

В то время, когда такие проблемы, как отношения с Кубой, срывали попытки и советских, и американских лидеров уменьшить дипломатическую напряженность, Спасо-Хаус стал тем местом, где граждане США и СССР могли свободно встречаться и общаться друг с другом. Во время первого срока пребывания посла Томпсона в Москве различные мероприятия в Спасо-Хаусе посетили более пяти тысяч советских граждан – больше, чем за все 23 года до его приезда.

Такая атмосфера общения способствовала развитию подлинной дружбы между послом Томпсоном и Генеральным секретарем Хрущевым. В то время один из американских журналистов писал, что «их отношения носили какой-то личный характер, который довольно трудно описать словами…» Через два года после приезда в Москву Томпсон (который в начале своей дипломатической карьеры уже работал здесь в годы Второй мировой войны) убедил Хрущева посетить Соединенные Штаты, а затем содействовал в организации встречи между Хрущевым и президентом Эйзенхауэром во время саммита в Париже в 1960 году. В 1962 году, во время Кубинского ракетного кризиса, президент Джон Кеннеди полагался на советы Томпсона, который к тому времени вернулся в Вашингтон и занимал пост посла по особым поручениям. Томпсон говорил президенту, что, насколько он знает Хрущева, советский лидер не будет рисковать развязыванием ядерной войны в результате размещения ракет на Кубе, если он сможет добиться от США обещания не завоевывать остров и таким образом укрепить свои позиции в глазах общественности. Можно сказать, что личные отношения Томпсона и Хрущева в немалой мере способствовали разрешению самого серьезного кризиса холодной войны.

Хотя Соединенные Штаты Америки и Советский Союз оказались практически на грани войны во время Кубинского ракетного кризиса после убийства президента Кеннеди, советское правительство и советский народ выразили США большое сочувствие. В то время как государственное телевидение, радио и газеты воздавали должное памяти президента Кеннеди, во второй половине дня 23 ноября 1963 года Хрущев и министр иностранных дел Громыко лично пришли в Спасо-Хаус к послу Фою Колеру, сменившему посла США Томпсона. Оба сделали записи в книгах соболезнований, а Хрущев в течение 20 минут лично беседовал с Колером. Во время разговора он еще раз выразил свое сочувствие и поделился впечатлениями от своей единственной встречи с Кеннеди на Венской конференции в 1961 году. Подобная ситуация повторится через пять лет, после смерти сенатора Роберта Кеннеди, когда к удивлению американских дипломатов советские официальные представители в большом количестве придут в Спасо-Хаус, чтобы отдать дань уважения американскому сенатору.

Несмотря на привычку Хрущева посещать мероприятия в резиденции посла США, Леонид Брежнев, заступивший на пост Генерального секретаря в 1964 году, посещал Спасо-Хаус довольно редко. Владимир Туманофф, бывший дипломат, работавший в посольстве США в Москве, наблюдая за Брежневым во время одного из его редких визитов в Спасо-Хаус в 1959 году во время празднования Дня независимости, заметил, что «закоренелый коммунист, выросший из эпохи Сталина», Брежнев не мог чувствовать себя свободно в «роскошном русском дореволюционном частном особняке царской эпохи, полном красиво одетых уверенных американцев с гладкими лицами – чувствующих себя как дома, да к тому же и говорящих по-русски».

Враждебность Брежнева исчезла через девять лет, когда он снова посетил Спасо-Хаус после того, как правительства США и Советского Союза взяли курс на политику разрядки напряженности после событий Вьетнамской войны и ухудшения китайско-советских отношений. 26 мая 1972 года, выступая в Спасо-Хаусе перед группой высокопоставленных американских и советских гостей, которая включала Генерального секретаря Брежнева и премьер-министра Косыгина, президент Никсон объявил, что правительства США и Советского Союза заключили временное соглашение о некоторых мерах в области ограничении стратегических наступательных вооружений (ОСВ-1) и договор об ограничении систем противоракетной обороны (ПРО). После этого президент Никсон отметил, что этот дипломатический успех – «показатель того, что может произойти в будущем, если мы будем работать во имя мира во всем мире». Хотя реальное подписание обоих соглашений произошло в Кремле, президент Никсон установил неофициальный прецедент, что Спасо-Хаус становится местом, где приезжающие в страну государственные деятели США могут выступать с важными заявлениями.

Президент Никсон сделал это заявление в ходе своей десятидневной поездки в Советский Союз, что сделало его первым действующим президентом США, приехавшим в эту страну после того, как президент Рузвельт посетил Ялтинскую конференцию в феврале 1945 года, а также первым действующим президентом США, который приехал в Москву. И хотя президент США не останавливался в Спасо-Хаусе ни в один из своих приездов в Москву (предпочитая вместо этого Кремль), в обоих случаях он устраивал официальные приемы для советского руководства в этом особняке. По словам Никсона, во время первого приема в 1972 году после того, как был подан десерт («запеченная Аляска»), Брежнев воскликнул: «Послушайте, американцы просто творят чудеса – они научились поджигать мороженое!»

Два года спустя государственный секретарь США Генри Киссинджер вместе с будущим послом в Советском Союзе Артуром Хартманом пригласил в Спасо-Хаус на обед своего советского партнера, министра иностранных дел Громыко. Приезд Киссинджера в Москву должен был подготовить второй визит президента Никсона в Советский Союз. Несмотря на то, что государственный секретарь Киссинджер потерпел неудачу в своих попытках добиться «концептуального прорыва» в вопросах, касающихся контроля над вооружениями, мира на Ближнем Востоке, американо-российской торговли и судеб советских евреев, желающих эмигрировать в Израиль, во время своего тоста перед гостями, собравшимися в Спасо-Хаусе, он подчеркнул, что «США и Советский Союз считают своим долгом постоянно улучшать свои отношения». Он также отметил, что «цель американской политики» – это «стремление к поддержанию во всех уголках мира политики сотрудничества, даже если при этом возникнут временные препятствия».

Пришедшая к власти администрация Картера строила свои отношения на основе политики разрядки, проводимой администрациями Никсона и Форда. Во время своей поездки в Москву в 1977 году государственный секретарь Сайрус Вэнс вынужден был признаться американским репортерам на пресс-конференции в Спасо-Хаусе, что советское правительство отклонило предложения как по всестороннему, так и по сбалансированному ограничению стратегических вооружений. Хотя обе стороны в итоге достигли соглашения по ОСВ-2 в июне 1979 года, советское вторжение в Афганистан в декабре того же года привело к срыву ратификации договора Сенатом США, а также снижению «духа разрядки».

Ухудшение американо-российских отношений, которое произошло во время последнего года правления администрации Картера и первой половине правления администрации Рейгана, не помешало Спасо-Хаусу оставаться важным центром дипломатической активности.

После смерти Генерального секретаря Брежнева в ноябре 1982 года вице-президент Джордж Буш-старший и государственный секретарь Джордж Шульц посетили Спасо-Хаус, когда они приезжали в Москву на похороны Брежнева и встречались с его кратковременным преемником Юрием Андроповым. На пресс-конференции в Спасо-Хаусе 14 ноября государственный секретарь Шульц выразил желание правительства США «работать над развитием более конструктивных отношений по сравнению с тем, что наши страны имели в недавнем прошлом». Двумя днями позже вице-президент и государственный секретарь провели в Спасо-Хаусе короткую встречу с министром иностранных дел Китая Хуаном Хуа. Вице-президенту Бушу пришлось еще дважды побывать в Спасо-Хаусе во время правления администрации Рейгана — на похоронах Юрия Андропова и Константина Черненко.

К 1980 году Спасо-Хаус зарекомендовал себя как место общения между высокопоставленными дипломатами, место проведения пресс-конференций, представляющих общественное лицо американской дипломатии в Советском Союзе и важное место продвижения культурной дипломатии. Посол Артур Хартман лично обратился с письменным заявлением к советскому правительству с просьбой разрешить советским артистам посещать приемы в Спасо-Хаусе и в американском консульстве в Ленинграде, так как многие из них подвергались преследованиям со стороны советского правительства, если они получали приглашения на посольские приемы. В начале 80-х годов отношения между нашими странами переживали самый тяжелый период со времен Кубинского ракетного кризиса. Несмотря на это многие советские граждане приходили на культурные мероприятия в Спасо-Хаус, например, на представление американского джазового музыканта Гари Бертона в июне 1983 года. По словам одного американца, присутствовавшего на концерте, это стало доказательством того, что «дела обстоят крайне плохо, но тот факт, что мы можем проводить подобные мероприятия, свидетельствуют о том, что отношения [между США и Советским Союзом] стали более зрелыми».

Последующие десятилетия подтвердили роль Спасо-Хауса как центра общения представителей двух стран, вне зависимости от политической ситуации. В апреле 1986 года в Спасо-Хаусе останавливался знаменитый пианист Владимир Горовиц (вместе с принадлежавшим ему роялем «Стейнвей», который был доставлен из Нью-Йорка в Москву по каналам дипломатической почты). Маэстро приехал на родину впервые после шестидесятилетнего отсутствия. Историческое выступление Горовица в Большом зале Московской консерватории 20 апреля транслировалось в странах Западной Европы и Соединенных Штатах. Оно способствовало смягчению враждебности по отношению к США, возникшей в результате бомбардировки Ливии американскими военными самолетами, проведенной в тот же месяц в ответ на поддержку Ливией террористических действий. Как сказал корреспондент CBS Чарльз Куралт, «в течение недели экраны телевизоров всего мира заполняли сцены военных действий. А сейчас вдруг на тех же экранах появился трогательный образ великого американского пианиста». На прием в Спасо-Хаусе, который последовал за выступлением Горовица, пришли многие советские официальные лица, несмотря на то что правительство было недовольно действиями США. На протяжении многих лет в Спасо-Хаусе выступали и другие знаменитости, которые играли важную роль в наведении культурных мостов во времена политических разногласий между США и Советским Союзом: пианист Ван Клиберн, дирижер и композитор Леонард Бернстайн и виолончелист Мстислав Ростропович.

Спасо-Хаус был и остается местом проведения знаменитых музыкальных вечеров, на которых выступают как молодые талантливые музыканты России и Америки, так и всемирно известные исполнители и коллективы. Среди них «Кронос-квартет», «Эмерсон-квартет» и Джулиардский струнный квартет; композитор Джон Корильяно; скрипачи-виртуозы Владимир Спиваков и Эдуард Грач; пианисты Владимир Фельцман, Николай Петров и Джеффри Сигел; дирижер Юрий Башмет и камерный оркестр «Солисты Москвы»; гобоист Алексей Уткин и певец Томас Хэмпсон. В Спасо-Хаусе несколько раз выступали солисты Большого театра и Музыкального театра имени Станиславского, «Новой оперы» и «Геликон-оперы». Надолго запомнился музыкальный вечер 1997 года, когда Театр имени Станиславского представлял отрывки из оперы Моцарта «Женитьба Фигаро» и Керубино покинул концертный зал через одно из окон. В Спасо-Хаусе также выступали бродвейские исполнители знаменитого мюзикла «42-я улица».

Стоит особо отметить большую роль, которую сыграла американская популярная музыка, и особенно джаз, в сближении русских и американцев. В Спасо-Хаусе выступали выдающиеся джазовые музыканты – вибрафонист Гэри Бертон, пианист Дэйв Брубек, Гарлемский ансамбль блюза и джаза, певец и пианист Рэй Чарльз, саксофонист Майкл Брэкер, пианист Чик Кориа, певица Дайана Шур, Гарлемский госпел-хор, а также «Послы джаза», приезжавшие в Россию в течение многих лет в рамках одноименного проекта Бюро образовательных и культурных программ Государственного департамента США. На этих музыкальных вечерах присутствовали многие ведущие музыканты и культурные деятели России. Кроме того, Спасо-Хаус принимал известных российских музыкантов, исполняющих произведения Дюка Эллингтона, Джорджа Гершвина, Ричарда Роджерса и других великих американских композиторов. Среди тех, кто представил в Спасо-Хаусе великолепные интерпретации произведений классиков американского джаза, — лидер легендарной российской группы «Машина времени» Андрей Макаревич, пианист Даниил Крамер, известный джазовый музыкант Игорь Бутман, пианист Игорь Бриль, саксофонист Алексей Козлов и аккордеонист Владимир Данилин.

Тем не менее иногда случались и кризисные ситуации. Например, посол Хартман очень рассердил советское правительство тем, что постоянно приглашал советских «отказников» (советских граждан, которым было отказано в эмиграции в США или Израиль) на мероприятия в посольстве, например, на ежемесячный просмотр фильмов, который сотрудники посольства шутливо называли «Фестивалем отказников». Одним известным «отказником», не раз приходившим в Спасо-Хаус, был знаменитый советский композитор Владимир Фельцман, которого советское правительство занесло в черный список после его попытки эмигрировать в 1979 году. В феврале 1986 года посол Хартман попросил Фельцмана выступить в Спасо-Хаусе по случаю 37-летней годовщины свадьбы Посла и г-жи Хартман. Однако незадолго до начала концерта Фельцман обнаружил, что какие-то вандалы перерезали несколько струн на рояле «Стейнвей» в концертном зале Спасо-Хауса. И хотя сотрудникам посольства удалось устранить поломку к началу концерта, посол Хартман назвал такой вандализм «жестокостью по отношению к фортепьяно и музыканту».

Административные проблемы Спасо-Xауса и офисного здания посольства США не сводились к одному эпизоду, как, например, инцидент с выступлением Фельцмана. 22 октября 1986 года в качестве ответной меры на высылку более 50 советских дипломатов из США советское правительство выдворило из страны 5 американских дипломатов, одновременно отозвав из посольства в Москве и консульства в Ленинграде 260 советских граждан, работавших по найму, в том числе 11 человек обслуживающего персонала Спасо-Хауса, где осталось только три итальянских повара.

Посол Хартман и руководство посольства сразу же ввели политику «дежурства с совмещением обязанностей», в результате чего все служащие посольства помимо своих прямых обязанностей должны были выполнять работу, которую до этого делали работники, нанятые в стране пребывания. Посольство могло рассчитывать на помощь молодых американских туристов, которые временно заняли некоторые должности, на которых раньше работали советские граждане. Даже послы и их жены не освобождались от «дежурства с совмещением обязанностей»: посол Хартман и его преемник посол Джек Мэтлок зачастую сами садились за руль своих автомобилей, если не было водителей. Донна Хартман и Ребекка Мэтлок нередко совмещали две обязанности – принимали гостей и готовили еду для приемов в Спасо-Хаусе.

Когда Хартманам нужна была помощь в организации приема в честь Эли Визела, который приехал в Москву для встречи с известными советскими евреями, то выручил контингент морских пехотинцев, находящихся на службе в Посольстве США. Однако справляться с другими заданиями было гораздо труднее. Например, посольство еженедельно закупало в Финляндии 1000 литров молока и 635 кг свежих овощей и фруктов, не говоря уже о других предметах необходимости, как, например, чистящие средства, медикаменты и офисные принадлежности. Обычно эту работу выполняли сотрудники, нанятые в стране пребывания, которые имели опыт общения с советскими чиновниками. Начиная с октября 1986 года членам американского дипломатического сообщества приходилось выполнять даже самую тяжелую работу – мыть посольские автомобили, убирать снег, следить за тем, чтобы не украли привезенные из-за границы товары, пока они проходили процедуру таможенного оформления. Советское правительство пошло на уступки только через два года, незадолго до официального визита в страну президента Рональда Рейгана. После этого советским рабочим было разрешено выполнять работы по ремонту и уборке Спасо-Хауса, однако им запрещалось делать это на постоянной основе. Как иронично заметил посол Хартман, начиная с 1985 года американское правительство «старалось быть в меньшей зависимости от советских работников». Таким образом, действия советского правительства «несколько ускорили этот процесс».

Даже в разгар беспорядка, который воцарился в связи с отзывом советских сотрудников, работавших в дипломатической миссии США, Спасо-Хаус продолжал быть местом знаменательных встреч известных американских и советских государственных деятелей. Например, в июне 1987 года посол Мэтлок устроил прием в честь членов Комиссии Лэйрда, приехавших в Москву для проверки состояния безопасности американского посольства. Когда посол Мэтлок поднялся, чтобы произнести тост, он невольно обратил внимание на особый характер приема, на котором присутствовали два бывших министра обороны США, два бывших директора ЦРУ, а также бывший председатель Объединенного комитета начальников штабов, которые общались с представителями советского правительства, включая заместителя директора по делам США в МИДе Виктора Суходрева.

В мае 1988 года Спасо-Хаус принял еще одного американского президента – Рональда Рейгана, приехавшего в Москву для встречи с Генеральным секретарем Михаилом Горбачевым. Несмотря на то, что отношения между США и Советским Союзом в первый срок пребывания Рейгана в должности президента США были довольно натянутыми, усилия Горбачева по реформированию советской системы путем перестройки и гласности указывали на основательный сдвиг в советской внешней и внутренней политике. После удачных встреч между Рейганом и Горбачевым в Женеве и Рейкьявике в 1985 и 1986 годах оба президента согласились приехать на переговоры в столицы друг к другу (Горбачев в итоге приехал в Вашингтон в декабре 1987 года).

Несмотря на то, что президент Никсон во время обоих визитов останавливался в Кремле, президент Рейган и г-жа Рейган предпочли быть гостями Посла Мэтлока и г-жи Мэтлок в Спасо-Хаусе. Помимо серьезных работ по ремонту Спасо-Хауса, требовавших больших затрат времени, Государственный департамент перевез на самолете в Москву все продукты и посуду, предназначенные для официального приема. Менеджеры Белого Дома и сотрудники Секретной службы также прибыли в Москву, чтобы подготовить здание. Наконец, как заметил один наблюдательный репортер, бюст президента Кеннеди, находящийся в Спасо-Хаусе, был «перенесен в более незаметное место».

В ожидании визита Рональда Рейгана советское правительство отправило группу рабочих привести в порядок и приукрасить запущенный район Москвы, который предстояло посетить президенту. Кварталы вокруг Спасо-Хауса были в плачевном состоянии, и местные жители были рады, что предстоящий визит президента США вынудил советские органы власти покрасить соседние здания и поменять асфальт на дороге, ведущей к Спасо-Хаусу. Местные жители также надеялись, что в соседние магазины хотя бы временно поступит в продажу такая недоступная роскошь как сахарный песок. Некоторые жители, однако, скептически относились к действиям правительства по созданию «потемкинской деревни», и, как справедливо заметил один водитель такси, с отъездом президента «вся краска облупится, асфальт на дорогах потрескается, и все будет, как раньше». На следующий день после официального ужина в Кремле, 31 мая 1988 года, в концертном зале Спасо-Хауса состоялся знаменитый ужин, на котором присутствовали 120 человек. Среди гостей были Генеральный секретарь Михаил Горбачев с супругой, ведущие представители советского руководства, артисты, ученые и спортсмены и, что особенно знаменательно, бывший диссидент физик Андрей Сахаров. Всего несколько лет назад невозможно было представить, что он будет присутствовать на том же мероприятии, что и основные члены Политбюро. С американской стороны были президент и первая леди США, государственный секретарь Шульц, министр обороны Фрэнк Карлуччи, советник по национальной безопасности Колин Пауэл, лидеры большинства и меньшинства в Сенате и такие известные представители исполнительского искусства, как композитор Эндрю Ллойд Вебер и джазовый пианист Дэйв Брубек, который выступал перед гостями после ужина. Произнося тост, президент Рейган отметил, что хотя в Спасо-Хаусе в прошлые годы царила тишина, вызванная напряженностью в отношениях Соединенных Штатов и Советского Союза, он надеется, что «в этом очаровательном доме всегда будет много гостей, и совместных трапез, и звуков живой беседы – и даже взрывов добродушного смеха».

До визита президента Рейгана в Москву только два президента США – Рузвельт и Никсон – приезжали в Россию или Советский Союз. Однако все три его преемника на посту президента много раз посещали Россию, и в это время Спасо-Хаус становился важной сценой для значительных политических заявлений и речей перед российской и американской аудиторией.

Президент Джордж Буш-старший приезжал в Москву в июле 1991 и в январе 1993 года для подписания первого и второго Договоров о сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-1 и СНВ-2) и оба раза останавливался в Спасо-Хаусе. 31 июля 1991 года президент устроил в Спасо прием в честь подписания договора СНВ-1. Среди гостей были президент СССР Михаил Горбачев, президент Российской Федеративной Республики Борис Ельцин, президент Республики Казахстан Нурсултан Назарбаев, президент Республики Армения Левон Тер-Петросян и мэр Москвы Гавриил Попов. Спасо-Хаус вновь принял президента Буша 2 января 1993 года, и на следующий день он отправился в Кремль на совместное подписание договора СНВ-2 с Борисом Ельциным.

Джека Мэтлока на посту посла в России сменил Роберт Страус, назначенный президентом Бушем в августе 1991 года. Посол Страус вступил в должность всего за две недели до попытки августовского путча, организованной группой непримиримых представителей советских военных ведомств и спецслужб, которые противостояли деятельности президента Горбачева по реформированию коммунистической системы. У Страуса было очень мало времени, чтобы познакомиться с быстро меняющейся политической обстановкой в Советском Союзе. В декабре 1991 года, всего через несколько месяцев после того, как Страус приехал в Москву, Советский Союз перестал существовать.

Несмотря на распад Советского Союза и образование Содружества Независимых Государств, посол Страус смог установить хорошие отношения с представителями первого поколения постсоветских лидеров, особенно с президентом Борисом Ельциным, премьер-министром Егором Гайдаром и председателем Государственного Комитета РФ по управлению государственным имуществом Анатолием Чубайсом. Посол часто приглашал их в Спасо-Хаус. Во время первого визита президента Ельцина 2 марта 1992 года ситуация с продуктами в Москве была такой сложной, что посол Страус был вынужден подать на стол начос – кукурузные чипсы с различными соусами – которые он приготовил сам. Он объяснил свое решение тем, что «не было смысла подавать икру президенту России». К счастью, ситуация значительно изменилась к лучшему, когда в декабре 1992 года в Спасо-Хаусе был организован ужин в честь бывшего президента Джимми Картера и его жены, на котором присутствовали Егор Гайдар и Анатолий Чубайс.

Президент Уильям Клинтон был гостем Спасо-Хауса во время всех четырех официальных визитов в Москву. Во время первого визита посол Томас Пикеринг устроил в Спасо-Хаусе прием в честь президента Клинтона и членов его администрации – госсекретаря США Уоррена Кристофера, министра финансов Ллойда Бентсена, и советника по национальной безопасности Энтони Лейка. Руководители американских ведомств приветствовали в Спасо-Хаусе ведущих парламентариев. Были приглашены и близкие помощники президента Ельцина, и основные лидеры оппозиции, в том числе руководитель Коммунистической партии России Геннадий Зюганов. Президент Клинтон не мог не обратить внимания на такой разнообразный состав гостей и вспомнил рождественский прием 1934 года и выступления тюленей Чарльза Тейера, заметив, что «в Соединенных Штатах, когда собираются представители различных политических партий, они иногда ведут себя так же [как те тюлени]». Он добавил, что очень рад видеть, как «прекрасно общаются друг с другом» все гости.

Через четыре года, во время своего последнего визита в Москву в качестве президента США, Клинтон вновь приветствовал ведущих российских политиков на приеме в Спасо-Хаусе вместе со своим вторым послом в России Джеймсом Коллинзом, государственным секретарем Мадлен Олбрайт, министром торговли Уильямом Дейли, министром энергетики Биллом Ричардсоном и несколькими конгрессменами. В своем выступлении президент выразил уверенность в том, что «Америка и Россия должны быть партнерами», и пообещал поддержать российское правительство в его попытках добиться стабилизации экономики после финансового кризиса, произошедшего за месяц до его визита.

На приеме 24 мая 2002 года президент Джордж Буш и его первый посол в России Александр Вершбоу пригласили на прием в Спасо-Хаус общественных и религиозных лидеров России. На этом мероприятии также присутствовали его государственный секретарь Колин Пауэл, советник по национальной безопасности Кондолиза Райс и руководитель аппарата Белого Дома Эндрю Кард. До этого президент Буш и президент России Владимир Путин подписали Договор о сокращении стратегических наступательных потенциалов. Президент Буш отметил, что этот договор является свидетельством того, что перед США и Россией открывается «новая эра», которую характеризует желание «двух великих стран продвигаться вперед и строить новые взаимоотношения, основанные на общих интересах и сотрудничестве». Через три года, когда президент Буш приехал в Москву для участия в мероприятиях, посвященных 60-летию окончания Второй мировой войны в Европе, он встретился в Спасо-Хаусе с американскими и российскими ветеранами. Спасо-Хаус стал прекрасным местом для празднования победы во Второй мировой войне, потому что в те годы в его стенах бок о бок работали американские и советские дипломаты и военные.

При после Уильяме Бернсе Спасо-Хаус снова посетили бывшие президенты Джорд Буш-старший и Билл Клинтон. Они представляли США на похоронах Бориса Ельцина 25 апреля 2007 года. Новейшие главы знаменитой истории Спасо-Хауса связаны с мероприятиями, посвященными двухсотлетию установления дипломатических отношений между США и Россией, которые проводились в его стенах в 2007 году. Эти приемы были посвящены успехам спортивной дипломатии, сотрудничеству в освоении космоса и двусторонним программам культурных и образовательных обменов. В ноябре 2007 года посол Уильям Бернс и несколько американских дипломатов, которые служили послами в Москве, организовали особый вечер в честь сотрудников Спасо-Хауса, которые на протяжении десятков лет так много делали для того, чтобы Спасо-Хаус был ярким центром американской дипломатии в России.

Невозможно в полной мере описать историческую значимость здания, которое стало домом для нескольких великих представителей американской дипломатии ХХ века, среди которых можно назвать Джорджа Кеннана, Чарльза Болена, Аверелла Гарримана, Льюэллина Томпсона и Томаса Пикеринга. Но Спасо-Хаус прославили не только заслуженные дипломаты, жившие и работавшие в его стенах, и высокопоставленные гости из разных стран – он стал символом надежды на дружеские отношения между Россией и США. И хотя трудно отрицать, что временами эта надежда таяла – а причиной тому были бесчинства сталинской эпохи в 1930-х, или многолетнее противостояние супердержав во время холодной войны – такие неудачи раскрывают только часть истории. Летопись Спасо-Хауса, ставшего свидетелем значительных достижений во времена «великого союза» Второй мировой войны, разрядки международной напряженности в 1970-х и эпохи гласности в 1980-х, подтверждает, что желание развивать российско-американскую дружбу, которое было у первой команды американских дипломатов, прибывших в Москву в декабре 1933 года, остается таким же сильным. И сейчас, когда Спасо-Хаус отмечает 75 лет с тех пор, как он стал резиденцией американских послов, а американские и российские дипломаты стараются найти общие подходы к решению проблем XXI века, очевидно, что Спасо-Хаус будет и дальше занимать важное место в дипломатической жизни.

 

Спасо-Хаус и программа «Искусство в посольствах»

Зарождение культурной дипломатии в Спасо-Хаусе было обусловлено личным интересом и финансовой поддержкой американских послов. Первые американские послы в Советском Союзе выбирали и финансировали выставки произведений искусства, которые дополняли бы внутреннее убранство резиденции, известной своими дипломатическими приемами и официальными ужинами. Произведения искусства, которые отбирались для демонстрации в Спасо-Хаусе, неизбежно символизировали всю сложность взаимоотношений двух зарождавшихся сверхдержав. В 1936 году, вскоре после приезда в Россию посла Джозефа Дэвиса и его жены, советское руководство открыло запасники Эрмитажа и Зимнего дворца, чтобы посол мог приобрести понравившиеся работы. В знак признательности посол Дэвис дал серию приемов в Спасо-Хаусе для представителей Совета народных комиссаров и командного состава Советской армии, на которых были представлены некоторые из купленных им картин, что по мнению Дэвиса могло бы способствовать потеплению в дипломатических отношениях двух стран.

Во время холодной войны культурная дипломатия стала ареной сражений за сердца и умы русских и американцев. Для того чтобы «обеспечить лучшее понимание Соединенных Штатов в других странах» и в противовес советской культурной политике Конгресс принял в 1948 году закон Смита-Мундта. Этот закон заложил основу для дальнейшего развития культурной дипломатии, которая долгие годы существовала благодаря финансовой поддержке частных лиц, пока наконец в 1964 году президент Кеннеди не утвердил программу «Искусство в посольствах». За два года Спасо-Хаус стал местом показа произведений американского искусства в рамках новой программы.

Супруга посла Льюэллина (Томми) Томпсона, художница Джейн Томпсон, которая была инициатором программы «Искусство в посольствах» и представила эту программу в Москве, считала, что произведения искусства, демонстрирующиеся в Спасо-Хаусе, дополнят дипломатический диалог между двумя странами. Об одной из таких выставок она говорила: « Мы не стараемся изменить представление советских людей о том, каким должно быть искусство. Главная задача – это дать им возможность увидеть всё своими глазами». После того как в 1972 году Джейн Томпсон стала директором программы «Искусство в посольствах», она активно призывала американских художников принять в ней участие. Ей удалось привлечь таких знаменитостей как Ричард Дибенкорн, Роберт Раушенберг и Хелен Франкенталер.

Американские послы в России продемонстрировали разнообразие вкусов и подходов в оформлении Спасо-Хауса. Как и представляла себе Джейн Томпсон, послы и их супруги выбирают произведения искусства для своего исторического дома совместно с сотрудниками программы «Искусство в посольствах». Одни послы отдают предпочтение произведениям своих любимых художников, другие устраивают тематические выставки. Например посол Джеймс Коллинз выбрал подборку портретов, которая получила название «Лики Америки». Несколько других коллекций демонстрировали современное народное искусство и пейзажную живопись.

На протяжении многих лет в Спасо-Хаусе проводились замечательные выставки и программы обмена произведениями искусства. Так в 1988 году была организована выставка с участием авторов: такие знаменитые художники как Джорджия О’ Киф, Фрэнк Стелла, Милтон Эйвери и Элсворт Келли привезли в Россию свои произведения. Вскоре после этого шесть российских художников отправились со своими работами в Соединенные Штаты. В 2006 году посол Уильям Бернс и его супруга Лиса Карти представили в Спасо-Хаусе выставку произведений из Третьяковской галереи, которая была посвящена 150-летию музея и двухсотлетию установления дипломатических отношений между Россией и США.

Г.А. Зюганов выступил на радио «Комсомольская правда» в программе «Партийная среда»

Зюганов Геннадий Андреевич

Председатель ЦК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Госдуме ФС РФ

Зюганов
Геннадий
Андреевич

Председатель ЦК КПРФ, руководитель фракции КПРФ в Госдуме ФС РФ

Персональная страница

Председатель ЦК КПРФ в начале передачи призвал радиослушателей внимательно прислушаться к беседе, так как она имеет «принципиальный характер». Геннадий Зюганов рассказал о нюансах военной спецоперации в Украине, объяснил, что же всё-таки подразумевают под термином «денацификация», обозначил факт о присутствии биологических лабораторий в Украине, Грузии и Казахстане, а также поделился, как в своё время Примаков, Маслюков и Геращенко «оттащили страну от края пропасти за 2-3 месяца, приняв всего несколько конкретных решений», и как этот опыт можно применить сегодня с помощью программы Компартии. Кроме того, Геннадий Зюганов ответил на вопросы радиослушателей. О 100-летии со дня основания СССР, а также пионерской организации, о преодолении санкционных последствий, о детях войны, а также о многом важном читайте ниже, смотрите видео или слушайте подкаст: https://radiokp.ru/podcast/partiynaya-sreda/576996.

Е. Афонина:

— Мы приветствуем наших радиослушателей. И сегодня очередное заседание «Партийной среды» проводит председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов. Ну, а помогаем ему мы – политический обозреватель «Комсомольской правды» Александр Гамов и я, Елена Афонина.

А. Гамов:

— Товарищ Генеральный секретарь ЦК Компартии России, знаете, какой у меня вопрос? Еще до всех этих событий, до известного Совбеза вы сделали такое заявление. Его, может быть, мало кто услышал, может быть, не обратили внимания. Вы сказали: «Мы накануне очень важных событий». Что вы имели в виду? У меня такое ощущение, что вы советовались, может быть, с президентом или еще с кем-то в Кремле.

Г. Зюганов:

— Я хочу, чтобы те, кто сегодня сидит у радиоприемников, послушали нашу беседу, она имеет принципиальный характер. Я как человек, который сам был во всех горячих точках, служил в группе советских войск в Германии, охранял покой наших граждан, который участвовал во всех крупных учениях, испытывал все виды современного оружия, понимал, что дело подошло к горячей точке, и надо принимать экстренные меры. Считаю, что Путин и наше правительство правильно обратились к НАТО и американцам: давайте все-таки подпишем соглашение, и вы гарантируете, что дальше НАТО не полезет. Это ненормально, когда НАТО проводит учения в Эстонии, в 140 километров от Питера (Ленинграда). Абсолютно ненормально, что натовские базы появились на Украине. Вот сейчас мы видим, сколько их оборудовано. Я считал как человек, который занимался разведкой, там примерно 15 центров, которые занимаются биологическим оружием. Их оказалось 30. И сейчас американцы перепуганные. Видели сегодня репортаж Виктории Нуланд? Перепугана, она понимает, что их сейчас разоблачат перед всем миром. Они нашу страну опутали этими лабораториями. Еще 6 есть в Грузии, 9 в Казахстане. Вам завтра любую заразу выпустят, и вы не будете знать, что делать.

На сегодня я абсолютно убежден, что американцы придумали этот ковид, я читал об этом еще 10 лет назад, они проговорились. Необходимо принимать решение. Мне казалось, пойдут навстречу. Отказались. Я полагал, что украинское руководство и Зеленский понимают, что это такое, и он даст согласие, что на Донбассе будут говорить на русском языке, что они будут избирать свою власть, он пойдет на выполнение Минских соглашений. Ни по одному вопросу не сделали ни одного шага. И мы приблизились к тому, что гипероружие появится и у НАТО. Оно от Харькова до центра управления в Москве будет лететь 4-5 минут. Вы не примете никакое решение. Я понимал, что надо принимать решение, по которому сказать: мы дальше не можем, вы остановитесь. А они наметили большую драку на Донбассе, подтянули под Донбасс 130 тысяч войск, 5 рядов атаки и каждый день обстреливали мирных жителей. Убили 14 тысяч детей, женщин, стариков, превратили классическую, лучшую российскую государственную, русскую, украинскую землю в зону и очаг жуткой войны. Решение в принципе назрело, и его надо было принимать.

Не случайно и Совет безопасности… Кстати, Путин впервые показал заседание, где каждый выступил. Я всех послушал. Все они согласились, что надо признавать. То же самое Дума и Совет Федерации – единогласно. Почему? Потому что надо было останавливать эту драку и войну. В противном случае она перерастет в огромное кровавое месиво, которое нужно американцам. А им нужно одно – нас опустить, Европу подчинить окончательно, а Украину спалить (или не спалить, это для них без разницы). Вот они и развязывали эту чудовищную драку.

А. Гамов:

— Товарищ Генеральный секретарь, уже прошло две недели с начала военной спецоперации, которую Россия проводит на Украине. Вы как человек в принципе военный как оцениваете ход этой операции? И откуда вы черпаете сведения – так же, как мы, по телевидению, по радио, от наших корреспондентов или у вас есть свои каналы, как всегда?

Г. Зюганов:

— Ну, у нас не просто есть свои каналы. Я был на Украине на всех съездах нашей партии, я встречался с лидерами, встречался со всеми президентами. С Кравчуком на курсах занимался, у Кучмы на заводе два моих брата работали, с Ющенко два часа в его кабинете обсуждал и говорил: нельзя вам ложиться под американцев, у вас все интересы экономические, культурные, личные связи на Востоке. Никто вас не отваживает от Европы, но вы в идеальном положении, вы всё должны сделать для того, чтобы использовать возможности и наши исторические связи и одновременно с Европой, с кем угодно. Никто вам не ограничивает, остановитесь.

Ничего похожего, легли под американцев. Американцы напичкали их оружием, развалили всю их промышленность и решили там организовать бойню. Поэтому, я считаю, решение было правильным о военно-политической операции. Но там надо достичь трех целей. Первая – ликвидировать всю милитаристскую базу. Посмотрите, что они там натворили. Во-вторых, надо все сделать, чтобы нацики не командовали и не преследовали. У нас в Харькове, посмотрите, расправились со всеми, включая мэра, только для того, чтобы своих бандитов посадить там. И третье. Украина никогда не будет в военном блоке. Вот эти три задачи решить надо обязательно. Давайте пожелаем нашим ребятам, солдатам, офицерам, еще раз обратимся к украинскому народу, он нам братский, дружеский. Мы на съезде обращение приняли, и президиум, и наша фракция, и вместе встречались, и сейчас помогаем. Понимаете, они сами оказались в плену у нацистских идей и одновременно в плену у американской разведки и этих натовцев. Нам надо помочь им освободиться от этого и будем успешно развиваться вместе дружно и нормально.

Е. Афонина:

— Геннадий Андреевич, если цели нашей спецоперации – демилитаризация (с этим все понятно) и денацификация. Вот здесь, судя по тому, как сейчас разворачиваются события, будет достаточно сложно. Реакцию Европы мы видим, которая поддерживает нацистские взгляды, которые есть у некоторых на Украине. Мы видим, что даже в освобожденных районах люди выходят и требуют: да, давайте по-прежнему с флагами Бандеры и пр. Вот эта денацификация насколько возможна в наше время, и как долго этот процесс будет идти?

Г. Зюганов:

— Лена, вы задали очень важный вопрос. Я служил в группе войск в Германии. У нас были тысячи эсэсовцев, которых мы контролировали. За три года не было ни одного факта нападения или нарушения. Они понимали, что это страна-победительница, что это крепкая, сильная армия, и вели себя вполне корректно. Но нацизм искоренен был в Германии самым решительным образом. Нюрнбергский трибунал приговорил нацистскую идеологию, все нацистские организации были запрещены, выкорчеваны.

Второе, что сделали. Все нацистские учебники, которые делали немца сверхчеловеком, а со всеми остальными можно делать что угодно, все были выброшены и переписаны. Были призваны новые учителя, которые в духе дружбы и добрососедства воспитывали. Я был поражен, оказывается, всего за 5-10 лет можно было изменить и настроения в обществе. Кстати, если сегодня вы приедете на территорию, где была ГДР, они к нам относятся лучше, чем даже к западным немцам. Это был один из уникальных способов побороться с нацизмом. Вот бандеровский нацизм – это дикий, жуткий, злобный пес Гитлера. Все расправы, начиная от расправы над десятками тысяч евреев в Бабьем Яру, на Волыни вырезали то ли 60, то ли 70 тысяч поляков, пожгли деревни в Белоруссии. Это были самые злобные карательные подразделения у Гитлера. Фашисты не хотели грязную работу делать и их всюду направляли. Вот они захватили власть на Украине. Любой, кто скажет не так, — или в мусорное ведро, или расправятся, или выгонят.

Вот сейчас там придется вместе бороться за новое поколение. Если вы прочитаете с первого дня их так называемой незалежности, вы просто ахнете. Уже в 1991 году, когда они якобы получили незалежность, кто приходил в военкомат, писал заявление, что я обязуюсь, в случае чего, воевать с Россией и русскими. Я был потрясен, когда исследовали это дело. Вот сейчас предстоит большая работа. Но у нас есть опыт и с Финляндией. Там тоже были свои нацисты, мы с ними договорились, а потом Косыгин дружил с Кекконеном, вместе ходили на Домбай в походы. Но в Финляндии даже было принято негласное правило, они не критиковали советскую страну. И одновременно мы им открыли все рынки. Финляндия развивалась бурно, им был большой подарок – все рынки огромной советской страны. Кстати, вся Украина (может быть, за исключением Западной) охотно примет этот порядок. Но они и сейчас единственное просят: вы нам помогите, — потому что еще никто самостоятельно от нацизма и фашизма не избавлялся. И всё восстановится.

Е. Афонина:

— Геннадий Андреевич, я зачитаю сейчас вопросы от наших радиослушателей и вы на них ответите. Анатолий из Ижевска спрашивает: «Добрый вечер. Спросите, пожалуйста, о Жириновском. Что с ним?» Из Москвы спрашивают: «Дети войны в других областях будут ли получать финансовую помощь, как это делают в Москве?» Из Казахстана вопрос от Рафика: «Господин Зюганов, зачем вы так высказываетесь о Казахстане? Вы, что, хотите оттолкнуть от себя еще одного союзника?» Из Латвии вопрос от Марика: «Когда Россия возьмется за наших нациков? Когда примерно ждать?» Из Свердловской области: «Почему тянули и игнорировали этот вопрос с 2014 года? Почему проснулись только сейчас?»

Г. Зюганов:

— Пожелаем Владимиру Вольфовичу выздоравливать. Он борется с болезнью. Я очень хотел бы, чтобы он выздоровел. Понимаете, он несколько раз прививался, но, видимо, плохо вырабатывались антитела и в этом отношении сейчас принимают все меры для того, чтобы он поправился.

Что касается Казахстана, открыто скажу – я завсегда за дружбу всех наших братских народов, которые жили в единой советской стране. Тем более, мы 100-летие отмечаем образование СССР и я считаю это одно из гениальных событий, которое было в нашей истории. А что касается этих американских баз по границам с Россией, имеются в виду биолаборатории, я как раз против. И для этого обезопасим и Казахстан, и нас вместе взятых. А так я за то, чтобы с Казахстаном развивались самые тесные и дружные связи. Казахстан без экономических, политических и культурных связей с Россией не сможет выиграть. В свое время было казахов и русских там почти поровну – около миллиона было немцев – 900 тысяч уехало. Почти столько же было украинцев. Поэтому давайте сейчас думать, как вместе развиваться и дружно выходить из тяжелого системного кризиса. Кстати, я очень рад, что несмотря на санкции, у нас очень тесные связи со всеми республиками Средней Азии, великолепно идут торговые и иные связи с Китаем, Индией, Вьетнамом. Давайте вместе думать, как преодолевать кризис и эти трудности.

Что касается националистов Прибалтики, да, кстати, давно об этом мы говорили. Надо было нашему правительству и нашей власти вести себя более энергично в этом плане еще тогда, когда русские оказались негражданами. Это был худший вариант апартеида. Даже в ЮАР не додумались до этого. И если бы мы здесь энергично отстаивали интересы своих соотечественников, уверяю вас, было бы все в порядке.

Но из Прибалтики убежало половину населения, убежала молодежь, туда поехали бандеровцы, американцы, проводят рядом, недалеко от наших границ, учения. И это тоже является угрозой. Поэтому нацики везде ведут дело к войне. Запомните, еще никто в жизни никогда с националистами и фашистами не договорился. Эту проказу надо одолевать на первой стадии. Почему тянули? Вот для меня это остается большим вопросом. Мы еще когда только Донбасс и Луганск проголосовал, они дружно вышли на референдум, почти 85% проголосовали, что хотят. Никто не уходил из Украины, они уходили от нацистов, фашистов и того произвола, который там творился. Они просили решить всего 2-3 вопроса – дайте нам возможность говорить на родном языке, изберем свою власть и будем работать на своих предприятиях. Ведь эти бандиты – бандеровцы и нацисты – пришли туда с оружием. Каждый день обстреливали, каждый день пытались захватить, каждый день унижали. Кстати, мы помогали им с первого дня. 93 конвоя туда отправили. Наша команда – и Кашин, и Коломейцев, и Харитонов, и Новиков, и Афонин, и Тайсаев – каждый раз мы отправляли. К новому году мы вот 150 тысяч подарков отправили. Для нас это была святая и очень полезная работа. Кстати, мы вместе с Кобзоном создали широкое движение «Дети России – детям Донбасса» и приняли тут, полечили, оздоровили, помогли 10 тысяч детей. Они были и на Красной площади, и в школе мастеров, и на выставке достижений народного хозяйства. Чудные дети. Великолепные лица. Прекрасно знают и русский, и украинскую мову. Никто никуда не хотел. Просто американцам нужна была эта язва и они все делали для того, чтобы разжечь пожар. Надо прямо сказать сейчас – мы должны вместе добиться, чтобы НАТО, американщина и нацизм ушли с Украины. Ушли. Это вопрос нашего исторического выживания и защиты. Каждого из нас и русского мира в целом. А русский мир – это великороссы, малороссы и белоросы.

Что касается «Детей войны», закон готов, 8 раз вносили, приняли сейчас, 42 региона, включая Москву, поддержки, но мы считаем, что «Дети войны» самая заслуженная группа нашего населения – их сейчас около 10 миллионов. Они должны получать те льготы, которые получали участники войны. И мы все сделаем, чтобы это решение прошло.

А. Гамов:

— Имеются в виду дети Великой Отечественной войны?

Г. Зюганов:

— Сейчас самому молодому ребенку войны 73-74 года. Надо помогать им. Они заслужили.

А. Гамов:

— Геннадий Андреевич, вообще можем ли мы выдержать санкции, которые обрушились на нас с запада? Что мы можем им противопоставить?

Г. Зюганов:

— Саша, мы всю свою историю живем под санкциями.

А. Гамов:

— Ну, сейчас особенно…

Г. Зюганов:

— Нет, особенно было, когда советская власть установилась, она была пятачком – Москва, железная дорога и Питер. 7% территории. Вокруг Антанта – 14 государств, белогвардейщина. Хотели задушить. Ленин обратился к стране – социалистическое отечество в опасности! Сформировали Красную Армию – почти 5 миллионов – разогнали всю эту публику и стали развиваться. Американцы – новые санкции. Англичане. Американцы нас не признавали до 1934 года! Мы провели все необходимое.

Сейчас санкции кто наложил? США и их натовские сателлиты в Европе. Вынуждены поддержать оккупированная ими Япония и во многом подчиненная Южная Корея. Все остальные сказали нет. И Мексика, и Бразилия, и Аргентина — крупнейшие страны Латинской Америки. Наши друзья – Венесуэла, Куба, Никарагуа. В Африке практически ведущая страна – ЮАР. Вся Азия остальная – и Китай, и Индия. Китай – первая экономика по ВВП, Индия – третья экономика. И Пакистан, и Иран, и даже Турция. Она прекрасно понимает – с нами лучше дружить. У нас с вами таблица Менделеева, умные люди, у нас за рубежом работает полтора миллиона талантливых инженеров и специалистов. Кстати, если смотреть встречные санкции, в Америке галлон бензина стоит уже 4-5 долларов. Для них никогда этого не было, они в ужасе! Американская атомная промышленность без наших твелов не сможет работать. Треть самолетов Боинг получает у нас титан. Две трети Аэрбаса в Европе. Европа на 40% снабжается нашим газом, на треть нашей нефтью. Что касается палладия для электроники – половину мира обеспечиваем мы. У нас много, нам надо сейчас срочно принимать другие меры. Чтобы люди работали, чтобы прожиточный минимум был 25 тысяч. Чтобы избавить от налогов, все сделать, чтобы бензин и солярка не росли в цене. Нам надо немедленно принять целый пакет мер, который мы подготовили. Чтобы ЖКХ не превышало 10% семейного дохода. Национализировать целый ряд производств, которые пытаются захапать и выгнать деньги. Я считаю, что это надо принимать немедленно. Вот завтра мы на заседании Думы будем обсуждать и я буду выступать с этими предложениями еще раз. Мы в свое время еще бОльшие санкции, после дефолта, когда просто разорили чуйбасы страну… мы ее вместе с Примаковым, Маслюковым и Геращенко оттащили от края пропасти за 2-3 месяца, приняв всего несколько конкретных решений. Мы не позволили повышать цены на бензин, солярку и керосин. Мы стали контролировать отток валюты и мы все сделали для того, чтобы поддержать все производства. Конкретно деньги под работу производства, никто не мог повышать налоги и никто не бросал эти деньги на спекулятивный рынок. У нас промышленность в тот год дала плюс 24%. У нас есть возможности сейчас очень эффективно уйти из-под влияния этого доллара, этой мафии и этой американщины, которая душила страну все эти годы.

А. Гамов:

— Я знаю, что вы очень любите Кока-Колу – у вас и в Снегирях, и в кабинете… как вы теперь будете, и вообще страна – без Кока-Колы жить?

Г. Зюганов:

— Да ладно, успокойся! Я, во-первых, не люблю. Я считаю, наши напитки и клюквенный морс, и владимирское пиво шикарное, и наш русский квас. Извиняюсь, если ты возьмешь Кока-Колу и бросишь зуб младенца, к утру он растворится. Возьми в рот, набери Кока-Колы и подержи 2-3 минуты. А потом попробуй – зубы прилипают друг к другу. Ничего хорошего.

Е. Афонина:

— Между прочим, засоры в трубах чистят Кока-Колой – открою секрет. Очень хорошо вычищает засоры в трубах! Это я, как хозяйка, говорю.

А. Гамов:

— Тогда я снимаю свой вопрос.

Е. Афонина:

— Тогда у меня вопрос. Вот даже молодежь сейчас, не помнящая 90-х годов, уже говорит – дефолт, дефолт… Бояться или нет этого?

Г. Зюганов:

— Дело не в этом. Вот дефолт когда был? Дефолт организовала команда вот этих либералов во главе с чубайсами, гайдарами, задорновыми, алексашенко… Они посидели, посмотрели и сказали – денег нет – и ночью объявили: завтра не ходите за деньгами, платить вам не будем и иностранцам. И утром все ломанулись в банки. И все заклинило. Они сознательно организовали. А в это время украли, по разным оценкам, около 5 миллиардов, которые американцы перечисляли. Вот это и есть дефолт. Когда был дефолт, баррель нефти стоил 12-14 долларов до конца года. Сегодня утром 125 долларов. Золотовалютных резервов было меньше 8 миллиардов. У нас было 40. Часть застряли. Но срочно приняли решение, чтобы иностранцы тоже валюту туда не перегоняли. Говорят, у нас примерно 350 миллиардов их валюты тут. Так что компенсируем. Если будем разумно хозяйствовать, у нас все есть для успешного развития. Никакого дефолта не будет.

А. Гамов:

— В программе Мишустина есть что-то зюгановское?

Г. Зюганов:

— Очень много. Начиная от электроники, программы развития сельского хозяйства. Я уверен, что они завтра защиту энергетики, поддержки наших народных предприятий… Целая программа…

А. Гамов:

— Геннадий Андреевич, давайте закончим с тем вопросом, потому что это очень важно – первоочередные меры.

Г. Зюганов:

— Мишустину и его правительству досталась сложная судьба, мы прекрасно понимаем, что происходит. Мы подготовили программу выхода страны из кризиса, «10 шагов достойной жизни», пошли с ней на выборы. Я бы на месте «Единой России» давно рассмотрел. Уклонились. Мы подготовили 21 отраслевую программу. Сейчас создали вместе с министерствами и ведомствами рабочие комиссии. Завтра утром будет Новак, который отвечает за энергетику, завтра у нас крупные парламентские слушания по этой теме, которые проводят Кашин, Арефьев, Коломийцев, большая команда. Я считаю, что если наши предложения примут и учтут опыт Примакова, Маслюкова, Геращенко, когда мы тащили страну после дефолта, то мы сделаем несколько шагов вперед. Что главное в этом отношении? Главное – максимально мобилизовать ресурсы для поддержки своего производства. Все текущее, что работает, должно получить соответствующее финансирование. Никаких 20%, эти ставки – полная чепуха, удушит любое производство.

Что мы сделали с Примаковым и Маслюковым? Мы собрались и говорим: если завтра заводы остановятся – всё, беда полная. Но чтобы запустить заводы, приходят и говорят: денег нет, кредитов нет и пр. Мы напечатали дополнительно деньги (Геращенко согласился). Вызвали – директор завода, главный энергетик, главный технолог, главный инженер и сказали: «У тебя станок? Запускай производство. Вот тебе под производство, вот фонд зарплаты, вот фонд премий, вот поддержка, вот оборотный, но будешь отчитываться за каждую копейку, за работу предприятия и за выпуск продукции». Не под спекулятивный этому ворью, жулью, которые всё переводили или валюту воровали. Заработала вся промышленность, все производство. Лучшей альтернативой является стройка. Сейчас каждую стройку надо поддержать, все, что работает. Потому что стройка тянет 30% металлов, фаянс, плитку, кирпич. Надо немедленно принять меры. Хуснуллин отчитывался, он понимает, что это такое. Но сейчас банки говорят: вот ты бери у меня за 20%. Кто берет? Ипотека не может быть выше 8%.

Все готово, завтра еще будет изложено. Исключительно важно, тогда роль сыграли народные предприятия. Тогда родилось знаменитое предприятие Грудинина, Казанкова, их 200, и они деньги почти не брали, но они вложили всё в производство и направили их на решение задач — вырастить хороший урожай, получить классную продукцию, построить детский сад, заплатить хорошую зарплату. У Грудинина зарплата – 100 тысяч, у него вся социалка работает. Ему по-прежнему эта мафия, которой руководит, в том числе и крышует администрация Московской области, не дают работать. Сегодня должны были два суда еще быть. Это полное безумие. Я сегодня Володину сказал: «Когда закончится это варварство, когда вы преследуете наших людей?» Когда снова арестовывают тех, кто честно трудился и выступает за достойные выборы. Вот сейчас надо пойти навстречу всем и понимать, что общество требует сплоченности.

Для нас исключительно важно здравоохранение. Мы сейчас можем отладить свою фармацевтику. Кстати говоря, таблеток не будет. Все аналоги, которые выпускает Европа и Америка, производит сегодня прекрасно (и гораздо дешевле) Индия, производит Китай, многое отстроил тот же Вьетнам. Мы можем переадресовать, договориться, но надо решать быстро, грамотно и эффективно. Кстати, и европейские фирмы сейчас уже сказали: нет, мы от энергетики не можем отказаться. И немцы, и Боррель уже об этом заявил. Кроме англосаксов (англичан и американцев), все остальные понимают, они просто себе харакири делают, если отказываются от связей. Пока ни одна фирма не сказала «ушли навсегда». Даже «Макдоналдс» сказал: зарплату сохраним на 2-3 месяца, но свертывать не будем. Увидите, что если сейчас грамотно, быстро, оперативно примем решение поддержать нашего товаропроизводителя, строителя, наши народные предприятия… Я бы на месте Путина сейчас провел семинар у нас, у Грудинина, Казанкова и Сумарокова, о народных предприятиях. Он уже давал поручение. И в каждом районе этой весной организовали такие предприятия. Мы завалим продукцией идеальной, своей, дешевой. Мы можем кормить 500 миллионов на своих землях. У нас 40 миллионов гектаров брошенных. Уже об этом говорил и Мельников, и Кашин, и Харитонов, и Коломийцев. Готова программа, берите, делайте. Я надеюсь, что и правительство понимает и откликнется.

Да, это социализированная программа, да, это обновленный социализм, да, это левопатриотическая программа. Но давайте вместе трудиться. Уверяю вас, вполне можно не только выйти из этого кризиса и обновиться. И надо немедленно отменить Бабу Ягу, принять закон об образовании для всех. Его готовили Мельников, Алферов и Смолин. Готовая шикарная программа.

А. Гамов:

— Давайте напомним, Баба Яга – это ЕГЭ.

Г. Зюганов:

— ЕГЭ душит наши школы и образование.

А. Гамов:

— Примаков – это был премьер, Маслюков – вице-премьер, Геращенко был председателем Центробанка.

Г. Зюганов:

— Приехали дети из Донбасса сейчас, они в наших школах учатся. Моя родная Орловщина (Клычков) 350 человек принимает. Принимают русских в Ульяновск. Локоть обратился напрямую к харьковчанам (Новосибирск и Харьков – города-побратимы): братцы, мы же вместе, мы всю жизнь трудились, давайте мы максимально поможем. Так вот, дети, которые приехали из Донбасса, лучше знают русский язык, математику, физику и историю. Все наши педагоги обалдели. Они учатся по советским программам. Этому радоваться надо.

Е. Афонина:

— Геннадий Андреевич, сейчас вы говорите об экономической мобилизации. Это действительно так. Но давайте посмотрим буквально на полшага вперед. Вот смотрите, у нас страна с самым большим количеством людей с высшим образованием. Может быть, вернуться к системе распределения после окончания вуза, если речь идет именно о бюджетниках? То есть те, кто учится за свои деньги, ладно, это их право, но бюджетники? Если закончил ветеринарную академию, иди, занимайся по профилю.

Г. Зюганов:

— Лена, мы давно в нашем законе об образовании для всех четко прописали: да, мы направим, мы будем платить большую стипендию, мы возьмем на стажировку, мы поддержим и выдаём первое жилье. Так это нормальные условия, великолепные. Пойдут ребята, будут прекрасно учиться, вернутся, будут работать. Это нормально.

Е. Афонина:

— Давайте я зачитаю вопросы. Вопрос из Ханты-Мансийского автономного округа. «Как вы думаете, нужно ли нашим войскам срочно закрыть границы, чтобы оттуда не поступала помощь НАТО?» Речь идет, естественно, о специальной военной операции. Ростовская область, Ксюша спрашивает: «Какие прогнозируете сроки военной операции?» Константин пишет из Свердловской области по поводу братских народов: «Какие же они братские, если у них располагаются баклаборатории со смертоносными бактериями против нас, и эти братские бывшие тоже искореняют русский язык и русских выдавливают». Из Краснодарского края Евгений написал: «Если на Украине оставить эту власть, дать им независимость, то через год будет то же самое, западные страны их так же накачают оружием». Нижегородская область, Николай: «Украинские жители хитрый и прагматичный народ, им раздали оружие местные власти, пришла гуманитарная помощь. Давайте объявим: оружие в обмен на еду».

Г. Зюганов:

— Что касается неба, мы закрыли. Сегодня Конашенков сообщил, 90% уничтожено того, что могло, собственно говоря, навредить и Украине, и всем нам, что являлось уже натовской инфраструктурой. Граница там в основном с Польшей, но НАТО испугались и ряд самолетов перегнали через Румынию, часть, по-моему, из Польши. Но закрывать границу с точки зрения заброски туда оружия надо обязательно.

Что касается «гусей войны», этих мерзавцев, наемников, с ними надо бороться. Наши знают как, у нас огромный опыт и в Сирии, и на Северном Кавказе, и в других местах. Специалисты умеют этим заниматься.

Сроки военной операции. Я, например, как военный человек открыто скажу. Фашисты издевались, но у себя на территории никогда не прикрывались своим родным населением. Я никогда не думал, что эти вояки будут в Мариуполе держать в качестве заложников детей, женщин и стариков, иностранных студентов. Это не военные. Это просто худший вид терроризма. Поэтому наши берегут (и всё правильно делают) мирных жителей. Но одновременно надо прекрасно понимать, дальше вопрос – если эту гангрену сейчас не залечат, то она парализует, эта раковая опухоль поразит не только Украину, но и весь русский мир. Потому что они впервые в истории покусились на родной язык, запретили. 83%, по опросам Гэллапа, сказали, что родной язык – русский. Им запрещают говорить на русском языке, им запрещают знать свою историю. Они учебники написали, которые ничего общего не имеют ни с Украиной, ни с Россией, ни с нашей общей историей. И этот нацизм и фашизм должен быть искоренен. Мы все в этом заинтересованы.

Е. Афонина:

— Геннадий Андреевич, не успели ответить на все вопросы…

Г. Зюганов:

— Леночка, я сейчас быстро отвечу – очень важный вопрос. Что дальше? Надо иметь в виду. Есть две тенденции. Одна говорит – вот сейчас давайте договоримся, все признают, Крым признают, республики признают, слово дадут, что они ни в какое НАТО. Я извиняюсь, Зеленский любое слово сейчас даст. Но через два месяца скажет – да пошли вы! И на этом все закончится. И дальше, если нацизм там будет расцветать, на фоне желания сделать атомное оружие, эти биологические станции, их будут дальше англосаксы накачивать – впереди большая война и драка будет неизбежна. Мы должны помочь украинскому, именно братскому народу освободиться от нацизма, от натовской оккупции, от американщины. Никто не претендует на их незалежность. Но рядом должен быть братский народ и государство, которое будет с нами выстраивать долгосрочные отношения. Там одно из главных условий – желают люди говорить на родном языке, должны говорить. Желают поддерживать связи? Им крайне выгодно с нами восстановить все экономические, производственные и культурные связи. Им крайне. Американцам невыгодно. А им очень выгодно. У всех друзья, родственники и прочее… ну, никогда этой границы не было ни у Белгорода, ни у Ростова – все ходили… Сейчас нагнали оружия, пытаются душить. Нам надо все сделать для того, чтобы вместе спастись от этой натовской агрессии. НАТО превратило их в банду, которая гуляет по планете. То раздолбили Ирак, то уничтожили Ливию, то развязали очередную бойню во Афганистане. Теперь они еще одну войну поджигают. Я посмотрел после Великой Отечественной, было почти 250 военных конфликтов – более 200 американцы разожгли. Сейчас поджигают именно наши, русские, коренные российские, украинские земли. Мы должны вместе с вами справиться с этой задачей.

Что касается раздачи оружия. Ведь только сумасшедшие люди раздают оружие кому ни попадя. Вот эти оружие расхватали, что они думают, натовцы? Что они тут будут гулять? Они сейчас посмотрят, власть жестко будет ограничивать это дело, в том числе, и мы поможем, — побегут в Польшу. Им проще грабить будет пляжи в Испании, чем здесь своей головой рисковать. Поэтому это дурацкая абсолютно политика и они допустили не просто промах, они прежде всего преступление против украинского народа…

Е. Афонина:

— Еще два вопроса.

А. Гамов:

— Вот меня очень волнует – как на самом деле мир реагирует на происходящее на Украине, на ваш взгляд? У вас есть очень тесные связи с Китаем, например… потому что такое ощущение, что от нас все отказываются, нам никто не помогает…

Г. Зюганов:

— Извините, это те, кто продавал и предавал страну и грабил ее в 90-е под руководством американцев, те и визжат, и шумят на эту тему. Мир реагирует следующим образом. Американцы официально объявили, что врагом номер один с точки зрения военно-политической является наша страна. Мы единственные, кто можем наказать любого агрессора. Достаточно для этого сил и средств. Они считали, что после предательства Ельцина и разворовывания страны Чубайсами, в принципе, с нами вопрос решен. И тут Путин в Мюнхене вышел и сказал – как же так, мы не можем этого допустить. Вы должны нас уважать. После этого нас объявили и продолжают прессовать. Но продолжают в основном одни и те же. Что касается Китая, то Компартию Китая объявили врагом… А Китай уже превзошел по потенциалу американцев – умеет делать все. За прошлый год китайцы запустили 50 с лишним космических своих изделий – в два раза больше, чем мы. Ни одного сбоя. И решают проблемы. Но Китай – наш стратегический партнер. У меня с Компартией Китая подписали меморандум, я с Си Цзиньпинем познакомился близко и сдружились, когда он еще был сэром Шанхая…

А. Гамов:

— Вы мед туда поставляете.

Г. Зюганов:

— И не только мед. Мои ребята прошли там подготовку хорошую. У нас вместе готовим сейчас к 100-летию создания великой советской державы. Советская страна по указу Сталина построила Китаю первые 156 заводов. Я своих ребят возил в провинцию Ханань и сказал – посмотрите, великолепные предприятия, современные. Но помнят всех инженеров и ученых, которые помогали им создавать свою промышленность. Они сейчас не только руку протянули, они готовы полтора миллиарда… утром выходит на работу миллиард. И в состоянии делать любую технику. Я уверен, что тут будут связи развиваться. Путин куда летал? К Моди в Индию. Индия тоже готова максимально помочь. Кто приезжал недавно? Президент Пакистана и президент Ирана. Две крупнейшие страны. С кем Путин регулярно переговаривает? С турецким лидером, который вроде в НАТО, но желает сохранить торговые отношения. Кто сейчас уперся против запрещения поставок энергоносителей? Даже Болгария сказала – мы без этого просто погибнем. А Венгрия официально заявила – никакие санкции по энергосектору мы не поддерживаем. Немцы просто воем воют… но они оккупированы. Но уверен, что немцы не согласятся. Этот Макрон сказал – нет, ребята, хоть санкции, но я разрешаю и прошу вас оставаться работать на российском рынке. Кто безукоризненно поддержал? Англия, которая ушла из Евросоюза и т.д. В Латинской Америке все ведущие страны против. И в Азии поддержали японцы, ну, там на Окинаве у них огромная американская база, они подневольные. И отчасти Южная Корея. Но Южной Корее разрешили проводить какие-то операции…

А. Гамов:

— То есть, вы хотите вселить в нас оптимизм?

Г. Зюганов:

— Надо все сделать, чтобы внутри страны поддержать реальные производства, малый и средний бизнес. Налоги, проценты… дать людям просто для работы. Уверяю вас, наш малый и средний бизнес реальные производства поднимет, мы справимся с этими трудностями. Более того, когда нам на село наложили, мы сейчас производим вместе с Украиной 30%, почти половину мирового производства пшеницы. Мы в состоянии кормить полмира сами. Не надо дрожать. Нам сейчас надо использовать момент, укрепить и свои позиции, и одновременно показать американцам и англосаксам. Нас уже пробовали на зуб и турецкие беки, и монгольские ханы, и польско-шведские феодалы, и буржуи Англии, Франции и Японии. Мы справились. Мы отобьемся и от англосаксов. Сейчас нам надо освободить от нацизма ридну Украину, сплотиться и двигаться дальше. Для этого есть все необходимые возможности.

А. Гамов:

— А чего ж вот вы Германию хвалили, а федеральный канцлер такие гадости говорит…

Г. Зюганов:

— Ну, канцлер – подневольный человек. Ты знаешь, что три четверти средств информации Германии принадлежат американцам? Он абсолютно подневольный.

Е. Афонина:

— Давайте вопросы. Краснодарский край: «Когда возродится наше авиастроение? Причем, не на словах, а на деле?». Пермский край задает такой вопрос: «Что будем делать с нашими перебежчиками, которые свалили из страны в трудные времена?»

Г. Зюганов:

— Что касается авиации. В 1927 году прошлого века мы не производили ни одной машины, ни одного трактора, ни одного танка, ни одного самолета. Перед войной мы производили лучшие самолеты – штурмовик Ил-2 был лучший в мире. Лучший танк Т-34. Лучшая катюша – БМ-13. Лучшая грабинская пушка. И сделал Калашников лучший автомат в мире. Мы сделали всего за 10 лет – 9000 заводов построили. Мы построили 15 авиационных заводов и производили на них полторы тысячи летательных аппаратов в год. 30 видов самолетов — и ни одного шурупа и болта иностранного не было. Мы можем все это делать в полной мере. У нас казанский завод производил 50 штук вот этих знаменитых Ту-160, бомбардировщиков, и дальнемагистральные самолеты. У нас в Воронеже завод, который Ил-86 делал 30 лет. Самолет этот не убил ни одного пассажира! Самая надежная машина! Путин на ней летает! У нас с вами есть все необходимое, чтобы закрыть эту линейку. Я охрип, выступая в Думе каждый год – страна в 11 часовых поясов без авиации не может! Вкладываем, делаем! Нам потребуется пару лет, для того, чтобы отладить эту машину. Давайте сейчас займемся делом и мы справимся. Вот вам запчасти, вот детали. Мы вот взяли вместе с Серебряковым на Кировском заводе – кировский новый трактор, только одна деталюшка сейчас ввозится из Европы. Мы на днях и ее освоим. Он полностью локализован и будет работать на наших полях. Мы в состоянии делать. Но надо просто поддержать свое производство. Вложить средства.

И насчет тех, кто перебежал. Надо разделить. Те, кто убежал, плевал в страну, ненавидел, требует санкций – это мерзавцы и негодяи. Законченные. Ты должен свою нормальную мать любить, помогать, охранять, защищать. У нас нет другой такой. Что касается специалистов, которых выдавили, — я приехал в Америку, на Боинге и в некоторых лабораториях не надо английский учить – ребята из Харьковского авиационного, Куйбышевского, Московского приедут с удовольствием. У Билла Гейтса половина математиков гениальных – наши программисты. В Европе сейчас они там… этот русский не нравится… Я никогда не думал, что они так поведут себя. Надо их звать, помочь, поддержать. И мы двинем уверенно вперед!

Е. Афонина:

— Спасибо огромное!

Г. Зюганов:

— Но без социализма вы не справитесь!

не очень удачная путинская весна

В начале этого года у Владимира Путина были большие планы на прекрасную весну: сначала одобренные законодательной властью и общественностью поправки в конституцию, позволяющие ему оставаться у власти до 2036 года, а затем масштабное патриотическое празднование 75-летия поражения нацистской Германии. Ну, всякое случается, в частности, COVID-19. Весна Путина оказалась совсем не такой, как он надеялся.

Большие планы на весну

Президент удивил россиян 15 января в своем ежегодном выступлении перед Федеральным собранием (нижняя палата законодательной власти России).Он предложил внести поправки в конституцию, чтобы уменьшить полномочия президента, увеличить власть Федерального собрания и обеспечить правовую основу для Государственного совета.

Поправки вызвали слухи о том, что Путин, который любит иметь выбор, стремился найти способы удержаться у власти после 2024 года, когда ограничение срока полномочий потребует от него ухода с поста президента. Он может стать уполномоченным премьер-министром или возглавить Госсовет.

Затем, 10 марта, еще один сюрприз.Депутат Федерального собрания предложил дополнительную поправку, которая, по сути, позволила бы Путину баллотироваться в президенты еще дважды, открывая возможность того, что он сможет оставаться на своем посту до 2036 года. В прошлом он последовательно выступал против отмены ограничений на количество сроков полномочий. Однако, по словам представителя Кремля, Путина настолько увлекли оправдания депутата, что он тут же передумал.

В России все может происходить быстро, особенно когда этого хочет Путин. 11 марта Федеральное Собрание одобрило конституционные поправки 383 голосами против 0, а Совет Федерации (сенат России) дал свое согласие 160 голосами против 1.(Ничто не сравнится с официальной законодательной властью.) В течение двух дней все 85 региональных парламентов одобрили поправки. Конституционный суд работал в течение выходных и 16 марта, что неудивительно, признал поправки соответствующими конституции.

Всего шесть дней ушло на проверку юридических требований для внесения поправок в конституцию. Однако Путин хотел большего. В январе он призвал провести общенациональный референдум 22 апреля для утверждения пакета поправок.Конституция не предусматривает такого голосования. Путин хотел, чтобы это еще больше узаконило изменения в конституции. Народное одобрение подорвет любые будущие вызовы, если он решит баллотироваться на переизбрание в 2024 году.

Завершением весны станет празднование 9 мая 75-летия Дня Победы. Путин создал этот праздник, чтобы конкурировать с Новым годом, традиционно самым большим праздником для россиян. Чествование ветеранов Второй мировой войны и большой военный парад на Красной площади не только напоминают россиянам о роли их страны в разгроме Гитлера, но и хорошо сочетаются с темами национализма и места России как великой державы на мировой арене, которые Путин охватил и увековечил, особенно за последние восемь лет.

Вторжение COVID-19

Увы для Путина, вмешалась реальность. Число случаев COVID-19 начало расти в середине марта. По состоянию на 21 апреля в стране зарегистрировано более 52 000 случаев, причем более половины из них приходится на Москву. Число, несомненно, занижено, как и во многих странах, хотя бы по той причине, что некоторые из них протекают бессимптомно или имеют легкие симптомы. Есть также признаки того, что местные органы здравоохранения занижают случаи заболевания.

Мэр Москвы принял политику самоизоляции, но с множеством исключений.В то время как мэр утверждал, что в городских больницах достаточно мест, медицинский персонал описывал более сложные ситуации, а на видео были показаны машины скорой помощи в очереди, чтобы часами ждать приема пациентов. Инфраструктура здравоохранения за пределами Москвы и других крупных городов слабее, что вызывает обеспокоенность по поводу воздействия вируса на сельские районы.

Как и его американский коллега, Путин медленно реагировал на разрастающийся кризис в области здравоохранения, оставив его на усмотрение мэров и региональных властей. Во многом напоминая Дональда Трампа в феврале, Путин сказал россиянам 19 апреля (православная Пасха), что «ситуация находится под полным контролем.В последние десять дней он поднял свой общественный авторитет, проводя видеоконференции из своей подмосковной резиденции. Однако Россия, возможно, только начинает испытания COVID-19.

По мере роста числа дел в марте возникли вопросы о целесообразности проведения референдума 22 апреля. Путин, по-видимому, очень этого хотел, а Кремль хотел, чтобы большая явка укрепила легитимность референдума. Некоторые предположили, что референдум может быть проведен в течение нескольких дней, что позволит избирателям отложить посещение избирательных участков.Но Кремль смирился с реальностью и 25 марта объявил, что референдум будет отложен.

Кремль также надеялся, что празднование 9 мая может состояться, и войска начали подготовку к военному параду (на одном видео тысячи солдат в тесном строю без масок). Однако герои дня — ветераны Второй мировой войны, которым сейчас за 90, — составляют возрастную группу, очень уязвимую для COVID-19. Идти вперед с празднованием, которое могло опустошить их ряды, вряд ли имело смысл.16 апреля Путин объявил об отсрочке.

Экономический прогноз выглядит мрачно

Вместо широкой общественной поддержки его конституционных поправок и патриотического гала-концерта 9 мая Путин столкнулся с серьезной проблемой: сочетанием COVID-19 и проблемной экономики. Под воздействием вируса и без того анемичная экономика России движется к рецессии. Международный валютный фонд ожидает, что в 2020 году он сократится на 5,5 процента.

Экономическую картину для Кремля усложняет продолжающееся применение западных санкций из-за захвата Россией Крыма и ее конфликта с Украиной на Донбассе.По оценкам экономистов, они обходятся России в 1-1,5 процента ее валового внутреннего продукта. В то время как российские официальные лица преуменьшают эффект, они упускают несколько возможностей потребовать их отстранения. Например, Путин использовал свое выступление на видеоконференции лидеров G20 26 марта, чтобы призвать к отмене всех международных санкций.

COVID-19 оказывает еще одно негативное влияние на российскую экономику. Это обрушило мировой спрос на нефть, которая на сегодняшний день является самым важным экспортным товаром России. Возможно, не ожидая экономических последствий вируса, Россия 6 марта не согласилась на предложение ОПЕК о сокращении добычи.Сообщается, что Игорь Сечин, глава нефтяной компании «Роснефть» и близкий соратник Путина, хотел снизить цену, чтобы вытеснить с рынка американских производителей сланцевой нефти (их добыча привела к тому, что Соединенные Штаты вытеснили Россию и Саудовскую Аравию в качестве мировых лидеров). крупнейший производитель нефти).

Цена упала больше, чем мог ожидать Сечин. Саудовская Аравия отреагировала на отказ России сократить добычу, увеличив собственное производство и снизив цены. 8 марта цена на нефть упала на 30 процентов.В результате хаоса пострадали обе стороны. 9 апреля Россия и ОПЕК договорились сократить добычу примерно на 10 млн баррелей в сутки.

Пока неизвестно, будет ли этого достаточно. Глобальный экономический спад привел к падению спроса на нефть на 20-25 миллионов баррелей в сутки. 21 апреля цена барреля нефти марки Brent упала ниже 20 долларов, чего не было с 2002 года. Это было меньше, чем 74 доллара годом ранее (российский государственный бюджет был рассчитан на балансировку при цене 42 доллара за баррель). Экспортная пошлина за баррель, взимаемая российским правительством, упала ниже 1 доллара, что также является самым низким показателем с 2002 года.Россия должна сократить добычу на 2,5 миллиона баррелей в день, чтобы выполнить свою часть соглашения от 9 апреля. Поскольку нефтехранилища приближаются к емкости, вполне может произойти дальнейшее падение цен, прежде чем все изменится.

Ни одна из этих новостей не является хорошей новостью для российской экономики, но пока неизвестно, насколько сильно она пострадает. Пока что Кремль принял пакет стимулирующих мер для противодействия экономическим последствиям COVID-19, который является относительно скромным, особенно по сравнению с программами, реализуемыми США, Германией, Великобританией и другими промышленно развитыми странами.

Управление кризисом в области здравоохранения и его экономическими последствиями, которые могут повлиять на рейтинг одобрения Путина — то, чему Кремль уделяет необычайно пристальное внимание, — теперь является главной заботой российского президента. Это совсем не то, что он ожидал три месяца назад.

Прогулка весной.Москва | апрель-май 2014 | Юлия Красовская

новое сообщение icnflickr-free-ic3d pan white
  • Проводить исследования
    • Последние фото
    • В тренде
    • События
    • Общины
    • Flickr Галереи
    • Карта мира
    • Поиск камеры
    • Блог Flickr
  • Отпечатки
    • Принты и настенное искусство
    • Фотокниги
  • Получить Pro
    • Авторизоваться
    • Зарегистрироваться
    • Авторизоваться
    • Проводить исследования
    • В тренде
    • События
    • Палата общин
    • Галереи Flickr
    • Блог Flickr
    • Принты и настенное искусство
    • Фотокниги
    • Получить Pro
    О Работа Блог Разработчики Методические рекомендации Помощь Справочный форум Конфиденциальность Условия Печенье английский ← → Назад к фотопотоку Юлия Красовская Автор: Юлия Красовская

    апрель-май 2014

    Сделанный

    514 Просмотры

    1 любимый

    0 Комментарии

    Снято 3 июня 2014 г.

    Все права защищены
    • О
    • Вакансии
    • Блог
    • Разработчики
    • Рекомендации
    • Конфиденциальность
    • Термины
    • Справка
    • Сообщить о нарушении
    • Справочный форум
    • английский
    • SmugMug+Flickr.
    • Конфиденциальность
    • Термины
    • Печенье
    SmugMug+Flickr. Объединение людей через фотографию.
    • О
    • Вакансии
    • Блог
    • Разработчики
    • Рекомендации
    • Сообщить о нарушении
    • Конфиденциальность
    • Термины
    • Справочный форум
    • английский
    • Конфиденциальность
    • Термины
    • Печенье
    • Справка
    SmugMug+Flickr.Объединение людей через фотографию.

    Сюрреалистичных сцен борьбы России с коронавирусом

    Когда я начала фотографировать в Москве, там происходили эти странные процессии — священники маршировали вокруг своего монастыря со святой водой, скандировали и пели, молясь, чтобы россияне были защищены от коронавируса. Один из священников написал что-то об этом в Instagram, сказав, что они планируют делать это каждый вечер.Я взял такси до монастыря, чтобы увидеть их. Я чувствовал себя немного слабым, потому что сам болел три недели дома. Я как раз выздоравливал, когда вышел посмотреть на священников.

    Я вырос в Германии, но моя мама из Москвы, поэтому она всегда говорила со мной по-русски. Я уже около года живу в Москве — моя бабушка неожиданно скончалась, поэтому у нас есть квартира, где я могу остановиться. В марте я подумал, что, может быть, у меня COVID-19; Я ненадолго вернулся в Германию по работе, с остановкой в ​​Венгрии, и к тому времени, когда я вернулся домой в Москву, я был довольно болен.У меня не было температуры и антител, но я ничего не чувствовал и сильно кашлял, особенно по ночам. Я пробыл в квартире две недели, на всякий случай, читая новости.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Слева : 80-летняя Клавдия Игнатова осматривает свое новое окружение в благотворительном общежитии на окраине Москвы. История, которую она рассказывает, знакома в России: во времена Советского Союза, по ее словам, она работала инженером и содержала собственную квартиру.Но родственник предал ее, захватив квартиру и выкинув, говорит Игнатова. В рамках весенней акции по размещению бездомных во время пандемии ее пригласили переехать в этот хостел.

    Правильно : Евгений, который раньше работал в деревообрабатывающей компании, говорит, что потерял работу, когда Москва впервые начала вводить карантин из-за пандемии. По его словам, до того, как ему предложили кровать в этом общежитии, он какое-то время жил в центре социального обслуживания, где можно было спать только на вертикальных стульях.Костыли предназначены для сломанной ноги, которая не срослась должным образом.

    Это было страшно. Россия закрыла свою длинную границу с Китаем, когда пандемия начала распространяться, но к тому времени, когда я закрылся, национальные новости здесь начали сообщать о диагностированных случаях и смертях. Когда весна перешла в лето, цифры действительно выросли. К 12 августа Россия занимала четвертое место в мире по количеству подтвержденных случаев COVID-19, около 907 000, согласно данным из российских и международных источников.И, конечно же, только на этой неделе мы узнали, что Россия выпускает свою версию вакцины после очень ограниченного тестирования. (Почему Энтони Фаучи скептически относится к российской вакцине.)

    Но еще в марте, когда я проводил свой добровольный карантин, я читал и смотрел новости и социальные сети. Когда я появился, ближе к концу месяца, количество случаев и смертей множилось, а социальные сети были полны слухов о грядущем городском локдауне: метро закроется, все закроется, даже супермаркеты закроются. На одном из наших местных рынков люди кинулись покупать огромные мешки с гречневой крупой — россияне очень любят гречку, это традиционная каша — и уже некоторые были в масках. Все выглядело совсем иначе.

    В палаточной столовой, созданной благотворительным фондом православной церкви, бездомные и другие нуждающиеся люди выстраиваются в очередь, чтобы зарегистрироваться за едой и напитками. Работники организации, чье русское название переводится как «Милосердие», говорят, что количество людей в этой палатке — одном из многих подобных сервисных проектов — утроилось с начала пандемии.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Потом, 29 марта, городские приказы о самоизоляции все-таки пришли. В Москве люди должны были выходить из дома только для оказания неотложной медицинской помощи, выгула домашних животных, похода в продуктовый магазин и так далее. Мне как журналисту разрешалось выходить на улицу, но поначалу я был как бы потерян; многие из нас, фотографов, пытающихся вести дневники пандемии, говорили об одних и тех же проблемах. Пустые полки супермаркетов, пустые улицы — как сфотографировать опасность, которую вы не видите?

    Впереди нас ждала православная Пасха, 19 апреля, самый главный праздник в году в России, как Рождество в западных странах.Мэр Москвы заявил, что храмы не должны допускать традиционных шествий или многолюдных служб в помещениях. «Мы находимся у подножия кривой восхождения», — сказал он журналистам. — Мы даже не приблизились к пику. Те священники, окропляющие святой водой возле своего монастыря, рассказали мне, что в конце концов им пришлось прекратить свои вечерние прогулки; в середине апреля сообщалось, что работник монастыря был госпитализирован с подозрением на инфекцию COVID-19.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Налево : Следуя многовековой традиции крестных ходов в поисках божественного благословения, группы православных священников в Москве этой весной начали вечерние прогулки по своим монастырям, окропляя святой водой и молясь о защите от коронавируса. Расцвет этой древней практики в 21-м веке: настоятель монастыря опубликовал видео процессии в Instagram. «Сегодня нам всем нужна помощь свыше», — написал он.«Господь никого не оставит».

    Справа : Глубоко русский коллаж из невзгод, истории и веры: один угол столовой московской палатки православной службы под названием «Милосердие». Мужчина в военной форме – великий князь Сергей Александрович Романов, основатель Марфо-Мариинской обители.

    Правоверные верующие в масках и без дистанцирования собираются на крестный ход и молитву у храма в Твери, в двух часах езды от Москвы. Этой весной российские православные религиозные лидеры открыто враждовали из-за приказов соблюдать меры безопасности во время пандемии, причем некоторые пасторы спорили, как это было в США.S. и в других местах — это управляемое групповое поклонение должно иметь приоритет над приказами о карантине.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Но даже среди религиозных лидеров было много споров о безопасности пандемии и важности формального группового богослужения. Вопрос о праздновании Пасхи был оставлен на усмотрение отдельных губернаторов. Я отправился в старый город Тверь, примерно в двух часах езды на поезде от Москвы, где, по решению губернатора, можно было проводить церковные пасхальные торжества при соблюдении особых правил.

    Знаки на полу должны были удерживать людей на расстоянии полутора метров друг от друга, и в каждой церкви, в которую я входил, охранники проверяли наличие масок, следили за тем, чтобы руки были продезинфицированы, кричали людям, чтобы они вставали на свои знаки. В некоторых местах это не сработало. Я видел, как люди вместе пели, ходили по храму, не соблюдая дистанции. Я старался быть очень строгим в том, чтобы не снимать маску.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

    Справа: в День Победы, ежегодное майское празднование в России капитуляции Германии во Второй мировой войне 1945 года перед Советским Союзом, люди и военные парады обычно заполняют Красную площадь в Москве. Мероприятия, посвященные 75-летию, в этом году должны были быть особенно зрелищными, но из-за пандемического карантина площадь почти опустела. Когда над головой ревели военные самолеты, единственными наблюдателями были журналисты и несколько решительных патриотов, заявивших, что их не испугали приказы оставаться дома.Слева: после отмены в Москве приказов о самоизоляции парад в честь Дня Победы, наконец, заполнил улицы и тротуары 24 июня, на шесть недель позже запланированного срока. Праздничное шоу военнослужащих и техники прошло мимо таких зевак, подарив россиянам день патриотического процветания в условиях продолжающегося беспокойства из-за пандемии и экономического кризиса. К концу следующей недели избиратели одобрили поправки в конституцию, благодаря которым президент Владимир Путин останется у власти до 2036 года.

    Я никогда раньше не был на православной пасхальной службе.Это прекрасный праздник — волшебная атмосфера со всеми песнями и свечами. Я пережил полночь, но уже в 3 часа ночи был в постели; серьезные поклонники оставались до восхода солнца. Мне казалось самоубийственным, что так много пожилых людей собралось вместе.

    Когда я посетил московские больницы, я обнаружил, что они тоже держат охрану у дверей. У всех московских больниц есть номера, и номер 52, моя первая остановка, представляет собой совокупность полудюжины зданий в престижном районе, где исторически жили художники и интеллигенция.Обычно номер 52 специализируется на почечной недостаточности, иммунологии, гинекологии, заболеваниях крови и так далее. Но к тому времени, когда я там был, он стал центром COVID-19, как и другие больницы в Москве — все эти больницы посвящены одной болезни, которой еще несколько месяцев назад не существовало.

    В больницах это было шоком. С того момента, как вы находитесь в лифте, вы находитесь в «красной зоне», которая считается зараженной. Везде действительно красная зона, потому что персонал переводит пациентов из корпуса в корпус.Медсестры готовят лекарства от COVID, инфузии и антибиотики и спешат обратно к пациентам. Один пациент, который только что поступил в больницу, был настолько болен, что его нужно было немедленно интубировать. В отделении интенсивной терапии почти никто не находится в сознании; это огромный этаж, где все старики выглядят скорее мертвыми, чем живыми. Вот это неловкое молчание. Вы видите, что тела больше не двигаются. Некоторые тела приобретают странный цвет. Они похожи на фарфор. (Женщины на передовой борьбы с COVID-19.)

    В день тихих массовых мероприятий, посвященных Дню Победы в этом году, медицинские работники в защитных костюмах устроили чествование ветеранов и членов их семей, находящихся на лечении в московской больнице № 52. Один врач снял перчатки, чтобы сыграть на гитаре и ходил из комнаты в комнату, распевая серенады пациентам и доводя до слез многих пожилых людей.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Теперь, конечно, правительство объявило об этой российской вакцине от COVID-19, что они делают ее официальной для использования.В течение нескольких месяцев правительство говорило о том, насколько хорошо дела обстоят с вакциной, и ходили слухи, что некоторые важные люди уже были вакцинированы. На государственном канале это большая история; говорят, насколько вакцина будет полезна для финансовых рынков России, что она безопасна, что дочь президента Владимира Путина ее получила и чувствует себя хорошо, что беспокоиться не о чем.

    В русском твиттере я вижу гораздо больше цинизма и сарказма.

    «Наши прививки не прошли все необходимые анализы.Что я не понимаю?»

    «Оксфордская вакцина — 42 000 добровольцев для третьей фазы испытаний. Россия — 76 человек, третьего этапа нет (!!)».

    «Все, кто не умер от COVID, будут убиты вакциной».

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Слева : Молодой пациент, недавно госпитализированный и страдающий серьезными проблемами с легкими, находится под действием седативных средств и интубирован в отделении COVID Московской больницы № 1.52.

    Справа : В московской больнице № 52 пациент, выздоравливающий от COVID-19, вдыхает кислород, который помогает ему восстановить здоровье.

    Бывший государственный деятель и председатель Центрального банка заявил, что Путин готов экспериментировать со всем населением России, чтобы защитить себя в политическом плане. Отец моего русского парня говорит мне, что он определенно не хотел бы быть в первом ряду, когда люди начнут вакцинироваться. И один из врачей больницы, с которым я познакомился, только что написал мне: «В лучшем случае это безопасно.В худшем случае бесполезно. Ни при каких обстоятельствах я бы не взял его».

    Как здесь сейчас? Как будто COVID-19 больше не существует. Какое-то время людей без масок начали штрафовать в супермаркетах или в поездах, но я думаю, что это были разовые акции. Кажется, что никто не носит маски. Даже бармены не носят масок. В России все шутили, что власть имущие сначала на себе вакцину испытывают. Но если это работает — , если это терпимо — я тоже хотел бы иметь это.

    В больнице № 52 медсестра готовит лекарства для одного из десятков пациентов с COVID-19, находящихся на лечении. Обычно медицинский городок, специализирующийся на таких заболеваниях, как почечная недостаточность и болезни крови, № 52 является одной из московских больниц, которая теперь почти полностью посвящена COVID-19.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Московский реанимационный пациент лежит на животе, что, по словам исследователей, может улучшить оксигенацию пациентов с острой дыхательной недостаточностью.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Слева : Медсестра Маргарита Соколова после работы в так называемой Красной зоне — наиболее потенциально зараженных районах больницы — в течение 24 часов подряд.

    Справа : Азаров Павел, заведующий отделением аудиологии.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Слева : Николай Федулов, медсестра.

    Справа : Врач акушер-гинеколог Поликарпова Ольга, смена 24 часа.

    Крытый бассейн был опорожнен и перепрофилирован под столовую для сотрудников городской больницы № 15 в Москве, преобразованной в специализированный госпиталь для больных COVID-19.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права. Несанкционированное использование запрещено.

    Слева : Врач Станислав Корзунов ждет, пока пациент московской больницы № 52, безнадежно больной COVID-19, готовится к последнему этапу лечения под названием ЭКМО. Инициалы означают экстракорпоральную мембранную оксигенацию, при которой кровь пациента циркулирует через сложные механизмы и трубки в качестве замены некоторых функций сердца и легких.

    Справа : В День Победы пациентка московской больницы № 52 держит у сердца почетный букет.

    Сестра Наталья Георгивна, помощница русского благотворительного фонда «Милосердие», приносит дневной свет в квартиру Людмилы Александровны. Приходящая монахиня ухаживает за пожилыми, одинокими и больными; она приезжает к Александровне домой три раза в неделю и говорит, что ее нагрузка значительно увеличилась по мере усиления пандемии.

    Пожалуйста, соблюдайте авторские права.Несанкционированное использование запрещено.

    Эта работа была частично поддержана российским независимым онлайн-журналом «Такие дела» и международным фестивалем визуального повествования Cortona On The Move в партнерстве с Intesa Sanpaolo для визуального проекта COVID-19. фотограф-документалист, в настоящее время живет в Москве. Ее работы часто касаются вопросов изоляции и того, как люди взаимодействуют со своим окружением. Она является лауреатом премии Leica Oscar Barnack Newcomer Award и премии Ian Parry Award of Achievement.Нанна присоединилась к Magnum Photos в качестве номинанта в 2019 году. Чтобы увидеть больше ее работ, подпишитесь на нее в Instagram.

    Авария в Москве: в столице России самый теплый январь: эксперты указывают на глобальное потепление

    МОСКВА – Привыкшие к бесконечным зимам москвичи в этом году были ошеломлены весенними температурами и практически без снега на тротуарах после того, как в российской столице был зафиксирован самый теплый январь в истории.

    Впервые средняя температура в Москве в январе колеблется около нуля градусов по Цельсию (32 градуса по Фаренгейту), говорят российские метеорологи, которые говорят, что в этом месяце город также побил рекорды теплой погоды.

    Цветы зацвели рано, животные в зоопарке преждевременно проснулись от зимней спячки, любителям зимних видов спорта пришлось путешествовать дальше, чтобы найти снег, а городские музыканты на открытом воздухе рано вышли на улицы.

    Действительно, москвичам, возможно, придется привыкнуть к более мягкой зиме, поскольку эксперты прогнозируют всплеск аномально высоких температур в течение всего года.

    Роман Вильфанд, директор Гидрометцентра России, заявил, что повышение температуры воздуха фиксируется круглый год, что наносит непоправимый ущерб вечной мерзлоте страны.

    «Потепление, которое наблюдается не только зимой, но и летом, опасно тем, что вызывает таяние вечной мерзлоты», — заявил Вильфанд на пресс-конференции в четверг.

    «Понятие «постоянный» исчезает, и мороз оказывается не вечным».

    Специалисты утверждают, что Россия, имеющая большую часть территории в Арктике, быстрее некоторых других стран испытывает на себе последствия глобального потепления.

    Михаил Локошенко, заведующий кафедрой метеорологии и климатологии МГУ, заявил, что, хотя погодные аномалии являются не только следствием глобального потепления, специалисты стали свидетелями аномально высоких температур.

    «В России скорость глобального потепления в 2,5 раза выше, чем в среднем по миру», — сказал он. «В более высоких широтах это происходит быстрее, чем в тропиках».

    Но 62-летняя Татьяна, прогуливаясь по городскому ботаническому саду, сказала, что не уверена в причине зимнего таяния в Москве.

    «Прошлым летом было прохладно, может быть, поэтому эта зима теплая», — сказала она агентству Reuters.

    «Средняя температура получается такой, какой она должна быть. Или, может быть, Грета Тунберг (шведская активистка по борьбе с изменением климата) права.

    Во времена дезинформации и избытка информации качественная журналистика важнее, чем когда-либо.
    Подписавшись, вы поможете нам правильно написать историю.

    ПОДПИШИТЕСЬ СЕЙЧАС

    ФОТОГАЛЕРЕЯ (НАЖМИТЕ ДЛЯ УВЕЛИЧЕНИЯ)

    PayPal, Inditex, Samsung присоединяются к фирмам, приостанавливающим деятельность в России

    Другие мировые бренды присоединились к длинному и растущему списку компаний, приостановивших свою деятельность в России в субботу на фоне протестов против вторжения страны в Украину и неопределенности в отношении последствий санкций.

    Samsung Electronics заявила, что прекратила поставки в Россию из-за нападения Москвы на Украину. Поставки были приостановлены «из-за текущих геополитических событий», говорится в заявлении Samsung.

    «Мы продолжаем активно следить за этой сложной ситуацией, чтобы определить наши следующие шаги», — заявили в компании.

    Он также пожертвует 6 миллионов долларов на гуманитарную деятельность в регионе, говорится в заявлении.

    Samsung является самым популярным брендом для мобильных телефонов в России с долей рынка 30% в четвертом квартале 2021 года, сообщает поставщик данных Counterpoint.По данным Counterpoint, доля рынка китайской Xiaomi составляет 23%, за ней следует Apple с 13%.

    С финансовой точки зрения, сервис онлайн-платежей PayPal заявил, что прекратит свои услуги в России. Хотя в 2020 году PayPal прекратил работу с внутренними платежами, до субботы он разрешал россиянам совершать международные платежи через свою платформу.

    «PayPal поддерживает украинский народ и вместе с международным сообществом осуждает насильственную военную агрессию России в Украине», — говорится в заявлении исполнительного директора Дэна Шульмана.

    У российских пользователей сервиса еще будет короткий период, когда они смогут получить доступ к средствам, оставшимся на их счетах.

    Inditex, материнская компания испанского ритейлера быстрой моды Zara, также собирается покинуть страну, что будет означать временное закрытие 502 магазинов по всей России. Компании также принадлежат бренды Massimo Dutti, Pull&Bear, Zara Home и Bershka, все они также будут затронуты.

    «Учитывая текущую ситуацию, в Российской Федерации не может быть обеспечена непрерывность деятельности и условия ведения бизнеса», — говорится в сообщении.

    Онлайн-продажи также будут закрыты. После Испании Россия является крупнейшим рынком для компании. По его собственным заявлениям, около 8,5% его доходов поступает из России.

    Inditex заявила, что ее главной заботой будут 9000 человек, работающих в России, и заявила, что работает над планом их обеспечения.

    Inditex сегодня является компанией номер один в мире по дешевой моде, ноздря в ноздрю вместе со шведским гигантом H&M, который также объявил о приостановке операций в стране.

    Второй по величине ритейлер модной одежды в Испании Mango заявил в четверг, что временно закрывает свои 120 российских магазинов, а Tendam, третья по величине группа одежды, заявила, что приняла аналогичное решение в субботу.

    Немецкая компания по производству спортивной одежды Puma также объявила об аналогичном шаге, заявив, что 90 российских магазинов компании, в которых работает более 900 человек, будут «закрыты на время».

    Бренды присоединяются к ряду крупных международных фирм, включая Apple, Intel и Microsoft, которые решили прекратить продажи или приостановить деятельность и предоставление услуг в России из-за ее вторжения в Украину.

    Информационный бюллетень Daily Sabah

    Будьте в курсе того, что происходит в Турции, это регион и мир.

    ЗАПИШИТЕ МЕНЯ

    Вы можете отписаться в любое время. Регистрируясь, вы соглашаетесь с нашими Условиями использования и Политикой конфиденциальности.Этот сайт защищен reCAPTCHA, и к нему применяются Политика конфиденциальности и Условия обслуживания Google.

Want to say something? Post a comment

Ваш адрес email не будет опубликован.